vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Звонок из прошлого.


Звонок из прошлого.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники: Веня, Генри
Место: бар
Погодные условия: тепло
О флештайме:Венера и Генри весело проводили дни, ночи... А теперь он хочет отомстить Ви за то, что она вышла замуж за Лестера. Это, конечно, здорово, но только Хантер еще не знает чья Мия дочь, и никто пока этого не знает...

+1

2

— А зачем ты это сделал?
— Я хотел проверить, какая она на ощупь…
© из книги Хэнка Хантера «Настоящий мужик был женат дважды» (глава «Чужая невеста»)


Я проводил день в баре «Койот». Меня узнавали и щедро угощали выпивкой. К вечеру я был изрядно под хмелем и едва ли мог устоять на ногах.
— Послушайте, вы ведь Хэнк Хантер? Писатель? Мне будет приятно вас угостить выпивкой, — опираясь руками на барную стойку, чтобы удержать равновесие, я обернулся на голос. Ко мне подошел незнакомый мужчина — очкастый, в каком-то дурацком мятом костюме… Он мне не понравился. Уж слишком дурацкий у него был вид. Я промолчал.
— Хантер, давайте я закажу вам выпить, — повторил он и сделал знак бармену.
Что ж, я выпил.
— Еще закажете? — спросил я.
— Конечно. Вы же Хантер.
Я снова выпил.
— Вы недавно закончили свои азиатские странствия. Я читал в газетах
— Да, я вернулся.
Зачем он надевал мятый костюм? Чего ему от меня было нужно? Он мне ужасно не нравился… Но вот только… Бесплатная выпивка… Он заказал еще стаканчик.
— Знаете, я ведь тоже писатель… — я опрокинул стаканчик.
— Я присылал вам рассказы в своих письмах. У меня есть пара работ с собой… Вы не читаете письма? — тон у него был заискивающийся. Он выудил из кармана бумажку.
— На сегодня достаточно писанины. Простите, я не сноб, но мне приходят по тысяче писем в месяц…
— Женщинам вы наверняка отвечаете,— он насупился.
— Смотря каким женщинам. Зависит от тех фотографий, что они прикладывают…— мы махнули еще по стаканчику. Не нравился мне мужик в мятом костюме. Права, не нравился. Писатели все считают себя великими. Если их книги скупаются тиражами, они считают себя великими. Если их книги скупаются тысячами, они считают себя великими. Если их книги не продаются и не печатаются, они считают себя истинно великими. У мужика не было ни яиц, ни таланта. Но он оплачивал мою выпивку...
Не помню ход нашего дальнейшего разговора. Не знаю, почему я начал читать отрывок из своего романа «Настоящий мужик был женат дважды». Не понимаю, зачем мы стали обсуждать главу о чужой невесте. Я оказался в туалете. В руках у меня был мобильный телефон. Я позвонил Венере. Той женщине, которой был посвящен роман. Не могу объяснить, где я достал дурь, но в тот вечер я курил гидропон. У меня страшно кружилась голова.
— Венера это ты? Я не могу без тебя. Я сейчас сижу в туалете бара «Койот». У меня есть бритва. Если ты не приедешь, я вскрою себе вены. Ты думаешь, я угрожаю тебе? Именно так я и сделаю, — я кинул трубку в унитаз. Заработал сливной бачок. Несусветная глупость. Этот телефон сопровождал меня на Бали, в Китае и Индии, лежал со мной под завалами Тибу… И кончил свою жизнь в унитазе.
Я вернулся в помещение бара и сел за стойку. Мне налили выпить. Какие-то странные испарения кружились перед моими глазами. Воздух вибрировал. Я облокотился на стол и отключился… Мне виделись прекрасные сны...

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-23 23:38:02)

+1

3

Я все утро посвятила своему ребенку, что-то рассказывала ей, гуляла, кормила, поила - короче говоря как обычно. И нет, я не устаю от этого, меня даже подстегивает такая жизнь, ведь теперь мне приходится воспитывать ребенка, но и не забывать о своей внешности. Я не такая, как некоторые мамы, которые после родов напрочь забывают о себе, нет, дорогие, так нельзя, с родами ваша жизнь не закончилась, а только началась, соответственно, вы должны выглядеть подобающе, в моем случае я вообще должна выглядеть на все сто, ведь я разведенка, а кто сказал, что на этом на моей личной жизни поставлен большой и жирный крест? Никогда не поздно встретить свою новую любовь или же... Наладить мосты со старыми пассиями, которых у меня ( уж не знаю, к счастью ли или к несчастью) было за свои двадцать три достаточное количество.
Я приехала на работу с ребенком, как истинная бизнес-леди, я не упущу ни одного шанса подписать тот или иной контракт. За пазухой Мия ну и ладно, зато я успеваю веселить ее, подписывать бумаги, следить за порядком в отеле, проверять отчеты за месяц и так далее и тому подобное. Когда Генри позвонил мне, я была безумно занята, но то, что он сказал мне, взбудоражило мою психику.
— Венера это ты? Я не могу без тебя. Я сейчас сижу в туалете бара «Койот». У меня есть бритва. Если ты не приедешь, я вскрою себе вены. Ты думаешь, я угрожаю тебе? Именно так я и сделаю, - чертов псих, но я не могу просто так оставить это без внимания, а по хорошему счету, я должна уже мчаться к нему со скоростью света.
-ИДИОТ!!!?? Генри? Слышишь? Ничего с собой не делай, я скоро буду!
Дальнейшие действия развивались крайне стремительно : звоню сестре, в срочном порядке говорю ей, чтобы она приехала в Плазу, затем даю наставления персоналу отеля, бегу вниз, завожу машину и мчусь к моему бывшему любовнику, хотя насчет бывшего я даже не знаю... Я чувствую вину перед ним, но ведь это он должен был украсть меня с моей свадьбы, я чувствовала, что он планировал сделать это, и знаете, я бы не отказалась, если бы он тупо взял меня на руки, я бы даже не пошевельнулась, но на свадьбе Генри не было, поэтому, думаю, обсуждать нам с ним больше нечего, хотя он до сих пор остается родным, безбашенным человеком, рад него я на многое готова, но, кажется, теперь он хочет меня убить, ну или просто хочет, не более того.
Как сумасшедшая ворвалась в этот бар, причем неправильно припарковала машину, но сейчас мне на нее было все равно. Я глазами ищу своего непутёвого мужчину, и понимаю, что он тупо сидит за барной стойкой, парень хочет жить и ничего с собой делать не собирается - очередной его трюк. Я подхожу сзади него и кладу руку на его правое плечо, крепко сжимая.
-Ну и какого черта ты устроил весь этот маскарад? м? Генри!!! Сколько можно выводить меня из себя! - я фыркнула, покачала головой и села рядом с ним.
-Виски с колой - прокричала бармену и достала сигарету. Мии рядом нет, ее я уже родила, а значит мне можно все, что не запрещено. Я молча курю и смотрю в глаза Генри, прищуриваюсь, я скучала по этому безумцу.

