Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Жестокие игры


Жестокие игры

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


http://s2.uploads.ru/3Ebhq.gif
Участники: Closer Nortman и Gregory Nortman
Место: Квартира Кло
Время: много лет назад. Кло - почти 18. через месяц, после событий, тут происшедших день рождения. Грегу - 27.
Время суток: Вечер, перейдет  в ночь.
Погодные условия: да как-то пох, мы на улицу не собираемся ахахах
О флештайме:
Вечная борьба полов. Женщина против мужчины, мужчина против женщины. Каждый силен по своему, но двух победителей быть не может...глупая шалость..которая обернулась для обоих полным безумством....

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-21 07:32:08)

+1

2

- Да пап все хорошо -  хожу по своей комнате, негодующе выбирая, какую юбку одеть.
- Нет, я дома, собираюсь спать - останавливаю свой взор не небольшой юбке поясе, которая бы с трудом прикрыла мои ягодицы.
- Что? опять!? – развожу, раками в сторону пнув ногой кровать. Мой отец неугомонен.
- Мне скоро восемнадцать, я уже не ребенок и не нуждаюсь в няньках - меня никто и слушать не стал, в ответ суровое  слово отца и длинные телефонные гудки гудки.
Мой отец военный, но это мало на меня влияло, пока он проводил время на работе, я пользовалась этим и ловила , от жизни все моменты удовольствия которые могла.
Разобравшись с юбкой, пришло время для выбора верхней части одежды. Это был небольшой топ красного цвета, который еле прикрывал грудь, но полностью оголял мой плоский животик.
Покрутившись возле зеркала, достала лакированные туфли на высоком каблуке. Мне уже  почти восемнадцать и можно все и ни кто не в праве меня ограничивать. Отец не мог следить  за мной и всегда подсылал своих нянек военных, все они были возрастом не старше двадцати лет. Отец бредил мыслью, что я брошу своего парня наркомана и влюблюсь в военного. Только  от  одной этой мысли меня передернуло. Военные скучные и с ними не повеселишься. Среди них, попадались сложные орешки, которые с верностью относились к отцу, но мне удавалось ломать и таких. Многих я  заманивала собой в клубы, спаивала и садила на наркоту, за что те вылетали со службы. Многие  на базе отца, уже боялись, что следующим  станет кто-нибудь из них. Мне же это льстило.
За окном послышался сигнал гудка, подъехавшей машины, громкая музыка и звонкий смех. Сразу стало ясно , что это за мной. Ведь в округе, одни дома военных, они тоскливы, мрачны и скучны.
Найдя свою сумочку, накинув на плечи кожаную куртку, еще раз обратила свое внимание на зеркало. Достала красную помаду и тут же обвела ею губы. Мой и без того вызывающий вид  стал вульгарным и развратным.
Открыв входную дверь, я тут же уперлась во что то большое, но не твердое, подняв глаза я увидела мужчину в форме: - Блять - скатилось из моих уст. Это был Грег, человек стена, которую я пытаюсь ломать уже долго, он настолько верен моему отцу, он настолько мрачен и одержим своей работой, что ему плевать на все. Мне всегда казалось что он не умеет веселиться. Вроде бы мужику почти тридцать, а у него забот нет, как кроме сидеть со мной. Интересно у него вообще девушка есть?
Увидев, его ни к чему не принужденный взгляд поняла, что сегодняшняя вечеринка для меня накрылась медным тазом. Окатив мужчину саркастическим взглядом, развернулась от входной двери и крутя своей очаровательной попой, которую еле прикрывала юбка, отправилась в спальню. Меня закусила обида на отца и Грега.  Им вообще не должно быть интересно, как я провожу время.
- Ты как пес, интересно сколь отец тебе платит? - разворачиваюсь, не доходя  до своей спальни, упираюсь плечом о косяк, скрестив ноги в лодыжках, дыба было удобней стоять на огромных каблуках.
- Неужели у тебя нет своей личной жизни, что бы лезть в мою ?- дверь с грохотом захлопнулась, как только я  вошла в свою спальную. Пальцами рук стучу по небольшим кнопочкам мобильного, отправляя друзьям смс, что бы те веселились и меня не ждали. Я же тем временем думала, как мне сломить этого мужчину, который не способен выражать эмоций.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-21 08:12:32)

