В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Волк в овечьей шкуре.


Волк в овечьей шкуре.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Tony Morgan и Emma Morgan-Roze
Место: дом Морганов
Погодные условия: тепло, но не жарко
О флештайме: Тони уехал на работу, а Эмма, находясь вся в заботах о детях рожденных, и еще не рожденных, забыла правило, дверь нельзя открывать всяким личностям, особено, когда мужа нет дома.

+1

2

23 апреля

внешний вид

http://cs417018.vk.me/v417018583/52ed/xHTmQ7Hk1s8.jpg

С тех пор, как мы уехали из Розвилла и вернулись в родные для детей края, прошло уже пять дней. Тони вышел на работу, а я ну никак не могла свыкнуться с мыслью, что во мне копошится еще одно дитя. А близнецы требовали все больше внимания, начинали капризничать без видимых причин, вредничать, если я оставляла их без своего общества хотя бы минут на пятнадцать, чтобы сбегать в туалет или перекусить. К вечеру их мать становилась похожа на загнанную лошадь, что падала без сил на постель, как только муж появлялся в дверях. Честное слово, я уже была готова сдаться и попросить им нанять няню. Но гордость не позволяла. Как, чужая женщина будет играть с моими детьми и заменять им меня? Если уж имела милость забеременеть еще - надо выдержать все, тем более, первый триместр пролетел почти незаметно. Ох, и тяжелая же это работа - быть многодетной мамой!

Сегодня утром все складывалось из рук вон плохо. Точнее, даже вообще никак! Поднялась в половину шестого, гордо сделала порыв потошниться (и почему настигло сие только сейчас?), не получилось, с зеленоватым лицом от безумно больной головы прошастала на кухню, потом вспомнила, что не покормила сыновей. Захотела сматериться сквозь зубы, осознала, что в животе еще один пупс, просто прошипела, что я дура и поперлась наверх. Поиграла с ними немного, дала каждому по сиське, умело удерживая во рту и задумчиво грызя морковку. Потом опять попытка приготовить завтрак. Задумавшись, чуть не спалила фартук. Побегала-побегала с ним в руках... обошлось. Дальше - больше. На очереди Ромка. Всего лишь-то надо было - отнести ему миску с едой. А на деле что? Пошла, споткнулась на крыльце, все вывернула, плюнула, позвала щенка, попросила его схавать это, пока не видит муж. Сама сходила на кухню, натырила ему еще еды и отнесла уже по-человечески. Короче, к явлению Тони на кухне я просто безвольной тушкой висела между стулом и столом, сопя в обе дырки, так сказать. Носа, разумеется. На все его чрезвычайно оптимистические приветствия и не отреагировала поначалу, но затем кое-как встала, хмуро налила кофе и из последних сил сделала попытку улыбнуться и промямлить:
-Милый, слушай, там надо за сурикатами прибраться в вольере, сделаешь? - мужчина мой сначала даже ухом не повел, лишь потом наградил "добрым" взглядом и что-то пробубнил, -Нет, ну у меня и так сил уже нет! Три ребенка, Ромка, завтрак тебе перед работой, я уже забыла, что такое зеркало и ванна с пузырками, а ты еще хочешь, чтобы я и за ними бегала? Слабо самому встать пораньше и помочь беременной жене? - опять вот эти шовинистические взгляды, сколько можно? Честное слово, оттаскала бы его за ухо или за нос по всей кухне, ну так нет же, униженным себя возомнит! А мне ничего, мне нормально так каждое утро проводить, ага, -Ну и ладно, иди к своим пациентам, и без тебя справимся, не первый раз! - ибо нефиг мне тут возмущаться еще! Взгляд оскорбленной невинности, я пересекаю всю кухню быстрыми шагами и скрываюсь в детской, даже не выходя проводить его. Ишь чего. Обойдется. Ох, столько дел еще впереди на сегодня! С чего бы начать?

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-03-21 02:26:00)

+1

3

Внешний вид

http://cs10701.vk.me/u57698587/10531649/z_713e0ce0.jpg

Звон будильника разбудил главу семейства, и он неспешно принял вану, привет свой сонный вид в порядок. Хотя так и подумал он, что будет не так хорошо, ведь он не выспался. Прошло меньше недели, как они вернулись с Ровилла, теперь они вместе переваривают информацию, что Эмма снова беременна и уже три месяца. Они, конечно были рады, безумно, все же это счастье. Морган был на седьмом небе. Да не очень удобно, что близнецы еще крохотные, и у них начинается тот этап жизни, когда начинают ползать изубы резаться. Поэтому родители были готовы ко всему. Раз поддержки со стороны старших нет, они сами разберутся, они сами выкрутятся. Травматолог удивлялся силе воли своей жены, вставать рано утром, кормить сыновей, готовить завтрак, это все было понятно. Тони же таким не был, да он подержать, заработать деньги, при этом снова скрывая от жены способы своего заработка. Как он сам считал, что ее сейчас вообще не должны волновать дела мужа, и каким способом он приносит деньги в дом.
Он спустился, уже весь готовый, в руках брянькали ключи, сев за стол, начала с аппетитом наворачивать завтрак, почти не прожевывая. За ночь он проголодался, взгляд на часы, а он уже опаздывал, сорвался с места, чертыхаясь.
«Черт, что-то сегодня как клуша, не успеваю».
Но внезапно просьба жены про уборку в вольере, заставило Тони обернутся, и удивлено уставится на свою супругу.
- Милая, я опаздываю, давай я лучше приду с работы раньше, и приберусь там.
Но нет, на этом ее бубнеж не прекратился, и она начла уже ворчать, что она такая разнесчастная, беременная с близнецами, щенком, и она забыла про зеркало и ванну. Как же Тони хотелось сказать колкое, в виде, что сама говорила, что пользуешься противозачаточными таблетками, так что…не сказал, потому что и сам был раз ребенку, все же так было надо Богу, поэтому и дал дите, чтобы все заново пройти. Эдакий второй шанс, быть с женой весь срок беременности.
- Черт, не бубни, я понимаю, тебе тяжело, но сейчас, сейчас, на данный момент времени, я опаздываю, на работу, честно, милая, давай вечером. Меня и так там пасет главврач, от которого я бегаю как куропатка от волка. И потом я тебе говорил, что надо продать этих твоих сурикатов!
Нет дальше слушать она не стала и ушла, а Морган ударил кулаком по столу, и ушел, хлопнув дверью. Был не прав, признавал, но не бежать же к ней в объятия, а работа не должна ждать, поэтому, он быстро уехал, набирая скорость, чтобы еще больше не опоздать, и чтобы не пожаловались, что травматолога нет в своем кабинете.
«И тогда мне начальство не то что повышение, оно мне даже заставит сверхурочную смену остаться, что не является хорошим мотиватором к работе. Но такое они имели право сделать, чтобы не снимать  деньги с зарплаты».

