Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Опять ты


Опять ты

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Brandon Williams, Evie Garland
Место: сначала особняк жертвы, потом по ходу станет известно
Время: конец февраля
Время суток: шесть утра
Погодные условия: достаточно прохладно, но к обеду должно выглянуть солнце
О флештайме: иногда судьба дает нам второй шанс, но воспользуемся ли мы им?

0

2

По традиции внешний вид + напарник

Уильямс осторожно припарковался во втором ряду, вместившись между патрульными автомобилями, активность и шум не характерный для такого раннего часа, кажется, разбудил всех соседей в округе, окна в домах светились, а самые любопытные вышли на улицу прямо в своих пижамах. Во рту у Брэндона дымилась сигарета, которую тот сжимал зубами, пока вылезал из машины, вытащив ключ из замка зажигания, он направился прямо к роскошному особняку, вокруг которого и толпились люди. Стремительными шагами детектив приближался к жилищу, где было совершенно преступление, возбуждая в зеваках еще больший интерес, доходивший до напряженно-испуганного недоумения. У ворот за желтой лентой с надписью "место преступления" как водится, стояли офицеры, следившие за тем, чтобы место было нетронутым не причастными к расследованию людьми.
- Доброе утро, детектив,- произнес один из офицеров, Брэндон кивнул в знак приветствия, докурил сигарету и, выкинув окурок в урну, нырнул под ленту.
Парадная дверь распахнулась и на пороге возникла худощавая фигура детектива Мёрфи, он был среднего роста, волнистые волосы, с сединой у висков, вздымались в беспорядке над морщинистым лицом. Сразу увидев Брэндона, он поздоровался с ним, в привычной для себя манере – громко крикнув "А вот и старина Уильямс пожаловал, надеюсь, ты посетил премьеру фильма "Касабланка", а то у тебя есть уникальная возможность увидеть главную звезду фильма, к сожалению, автограф она тебе не даст". Уильямс ускорил шаг и, пройдя по тропинке, ведущей к дому, вновь нырнул под ленту.
-Ты хотя бы иногда бываешь нормальным копом? Рассмеялся он и пожал протянутую руку.
- Не вижу смысла менять свое отношение к жизни,- заметил Мёрфи и они вместе вошли в дом.
Внутри уже располагались офицеры и криминалисты.
- Наверх,- указал Мерфи, и детективы стали перепрыгивать ступени расписной деревянной лестницы, ведущий на второй этаж, где располагалась спальня и гардероб жертвы.
- Там полно отпечатков,- продолжал детектив, - полагаю, у восходящей звезды частенько были гости.
На втором этаже полицейских было не меньше чем на первом, они осматривали каждый сантиметр дома.
-Приветствую Уильямс.
- Доброе утро,- поздоровался детектив, натягивающий перчатки, и остановился у стены, на которой висел огромный портрет красивой девушки.
- Так кем она была?
- Мелиса О’Коннер – модель, восходящая актриса, любовница и муза режиссеров,- передернул плечами Мёрфи.
Комната оказалась вполне обычной спальней молодой девушки, достаточно ухоженной и аккуратной, если не замечать кровавого следа. На стене, как и в коридоре, висели, по всей видимости, ее фотографии. На туалетном столике  - коллекция каких-то кремов, косметики и тюбиков. Книжные полки, висевшие на стенах, были заставлены преимущественно женскими романами – в основном о любви холодного и неприступного циника к романтичной неопытной девушке. 
Полицейские уже открывали шкафы и перебирали одежду жертвы, когда зашли детективы.
- Мы пока не составили список вещей, но смотрите, господа, драгоценности не тронуты,- произнес один из мужчин, демонстрируя коробочку, наполненную различными украшениями.  Он задумчиво повертел ее в руке, а затем сунул в пакет для вещдоков.
В спальне царил полумрак, освещаемый периодичными вспышками фотокамер. Специалисты по вещественным доказательствам тщательно проводили осмотр комнаты. Останавливаясь лишь для того, чтобы сделать снимок нового вещдока или просто чего-то необычного, что может оказаться вещдоком. Один из специалистов фотографировал пятна крови на светлом деревянном полу, именно про эти пятна говорил детектив Мёрфи. Уильямс стоял у кровати, на которой лежала жертва – белая обнаженная девушка. Его заинтересовал тот факт, что крови оказалось слишком много, вероятность того, что потеряв столько крови, человек выжил, была равна нулю. Но в таком случае, где труп или это все же кровь убийцы?  Присев на корточки, Брэндон принялся изучать пол. Кровавый след вел от двери к кровати, вся постель была измазана кровью, будто кто-то выплеснул ее туда.
- Приблизительное время смерти известно? Осведомился Брэндон у судмедэксперта.
- Судя по окоченению и трупным пятнам, примерно пять часов назад, то есть около…,- полноватый мужчина взглянул на свои часы,- часа ночи.Судя по местам вдавливания можно смело предположить, что тело не передвигалось, именно здесь и в такой позе ее убили. Без вскрытия и лабораторных исследований я не могу сказать точно, но думаю, причина смерти – асфиксия, вот смотрите,- он позвал детективов к телу, Мёрфи вместе с Уильямсом склонились над жертвой. – Видите эти следы на шеи, это характерные следы пальцев рук, из-за удушения руками возникли кровоподтеки овальной формы, но ссадин от ногтей нет.
- Значит, на шеи есть отпечатки убийцы?
- Пока не знаю. Вскрытие и анализ крови будут закончены к вечеру, а ДНК-анализ отпечатков пальцев увы будут известны не раньше чем через неделю, полторы,- он отвернулся от детективов и разрешил уносить тело, он все сфотографировал и изучил тело на месте преступления, его работа здесь закончилась, потому он проследил как тело заворачивают в мешок и уносят, попрощавшись с детективами он последовал за носилками.
Специалисты по сбору вещдоков заканчивали сбор образцов крови в спальне. Мёрфи дал указания офицерам расспросить соседей жертвы, кто/где/когда последний раз видел ее, слышали ли они ночью что-нибудь необычное и так далее. И через минут двадцать детективы спустились вниз.
- Я бы хотел поговорить с уборщицей, что нашла тело,- обратился Брэндон к напарнику.
- Она сейчас на улице, пришлось вызвать скорую.
Уильямс кивнул и вышел на улицу, минуя ленту, он оказался у дороги и только сейчас заметив толпу журналистов произнес: - Ебать

Отредактировано Brandon Williams (2013-03-21 18:56:43)

