Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » каждая наша встреча — новый укол адреналина.


каждая наша встреча — новый укол адреналина.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: 
Max Brown, Jessie Wilson
Место:
одна из станций метро в центре города
Время:
день, но уже ближе к вечеру
Погодные условия:
тепло, +17, безветренно
О флештайме:
два года спокойной жизни. Не вспоминали друг о друге, не звонили. Даже открытки на Рождество не посылали. И вдруг встретились. Слишком неожиданно.

+2

2

Когда любишь человека всей душой, а он причиняет тебе боль, уйти всё равно очень сложно. А если уходишь – ощущение, что потерял самое ценное, что у тебя было. И жалеешь, жалеешь… Постоянно жалеешь, что поступил так. Но гордость – такая странная вещь… Не дает вернуться даже туда, куда тянет постоянно, ежесекундно.
Сегодня моя машина отказывалась заводиться. Почему? Этого я вам сказать не могу. Если бы знала – давно уже подъезжала бы к своему дому. Тяжело вздохнув и со злостью хлопнув дверкой машины, я взглянула на дисплей телефона и нехотя направилась в сторону ближайшей станции метро. Я всегда, всю свою жизнь ненавидела общественный транспорт. И всегда старалась сделать всё, чтоб избежать поездки в душном вагоне метро с потными, злыми пассажирами. Но сегодня, видимо, просто был не мой день. Банкомат не хотел давать мне деньги с карты, поэтому я не могла даже банально вызвать такси. Почти уже взвыв волком от своих неудач, я позвонила Фрэнку, сообщив ему, что возвращаюсь домой.
После того нашего разговора около озера, куда он меня увез несколько недель назад, мы пришли к компромиссу – я живу у себя, он не опекает меня своей ежесекундной заботой, но я постоянно звоню ему, чтоб сообщить куда и с кем поехала. Черт, да меня даже в детстве родители так не опекали, как это делает сейчас мужчина, от которого я жду ребенка. Но что поделать – волей-неволей пришлось смириться. Всё-таки это и его ребенок тоже, Фрэнк в праве знать, что с ним всё в порядке.
Ещё раз тяжело вздохнув, я снова посмотрела на телефон. 15.20. Что ж, если повезет, то уже через час буду дома. Метро, эскалатор, платформа… Боже, как же тут ужасно, всё-таки.
И тут я замечаю знакомую фигуру. Совершенно случайно. Если бы я не достала зеркало, чтоб привести волосы в порядок, я бы не увидела его. Он стоял немного позади меня. И, по всему видимому, пока ещё не замечал.
Напряжение по всему телу стало нарастать. Одним движением захлопнув крышечку зеркала, я даже не удосужилась закинуть его в сумочку, а просто медленно, чтоб не привлекать его внимание, попыталась скрыться в толпе.
- Зачем? Зачем он здесь? – да, я до сих пор иногда думала о нем. Как бы ванильно это не звучало, но так оно и было. Когда-то я любила его. И это «когда-то» продолжалось два года. Мы познакомились почти через месяц после моего приезда в Сакраменто. Сразу начали встречаться.
Всё закончилось внезапно. Слишком внезапно для меня. Я не хотела больше ни видеть его, ни слышать. Он был мне противен. А всё почему? Потому что ему вдруг захотелось показать, что он ещё мужчина в самом расцвете сил (кажется, так когда-то говорил Карлсон?).
Боже, да какой же надо быть идиоткой, чтоб не замечать, что он изменяет уже не первый месяц? А я не замечала. Всё решил какой-то странный вечер – оставленный дома телефон, на который постоянно названивала непонятная девица. А потом я решилась поехать к нему. И что я там увидела? Как он развлекается со своей любовницей. Картина маслом прямо.
Все эти мысли вихрем пролетали в голове, пока я неторопясь двигалась в сторону одной из скамеек. Не замечая никого вокруг, я периодически задевала плечом  людей, расталкивая их в разные стороны, получая в свой адрес не совсем приличные «комплименты». Но мне было плевать. Я просто хотела оказаться сейчас как можно дальше от этого места.
- Гребаное метро! – теперь я начала злиться ещё и на себя. Зачем я пошла в метро? Почему я не могла дойти до соседнего магазина, чтоб попробовать там снять деньги с карты и нормально вызвать такси?
Наконец, я приземлилась на скамейку. Глядя в одну точку, я перебирала замочек на клатче, нервно потряхивая ногой. Сразу, моментально мне вспомнились все два года наших отношений. Снова в голове появились сомнения – а может, всё было не так? А может он говорил тогда правду, может он действительно не хотел ничего плохого? Может, следовало его выслушать? Столько этих «может»… Всё равно уже ничего нельзя вернуть. Я уже ушла с того места, и он вряд ли успел меня заметить. Вряд ли он вообще помнит, как я выгляжу.
К слову, «он» - это Макс. Мой бывший парень. Я не знаю, почему я так среагировала, когда увидела его, но совершенно точно знаю, что общаться с ним я не хочу. У меня скоро будет ребенок от Фрэнка, я изменилась за два года, Макс тоже сильно изменился. Да и я его уже почти забыла. Почти.