Отредактировано Tony Morgan (2013-03-21 10:55:47)

+1

4

Продать сурикатов? Он вообще думал, что говорил? Где был мозг моего дорогого мужа? Может, еще и Ромку на колбасу продать, а детей в другие семьи? Даже нерожденного? Фиг, в нашей семье вечно все по принципу, что делает Тони - должны бегать вокруг все, что делает Эмма - а "я тебе не буду помогать, я ж тебе говорил"! С этими почти нейтральными без ложного юмора мыслями я читала детям сказку буквально взахлеб, но, услышав, что внизу хлопнула входная дверь, отложила книгу и закрыла лицо руками, тщетно пытаясь успокоиться. Что за... это вообще было? В таком случае, я тоже хочу устроиться на работу, чтобы поздно вставать, жрать приготовленное,  еще и торчать в курилку потом половину рабочего дня! Знаем мы, обитали в госпитале. Хоть и не курили. Тьфу.
Ладно. Все можно простить, когда сыновья засыпают вовремя. Что они и сделали этим прекрасным апрельским утром, давая своей матери (о боги, наконец-то!) расслабиться. То есть сходить и прибраться в доме, спрятать остатки недоеденного завтрака в холодильник, дотащиться, чтобы отпустить побегать по двору щенка, а затем все-таки выковыривать всю срань из вольера сурикатов. Да-да, самой. Ибо несчастные животные сто раз сдохли бы, пока его величество мой муж согласился бы взять за это дело. Уж такой у него характер. Если я не сделаю что-то по его желанию - я зло и диктатор в юбке, а он может делать все, когда заблагорассудится ему. И плевать хотел на просьбы жены. Но ничего. Все-таки полюбила такого, его и прощать. Но не сегодня. Слишком задели слова Тони. И даже его мысли, могу поспорить, легко представить, о чем они были. Корит за то, что не принимала таблетки, хотя утверждала обратное? Ну да. А еще я была бесплодна. Ахаха. Или не была. Черт. Так и до истерики докатится недолго.

-Дин-дон, дин-дон, дин-доооон!
Боже, ну кого это принесло! Я ведь только придремала в кресле и проспала-то всего... несколько часов?! Ух ты, уже можно бежать готовить обед! Или мой мужчина сегодня из вредности не придет? Надо подумать... А что готовить? Мясо? Рыбу? Супчик рискнуть и сварганить? Кофе, интересно, варить... Или кружкой чая обойдется? Ой, пусть вначале заслужит, а то совсем разленился.
-Дин-дооооооооон!
Ах точно! Вот почему я проснулась? Не слышать бы этого адского звука никогда! Ну или хотя бы еще ближайшие часика два. Ладно, надо сходить и уточнить, что там кому понадобилось. Ибо если это муж, то он получит по своим... кхм, неважно, потому что нефиг забывать дома ключи!! Размеренным шагом направилась к входной двери, но, осознав, что сие явление дверной трели народу может разбудить близнецов (а тогда вообще покоя не жди), ускорилась и уже через три секунды чуть не выпала во двор на какого-то вежливо отступившего назад мужика. Гмм... ты кто такой? Давай отсюда, отдосвиданьивай по-быстрому!
-Миссис Морган-Роуз? - допустим, мистер, а что? -Я Ваш сосед, Гарри Нил, - ослепительные улыбка во все тридцать два заставляет меня задуматься о том, сколько этот человек тратит в год на услуги стоматолога, -У меня совершенно дурацкая ситуация, извините за беспокойство, ко мне приезжает сестра уже буквально вот-вот, не хватает для праздничного обеда буквально одной помидорки и самого банального - соли, а бензина, извините еще раз, чтобы ехать в магазин, уже нет ни капли. Вы не поможете мне? Пожалуйста, я очень прошу, пусть Ваш муж одолжит мне немножечко бензина, доехать до ближайшего минимаркета, м? - его манера говорить быстро и чрезвычайно сбивчиво, что чуть не вынес мозг сразу, однако, так быстро сдаваться я не собиралась. Похлопала глазенками минут пять, подзагрузила все известные и неизвестные знания, чтобы совсем не показаться тупой куклой. Вызвала воспоминания, связанные с сегодняшним днем, помотала головой, еще раз оценила взглядом соседа. Ну, крепкий такой мужик, выше меня сантиметров на десять, в плечах, как говорится, косая сажень, но... отнюдь не страшный качок, нет. Проще говоря, на вид лет эдак тридцати с небольшим приятный человек. Видела их с женой или еще кем-то пару раз неподалеку. Интересно, а она почему не готовит? Ой, а вдруг повар? Тетя Моня будет счастлива коллеге.
-Здравствуйте, - с натянутой улыбкой очнулась от осознания вселенских истин я, -Мужа, увы, нет дома, но я смогу помочь Вам, проходите. Уж найдем в холодильнике что-нибудь подходящее, - далее посыпались благодарности, изъявления в соседской дружбе семьями и блаблабла. Забавно, конечно, слушать, как человек радуется из-за овоща. Ну что ж, у каждого свои моменты счастья. Он шел по пятам за мной на кухню, рассматривая дом и делая комплименты то ему, то дизайнеру, а то и вовсе злой мне. Примерно это выглядело так: "ой, какое креслице красивое, ах, какая текстура, ой, глаза у Вас просто замечательные, такие добрые!" Дальше - больше. За одну лишь помидорку я была отблагодарена такими эпитетами, что впору было нимб на ибэй заказывать, честное слово! Правда, это просто так скомканно рассказываю, а на самом деле прошло около получаса, с моей-то больной головой! Тут мистер Нил отметил, что "совершенно случайно" принес нашей семье коробку конфет и можно было бы попить чаю и дождаться либо его сестру (дабы увидеть ту из окна), либо моего мужа на обед. Согласилась, поставила чайник на плиту и завела добрососедский разговор про погоду, детей, затем перешли почему-то на урожай кукурузы и топ-модель с Тайрой Бэнкс. Собеседник оказался наслышанным буквально обо всем, чего касалась болтовня. Хоть как-то отвлекал от утренней размолвки с Тони. Я неспешно разлила чай по кружкам, присела за стол и только в этот момент заметила, что Гарри постоянно держится одной рукой за внутренний карман пиджака или же... что-то прячет.
-Мистер Нил, могу я задать Вам вопрос? - дружелюбный кивок головой и взмах рукой в стиле "валяй", -А почему Ваша рука постоянно не на виду, а где-то там? То есть, конечно, не подумайте, что я параноик и все такое...
Вместо ответа мужчина встает и, широко улыбаясь, приближается, приобнимая меня за плечи. Наклоняется низко-низко, прерывисто дыша в самое ухо, и шепчет... Что именно?
-А у меня там пистолет, - после чего заливается смехом минут на пять, тем не менее, не стремясь отдалиться, находясь в опасной близости от моей шеи, -Веришь или нет?

