В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » yes, boss


yes, boss

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s3.uploads.ru/b5cgS.gif
Участники: Henry Hunter & Nola Wilton
Место: офис Генри
Погодные условия: пасмурно, прохладно
О флештайме: Нола устроилась на новую работу, теперь ей предстоит работать в команде людей, создающих сериал. Самое время познакомиться со своим начальством.

Отредактировано Nola Wilton (2013-04-07 05:02:14)

+1

2

Секретаршу нашего офиса в Сакраменто зовут Мадлен Фостер. Она нравится всем. В ней есть особое очарование. Она очень услужлива и с готовностью выполняет каждое поручение начальства, даже самое нелепое и взбалмошное. Мадлен любит зачесывать волосы в пучок и носить деловую одежду, хотя правила компании этого и не предписывают. Она — человек дела.
Сегодняшним поручением Мадлен Фостер стала встреча нового руководителя пресс-службы Нолы Уилтон. К ее появлению в офисе готовились с особой тщательностью. Нола Уилтон была находкой хедхантера  — известным блоггером и профессионалом с большим стажем. Для того чтобы первый рабочий день нового руководителя пресс-службы прошел «как по маслу», Мадлен приехала в офис пораньше. Она проверила кабинет Нолы и приготовила новому руководителю компании завтрак.
Стоило машине Нолы Уилтон припарковаться на стоянке возле здания офиса, как Мадлен тот час же подошла к лифтам с чашечкой свежего кофе, предназначенной специально для будущего начальника.
— Мисс Уолтон, доброе утро! — Мадлен Фостер протянула Ноле чашечку кофе.
— Я ваш личный помощник Мадлен Фостер. Предлагаю начать день с чашечки ароматного кофе и экскурсии по офису, — она улыбнулась.
— Мистер Хантер подъедет в офис к половине одиннадцатого. Он распорядился, чтобы вы явились к нему в кабинет сразу по его прибытию,— секретарша засуетилась, подбирая со своего стола какие-то папки.
— Это оригинал контракта. Мисс Уолтон, давайте сразу покончим с формальностями, чтобы скорее преступить к работе.
---
Сегодняшнюю ночь я провел в стриптиз-клубе. Мне удалось быстро подобрать подходящую девочку для приватной комнаты. Я угостил ее гашишем. Она прекрасно танцевала, зажимая ягодицами пилон. Меня не покидало состояние парения. Я был окрылен и потерял счет времени.
Утро настало внепланово. Я не был готов к его пришествию. Впрочем, как и звонку Мадлен Фостер. Она сообщила мне о прибытии в офис нового пресс-директора Нолы Уилтон. Я засунул в трусы стриптизерши несколько смятых стодолларовых купюр и хорошенько отшлепал ее по попе на прощание. Мне пришлось добираться до стоянки вразвалку. Я не смог вести автомобиль самостоятельно и потому вызвал такси.
В половину одиннадцатого таксист припарковался у здания офиса. Я расплатился с ним и поплелся на работу. Для того, чтобы вернуть себе вид пристойности, мне пришло в голову, что не плохой идеей будет надеть затемненный очки.
Что ж, я надел «поляроиды»  и поднялся на этаж. Офис встретил меня приятной прохладой и чашечкой ароматного кофе Мадлен. Я поплелся к кабинету.
— Мадлен, будь любезна, пригласи ко мне мисс Уолтон и принеси мне минералки без газа. Две бутылки, — сказал я, нацеживая из кулера воду в пластиковый стаканчик.
---
— Мисс Уолтон, вас желает видеть господин Хантер. Он ожидает вас в своем кабинете, — Мадлен поспешила выполнить мое указание и постучалась в кабинет Нолы. Тем временем я снял куртку и принялся прогуливаться по комнате в майке, окропляя свое тело водой из пластикового стаканчика. Мне было необходим освежиться.
— Несколько дней назад мистер Хантер вернулся из путешествия по Японии. Он пережил катастрофу в Тибу и с тех пор ведет себя немного странно. Ему сложно перестроиться на новый график, — вежливо добавила Мадлен, открывая дверцу моего кабинета для Нолы.
Когда мисс Уолтон вошла в комнату, я стоял к ней спиной, обрызгивая кожу водой. У меня был глупый вид. Особенно с этой корейской татуировкой «Преодолей себя» на правой лопатке, выглядывающей из-под майки. Услышав шорох, я повернулся и деловито протянул руку новому пресс-директору. 
— Мисс Уолтон, приветствую вас. Как прошло утро? Вам понравился офис? Располагайтесь, пожалуйста, в кресле. Обсудим детали нашей работы?

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-24 01:53:07)