+2

3

Если выбирать между любить и быть любимым, я всегда предпочитал второе – это тешило мое мужское самолюбие и лелеяло и без того не низкую самооценку. В наших отношениях с Джессикой я делал ей одолжение, она мне всегда казалась такой потерянной в этом мире, одинокой, слишком замкнутой в себе, мне захотелось скрасить ее жизнь… своим присутствием в ней. Мне было не сложно поднять трубку телефона три раза в день и сказать, что я в институте и все нормально. Иногда я звонил ей сам, или обставлял ситуацию так, что казалось, что я звонил. Иногда я проявлял инициативу, но чаще всего я умело создавал ее иллюзию. Славная Уилсон оставила в моей душе след эдакой брошенки, жившей в своих мечтах, придумавшей мою к ней любовь и не замечающей ни малейших расхождений со своей теорией. Впрочем, я не берусь утверждать, может быть Джесси настолько умна, что все видела и просто закрывала глаза, терпела мои измены, собирая их в коллекцию, словно монетки в карман. Я не знаю, какой была Джесси, мы слишком много односторонне придумывали, чтобы действительно понять друг друга. Это была наша любовь – каждого к самому себе. Или ее ко мне. Но я совершенно точно ее не любил. Потом, когда мы расстались, когда она проявила твердость характера, «плюнула» мне в лицо фактами и ушла, я понял, что она была дорога моему сердцу, но как друг, как собеседник. У меня появилось острое желание ее узнать. Оно перемешалось с тревогой, словно я чего-то не понял, упустил суть наших отношений, недооценил и обидел близкого человека. Позже я стал ее забывать, и забывал думать о ней. В моей жизни появились новые женщины, появилась работа, и имя «Джесси» покрылось ворохом пыли в юной, полной амбиций, голове.
В отличии от многих обеспеченных людей я любил метро. В нем всегда так по особенному пахло сыростью и людьми, всегда кипела жизнь. Спускаясь в подземку, ты словно попадаешь в живой энергетический поток, ты вместе с толпой вливаешься на эсколатор, спускаешься и ждешь электропоезд. Ты можешь за это время сделать массу полезных вещей: например улыбнуться незнакомцу, или посчитать, у сколькихо дам на станции коричневые сапоги – это здорово тренирует память. Иногда я читаю в метро, особенно если ехать предстоит минимум полчаса. За рулем собственного автомобиля не до книг, дома я слишком ленив и увлечен другим, а когда сидишь на жесткой скамейке, то перелистывать страницы в самый раз. Еще мне нравится стук колес и шум поезда, они успокаивают, словно погружают в нирвану, и кажется, что когда мчится вагон электропоезда – мир вокруг тебя замирает.
Я ехал на работу, и как в любой обычный день ввалился в вагон с основным потоком пассажиров, хватаясь за поручень и задевая темные локоны девушки, стоявшей впереди меня. Она смотрела в зеркало. Я не видел ее отражение – разве только что кончик носа. Усмехнулся. Подумать только, как непонятна нам, мужчинам, природа женской логики. Ты зашел на станцию, поезд тронулся – нет бы расслабиться и помечтать, они, истинные женщины, тут же достают зеркало, проверить, не размазалась ли тушь. При том, что тушь они покупают водостойкую, которая не размазывается, даже если рыдать в три ручья или подставить лицо летнему ливню. Она так подняла мне настроение этим своим типично женским поступком, что я захотел познакомиться.
Но девушка, по своей, понятной только ей логике, срывается с места.
- Смотри под ноги! – Это долетело до моих ушей. Шлейф замечаний тянулся за беглянкой, я шел по следу и, наконец, остановился около одной из скамеек. Тут бурные реплики в сторону невежи резко обрывались.
Несколько секунд я оглядывался, держась за верхний поручень, и тут мои глаза встретились с ее, взволнованными, агрессивными и такими знакомыми. Джесси Уилсон собственной персоной! От неожиданности я чуть не потерял дар речи, ноги подкосились, и я плюхнулся на свободное место около нее.
- Привет. Какими судьбами? А я вот тут весь вагон за тобой следом бежал, не за что не угадаешь, зачем. Хотел познакомиться. Переиграем? Я Макс! – Протягиваю ей руку, смеясь, по доброму, искренне. – А если серьезно – то чего ты так бежала. Как напуганный сайгаг по лесу. От меня? Не переживай, я не буду тебе надоедать. Как твои дела? – Слова все лились и лились из моего рта, я в принципе разговорчивый, а тут еще такая неожиданная встреча, приятная ли?

+2

4

- У меня всё прекрасно – взглянув на Макса, я даже не подумала пожать ему руку, хотя в какой-то момент, скорее рефлекторно, я дернулась, чтоб ответить на рукопожатие. Но нет, я же гордая. Принципиальная. (Откуда только эта гордость вместе с принципами берутся?). Так и не протянула ему свою руку, только кинула на его ладонь быстрый взгляд. Да, прошло уже два года, а я до сих пор была дико зла на него. Нет, ну в моей милой головке никак не хотел умещаться тот факт, что он мне изменил, а потом ещё и с ухмылкой на лице стоял в сторонке, пока я вела светскую беседу с его любовницей. А теперь он думает, что я, как ни в чем не бывало, буду разговаривать с ним о жизни? А вот нифига подобного. Не видела его два года, и вот ещё столько же видеть не хочу. Но… Пять минут ведь можно перетерпеть его общество? Мы всего лишь случайно встретились с ним в метро. С кем не бывает?
А откровенно говоря – я просто не хотела признаться себе, что до сих пор не забыла этого человека. Да, я ненавидела его. Но именно сейчас я понимала, что всё-таки возможно любить и ненавидеть одновременно. Я это понимала, но в то же время не хотела этого принимать. Не хотела признаваться никому, даже самой себе, что всё ещё люблю. Сколько раз за эти два года я порывалась набрать номер и спросить как дела? Но всё время было что-то, что меня останавливало. То я сама себя накручу, что он не захочет со мной говорить. То он сменил номер и звонить будет бесполезно. Но самое стрёмное – это я боялась его новой пассии. Точнее, предполагаемой новой пассии. Совершенно не хотелось звонить Максу, а слышать в трубке незнакомый женский голос. В общем, за два года только раз я набрала его номер. Но тогда, дождавшись первого гудка, я тут же положила трубку. Благо, он вряд ли понял, что это я – даже если номер и определился, он совершенно точно был ему незнаком, поскольку за два года я поменяла пять номеров.
Да и в конце концов… Если бы Макс на самом деле хотел знать, как мои дела и как я поживаю, он бы уже давно мог приехать ко мне в гости. Где я живу он знал прекрасно. Знал где я работаю, домашний и рабочий номер телефона. Ни разу не приехал, не позвонил… И сейчас так спокойно спрашивает, как у меня дела?! Серьёзно?
Мысли проносились в голове с бешеной скоростью, и я всё больше злилась на Макса. Не знаю, заметил ли он какие-то перемены в выражении моего лица, но я молча разглядывала пол под ногами, дожидаясь, пока вагон остановится, чтоб сбежать. Да, я хотела просто сбежать от него сейчас.
А ещё меня раздражало в нем всё. Абсолютно.
То, что он всегда называл меня Джессикой, хотя прекрасно знал, что меня зовут Джесси. Уж не знаю, с чего он решил называть меня не моим именем, но мне это не нравилось. Мне не нравилось, что он всегда такой милый и обходительный. Мне не нравилось, что мне не к чему было придраться, когда он возвращался домой поздно, и придумывал отговорку типа «был в пробке». Почему-то я не закатывала ему истерик, не устраивала сцен ревности. Нам было просто удобно вместе. В нас было только одно различие. Я его любила. А он меня – нет. И даже это меня раздражало.
Я сама не могла понять, почему так бешусь при одном только взгляде на него. Но я и не хотела этого понимать.
- Твои дела как? – сухо поинтересовалась я, старательно пытаясь делать вид, что мне всё равно. Вроде бы даже правдоподобно получалось. – Не буду сейчас врать, что рада тебя видеть – ухмыльнулась я – Но выглядишь неплохо. – на этот раз я снова посмотрела на молодого человека.
А он почти не изменился. Нет, не так… Он совсем не изменился. Я сидела рядом с ним в метро, слышала его голос, и понимала, что у меня дежавю. Такое ощущение, что не было этих двух лет, не было ссоры, не было никаких недопониманий. Но нет. Тогда, два года назад, я твердо для себя решила, что больше не поведусь на эти воспоминания. Я иногда даже не понимала, что я нашла в этом Максе. Такой же, как и все парни вокруг. Только вот никто вокруг меня не зацеплял никогда так, как он. И от этого я злилась на него ещё больше.
Тяжело вздохнув, я снова отвернула голову в сторону, старательно разглядывая пол, и стараясь не подать виду, что нервничаю.