+2

4

Я лежал на стойке бара «Койот» и пытался вздремнуть. Вокруг меня суетились люди. В сложившейся суматохе было сложно уснуть. Я переворачивался с боку на бок и искал того, кто бы заставил меня продолжить кутеж.
Венера Монросе появилась в баре сама собой. Она была похожа на разъяренную фурию и тут же ринулась ко мне. Я безучастно уставился на нее. На моих губах непроизвольно скользнула улыбка. Венера была женщиной из моего прошлого. Иногда я задумывался о том, какой она станет, когда мне придет срок возвращаться из Азии. У нее были красивые ноги. Теперь, когда она садилась подле меня за барную стойку я смог разглядеть их. 
— Я утопил телефон в унитазе, — пожаловался я, подтягивая к себе стакан виски. Ноги Венеры не давали мне покоя спустя годы. Воспоминания о них были так драгоценны… Я облокотился на стойку и опустил ладонь на коленку Венеры.
— Мы плохо с тобой расстались. Давай сделаем это иначе? — я зажег сигарету и закусил ее губами. Венера сидела, закинув ногу на ногу и ее юбка, будто ненароком задиралась.
— Послушай, я сейчас прохожу курс ускоренной терапии у психолога и пишу книгу. Мне важно узнать, почему ты вышла замуж за Лестера, оставив меня. В чем было дело?
Я покачнулся на стуле и расплескал содержимое своего стакана на штаны.
— Ты прибежала как ужаленная! Ты ужаленная стерва! — сказал я, склонившись в Венере. Я прикусил губы. Мне нравилось смотреть на ноги Венеры в таком положении. Я был одухотворен их близостью.
— Несколько месяцев назад я стал жертвой землетрясения в Тибу. Практически сутки я пролежал под обломками. И все это проклятое время меня мучила мысль… Почему Венера выбрала Лестера? Почему эти прекрасные ноги достались кому-то еще? Я вызвал тебя в этот бар, Венера Монросе, для того, чтобы ты дала мне удоваримое объяснение. Я ведь хотел украсть тебя из-под венца. Я приехал к тебе на свадьбу… И ошибся временем проведения церемонии… Ты веришь в роковые случайности? — я теснее сжал пальцами ее коленку.
Венера заказала выпить и принялась курить сигарету. Я молчаливо наблюдал за ней. Мне было важно запечатлеть в памяти Венеру Монросе такой, какой она была в эту секунду. Курящей. С растрепанными локонами. Немного вульгарной. Сногсшибательной фурией.

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-07 00:22:27)

+1

5

Банальности. Банальности. Все так стандартно и уныло - свадьбы, беременность, Мия, хотя нет - немного по-другому. Беременность, свадьба, Мия.
Когда я только закончила школу и поступила в университет, я начала осознавать, что каждый мой выбор делаем мою жизнь проще/сложнее, меняет траекторию  моей чертовой судьбы. Хотя на данном этапе моя жизнь  вполне нормальная, мне все равно чего-то не хватает, наверное, детства. Да, именно детства, лишиться девственности в пятнадцать - шестнадцать, когда остальная половина девочек еще играла в куклы. А потом мне не хватало пошлостей и разврата, потому что всем моим удивительным похождениям помешала беременность. А потом любовь / не любовь, ссоры с матерью, сестрой, банкротство. Иногда думала, Господи, да за что это мне? А остальные шутили за спиной, говорили, что я зажралась и каждый хотел такую жизнь, как у меня. А сейчас я курю, курю и сама незаметно для окружающих поднимаю подол юбки, чтобы оголить свою ноги, на мне чулки. Я люблю красивое белье, читала в каком-то глянцевом журнале : " Можно долго учить девушку Женственности, но чулки сделают это мгновенно."
— Я утопил телефон в унитазе
- Какая жалость. - я закатила глаза и продолжала втягивать в себя дым, отравляющий мои легкие.
— Мы плохо с тобой расстались. Давай сделаем это иначе?
-Переспим? - я смеюсь, как давно я не была такой распущенной, такой вульгарной, это странно - но только Генри мог сделать молодую маму снова восемнадцатилетней девчонкой, гормоны которой зашкаливают до предела.
— Послушай, я сейчас прохожу курс ускоренной терапии у психолога и пишу книгу. Мне важно узнать, почему ты вышла замуж за Лестера, оставив меня. В чем было дело? - его рука на моих ногах. я улыбаюсь, я не против.
-Ты хочешь написать про меня в своей книге? Лучше не надо, хотя если ты хочешь, чтобы твоя книга получила больше прибыли, пиши обо мне грязь. Люди любят читать про то, как Венера Монросе / Лестер опять что-то натворила. - как будто молодые мамы теряют способность  быть красивыми и развлекаться. Нет уж, моя жизнь не закончилась, она только начинается. Кстати, я не кормлю Мию грудью, а то подумаете, что я совсем чокнулась.
— Ты прибежала как ужаленная! Ты ужаленная стерва!
-А ты фантазер! Я думала, ты правда что-нибудь с собой сделаешь, я волновалась!!! - какой же он неуклюжий, разлил на себя.... Черт... Тянусь за салфеткой, сжимаю сигарету в зубах и смело вытираю его штаны.
Я поперхнулась дымом, он хотел украсть меня? Все же хотел? Я думала, это все его шутки, несерьезность... Я не знала...
Я еще вернусь к теме свадьбы и всех ее деталей, мне нужно напиться - заказываю виски, затем еще.
-Мия, возможно, твоя дочь. - я чувствую, что сейчас сказала вслух то, что не могла сказать себе год. Ведь это на самом деле может быть так... А может и нет, а может и да...

+1

6

Мне нравилась, ее манера курить. Она делала это виртуозно. С каким-то особым искусством. Я склонился к Венере ближе, вдыхая запах ее сигареты.
— Переспим? — спросила она. Мне стало дурно. Я не смог усидеть на месте и принялся ерзать на стуле. Не смог курить сигарету. Не смог сосредоточиться на нашем разговоре и на своих вопросах. «Давай переспим? —» крутилось в моих мыслях. Я вновь опустил голову. Мой взгляд невольно опустился на ее ноги.. Я зачерпнул со стойки новый стакан виски и машинально осушил его.
Биение моего сердца. Душный воздух «Койота». Ноги Венеры. Ее голос. Виски. Музыка, слишком медленная для вечернего бара. Мои облитые брюки…
Я ссутулился. Мне так хотелось схватить Венеру за волосы. Коснуться ее губ в порыве вновь ожившей страсти… Я растерялся. И не знал, куда девать руки. Моя бойкость тоже пропала. Мне стало за себя стыдно. «Скажи ей. Просто скажи ей, —»  подумал я и снова сделал жест бармену, чтобы он повторил виски.
«Она просто блефует. Венера Монросе всегда блефует».
— А ты все так же безумна? — спросил я, вновь опуская руку ей на колено. Меня бил озноб. Я боялся открыться и избегал смотреть Венере в глаза.
— Ты хочешь написать про меня в своей книге? Лучше не надо, хотя если ты хочешь, чтобы твоя книга получила больше прибыли, пиши обо мне грязь. Люди любят читать про то, как Венера Монросе / Лестер опять что-то натворила, — наконец, сказала она. Напряжение рушилось. Я коротко улыбнулся. Вид у меня был растерянный. Я забрал из ее рук сигарету и сделал затяжку.
— Не говори глупостей. Я разве похож по-твоему на писаку из желтой газетенки? У меня нет никакой цели…— мой голос звучал как-то невнятно и отталкивающе.
— Послушай, Венера. Я хочу разобраться в своем прошлом. Мне нужно начать все заново. В этом то и дело, — мой язык заплетался. Я еще что-то промямлил и вновь отхлебнул из стакана. Теперь решение позвать Венеру в бар казалось мне слишком безрассудным. Я не был подготовлен к подобной встрече.
— Я не хочу быть фальшивым. Мне нужно написать в своем романе правду. Ты сможешь мне помочь разобраться, — комната блуждала перед моими глазами. Я никак не мог собраться с мыслями. Мне хотелось выйти во двор и помахать кулаками. Разговор с Венерой Монросе был невыносимым! Я находился не в своей тарелке! Я был парализован робостью!
— А ты фантазер! Я думала, ты правда что-нибудь с собой сделаешь, я волновалась!! — Венера улыбнулась. Я игриво щелкнул ее по носу пальцем и отвернулся.
— У меня подкашиваются ноги. Я выпил лишнего. Ты отвезешь меня домой? Я продиктую адрес…— я стал человеком, который уже не владел собой. Комната вращалась перед моими глазами. Я боролся с собой и с наваждением, и погибал на барном кресле, сидя бок о бок с Венерой Монросе. Мне хотелось отпустить этот призрак из прошлого. Я погружался в небытие. Мои веки слипались. Я перекинул руку через плечо Венеры и рассмеялся.
— Мия, возможно, твоя дочь, — донесся до меня голос Венеры. Я инерционно опустил голову ей на плечо и улыбнулся.
— Какая Мия? Ты лукавишь! Я всегда хотел настрогать много детей с такими ногами как у тебя. Чтобы те самые ноги начинались от самой шеи и никогда не прекращались. Одни сплошные ноги. В чулках. И с каблуками… Ты отвезешь меня домой? Я чем-то одурманен. Меня сейчас вывернет наизнанку. Я переборщи с дозой. Венера, ты никогда…— я вспотел. И голова моя вращалась. Я ощущал полет, вжавшись щекой в плечо Венеры. Я отключался…