+1

3

- За что вы так со мной, Гордон? Вы же знаете, что я должен быть вместе с вами на учениях? Почему вы опять просите об этом именно меня? Вы же знаете, что я более полезен в море, неужели никто другой не может выполнить это поручение?! - сказать, что Грегори был недоволен тем, что будет вынужден присматривать за дочкой адмирала, вместо того чтобы участвовать в учениях - всё равно что вообще ничего не сказать. Грегори просто напросто психовал, ему это вот ни капельки не нравилось и кажется Гордон это понимал, ибо даже не заикнулся о том, что сейчас Грегори кричит на своё начальство, на того, кто выше званием. Гордон всё понимал и думается для него самого это было тяжко, но на то были причины.
- Ты единственный кому удавалось удержать её от неприятностей, ты единственный кто ей не поддался, честно говоря я начинаю думать, что всё это она делает мне на зло и наверно даже могу её понять, но я не могу, она слишком похожа на свою мать в молодости, у меня сердце щемит каждый раз, когда я вижу её, мы с ней сильно отдалились после смерти Мериссы... - проговорил Гордон, думается Грегори единственный знал всё, что творилось в жизни адмирала, о его чувствах и переживаниях, в глазах остальных он всегда был хорошим командиром и самым надёжным, самым стойким человеком. Никто не должен был знать, что у этого человека есть слабости. Почему Грегори знал обо всём? Наверно потому, что поступив под начала адмирала Оуэна - почти сразу стал воспринимать его как отца, которого у того никогда не было. А Гордон приметив перспективного офицера, который всю свою жизнь отдаёт службе - приблизил того к себе. С целью ли сделать из того самого успешного военного в истории или же на своём примере показать, что служба не всё, что в жизни есть что-то кроме службы. Точные мотивы адмирала не знал и Грег, но он знал, что Гордону нужна помощь, поэтому он в очередной раз согласился, пусть отказавшись он и не потерял бы расположения адмирала, который чётко разделял личные отношения и службу, Грегори всё равно остался бы одним из лучших офицеров флота. Но сейчас не об этом.
Грегори уже на пол пути к дому Адмирала, на спидометре восемьдесят километров. Ещё минут десять и он глушит автомобиль, проходит проходную, в этих домах жили почти что сплошные военные, за небольшим исключением, но всё таки порядки тут были уж слишком военные. Те же консьержи бывшие военные с выправкой, которую видно не вооружённым взглядом даже для простых гражданских и тем более легко различимую для офицера ВМС.
Дальше лифт и седьмой этаж, дальше длинный коридор, на одном этаже с десяток квартир, необычная планировка из-за который холлы тут имеют большую протяжённость. У Грегори давно уже имелись ключи от квартиры Адмирала. Перед уходом они ещё раз обговорили все нюансы.
Еле заметный вздох облегчения, он как раз вовремя, ибо открыв дверь он как раз столкнулся с Клозер, которая вот ещё бы чуть-чуть и уже бы удрала. Она сразу всё поняла, сразу насупилась и начала злобно острить, на что Грегори старался особо не реагировать. Но в отличии от других, кто приходил сюда следить за этой чертовкой - он не пытался всё держать в себе. Он всё ей высказывал и не поддавался на её провокации, за что наверно и заработал лютую ненависть в свою сторону.
- Мне платит не твой отец, а государство. И служба и есть моя жизнь. - ответил он ей, хоть она думается ответа и не ждала, захлопнув перед его носом дверь своей комнаты. Пройденная история, на которую он никогда не покупался, сейчас он мол расслабиться, а она потом прошмыгнёт мимо него. Но нет, он же наученный горьким опытом. Он сразу же следом за ней заходит в её комнату.
- Прикройся хоть чуть-чуть, а то отвратительно зрелище, так не терпится расстаться с девственностью? - он не пытался задеть, но просто такой наряд невольно наталкивает на мысль, что девушка хочет расстаться по скорее с девственностью. Он сразу же огляделся в поисках её сумки, а найдя вытряхнул ту на тумбочку, грохот и глухие удары тюбиков помады и зеркальца с пудрой, тут вообще много всякого хлама было. Но вот оно что его интересовало. Во-первых ключи, забрал, дальше... три пакетика, в двух таблетки, в третьем порошок. Что может быть хуже девушки, которой почти 18 лет и никогда нету рядом родителей? Тоже самое, но плюс к этом наркомания. - Это я забираю - указал он на ключи - А это смываю в унитаз - обратил он внимание на наркоту. В ответ он конечно тут же получил ураган ругательств и брани. Девчонка даже было дело кинула на него с кулаками, но Грег одним движение перенаправил её в сторону постели, что она туда с грохотом упала. Ещё мгновение, уже звучит звук спуска воды в унитазе, далее закрывает входная дверь на все замки. Теперь можно пойти на кухню и посмотреть телевизор. К вечеру можно будет сообразить чего-нибудь по есть.