+1

5

Пришел, точнее, влетел в кабинет, снял  пиджак, одел свой халат. Было желание в порыве перевернуть стол, но не стал, вошел главврач. Руки, значит, были у него в кармане, а он с таким надменным и важным видом.
- Ты опять опоздал. Долго это еще будет продолжаться?
Ну вот спрашивается зачем все время задавать такие вопросы, словно у него никогда не было детей. Что? Был? Один, так пусть прибавит к этому ребенку еще одного, плюс у Джеев начали резаться зубки, так это вообще атас.
- Простите, - отвел в сторону взгляд. – Проспал случайно.
Начался философский разговор, что если сам встать не в состоянии, пусть жена будет, иначе Тони придется прислать объяснительную. И так далее по списку, что он портит себе репутацию, что с таким темпом загнет свой талант, и его уволят за такое отношение к работе.
- Я постараюсь такого больше делать. – заверил Морган начальника, и тот недоверчиво мотнул головой и вышел из кабинета.
Травматолог сел за стол, тяжело вздохнув, вытащил из кармана телефон, посмотрел фотографии с Эммой, в Париже, там где дома, даже где она спит, укутавшись одеялом, чуть ли по нос. Такая красивая, такая веселая. Только вечно они ссорятся из-за пустяка, из-за какой-нибудь невиданной фигни, которая даже не стоит внимания, элементарного внимания. Даже как и утром. И действительно, Эмма могла подождать, а Тони мог бы и не говорить про сурикатов так, ведь знает прекрасно, как жена относится к ним. Следующая фотография сыновья, такие маленькие, такие интересные. Теперь они уже начинают самостоятельно переворачиваются на живот и начинать ползать.
«Ох время, ты так быстро летишь, вот ведь только недавно везли Эмму рожать, чуть ли всем миром, а эти малыши уже скоро ползать начнут и улыбаться уже с зубами».
И тут посыпались пациенты, как муравьи, Морган терпеливо всех обслуживал, и вправлял носы, отправлял на рентген, выписывал рецепты для ушибов, накладывал гипс для переломов. После трех часов мурыжиния, это все прекратилось, и наконец появилась свободная минута, чтобы сходить в курилку и покурить сигарету, наслаждаясь спокойствием. Но и в курилке не давали покоя, спрашивая про семью.
«Да, вы что сговорились? Видимо все же сговорились».
- Да все отлично, мальчишки растут, зубки режутся, - отмахнулся он.
И каждый, каждый человек в курилке именно сегодня и именно в этом помещении так и норовил задать вопрос, по работе, о семье, и ведь каждому прямо было интересно узнать. Ой как кипел Тони, ой как кипел. Но успокаивала мысль, что на обед он поедет домой. Совесть его замучила, и Морган просто приедет и извиниться перед женой, поцелует ее губы, и усадит ее к себе на колени, поглаживая ее животик, которого почти не было видно.
«Да, точно, надо собираться домой. По пути заехать бы следовало к Виктории, чтобы купить у нее букет, и попросить прощение как джентльмен, хотя таким и не являюсь».
- Доктор Морган, нужны карты Стивенсона, Джонсона и Липсона, - пробормотала медсестра из хирургии.
Тони кивнул, и начал рыться в своем архиве, ища их по списку алфавита. Найдя, и передав ей, получив при этом человеческое спасибо, он продолжил готовить себя к предстоящему обеду с Эммой, и подбрать нужные слова
«Что мне сказать? Милая, прости, я так больше не буду? Нет, выглядит, как выпускник из детского сада. Милая, прости за все, что было с утра, я не то хотел сказать. Или, милая моя, любимая, драгоценная жена, я хочу чтобы между нами не было размолвок, а тем более из-за того, чего просто быть не может. Хорошо, я буду следить и за сурикатами, если они тебе так важны! Дурак! А почему если? Они важны, раз она так по ним печется. Ох как тяжело».
Взял телефон в руки набрал номер Эммы, не отвечает…было очень странно, снова просто длинные гудки. Тут несколько вариантов, либо занята с близнецами, либо с Ромео возится и телефон не взяла с собой. У Тони тем самым сердце было не на месте. Стучало как сумасшедшее, словно предвещало о чем-то, не слишком хорошем.
«Она просто занята с детьми, ей не до пустых разговоров, либо от обиды не берет».