+2

5

Она не подала мне руки, я тихо вздохнув, опустил ладонь и прикрыл глаза. Она все еще обижается – два года прошло, а ее воспоминания и обида сильнее времени, было ясно предельно только одно, мое хромое чувство юмора меня не спасет. У меня только два варианта – продолжать делать вид, что я не замечаю ее агрессивного настроения или же говорить серьезно. Что бы вы думали, я выбрал? Конечною первый вариант, серьезность – не мой конек.
- По твоему тону и не скажешь, счастливые люди не огрызаются в метро своим бывшим, - подмигиваю ей, придвигаясь ближе и обнимая за плечо, мы же не чужие люди как никак, имею полное право оказать дружеский жест своей близкой подруге. Я считал, что после таких отношений люди не становятся друг другу чужими, какие бы кошки самых разных мастей не пробегали между ними. А если мы не любовники, стало быть мы – друзья? Она украдкой только раз посмотрела мне в глаза, в то время как я не сводил с ее лица пристального взгляда, снова изучая уже такие знакомые черты: темные мягкие волосы, аккуратный, прямой нос, правильной формы губы.
Пролистывал воспоминания, словно тяжелую и пыльную книгу: как мы познакомились, как мы сходили на пераон свидание, наша первая ссора и примирение, первая близость – каждую мелочь я помнил предельно точно, но сердце не сжималось, не билось сильнее и не стучало громче. Просто она – всего лишь этап моей жизни, в том возрасте я мог позволить себе быть несерьезным и обращаться с женщинами как с вещами – сегодня одна, завтра будет другая, лучше. Впрочем, я и сейчас часто поступал неправильно, но чаще задумывался и больше ценил. С Мирандой мы встречаемся уже больше полугода и пока меня все устраивает, однако, тело изведано, душа прочитана и интерес постепенно угасает.
- Отчего же не рада? Неужели все еще не простила? – Пропускаю вопрос о делах, расскажу о них позже, тут фразой «у меня все прекрасно» не ограничишься. Остановка, поезд замирает, стук колес стих и люди шумной толпой вываливаются из электропоезда, пассажиры по обе стороны от нас тоже меняются. Наконец, появляется возможность пару секунд говорить не повышая голоса и не перекрикивать шум, наклоняясь к ней ближе, чем мне это было дозволено.
На комплимент я тоже не стал отвечать, этикет обязует сказать даме то же самое, мол да, и ты ничего, похорошела, а Джесси и правда стала более ухоженной и статной, у нее новый цвет волос, непривычный макияж и элегантная одежда, от нее пахнет уже другими духами, я чуть наклоняюсь к ее шее, чтобы распробовать этот тонкий аромат.
- Джессика, - нарочно подчеркиваю ее неправильное имя, всегда считал, что имя Джесси незаконченное и вообще так называют собак, то ли дело Джессика, сколько великих актрис носит это имя!
– Злопамятность тебя не красит, я бы тоже мог обижаться на тебя, - да ладно, придумать бы еще за что, но я точно мог!
– Но посмотри, у меня сейчас хорошая работа в фитнес-центре класса люкс, - роюсь в кармане, чтобы дать ей визитку, пусть приходит, позанимается.
- Вот, держи, специально для тебя смогу договориться о пятидесятипроцентной скидке на годовой абонемент, - протягиваю ей карточку, буквально вкладывая в руки.
- И главная новость – я, наконец, женюсь. – Не буду уточнять, что это не по собственной воле, судя по тому, что Уилтон знает, кто мои родители, она должна понимать, что невеста явно не из широких социальных кругов.
Стоит заметить, что Джесси была одной из немногочисленных девушек, которую я знакмил со своими родителями. Тогда мне было двадцать два, и я не думаю, что ни отнеслись к моему увлечению серьезно. Мне никогда не говорили, с кем жить и встречаться, благо, до этого не дошло, но моих пассий в своем доме принимали прохладно, зная, что так или иначе невеста и брак будут выгодны в первую очередь им.
- Хотел пригласить тебя на свадьбу, но твой номер телефона вне зоны доступа. – Да, я его даже не стал удалять и не так давно действительно набирал номер Джесси, чтобы пригласить ее на свадьбу, повидаться, узнать как дела и свести мосты, не люблю, когда кто-то на меня обижается, надо уметь прощать.
Сам я этому правилу твердо следовал и зла ни на кого не держал, может я просто никогда не любил по настоящему? Так, когда прощение становится невозможным?