+1

4

Закончив с набором текста на небольшой экран, получив отчет о доставке, кидаю телефон в сторону подушки, что лежала на кровати. Закидываю одну ногу на другую и от волнения начинаю кусать губы.
Этот Грег не давал мне спокойно жить, отец, словно знал, кого ко мне подсылать. Казалось у этого человека, нет ни каких моральных принципов, он не у себя дома, а ведет себя как хозяин. Вообще, почему я должна его слушаться или вообще подчиняться. Во мне кипело все говно, как говорится. Негодование, досада и обида, бушевали, заставляя принимать отнюдь не хорошие решения.
- Прикройся хоть чуть-чуть, а то отвратительно зрелище, так не терпится расстаться с девственностью?
- Какого черта!? - не пристало дочкам военных так разговорить, но плевала я на устои, когда чужой и не знакомый мне мужик врывается  в мою комнату. Не стучась и не спрашивая разрешения.
- Вон! - рукой указываю на дверь, но все четно, он подбирается к моей сумочка и начинает ее шмонать. Ярость, меня обуяла дикая злость. За  десять минут своего присутствия он успел нарушить  много вещей личного характера.
- Это я забираю - один за одном, он начал из общей кучи, вываленной из сумочки доставать маленькие пакетики наполнение наркотиками.
- Знаешь это уже наглость - я встала и попыталась отобрать у него вещи, которые принадлежат по праву мне, но куда мне хрупкой и совсем мизерной по сравнению с ним, девочке. Когда он, крупный, массивный и сильный мужчина.
- А это смываю в унитаз
- Да что ты себе позволяешь???? -  налетаю на него и обрушиваю шквал негативных эмоций и рукоприкладства, но и тут же оказываюсь на своей  кровати. Словно пушинку он меня туда зашвырнул и смылся из моей комнаты так же быстро, как и ворвался.
- Козел кидаю ему в след, поправляя  задравшуюся и без того кроткую юбку. Видя свое отражение в зеркале, невольно в голову закралась одна не хорошая мысль, которая возможно могла бы стать ниточкой, за которую я смогу дергать Грега. Как истинный мужик, которые долгие времена находится без женщины, у него должны быть слабости, а именно интимного характера.
Скинув с плеч курточку, задрав чуть выше положенного юбку, выхожу из спальной комнаты и направляюсь на кухню, где уже сидел на стуле Грег. Прохожу мимо него, выказывая весь свой внешний вид, подхожу к раковине и беру из верхней полочки не большой ножик к себе в руку:
- Скажи ка мне Грег - тяну свои слова, вливая в них всю свою злость и решительность - тебе оно надо ? - делаю несколько шагов в его сторону, водя кончиком ножа по своей ладони.
- Нянчится со мной - стою перед ним, прищурив глаза , стараясь понять его реакцию.
- Может ну его - сажусь к нему на коленки, - моего отца - чуть сильнее провожу кончиком ножа по своей ладони, до первых капелек крови.
- Мы сможем придумать, что по интересней!? - ерзаю у него на коленках, от чего моя короткая юбка и вовсе задралась.
- А если не сможем - ложу нож на стол, и ладошкой на которой образовалась уже небольшая ранка облаченная в красное пятнышко, провожу по мужской щеке: - Что мне стоит позвонить отцу и сказать, что его  бравый солдат меня изнасиловал? М? - губами касаюсь его щеки, понимая , что мой здравый смысл смылся вместе с наркотиками в унитаз, но я знала Грега, знала его привязанность к моему отцу он просто морально не смог бы мне причинить боль или того хуже изнасиловать.
С моей стороны был просто флирт. Учитывая тот факт , что мне почти восемнадцать, факта того что мой отец военный ни кто у меня не отбирал. В свои  почти, что не юные годы, я была девственницей и фактически и формально, я была не намерена терять невинность с Грегом, все это игра и попытка поиграть чувствами человека, дабы подчинить своей воле. Он меня разозлил, вывел, на негативные эмоции и моя злопамятность не могла спокойно оступиться, мне хотелось раздавить этого человека как морально, так и физически.
Мои руки, уже вовсю блуждали по горячему мужскому торсу, под военной формой. Губы , оставляли влажные дорожки из поцелуи на его шее. Не плохо для девственницы.
Я уже была готова к тому, что он с диким рычание скинет меня с себя, я не думала о других сюжетах развития ситуации. Это же Грег, он не сможет мне причинить боль, хотя бы из уважения к отцу.