+1

7

— А ты все так же безумна?
-Нет. - с совершенно серьезным лицом сказала я, только через минут пять улыбнулась.
-Сейчас я безумнее, чем за все свои двадцать три года. - может возраст такой? А может, слишком самоуверенная и успешная, да-да, именно успешная, но кто бы знал, каким образом мне достался успех после банкротства "Crown Plaza", как я только умудрилась встать на ноги и сделать, казалось бы, невозможное - из этого некогда дорогого отеля сделать полное дерьмо, а затем привести его в небывалое роскошное состояние. Правильно говорят, чтобы сделать что-то новое, по истине стоящее, нужно разрушить все старое, до кусочка, а затем уже делать новое.
— Не говори глупостей. Я разве похож по-твоему на писаку из желтой газетенки? У меня нет никакой цели…
-Сейчас ты похож на пьяницу. Скорее на несостоявшегося писателя, но я хочу помочь тебе, все же... - хотела сказать "все же родной человек", но язык как-то сам не повернулся, не знаю почему.
— Я не хочу быть фальшивым. Мне нужно написать в своем романе правду. Ты сможешь мне помочь разобраться
-Я бы сказала как обычно говорю всем : "Помогу за отдельную плату." Но ты не все, поэтому я просто тебе помогу, помогу и вновь разбежимся на несколько лет. Я так хочу. - Я помогу ему с этим романов, сейчас он пьян, дура - не нужно было говорить про Мию, он все равно ничего не вспомнит на завтрашнее утро, а мне было так сложно произнести эту фразу, ну зачем я наболтала. Ладно... Что сделано, то сделано.

Через каких-то пару минут Генри Хантер уже не мог говорить.
Что же ты, Генри? Ведь ты так хотел разобраться в своем прошлом, а сейчас ты даже посмотреть на меня не можешь, твоя голова с тяжестью падает мне на плечо. Я выпила, нам нужно такси. А я так хотела с тобой поговорить о многом : свадьба, Мия, твоя жизнь, которую ты рушишь, но я не мать Тереза, в этом я тебе не помогу, сам выбираешь этот путь, хотя было и хуже, сейчас ты идешь на поправку в некотором смысле. Что ж... Поговорим с утра,  я останусь у тебя, не потому что я хочу лежать рядом с пьяным телом, а потому что я боюсь оставить тебя одного, мало ли... Второй раз телефон в унитаз? Или голову в мясорубку?
Я звоню, заказываю такси, расплачиваюсь за свой виски.
-Эй, а за этого кто платить будет? - я хмурюсь, невежество.
-Я не Эй, я Венера Монросе, и подавись своими деньгами, не видишь - человеку совсем не до этого. - кидаю сверху еще пятьдесят долларов, фыркаю - подавись, бармен, и иди к черту.
Это место вызывает у меня отвращение, я ворочаю нос, глазами ищу знакомых. Да, знакомые у меня есть везде, даже в таких местах, но в этот раз я никого не наблюдала. Я подошла к охраннику и попросила дотащить тело моего бывшего любовника до машины, он не отказал мне в этой просьбе (еще бы отказал моим ногам, правильно подметил Генри до того как впасть в транс - сегодня они на удивление длинные)
Мы в такси, но он так  и не продиктовал свой адрес, к себе я его повести не могу, там ведь Мия.
-Куда ехать?
-Подождите секунду, езжайте пока в центр
-Генри, ты можешь сказать свой адрес? Если нет, мы поедем в отель. - легонько трясу тебя, хлопаю глазами. Генри, какой же ты все-таки Генри!!!

+1

8

— Тебе что, всего лишь двадцать три года? Чокнутая малолетка! — я выпрямляю спину, чтобы показаться серьезным, и напускаю на себя притворно-деловитый вид.
— Согласно моей теории, женщины теряют свою сочность к двадцати пяти. А потом… Ветшают ляжки. Ягодицы становятся дряблыми. Почему тогда ты не вышла за меня замуж? — виски играет со мной дурную шутку. Я не контролирую свои слова. Одна мысль мигом вытесняет из моей головы другую с нелепой беспорядочностью. Мне сложно сконцентрироваться на нашем разговоре. Я сжимаю ладонью колено Венеры, лихорадочно всматриваюсь в ее лицо и ощущаю странный прилив безрассудства. Почему мне захотелось позвонить именно ей? В тот час, когда я делил дурь на две неровные дорожки в туалете кредитной карточкой?
— Сейчас ты похож на пьяницу. Скорее на несостоявшегося писателя, но я хочу помочь тебе, все же... — говорит Венера. Я морщусь, отмахиваясь в воздухе сигаретой от ее слов... И от самой Венеры! Хороший писатель, по моим наблюдением, никогда не бывает трезвым. Взять, к примеру,  Буковски или нашего современного оратора Ричарда Хэмилтона. Они всегда были под кайфом…
— Я не нуждаюсь в твоей жалости, Венера, — отвечаю я, как можно ближе склоняясь к ней. По моим губам скользит недобрая улыбка. Кто эта Венера, чтобы считать меня состоявшимся или несостоявшимся? Я чувствую себя уязвленным. Самолюбие не позволяет мне согласиться со словами Венеры.
— Ты дрянь! И набитая дура! Дурацкая домохозяйка! Прошмандовка! Потаскушка! Гнусная выскочка! И ты, ты, ты будешь сейчас рассуждать о какой-то состоятельности? Та девчонка, которая при первой же попытке была согласна распрощаться с самостоятельностью и продаться замуж? Вот ты какая, Венера Монросе, — мой голос повышается на крик. Я покачиваюсь от злости и опрокидываю на пол пару стаканов. Мне до одурения хочется вскочить на ноги и сломать барную стойку!
— Венера, ты и понятия не имеешь, о чем говоришь. Ты выводишь меня из себя. Зачем ты все время выводишь меня из себя? — шиплю я, обмякая в кресле. Меня трясет от негодования! Проклятая Венера Монросе до сих способна вывести меня из равновесия — она по-прежнему вызывает в моей душе эмоции. В этом не остается никакого сомнения…
Я кручу рукой у виска. Как же мне усмирить эту девчонку? Когда комната вращается глазами так рьяно? И стены расширяются, открывая мне пятое измерение, и вдруг, по дуновению волшебства, превращают зал в коморку. Меня подбрасывает в озноб. Я что-то лопочу языком, не в силах уняться. В какой-то момент мой организм теряет и прочую чувствительность... Я впадаю в забвение… Мне сложно припомнить то, что могло приключиться всего несколько секунд назад… Я опрокидываюсь на стойку и с досадой посматриваю на женщину из своего прошлого. Безумную Венеру Монросе…

Не знаю, как я оказываюсь в такси… Кажется, я обретаю дар левитации и доплываю до салона по воздуху…
— Куда ехать? — раздается неведомый голос. Кое-как я разлепляю глаза… Мне не под силу сфокусироваться… Я чувствую запах Венеры. Я знаю, что она рядом… Наконец, мне удается разглядеть ее губы… Она пытается мне что-то втолковать. Я мотаю подбородком.
— Ты не понимаешь, о чем говоришь. Не понимаешь, — шепчу я и снова попадаю в забвение…