+2

6

Я всегда была уверена в том, что если люди расстались – значит, они друг другу уже никто. Значит, они не могут дружить, не могут общаться и не могут улыбаться друг другу. Глупо? Может и так. Но в этом и был мой принцип – я очень редко продолжала поддерживать хоть какую-то связь со своими бывшими. Мне было некомфортно в их обществе.
На расстоянии мне всегда вспоминались только добрые, хорошие моменты из нашего общего прошлого. А вот когда мы сталкивались непосредственно нос к носу, я сразу же начинала вспоминать все ссоры. Странно? Может быть. Но так я жила всегда, всю свою жизнь. И сейчас не хотела ничего менять. А Макс… Макс – такой Макс… На него нельзя долго злиться.
Очередной тяжелый вздох вырвался из груди, я улыбнулась и подняла глаза.
- Макс, у меня всё хорошо. – более ровным и спокойным тоном повторила я – Правда.
Только вот я всё равно, по непонятным мне причинам, нервничала. Крутила в руках телефон, пока он не упал к моим ногам. Чертыхнувшись про себя, я быстро его подняла и снова села ровно.
- Ну почему же не простила? – слукавила я, удивленно взглянув на мужчину – Всё в прошлом. Я даже успела о тебе забыть. – кажется, сейчас я врала слишком явно. Но что уж тут поделаешь? Не буду же я сейчас говорить, что совсем я его не забыла, и что иногда даже ловила себя на мысли, что скучаю.
Девушки – странные существа. Вместо того, чтоб сказать правду и убрать, наконец-то, камень с души, врут. И думают, что так всем будет лучше. Только непонятно кому это – всем, и почему лучше.
Вот сказала бы я сейчас правду, успокоилась бы. Пошли бы в кафе, поболтали, вспомнили былые времена, обменялись новыми номерами телефонов и разошлись по своим делам. Но нет, я же не ищу легких путей. Мне же надо попытаться испортить настроение и себе, и Максу. Задеть его за живое своим игнором. Только вот ему, кажется, совсем параллельно на то, как я себя веду. Зачем только стараюсь?
- Прости, что? – я не свожу удивленного взгляда с Макса. - Ты бы мог обижаться на меня? - Да что он такое говорит? Ему-то за что на меня обижаться? Нервно фыркнув, я отворачиваюсь в другую сторону и не веря своим ушам мотаю головой. Вы только подумайте! Он бы мог на меня обижаться! Только что смирившись с тем, что мне придется какое-то время пообщаться с бывшим парнем, и едва успокоившись, обида снова вспыхивает во мне. Только бы не наговорить ничего такого, за что потом будет стыдно! Но тут около моего лица всплывает непонятная визитка, и я с интересом снова перевожу взгляд.
- Ты серьёзно? Визитка? – что-то я слишком нервничаю – Знаешь, а я возьму её. – даже не посмотрев, что написано на белом кусочке картона, я убираю её в сумку, надеясь, что Браун больше не ляпнет ничего такого, из-за чего я прямо здесь начну припоминать ему то, как он со мной поступил. А может всё-таки стоит припомнить? Вдруг в нем заиграет совесть, и он хотя бы извинится?
- Женишься? – почему-то эту новость я восприняла без должного удивления – Я за тебя рада, молодец, поздравляю. И кто она? Очередная малолетка из старших классов? – и всё-таки я сделала это. Я припомнила ему тот день, в который ушла от него. Ну, что ж… Что сделано – то сделано, я не буду забирать свои слова назад. Всё равно говорила я это с улыбкой на лице, и если он уже забыл тот день, то может ничего и не понять. Так что пофиг, пляшем, как говориться.
Вагон остановился в очередной раз. Люди опять сменились, но меньше их не стало. Ехать мне осталось две, кажется, станции, и я очень надеялась, что уже через пять минут я буду на поверхности. Определенно, нужно было зайти в кафе и перекусить, прежде чем идти домой.
Домой… Там сейчас был Френк, который меня, вроде как, уже заждался. Но мне к нему совсем не хотелось. Не то, что я до сих пор с неприязнью относилась к нему… Просто эта встреча с прошлым в метро немного выбила меня из себя. Я уже успела поймать себя на мысли, что я не ненавижу Макса, но совсем не могла понять почему. Ещё неделю назад я вспоминала о нем, и думала, что если вдруг мы увидимся, то я влеплю ему звонкую пощечину. А теперь мы почти мило беседовали на скамейке местного метрополитена, и я почти на него не злилась.