0

5

К большинству выходок Клозер, Грегори уже давно привык, ибо не первый раз его приставляли к ней. Думается сейчас уже начал появляться и личный интерес. Он видел насколько плоха дочь Адмирала. Даже с Адмиралом был разговор, ну как разговор, спор на повышенных тонах. Когда тот рассказывал о проблемах с дочерью, что она часто остаётся дома одна и последние годы увлеклась не тем. Ходит по клубам ночным и дорвалась до наркотиков. Грегори конечно же предлагал лечебницу, перекрыть воздух, то есть отобрать у неё деньги. Но Адмирал резко на это реагировал, пока это вроде и многие знали, но это было не официально - все закрывали глаза. Как только дочь адмирала станет официально наркоманом для всего мира. Всё измениться. Адмирал сам учил, что служба это ещё не всё и теперь дорожил своей карьерой больше чем дочерью. Грегори конечно этого не понимал и сказал это. На Гордон сказал, что ему уже поздно пить боржоми, что дочь уже его ненавидит, что ничто это не исправит, так зачем ещё усугублять отношения? В итоге сейчас Грегори пытался вытащить эту девочку и омута, из которого её должен был вытащить её отец, который самому Грегу как отец. Странно понимать, что Грег прошёл те же стадии отношений с Адмиралом, что и любой ребёнок со своими родителями. С начала это твой пример и лучший человек на свете и постепенно ты начинаешь понимать, что он не идеален и ты даже начинаешь его осуждать, но всё равно любишь.
Кажется она съехала с катушек, вот что бывает с наркоманом от ломки. Сначала он просто отвернулся не обращая внимания.
- Твой отец попросил меня о помощи, я помогаю и тут не для того, чтобы тебя развлекать, а для того, чтобы уберечь от неприятностей, в который ты сама же себя и заведёшь, особенно надевая такие наряды
По коже мороз прошёл от того, что ему сейчас пришлось видеть, это девушка серьёзно вышла из под контроля и серьёзно сидела на наркотиках, раз её так снесло с катушек как только их у неё отобрали. Ещё несколько мгновений и Грегори стало ну уж совсем неловко, последний её жест вывел его из равновесия. Он не стал ей что-нибудь отвечать, говорить с ней, сейчас было бесполезно, это он хорошо понимал. Сказать, что она не могла ему противостоять в физическом плане - всё равно, что вообще ничего не сказать, он её мог одной рукой смахнуть как мошку. Вот он и решил этим воспользоваться. Резко сняв её со своих колен он одним движением загрёб её в охапку и закинул к себе на плечо, на что получить рассыпь истерических ударов по спине, ещё через мгновение последовала отборная ругать и ещё через мгновение она снова начала произносить гадкие слова о том, что вот мол её сейчас жёстко трахнет, а она потом будет владеть его душой или что-то в этом роде. Её он старался сейчас не слушать, сейчас ему надо было привести её в чувство, потому что она была будто в каком-то психозе из-за того, что её лишили её лакомства в виде наркотиков.
Ещё несколько мгновений и он заносил её в ванную комнату, опускает в ванную, та сразу попыталась выбраться, но выставленная вперёд рука с лёгкостью её остановила, ещё пара мгновений и он включает ледяную душ, последовали писки и визги, она определённо этого не ожидала и такая шоковая терапия могла привести её в чувство, заставить успокоиться и подчиниться. Шанс был маленький, но стоило попробовать.
Он наверно с пару минут окатывал её ледяным душем пытаясь добиться хоть чего-нибудь, а прекратив сразу же вручил большое полотенце.
- Успокоилась? Вытирайся, а потом приходи на кухню, обработаю тебе рану. - тут же развернувшись он быстро сунулся в шкафчик из которого достал аптечку и ушёл из ванной комнаты на кухню, стал там ожидать юную дочь Адмирала в надежде, что у той достаточно мозгов, чтобы знать, что рану надо обработать, что бы не дай бог не было заражения.
В какой-то момент ему стало жутко от мысли, что она почти вывела его из равновесия и сейчас он ужасался мысли, что чуть не поддался её провокации, потому что она реально его возбудила, ибо он действительно изголодавшийся по женской ласки моряк, а об его колени тёрлась полуголая привлекательная молодая девушка. Он старательно выколачивал из головы те ощущения, что испытал в момент, когда она была так близко. Ибо это не правильно.