+1

6

Наверное, мне страшно. Или жутко неловко, даже точно не могу определить. Хотя нет, скорее всего, я начинаю злиться. Почему какой-то мужик, пусть бы он и сосед, смеет позволять себе такое? Пускай себе шутит по-дурацки, не мое дело, но зачем приближаться-то так… почти вплотную? Ничего не могу поделать, не люблю подпускать малознакомых людей к себе. Имею лично огороженный кусок воздухо-пространства, и мне норм. В него допускаются, кстати, немногие – семья и некоторые подруги. То есть, как несложно догадаться, для обнимашек и целовашек. И кое-чего другого, что разрешается, естественно, только горячо любимому мужу. Который не захотел мне помочь, мне, беременной жене его кучи детей!! Убить нельзя помиловать. Где там запятую ставить нынче? Решать мне.
-Верю, верю,  - снисходительно улыбнулась я, не очень вежливо высвобождаясь из неприятных полуобъятий мужчины, -Только такие жуткие шутки не по мне, брррр… - встала и, подумав, что бы сделать сейчас в первую очередь, направилась к холодильнику за остатками «заказа» соседа, который что-то раздухарился с просьбами еще тогда, в коридоре. Пару помидорок, огурец, чуток лучка для вкуса, тааак… что ж он готовить-то хочет? И спросить неудобно. Ладно, потом как-нибудь. Хм. Теперь приправы. Немножечко того, сего… - Ты такая красивая… -Стоп. Что? Кто лапает мою талию? Или показалось? Медленно поворачиваю вбок голову, даа… Вот оно, это самое тяжелое дыхание в шею. Пытаюсь аккуратно выйти из-под «обстрела», но нет. Влажный язык касается мочки уха, буэээ, это переходит все границы! Такое уже не спишешь на глюки! Толкнула его локтем куда-то наугад, отпрыгнула в бок и возмущенно зашипела, -Что Вы себе позволяете? – слоупок Эмма mode on. Сообразила, наконец. Гарри Нил, а это был точно он, подскочил следом и, схватив меня за волосы, с силой рванул на себя, прошипев, -Ты будешь моей личной шлюхой, слышишь? Иначе муж «случайно» решит, что ты ему неверна, - попытка вырвать свои лохмы из его руки не увенчались успехом, но что вообще сие за псих такой? Вроде, сколько раз на улице виделись, все время улыбался нам с Тони и детьми и... его женщина, жена или кто, всегда была мила со мной. Точнее, тот единый случай, когда мне не хватило немного, чтоб купить лишний баклажанчик. Она помогла. Но сейчас… что случилось? Как? –Вы говорите глупости, я своему мужу была и буду верна. Тони не поверит Вам, мистер Нил, - сохранить самообладание и каменное лицо в то время, как сердце от страха готово разорваться и живот сводит предчувствием чего-то непоправимого… так важно, особенно когда нужно срочно придумать, как вырваться и убедить его уйти… либо же добраться до телефона и позвать на помощь, -Прошу, уходите и забудем этот инцидент, - и как же не вовремя наши уши услышали по-щенячьи визгливый лай! Ромка, вероятно, почувствовав, что в доме что-то не так, ворвался через свое отверстие в задней дверце и припустил к нам. От ребенка ли под сердцем или от того, что пистолет и манера общения соседа меня напугали, но я все-таки завизжала, со всей силы дернувшись из рук Гарри. Клок волос остался в его крепко сжатой руке, теперь уже вопила от боли и обиды, а грозный щенок подлетел к мужику и со всей своей детской непосредственностью впился ему челюстями в ногу. Лучше бы я в этот момент потеряла сознание, честное слово! Хотя, возможно, так оно и было, поскольку дальнейшее происходящее можно было квалифицировать в голове, как «беспросветный туман». Почему?
Мистер сосед схватил одной рукой за шкирень Ромео, а второй меня за волосы, от шока почти забывшую, как надо сопротивляться. К тому же, тело отказывалось повиноваться, максимум, на что сейчас была способна некогда воинственная я – это жалобно пищать, извиваясь ужом и совсем не от удовольствия, как несложно догадаться. Дикая боль пронзала голову от кончиков волос до их корней и наоборот… И только после того, как несчастная псина была в буквальном смысле закинута в один из кухонных шкафов, до меня дошло, что можно из последних усилий перевернуться, встать на четвереньки, а затем хотя бы сделать попытку подняться на ноги, пусть и неудачную, но все же.
-Заткнись, идиотка, хуже ж будет, - странная фраза, после которой в голову пришла мысль, что, может, он и не хочет быть жутким маньяком, перерезающим горло или стреляющим в голову, как прочие? Ну то есть тот же Райан, который был убийцей из-за расстройства, убийцей ради убийств. Быть может, у него другая цель? Если рукоприкладство – то дайте мне сковороду, а если изнасилование – то телефон. Кстати, где он? И зачем он меня поднимает? Эй-эй-эй!  –Остановись, хватит, куда ты меня тащишь? – невольно перешла на фривольность я, -Что тебе надо? Просто скажи! Может, деньги, а? Или ты просто болен? Давай мы оба успокоимся, ты дашь мне позвонить, вместе мы справимся, хорошо? Я наберу телефон мужа, он приедет, дружно об этом поговорим, -и он тебя убьет, раскидав кишки по стенке, -Давай, а? Опусти на землю? – мое лицо словно было заморожено, щеки прилипали к зубам от страха, но я продолжала говорить, чтобы не началась истерика, чтоб Нил не натворил еще больших глупостей, но все без толку – моя тушка уже несколько секунд тряслась в воздухе, перекинутая на его плечо, -Нет, все будет так, как захочу этого я, и точка. Молчи, - он тряхнул меня сильнее и тяжелым шагом направился вверх по лестнице, доставая одними пальцами из кармана пистолет, эквилибрист херов или как его там, в общем, херов. С определением все понятно, только вот… молчать… это он мне? Серьезно? Сказать Эмме Морган-Роуз молчи все равно, что… ну не знаю, глазом банку варенья выхлебать! –Ты идиот, отпусти, пока 911 не вызвала! Или… или это, у меня маньяков знакомых много, они тебе твой язык до жопы натянут! И… и вообще… Ну отпусти несчастную замужнюю беременную женщину, нах я тебе сдалась, а? Девок так много в клубах! Они ведь на все согласны, ты ж знаешь, ну. И проститутки опять же, - так кто там что говорил насчет молчания?