+1

3

внешний вид

Посреди ночи Иви проснулась от резкого чувства голода. У неё иногда случаются припадки обжорства, очнешься в 3 ночи и вертишься с боку на бок. Около четверти часа девушка отчаянно боролась с желанием пойти на кухню и опустошить холодильник, потом сдалась, накинула халат и покралась вниз по лестнице. Урчание в животе нагнетало обстановку, поэтому девушка прибавила шагу. В голове уже ютились мысли о том, как она наконец-то откроет дверцу холодильника и увидит всё то обилие еды, что аккуратно лежит на полках. Неожиданно поток мыслей прервал резкий звук телефона, разливавшийся ко квартире неприятной песней. К такому повороту событий Ив была не готова, поэтому от удивления и испуга, кубарем покатилась вниз по лестнице.  Изрядно отбив всю задницу, девушка схватила злосчастный телефон и проорала человеку, что звонил ей в такой ранний час, все, что она о нем думала. Но поток слов на другом конце провода заставил Иви замолчать.
Кто-то кого-то убил, куда-то надо было ехать, а точнее мчаться на всех порах. Эй, но на часах всего лишь шестой час утра. Но, кажется, миру было пофиг на то, что Гарланд только проснулась, ужасно хотела есть и совершенно не горела желанием выбираться из дома. Но, не смотря на собственные желания, пришлось тащиться на другой конец города. К счастью, на улицах города в столь ранее утро было фактически пусто, однако, чем ближе Иви подходила к нужному дому, тем больше народу появлялось вокруг. Кажется, мир сошел с ума. Мысленно констатировала Ив, увидев толпу журналистов вокруг  одного из домов. И сегодня ей предстояло быть одной из этих сумасшедших.
Почему-то сегодня девушке не хотелось ничего выяснять и в очередной раз лезть не в свое дело. Она вообще в последнее время сама не своя. Странно, как порой человеку может надоесть все то, чем он жил последние годы, чем он занимался, что его наполняло и вселяло хоть какой-то смысл в скучную жизнь. Ив всегда искала во всем лишь лучшее, думала о хорошем, но в последнее время с этой ярой оптимисткой что-то случилось. Пребывая в потусторонней, какой-то пугающей задумчивости,  она чувствовала, как нечто незримое в ней изменилось. Говорят, что какое-то даже самое незначительно действие может изменить всю нашу жизнь. Все, даже самые великие события, начинаются с чего-то незначительного. Землетрясение, способное уничтожить целый город, зарождается от легкой дрожи в недрах земли. Музыку рождает вибрация. Примеры можно приводить до бесконечности. Ведь вся наша жизнь- это череда случайных, а порой и нелепых событий, которые порой могут изменить её до неузнаваемости. Ничто не остается неизменным. Неужели и в Иви что-то изменилось? Ей нужен был какой-то толчок, что-то, что могло бы дать ей хорошего пинка. И, кажется, это «что-то» приближалось, какое-то событие, которое уже стояло на пороге, готовое войти внутрь, в жизнь девушки, изменить здесь все и перевернуть вверх дном.
Ей было плевать кого и как убили, но узнать это она хотела лишь потому, что привыкла быть первой. Ей это жизненно необходимо. Она не умеет проигрывать и каждая неудача для неё - сильный удар.  Именно поэтому сейчас она в наглую, распихивала всех локтями, плечами и всем, чем только придется, уверенным шагом направлялась вперед. Наконец-то цель была достигнута. Кое-как, но Ив, все-таки, обошла эту ревущую толпу, не веря собственному счастью. Не смотря, куда идёт, Гарланд осматривалась, дабы оценить ситуацию со стороны. Резкая боль в плече заставила остановиться. Неужели в стену врезалась? Подняв глаза, Иви опешила и встала, как вкопанная. Кажется, у неё глаза на лоб вылезли и по размерам сравнялись с теннисными мячиками. Хотя, какие там мячики? Тут самые настоящие теннисные корты. Не иначе.
Почему-то появилось резкое желание развернуться и уйти в обратном направлении, но вместо этого Гарланд лишь сдавлено произнесла:
-Здрасте… -Почему-то, она никак не ожидала увидеть здесь Брэндона, хотя это было более, чем логично. Приняв непринужденный вид и натянув на лицо улыбку, девушка будто между делом спросила,- Кого убили?

Отредактировано Evie Garland (2013-03-22 17:05:58)