+2

7

В ее голове так же как и несколько минут назад звучали аккорды раздражения. Я неприятен ей, от чего мне нравилось влезать в зону комфорта Джесси еще больше. У меня очень вредная натура. Если я вижу, что некогда близкого человека что-то задевает, я  без зазрения совести буду лезть под шкуру.
- Тогда не понимаю твоего холодного тона, мы же не чужие, - ее презрительный и холодный взгляд превращает меня в чеширского кота.
- Мог бы, но видишь, я не коплю в себе негатив, и ты не копи. – Провожу рукой по ее темным волосам, словно успокаивая младшую сестру и наставляя на путь истинный.
Она лукавила, я это читал по напряжению в голосе, по бегающему взгляду и нежеланию смотреть мне прямо в глаза. В то время как я в упор разглядывал ее лицо, не отводя взор ни на минуту.
- Куда слать тебе приглашение? Она.. она потрясающая девушка, - на самом деле я плохо знал Скарлетт именно как девушку, скорее воспринимал как родственницу или дальнею подругу, с которой мы много времени проводили в ее детстве. – Она молода, моложе нас с тобой, а значит у нее впереди большое будущее и широкие перспективы. – Эдакий увесистый камень в огород Уилсон, мол ты, девочка, никто, и звать тебя никак. А вот моя невеста – совсем другое дело, о такой и говорить не стыдно.
- Скарлетт Стоун. Если ты хоть немного следишь за политической жизнью и экономикой страны, то имя  Картер Стоун и  марка Chevron тебе о чем-то говорят. Так вот Скар – его дочь. Мы были близки в детские годы. Так что сделай стрижку к 25 мая.. – А вот это уже было лишним, я как всегда не могу вовремя остановить свой словесный… Вы же поняли?
И как она такая проницательная догадалась о том, что Стоун намного младше меня? На целых семь лет… Когда я пошел в школу, она только появилась на свет, а через пару недель эта заносчивая девчонка с веснушкам на лице и некогда густыми темными волосами станет моей женой. Жизнь такая непредсказуемая, что порой и просыпаться страшно.
Ничего не заподозрив и продолжая обнимать девушку за плечо, я продолжил наш милый разговор:
- Куда едешь? Не знал, что ты пользуешься подземкой. Не в твоем это стиле, - я все еще помнил, что она любит, а что нет. И пусть воспоминания уже стали серыми и затертыми, как старые шторы в бабушкиной квартире, их отголоски все еще звучали в моей голове. И чем больше я смотрел на нее, чем дольше находился рядом, тем отчетливее вспоминал нашу жизнь. Только вот в груди больше ничего не клокотало, не вздрагивало и совесть меня не мучила. Сейчас,  слушая этот циничный смех и непринужденные речи, я верил в то, что между нами никогда ничего не было. Я фантазер, так может быть мне это приснилось?  Зашел в метро, увидел симпатичную женщину и воображение нарисовало картину на тему «а что, если бы»…
Но нет, она была совершено реальной, она сидела рядом, я чувствовал ее дыхание, ее волнение, и то, как ее плечи напряжены, а сама она словно оголенный комок нервов. Почему бы просто не встать и не уйти, если я такой подонок? Зачем заниматься мазохизмом?
Пролетела еще одна станция, моя еще не скоро, так что я совершенно не дергаюсь, все так же смотря на брюнетку в упор. Я молчу, я умею молчать хотя бы пару минут, и делаю это для того, чтобы буря в ее душе улеглась, и она переварила все сказанное. Придумала очередной цинично-фальшивый ответ.
Никогда не понимал этой наигранной женской гордости – хавать обиды, унижение, терпеть боль и делать вид, что ты из кремня. А Джесс так любила делать. Я же, словно ручей, изо дня в день любил этот кремень точить. И рано или поздно она сломается. Не при мне и не сейчас, но жить в футляре все время не может никто, иначе просто растворится за этой оболочкой…

+3

8

- Эм… И за что же это, интересно, ты мог бы на меня обижаться? Хотя… Всё, Браун. Забей. Я не злюсь, серьёзно – взглянув на Макса, я начала крутить телефон в руках. – Просто мне обидно, что ты променял меня на какую-то прошмандовку. Чего тебе не хватало, а? – я прекрасно понимала, что сейчас совершенно не место, и уж тем более не время для обсуждения таких тем, но не могла удержаться, чтоб не спросить. Хотя… Столько воды утекло, может он будет и не против это обсудить сейчас. Когда-то ведь надо. – Ты вообще скажи мне, я тогда правильно сделала, что просто ушла? Или мне надо было остаться и закатить себе вселенский скандал? Вот только не говори, что я его устроила – не было никакого скандала. Я просто сказала пару ласковых этой шлюшке малолетней, в твой адрес ни слова не было сказано – сразу же уточнила я, после того, как в моей голове всплыли эти картинки из прошлого. Как раз те моменты, где я их застала. Вот я их вижу, а в следующий момент эта девка уже оправдывается передо мной. А вот она мне угрожает. Говорит, что вцепится в волосы если я не уйду и не оставлю её с Максом. А вот она извиняется. – Она хотя бы стоила того, м? – безучастно поинтересовалась я. Мне было сейчас совершенно не по себе, но я хотела выяснить всё до конца. Сама не понимаю почему, но не могла я успокоиться. Не могла и всё тут. Хотя я подозреваю в чем дело – думаю, я просто хотела услышать то, что хотели бы многие девушки на моем месте – извинений. Искренних таких, правдивых. Ну и что-то типа «я сделал ошибку, ты была лучше её» или что-нибудь в этом роде. Не люблю сравнивать людей, но сейчас я ХОТЕЛА это услышать. Просто-напросто моё самолюбие было задето очень глубоко, и чтоб его успокоить, мне нужно было немало времени.
- Приглашение… Я живу там же. Если помнишь ещё адрес – присылай. Не помнишь – ну, не судьба значит – я развела руками. – А на счет свадьбы – я правда за тебя рада. И я рада, что она тебе нравится. Хотя, признаться, я удивлена, что ты женишься в свои двадцать пять. Я всегда думала, что ты холостяк до мозга костей, и чтоб тебя на себе женить нужно сделать что-то совершенно потрясающее или из ряда вон выходящее – по крайней мере, когда мы встречались, я так думала. Слишком давно я его не видела, чтоб судить о его жизни сейчас. На фразу про стрижку я почти никак не отреагировала, только махнула рукой и вскользь сообщила, что: - Схожу, я на послезавтра в салон записана. Такое ощущение, будто и не было этих двух лет. Хотя нет, кое-что всё-таки изменилось – я снова начала курить. Сейчас то, конечно, уже нет, поскольку мой малыш в моем животике был бы очень против никотина. Но до того, как я забеременела, я курила.
- Куда едешь? Не знал, что ты пользуешься подземкой. Не в твоем это стиле, – видимо, я зависла где-то в своих мыслях – голос Макса опять вернул меня в реальность. Я закатила глаза к потолку – Ты слишком хорошо меня знаешь. - ухмылка, которая появилась на губах, давала понять, что я совсем не рада этому факту. Не люблю, когда люди меня хорошо знают – тогда от них не утаишь никаких секретов. Будешь перед ними, как на ладони. Не люблю. – Моя машина сломалась, пришлось оставить её около работы. А банкомат не хотел давать мне деньги, заявив, что у него недостаточно средств. – вздох, и снова ухмылка – И вот я здесь – наигранное веселье, театральный взмах руками. – Хотя тебе ли не знать, какая это для меня пытка. – снова сложив руки на груди, я откинулась на спинку кресла – У меня такими темпами социофобия скоро разовьется. Ну вот откуда и куда эта толпа едет? Зачем вообще в Сакраменто метро? Весь город же можно за день вдоль и поперек обойти… Неужели автобусами пользоваться нельзя? Ну его нафиг, в общем – махнув рукой, я нервно взглянула на телефон, будто от этого что-то могло измениться. Домой я попаду в лучшем случае через час.
Разговор пошел как-то легче, после того, как я спросила у Макса всё, что крутилось на языке. Тут то я и поняла, что уже давно на него не злюсь – мне просто нужно было узнать правду, понять, почему он так поступил. Я слегка расслабилась, перестала огрызаться.
- Ты сильно торопишься? Может, хочешь зайти со мной в какое-нибудь кафе, перекусить? – конечно, я не собиралась ни в какое кафе. Предложила это Брауну только потому, что хотелось ещё немного поболтать. А то эта случайная встреча в метро… Получилась немного скомканная.