+1

9

— Тебе что, всего лишь двадцать три года? Чокнутая малолетка!
-Причем двадцать три мне исполнилось совсем недавно. Да, у меня есть ребенок и офигенная работа, а точнее отель, в котором останавливаются не последние люди. Тебе... Около тридцати... Ты пьяный, а я - такая малолетка, пытаюсь сейчас тебе помочь. Мда уж, кто из нас сейчас чокнутый, Генри?
Почему тогда ты не вышла за меня замуж?
-Во-первых, у меня ничего не обвиснет и в сорок лет - я тебе это гарантирую. А во-вторых, про моё замужество мы поговорим на утро, когда ты будешь хотя бы в адекватном состоянии, сейчас не подходящее время для этого. Да и мне никто не предлагал. Точнее ты не перелагал, а он предложил. Или ты думаешь, что я должна была догадаться типо "Хм, кажется, он хочет позвать меня замуж, пойду-ка я у него узнаю" - я кусаю губу, злюсь. Очень злюсь. Никогда не понимала, почем всегда готова вытаскивать его из разных задниц, вечно беспокоюсь, он этого никогда не ценил.
— Я не нуждаюсь в твоей жалости, Венера
-Помолчи, Генри. Просто заткнись на минутку. - я не жалею тебя, просто как нянька за тобой постоянно бегаю. Самой надоело, но ничего поделать с собой не могу.
Та девчонка, которая при первой же попытке была согласна распрощаться с самостоятельностью и продаться замуж? Вот ты какая, Венера Монросе
-Генри Хантер, я вышла замуж, потому что была беременна! Возможно от тебя, черт возьми!!! Скажи ему "спасибо", он ничего не знает и не узнает, отец для моей дочери должен быть как минимум адекватным! И муж кстати тоже. - ну с адекватностью я переборщила. У мужа-киллира порой с адекватностью бывают  кое-какие проблемы.
Когда мы сели в такси, я была в гневе, просто прикусывала с силой губу, чтобы не разораться. Генри никак не мог сказать свой адрес, ну неужели так сложно? Ведь море оскорблений  в мой счет сыпались со скоростью света, а адрес остался все же загадкой.
-Генри, помолчи! Я думаю. - смотрю на таксиста, хмурюсь. Нееет, домой к себе я его точно не повезу, поедем в отель.
-Отвезите в Crown Plaza - я выдохнула. Сейчас там много персонала, а они такие сплетники, но что мне до них. В любом случае, если пойдет слушок, что я поехала в отель со своим любовником, чтобы потрахаться, я просто их уволю.
Через двадцать минут такси прибыло к назначенному месту.
-Пошли, Генри, пошли... - беру его под руку и тащу в Плазу, к лифту, вызываю, смотрю на него.
-Какой же ты.... - так и не оказала, какой он, потому что такого прилагательного еще не придумали, лифт приехал, я нажала кнопку "10", так устала, облокотилась, достаю сигарету. Могу курить в любом месте этого заведения.
-1016, заходи - тащу его в номер, закрываю дверь, курю. Этот номер можно считать моей второй квартирой. Здесь полно моих вещей, даже фотки с Мией есть.

+1

10

— А чокнутая все равно ТЫ, малолеточка, — я ухватил Венеру за подбородок и несколько секунд с любопытством вглядывался в ее лицо.
— Послушай, Венера, сегодня я на порошке. А когда я на порошке, то меня иногда вырубает и я начинаю теряться. Присматривай за мной, чокнутая малолетка, — мне нравилась манера Венеры со мной общаться. Нравился тон ее голоса. То, как она на меня смотрела. Ее открытость и раскрепощенность. И я подумал, что не просто так же меня угораздило подписаться на растление этой девчонки несколько лет назад… Сейчас, когда ее подбородок находился в моих ладонях, Венера дурманила меня по-особенному. Я ощутил прилив нежности и трепетно прикоснулся губами к ее лбу… И я замер в таком положении… 
Губы Венеры раскрывались… Она говорил о своем замужестве. Я распалялся и распалялся… Наконец, я подскочил со своей места и в негодовании рукавом смахнул все стаканы с барной стойки на пол…
— ТЫ ВЕЧНО РУШИШЬ МОИ ПЛАНЫ, МЕРЗАВКА! МЕРЗАВКА! МЕРЗАВКА! — бац! Бац! Бац! Послышался звук падающих и разбивающихся об пол бокалов… Их прощальный звон был похож на мелодию дождя… Я схватился руками за плечи Венеры и принялся трясти ее из стороны в сторону.
— Ты мерзавка, — сказал я, немного умерив свой пыл.
— Помолчи, Генри. Просто заткнись на минутку, — я отвернулся, сел на свое прежнее кресло и закрыл голову руками, облокотившись на стойку.
— Генри Хантер, я вышла замуж, потому что была беременна! Возможно от тебя, черт возьми!!! Скажи ему "спасибо", он ничего не знает и не узнает, отец для моей дочери должен быть как минимум адекватным! И муж кстати тоже, — слова Венеры Монросе звучали как-то неправдиво. Так мне казалось. Я ударил кулаком по столу и склонился к ней ближе…
— Ты долбанная шлюха! Где были твои мозги, когда ты выходила замуж? Ты считаешь хорошей идей вот так вот просто в этом треклятом баре сообщать мне о своей беременности? Ты психопатка! Кукушка, подбрасывающая младенцев кому попало! — на моих губах скользнул недобрый оскал. И взгляд мой обессмыслился.
— Нет никаких сомнений в том, что я заставлю тебя сделать генетическую экспертизу. Если ты не сделаешь этого добровольно, я притащу тебя в больницу насильно. И ты выполнишь все необходимые манипуляции со своей кровью, чтобы я узнал правду, — меланхолично ответил я, уставившись куда-то вглубь зала.
— Я приеду в твой проклятый отель. И буду крушить там все. Я устрою забастовку. И все это будет продолжаться до тех пор, пока ты не покажешь мне справку! — голова моя повисла на плечах… Постепенно я терял сознание… Глаза мои закрывались сами собой… Я был под дурманом и пьян.

Следующее, что я услышал, были слова: «Пошли, Генри, пошли...».
Я обрушился на Венеру, небрежно перекинув руку через ее плечи…
— Я терпеть не могу резинок, — невнятно пробормотал я и лизнул ее ухо.
— Какой же ты... — а улица мелькала и мелькала перед моими глазами. Я потерял всякие ориентиры. И не имел и малейшего понятия о своем местонахождении на Земном шаре. На секунду мне даже показалось, что невиданным образом я вновь очутился в Токио и брел с какой-то японкой возле небоскребов, все время хватая ее за попу.
— Мне нравятся твои косые глазки, — земля под моими ногами парила и парила… Вместе с японкой (Венерой) мы поднимались в небо… Я хотел заполучить ее сейчас же… На этой платформе…
Не успел я и наброситься на японочку на летящей платформе, как мы уже шли по какому-то темному коридору… Открылась дверь… Я увидел просвет за занавеской ближайшей комнаты… Уже светало, наверное…
Я схватил Венеру за попу и потворно проследовал за ней в комнату.
— Я все понял, — я рассмеялся и тот час же сорвал с себя рубашку… Я сделал это так быстро, что пуговицы вырвались из петлей с нитями и посыпались по ковру номера… Моя испорченная рубашка повалилась на пол… И я набросился на Венеру, ухватив ее за спину.
— Глупая девчонка. Взбалмошная и чокнутая, — пролепетал я, задирая Венере юбку и приникнув губами к ее шее.
— Если я оставлю тут синее пятнышко, то это будет забавно…