+1

4

За все годы работы в полиции, Уильямс усвоил, что начальство придает большое значение тому, как выглядит полиция в глазах общественности, им важно демонстрировать быстроту и эффективность, с которой работают копы. Безусловно, как и всякий полицейский Брэндон понимал важность СМИ, но все чаще у него складывалось впечатление, что типы, причастные к этому, только и могут, как заботиться о продажах и рейтингах. Они как сумасшедшие гоняются за сенсациями и если таковых нет, то они готовы состряпать шумную историю из чего угодно. Поэтому к журналистам детектив питал некоторую неприязнь. Как только он сделал шаг в сторону кареты скорой, его тут же окружила небольшая толпа журналистов. Казалось бы эта была не настолько известная личность, чтобы уже в такую рань здесь толпился народ, но видимо необычная смерть, т.е. не естественная вызывает у людей какой-то странный интерес.
Я не имею права говорить о чем-либо происходящем. Без комментариев,- сухо произнес Уильямс. Его слова вызвали противоположную реакцию и изо всех сторон послышались новые вопросы. Журналисты тыкали и друг друга и детектива то микрофонами, то камерами, то диктофонами. Все это начало раздражать Брэндона:
Ну все, отъебитесь,- крикнул Уильямс, раздраженно махнув рукой, показывая, чтобы журналисты отошли.
Офицеры сделали два-три шага в сторону от ленты и стали осторожно отталкивать журналистов, когда народ немного отошел, Брэндон вытащил свой блокнот и записал только что пришедшую мысль. Он чуть не выронил ручку, когда кто-то в него врезался. Он поднял глаза и увидел девушку.
Мёрфи вышел из дома, и быстро переговорив о чем-то с офицером, пошел в сторону напарника. Он шел, как обычно, покачиваясь, но уверенно и твердо, целенаправленно приближаясь к Брэндону. Почесывая бровь, он остановился и, не заметив девушку, обратился к Уильямсу:
Брэндон, мы нашли кое-что интересное, тебе стоит на это взглянуть.
Все мысли Уильямса, его желания и страхи в данное мгновение были заняты стоящей перед ним девушкой, чья грудь была столь же прекрасна, как и грудь какой-нибудь скульптуры в древнем Риме, даже кариатиды рядом с ней меркли по красоте и изяществу фигуры. И вот будучи поверженным собственным телом, даже при таких обстоятельствах, Уильямс ощутил легкий прилив возбуждения, он понимал, что это не нормально хотеть кого-то вот так, но сейчас, как и в первую их встречу в галереи он будто перестал здраво мыслить. Брэндон продолжал смотреть на нее, не отрываясь, а в его ушах тихим грохотом отдавались слова напарника. Изо всех сил Уильямс старался не опускать глаза ниже глаз девушки, старался поддерживать с ней, таким образом, контакт, но он был слаб и потому иногда его взгляд опускался ниже. Эти полные губы порождали желание немедленно укусить их. Повисло неловкое молчание.
Детектив Мёрфи бросил взгляд на девушку, затем вернулся к напарнику и стиснул его плечо, возвращая друга к реальности. Его попытка сдержать улыбку провалилась и плутовская ухмылка уподобила его подростку, только что застукавшему своих друзей за занятием секса.
М…эээ,- все с той же ухмылкой протянул Мёрфи и, оглядев девушку, произнес: – Так мне оставить вас? Приподняв брови.
Уильямс, наконец, опомнился и со смехом ответил:
Одну минуту,- он оставил девушку, в окружении ее коллег на несколько секунд, чтобы та потомилась нетерпением, хотя если быть честным, то в нетерпении был именно он. Детектив понятия не имел, чем девушка занимается, потому ее появление и вызвало такую реакцию. Быть может, она и рассказывала ему про свою работу, но он явно ее в тот момент не слушал. Возможно, в момент разговора, он вдыхал аромат ее тела, он приникал к ней так страстно и неистово, что успокоился лишь тогда, когда перестал ощущать собственное тело и кожу. Ночь она провела в его объятьях, и Уильямс не думал, что когда-нибудь еще увидит ее.   
Отойдя с напарником в сторону и нырнув под ограждающую ленту, Брэндон попросить Мёрфи напомнить, что он там говорил.
Уверен, что не захочешь закончить с девушкой разговор?
Уильямс повернулся к напарнику и выразительно посмотрел на него, будто говоря взглядом, куда он посылает друга и что тот должен сделать по прибытию.
Криминалисты нашли сексуальные "игрушки" жертвы и спрятанный мобильник, думаю, имеет смысл тебе на это глянуть, думаю, наш свидетель может и подождать.
Наверное, это ее старый телефон,- пожал плечами Брэндон.
Ну, это предстоит выяснить, но звонили с него всего по трем номерам. Тебе не кажется это странным?
Хорошо, сейчас подойду,- кивнул он и вернулся к девушке. Мёрфи сделал несколько шагов назад, двигаясь спиной, смотря при этом на девушку:
Интересная у вас футболка,- резюмировал с улыбкой он и повернулся, быстрым шагом направившись к дому. Уильямс проводил напарника взглядом и подошел к девушке, он приобнял ее за талию и отвел в сторону, недовольно отталкивая другой рукой журналистов, готовых было снести их, лишь бы попасть ближе. Пока его рука лежала на ее талии, он медленно вырисовывал круги большим пальцем.
Что ты здесь делаешь? Надеюсь, ты просто преследуешь меня,- полушутя произнес детектив, стараясь припомнить имя девушки.

Отредактировано Brandon Williams (2013-03-23 20:27:22)

+1

5

Увидеть его здесь? Почему-то это казалось невозможным, нереальным и неправильным. Ив даже специально ущипнула себя, дабы убедиться, что она не спит. Нет, сном это не было. Она правда сейчас стоит и улыбается, как полная дура. На секунду вся её безмятежность пропала. Девушка напрочь забыла, зачем пришла сюда, она тупо пялилась на Брэндона и не могла произнести ни слова. Почему-то, именно сейчас каждая минуту молчания ей казалась невыносимой вечностью. Но девушка не предпринимала никаких попыток начать разговор. Порой ей казалось, что если тихо сидеть и просто наблюдать за происходящим вокруг, то, она готова поклясться, время на мгновенье остановится, и вся вселенная тоже замрет. Всего на секунду. И если найти способ жить внутри это секунды, то можно жить вечно. Наверно, именно это девушка и пыталась сделать. Именно здесь и сейчас, в эту самую минуту.
Неудобное положение спас, если можно так сказать, напарник Брэндона. Иви почувствовала, что вздрогнула, когда услышала незнакомый голос так близко. Детективы отошла, а Гарланд попыталась сделать все возможное, чтобы не покраснеть. Иногда бывает неловко в чей-то компании. Так неловко, что ты начинаешь говорить невпопад, смущаться, опускать глаза. Просто несуразно ведешь себя. Да, поверьте, и с Ив такое бывает. Смущение в её понимании - это страх, катастрофа, апокалипсис. Чтобы она стесненно опускала голову и подбирала слова? Обычно все наоборот. Сейчас же она вела себя более, чем странно. Ей нужно было хотя бы минута, хоть короткое мгновенье, чтобы собраться с мыслями. Короче, девушка была искренне благодарна напарнику Брэндона за то, что тот прервал их пока ещё не животрепещущий разговор, но тут уже дело за малым.
Услышав комментарий о своей футболке, Иви задумчиво констатировала:
-А он мне однозначно нравится!
Брэндон приобнял Гарланд за талию и та почувствовала, что сердце у неё в груди забилось сильнее и не собиралось сбавлять обороты, Ив чувствовала, что оно вот-вот готово взлететь и утащить её вместе с собой. До этого девушке казалось, что Брэндон где-то далеко, но теперь он заполнял все пространство- он так близко, что Иви не могла ни дышать, ни говорить, ни думать. Каждый раз, когда он прикасался к телу девушки, время как будто замирало, и, похоже, могло совсем исчезнуть. Мужчина снова коснулся ладонью тела Гарланд. Всего на секунду, но именно в эту секунду девушке показалось, что её тело уменьшается и существует только в той точке, до которой он дотрагивается, и эта точка наполняется сияющим теплом. Иви поняла, что никогда ещё не чувствовала себя столь спокойно и столь беспокойно одновременно.
– Что ты здесь делаешь? Надеюсь, ты просто преследуешь меня.-Его низкий гипнотический голос был похож на песню, которая плела в воздухе кружево какой-то доселе неизвестной музыки. Такой нежной и тихой, что её можно принять за дуновение ветра, которое будто играло с волосами Иви, звало куда-то с собой. Каждый звук раскручивался в утреннем воздухе, как стеклянная или шелковая нить. Девушка снова поймала себя на мысли, насколько же голос Брэндона приятен и не на что не похож. Дабы избавиться от всех этих мыслей, Ив встряхнула головой. Конечно, не подействовало. Она все равно продолжала думать совершенно не о том. Мужчина, стоявший перед ней, заставлял мысленно уноситься далеко отсюда, снова и снова вспоминать прошедшую ночь, его крепкие руки. Оставалось лишь надеяться, что у неё на лбу не написано то, о чем она сейчас думает, но, кажется, именно так оно и было.
Вернувшись к неизбежной реальности, Иви закатила глаза и ткнула мужчину пальцем в грудь.
-Ну, либо я тебя преследую, либо у тебя просто мания величия. –произнесла она, с легкой улыбкой на губах. –Весы склоняются к тому, что, все-таки, второе. –Девушка отошла от детектива на пару шагов и осмотрелась. –Честно? Я сама не знаю, что делаю здесь, с удовольствием бы ещё понежилась в постели, но долг зовет. И поэтому я, как и все эти идиоты, стою сейчас здесь. –с этими словами девушка показала пальцем на толпу журналистов, что стояла за её спиной.–По Брэндону было видно, что журналистов он на дух не переносит, наверно, именно поэтому Ив и сказала, что сказала. –Знаешь, по законам морали, после всего, что между нами было, ты обязан на мне жениться, но вместо этого я просто прошу рассказать, что здесь произошло. Согласись, что я самый гуманный человек в этом мире? – И лишь сказав это, Гарланд убедилась, что она вовсе не самый гуманный человек, а самый тупой. Ну почему она всегда сначала говорит, а потом думает? Это уже успело стать привычкой, которую не исправить даже с годами. –Может, бросишь своего напарника, возьмешь вместо него меня? Девушки с мозгами блондинки порой бывают очень даже полезны. –Она снова улыбнулась, но уже не натянуто, а искренне и как-то даже по-детски. Все неловкости, которые она испытывала в первые секунду их встречи, прошли. Сейчас ей было хорошо и уютно в компании Брэндона.