…Кажется, надоесть за секунды способна только я. Причем ведь благими намерениями же ж! Встряска прекратилась в коридоре на втором этаже, между дверью в детскую и нашу с мужем спальню. С плеча меня действительно отпустили. В свободный полет. До первого же и единственного пола. И отшибленной напрочь поясницы. Шлепнулась я неслабо и тут же завыла, как раненый медведь, на весь дом. Гарри рухнул рядом на колени и, задрав свитерок, внимательно стал рассматривать живот. Почему-то. Задумчиво хмыкнул и, ухмыляясь, произнес: -А по тебе и не скажешь, что уже брюхатая. Тем лучше. Итак, последний раз спрашиваю, потом поблажек не будет – будешь моей? Будешь? – эээ, что на это ответить, кроме как НЕТ, НИКОГДА, БЛЕА, ФУФУФУ!? –Один всего раз переспим, больше принуждать не буду, я перееду и даже шантажировать тебя не буду, живи со своим хахалем и прихвостнями, ну? Никто ничего не узнает, а я трахаюсь хорошо, уж не обижу, - надо отползать все же в сторону, закрыться в спальне и с балкона звать на помощь. Идея потрясающая, только как пути еще и детей защитить? Может, он их и не тронет, если хочет меня? Или же… ммм, его как-нибудь до балкона допихать и выкинуть? А, не, за убийство посадят. Погодите-ка… в детской должен валяться мой нетбук… и окно тоже есть… Идея!
Я, недолго думая, притягиваю к себе мужчину, с явным намерением поцеловать, но в последний момент старым проверенным методом пихаю его в сторону ногой и упершимися в грудь ладонями, а затем, сгруппировавшись, отпружиниваю в сторону, пытаясь удержать в руках готовую разорваться на части от боли голову. В ответ доносятся лишь сдавленные хрипы вроде «сука» или «ну все, не жди пощады». Последние рывки. Ради семьи. Добежать до спальни близнецов и закрыться там, это ведь куда проще, чем сделанное до этого. Во всяком случае, мне это почти удалось, одна проблема – вечная секунда, которой не хватает, снова подвела. Дверь почти захлопнулась, но… сила здоровенного мужского плеча победила. Пара толчков – и легкая деревяшка отлетает в сторону, сметая по пути и меня заодно, безуспешно ранее задвигающую щеколду, -Ты попала, Морган-Роуз, ты заставляешь меня идти на крайние меры! – в два прыжка он оказывается возле кроватки Джеев. Дуло пистолета летит в висок Джо, а Джереми этот псих хватает за ножку, вызывая тем самым во мне потаенные резервы крика и лихорадочных размышлений, -Ты же не хочешь гибели своих пусек блять? Это будет печально, правда? – тихий злобный смех на фоне нашего тройного вопля кажется каким-то нереальным, в уголке сознания пойманной в клетку птицей прочно бьется мысль о том, что, видимо, тот самый крах моей семьи настал. И надо выбирать. Либо позволить ему взять меня, и тогда Тони размажет по потолку ровным слоем обоих, выгонит меня, не простит за измену… Ведь кто докажет, что это было не добровольным? Либо рискнуть и отказать Нилу, но есть ли гарантия, что дети будут не тронуты? Он же ненормальный, долбанный шизик!! Мгновение на раздумья, я в последний раз оглядываюсь в поисках возможного оружия защиты, но куда там, это ж детская, а не пыточная или кухня. Ломаться человеку нереально трудно в нашей жизни, да, ради кого-то или самого себя… Но когда под угрозой оказываются дети, ты становишься пластилином, готовым оторвать себе любую свою часть, только бы с ними ничего не случилось. И меня сейчас тоже разорвало. На части. Мое сердце, мою гордость… мою честь… все это летело в тартарары, потому что… да, я упала перед ним на колени, как ранее Гарри сделал сам, и, заливаясь слезами, глотая их, размазывая тыльной стороной ладони по лицу, ползла к кроваткам, -Не трогай  их, ради всего святого, пожалуйста, я умоляю, не трогай моих детей, ну что ты хочешь, скажи, не трогай их, не травмируй мальчиков, - с болью смотреть, как морщатся красные личики детей и ничего при этом не делать, потому что на них поочередно смотрит пистолет… это невыносимо, это больше, чем невозможно, это за гранью реальностей, -Ударь меня, убей меня… возьми меня, я сделаю все, что ты скажешь, только не трогай их, не трогай, не трогай… - выбор сделан, хриплый срывающийся шепот, кажется, мир рухнул? Ну и пусть провалится, когда семья, все, ради чего я жила, развалилась. Тони, может, меня и простит, но в глубине души будет жить это отвращение, что другой мужчина был со мной, во мне и… вот. Зато дети будут вне опасности. Остальное ерунда.
-Тогда чего без дела до сих пор? – уточнил он, грубо возвращая вопящих мелких в постельки, на что я лишь нервно икнула и стала сдирать с себя одежду, цепляя ногтями кожу, осознавая, что начинаю сходить с ума. Это странное ощущение, что ты живешь в глупом анекдоте, где даже диалоги сейчас кажутся какими-то надуманными и напыщенными, а все равно ничего не изменить. Как глупо. Как… ай.
Когда слетели с бедер трусики, являющиеся последней защитой моей в каком-то смысле невинности, я получила нехилый удар в спину, что означало… а что именно, кроме очередного сдавленного моего писка, кстати, это символизировало вообще? –Нагибайся. Живее, - пистолет Нила был приставлен к моему затылку, -Это чтоб не рыпалась, - психопат, видимо, окончательно двинулся, но с чего, какой был ему дан для этого повод? Я не понимала. Но явно ощущала, как по заднице выводятся членом кренделя. И все равно не дергалась, хотя могла бы, пожалуй, начать крутить бедрами из стороны в сторону, чтобы, как говорится, не попал. Но нет. Стояла на четвереньках, локтями упираясь в пол, сжимая кулаки до синюшных следов, молчала, изредка всхлипывая. Ждала, когда ему надоест играться-дразниться, и он… сделает свое черное дело. Потому что чем быстрее все это кончится, тем скорее я смогу сбежать-утопиться-прикинуться-столбом, только бы не смотреть в глаза мужу. Но Тони должен понять меня. Это ради детей, их жизни и… Лучше я, чем они.