+2

9

- Зачем же сразу скандал, хотя знаешь, хорошая качественная взбучка мне бы не помешала. Знаешь, всем людям свойственно ошибаться, ты преподнесла мне урок, я его усвоил, - и больше не попадаюсь на изменах, чуть не сорвалось с языка. – У меня к тебе и нет претензий, - пожимаю плечами, еще бы они у меня были. Уилсон поступила так, как считала нужным, и во многом ее поведение было правильным, просто любовь с моей стороны прошла, а сказать об этом в лицо… было непривычно, мне не доводилось бывать в подобной ситуации.
- Нравится, - задумчивые протяжные ноты. Ведь именно эта девушка стала зерном моих сомнений, та девушка, которую как мне казалось, я любил. Более сильного чувства я еще не испытывал. Но шестнадцать ее лет на мои двадцать два – смешно. К тому же она много времени посвящала учебе, если мы где-то и пересекались, то только здоровались. В детстве мы неплохо проводили время, но потом это ушло, остались лишь сухие улыбки в адрес друг друга.
- Скарлетт, это была она, ей было шестнадцать. И если честно, я не испытываю особой радости от того, что она станет моей женой, - может быть потому, что все вышло искусственным путем? Мы так и не узнали друг друга на эмоциональном уровне, просто в какой-то момент моей юношеской жизни она меня сильно манила, и я ходил, погрузившись в свои мысли, взвешивая наши с Джесс отношения и постоянно представляя на ее месте Скарлетт. И каждый раз это сравнение казалось пустым и глупым, потому что Джесс во всех отношениях казалась мне лучше, точнее не лучше, а проще. Ведь она была совершеннолетней, не глупой, симпатичной и интересной. Так я начал отвлекаться мимолетными романами, коря себя за то, что запал на «соседку напротив». Со временем я стал забывать о ней думать, увлекся по-настоящему, сначала Лори, потом Мирой. А недавно узнал, что девушка, на которую я почти перестал обращать внимания, будет моей женой. Меня это чертовски злило, и я не знал, как себя вести. Мне просто необходимо было выплеснуть эти эмоции.
- Прости, что не сказал тебе раньше, думал, ситуация рассосется сама собой. – Наивный я, в то время еще такой.
- Вообще-то я немного слукавил, это брак по расчету. И я не знаю, как к этому относиться. Просто это необходимо для бизнеса и мы с Метти ничего не теряем. Ты, ее, кажется, видела, на одном из званных вечеров. Блондинка, молчаливая, симпатичная, хорошо воспитана. – Мне кажется, я мог говорить о ней с упоением достаточно долго, а значит что-то все еще было. Вовремя опомнившись, я замолчал, кладя руку Джесси на плечо.
- Просто знай, что я может быть не самый хороший человек, но никогда не хотел причинить тебе зла, нам нужно было поговорить, люди сходятся и расходятся, ты сама то как? – Это был вопрос чистый, без издевки или иронии. Мне было бы приятно знать, что она устроила свою личную жизнь и счастлива.
Мы стали смеяться и шутить, и сейчас больше походили на друзей, чем на людей, таящий обиды.
- Значит, сегодня просто не твой день. – Смотрю на часы, отвечая на вопрос девушки.
-  Не сильно, думаю, у нас есть полчаса. – А вот и станция Джесси, мы выходим, ловко форсируя между людьми, которые сбивались в кучки и спешили по своим делам.
- С удовольствием выпью чая, - что-то я такой добрый, аж сам о себя фигею. Есть перед тренировкой я не собирался, а вот стакан сока, минералки или даже кружка черного чая будут очень к месту. Да и поговорит и расставить все точки в наших отношениях мне тоже хотелось.
Мы зашли в первое попавшееся на глаза кафе, занимая столик у большого окна, уходящего в пол. Я люблю сидеть и наблюдать, как за совсем тонким стеклом в метре от меня проходят люди. Они оборачиваются, смотрят на нас, словно на рыб в аквариуме, а настроение от этого не портится.
- Позволишь оплатить твой заказ? – Мой личный таракан, и Джесс о нем знала, не могу идти куда-то с женщиной и не заплатить за нее. Все таки от меня не убудет, и хуже я не сделаю.
Нам принеси меню, карту напитков и салфетки, я лениво листал страницы, скорее просто занять руки, чем выбрать блюдо.
- А ты о чем то конкретном хочешь поболтать, или просто посидим? Правда, не злишься? Знаешь, я рад, словно камень с плеч. Не люблю быть причиной негатива и причинять боль. Что выбрала? – Резко меняю тему на более нейтральную.