Отредактировано Evie Garland (2013-03-25 09:57:38)

+1

6

Брэндон опустил взгляд на палец девушки, коснувшийся его груди, подступившую улыбку детектив сдержал, проведя языком по передним зубам. Ситуация становилась все интересней и интересней, решив ничего не предпринимать и лишь наблюдать за тем, куда все это приведет, Уильямс внимательно смотрел на девушку, с интересом разглядывая ее лицо. Удивительна все-таки память человека. Ты можешь запомнить мельчайшие детали встречи (впрочем, такую встречу мало кто мог бы забыть), но только не имя, будто мозг посчитал это не нужной информацией и для освобождения диска памяти стер ее. Брэндон действительно не думал, что покинув поутру квартиру девушки, сможет встретиться с ней вновь.
Услышав слова девушки, а потом и ее указание на толпу журналистов, Уильямс вздохнул, лицо его омрачилось. Он считал себя самым обычным детективом, не особо отличающимся от своих коллег, но в последнее время, его окружают одни журналисты. Слушая в пол уха, девушку, Брэндон задавался вопросом – почему же из всех возможных незнакомок в галереи в тот вечер он переспал именно с журналистом?
- Ты серьезно? О каком долге ты говоришь? Вы ведь только и знаете, как под ногами бегать да мешать нам вести расследование, а потом еще и обвиняете во всех смертных грехах,- заявил Брэндон, строго глядя на девушку.
- Знаешь, все по тем же законам морали, ты должна уважать своего спасителя. Будем считать, что в ту ночь ты меня отблагодарила за спасение своей жизни. Пусть киллер и не был нацелен на тебя, но шальные пули они такие, шальные,- Брэндон облизнул губы, стараясь подбирать слова, которые не выдали бы в нем разочарование, их вторая встреча имела все шансы закончиться также приятно, как и первая, но вместо этого сценарист, видимо уставший постоянно давать Брэндону удачу, решил закончить все глупо и банально.
- В общем, как я сказал пару минут назад твоим коллегам – мы не делаем никаких заявлений относительно дела. Как будет информация, которую мы сочтем нужной огласить, то сообщим вам, а пока уважай своего спасителя и покинь место преступления,- проговорил Уильямс с наглой ухмылкой. Да, с этим вороньем, коими он считал всех работников СМИ, необходимо поступать именно так, быть непреклонным. Рано или поздно, скорее всего часа через два, информация об убийстве станет достоянием прессы, но до этого у полиции еще есть время поработать в тишине. На данном этапе расследования было необходимо сделать обход домов, собрать записи с камер наблюдения, переговорить с близкими, проверить алиби, проанализировать телефонные звонки и содержимое компьютера жертвы. Была дорога каждая минута, ведь от первых часов расследования зависит очень многое.
Брэндон не смог сдержаться и издал наигранно томный вздох, соскользнувший с его приоткрытых губ:
- Я бы с удовольствием постоял здесь с тобой и поболтал, но мне нужно работать,- он через силу улыбнулся и, не обращая внимания на девушку, направился обратно к особняку. В голове Уильямса невольно вертелась фраза, брошенная девушкой о своей кандидатуре в роли напарника, он усмехнулся, подумав, что работать с напарником вроде нее невозможно, как можно работать с напарником, от которого у тебя будет постоянный стояк?

Отредактировано Brandon Williams (2013-03-25 17:16:22)