+2

3

Наверное, мой психиатр не такой уж кретин, каким он мне порой кажется. Признаться, сначала я без особого воодушевления восприняла его совет поменять место работы, заполнить жизнь новыми событиями и делами. Но, когда мне подвернулся шанс поработать не просто журналистом, который пишет сопливые женские статейки, а руководителем пресс-службы, я подумала, что буду настоящей идиоткой, если упущу его.
В офис я приехала достаточно рано. Припарковавшись, я вышла из машины и посмотрела на высокое здание. Признаться, я немного волновалась, меня ждет совершенно новая должность, абсолютно новый, незнакомый коллектив. А учитывая, насколько антисоциальной я была последние пару месяцев, страх нарастал с каждый шагом, что я делала в сторону входа в здание.
Едва я вышла из лифта, как ко мне тут же подошла женщина, представившаяся Мадлен Фостер - моим личным помощником. Я взяла из ее рук чашку кофе, удивленно осматривая ее, словно она была какой-то диковинной зверюшкой.
- Уилтон. Мисс Уилтон, - поправила я ее, когда наконец отошла от секундной комы. - Рада знакомству, Мадлен. И спасибо за кофе, - я заставила себя улыбнуться, хотя все еще и пребывала в шоковом состоянии.
Мы шли по коридору, я оглядывалась по сторонам, рассматривая обстановку и слушала Мадлен, которая говорила о встрече с неким мистером Хантером. Я напрягла сознание, эта фамилия мне знакома. Где же я ее слышала...Ах да, точно! Он один из создателей сериала, который я должна буду активно продвигать в прессе. Мадлен протянула мне контракт и открыла передо мной дверь. По ее словам этой мой кабинет.
- Спасибо, - кивнула я, взяв в руки папку. - Мне нужно изучить его. Думаю, к приезду мистера Хантера я успею. Сообщите мне, когда нужно будет идти на встречу, - я коротко улыбнулась и скрылась за дверью кабинета.
С ума сойти, у меня есть свой кабинет! До сих пор мне приходилось довольствоваться только столом. Я поставила на квадратную подставку чашку кофе, положила папку и огляделась. Все белое. Наверное, я бы сказала, что все стерильно белое, если бы это не было сделано элегантно и со вкусом. Я буду сидеть спиной в окну. Большому, панорамному окну. Черт возьми, у меня есть свой шикарный кабинет и личная помощница! Кажется, вселенная наконец решила компенсировать мне весь моральный ущерб. От радости мне хотелось танцевать, но я удержалась от этого. Все еще не в силах перестать улыбаться, я села в кресло, сделала глоток кофе и углубилась в чтение контракта.
-----
- Мисс Уолтон, вас желает видеть господин Хантер. Он ожидает вас в своем кабинете, - в кабинет заглянула Мадлен. Напоминание о том, что меня ждет встреча с начальством, напрочь убило во мне мысль, что моя помощница опять неверно назвала мою фамилию. Я кивнула, встала с кресла и отправилась за ней, предварительно прихватив папку с контрактом.
Я делала глубокие вдохи и выдохи. Мне нетрудно проходить собеседования, но эта встреча меня почему-то напрягает заранее. Мысленно приказываю себе успокоиться. Если меня уже выбрали на эту должность, то не попрут в первый же день. Надеюсь.
- Несколько дней назад мистер Хантер вернулся из путешествия по Японии. Он пережил катастрофу в Тибу и с тех пор ведет себя немного странно. Ему сложно перестроиться на новый график, - едва я слышу о Японии, я снова начинаю впадать в кому. Остальные слова Мадлен доносятся до меня словно через стекло. Я замедляю шаг. Почти не дышу. Чувствую, как начинает кружиться голова. Прислоняюсь плечом к стене. Япония. Не стоило ей упоминать эту страну.
- Мисс Уолтон, с вами все в порядке? Вам плохо? - обеспокоенно спросила Мадлен, заметив, что я отстала. - Может принести вам воды?
Я смотрю на нее еще более удивленным взглядом, чем в момент нашей первой встречи. Она знает. Она все знает. Ей известно, что произошло со мной, - звенит в моей голове. - Бред! Ничего она не знает. Никто не знает. Давай же, Нола, соберись! Я закрываю глаза на несколько мгновений, делаю глубокий вдох и вновь принимаю ровное положение.
- Все хорошо, - заверила я помощницу и вошла в кабинет мистера Хантера.
Эта комната была в разы больше моей, что неудивительно. В конце кабинета стоял мужчина. Класс! Он прогуливается в майке, как у себя дома, а я три раза меняла свой наряд этим утром, все переживая, что он недостаточно официальный. На его спине я вижу татуировку. Иероглиф. Я невольно отшатываюсь назад и упираюсь спиной в стену. Клянусь, я нахожусь на грани истерики. Мне хочется убежать отсюда. Зря я согласилась на эту работу! Япония. Эта чертова татуировка. Она очень похожа...на ту, что была у...него. Мужчина поворачивается ко мне лицом, протягивает руку для рукопожатия. Несколько секунд я внимательно его разглядываю. Нет, он не похож на маньяка. Хотя, тот мужчина в Японии тоже не был на него похож, но его это не остановило. Татуировка может быть просто похожей. В конце концов, я не знаток иероглифов и запросто могла обознаться. Многие делают такие тату, но это не значит, что все они маньяки-насильники.
- Мистер Хантер, - приветствую я его. - Уилтон, моя фамилия Уилтон, - поправляю я на этот раз своего босса и, сделав пару шагов вперед, пожимаю его руку. - Все хорошо, спасибо, - мне вновь приходится выдаливать из себя улыбку. - Признаться, я немного ошеломлена, - я нервно усмехнулась, взмахнув руками, и села в кресло. - Тяжелая выдалась ночь? - спросила я, не сразу подумав, что это не очень-то вежливо. - Простите, мне не стоило... - я опустила взгляд, затем протянула ему папку. - Полагаю, контракт я должна передать вам? Судя по его содержанию, работать мы с вами будем год. Сериал получится не очень длинным? О чем он будет?
Я хочу завалить его вопросами о работе, чтобы перестать думать о том, что он был в Японии, и о том, что на его лопатке есть иероглиф. Я боюсь брякнуть что-то вроде "Мы не могли случайно столкнуться в Японии?" или, что еще хуже, "Вы никогда не думали о карьере маньяка?". Он обычный человек. Я должна перестать в каждом встречном видеть маньяков.

Отредактировано Nola Wilton (2013-03-24 03:12:28)

+2

4

— Кажется, вам понравилась моя татуировка? — я пожимаю руку Нолы и жестом приглашаю ее к столу для переговоров.
— Она говорит «Преодолей себя». Несколько лет я путешествовал по Азии,— говорю я, тщательно изучая взглядом нового пресс-директора. Нола мне нравится. У нее живой взгляд и она изящно сложена. Такая девушка как Нола Уилтон превосходно впишется в мой офис…
— Простите, у меня возникло такое чувство, словно мы встречались уже раньше, — какие-то черты Нолы кажутся мне сумбурно знакомыми. Как будто мы уже встречались раньше. Я мотаю головой, словно вытряхивая из своих мыслей какую-то картинку из прошлого. Моя рука подхватывает со стола для переговоров бутылку газировки.
— Итак, ваша фамилия Уилтон. Должно быть ошибка в контакт-центре. Простите нашу оплошность, — я усаживаюсь на кресло, стоящее во главе стола, и вытираю руки о майку.
— Признаться, я немного ошеломлена, — говорит Нола. Я поднимаю на нее уделенный взгляд и тут же опускаю голову, возвращаясь к бумагам. 
— Кажется, я уже попросил у вас прощения, — процеживаю я сквозь зубы. Разве эта девчонка из пресс-службы не знает, кто такой Хэнк Хантер? Он не принадлежит тому типу людей, которые извиняются дважды.
— Тяжелая выдалась ночь? — не унимается Нола. У меня ужасно болит голова. Я нахожусь не в самом лучшем расположении духа для того, чтобы отвечать на такие глупые вопросы. Но все же я нахожу в себе должное терпение и говорю:
— Да, я провел ее в стиптиз-клубе. Знаете, засовывание купюр в трусы стриптизерш занятие не из легких, — я не поднимаю головы и больше не пытаюсь предстать Нолой в образе хорошего начальника. Босс я скверный. Она должна понять это с первого дня на службе.
Бумаги мельтешат перед моими глазами. Я не могу сфокусировать взгляд на документах. Строки скрещиваются друг с другом в оргии утра Хэнка Хантера. Я гневно отшвыриваю бумаги в сторону.
— Простите, мне не стоило... Полагаю, контракт я должна передать вам? Судя по его содержанию, работать мы с вами будем год. Сериал получится не очень длинным? О чем он будет? — продолжает Нола. Я в бешенстве разглядываю ее лицо. Какого дьявола мне подсовывает контора по найму сотрудников такого неквалифицированного работника?
— Вы не читали моих книг? Я писатель. Разве вам не известно, что сериал будет производиться по мотивам моих романов? За основу картины положены книги «Настоящий мужик был женат дважды», «Полли, к черту брак», «Бегство», а так же сборники рассказов  «На краю веры»  и «Слезы азиатских ночей», — я подскакиваю со своего место и принимаюсь ходить взад вперед по комнате, перечисляя свои работы, положенные за основу сериала.
— Моя цель показать любовников жизни во всех воплощениях. Будь то последний пьяница —  главный герой, жертвы завалов Тибу, проститутка или монах-отшельник. Вам стоит обратить внимание на мой последний сборник рассказов «Слезы азиатских ночей», в нем представлены образы женщин, которых я встретил во время своего путешествия. Постойте, вы хотите сказать, что не знакомы с моим творчеством? — мой голос срывается на крик. Девчонка, очевидно,  по недоразумению занявшая кресло руководителя пресс-службы, совершенно не разбирается  в моем творчестве. Я сжимаю пальцы в кулак, чтобы сдержать свой порыв ярости и не вышвырнуть за дверь Нолу Уилтон.
— О чем вы все время думаете? Вы не можете сосредоточиться на работе! — в бешенстве закричал я, подхватывая со стола сборник «Слез азиатских ночей» и швыряя его в сторону новоиспеченного сотрудника.