+2

10

- Брак по рассчету? Браун, ты серьёзно? – я подняла на Макса удивленный взгляд, даже не задумываясь над тем, что выглядело это не особо красиво. – Честно говоря, я даже и не думала, что ты на такое способен. Ну, то есть, я думала, что ты способен на всё, но это… - запутавшись в своих собственных словах, я помотала головой и резко выдохнула. – Странный ты. Я уже и забыла, какой ты на самом деле. – едва различимая улыбка тронула мои губы, я опустила голову. В мыслях проплыла пара картинок-воспоминаний, но я попыталась их отогнать. Не сейчас, не хочу думать о том, что было когда-то давным-давно.
- Как ты решился на это? – задала я вполне логичный и адекватный вопрос, игнорирую описание внешности невесты Макса. – Нет, я поняла про бизнес, и про то, что вы ничего не теряете, но всё-таки? Неужели не было другого выхода? Или, может, ты не так уж и против был, если всё-таки идешь под венец? – на этот раз на моих губах появилась хитрая улыбка. Ну а что, вдруг правда? Вдруг она ему всё-таки нравится, а он не хочет признаться в этом сам себе? Хотя, дохлый номер. Если он себе в этом признаться не хочет (ну, или не может), то мне то он точно не расскажет. Ну и фиг с ним, зато я поселю в его голове сомнения по поводу того, что эта свадьба нужна тупо для бизнеса. – Я имею в виду, что… Извини, если говорю что-то не то, но мне кажется, что если бы ты не хотел жениться так сильно, как раньше, то ты бы сделал всё, чтоб не надевать смокинг и не видеть рядом с собой прелестную девушку в белом платье. Я могу ошибаться, но… Вот скажи, ты же сейчас даже не думаешь о том, что будет дальше, да? Ты ведь не думаешь о том, когда ты пойдешь подавать документы в ЗАГС на развод? Или я всё-таки ошибаюсь? – почему-то сейчас мне нестерпимо хотелось вытащить из Макса правду.
- С удовольствием выпью чая. – кивнув головой, я зашагала в сторону ближайшей кафешки.
- Эм… Последнее время я привыкла платить за себя сама, но… В общем, как хочешь – я махнула рукой, потому что Макса всё равно было не переспорить. И если бы я сейчас сказала, что я сама за себя заплачу, то спора не миновать. А зачем нам лишняя трата времени? – Определенно мы просто посидим – я улыбнулась, небрежно кидая свою сумку на стул, присаживаясь за столик. – И да, я правда не злюсь. А вот если ты спросишь об этом ещё раз, то снова разозлюсь, поэтому не советую мусолить эту тему. Договорились? – даже не заглянув в меню отвечаю – Буду зеленый чай со льдом и, пожалуй, клубничный чизкейк. А ты что будешь? – официант уже стоял рядом, и записывал в блокнотик наш заказ.
- А ты знаешь… - я снова опустила голову, находясь в сомнении – стоит ли говорить Максу об этом? Вряд ли ему интересно знать, но всё же. Он же мне сказал о свадьбе, значит и я могу поделиться с ним чем-то личным. – Я малыша жду. – поймав на себе немного недоуменный взгляд, тут же смущенно улыбаюсь – Если приглядеться – уже немного заметно. Четвертый месяц. – на автомате положив руку на живот, я поудобней села на стуле. Знала бы я, что это были мои последние дни беременности – не радовалась бы я так сильно. Но настоящее – оно поэтому и настоящее. Потому что никто не знает, что может случиться завтра. Или через час. Или даже в следующую секунду.
- А ты? У тебя когда появятся дети, м? Возраст уже самый подходящий же… Работа есть, даже жена скоро будет – и снова эта хитрая улыбка – Не думаешь ещё обзаводиться потомством? – благодарно кивнув официанту, который ну очень быстро принес наш заказ, я снова перевела взгляд на Макса.
- На счет твоего описания твоей будущей жены… Хотела бы её себе представить, правда. Но не могу, потому что на твоих званый обедах и ужинах слишком многие девушки попадают под типаж, который ты описал. Прости. – виновато склонив голову на бок, я сделала глоток чая. Я и правда понятия не имела, кто из всей кучи блондинок, который я видела в доме у Брауна – его будущая жена. – Видимо, я познакомлюсь с ней на вашей свадьбе. Если приглашение придет, конечно. Ну, или если ничего не отменится, и вы на самом деле поженитесь.