+1

6

- Твой отец попросил меня о помощи, я помогаю и тут не для того, чтобы тебя развлекать, а для того, чтобы уберечь от неприятностей, в который ты сама же себя и заведёшь, особенно надевая такие наряды
- А , что с моими нарядами не так? - продолжаю осыпать поцелуями его шею, руками бродя по горячей коже, торса. Если бы я не осознавала, что это все из чувства мести, я бы поймала себя на мысли что  хочу этого мужчину.
Продолжая искать более уязвимые места , солдата, для моих губ, потеряв бдительность, не обратила внимание, точнее, даже и не заметила как оказалась у него на плече. Удивление охватило меня всю. Злость сковала мои движения. Мне казалось из моих ушей сейчас пойдет пар. Руками я долбила его по спине, в надежде, что это заставит его пустить меня обратно на ноги.
Придурок, что ты делаешь? - ни капли вежливости или воспитанности. Я зла, и речи мои соответственно злы. Как он смеется меня лапать, или вообще делать что-то против моей воли. Это обязательно дойдет до моего отца, или не дойдет. Тут же начала сомневаться, смогу ли я рассказать о том что пыталась соблазнить Грега. Хотя будет повод проверить, кому мой отец верит больше этому жлобу или мне.
- Отпусти меня сейчас же  - но разве мои слова имеют смысл!
Приподняв голову, вижу вокруг себя кафель, доходит нелепое осознание что это ванная, и образно уже догадывалась что меня сейчас ждет. Без жалости и чувства тактичности он зашвырнул меня в ванную и сразу же окатил волной холодной воды из душа.
-А! - я начала махать руками в разные стороны, чувствуя его руки у себя на спине и талии, которые мертвой хваткой держали меня и не давали выбраться из леденящего душа. Чувствую как у меня уже начинают стучать друг о друга зубы, а тело начало трясти в ознобе.
- Успокоилась? Вытирайся, а потом приходи на кухню, обработаю тебе рану. - наконец ужасная пытка прекратилась, я тут же выпрямилась и устремила в его сторону гневный взгляд. Он тут же поспешил мне протянуть полотенце, но раз оно способно согреть меня или успокоить ту злость, что сейчас во мне кипела.
- Тебе это с рук не сойдет - он врятли это услышал, его силуэт скрылся за дверь, а я поспешила вылезти из ванной.
Мокрая одежда вызывала дискомфорт, поэтому я быстро поспешила от нее избавить, даже от нижнего белья. Собрав мокрые волосы в пучок на голове, закрепила его резинкой. Синие губы ярко выражено виднелись в отражении зеркала. Его поступок лишь больше меня раззадорил, мне захотелось, выйти из этой схвати победителем и не важно какой будет, цена и какими будут методы. Он меня бесил и я его ненавидела и не желала видеть в своем, доме.
Обработать рану, так обработать - обернувшись в полотенце выхожу из ванной, оставляя босыми ногами влажные следы на полу. Я уже знала что я буду делать и знала что пойду до конца, пока этот мужчина не завопит словно ребенок. Не схватиться за голову и с истерикой не покинет этот дом.
- Какой гордый, считаешь себя сильным?  - прохожу мимо него, толкая плечом в плечо, пока тот в ожидании меня сидел на стуле.
После прохладной воды, которая стала по немножко разъедать ранку на моей руке, я почувствовала боль. Стягивающую и ноющую.
Мой отец тебя за это по головке не погладит, - намеренно встаю перед ним, завернутая только в полотенце.
- Мне сейчас ему позвонить? - изгибаю вопросительно бровь, поворачиваясь к нему спиной. Встав на носочки, потянулась к полочке с кружками. Хотелось очень пить. Приподняв руку полотенце скользнуло вверх , открывая взору небольшую часть моих ягодиц. Он же не гей, он же должен все-таки сломаться.
Достав кружку, снова развернулась к нему лицом и подмигнула, говоря, щас попью и позвоню.
Утолив чувство жажды, ставлю кружку рядом с раковиной, подхожу к мужчине и протягиваю свою ладонь:
- Ну, - дергаю ладонью, на которой небольшая ранка, - давай, лечи!. Сама не упускала возможности подойти к нему  как можно ближе. Поняв , что уже достаточно, пальцами рук дергаю небольшой узелок державший на моем теле полотенце. Чуть его, дернув в сторону, махровая ткань тут же упала на пол, открывая мужчине мое обнаженное тело. Странно, во мне нет даже чувства стыда.
Я снова пристроилась на его коленях, на губах играла ухмылка, вся эта ситуация на столько меня задела, что мне самой хотелось узнать исхода, как скоро он убежит из моего дома и побежит докладывать отцу какая у него дочь шлюха.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-25 13:50:51)