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-24 03:57:59)

+2

5

Генри упоминает свою татуировку и я невольно сжимаю его руку немного сильнее, прежде чем прервать рукопожатие. Мне нужно расслабиться и перестать постоянно думать об этом иероглифе на его спине и о том, что он недавно вернулся из Японии.
- Если честно, я считаю подобные татуировки моветоном. Они слишком часто встречаются и не всегда означают в действительности то, о чем думает ее "владелец", - прямо говорю я, не сводя взгляда со своего босса. - Говорите по-японски?
Я сажусь в кресло. Моя спина такая ровная, словно к доске прибита. Напряжение никуда не уходит. Психиатр забыл предупредить о том, что моя легкая непринужденность и способность быстро адаптироваться в новом коллективе покинут меня после наших сеансов.
- Простите, у меня возникло такое чувство, словно мы встречались уже раньше, - я поднимаю на Хантера удивленный взгляд. Это я параноик или все эти совпадения просто случайны?
- Вряд ли, - я медленно мотаю головой. Пора уже выключать функцию заторможенности, не то я рискую потерять работу в первые несколько часов.
- Итак, ваша фамилия Уилтон. Должно быть ошибка в контакт-центре. Простите нашу оплошность, - я взмахиваю рукой, мол, ничего страшного.
- Знаете, можете называть меня просто по имени, так будет даже удобнее, - предлагаю я, тайно надеясь, что хоть имя мое у них записано правильно и я числюсь как Нола, а не Нора, например.
- Кажется, я уже попросил у вас прощения, - держу пари, я его чем-то успела разозлить, потому что эта фраза звучала уже не так дружелюбно.
- Боюсь, вы меня неправильно поняли. Я говорила о том, что ошеломлена приемом, обстановкой. Последние несколько месяцев я работала дома и успела отвыкнуть от собственного определенного рабочего места, - сказала я, сделав вид, что не заметила раздраженных ноток в голосе босса.
Я начинаю работать в кино-сфере, где все играют и притворяются. Значит, самое время сделать вид, что я понимаю, как "тяжело" пришлось Хантеру прошлой ночью, но в то же время стоит показать, что это вовсе не мое дело, и да, я проявила бестактность, задав ему этот вопрос.
- Вы не читали моих книг? Я писатель. Разве вам не известно, что сериал будет производиться по мотивам моих романов? За основу картины положены книги «Настоящий мужик был женат дважды», «Полли, к черту брак», «Бегство», а так же сборники рассказов  «На краю веры»  и «Слезы азиатских ночей», - я в изумлении смотрю на мужчину, который разогнался от приветливого босса до обделенного вниманием прессы писателя за несколько секунд. Нет, я вовсе не удивлена такому поведению. За те недолгие годы, что я работаю в сфере журналистики, мне доводилось работать с истеричными знаменитостями, которые закрывают свое лицо от камер папарацци, но при этом принимают такие позы, чтобы все можно было удачно запечатлеть. Они истерят, когда ты чего-то не знаешь об их жизни, но любят говорить "Это не ваше дело" или "Без комментариев". Я работала с сумасшедшими редакторами, на фоне которых Миранда Пристли из "Дьявол носит Prada" - сущий ангел. Ты должна уметь читать их мысли, которые они не могут выразить словами, и предугадывать желания, которые еще даже не появились у них в голове. Они будут разбрасывать в стороны брендовые сумки и образцы люкс-косметики, если будут чем-то недовольны.
Генри Хантер - воплощение обеих сторон. Истеричный именитый писатель и чокнутый босс. Адская смесь. Ему не стоит думать, что от его едкого замечания я потуплю взгляд, мой голос будет дрожать, потому что я вот-вот разревусь, и я буду бубнить себе под нос что-то нечленораздельное. Простите, мистер Хантер, не на ту напали.
- Моя цель показать любовников жизни во всех воплощениях. Будь то последний пьяница —  главный герой, жертвы завалов Тибу, проститутка или монах-отшельник. Вам стоит обратить внимание на мой последний сборник рассказов «Слезы азиатских ночей», в нем представлены образы женщин, которых я встретил во время своего путешествия. Постойте, вы хотите сказать, что не знакомы с моим творчеством? - он все еще в гневе. Мне хочется закинуть ногу на ногу, скрестить руки на груди и наблюдать за тем, что будет дальше. Театр одного актера. Только, боюсь, если я так сделаю, его это взбесит еще больше и он предпримет попытку меня задушить.
- Полагаю, вы не читали ни разу мой блог, - спокойным тоном ответила я. - Я читала все ваши книги, кроме последней, пока еще не довелось. У вас интересный стиль написания и изложения. Мне было интересно узнать, что будет с каждым героем дальше. Развязки каждой книги меня удивляли и шокировали. Обо все этом я подробно писала в постах в своем блоге. Думаю, вы бы знали это, если бы удосужились хоть немного ознакомиться с "творчеством" нового директора пресс-службы вашего сериала, - говорила я. Вот и оно. Мне стоило всецело переключиться на другую проблему, как я тут же забыла о том, что меня так отвлекало в начале нашей беседы.
- В университете я посещала семинар, где именитые голливудские сценаристы рассказывали о своей работе. Один из них нередко пишет сценарии именно по книгам. И вот он говорил, что практически всегда сценарий несколько отличается от того, что написано в книге. Места. Герои. Действия. По-отдельности или все вместе. Я читала ваши книги, но не ваш сценарий, - я пожала плечами и встала с кресла. Я оперлась руками об стол и чуть наклонилась вперед в сторону босса. - А если вы хотите, чтобы новый сотрудник был всесторонне осведомлен о внутренней работе над сериалом, то позвоните в отдел кадров и скажите, чтобы там со словами "Вы приняты" человеку вручали сценарий, а потом назначали дату начала работы, а не наоборот, - прошипела я. Он, конечно, мой босс, но сильно перегибает палку своей власти. Правда, кажется, палку перегнула и я, иначе как объяснить летящую в меня книгу? Я успела увернуться, чтобы она попала мне не в голову, а только в плечо.
- Эй, ты охренел? - вскрикнула я, потирая ушибленное место. - Умерь свой пыл, чертов гений литературного искусства! - я кинула книгу обратно в Генри. Это самый необычный первый рабочий день, который меня когда-либо был.