+1

11

Мне было смешно, просто очень смешно. Над "мерзавкой" Генри я долго смеялась, да и над "малолеткой" тоже. В данной ситуации он ведет себя не как взрослый человек - это уж точно. А вот его слова на счет экспертизы меня заставили начать переживать. Да, на дворе двадцать первый век, стало нормальным не знать, от кого же ребенок, но в каком свете выйдет Венера Монросе?!? Ведь у нее был муж, чисто теоретически ребенок должен быть от него.
-Зачем тебе знать, чей это ребенок? Живи как жил!!!! - зачем ему Мия.... Я не смотрю на то, сколько он зарабатывает, не смотрю на то, какой он человек. Но я вижу его обораз жизни, есть соблазн взять у него то, чем он так интенсивно ообдолбился и присоединиться к этой утопии и хаосу. Если он отец моего ребенка, то почему я строю из себя охереть какую взрослую и самостоятельную, а он тут прохлаждается, канув в небытие.
Что с ним вообще такое? Зря я думала, что нормальный разговор выйдет, ничего не выйдет. Я смеюсь, скоро лопну от его выкидонов.
-Давай веди себя поспокойнее дружок. - мое терпение лопнуло, когда он назвал меня долбанной шлюхой. Меня - Венеру Монросе, дочь Адель и Кристиана Монросе - высокопоставленных лиц. Мать - голливудская актриса, отец - бизнесмен, и судя по всему экономика в одной сфере уж точно по большому счету зависит от него и от его акций. Так какого черта меня позволяют назвать долбанной шлюхой? Я нахмурилась, но не пискнула, не издала и звука. Разговаривать с Генри сейчас бесполезно, единственное что я хотела - это как можно быстрее отправить его спать. Как можно быстрее, мать его!!! Потому что еще полчаса и я свяжу его и начну пытать ибо мое терпение тоже не железное, оно лопнет через считанные секунды. Я прикрываю глаза, кусаю от гнева губы только потому что его рука сейчас на моей заднице. Люди смотрят на меня, как на шлюху, а я владелица этого  гребаного заведения, хочу всем выколоть глаза и  закричать "Это не то, что вы думаете", просто мой друг, ой, точнее бывший любовник, ой, точнее недоиспеченный муж, точнее отец моего ребенка, эм.... Короче этот человек ( и я запуталась, кто он есть в моей жизни) нанюхался какой-то гадости, а я добрая и позволяю делать со мной все что угодно.
— Глупая девчонка. Взбалмошная и чокнутая, - что же ты делаешь, Генри??? В памяти сразу всплывают те моменты с Лиамом. Когда он изнасиловал меня, не щадя. А что сейчас происходит? Сейчас будет невинный перепихон в укуренном угаре или что?
-Руки убрал, я привела тебя сюда, чтобы ты спал. Не со мной - просто спал, Генри! - а он сильный. Пытаюсь убрать его руки с талии, но не получается. Юбка здаранна, что происходит????
— Если я оставлю тут синее пятнышко, то это будет забавно…
-Хватит! Ты сейчас не в том состоянии. Даже вставить не сможешь, я более чем уверенна, поэтому иди в душ, только не засни там! И спать! ГЕНРИ СПАТЬ!!!! - я повышаю тон, но мои ноги поджимаются. Пипец - решила помочь человеку, но вечер принял совершенно иной оборот.

+1

12

— Руки убрал, я привела тебя сюда, чтобы ты спал. Не со мной - просто спал, Генри! — помню, я откинул голову назад и раскатисто засмеялся. Венера Монросе и в самом деле был чокнутой. Как только ей могло взбрести в голову везти меня к себе в номер и надеяться на то, что я оставлю ее в покое. Я рывком задрал юбку Венеры и приник губами на к ее шее. Мне показалось, что будет забавным оставить на ее шее синие пятна… Комната кружилась перед моими глазами. Воздух вибрировал… А я был чрезвычайно увлечен своими художественно-ребяческими изысканиями… Одно пятнышко на шее… Еще пятнышко… Как занимательно… Еще пятнышко…
Мое сознание вновь выключалось. Я толкал Венеру на кровать… Ее платье было разодрано… Я был возбужден и пьян. Мои руки заплетались в ошметках одежды Венеры. Я так отчаянно желал ее близости, насильственной или добровольной, что посчитал совершенно бесполезной идеей срывать с Венеры одежду. Я небрежно оттолкнул в сторону ткань ее трусов и набросился на свою бывшую возлюбленную…

Я проснулся в незнакомой комнате. С виду походящую на номер дорогого отеля… Голова раскалывалась и к горлу подкатывала блевотина. Я поднялся на ноги и шатаясь из стороны в сторону побрел к туалету. Мой желудок опустошался в раковину…  Я включил холодную воду и опустил под ее струи голову. Мне страшно хотелось пить. Все горло пересохло. Я жадно приник к крану губами…
Мокрый и все еще немного под кайфом, я вернулся в комнату и упал на кровать. Под одеялами я нащупал попу Венеры и тот час же оголил ее.
— Венера, закажи завтрак в номер, — сказал я, вновь разлегшись на кровати и опустив голову на ягодицы Венеры.
— Я, наверное, поеду. Сегодня у меня работы много. Спасибо за приятный вечер. А знаешь…. Моя нынешняя девушка никак не повлияла на мое отношение к тебе, Венера… Ты, конечно, не лучше и не хуже ее, но ты мне нравишься, ты просто другая. Несмотря на то, что мы с тобой несовместимы в быту, ты классная девчонка. И я даже не жалею, что все вышло как вышло, я с улыбкой вспоминаю… — я водил ладонью по ее спине, подчеркивал пальцами линию позвоночника… И мой взгляд упал на часы… Мне было необходимо собираться на встречу с Цезарем. Я поцеловал Венеру в бедро и поднялся с кровати.

Отредактировано Henry Hunter (2013-05-04 18:33:31)

+1

13

Слабачка. Обдолбанный чувак оказался сильнее меня, я споротивлялась, вспоминая что ситуация становилась до боли знакомой, но в этот раз ножа под рукой не было, а если бы и был, я вряд ли бы смогла засадить его Генри в руку или спину. Момент - и я подумала, он пьян, навряд ли что-нибудь вспомнит завтра, а у меня давно не было секса, я просто раздвину ноги, перед глазами мне виделся Джон, не знаю, чтобы он сделал, если бы узнал, но ведь мы больше не женаты... Он обещал исправиться, обещал больше не уходить, сейчас он - другой, а я веду себя как последняя шлюха, у нас же общий ребенок. Опять ребенок, чья же Мия, и почему так стыдно осознавать, что я не знаю, от кого моя дочь. Но она моя и точка, не важно, кто отец, зря я себя накручиваю.
Я перестала брыкаться, жадно впилась в его губы и закрыла глаза. Я позволила ему сделать это без особых усилий, после секса он сразу же отрубился, а я закурила в постели, никто ведь не запрретит мне этого сделать, верно?
Я не спала всю ночь, смотрела на него и пыталась найти схожие черты лица. Мия... Мия... Я обещала ей приехать вечером, а что вместо этого? Я плохая мать раз променяла свою дочь на секс, а ведь все могло бы быть по-другому.
— Венера, закажи завтрак в номер, - я открываю глаза и первые секунд пять вообще не понимаю, что происходит.
-Вот еще, дома поешь! - фыркаю и поворачиваю голову, смотрю на Генри. Мда... Видок помятый, но слава Богу, он сейчас все понимает, наконец-то с ним можно поговорить.
-Стой... Выйдем вместе, это во-первых, а во-вторых,  у меня к тебе - трезвой голове, пару вопросов.
-Почему ты позвонил именно мне? Почему не позвонил своей девушке? И... Я весь вечер пыталась сказать тебе о Мии, пожалуйста, не говори никому, что она, возможно, твоя дочь. Меня не так поймут, да и ты не особо - то и хочешь, чтобы у тебя была дочь, иначе мы бы сейчас не просыпались в отеле, а жили бы вместе под одной крышей как муж и жена. Поговори, не уходи... Так много вопросов... Знаешь, почему эту ночь мы провели вместе? Я сама этого хотела. - я сажусь на кровать и укрываюсь одеялом.