+1

7

Слишком многое он слышал о Клозер и слишком многое видел сам, чтобы удивляться тому, что сейчас она творила. Одни рассказы о том как она подсаживали других подчинённых Адмирала на наркотики и те с треском вылетали со службы - вводили в ужас. Её надо было остановить, но как? Её отец точно знал что тут происходило, но не мог или не хотел ничего делать, он боялся быть рядом с собственной же дочерью, чтобы помочь ей, а она по сути была просто обиженным ребёнком, который не понимал, почему отца нету рядом и она на зло ему делала всё это, пыталась привлечь внимание.
Последний её жест заставил Грегори вздрогнуть, он почувствовал целую бурю эмоций как только девушка скинула полотенце. Ему бы сейчас её под мышку, отвести в комнату и там запереть, но его будто парализовало. Ну что же. Попробуем оставаться в равновесии, по максимум скрывая своё возбуждённое состояние он стал обрабатывать её рана. Сначала он очистил кожу вокруг раны и после применил антисептик, чтобы не было заражения, вероятность всегда была и наконец небольшой пластырь, чтобы не заносилась грязь, а после он, положив руку к ней на талию - медленно спихнул со своих колен. Максимальная невозмутимость, реагировать на неё нельзя, он легко может спровоцировать его на глупость, которая будет стоить ему карьеры.
- Твой отец сейчас на учениях, вне досягаемости в открытом океане, а мне он оставил, чтобы я проследил за тобой, он знает как ты можешь создавать приключения на свою пятую точку и из-за этого страдают другие люди.
А девушка не отставала от него и пока он собирался все медикаменты и после относил аптечку в ванну, рассаживала вокруг него голая.
- Хорош уже! Чего ты добиваешься? Я тебя из дома не выпущу! Выходные ты проведёшь в этих четырёх стенах, а в будни, я тебя за ручку отведу на учёбу и буду вееесь день рядом, наблюдать за тобой и ты никуда не улизнёшь, я тебя уверяю, всё будет как в прошлый раз. Только в этот раз я с тобой буду не два дня, а неделю и тебе придётся привыкать к моим правилам, у меня есть документ, доказывающий, что на эту неделю я твой опекун, тебе придётся мне подчиняться!! - Он сорвался, его тон повышался в тот момент когда он делал медленные шаги к ней загоняя к стене в прихожей. В следующий момент он будто пришёл в себя и его взгляд снова упал на её обнажённое тело, руки потянулись не то чтобы толкнуть её в сторону комнаты, то ли ещё чего, но он остановился.
- Оденься, не позорься, у тебя хоть чуть-чуть чувства достоинства осталось или накркотики напрочь тебя решили его? Может ты уже давно не девственница и отдавалась не единожды за новую дозу? Когда вернётся твой отец - я серьёзно буду с ним говорить о твоём помещении в лечебницу, он тянул, надеялся что ты образумишься, но я вижу что этого не будет. Тебя посадят в изолированную комнату и будут снимать с наркоты через самые жёсткие режимы, ты не увидишь ничего кроме белых стен месяцами.
Сказать что он был сейчас напряжён - всё равно что вообще ничего не сказать, он был перенапряжён, думается она не могла этого не заметить, да и это было не так важно. Сейчас он отвернулся от неё и ушёл в гостиную, где проследовал к дивану и опустился на него обхватив голову руками. Всё это ему в крайней степени не нравилось. Впереди его ждала трудная неделя вечной войны с этой малолетней наркоманкой, тем более если у неё будет ломка, а она будет у неё к завтрашнему дню, думается придётся позвонить к ней в вуз и сообщить, что её не будет, потому что она мол заболела, а может звонить и не надо, она наверно там и так не появляется. Странно всё это было, почему Адмирал так с ней сюсюкался? Ей нужно было строгое воспитание, сейчас нужен строжайший контроль над ней, чтобы она в конец не спустила свою жизнь в унитаз, а он ей всё спускал с рук и всё позволял, видать пытался так восполнить то, что его не было рядом. Не правильный выбор, ему надо было взять отпуск на службе и посвятить своей дочери хотя бы пол года, кажется эти двое слишком многого не сказали друг другу. Они оба потеряли дорогого им человека и каждый справлялся по своему и справлялись они плохо, потеряв жену и мать они ещё потеряли и друг друга, сейчас по сути Грегори присматривал за сиротой, которая пыталась привлечь внимание хоть кого-то, которая где-то в глубине души наверняка хочет, чтобы вернулся её отец, но его не было рядом.
Грегори начала охватывать ярость, когда он краем глаза снова увидел босые ноги девушки, она ничего не поняла, не оделась, а снова припёрлась к нему в таком виде, видать наркотики на прочь выбили ей все мозги. Он поднял голову, взгляд на неё.
- Ну не надоело ещё?