Отредактировано Nola Wilton (2013-03-24 15:27:36)

+1

6

— Пожалуйста, оставьте свои мысли при себе. Я не спрашивал у вас совета,— я огрызаюсь, порядком изнуренный знакомством. Нола Уилтон ведется себя непрофессионально. Она нарушает этику. Я до глубины души возмущен ее наглостью и некомпетентностью. Откуда только взялась в моей конторе столь взбалмошная девчонка? Я преподношу к губам бутылку воды и корчу гримасу. Если Нола Уилтон рассчитывает продолжить контракт с агентством, ей не стоит задавать лишние вопросы и становиться геморроем в моей заднице.
— Говорите по-японски? — как ни в чем ни бывало продолжает Нола. Я выдерживаю несколько минут молчание, тем самым позволяя смекнуть девчонке, что ей следует быть осторожной и тщательнее следить за языком. Нола Уилтон слишком болтлива. Она вызывает в моей душе брезгливость и отвращение. Я не терплю назойливых женщин, какой, очевидно, и является Нола Уилтон. Чтобы не вскричать от ярости и не разнести стол, я сжимаю руку в кулак, усмиряя свой порыв негодования.
— Нет. Я не говорю по-японски. Зачем вы спрашиваете? — я расчесываю затекшие глаза кулаком в попытке обрести фокусировку. На моих губах проскальзывает натянуто-учтивая улыбка. Я снова опускаю ладони на стол и копаюсь в документах.
— Давайте вернемся к работе. Кажется, вы блоггер. О чем вы пишете? Я тоже веду сетевой дневник. С помощью него мне удается осуществить лучшее взаимодействие с читателями, — говорю я, закрывая папку. Нола Уитон кажется мне напряженной. Ее пугает моя майка? Неужели эта изнеженная девчонка надеялась на другой прием от Генри Хантера?
Для того чтобы посвятить Нолу в детали нашего будущего проекта, я трачу несколько минут на то, чтобы рассказать ей о своих книгах, по мотивам которых и будет снят сериал. Я повышаю голос. Внутри меня нарастает волна раздражения. Наконец, я швыряю в Нолу, кажущуюся мне не достаточно сосредоточенной на моем монологе, книгу. В следующую секунду я добрею в лице и усаживаюсь обратно в  кресло, поглаживая живот.
— Полагаю, вы не читали ни разу мой блог... Я читала все ваши книги, кроме последней, пока еще не довелось. У вас интересный стиль написания и изложения. Мне было интересно узнать, что будет с каждым героем дальше. Развязки каждой книги меня удивляли и шокировали. Обо все этом я подробно писала в постах в своем блоге. Думаю, вы бы знали это, если бы удосужились хоть немного ознакомиться с "творчеством" нового директора пресс-службы вашего сериала, — отвечает мне Нола. В изумлении я раскрываю рот… Что мнит о себе эта девчонка? Неужели она и в самом деле считает, что я стану читать ее блог? Сотрудников моей компании подбирает хедхантер — тем временем я расфасовываю купюры по трусам стриптизерш и напиваюсь в барах…
— Прости, Нола, я не сноб, но в интернете ежедневно обновляются тысячи блогов. Я не могу уследить за каждым упоминанием о себе в сети… Хотя мне и лестно твое внимание, — я барабаню ладонью по папке с документами. Нола тем временем рассказывает о каких-то студенческих лекциях. Я брезгливо поджимаю губы и закатываю глаза.
— А если вы хотите, чтобы новый сотрудник был всесторонне осведомлен о внутренней работе над сериалом, то позвоните в отдел кадров и скажите, чтобы там со словами «Вы приняты» человеку вручали сценарий, а потом назначали дату начала работы, а не наоборот, — с особенной пламенностью добавляет Нола, приподнимаясь с кресла и опираясь руками на стол. Я следую ее примеру и тоже поднимаюсь. Нола исподтишка швыряет в меня в книгу...
— Соплячка, ты ничего не понимаешь в искусстве! — я оглушен звуком собственного голоса. Книга угождает мне по лбу. Я едва ли удерживаюсь на ногах. Нола выводит меня из себя. Вид у меня свирепый. Почувствовав новый прилив ярости, я подхватываю папку с документами и швыряю ее в проклятую девчонку.
— Нельзя из репки выжать кровь! Ебанная дрянь, — каждая вещь, что мне подворачивается под руку, летит в Нолу. Наконец, я подскакиваю к своей новоявленной сотруднице и трясу ее из всех сил за плечи.
— Ты не имеешь права кидать мои книги. Я написал их. У меня авторское право на издание. Я могу поносить их и швырять в чокнутых руководителей пресс-службы… Кто ты такая? — моя рука обвивает запястье Нолы и больно сдавливает его.

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-24 18:58:22)

+1

7

- Пожалуйста, оставьте свои мысли при себе. Я не спрашивал у вас совета, - я закатываю глаза.
- Поправьте, если я ошибаюсь, но я вам ничего не советовала. Вы спросили, нравится ли мне ваша татуировка, я вам ответила, - я пожимаю плечами. Какой неоднозначный у меня все-таки босс.
- Нет. Я не говорю по-японски. Зачем вы спрашиваете? - что и требовалось доказать.
- Значит, вы не можете ручаться за то, что ваша татуировка означает именно "Преодолей себя", а не что-то вроде "Суши за полцены", - хмыкнула я.
Предчувствую, у меня будут достаточно натянутые отношения с Генри Хантером. Нам будет трудно работать вместе. Скорее всего наши взгляды будут расходиться. Мне не стоит заводить с ним дружбу, чтобы не было повода лишний раз пересекаться и вести беседы о работе.
- В своем блоге я пишу о своей жизни. О том, что у меня произошло, что меня удивило, обрадовало или огорчило. Пишу о своих впечатлениях о прочитанной книге или просмотренном фильме. О своих планах и мечтах. Людям нравится читать подобные блоги каждый день, жить жизнью тех людей, кто даже не вставая с постели может провести день лучше, чем они, мотаясь весь день по городу, - рассказываю я. Люди порой бывают очень странными созданиями. Брызжут ядовитой слюной, читая, как ты попала на открытие нового ресторана, где для готовил именитый повар, а сами не могут оторвать свою зад от кресла, чтобы разнообразить свою жизнь.
- Прости, Нола, я не сноб, но в интернете ежедневно обновляются тысячи блогов. Я не могу уследить за каждым упоминанием о себе в сети… Хотя мне и лестно твое внимание, - я недовольно хмыкаю. И этот человек еще требует, чтобы его подчиненные приходили на первую встречу с ним во всеоружии. В информационном смысле. "На встречу со звездой надо приходить подготовленной". То же мне, Генри Бедросович! Как я могу с ним нормально работать, если он совершенно не в курсе того, как я пишу? Он предлагает мне контракт, но по факту получает кота в мешке. Зато я должна знать всего книги так, что меня среди ночи оркестром разбуди, я должна буду слово-в-слово продекларировать любой отрывок из его книг. Полагаю, именно это нужно Генри Хантеру.
- Соплячка, ты ничего не понимаешь в искусстве! - назад дороги нет, мой босс взбесился по самое не могу.
- Ооо, как мы заговорили, - я усмехнулась и всплеснула руками. - А что ты называешь искусством? Свои книги? Истории о том, как закомплексованный, неуверенный в себе неудачник самоутверждается в жизни за счет унижения женщин? Ха, ха и еще раз ха, - со злостью в голосе кричу я. Как же меня достали эти напыщенные звездульки, считающие себя пупами земли, хотя цена их "искусству" - пять центов максимум. Генри хватает меня за плечи и с силой трясет. На мгновение меня буквально парализует от страха. Ко мне не прикасался еще ни один мужчина с тех пор, как я вернулась из Японии. В больнице я настояла на том, чтобы меня осматривала женщина. С Джулианом вообще все неловко было, но меня спасло то, что наше общение происходило чаще по телефону, чем при личных встречах.
- Тебе не кажется, что ты превышаешь свои должностные полномочия? - я с силой отталкиваю от себя Генри. Этот подонок думает, что если он мой босс, то ему позволено меня лапать.
Я отбегаю от Хантера в сторону. Меня это не сильно спасает, потому что в меня уже летят разные предметы, которые он порой довольно метко кидает. Я поднимаю с пола какую-то небольшую статуэтку, которая прилетела в числе первых, и выпрямиляюсь. Ну давай, сладкий, подойди ближе!
- Кто я такая? Ты и сам знаешь - я чокнутый руководитель пресс-службы твоего паршивого сериала, - ответила я, снова усмехаясь. - А вот ты... - я не успеваю договорить, Генри хватает меня за запястье. Мне знакомо это движение. Я смотрю в глаза Хантера. Моя догадка убивает во мне былую злость на некоторое время, предоставляя место страху. Клянусь, я видела этот безумный взгляд.
- Ты...Япония... - лепечу я. - Все сходится... - мой голос переходит на шепот, растерянный взгляд бегает по сторонам в поисках спасения. Не бывает таких случайных совпадений. - Это же ты...
Мне трудно дышать. Я не думала, что судьба когда-то снова заставит меня встретиться с этим человеком. Господи, каких грехов я натворила в прошлой жизни, что ты заставляешь меня так расплачиваться за них?
Я вновь поднимаю взгляд на Генри. Мне еще страшно, но теперь во мне с новой силой растет злость. Свободной рукой, в которой я держу статуэтку, я замахиваюсь и ударяю Хантера в скулу.
- Хорошо спишь по ночам, ублюдок, херов? - кричу я и ударяю его коленкой под дых. - Кошмары не мучают? - хватаю со стола книгу и ударяю ею по затылку Генри. Увы, не получилось должного эффекта, он не упал замертво или хотя бы в отключке. А значит, мне лучше уносить отсюда ноги. Но я не двигаю с месте, сверху вниз наблюдая за своим ночным кошмаром.