+1

7

Сейчас, смотря, как Брэндон уходит, в голове девушки пробежала вполне банальная мысль о том, что, все-таки, у полицейских и детективов/полицейских есть одна схожая черта. Они взаимно друг друга ненавидят. Иви искренне ненавидела этих напыщенных дураков и точно знала, что для них является всего лишь назойливой мошкой, не более того. Как она не пыталась вырасти в их глазах и показать, что тоже что-то значит, из её тщетных попыток ничего не получалось. В общем, всех, кто варился в этой преступной каше, Иви терпеть не могла и пыталась обходить стороной. Но угораздило же её повстречать на своем пути Брэндона. Хотя, в каком-то смысле, вспоминая прошлую ночь, она была этому даже рада.
Смотря на удаляющегося мужчину, девушка устремила взгляд ему в затылок, она буквально сверлила его взглядом. Казалось, что ещё чуть-чуть и там точно появится огромная дыра. Главным в положении Ив было то, что хоть она и злилась на Брэндона, но, в то же время, жутко не хотела отпускать его. Буквально каждая клеточка тела девушки желала, что бы он хотя бы просто стоял рядом. Да, такая малость, но она бы сделала Гарланд самым счастливым человеком на этой планете. Для девушки это было более чем просто странно. Все эти чувственные чувства были в новинку и немного не к месту. Иви это действовало на нервы, за исключением той крохотной части её «я», которой это даже нравилось. В надежде, что ей удастся выгнать ненужные мысли, девушка потрясла головой. Конечно, всем известно, что способ не действует, но попробовать-то стоит.
Наконец-то осознав, что делать нечего, девушка, от злости начала прыгать на одном месте, что-то злобно бурча себе под нос. Злилась Иви крайне смешно. Она могла топнуть ножкой, прокричать что-то забавное, начать ходить из стороны в сторону, широко размахивая руками и проклиная все на свете. В этом и есть вся она. Такая забавная, смешная, по-детски наивная. Она может часами бесится из-за какой-то мелочи и совершенно не расстроится из-за чего-то реально стоящего.
-Ну ты…ты…бррр!- сыпать лишними обвинениями в сторону детектива не хотелось, поэтому Иви быстро прикрыла рот, больше не пытаясь выдавить из себя что-то членораздельное. Стоять здесь и ждать она не могла, это не в её характере. Да и излишней терпимостью она никогда не отличалась. Надо было хоть как-то, но действовать. В голове роились тысяча и одна мысль, только все они казались какими-то неправильными. Весы склонялись в пользу того, что неслучайно так легли карты Брэндона и Иви, что не случайно они снова встретились именно здесь и сейчас.  Девушке безумно нравилось , что происходило это так неожиданно, спонтанно, сумбурно! Было туго что-либо соображать, она утеряла способность трезво и адекватно оценивать ситуацию. Да и куда тут мыслить трезво. Она тонула. Тонула в безбрежном океане, без единой надежды на спасение. Она не сопротивлялась, а  добровольно, позволила себя сковать. Рассуждать о том, что в этом мире плохо, а что хорошо, было уже поздно. Это даже немного бесило. Заставляло чувствовать некую безысходность и собственную слабость.
Особо не соображая, что делает, Гарланд понеслась вслед за быстро удаляющимся мужчиной. Пришлось перейти на бег, дабы догнать его. Наконец-то Ив резко остановилась прямо перед его носом. Хотя, перед каким там носом… мужчина выше девушки головы на две, так что Иви, со своим метр с кепкой, ему и до подбородка еле доставала.
-Неужели ты, правда, думаешь, что сможешь так просто от меня избавиться? – Со стороны это, скорее всего, выглядело как то, что Иви собирается всеми возможными и невозможными способами вешаться ему на шею. Но нет, бегать за мужчинами- не в её правилах. Тут для неё началась некая игра, которая притягивала, заманивала. Мысленно девушка размышляла, как же быстро Брэндон признается в том, что она ему уже надоела.

Отредактировано Evie Garland (2013-04-06 23:49:16)

+1

8

Брэндон приподнял желтую ленту, чтобы парень из отдела высоких технологий, который нес системный блок жертвы, смог пройти под ней. Домашний компьютер должны были доставить в отдел для исследования, быть может, изучив его, у полиции появится новая информация, которая поможет пролить свет на убийство актрисы. Уильямс проводил парня взглядом, продолжая сжимать в пальцах ленту, когда взгляд его стал блуждать, и он собрался продолжить свой путь, то вновь увидел журналистку резко остановившуюся перед ним. Девушка явно не собиралась сдаваться. Разыгрывала из себя фанатичную преследовательницу, чтобы заставить Брэндона уступить. Этот трюк не удавалось сделать никому из репортеров, преследовавших детектива, не сработает и сейчас подумал Уильямс, не пошевелившись и даже не взглянув в сторону девушки. Но за бравадой безразличия он прятал свое истинное отношение к ситуации, на долю минуты он задумался, пытаясь проанализировать все, но так и не понял, что испытывает – раздражение, что она не послушала его или облегчение, что красотка не покинула место преступления. Брэндон не умел орудовать словесными мачете, поэтому в ситуациях, когда репортеры или журналисты переходят черту, он либо игнорировал их, либо набрасывался с кулаками, как маститый не особо умный боксер. Впрочем, ладно, терпеливо игнорировать проблемы он никогда не мог, потому обычно все заканчивалось небольшой потасовкой, за которую потом детективу приходилось отдуваться стоя на ковре в кабинете начальника. Что Уильямс должен был предпринять? Следуя неоспоримой логике, он должен был проигнорировать девушку и вернуться в дом, чтобы заняться, наконец, делом. Но логика всегда проигрывает иррациональным чувствам, особенно таким, как неконтролируемая заинтересованность женщиной. Будь журналистка не такой привлекательной дилеммы и проблем бы не возникло. Но, черт возьми, она была невероятной.   
Офицер, защищавший место преступления, невольно посмотрел на девушку, после на детектива, затем взгляд его растворился в толпе и он чуть сильнее сжал руки, сурово глядя вдаль. Продолжать стоять здесь, тем более в компании журналиста, Уильямс не мог и потому, все еще не решив, как поступить он позвал полицейского, проходившего неподалеку. Девушку он по-прежнему игнорировал.
- Нужно собрать записи со всех камер наблюдения в радиусе мили.
- Хорошо, детектив.
Брэндон кивнул и  стал осматривать фасад дома. Он не верил, что в таком шикарном доме (который по прикидкам детектива он никак не сможет себе позволить) нет камер наблюдения. Когда зоркий глаз его опустился на окна первого этажа, Уильямс увидел знакомый силуэт Мёрфи, который, судя по всему, смотрел в его сторону. Поняв, что напарник смотрит на девушку, Брэндоном овладело какое-то странное чувство, при других обстоятельствах он бы нарек это чувство ревностью, но применительно к ситуации слово "ревность" звучало более чем странно. Ему почему-то стало не комфортно от того, что на журналистку сейчас глазеют полицейские.
Уильямс ничего не сказал, повернулся к девушке и резким движением схватил ее за руку. Достаточно крепко впиваясь пальцами в руку выше локтя, Брэндон не дал девушки ни малейшего шанса выбраться из его лап, он воспользовался своим преимуществом – силой и отвел девушку в сторону, на то самое место, где они стояли пару минут назад. Сколь сильным был Уильямс столь же самодовольным и уверенным он сейчас казался.  Детектив вытащил из кармана куртки блокнот, когда отпустил руку девушки и быстро начеркал на листе "10th Street", затем вырвал его и сунул девушки в руку:
- Приходи по этому адресу ровно в девять, на минуту опоздаешь – не впущу,- несколько зловеще произнес он, хотя на самом деле он просто боялся, что его услышат, и потому говорил чуть тише. Не дождавшись реакции девушки, Уильямс быстрым шагом с тяжеловесной грацией и военной выправкой удалился, нырнул под ленту и вскоре скрылся в доме.