+1

14

Я судорожно протираю лицо руками и неспешным взглядом обвожу комнату. Кажется, я каким-то магическим образом оказался сегодняшней ночью в гостиничном номере. Со мной была Венера Монросе. Женщина из моего прошлого. Я ласково опускаю ладонь на ее ляжку и легонько сжимаю пальцы.
— Венера-Венера, — сладострастно произношу я ее имя и опрокидываюсь на подушки. Безудержное урчание в моем животе говорит о том, что мне необходимо подкрепиться. Я с некоторой нежностью подталкиваю Венеру в бок и как будто говорю ей: «Венера, не будь такой скрягой, покорми меня».
— Послушай, Венера, если ты думаешь, что я смогу вести с тобой непринужденную беседу с похмелья и на голодный желудок, то ты серьезно заблуждаешься, — я прижимаю голову Венеры к себе, обвивая ее шею локтем и касаюсь носом ее растрепанных волос.
— В комнате очень накурено. Дедукция говорит мне о том, что у тебя обязательно найдутся сигареты. Угости меня одной,— Венера снова хочет заговорить со мной серьезно. Я отчаянно сопротивляюсь ее попыткам. Мне нравится ее тело. Я наслаждаюсь его изгибами. Касаюсь ладонью ее ягодицы. Во мне просыпается желание вновь обладать Венерой. В ней спрятана та искорка женственности, в которой я так нуждался все это время, проведенное в Японии. Мне противна сама мысль возвращения к повседневности и разговоров, которые могут хоть как-то повлиять на течение моей жизни.
— Почему ты позвонил именно мне? — спрашивает Венера. Я сильнее сжимаю пальцами ее ягодицу и предпочитаю оставить этот вопрос без ответа. Слова кажутся мне излишними. Тем более в моей голове сейчас не окажется вразумительного объяснения вчерашнему звонку.
— Мне захотелось с тобой увидеться, — говорю я и отпускаю руку. Мое зрение обретает фокусировку. Я вспоминаю о том, сколько планов мой агент устроил для нас на сегодня. Кроме того, мне предстоит поход психологу, под руководством которого я прохожу реабилитацию.
— Почему не позвонил своей девушке? И... Я весь вечер пыталась сказать тебе о Мии, пожалуйста, не говори никому, что она, возможно, твоя дочь, — продолжает Венера. Я закрываю лицо ладонями и пытаюсь сосредоточиться. Ее слова «она, возможно, твоя дочь» меня пугают. Я ошарашенно вздрагиваю и оборачиваюсь к Венере. Мои руки непроизвольно опускаются на виски и я принимаюсь растирать их.
— Ты сошла с ума? — приглушенно спрашиваю. Венера говорит со мной слишком быстро. Мне удается ухватывать лишь отдельные фразы, и они не складываются в хронологическую цепочку. Я вскакиваю с кровати и со всей силы ударяю кулаком по стене.
— Возможно моя дочь? ВОЗМОЖНО? — мой голос срывается на крик. Я повторяю решительный удар по стене, и костяшки моих пальцев белеют. Мне сложно контролировать этот свой порыв ярости. Обнаженная грудь Венеры, тембр ее голоса, манящее тело, распластавшееся на кровати, складки простыни, воздух, пропитанный никотином, признание, выскальзывающее с губ Венеры и обрушивающееся на меня как торнадо. Я кричу, кричу и кричу как заведенный. Мое лицо становится пепельно-белым, его искажает гримаса ярости. Я снова бью по стене. И на моих пальцах выступает кровь.
— Возможно моя дочь? Да, ты набитая дура. Спишь с кем попало. Ты столько лет набиралась храбрости, чтобы сказать мне об этом? — я подрываюсь со своего места, молниеносно подскакиваю к Венере и грубо хватаю ее за подбородок.
— Чтобы мы жили как муж и жена? На каких сказках тебя воспитывали? — со злостью спрашиваю я, стиснув больнее пальцы на подбородке Венеры.
— У тебя хотя бы есть малейшее представление о реальности? Что с тобой происходит? Венера, ты живешь какими-то безумными фантазиями. Ты отъявленная психопатка, — одним толчком я опрокидываю Венеру на кровать.
— О чем ты хочешь со мной поговорить? Если бы я узнал об этом ребенке раньше, то оплатил аборт. Или заставил бы тебя его сделать насильно. Теперь я затаскаю тебя по судебным тяжбам. Ты сделаешь генетическую экспертизу, — прошипел я, гневно рассматривая ее лицо.
— Знаешь, почему эту ночь мы провели вместе? Я сама этого хотела, — я запрокидываю голову назад и раскатисто смеюсь.
— Все это слова, Венера. Ты обычная избалованная девчонка, которая до сих пор не может взять ответственность за свою жизнь, и глупая потаскуха. Мне до сих пор сложно взять в толк, как тебе до сегодняшнего дня удавалось так блистательно выживать в современном мире.

Отредактировано Henry Hunter (2013-06-09 16:07:46)

+1

15

Я молча открываю пачку сигарет и протягиваю Генри, я задумалась, знаю, что он мне сейчас скажет, идиот, ведь он так многого не знает. Рассказывать ему то, что произошло со мной год назад я не желаю, но все-таки придется...
Пока я даю отсчет своим действиям, все уже пошло не так, как надо. Все было бы здорово, если бы я вообще не ответила на тот гребаный звонок.
Он снова дотрагивается до моего тела, я непроизвольно расслабляюсь и прикусываю нижнюю губу, если бы он взял меня прямо сейчас - на трезвую голову, то секс был намного лучше. Люблю его смелость и дикость, люблю его слова, скверные слова, за которыми он никогда не следил. Люблю свой гнев - ответную реакцию на его слова, когда хочется взять ружье и застрелить его.
Я сказала про дочь, вижу его реакцию. Типичная реакция мужика, для которого дети - ответственность и ад в одном ключе. Его крик возбуждает меня, но я делаю вид неприступной особы, молча встаю с кровати, будто совсем не слышу его, надеваю лифчик и шелковый халат.
Но каждое его слово будто ножом по сердцу, и я хочу совершить ответный удар, он совсем не контролирует себя, кто сказал ему, что он может говорить такое мне??? Мне! Венере Монросе!
— Возможно моя дочь? Да, ты набитая дура. Спишь с кем попало. Ты столько лет набиралась храбрости, чтобы сказать мне об этом?
-Ты много не знаешь! Ты не знаешь, что произошло со мной год назад! НЕ ЗНАЕШЬ! Заткнись и возьми себя в руки. Что? Не хочешь ребенка? Да ты просто трус! Трус!!! - нет, Генри, я не сплю с кем попало, просто ты ловко умеешь пиздаболить и обещать достать с неба луну, а я - дура, велась на все это.
— Чтобы мы жили как муж и жена? На каких сказках тебя воспитывали?
-Убери свои руки от меня! Ты мне противен! На каких сказках? Да ты сам обещал мне все это. Как романтично - похитить невесту с ее собственной свадьбы, черт возьми! Это ли не сказка? Да ты просто конченный ублюдок! - всё. Я потеряла контроль над собой, единственное, что я сейчас хочу, это вмазать ему по первое число.
Ты отъявленная психопатка
-Конечно, я психопатка, потому что хотела связать с тобой свою жизнь! Ты бы ее просто разрушил, я счастлива, что ты - трус и тебе не хватило смелости все-таки приехать на мою свадьбу, показать всем большой и толстый хер и увезти меня! Меня... Но ты - бабник, у тебя таких, как я было миллион. - я срываюсь на крик, и, кажется, постояльцы моего отеля давно подслушивают под дверью, хотя и подслушивать не придется - я слишком громко кричу.
-Не надо никаких экспертиз. Моя жизнь потеряет смысл, если моя малышка - результат твоей тупости! - я фыркаю и сажусь на кровать, подальше от него.
-Аборт.... Это твоя любовь?!? - его слова никак не укладываются в моей голове, да он конченный псих. Я надеюсь, что он просто так говорит мне, а на самом деле в глубине его души ( если у него Генри она есть) он рад, что дочь, возможно, его. Сейчас он испытывает шок, как любой другой типичный мужик, мы ведь не в отношениях, я не замужем, да мы и не встречаемся.
-ПОТАСКУХА?? - я резко встаю с кровати и беру за горло Хантера, я пугаюсь от своих действий, но волна гнева слишком велика.
-Ты, чертов псих, этой ночью пытался изнасиловать меня. Как называть этот процесс, когда я - НЕ хочу, а ты с силой прижимаешь меня к себе. Я перестала сопротивляться не потому что мне жутко хотелось тебя, а потому что эта ситуация очень похожа на ту, которая произошла со мной год назад. Когда я впустила в дом человека, которого, как я думала, хорошо знала, а он изнасиловал меня, знаешь ли ты, как это страшно? Тебе не понять, потому что мужик, для вас это ровным счетом ничего не значит. Теперь ты понимаешь, почему ты - возможно отец Мии. Возможно! - моя рука дрожит на его горле, воспоминания нахлынули и не хотели уходить из моей головы. Я думала, Лиам просто убьет меня, еще хорошо, что  я так отделалась, хотя ничего хорошего в этом нет.
Я хочу заплакать, слезы наворачиваются, я не чувствую никакой поддержки, будто в этом мире я совершенно одна, а все вокруг - иллюзия, лгуны, и просто гнилые люди.
Я отпускаю руку с его горла и резко даю пощечину, раздается характерный хлопок, я отхожу от Генри на три шага назад и со злостью смотрю в его глаза.