Отредактировано Nola Wilton (2013-03-24 23:54:24)

+1

8

— Мне все равно, нравится ли вам моя татуировка! Это был обыкновенный акт любезности, — гневно ответил я, вращая в руках бутылку газировки. У меня страшно гундела голова. Я подошел к маленькому холодильнику, спрятанному под столом для переговоров и выудил банку пива. «Хмель хмелем, —» подумал я и откупорил крышку об стол.
— Значит, вы не можете ручаться за то, что ваша татуировка означает именно «Преодолей себя», а не что-то вроде «Суши за полцены»,— сказала Нола. Я откинул голову назад и раскатисто рассмеялся. Мой хохот скоро превратился в кашель. Я начал задыхаться.
— Побейте меня по спине, пожалуйста, — попросил я, склоняясь над столом в приступе удушья. У меня покраснело лицо и начали слезиться глаза.
Наконец, я откашлялся и вернулся в кресло.
— У тебя, что шило в заднице? В кого ты такая неугомонная? Очевидно, ты витаешь в астрале и размышляешь на отвлеченные темы вместо того, чтобы сосредоточиться на нашем разговоре. Моя татуировка на корейском языке. Хочешь, я сниму майку, ты сфотографируешь татуировку, а затем посмотришь ее перевод в гугле? — локтем я подтер глаза и принялся перелистывать документы Мадлен. «Плохо тебя пихали, крошка, —» подумал я и на моих губах растянулась шкодливая улыбка.
Нола рассказывала о своем блоге. Я толком ее не слушал, но предпочитал время от время кивать ей, выказывая тем самым свою заинтересованность в разговоре.
— Туфта для одиноких дамочек, короче? Да? — я корчу мину и поднимаю неодобрительный взгляд на Нолу.
— Ты знаешь, что многие японцы не покидают своих квартир и вовсе? Они работают фрилансерами и заказывают еду на дом. В Японии высокий процент ожирения. Когда я отдыхал в отеле «Ритц», то познакомился с одним курьером. Он и поведал мне истории о своих покупателях-жиртрестов. Кстати, рассказ о некоторых из них ты можешь как раз отыскать в моей книге, — сказал я. Еще в отеле «Риц» я поимел бразильянку. Она была чем-то похожа на Нолу Уилтон. Вот отчего ее лицо мне показалось таким знакомым... Я хихикнул. Забавная была история. Я вообразил себя маньяком Тедом Банди, надел фальшивый гипс и заманил к себе в номер обманом девчонку. Об этом я тоже написал в своей книге «Слезы азиатских ночей».
Между мной и Нолой завязалась отчаянная перепалка. Я не читал ее блог. Она ни черта не смыслила в искусстве, не смотря на то, что и была моей ярчайшей поклонницей...
— А что ты называешь искусством? Свои книги? Истории о том, как закомплексованный, неуверенный в себе неудачник самоутверждается в жизни за счет унижения женщин? Ха, ха и еще раз ха, — сказала Нола. Она затронула мою болевую точку, мое эго. Я вскипел от ярости и мгновенно изменился в лице.
— Вон отсюда, гадюка! — процедил я сквозь зубы, приближаясь к ней. Наконец, мы поравнялись. Я внимательно рассматривал ее лицо.
— Мои книги читают прекрасные женщины. А твой блог интересен лишь жиртрестам, не способным оторвать задницу от кровати, — ответил я. Если бы на месте Нолы Уилтон сейчас оказался мужчина… Я бы просил его выйти на улицу и помериться кулаками. Мне хотелось плюнуть в лицо этой кукле, называющей себя пресс-директором. Вместо того я схватил ее за плечи и начал тормошить из стороны в сторону.
— Тебе не кажется, что ты превышаешь свои должностные полномочия? —  она кое-как освободилась из  хватки и оттолкнула меня в сторону. Я вновь откинул назад голову и раскатисто рассмеялся. И в самом деле — кто такая эта девчонка, чтобы рассуждать о должностных полномочиях в моем офисе?
— Может быть, я сейчас совершу преступление, — сказал я, все ближе и ближе подбираясь к Ноле. Она швыряла в меня разные предметы. В том числе увесистую статуэтку. Я не пытался увернуться. Статуэтка разодрала в кровь мое плечо. Акт самозащиты Нолы сильнее раззадорил меня. Я не мог остановиться. Кое-как мне удалось исхищриться и схватить эту полоумную стерву за запястье. Я как можно больнее сжал руку Нолы, чтобы она ощутила мою силу и преимущество перед собой.
Нола начала лепетать всякую ерунду про Японию. «Ты. Япония». «Все сходится». «Это же ты». Смысл ее слов казался мне слишком невнятным... Я разглядывал Нолу с безразличием… До тех пор, пока меня не поразила одна мысль… Та бразильянка из «Рица» была как две капли похожа на Нолу… Что если мисс Уилтон могла очутиться в тот самый момент в Японии и попасться под мою горячую руку… Я отрицательно замотал головой. Несусветная глупость!
Нола изменилась в лице. Она смотрела на меня испуганно… Я растерялся… И допустил оплошность. Нола размахнулась рукой и со всей силой ударила меня по лицу статуэткой…
— Хорошо спишь по ночам, ублюдок, херов? — кричала она. Нола становилась сумасшедшей фурией, готовой истребить меня с минуты на минуту. Я не успел оправиться от удара статуэткой, как Нола тот час же стукнула меня по затылку книгой…  Затем нашу картину битвы дополнил удар ногой мне под дых. Я согнулся пополам, едва ли не теряя сознание от боли. Мой взгляд помутнел от ярости. Едва ли я смог обрести способности ходить, как тот час же набросился на Нолу. Со всего размаха я впечатал ее спиной в шкаф и закрыл ей рот ладонью.
— Ты дура. Единственной твоей попыткой спасения было бегство. Ты не убежала тогда… Никуда не денешься и сейчас, — прошипел я, задирая подол ее платья.
— Ты за все поплатишься… В том числе и за этот удар статуэткой, — я расстегнул ширинку и повторил все то, что уже сделал с Нолой однажды в Японии.