- Так ты расскажешь, кто она или нет?
Брэндон усмехнулся, затем повернулся к напарнику, в глазах которого по-прежнему блуждал туман порочного желания. Узкие губы его оголили зубы и замерли в довольной полуулыбке, от того, что широко улыбаться на месте преступления было бы как-то цинично, Мёрфи немного сдержал себя от полноценной улыбки Чеширского Кота.
- Я уже ответил,- сказал Уильямс и шмыгнул носом. - Обычный журналист, вон посмотри, сколько их там,- заторопился он, - даже трупные мухи еще не успели налететь, а ведь они могут учуять мертвое тело за двенадцать миль, зато журналистов здесь уже добрых два десятка. Так почему ты вдруг заинтересовался именно этим журналистом? Как бы ни понимая ситуации, спросил Брэндон. Мёрфи приподнял брови и, прикусив нижнюю губу, перевел взгляд на напарника. Ему не нужно было ничего отвечать. Они прекрасно поняли друг друга и без слов, быть может, задолго до заданного вопроса они оба знали ответ. Бессмысленно было врать, и Брэндон улыбнулся, опустив взгляд. Из порочного забвения детективов вывел знакомый голос:
- Телефон, что мы нашли с повременной оплатой, приобретен за наличные без каких-либо документов. Видимо она боялась, что кто-то будет прослеживать ее звонки. Странно. Обычно такими телефонами пользуются всякие бандиты, а не актрисы.
Брэндон первым опомнился и, обернувшись, кивнул Бейкеру:
- Согласен, на какой черт ей такой телефон. Может, она кого-то шантажировала или скрывалась. Какие с него звонки были сделаны, вы выяснили?
- Да. Звонки совершались только по одному номеру. Номер этот принадлежит некому Франциску Беллу,- Уильямс улыбнулся, подумав, что в последнее время такую информацию очень быстро выяснить. – Актер театра, сорок пять лет, женат, двое детей, живет на 1161 Терминал-уэй.
- Отлично,- хмыкнул Мёрфи и похлопал Бейкера по плечу. – Вот и первый подозреваемый.

Отредактировано Brandon Williams (2013-04-11 16:19:32)

+1

9

внешний вид 0.2

http://cs308923.vk.me/v308923361/957/O66aV2qGifw.jpg

Говорят, что это судьба. Говорят, она прописана за долгие годы до нашего рождения. У каждого она своя, похожая на законченную книгу. У кого-то захватывающая и интересная, , у кого-то необычная, а кто-то вынужден терпеть однообразие. У кого-то в запасе несколько томов, а у кого-то и на маленькую брошюрку не хватит. Но как бы все это и не было написано, в каких размерах и в каком жанре - все это неизменно. За тебя все решили, и придется плыть по течению. Поэтому человек предпочитает принимать форму амебы, не принимая собственных решений, скидывая все на случай, живут так, как получится. Но все это удел глупых и ленивых людей, не старающихся изменить в своей жизни что-либо. А ведь Бог дает право выбора, по какой дороге идти, как идти и с кем. С самого рождения по конец жизни, ты выбираешь, как быть: с кем играть на детской площадке, в какую секцию пойти; посетить ли школу, или прогулять; дружить  с этим парнем побогаче, или с тем, кто искренне тебе дарит себя, встречаться с этой девушкой, любя ее одну, или поддаться искушениям и уйти. Но любой выбор меняет твою жизнь, твою историю. А иногда чужой человек принимает решение за тебя и направляет на другую сторону, совсем иною.
Судьбой в случае Иви можно было назвать тот поход в галерею. Именно в тот день, именно в том месте. Наверно, все-таки... судьба не дает права выбирать. А если и предоставляет такую возможность, то только косвенно. Ты выбрал место, время и ситуацию, но от собственного удела не уйдешь. Поэтому, как бы девушка не противилась ( а что противится-то, непонятно..) увидеть сегодня Брэндона – некое предопределение. Честно признаться, для девушки все происходящее было более чем просто необычно. Но, в то же время, ей это чертовски нравилось.
Девушка ещё долго смотрела на адрес, что неаккуратно написал Брэндон на листке из своего блокнота. Она хотела что-то спросить, но когда подняла глаза, мужчины рядом уже не было. Тот наверняка скрылся в доме. Иви ещё немного потопталась на месте, в который раз осматривая территорию в радиусе десяти метров. Измениться за столь короткое время здесь ничего не успело, лишь прибавилось коллег по цеху. Осознав, что ловить здесь больше нечего, Ив поплелась обратно домой. Внутри теплилась надежда, что в такую рань она сегодня поднялась, все-таки, не зря.
По приходу домой, Иви поняла, что тупо не может успокоиться, а все мысли занимает лишь один человек. Все поняли кто? Девушка была словно на иголках, она ходила из стороны в сторону, кусала губы, проще говоря, вела себя странно. Да какого, собственно, черта? Как-то ей это все подозрительно не нравилось. В конце концов, она успокоилась и присела на небольшой диван, думая, стоит идти или нет. Все это начало казаться какой-то игрой, которая интриговала, затягивала, влекла девушку. Да это любую бы заинтриговало, особенно такую как Иви, которая любила эмоции и приключения. 
В запасе у девушки ещё было много времени, практически полдня. Иви не придумала, чем занять себя, кроме как откровенно страдать фигней. Ближе к вечеру девушка начала перемешать задницу от дивана к зеркалу поближе. Проще говоря, наводить марафет. И уже через час ехала в такси по нужному адресу, ловя на себе взгляды водителя в зеркале заднего вида.  Конечно же, она, как всегда, опаздывала. Это её конек. Чувство пунктуальности ей, кажется, кто-то напрочь отбил ещё в детстве. Надо сказать этому кому-то  спасибо, ибо Гарланд тут ни коим образом не замешана. Через несколько минут она стояла у нужной двери, переминаясь с ноги на ногу. Девушка понятия не имела, зачем все-таки пришла и какая будет реакция у Брэндона, когда он откроет дверь. Посмотрев на циферблат наручных часов, Ив поняла, что в запасе у неё ещё осталось целых две секунды! А для неё это не мало. Неуверенно нажав на кнопку звонка, Ив стала ждать, пока мужчина откроет. Дверь никто не открывал, хотя Гарланд отчетливо слышала шаги за ней.
-Эй, тебя там еноты съели что ли?- с усмешкой прокричала девушка и мягко улыбнулась.

сумбурно, странно, непонятно...прости, я исправлюсь

Отредактировано Evie Garland (2013-04-14 00:13:29)

+1

10

Аналогично внешний вид 0.2 + Майкл Джордан (пес)

Конечно, исправишься, если не исправишься – я тебя отшлепаю. Шутка. Мне нравится пост. Но про отшлепать я серьезно.