+1

16

— Ты много не знаешь! Ты не знаешь, что произошло со мной год назад! НЕ ЗНАЕШЬ! Заткнись и возьми себя в руки. Что? Не хочешь ребенка? Да ты просто трус! Трус!!! — я приближаюсь к ней, распахиваю этот красивый и шкодливый халат и едва ли не падаю на колени.
— О, Господи, я так заблуждался! Конечно, я сейчас же готов записать в свой паспорт этого чудесного ребенка! — от такого порыва сигарета едва ли не выпадает из моих рук.
— Да, не может быть, чтобы я был таким ослом и заблуждался на твой счет, — я поднимаюсь на ноги и принимаюсь отряхивать колени.
— Венера, у меня уже есть один законный ребенок. В последний раз я видел свою дочь в позапрошлом году. И единственную роль, которую я играю в ее жизни — финансовую. Вот я смотрю на тебя и никак не могу понять, что же могло такого произойти тогда, о чем ты так отчаянно кричишь, чтобы у тебя совсем попортился рассудок и ты попыталась записать на мой кошелок еще одного ребенка, —  сигарета повисает на моих губах. Я устало подхватываю ее зубами и пытаюсь раскурить.
— Экспертиза творит чудеса. Мой брат работает в пристойной клинике. Давай вместе отправимся туда и сдадим генетический материал для анализа, — и почему-то эта мысль «сдать генетический материал для анализов» так плотно заседает в моей голове, что я уже никак не могу от нее отделаться. Возможно, у меня есть дочь, от женщины, которой я так восхищался в прошлом. Возможно, я смогу вернуть долг судьбе и получить индульгенцию на страшном суде у Господа Бога, завязав тесную связь с одной из своих дочерей. Однажды она будет сверкать такими же ногами, как у Венеры. А я смогу говорить, попивая портвейн: «Как вы думаете, кто тот славный пекарь, кто их вылепил из своих сперматозоидов»…
— Убери свои руки от меня! Ты мне противен! На каких сказках? Да ты сам обещал мне все это. Как романтично - похитить невесту с ее собственной свадьбы, черт возьми! Это ли не сказка? Да ты просто конченный ублюдок! — Венера заставляет меня разъяриться. С двойным сноровством я хватаю ее за руки, за плечи, за ягодицу…
— Это же было прекрасное и приятное романтическое переживание. Оно вдохновило меня на рассказ. Я совсем не хотел обрекать себя на кандалы семейной жизни. Твое тело вызывает мое возбуждение. Ты притягиваешь меня как женщина. Это игра феромонов, а не марш Мендельсона, черт тебя попутал! — по моим губам пробегает усмешка. Мне снова хочется похитить Венеру из-под венца. Истязать ее в своей постели и публичных местах. Видеть ее волосы ужасно растрепанными как у ведьмы. Я всегда хотел Венеру Монросе. Я никогда не думал на ней жениться. Бог не услышал мои молитвы о прекрасном сексе. Он хотел обречь меня на расплату — губительные обязательства.
— Конечно, я психопатка, потому что хотела связать с тобой свою жизнь! Ты бы ее просто разрушил, я счастлива, что ты - трус и тебе не хватило смелости все-таки приехать на мою свадьбу, показать всем большой и толстый хер и увезти меня! Меня... Но ты - бабник, у тебя таких, как я было миллион, — и снова я слышу эти слова «ты разрушил мою жизнь». Я мотаю головой в попытке остепенить Венеру. Она кричит так громко, что мои барабанные перепонки вот-вот надорвутся и лопнут. Я лишусь слуха из-за проклятой Венеры Монросе!
— Идиотка! Идиотка! Идиотка! Ты получила ровно то, что хотела. Вот такая она твоя жизнь, после белого платья и бубенчиков, — я ударяю рукой по стене.
— Не надо никаких экспертиз. Моя жизнь потеряет смысл, если моя малышка - результат твоей тупости! — кричит Венера. Безусловно, узнавать результаты экспертизы — слишком затратное занятие. Мне придется платить алименты? Должен ли я узнавать, кто испек Мию Монросе и усмирить свое любопытство, чтобы оказаться в накладе в ближайшие семнадцать лет свой жизни?
— Нужно было принимать противозачаточные, чтобы с такой искрометностью разводить перед всеми эти чудесные ножки! Доктор тебе рецепт выписывал, — я вижу, как бретелька спадает с плеча Венеры. Пожалуй, бретелька волнует меня куда сильнее результатов генетической экспертизы.
Венера возвращается на кровать. Моя пытка становится совсем невыносимой. Мне хочется, вновь получить оргазм, наслаждаясь телом разъяренной Венеры.
— Аборт.... Это твоя любовь?!? — я смеюсь с особым надрывом.
— Да, я готов вечность тебе кричать о любви, если ты будешь раздетой, — мой пыл слегка усмиряется. Я докуриваю сигарету и опускаю окурок в вазочку с цветами.
И тут то и приключается самое неожиданное. Венера резко подскакивает с кровати, подходит ко мне с какой-то молниеносной быстротой и ухватывает меня за горло.
— Ты, чертов псих, этой ночью пытался изнасиловать меня. Как называть этот процесс, когда я - НЕ хочу, а ты с силой прижимаешь меня к себе. Я перестала сопротивляться не потому что мне жутко хотелось тебя, а потому что эта ситуация очень похожа на ту, которая произошла со мной год назад. Когда я впустила в дом человека, которого, как я думала, хорошо знала, а он изнасиловал меня, знаешь ли ты, как это страшно? Тебе не понять, потому что мужик, для вас это ровным счетом ничего не значит. Теперь ты понимаешь, почему ты - возможно отец Мии. Возможно! — мне становится невыносимо душно. Я отталкиваю руку Венеры со своего горла. На доли минут в воздухе повисает молчание. Венера дрожит. Кажется, она плачет... Венера рассматривает меня какими-то безумными глазами. Я стою, уставившись в одной точку. Венера ударяет меня по щеке. Я не пытаюсь увернуться.
— Имя. Назови мне его имя, — со злостью произношу я и вновь ошариваю карманы в поисках сигареты.