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-25 01:18:56)

+1

9

В день моего девятнадцатилетия я усвоила одну простую истину - надеяться надо только на себя, помогать только себе и оставаться верной только себе. Кроме себя, у тебя никого нет. Проблема в том, что на мою чернеющую эгоистичную душу иногда попадают лучи солнца, призывающие меня сотворить добро. Я могу оплатить покупку какой-нибудь пожилой женщины в супермаркете или перевести какую-то сумму денег на счет детской больницы под Рождество. Или помочь пострадавшему мужчине, своему земляку, который, также как и я, оказался вдали от родины. И что же? Кто-то хочется меня похвалить за добросердечность? Сказать, какая я молодец, ведь к людям надо относиться так, как хочешь, чтобы они относились к тебе? А никто случаем не хочет огреть меня скалкой по темечку, чтобы выбить всю эту дурь? На добро не отвечают добром. И за проявление своей тупости каждый будет наказан.
Генри уже сделал это со мной однажды. Я пыталась отбиться от него, я кричала. Он был сильнее меня. И никому не было дела до моих криков. В том паршивом отеле, наверное, было нормой, что из номеров доносятся женские визги. Его лицо стерлось из моей памяти. Но то, с какой силой он меня держал... и эта татуировка... Многие ночи напролет я чувствовала это вновь и вновь. Я боялась людей. Я боялась оставаться с кем-то тет-а-тет в помещении. Я стала пить столько алкоголя, сколько не пила в свою студенческую бытность. Просто, чтобы забыть весь этот кошмар.
И тут я вдруг решила, что несколько месяцев антисоциальной комы должны завершиться. Я стала спокойно спать по ночам и мне надоело сидеть в четырех стенах. Люди меня больше не пугают. Я хочу в жизни чего-то нового. И что я получаю? Ладонь, которая зажимает мой рот, и серия резких движений, заставляющих меня больно биться затылком об шкаф. Это произошло снова. Генри снова это сделал со мной. Мои руки безвольно свисали, запястья ударялись об дверцы шкафа. Я зажмурилась, не хочу снова видеть его лицо, когда он меня грубо имеет.
Я покинула кабинет Хантера при первой возможности и направилась в свой офис. Меня шатало из стороны в сторону, будто я была пьяна. У меня болело все тело. Я чувствовала усталость и опустошенность. Я слышала голос Мадлен, но не могла расслышать ее слов. Перед ее носом хлопнула дверь моего кабинета. Я опустилась на пол, прижавшись спиной к двери, и заплакала. Сжала губы, хотя мне хотелось кричать. Ногти оставляли следы на ладонях, я сильно сжала кулаки. Почему я? За что? ЗА ЧТО, черт подери?! И главный вопрос - как теперь дальше жить?
Просидела я так полчаса, может час, может больше, может всего несколько минут, прежде чем я поднялась на ноги. В этом хорошо оснащенном офисе должен быть где-то спрятан мини-бар. Я стала открывать все немногочисленные шкафчики, скидывать оттуда на пол пустые папки, бумагу, маркеры, все, что там было, летело на пол. Никакого намека на мини-бар. Я с яростью захлопнула последнюю дверцу тумбочки и выпрямилась. Передо мной оказалось висящее на стене зеркало. Мое отражение вызывало отвращение даже во мне. Растрепанные волосы, которые я так долго укладывала этим утром. Размазанный от слез макияж глаз, черные дорожки туши на щеках. Мне противно смотреть на саму себя. Я сжимаю кулак и с силой ударяю ребром по гладкой поверхности зеркала. Я не чувствую боли и мне плевать на глубокие порезы, из которых сочится кровь. Прежде, чем я успеваю сообразить, я хватаю с пола длинный осколок, сжимаю его в ладони и покидаю свой кабинет.
До офиса Генри я добираюсь достаточно быстро. Мой разум замутнен, я почти не соображаю, что делаю. Хантер сидит в своем кресле. Едва я его вижу, во мне просыпается ненависть ко всему роду человеческому. Я преодолеваю расстояние до него в несколько шагов. Чуть наклоняюсь, упираюсь левой рукой в плечо Генри, правую острым концом осколка подставляю в основанию его горла.
- Я убью тебя, - тихо говорю я. - Зарежу этим осколком. И ни на секунду не пожалею о том, что сделала. Мне плевать, что меня могут посадить. Это того стоит. Это стоит того, чтобы перерезать твою глотку за то, что ты сделал со мной дважды, - я сильнее вдавливаю острый конец в его кожу и наклоняюсь ниже. - Я буду резать тебя медленно, наслаждаясь твоей болью, наблюдая за тем, как ты страдаешь, и слушая, как ты умоляешь меня прекратить это, - шепчу я Генри на ухо. - Желаешь прохрипеть что-нибудь на прощание? - я немного отодвигаюсь, чтобы видеть его лицо.

Отредактировано Nola Wilton (2013-03-25 02:22:32)