+1

8

- Твой отец сейчас на учениях, вне досягаемости в открытом океане, а мне он оставил, чтобы я проследил за тобой, он знает, как ты можешь создавать приключения на свою пятую точку и из-за этого страдают другие люди.
- Господи прекрати строить из себя невинность - такое чувство что мне тридцать , а он восемнадцатилетний девственник, которого вот вот хотят, летишь невинности. Пальцами рук я устремилась расстегивать его рубашку, но моя ладонь оказалась в его ладони. Она была такой хрупкой по сравнению с его. Белый ватный диск прошелся, по руке причинив небольшую боль, дальше была стандартная процедура залечивания ран, ничего нового.
- А говорят, что поцелуи очень хорошо помогаю в лечении!? - вскидываю бровью произнося свой монолог, после чего, слетела с его коленок словно  в люльке на американских горках, благо стол был в другой стороне, того глядишь врезалась в него был.
- Хорош уже! Чего ты добиваешься? - поспешила подняться на ноги. Сжав руки в кулачки и сильно стиснув челюсть. Злость, которая сейчас бурлила внутри меня, никогда не была во мне настолько сильной, хотя бы потому, что я голая и ему пофигу. Неужели я ему настолько отвратительна как женщина. Еще один повод как можно поскорей от него избавиться раз и навсегда.
Подчиняться?? - я громко рассмеялась на всю кухню, поджав коленки : - Я отца то не слушаю, с чего мне тебя слушать и уж тем более подчиняться? - продолжая смеяться махнула в его сторону рукой, ладонью. Ни чуточку не стесняясь своей ноготы.
Видать слова его задели, и он стал зажимать меня  к стенке, на секунду мне стало страшно, но я не дрогнула, уверенная в том, что это Грег, и его моральные устоит, не позволят поднять на меня руку. Хотя бы из уважения к моему отцу, но я настолько была одержима мысль о том, что бы поскорей его наглая рожа исчезла из моей жизни, что плевала я на его морали и устои. Мне хотелось, чтобы он меня ударил, был, бы отличный повод сообщит об этом отцу.
- Тебя не должно волновать с кем я трахаюсь - меня задели его слова не только потому , что это не его дело, а потому что я была девственницей. Мои выходки еще не говорят о том, что я действительно такая.
- Господи, ты - указываю в его сторону рукой - будешь разговаривать - изумляюсь - да я тебя умоляю - развожу  руками в сторону.
- Я вообще не понимаю, зачем мой  отец вас ко мне подсылает!? Ему в первую очередь насрать на меня, что уж там говорить про твои желания упечь меня куда-нибудь - продолжая громко смеяться, я снова лицезрела его удаляющийся силуэт.
Нет, нет, от меня так быстро не убегают, от меня уносят ноги и причем за дверь, а не в гостиную. Спешу за ним.
- Ну не надоело ещё?
- Один вопрос и я отстану - сажусь рядом с ним на диван, закинув одну ногу на другу.
- Ты гей? - прикрыла ладошкой рот, дабы скрыть свой смех, который вырывался изнутри меня, при глупой сознательной реальности, что такой жлоб как Грег, может быть геем.
- Ух ты, вот у вас в части то обрадуются, вы там сколько, год, два без баб?...а тут смотри те ка  - хлопаю в ладоши заливаясь громким смехом, представляя лицо отца и  , друзей Грега, когда я буду разглашать эту новость им всем: - Личная куколка для секса - продолжаю заливаться громким смехом, держа руки на груди, и немного постукивая босыми ногами о полу.
Будь я на его месте, я бы давно психанула и послала меня к чертям. Бросила, бы эту затею и жила бы спокойно не зная ни хлопот, ни нервотрепства. Я искренне верила, что мои слова его заденут, ведь как мужику, ему это должно быть обидно. Он все же разозлиться, и уйдет, и мы больше никогда не увидимся.

Отредактировано Closer Nortman (2013-03-25 21:39:15)