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-03-26 21:25:14)

+1

7

Обеденный перерыв, все можно было двигаться на парковку, заводить машину, снова подумать о словах, которые будут произнесены, стоя на коленях.
«Купить ли цветы?», - и тут же сразу. – «А может к черту? Она знает, что я не романтик, и о цветах вспомнил только когда, жена сообщила новость, что опять беременна».
Разные мысли посещали, а нужен ли он сейчас, а будет ли Эмма с ним разговаривать, и это после таких-то слов? Но он не узнает, пока не приедет домой. Миновав коридор, он успел покурить оставшийся путь до парковки. Слушал свои слова, свои мысли, чувства, и понимал, что извинится ему просто не обходимо, ибо в последнее время и так мелких бытовых ссор было слишком много, по пустякам, но виноват он, то ему лень, то еще что-то, то он хочет отдохнуть, забывая о том, что Эмма сама ради него и детей забыла о прекрасной спокойной жизни.
Снова позвонил, и снова никто ему не ответил. Тони уже и злился, и не злился, и уже не мог понять, что такое случилось. На сколько он знал свою жену, то она даже порой в туалет ходила с телефоном, и не оставляла его где попало. Он посмотрел на время, и сел в машину, включил музыку, но медлить не стал. Резко стартанул, чуть не снес шлагбаум. По дороге автомобиль решил покапризничать и начал орать, что видите ли у него мало бензина. Пришлось заехать на заправку. Морган изматюковал машину, заливая в нее горючую жидкость. После по дороге так хотел остановится возле цветочного магазина знакомой его матери, но передумал, из-за заправочной станции он и так потерял пятнадцать минут, которые мог бы потратить на разговор с женой, и на возможный перепихон, если дети спят. конечно, он не сильно на это надеялся, но тем не менее секс случался крайне редко, учитывая, что Эмма носила под сердцем еще одного Моргана, то и волновать, беспокоить ее тело лишний раз было жестоко. Тони ну был идеальным мужем, и никак не получалось у него им стать. Хотел, но не получалось.
«Вечно расстраиваю мою девочку. Обижаю, почем зря! Она не виновата, она хочет как лучше, она  ждет от меня каких-либо дел. Я же ей обещал, что буду лучшим мужем на свете, а на деле? Ленивое существо, вечно желающее секса».
Конечно в Париже, они только и делали, что трахались, а потом оба удивились, что будет еще один ребенок. Словно дети как-то по-другому появляются. Тут можно и обвинять обоих сразу. Одна говорила, что принимала таблетки, а другой поверил, и все пустил на самотек. Ладно, он не такой как многие, да, он рад малышу, и если бы был бы еще романтичнее, то тогда бы возможно и стал идеальным, но до этого еще очень и очень далеко.
Он подъехал к дому, и все еще сидел в салоне, душа была не на месте. Сердце выпрыгивало из груди, а внутренний голос говорил, чтобы не медлил и мчался домой. Чувствовал что будет что-то серьезное, словно что-то должно произойти. Тони даже не понимал почему он медлит, но какой-то внутренний голос говорил ему, чтобы травматолог мчался со всех ног, бежал к жене и был рядом с детьми. Что это было, мужчина объяснить не мог. Но определенно его тянуло в дом, а единственным оправданием могло служить, что Морган соскучился по детям, и хотел прижать к себе своих родных и дорогих сыновей, если и не двоих сразу, то каждого по старшинству. Заглушил мотор, и как-то спешно пошел к дому. Входная дверь была не заперта, и это уже навело Моргана на мысли о плохом. Всегда его дом, когда Эмма одна, заперт чуть ли не на семь замков, а тут… хрип тихий…с кухни раздавалось скуление. Травматолог ринулся искать откуда именно доносился, и нашел в одной из кухонных тумбочек Ромео, естественно вытащил и положил на пол. Было несколько вариантов, остаться или все же пойти наверх выяснять, что случилось, и почему все сильнее начали кричать сыновья.
- Малыш, что такое с тобой случилось? Ты полежи тут, я пойду, выясню, что произошло и происходит в моем доме!
Извинившись со своей совестью, оставил щенка, и помчался наверх, узнавать, что за черт сегодня произошел. С каждым шагом, ему обстановка дома совсем не нравилось неугомонный крик детей, и слова, произнесенные мужским голосом.
- Нагибайся. Живее.
Это совсем не понравилось Моргану. Нет жене он верил, и доверял. Поэтому слышал эти слова, и просто недоумевал, ведь все это происходило в детской. Аккуратно и по возможности тихо добравшись до пункта назначения и к вероятному эпицентру эдакой странности в его доме. Заглянув в комнату, и увидел что какой-то мужик, поставил раком, вероятно, его жену.
«Эмма? Моя жена? Моя девочка? Мою женщину трахает другой мужик?».
При этом мужик не был голым полностью, верхняя одежда на нем присутствовала, но очень сильно он блестел задницей. Не выдержал, потому что как Тони успел понять, дело еще не начато, и рванул к этому мужику, хватая того за шиворот оттаскивая от своей супруги. Тот запутался в своих штанах, и Моргану было проще его выкинуть в коридор. Повернувшись к Эмме, и помог ей встать, осмотрел ее тело, быстро снял с себя пиджак, накинув ей на плечи.
- Что происходит?
Верил до последнего, и будет верить. Не может же жена дрожать так не от холода же, а явно от страха, так еще и реветь, задыхаясь от слез. Мысль об измене, пролетела естественно, но откинул сразу же. Дальше все так резко, Тони не смог сообразить, не смог сориентироваться, и получилось очень и очень странно, что этот мужик уже стоял в дверях, а крик Эммы. Травматолог сделал шаг вперед, и услышал громкий хлопок, похожий на выстрел, дети заорали еще пуще прежнего. Боль и потемнение в глазах Тони сделал несколько шагов назад, пока не увидел на своей белой футболке кровь. Свою кровь. Рассвирепев он набрал в себе силы, чтобы накинуться на мужчину. Тот выронил пистолет, драка уже происходила вне комнате малышей, поэтому Морган все свои последние силы отдавал лишь на это, лишь отомстить обидчику. Он понял, что тот угрожал и Эмме и детям, а такое глава семьи просто не должен оставлять не отомщенным.

+1

8

Возможно ли дрожать от неизбежности происходящего в собственной жизни? Если да, то я именно так сейчас и делала, покрываясь гусиной кожей страха и, вместе с тем, какого-то смирения. Ну трахнет, опять же, а дальше что? Ему решетка, баланда, принцесса в виде местного авторитета и секс в душевой по пятницам, причем групповой. А мне как жить? И стоит ли вообще? Отдать детей под опеку отца, психа во власть полиции, а самой сесть в автомобиль и, нажав на газ, разогнаться да сигануть с моста. Может, так будет правильнее? Хотя нет, ни в коем случае, я должна дать жизнь третьему малышу и только тогда решать, как поступать. Ведь он не виноват в том, что его мать оказалась наивной дурочкой, да еще и неспособной к самозащите. Тони, Тони... прости.
Через секунду ожидания, когда, казалось, уже вот-вот, я не выдержала и, зарычав, жалобно всхлипнула, беспомощно спрятав лицо в ладонях, склонив голову к самому полу. И ничего вокруг более не видела и не слышала. Конец, конец, конец... это слово назойливой мухой летало в голове, ударясь об стенки остатков мозга. Просто молчать и не умолять о пощаде - так просто, не правда ли? Сложнее не плакать, давая слабину, не жалеть себя любимую, это почти нереально, хотя я и верила, что сделала все, что могла. Поможет чудо? Ха-ха, очень смешная шутка. Не сегодня.