Задумчиво покусывая большой палец, Брэндон пролистывал содержимое картонной папки, пепел сигареты, что он сжимал пальцами, упал на стол, и он выругался, быстрым движением смахнув его. Детектив прочитывал одно и то же несколько раз, запоминая информацию, перебирая в уме все факты и данные, он пытался найти какие-то связи и несоответствия, чтобы шаг за шагом добиться хоть какого-то продвижения в деле. Однако, кроме вопросов, все больше принимающих вид риторических, ничего нового не приходило на ум. Брэндон не обращал внимания на включенный телевизор, шли какие-то новости и ведущий рассказывал об уже известных детективу событиях. Уильямс бормотал что-то про себя, но что именно и сам не слышал, напряженно окидывая взглядом фотографии с места преступления. Необходимо было на время забросить остальные дела и выяснить все о жертве, любые подробности, все, что только удастся получить из медицинских карт, экспертизы, осмотра дома, показаний семьи, близких и друзей. Как правило, узнав жертву можно было узнать и мотив убийства, по крайней мере, в большинстве случаев это помогало. Уильямс сделал последнюю затяжку и раздавил в пепельнице сигарету, не сводя глаз с документов.
Майкл Джордан радостный от того, что хозяин пришел домой раньше обычного, соскочил с дивана, и радостно виляя хвостом, подошел к хозяину, чтобы ткнуться горячим носом в его колени. Брэндон оттолкнул пса, вынудив того повторить попытку.
- Ну все,- детектив потрепал Джордана за ухом и одернул свое полотенце, прикрыв колени. Брэндон недавно принял душ, и волосы его еще не совсем высохли. Он сидел, раздвинув ноги, ощущая босыми ступнями прохладный пол.
Уильямс не помнил, когда он в последний раз приходил с работы раньше двух ночи, преступники никогда не придерживались общепринятого рабочего графика потому и детективы работали не нормировано. Но сегодня был особенный день. Хоть Брэндон и не был уверен в приходе девушки, но все же отпросился с работы, попросив Мёрфи прикрыть его, пообещав взамен подменить того завтра. 
Команда криминалистов, упорно работавших на месте преступления, изучили все что могли, они ползали на четвереньках в поисках волокон, посыпали стены порошком, чтобы отыскать отпечатки пальцев, осматривали комнаты дюйм за дюймом. И вот за несколько минут до половины четвертого, основная часть полицейских покинули особняк жертвы. Уильямс же в сопровождении Мёрфи направился к родителям убитой. Обычно на такие беседы посылали служащих отдела семейных проблем, прошедших специальную подготовку, но Брэндон придерживался строго правила – везде нужно побывать самому. Опрос родственников важная стадия расследования, часто такие беседы давались тяжело, но провести их, тем не менее, было необходимо, чтобы для начала исключить членов семьи из расследования. Факт, что в девяти случаях из десяти жертва была знакома со своим убийцей, был известен даже дилетанту. Потому подобные беседы очень важны. Так как Уильямс не отличался особой толерантностью и умением вести беседы, то предоставлял право своему напарнику вести разговор, сам же следил за реакцией людей. Дверь детективам открыла женщина средних лет и выглядела она не важно: лицо опухло и покраснело от слез, было ясно, что врачи напичкали ее всякими успокоительными, чтобы она хотя бы немного успокоилась. В небольшой квартире все пропахло каплями для сердца. Мёрфи с Уильямсом приняли ее предложение присесть на диван и начали со стандартной, годами выработанной фразы:  – Соболезнуем, к сожалению, мы обязаны расспросить вас о дочери. Мы не понимаем как вам тяжело, но поверьте, нам нужна ваша помощь. На протяжении всей беседы, женщина то и дело плакала, и детективам приходилось медлить с вопросами. Но вот что удалось выяснить: жертва была обручена с Шоном Купером, однако около двух месяцев назад они расстались по неизвестным матери причинам, Мелиса не хотела об этом говорить. Что касается Франциска Бела, то с ним девушка работала над каким-то спектаклем. По словам матери, они были только коллегами. Эта информация была единственной полезной информацией из всей беседы.
Брэндон закрыл блокнот с записями, что он делал во время беседы с матерью жертвы и стал рассматривать фотографии с аутопсии. На первом фото тело Мелисы было завернуто в белый пластик и скреплено резинками на ногах и руках, чтобы сохранить вещественные доказательства, которые могут обнаружиться под ногтями жертвы. Затем следовали фотографии, когда пластик развернули, и патологоанатом пристально изучал тело в поиске волокон, клеток кожи и любой другой частички, которая могла принадлежать убийце и которую пропустили при осмотре тела на месте преступления. Уильямс пролистал несколько фотографий и стал вертеть в руках снимок шеи, сфотографированный объективом с сильным увеличением. Произошло сдавливание перекрытия шейный вен, кровоизлияние свидетельствовало об удушении, то есть версия судмедэксперта подтвердилась. Следов насилия на теле не было обнаружено, и этот факт показался Уильямсу странным. Если бы жертва сопротивлялась, что вполне логично, остались бы какие-нибудь синяки и царапины. Детектив вспомнил комнату жертвы с БДСМ игрушками. Может ли существовать связь между увлечением жертвы БДСМом и удушением? Могли ли ее задушить в порыве страсти? и как называется это отклонение? В любом случае,- подумал Брэндон,- необходимо переговорить со специалистом. Детектив также быстро перелистал фотографии со вскрытия желудка и головного мозга, одни из самых неприятных процедур аутопсии. Фотографии жертвы с вывернутыми наружу грудями и содранными лоскутами кожи, которые обнажали внутренние органы, Уильямс тоже пропустил и, убрав фотографии в папку, перечитал протокол аутопсии, вернее резюме, набросок отчета, полноценный же отчет патологоанатом должен прислать позже. Из лобковых волос жертвы удалось извлечь несколько застрявших там чешуек, которые разложили по пластиковым пакетикам для улик и отправили в лабораторию, туда же отправили и постельное белье с места преступления, на котором была обнаружена кровь и сперма. Жаль, что результаты анализа ДНК ждать несколько дней,- вздохнул Уильямс, потирая уставшие от чтения глаза,- хорошо, что этот Франциск такой любвеобильный, что оставил свою сперму в спальне жены, так мы хоть можем сравнить этот образец спермы с образцом с места преступления. Но как быть с кровью? может ли эта кровь принадлежать Франциску? И где он, черт возьми?!
Следующие страницы были посвящены странным фактам – у подозреваемого Шона Купера на время, когда было совершенно убийство, есть алиби, второй подозреваемый Франциск Бел вообще не появлялся дома уже несколько дней, и жена его обратилась в полицию. Она подтвердила сексуальную связь своего мужа с молодой актрисой, но упорно доказывала, что это было несколько месяцев назад, почти годи сейчас в их семье полная идиллия, да, только вот муж ее пропал или сбежал? У нее тоже есть алиби, которое, однако, нужно еще подтвердить. Никто из опрошенных не знал об увлечении БДСМом жертвы, и никто не сознался, что сам увлекается этим. Это приводит в тупик.
Большая стрелка часов отмерила очередную минуту, и телефон Брэндона завибрировал на столе. Он отключил будильник. Оставалось всего пятнадцать минут, чтобы одеться и убрать все. Уильямс сложил папки, посвященные делу, в одну стопку, другую же папку, никак не связанную с убийством он положил в другую сторону. Быстро стянув полотенце, он еще раз вытерся, ушел в спальню, надел трусы, джинсы и вернулся в гостиную. Брэндон взял тонкую папку и заглянул внутрь, на первой же странице он увидел фотографию Иви Гарланд, 1988 года рождения. Так как имени девушки Брэндон так и не вспомнил, то прибег к помощи своего коллеги, он попросил выяснить, кто был зарегистрирован в тот день в галереи, описал девушку словами, указав внешние данные, примерный возраст, род деятельности. Если раньше он не знал даже имени девушки, то сейчас знал о ней куда больше.
Погруженный в раздумья Брэндон, услышал далекое эхо звонка. Он опомнился, кинул папку на стол, хотел было натянуть футболку, но найти ее оказалось сложнее, чем он думал. Джордан залаял, немного испуганно посмотрел на хозяина и побежал в коридор.
Через минуту безуспешных попыток успокоить собаку, Уильямс открыл гостье, он придержал дверь, чтобы та не ударилась о дверь соседа, и пригласил Ив зайти. Он навалился спиной на дверной косяк, одной ногой стоя в коридоре. Дверной проем был не широким, и такое расположение детектива позволяло на несколько секунд пересечься интимными зонами с девушкой.
- Добрый вечер, Ив,- сказал Брэндон, держась на удивление любезно и профессионально. Он пристально посмотрел на девушку, никогда еще он так не раздевал женщину взглядом. Ему хотелось увидеть ее голой как можно быстрее. Отчаянно хотелось прижать ее к стене и трахнуть, но он удержался и лишь подумал про себя с кривой ухмылкой какая же у девушки сексуальная фигура.
Джордан, увидев незнакомого человека, залаял еще громче.
- Не бойся, он сам тебя боится потому и лает,- улыбнулся Брэндон, закрывая за девушкой дверь.
- Вот, можешь надеть,- Уильямс указал девушке на гостевые тапки, сам же продолжал стоять босиком.
- Ты как раз вовремя, я собрался садиться ужинать,- он прикусил губу и вновь окинул девушку взглядом, на несколько секунд задержав взгляд на ее груди