+1

9

Она его будто специально провоцировала! Хотя почему как будто? Так и было - она его провоцировала, хотела наверно, чтобы он психонул и ушёл, неужели она забыла, что он уже несколько раз выдерживал её выходки до этого? Хотя, если честно признаться, то в этот раз она пошла куда дальше, она творила такое, чего раньше себе не позволяла. И это дочь военного, Адмирала, выдающегося человека с высокими моральными принципами, которым он наверняка учил её, но видно не слишком хорошо. Краем сознания Грегори понимал, что так она просто привлекает внимание, пытается просто вывести Грегори из равновесия и на деле не является такой, какой себе сейчас показывает. Но то, что она изображает из себя вот такую девушку лёгкого поведения о многом говорит, но о чём? О слабости? Об отчаянии или о чём то ещё?
Сам себе Грегори уже признался, что её обнажённое тело таки пробуждало в нём что-то, цепляло, возбуждало, она была хороша, очень стройная точёная фигура и хорошие формы, несмотря на то, что она наркоманка, интересно сколько она уже сидит на наркотиках? Любые мысли выбило как пробку из бутылки - следующие её слова. Очень обидные слова для любого мужчины и тем более военного - это было негласным позором. Война - мужское ремесло, так было многие века и теперь военная служба это знак отличие, всегда было принято, что среди военных настоящие мужчины и гомосексуализм в их рядах ну вот никак не мог прижиться. Любой гомосексуалист в армии действительно подвергался всеобщему напору со всех сторон, бесконечные унижения и ущемление.
Если бы его разум сейчас не застилала бы ярость и гнев - он бы понял, что её угрозы пустой звук, все его сослуживцы знали, что он преданный службе солдат, пусть у него не было активной личной жизни, но в его ориентации не было сомнения. На это были свои истории и доказательства, но сейчас разум отключился, за такие слова любой бы из его сослуживцев не оставил бы на этот юной наркоманке и мокрого места.
- Я? Гей? Да ты с дуба рухнула что-ли!?! Тебе наркотики разум повредили?!! - он кричал, он потерял контроль, он вскочил с дивана, ему надо было запереть её срочно в комнате, она же не остановиться и спровоцирует его на глупый поступок, он ведь может и прибить её ненароком. Сдерживать свои эмоциональные порывы он сейчас никак не мог. Последовал пронзительный крик, когда она схватил её за волосы и поднял с дивана на ноги, ещё одно движение и он загребает её в охапку и тащит в сторону её комнаты на своём плече, пара мгновений и он бросает её на кровать, та злиться и кричит на него, пытается ударить, правда её слабые удары подобны щекотке, он понимает насколько она беспомощна против него в физическом плане, что она вообще никак не может ему противостоять.
Снова обвинения во всех смертных грехах. Он кипел, не мог терпеть её оскорбления, ещё мгновение и он кидается на неё, хватает за шею и прижимает к кровати нависая над ней сверху, смотрит в глаза, приблизился, шепчет.
- Ты, маленькая, похотливая наркоманка - не вынуждай меня к крайним мерам - вторая его рука свободна, ею он невольно скользнул лёгким движением вдоль её тела сверху вниз, он невольно поймал себя на мысли.. нет - на желании, на страсти, это маленькая девочка, ешё ребёнок знала, что сексуальна и таки смогла его завести, хоть думается планы у неё были другие, она хотела его заставить возжелать её, но наверно рассчитывала, что преданный военный Грег сбежит отсюда, чтобы не сделать глупость. Она кажется так сильно была уверенна в том, что Грег чёрствый военный без эмоций, что не подумала, что реакция может быть другой. Совершенно другой.
Он всё ещё крепко её держал, его свободная рука всё ещё гуляла по её обнажённому телу, от плеча и ниже по ключице и ещё ниже, он провёл рукой по её груди и ниже по животу и ещё ниже, его рука скользнула по её киске, которая судя по всему немного влажная, это ещё сильнее его возбудило. Видать пытаясь его соблазнить, смутить она невольно представляла, что будет если он накинется на неё и наверняка возбудилась.
- Знаешь какая это романтика, когда два молодых человека, которые любят друг друга хотят первый раз заняться сексом? Когда парень обещает девушке, что ей не будет больно, что он будет осторожен? Она доверяется ему и в итоге всё равно больно, не так как могло бы быть, но больно, у некоторых слёзы на глаза наворачиваются, представляешь сколько в этом эмоций, сколько там нежности? Ради любви и близости она его прощает за причинённую боль. К сожалению некоторые ребята врут девушкам о своих чувствах для того, чтобы только затащить в постель и вогнать свой твёрдый член в их узкие дырочки. О дааа... Ты не представляешь насколько это шикарно, когда ты становишь первопроходцем, киска девушки намокает мгновенно, слишком сильно возбуждение, понимаешь? Она боится и желает этого одновременно, ну тебе не понять, да? У тебя же этого не было, не так ли? Ты хоть и выставляешь себя конченной шлюхой, но я то вижу, воспитание отцовское действует, да и характер тоже его, ты кому попало не отдашься, да? ммм... он снова прикоснулся к ней между ног - Оу, да ты возбудилась - он крепко прижимал её к постели и был ну очень близко, шептал ей всё это в губы, напряжённо и казалось, что стоит ей шелохнуться и он ей шею свернёт. Он слетел с катушек, он всегда был таким, он был терпеливей многих и многое мог стерпеть, но у него был свой рубеж, переступая через который он становился совсем другим человеком, часто совершал в таком состоянии очень серьёзные поступки. На службе это как правило было к месту, он принимал быстрые и важные решения, но тут? Сейчас? Это могло стать крахом для него в жизни, его же посадят, если он не остановиться, но разум его покинул.
Он заглянул в её глаза и кажется заметил там ужас, она кажется поняла что наделала, до сих пор она не видела в Греге таких эмоций. А может и нет.
- Ты не посмеешь! - услышал он из её уст, она была уверена, что он не причинит ей вреда, как она ошибалась, она вывела его из себя и теперь поплатиться за это. Он ослабил чуть хватку и она сразу закопошилась, но ещё мгновение и он переворачивает её со спины на живот, он был взвинчен и не мог или не хотел останавливаться, снова схватив за шею он её прижал к кровати, своими же ногами прижал её ноги к кровати, свободной рукой он расстегнул свои брюки и поспешно их с себя стянул вместе с бельём, его собственные речи и близость тела Клозер сделали своё дело, он был возбуждён очень сильно и ещё мгновение и он резко вогнал свой член в неё. О чём он думал? О том, что хочет услышать её крики, наказать, а что будет дальше неважно. Он так сильно вошёл в неё, что даже не сразу сообразил была ли она действительно девственницей, но первый же её крик дал на это ответ, а после и кровь, которая попала на кровать доказало это. Он прижался к неё сзади, при этом крепко прижимая к постели, шепнул
- Сразу видно, дочка адмирала, почти восемнадцать лет и будучи конченной наркоманкой она всё ещё девственница, похвально - в его голосе была злоба и метал, он был жесток по отношению к ней, но не мог остановиться. Она его сломала, но зря это сделала. Он стал двигаться внутри неё, грубо и с силой, пробиваясь глубже, хотя она сильно напрягалась пытаясь не пускать его внутрь, скорее машинально чем осознанно. - Расслабься и получай удовольствие... - прошептал он ей на ушко и прикусил дразня за него же очередной раз вогнав в неё свой член. Он не врал, когда сказал об ощущениях при сексе с девственницей, ведь её киска не разработана и там очень туго, а сейчас тем более. Ощущения были неописуемые и Грег с каждым мгновение раззадоривался ещё хлеще прежнего.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Жестокие игры