Дальше случилось что-то вообще глупо-нереальное. Нет, правда, не шучу. Вместо того, чтобы проткнуть меня своим... кхм, короче, своим, Нил обхватил мою тушку сзади и поставил на ноги, резко за плечи развернув к себе. Каково же было удивление мое, когда, разлепив глаза, я обнаружила, что передо мной стоит Тони с бледным от шока лицом, на котором даже эмоции и не прочитать с первого раза. Он был похож на смерть, а я... наверное, на представительницу ада, на мелкого беса, что поймали с поличным. Опухшее лицо, красные глаза и щеки, а кое-где еще и тело от удара об пол начинало синеть. Что он думает сейчас? И почему псих стонет совсем из другой комнаты?
-Он... он сказал, что убьет детей, - без предисловий насчет изнасилований и помидорок сказала я, хотя на деле готова была самостоятельно кататься по полу и биться головой об стену, слабая девчонка, слабая, -Надо звонить в 911. Но кто послушает гнусную обманщицу, когда та еле дышит от страха или возбуждения, кто ее поймет. А как доказывать свою верность? Когда взгляду предстает такая неприглядная картина? Да я Тони растерзать была готова за одну только чужую рубашку или не мои бабские духи, а тут... такое. Наверное, именно мои мысли и опущенный в пол взгляд не сразу помогли понять, что на пороге комнаты появились еще одни мужские ботинки, -Тони!!! - но, как всегда, одна долбаная секунда... и вновь ее не хватило. Хлопок, деткины крики доходят до хрипоты, кровь на белой футболке мужа, а потом я просто плошмя рухнула на землю без чувств...
Не знаю. Не помню. Не хочу ничего чувствовать. Передо мной такой манящий белый свет. Он зовет меня за собой, говорит, что там, ТАМ у меня будет все, что только захочу. Реки кофе, пончиковые берега и муж с вечным стояком... Чем не радость? Я сделала уже целых два шага и да, действительно, казалось, что впереди пробежал фантом гигантского пончика, когда вдруг мимо проходя одна-единственная мысль все разрушила. Дети. Все наши дети. Их дебилосвет не упомянул! Это значит, что их не будет? Но как? Я не могу, мы не можем, они - вся жизнь и вообще... Надоело шляться в небытие. Решено. Возвращаюсь.

... Открываю глаза буквально руками и пытаюсь обвести взглядом комнату. Все так, как и было тогда, но уж слишком подозрительно спокойно. Нет, дети вопят, их лица напоминают вывернутый наизнанку арбуз, где-то еще дофиха грохот и, судя по всему, разрушения мирового масштаба, но... все же. Я не чувствовала более той паники, доводящей до желания самоубийства, нет. Отныне какая-то вроде как апатия, переходящая в задумчивость и деловитость. Будь что будет, ведь все уже сделано. Поэтому я просто топаю к мобильнику Тони, который он умудрился, получив ранение, кинуть на пол, но не разбить. Беру в руки и жму три заветные цифры, а, заслышав участливый голос, быстро выкладываю все, как на духу. Слова, что скоро прибудет полиция, не волнуйтесь и блаблабла давно потеряли свой первоначальный смысл. Не, не боялась и не беспокоилась. Муж справится даже с этим шкафом, он сильный... Главное, пистолет до сих пор валяется на пороге этой комнаты и к нему заново никто еще не приближался. Поэтому моя задача проста. Попытаться понять, что здесь происходит, это раз. И два, успокоить детей, к коим я и направилась почти бегом сразу после звонка. Схватить обоих было ранее фактически невозможно за раз, но, возможно, именно шок-стресс-страх помогли сейчас. Прижав малышей к пышной груди, я спряталась за кресло и, продолжая невольно лить слезы, раскачивалась с ними на руках вперед-назад, как неваляшка. Жизнь любит нас? Не, не слышали.

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-03-26 23:28:56)

+1

9

Тони лупасил того по его морде, не слишком умной, если тот посмел забраться в дом Моргана, и попытаться изнасиловать его жену, при этом в детской, чтобы шантажировать, чтобы угрожать.
-Он... он сказал, что убьет детей, - эти слова все еще звенели в ушах.
«Да как он посмел? Как вообще мог угрожать жизни младенцам, совсем невинным младенцам?».
-Ублюдок! – кричал Тони, избивая ненормального.
Откуда он черпал все эти силы, чтобы отомстить, наказать, когда уже и в глазах темнело, и простреленное левое плечо давало знать, отнимая силы у руки. Благо правая работала. Не думал, не знал, что такое может произойти, никак не желал поверить, до сих пор. И проклинал тот момент, когда подумал, что жена ему изменяет.
«Как я вообще мог допустить такие мысли? Как? Идиот! Если я останусь в живых, то куплю, все что она пожелает, подарю, все что она хочет. Буду слушаться».
Мгновение, и они уже на ногах, и мужик лупасил Тони, у которого сил уже не оставалось, даже элементарно отвечать, пока не сообразил. Ведь нельзя ему сейчас сдаваться, эта мразь снова полезет к его жене, и ему никто не помешает. Нет нельзя. Морган пришел в себя, и собрав силы, выдал по паху соперника, и ошибка противника, тот стоял прямо у самого края лестницы, какое-то мгновение и тело психа полетело вниз, считая ступеньки, травматолог, пошел вниз, перешагивая через насильника.
И тут уже встает вопрос ребром. А если он насильник, тогда Тони тоже не белый и пушистый. Но перед всеми грехами врач ответит потом, а может уже отвечает, окровавленный, обессиленный пошел на кухню, Ромео лежал в той же позе, вылизывая лапу. Тони взял нож и пошел обратно к валящейся туше мужика, но тот перевернулся, и пнул Моргана в живот. Травматолог схватился за удар и по инерции отошел на несколько шагов, тем самым давая время преступнику подняться на ноги и набраться сил, коих у самого хозяина дома уже практически не осталось, так еще очередной удар пришелся прямо в раненное плечо, Тони взвыл от боли, но подойдя ближе к стенке, правой рукой, ударил голову мужика как раз об кирпичную поверхность. Тот был оглушен и приходил в себя, пока Морган поднял выроненный нож и подлетев на преступника повалил его на пол, животом вниз.
- Нравится замужних и беременных насиловать? – прошипел травматолог. – Я тебя тоже так же трахну! Только угрожать никому не буду.
И резкий толчок правой руки с ножом в задницу, и мужик уже кричит и воет. Под руку попался поднос, которым мужчина и смог вырубить этого психа с точащей рукояткой ножа из его заднего отверстия. Все тишина, уже ползя, без каких либо сил, и окровавленной полностью футболкой, да так, что уже капало на пол, он подполз к щенку. Хотел, конечно, побыть с женой это время, пока его силы не оставят, но уже подняться не сможет. Так и улегся на кухне рядом со скулящим щенком. Честь жены отстоял, все его миссия выполнена…
- Прости милая… - прошептал он и закрыл глаза. – Я сделал все что мог…
И кажется даже слышались вой сирен.

Отредактировано Tony Morgan (2013-03-27 00:22:56)

+1

10

Странное дело, но через две минуты непрерывного грохота внизу мне стало еще неуютнее. Прижимала детей все сильнее и сильнее, пока не почувствовала, что они ручонками стали сжимать мою грудь. Видимо, стали задыхаться в ткани отцовского пиджака. Кстати, его бы тоже надо сбросить с плеч. Нельзя показывать, что меня трогает его жалость. То есть если вдруг Тони решит, что да, я ему все-таки изменила и таким волшебным образом он решил не дать мне замерзнуть, пока колышматит во все щели любовника - то это глупо. Гордость, где моя гордость? Упс, пропала еще тогда, когда ползала на коленях в ногах Нила. Да. Покачаться сильнее, только теперь из стороны в сторону, кого это успокивает? Меня или близнецов? Мой живот еще сводит от страха тянущей болью, а что поделать, если слаба, слаба, я, черт возьми, ТАК СЛАБА! Что даже не смогла защитить честь и родных кровиночек. Стыд перед мужем смоется временем, но позор покроет черной краской душу мою навечно.