+1

11

Увидев перед собой Брэндона, девушка опешила и ещё минуты две стояла, не шевелясь, но все-таки вошла, услышав столь вежливое приглашение мужчины.  Несложно догадаться, что вовсе не его любезность заставила девушку так растеряться ещё при входе, виной всему его обнаженный торс. В мысли бурным потоком ворвались воспоминания. Снова. Это тяготило, не давало нормально думать и реагировать на слова Брэндона. Было туго что-либо соображать, казалось, что девушка утеряла способность трезво и адекватно оценивать ситуацию. Да и куда тут мыслить трезво? Она тонула. Тонула в безбрежном океане без единой надежды на спасение. Даже не сопротивляясь, Ив позволила себя сковать. Брэндон делал её своей пленницей, слепой, глухой от желания. Девушка наблюдала за его движениями, смотрела на его руки, грудь. Тело мужчины так удивительно и так прекрасно. Сердце настолько быстро разгоняло кровь по телу девушки, что у неё возникло чувство, словно в груди бьется тысяча крохотных птиц, которые жаждут выбраться наружу, улететь прочь. Ей не хватало кислорода. Катастрофически не хватало кислорода. Наверно поэтому так и кружилась голова, которую заполняет сладостный дурман. Зрение теряет свою четкость, подобно тому самому состоянию, которое обычно бывает после нескольких выпитых стаканчиков чего-нибудь покрепче. Это было как вспыхнувшая спичка. Это было, как бы банально не звучало данное сравнение, как фейерверк. Разноцветный, яркий, мощный и шумный фейерверк разнокалиберной нежности, осколков страсти и растекающегося по мышцам горячего, вязкого желания. Тело мужчины гипнотически затягивало девушку. А она, в свою очередь, чуть ли не физически ощущала, как скользит его взгляд по её телу.
Большую часть времени- девяносто девять процентов- ты просто не знаешь, как и почему переплетены нити, судьбы, линии, и это нормально. Сделаешь добро, и случится зло. Сделаешь зло, и получится добро. Ничего не сделаешь, и все взорвется. И только очень редко, когда благодаря чуду случайностей и совпадений, бабочки бьют крыльями ровно так, как надо, и все нити на минуту сплетаются вместе, тебе выпадает шанс поступить правильно. Но Иви решила сделать иначе, а точнее, ничего не сделать. Перекинув волосы за плечо, девушка посмотрела на пса Брэндона и потрепала того за ухо. В голове появилась глупая мыслишка, которую девушка поспешила озвучить:
-Говорят, что собаки в чем-то похожи на своих хозяев. Не значит ли это, что ты меня тоже боишься?
– с усмешкой произносит девушка. На самом деле её мысли сейчас занимало совсем другое, поэтому и пришлось нести какой-то бред, дабы не выдать себя. Хотя, у неё и так на лбу все написано. Ив уже давно успела стать мастером в сокрытии собственных  чувств и эмоций: говорит одно- думает о другом; притворяется, что слушает,  на самом деле нет; изображает спокойствие, а сама с ума сходит от дикого возбуждения. Кажется, это талант, который совершенствуется с годами. –Как продвигается расследование?- Конечно, уместный вопрос, но он перестал интересовать девушку с того момента, как она пришла сюда.
А потом случилось непредвиденное. Все знают, что Ив- самая неудачливая неудачница из всех ей подобных? А самая неуклюжая? Вот яркий пример, демонстрирующий это. Дурацкая неуклюжесть- неотъемлемая часть натуры Гарланд. Только что она спокойно себе стояла и никого не трогала, как стоило сделать один единственный шаг, и она тут же то ли обо что-то споткнулась, то ли у неё попросту ноги запутались, а зная Ив и такое возможно. Но это все было уже неважно, так как девушка уже падала. На радость полет оказался недолгим, а встречи с полом так и не случилось. Открыв глаза, Ив  поняла, что врезалась прямо на Брэндона. Ну, правильно, куда же ещё. Носом Ив уткнулась мужчине в грудь. Его кожа пахнет свежестью и мылом, от чего девушка совсем теряет голову. Приподнявшись на мысочки, девушка покрывает губы Брэндона своими и тихо, еле различимо, шепчет:
-Прости, но, кажется, я оставлю тебя без ужина.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Опять ты