Отредактировано Henry Hunter (2013-06-23 22:40:01)

+2

17

— О, Господи, я так заблуждался! Конечно, я сейчас же готов записать в свой паспорт этого чудесного ребенка!
- Только через мой труп, Хэнк! Только через мой труп!!! - я кричу, внутри меня пожар, скоро мой крик превращается в настоящую истерику, я сломлена, я просто не знаю, что делать, безумно жалею, что ответила на этот чертов звонок. Как он не может понять, что мне ничего от него не нужно. Ни черта! Сраный алименты? Мне, Венере Монросе, чужие деньги не нужны. А в особенности от него, да я их порву на маленькие кусочки, растопчу ногой, сожгу, выкину на мусору. Мне противно все, что связано с моим прошлым. Я ненавижу себя за свое прошлое, за ту тупость, что я без конца совершала. За ту наивность, я так верила ему, а он просто хотел, чтобы мои ноги раздвигались бесконечно. Чёртов эгоист. Я верила в его любовь, чувства, в наше общее будущее, просто секс меня никогда не интересовал. Хотя... Сейчас я именно так и делаю, потому что больше никогда не раскрою свою душу какому-нибудь мудаку, который посмеется, трахнет и снова посмеется, а затем снова трахнет. Хочется взять ружье и перестрелять таких мужчин, которых таким благородным словом "мужчина", "джентльмен" язык не повернется назвать, наверное, никогда.
Этот разговор затянулся, нужно было не начинать эту тему и  просто ему не говорить, тогда бы не возникало таких проблем.
Он думает, я шлюха, я и не надеюсь, что то, что я сейчас сказала, изменит его мнение, нет, я не для жалости сказала, а чтобы он всё понял, ну, или хотя бы сделал вид, что начинает понимать всю сложившуюся ситуацию.
  Это было состояние аффекта, когда я вцепилась в его горло, я ничего не контролировала, во мне были мучительные воспоминания и безумная боль, как моральная, так и физическая.
Хотелось бы уехать в другую страну с дочей и начать жизнь с чистого листа, но воспоминания все равно не дадут мне этого сделать, хоть я на край света уеду, душевную боль мне это не залечит. Все мое поведение - результат того, что со мной происходило, только и всего.
Я дала Хэнку пощечину - от этого мне, непременно, полегчало, но в том, что со мной случилось он не виноват, зато с легкостью называл меня патаскухой и шлюхой, за что я его просто возненавидела.
Моя неистовая злость сошла на нет, когда я начала плакать, просто обессилена, я плюхнулась на кровать и легла на живот, закрывая своя лицо подушкой. Ни от кого нет никакой поддержки. Никого нет.
— Имя. Назови мне его имя. - на пару секунд я перестала плакать, высунула лицо из подушки и внимательно посмотрела на Генри. Тушь смешалась с моими слезами, лицо черное, липкое и соленое. Зачем ему нужно имя? Ему ведь все равно, он не встанет на мою защиту, просто подойдет и пожмет ему руку, посмеется надо мной вместе с ним. Бессердечные. Так и есть. Ненавижу их всех. Я уже не верю в то, что у них есть чувства, сострадание в конце концов, живут со своими инстинктами и довольны.
-Лиам... - я вновь начинаю рыдать, проходит секунд пятнадцать, я пытаюсь остановить себя и продолжаю.
-Лиам Флэнаган. - я сажусь на кровать и потерянно смотрю в глаза Генри.
-Мы были с ним знакомы... Познакомились по интернету. Он приехал в Сакраменто, в какой-то момент  мне пришлось рассказать ему о Джоне... Я не знала какова будет его реакция, поначалу все было хорошо, а потом он просто сорвался с цепи.  - я нахмурилась, не стала смотреть в глаза Хэнку, опустила свой взгляд на пол.
-Я спала только с тобой, с Джоном... Не приписывай мне миллион мужчин. В твои сказки я поверила, а Джон был очень нежен и внимателен. Но ничего доказывать я тебе не собираюсь. Я сама за себя знаю, какая я. Вот и всё, Генри. Можешь проваливать на все четыре стороны. - без конца поправляю лямку бюстгальтера, мне это надоедает, я встаю, снимаю халат и надеваю своё платье. Краем глаза смотрю на Хантера, мне кажется, он растерялся. Еще бы, не каждый день ему девушки рассказывают о том, что их изнасиловали.
-А вообще, хочешь трахнуть меня еще разок? Давай, Хэнк! вперед, Хэнк! Меня это заводит! - я сажусь на кресло и медленно раздвигаю ноги. Я знаю, что платье слишком короткое и Генри видит все, что ему видеть не положено. Злость снова меня переполняет. С огнем в глазах смотрю на мужчину и прожигаю его своим взглядом.

Отредактировано Venera Monrose (2013-06-24 13:38:03)

+2

18

Венера всхлипывает на кровати. Я сижу рядом, закрыв лицо руками.
— Лиам, — наконец, говорит она, отрывая голову от подушки. Я бросаю на нее молниеносный и какой-то пронзительный взгляд.
— Лиам Флэнаган, — и вот Венера Монросе оказывается сидящей со мной рядом на кровати. Мой взгляд становится отвлеченным и ничего не выражающим. Я разглядываю полумрак комнаты. Как будто сейчас из воздуха должен магическим образом сформироваться портрет Лиама Флэнагана, а я готовлюсь к выпаду, чтобы, когда он появится, выставить в перед волшебной палочку и закричать: «Авада Кедавра!».
Перед моими глазами проносится лицо Лиама Флэнагана. Он улыбается по-юношески беспечно. К его рубашке прикреплен значок MIT. Мы оба студенты. Я протягиваю ему руку: «Привет, я Генри Хантер, твой потенциальный сосед по комнате». И вот мои воспоминания становятся уже беспорядочными. Я тормошу руками лоб и волосы. «Я скрутил косячок» — моя ладонь раскрывается и я зачинщически толкаю в бок Лиама. Мы собираемся на вечеринку в кампусе. Я предлагаю ему подсыпать какие-то таблетки в напитки. «Я не один, закрой комнату, ты что не видел, что я повесил на дверь галстук?» — и в сторону двери летит подушка…
Не понимаю, почему я оказываюсь посередине комнаты и почему так яростно кричу.
— ЛИАМ ФЛЭНАГАН? ДЬЯВОЛ! Ты трахалась с Лиамом Флэнаганом? Этот ребенок может быть или мой или Лиама Флэнагана?— мальчик со взъерошенными волосами смеется надо мной. Он хохочет, закинув назад голову. Лиам Флэнаган обставил меня. Он видел обнаженное тело Венеры. Он прикасался к ней. Он взял ее силой. Он может быть отцом ее ребенка? Он причинил ей ту боль, которую даже я, Генри Хантер, никогда не учинял ей. Я нарушаю рамки. Я чувствую, что нарушаю их. Я вижу, что Венера раздавлена. И ведет она себя не так как раньше. Изменились не только ее повадки, но и вся начинка. Венера стала умалишенной. Я стал сумасшедшим. Мы оба рушим то, что раньше для нас было свято.
Картины, рождающиеся в моих фантазиях:
распластанная на полу Венера, кричащая Венера,
Лиам Флэнаган,взгромоздившейся на нее.
Фантазии будоражат мою голову.
Я кричу, не в силах остановится. У меня начинается страшный припадок. Костяшки моих пальцев белеют от  ударов по стене. Я бью по проклятой стене сжатыми кулаками до тех пор, пока на них не выступает кровь. Тогда я начинаю бить еще сильнее.
— Мы были с ним знакомы... Познакомились по интернету. Он приехал в Сакраменто, в какой-то момент  мне пришлось рассказать ему о Джоне... Я не знала какова будет его реакция, поначалу все было хорошо, а потом он просто сорвался с цепи, — слова Венеры становятся лишь фоном моей ярости.
— Ты рассказала ему о Джоне. Ты выходила замуж за Джона. Дьявол-дьявол, — я опрокидываю напольную лампу и разбиваю подошвами ее набалдашник.
— Этот ребенок не может быть моим. Ты лгунья! ТЫ ЛГУНЬЯ! Я не встречался с тобой после вашей дебильной свадьбы, — я опрокидываюсь руками на тумбу, сталкивая с нее аппарат телефона и какие-то тюбики с освежителями для воздуха. Мне становится душно от пота и галлюцинаций.
— А вообще, хочешь трахнуть меня еще разок? Давай, Хэнк! вперед, Хэнк! Меня это заводит! — Венера становится еще безумнее. Она разводит ноги, усаживаясь в кресле. Я теряю остаток сознания и нападаю на нее. Я ухватываю Венеру за ногу и подтаскиваю ее к себе. Вместе с паршивым креслом. Мои пальцы больно вцепляются в ее подбородок.
— Ты не в себе. Ты совершенно не в себе. Я убью Лиама. Ты сделаешь справку. Я вернусь за тобой, — я рывком отталкиваю кресло назад, обтираю локтем лоб и направляюсь к двери.
— Он за все поплатится.

Отредактировано Henry Hunter (2013-06-29 12:46:54)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Звонок из прошлого.