Тишина захватывает наш дом. Угрюмое, неповоротливое облако бессловесности распространяется по комнатам, быстро заполняя пустующие углы. В сердце закрадывается подозрение, что все это не просто так. Значит, кто-то победил. Но... вывод делать не хотелось. Прекрасно осознавала, что, будь это муж, то он бы давно прибежал сюда, либо таскать за волосы, либо выдирать из рук детей, либо все же обнимать. А если его до сих пор нет на пороге...
Я могла бы плакать. Только слез уже не оставалось. Но стало так невыносимо горько, настолько, что не хотелось ровным счетом ничего, и именно поэтому включился автопилот. Опустошение души, как это описать? Наверное, одним-единственным словом. Ничто. И все. И пусть любой вообразит себе это самое "ничто", пустится вглубь размышлений и, возможно, дойдет до того состояния, в коем я пребывала сейчас. Просто переодела детей в уличные одежки и собрала их мини-сумку, что перекинула через плечо. Молча, пошатываясь, вышла с ними на руках в коридор на негнущихся ногах. Боялась лишь одного - увидеть труп. Неизвестность - она все же в чем-то лучше. Вселяет надежду. Что от разрушившегося мира осталось хоть несколько кирпичиков. Но... нет.
Вой сирен... Полиция едет... Интересно, им надо открывать дверь или она и так нараспашку? Ленивые мысли расползлись в разные стороны, перехватив детей на руках повыше, спустилась вниз и пошла на поиски коляски. Ведь, если в доме тишина, значит, не стоит и бояться? Однако, спокойно завершить наше маленькое путешествие не удалось... прямо на пути валялся Нил. Оглушенный или уже в виде трупа - не знаю, я даже не поняла. Но. Здоровенная лужа крови и что-то торчащее из мясистой задницы мужика наводило на мысли, что... меня сейчас точно стошнит. Хотя, если до сих пор об этом только думаю и ничего больше, может, и пронесет. Надо найти тело мужа. Срочно. Кажется, я схожу с ума... Или детей вынести? Надо отдать полицейским мальчишек и бежать искать мужа. Да. Именнно в таком порядке. Но все планы, как обычно, рушатся. Хотя бы потому, что, когда мы с детьми сделали три шага в сторону двери, меня все-таки стошнило. А потом еще один шаг. И в хату врывается полиция. И я после еще пары шагов оседаю по ближайшей же стеночке на пол с грузом в несколько килограммов в виде близнецов, просто умоляя подлетевшего офицера:
-Мужа, мужа, найдите мужа, заберите детей, щенок, мужа найдите, - какой-то глупый бред несу, но на большее просто не хватает силы воли, да, наверное, именно ее. Мне снова повторяют "миссис, не волнуйтесь, соберитесь и расскажите, кого искать и что произошло". А только им-то все равно, что здесь случилось. Просто работа или долг. Призвание, на крайний случай. Не больше. Почему я должна изливать перед ними что-то, кроме слез, -Муж, где-то в доме мой муж...

спустя двадцать минут
-Эмма, давайте я отвезу щенка в клинику? Вам же, наверное, сейчас несподручно это делать...
Конечно...
-Миссис Морган-Роуз, так все-таки, скажите, Вы точно не видели, что было после того, как дерущиеся выскочили из детской?
Вроде бы...
-Детонька, хоть халатик накинь да присядь, а то ходишь тут, будто Венера, из моря вышедшая...
Ага...
-Миссис, послушайте, это важно! Посмотрите на меня, да-да! С Вашим мужем все будет хорошо, его увезла скорая, его рана не смертельна... А теперь ответьте, какова, по Вашему мнению, могла быть причина нападения мистера Нила?
Точно? Ах да... нет, я не знаю... Погодите... Мне надо собраться.
Я видела, как выносили мужа. Он не приходил в сознание. Сказали, много крови потерял, но жить-то точно будет, ничего особо важного не задето вроде. А потом смотрела, как в моем же доме пытаются откачать моего же насильника. И как его тащат туда же, в соседнюю карету скорой помощи. И машинально отвечала на вопросы полиции, глядя, как одна соседка бережно несет завернутого в одеяльце Ромку, а вторая скачет вокруг меня и сыновей взбесившимся цыпленком. И офицеры, мужчина и женщина, тоже не отстают от последней. Мне аж помогли уложить Джеев в коляску, кем-то заботливо притащенную сюда, к дивану в гостиной, вокруг которого я металась загнанной голой птицей. Апатия начинала отступать, услужливо предлагая свое место безудержной панике. Что будет дальше? А с Тони? А с нашей семьей? Кто так поступил с соседом и что ему за это будет? Дети не пострадали все-таки?
-Послушайте, я сейчас даже понять не могу, что отвечаю, это нужно сделать обязательно сейчас? - уставилась на людей, остановившись, наконец, где-то круге на десятом. И тут только осознала, что начинаю чувствовать боль. Голова, точнее, корни волос и место выдирания того клока. Руки, которых касался этот человек. Спина и задница от удара об пол. И внутренней стороне бедра щекотно почему-то, именно что щекотно, а совсем не больно. Интересно как. Задумчиво опускаю взгляд вниз и... начинаю орать благим матом на весь дом, -Вызовите мне скорую, срочно!! Кларисса, - тряхнула соседку за плечи, игнорируя шок полиции, -Собирайте детей, мы едем в больницу. Да пожалуйста, где скорая, ну? Я беременна, не видите, мне нужен врач!? - демонстрирую присутствующим для пущей наглядности капли крови на пальцах, -Пожалуйста, мы можем продолжить допрос-опрос по пути, только скорую, пожалуйста, вызовите ее! - умоляющий взгляд на копов, кажется, реакция у них действительно была отменная, ибо уже через три минуты ваша покорная слуга мчалась в автомобиле с пытливыми врачами, молчаливым офицером, сочувствующе охающей соседкой и громко вопящими детьми. Боже. Надеюсь, это все же не то, что я думаю. Малыш мой, как ты там, внутри?

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-03-27 02:36:03)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Волк в овечьей шкуре.