+2

10

«Я пылал от возбуждения. Я был в эпицентре. Дьявол, какие бедра, что за икры…»— мои пальцы застучали по клавиатуре. Я облизал губы и откинул назад голову. Глаза непроизвольно устремились к окну. Несколько минут я неподвижно наблюдал, как развиваются на ветру шторы… В комнате было холодно. Я дрожал всем телом…
Я взглянул на часы и по детской привычке задержал дыхание. Секундная стрелка убегала вперед. Я следил за тем, на сколько времени на этот раз мне хватит выносливости продержаться…
— Если я побью свой прежний рекорд, то моя книга станет бестселлером…  — подумал я, мучительно наблюдая за стрелкой часов. Я побил свой рекорд на пять секунд и воспринял это как знак — новая книга о городском маньяке станет хитом продаж. В своем успехе я больше не сомневался и потому снова вернулся к письму.
Строки рождались сами собой. Я потерял счет времени. У меня пересохло во рту, но я не мог оторвать руки от клавиатуры, чтобы потянуться к газировке.
Наконец, мне показалось неплохой мыслью немного дунуть. Я выудил из кармана пипетку, забил ее гидропоном, умышленно переборщив с дозировкой, и поджег спичку. Мои глаза стали стеклянными. Я надсмехался на своим отражением в зеркале… Я был пианистом, что есть мочи долбившим по клавишам. Мне нравилось выступать перед большим залом. Публика неотрывно следила за тем, как рождается музыка страданий одной жертвы маньяка. Она казалась мне напуганной маленькой девочкой. Я упивался ее страхом. Во мне не было сострадания. Я не испытывал чувства вины. Мне нравилось рвать ее платье. Я любил роль душегуба. Мне любил рушить надежды невинных и ходить по воскресным дням в церковь на исповедь...
У меня страшно кружилась голова. И к горлу подкатывала тошнота. Я печатал сегодня с особым ликованием. Подобного мне не доводилось испытываться никогда раньше. Наверное, я был счастлив. Комнаты больше не существовало. Исчезли часы. Стрелка перестала кружиться. Я парил в невесомости и печатал. Как будто мне сейчас открылось самое большое из небесных откровений. Мои руки касались клавиш. Играла мелодия Яна Сибелиуса. Я был пианистом. Я плакал…
— Я буду резать тебя медленно, наслаждаясь твоей болью, наблюдая за тем, как ты страдаешь, и слушая, как ты умоляешь меня прекратить это, —  раздался странный голос из-за моей спины. Ко мне спустился ангел из исповедальни, которую я так любил навещаться по воскресеньям, и принялся диктовать мне отрывок из книги.
Что ж, я послушал его. И запечатлил слова ангела в «Ворде» в точной последовательности,   в какой он произносил их. Я улыбался. Ангел уколол меня в шею. «Вот плата за твои злодеяния». Я опомнился. Я был талантливым автором и часто употреблял травку в примеси с гидропоном… Никогда раньше собственные галлюцинации не причиняли мне столько страданий. Воображаемые собеседники не осмеливались нападать на меня исподтишка с каким-то острым предметом. Наверное, я чересчур переборщил с дозой.
—  Желаешь прохрипеть что-нибудь на прощание? — спросил ангел. Я кое-как исхитрился и смог разглядеть его. Моим ангелом была Нола Уилтон.
— Нет, пожалуй. Я получил от тебя, все что хотел. Больше ты меня не интересуешь. Не мешай мне печатать. Ты разве не видишь, я занят? Возвращайся к работе, — раздраженно ответил я, откидывая руку призрачного ангела с лицом Нолы Уилтон в сторону. Я не терпел истерик. Даже если истерил ангел, ниспосланный мне свыше. Я должен был закончить главу до обеда. У меня не было времени на разборки.
— У тебя много дел. Бог ожидает тебя на Страшном суде с доносом на Генри Хантера. Изволь его не расстраивать и убирайся, — я ухмельнулся, продолжая печатать.
— Разве что… Ты хочешь одолжить у меня немного травки? У меня найдется для тебя пипетка. Будешь?

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-27 00:41:48)

+3

11

- Ты не кончишь жизнь счастливой, если не начнешь относиться к мужчинам более снисходительно. Ты же женщина - посмотри "Секс в большом городе", поучись у них чему-нибудь, - это были последние слова, которые сказал мне к тому моменту уже бывший муж возле здания городского суда. Тогда я так была увлечена размышлениями о его познаниях о женских сериалах, что совсем не обратила внимания на первое предложение. Теперь оно мне кажется не просто дружеским советом пересмотреть свое поведение. Теперь в нем отчетливо читается проклятье. Если вдуматься, у него есть повод проклинать меня, а также есть человек, который мог это сделать по его просьбе - бабка моего бывшего была единственной из всей семьи, кто меня невзлюбил с самого начала. Созданием она была молчаливым и с тяжелым взглядом, выдержать который не могла даже я. Видимо, эта старая карга постаралась помочь обиженному внуку и вместе с ним наслала на меня проклятье - теперь любое мое близкое общение с мужчиной заканчивается полным провалом с ущербом для меня.
Куда это привело меня сейчас? Я стою в офисе Генри Хантера и прижимаю к его шее осколок от зеркала. Я собираюсь убить своего босса в первый же рабочий день. Знаю, что многие только мечтают о смерти своего начальника, да и то через месяцы работы с ним. Я готова прирезать своего, будучи знакомой с ним час. Есть желающие побить мой рекорд?
Он слишком спокоен для человека, которого грозятся убить, не пытается меня остановить. Он что, не верит в то, что я могу это сделать? Я сильнее вдавливаю осколок в его кожу. Мне хочется убить Генри уже не за то, что он меня изнасиловал, а за то, что он не выказывает никаких эмоций сейчас. Ладно, может он и скуп на проявление эмоций, но глаза ведь зеркало души, посмотрим, о чем говорит его взгляд. И вот тут Генри довел меня до наивысшей точки негодования - его взгляд не выражал ровным счетом ничего. Ни страха, ни отчаяния, ни раскаяния, ни злости, ни радости - пустота.
- Ах ты ублюдок, ты под кайфом что ли? - я выдернула свою руку из его, когда он убирал ее подальше от своей шеи. Я разжала кулак, осколок упал на пол. Что было сил, я вмазала Генри пощечину, оставляя на его лице следы своей крови.
- Поздравляю, тебе удалось спасти самого себя от смерти, - прошипела я. - В этот раз.
Я не стану убивать Генри Хантера прямо сейчас. Он не в себе и не соображает толком, что с ним происходит. Я хочу, чтобы он был в сознании и до конца понимал, что с ним произойдет, когда я в следующий раз предприму попытку его убить. Хочу видеть в его глазах страх и ненависть, а не стеклянную пустоту.
Я упала в кресло, в котором сидела, как только появилась тут. Мне нужно попасть в душ, смыть с себя весь кошмар сегодняшнего утра. А еще мне нужен целый коробок спичек для ритуального сожжения платья. Оно не принесло мне никакой удачи и теперь несет в себе скверные воспоминания. К тому же оно безнадежно испорчено каплями крови. Я перевела взгляд на кисть правой руки. На ребре глубокий порез от зеркала, несколько мелких порезов на ладони, видимо, я слишком сильно сжимала осколок.
- Я не буду с тобой курить. Лучше принеси мне аптечку. Бинт. Антисептик. Или спирт. Распотроши свой мини-бар, - ответила я Генри на его предложение. Он мне должен. В конце концов, это из-за него мне требуется медицинская помощь.
- Да оторвись ты наконец от своей шайтан-машины! - мне пришлось повысить голос. Я встала и вновь подошла к Генри. Мое любопытство неудержимо. Взглядом я пробежалась по набранному тексту. От удивления у меня чуть челюсть не упала. Не могу поверить, что он пишет про события произошедшие в этом офисе за последний час.
- Ты охренел? Ты собираешься из этого создать новый бестселлер? - вскричала я, в ярости хватая клавиатуру и швыряя ее в стену. - О Японии ты тоже написал? Где твоя чертова книга о похождениях по Азии? - я хватаю со стола первую попавшуюся книгу и начинаю ее быстро листать, но текст буквально плывет у меня перед глазами. Поверить не могу! Я умалчивала об этой истории, даже своему психиатру смогла рассказать только на третьем приеме, а этот подонок на ней деньги делает! - Ненавижу тебя! - я снова кинула книгу в Генри, но броски левой рукой мне удавались никогда, поэтому уже потрепанный экземпляр приземлился обратно на стол.