+2

11

- Да ладно, не делай такие глаза, а почему не способен? Я ничего не теряю, а если честно, то у меня и выбора особо нет, нотариусы уже оформили все документы и наше с Метью мнение никто не спрашивал. Не скажу, чтобы я сильно сопротивлялся, но когда я заявился на нашу помолвку с посторонней девушкой – это не помогло и не по умерило пыла родителей устроить феерическое «слияние капитала», деньги от сделки идут на открытие сети ресторанов по всему штату моей сестры, как я слышал. Конечно, я бы не хотел ее обижать отказом положить свою личную жизнь на семейный бизнес, но как раз таки от нее шума меньше всего, с тех пор, как она вернулась в штаты, мы даже не виделись. Слишком увлечена своими ресторанами, наверно, - иронический смешок.
- Так уж и забыла? Ничего, я напомню, - дружелюбная шутливая угроза в ее сторону.
- Может не так уж и против, по сути моей свободы никто не ограничивает, снимаешь кольцо и вуаля! – Демонстрирую ей жестом фокусника, как обручальное кольцо будет исчезать с моего пальца в карман.
- Зачем ты извиняешься? Разве для меня когда то существовали запретный темы? – О да, поставить меня в неловкое положение и пристыдить не так то просто и по сей день это удавалось только парочке очень близких людей. Но мои девушки не входили в круг тех, кто способен оказывать на меня воспитательное влияние.
- Нет, не пойду, по контракту наш брак продлится десять лет, вот пройдет это время, и я подумаю, а может быть мы найдем способ сжечь эти ужасные бумаги, но их копии есть в банке. Это все сложно, Джессика, не забивай голову юридическими сложностями, Метью теряет гораздо больше, но на нее оказывают жуткий прессинг родные, - вот уж не думал, что буду сидеть со своей бывшей любимой девушкой и так свободно разглагольстовать о своей предстоящей свадьбе. Комедия да и только!
Мы вынурнули из прохладной подземки и опустил на глаза солнечные очки, иногда я носил их даже зимой, так, прикола ради, мне кажется они мне очень шли.
Подумаешь, спросил второй или третий раз, не злилась ли она, лучше перестраховаться, чтобы обезопасить себя от отравления мышьяком или цианистым калием.
- Договорились! – Поднимаю обе руки вверх, словно она коп и наставила на меня пистолет, обгоняя девушку и поворачиваясь спиной к дороге.
– Но может быть мне нравится, как ты злишься, разозлись на меня полностью, - не знаю, разделяла ли она мое веселье, но мне лично не хотелось провести последний свободный перед работой час в унылой депресии и самокопании.
Я всегда был жизненрадостным и веселым парнем с патологической одержимостью выводить всех окружающих людей из состояния душевного равновесия.
И вот мы уже листаем меню, делая выбор.
- Зеленый чай? Какая гадость, - впрочем, может быть она на диете и худеет? Кажется, немного поправилась.
- А я буду минералку и… фруктовый салат.  – На счет того, что я съем салат, я сильно сомневался, но заказывать только напиток как-то несолидно, у нас все в порядке с бюджетом.
Внезапно Джесси выдала новость о своей беременности и я подавился своей недавно обретенной минералкой.
- Что? Прости, не  так, а вот так: и как же тебя угораздило? – Признаться, не смотря на то, что  любил Уилсон, наверно любил (не хочу заниматься самокопанием, помните?), не считал ее сногсшибательной красавицей, даже наоборот, посредственность, каких в нашем штате хоть на забой отправляй.
- И кто отец? – Поток моего сознания так быстро генерировал вопросы, что я не успевал их выдавать в правильной последовательности, не говоря уж о том, что я их не успевал фильтровать и держать иногда язык за зубами. Новость показалась мне достойной обсуждения, я даже не знаю, что испытывал на этот счет, мне было все равно? Наверно да. Или все таки какой-то укол ревности? Или я за нее рад? Непонятно.
- А у тебя вот мужа нет, - кидаю взгляд на ее руки, обручального кольца не красовалось. - Поздравляю, думаю, это хорошая новость, значит через пять месяцев станешь матерью, совсем скоро. Уже выбрала клинику? – Джесс задала встречный вопрос, сбивая меня с толка.
- Я еще успею, хочу пожить для себя, из меня родитель, как из тебя алтайская девственница, - очередная моя жестокая шутка, но судя по округлившемуся животику, девственница из нее и правда уже никакая.
- Так что пока не думаю, а там видно будет, - я был из тех людей, кто относится к детям без упоения, не умиляясь текущим по подбородку слюням и нечленораздельной речи. Быть может, я морально еще не созрел для этого.
- Ничего страшного, это не важно, - на самом деле я не задавался целью описать Скар как можно более детально, чтобы моя собеседница ее вспомнила, Скарлетт обычная, просто в ней есть шарм, а шарм не описать словами.
- Буду рад тебя видеть, - наше время истекало, таяло словно масло на раскаленной плите, быстро и стремительно, скоро каждый и нас вернется в свою жизнь, и мы не встретимся еще пару недель точно, а может быть больше никогда.
Я рад, что мы нашли в себе силы поговорить, высказать друг другу давние обиды, снять накипь с души и остаться приятелями.
Вряд ли мы будем звонить друг другу и слать открытки на Рождество, просто совесть по ночам будет спать чуточку спокойнее.
- Береги себя,  - допиваю минералку, так и не притронувшись к салату и прося принести нам счет, все равно медлительные официанты несут его минимум треть часа.
- Значит, друзья? – Перебираю в пальцами бумажную салфетку, переводя взгляд с девушки в окно, где по прежнему куда-то спешили люди, и я хотел как можно скорее оказаться в безликой толпе и слиться с ней.

***

Мы еще немного посидели в кафе, подвергая свои жизни тонкому психологическому анализу. Каждый свою и каждый сам про себя.
Я много думал, и казалось, что за эти десять минут перед глазами проплыла вся наша совместная жизнь. Наши маленькие радости, наше тихое счастье, наша непонятная, легкая и немного надуманная любовь.
Мне не верилось, что вот так просто от одного укола в сердце люди становятся навсегда друг другу чужими.
- Я хочу, чтобы ты была счастливой, береги вас, - теплая улыбка тает на моих губах, и я кладу свою теплую ладонь поверх ее холодной, перебирая тонкие пальцы.
- И еще помни о том, что я никогда не желал тебе зла. Ловлю себя на мысли, что команда друзей из нас получилась бы более эффективная, чем команда любовников.
За окном все так же сновали люди, все так же гудели моторы машин, а солнце все так же скользило лучами по стеклу. Все было как в любой будний день, но в груди поселилось стойкое ощущение – этот день особенный, он лучше, чем вчерашний и лучше, чем прошлый понедельник. Лучше многих предыдущих дней, потому что  я нашел в себе смелость быть добрее, уметь прощать и откладывать свои саркастические шуточки в дальний ящик, я открыл в себе возможность быть честным с тем, кого душевно ранил.
Смотреть в глаза той, которой причинил боль. Я снес чувство вины и надеюсь, что заслужил прощения.
Она позволила попросить один счет на двоих и расплатиться за ужин. Мы съели до смешного мало, но мне было лестно, что даже сейчас, не находясь в статусе ее парня, я могу за нее платить. Может быть у меня комплекс неполноценности и я считаю, что могу быть интересен только своими деньгами? Или так я отвлекал девушек от своего неумения вести себя серьезно?
А может быть мне просто нравилось делать то, что я умею – красиво тратить доллары.
Во мне слишком много всего, что не понимаю даже я сам, и когда нибудь я в этом разберусь.
Мы еще немного прошли пешком по улице, выяснив, что дальше нам в разные стороны, просто не по пути.
Надеюсь, только в этот вечер, а не по жизни.
Ты всегда сохранишь тепло в моем сердце, Джесси.

+1

12

*конец*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » каждая наша встреча — новый укол адреналина.