Отредактировано Nola Wilton (2013-03-27 22:33:37)

+2

12

Я слышал ее шаги. Они раздавались в моей голове ужасным гулом. Комната вибрировала перед глазами. Воздух то и дело окрашивался разными цветами подобно радуге. Я улыбался. У меня закладывало уши. Мои пальцы вжимались в клавиши ноутбука. Внутри меня звучала соната Яна Сибелиуса. Мне казалось, что я познал вершины эйфории.
— Ах ты ублюдок, ты под кайфом что ли? — спросил голос. Раздался звук разбивающегося стекла. Меня охватил озноб. Я сжался от страха. Неведомая рука ударила меня по щеке. Наверное, это был тот самый ангел прозрения, ниспосланный мне выше, который всего несколько минут назад помогал мне составлять диалоги для новой книги. Он разъярился не шутку. Я закрыл лицо руками и кивнул. Скрывать свое состояние от ангела было несусветной глупостью.
— Да, я выжрал немного лишнего, — прошептал я, скукожившись на кресле. У меня пылала щека. Сейчас, когда каждый инстинкт моего тело обострился под действием гидропона… Боль от удара показалась невыносимой. Я был ранен смертельно!
— Поздравляю, тебе удалось спасти самого себя от смерти. В этот раз, — прошипел голос. Я непроизвольно издал стон избавления «фууууффф» и отдышался. Сердце колотилось ужасно сильно. По неведомой причине ангел решил меня помиловать. Я трепетал от счастья. Неподдельная улыбка ликования проскользнула по моим губам. Каждая клеточка тела наполнялась радостью. Я вскочил на ноги и стал кружиться по комнате.
— Я не буду с тобой курить. Лучше принеси мне аптечку. Бинт. Антисептик. Или спирт. Распотроши свой мини-бар, — сказал ангел. Я перестал кружиться. Разве ангелы не обладают специальными живительными рефлексами?
— Нет, я поступлю иначе!— крикнул я, крадущимися движениями подбираясь к ангелу. Казалось, пол убегал из-под ног. Мне было дурно. Я приближался. Потолок кружился. Создался эффект броуновского движения. Странная карусель, вращающаяся в обе стороны… Я подошел к ангелу и упал на колени. Мне скрутило живот не на шутку. Я все-таки нашел в себе силы схватить руку ангела. Его кожа была совсем белой. Как будто он был сделан из мрамора. По ней струилась кровь. Я коснулся ее губами. Отчего ж мне было не опробовать эту странную консистенцию  на вкус? Я мог стать бессмертным…
Мне захотелось вернуться к компьютеру и запечатлеть свои эмоции в «Ворде». Я повиновался этому спонтанному инстинкту и понесся обратно в кресло. Ангел кричал. Он не был доволен моей выходной. Я улыбался и набирал буквы. Фразы не клеились между собой. Я делал ошибки в словах. Муза окрыляла меня. Я ощущал небывалый прилив творческого энтузиазма! Наверное, мне помогла кровь ангела. В ней была особая живительная сила. Я печатал и печатал. Ангел ворчал на меня. Его голос был неразборчивым и невнятным. Я не мог разобраться в смысле его ругательств. «Наконец,  ты,  шайтан,  своей давись от машины»….
— Ты охренел? Ты собираешься из этого создать новый бестселлер? —  прокричал ангел.
— Да, в этом и состоит мой план, — сознался я, жеманно пожав плечами. От ангелов истины не укроешь…
— Это дневник моей памяти. Я записываю все, что происходит. Никто из читателей не верит, что  истории настоящие. Но как бы иначе мои романы могли бы быть не фальшивыми? Я пишу только о том, что знаю, — пробубнил я, все так же щелкая по клавиатуре. На моих губах застыла кровь. Кровь ангела.
— Ненавижу тебя!
В меня полетела книга. Я не стал уворачиваться. Она попала мне по переносице.
— АААА! — взревел я.
— Вы сломали мне нос! Спасите меня! Сделайте это немедленно! Я не совершил ничего плохого!

Отредактировано Henry Hunter (2013-03-30 03:02:50)

+1

13

Между нами снова завязалась потасовка. Вернее сказать, фактически я ругалась сама с собой, ибо Генри были до лампочки мои крики и швыряния в стену предметов интерьера его стола. О том, что его это хоть немного заботит, стало известно, когда он вскочил на ноги с криком боли.
- АААА! Вы сломали мне нос! Спасите меня! Сделайте это немедленно! Я не совершил ничего плохого! - я закатила глаза к потолку. Ну актер! Ему бы самому играть главную роль в своем сериале!
- Мистер Хантер, вы в порядке? - на пороге кабинета появилась обеспокоенная Мадлен. А у этой дамочки тонкий слух и космическая скорость! Никто бы не смог так быстро среагировать и примчаться в другой конец офиса всего через две секунды после крика. - Мне вызвать охрану? - она бросила на меня испепеляющий взгляд и снова посмотрела на Генри.
- Мисс Фостер, вам никогда не говорили, что стоять под дверью кабинета начальника и подслушивать - это нехорошо? - спросила я, направляясь в ее сторону. - Вы должны находиться на своем рабочем месте и отвечать на звонки. Вернитесь к своим обязанностям и потрудитесь больше не беспокоить меня и мистера Хантера, у нас идет важный рабочий процесс, - говорила, аккуратно выталкивая Мадлен за пределы кабинета. Она хотела что-то возразить, но я уже захлопнула перед ней дверь.
Боль - это очень странное ощущение. Я почти не чувствую кисть правой руки, но с полной уверенностью могу утверждать, что мне больно. Наверное, это логично, убеждать себя в этом, видя, как из порезов сочится кровь. У меня кружится голова, мне надо на воздух, подальше отсюда. Я смотрю Генри и уже не испытываю былого страха. Под кайфом он становится...добрее, если этот эпитет вообще можно употребить в отношении Генри Хантера. Он уже не пытается вновь воспользоваться моим телом, не кидается в меня всем, что попадет к нему в руки, и даже не повышает голос. И все же эта непостоянность и неизвестность заставляют меня быть настороже - кто знает, что взбредет в голову этому человеку?
Вот сейчас, например, он падает передо мной на колени. Я вжимаюсь спиной в кресло, будто это поможет мне провалиться в пропасть между пространствами. Генри берет меня за руку. Я не чувствую его прикосновения, но все равно невольно вздрагиваю, неотрывно следя взглядом за каждым его движением. Когда он касается моего запястья губами, я и вовсе перестаю дышать. Я боюсь непредсказуемости своего босса. Вдруг он под кайфом вообразит себя вампиром из популярного сериала и попытается высосать из меня всю кровь? Или...да мне даже варианты представлять страшно! Но он не оправдывает моих ожиданий - весь перемазанный моей кровью (зрелище, надо заметить, то еще), Генри срывается к своему компьютеру и продолжает стучать пальцами по клавиатуре. Идеальное время, чтобы сбежать отсюда куда по-дальше. Я вскакиваю с кресла и покидаю кабинет, не дослушав речь Генри о его книгах.
Я возвращаюсь через четверть часа, с уже перебинтованной рукой. Найти аптечку во всем офисе оказалось нелегко. Еще труднее было отвязаться от расспросов Мадлен о том, что со мной случилось. Я мямлила что-то про врожденную неуклюжесть и талант оставлять глубокие порезы от неосторожного обращения с бумагой. Когда моя помощница удивленно вскинула брови и уже открыла рот, чтобы спросить что-то еще, я картинно поморщилась от боли, и она продолжила помогать мне с перевязкой.
Да, я ненормальная мазохистка. Я не убежала из этого офиса без оглядки. Наоборот, я вновь вошла в кабинет Генри, держа бутылку воды в левой руке. Хочу убедиться, что этот мерзавец не сдох от передозировки. Наркотики - слишком гуманная смерть для него. Генри Хантер должен умереть по моей милости. В кармане его пиджака найдут записку, где его почерком будет написано "Это сделала Нола Уилтон", даже если он покончит жизнь самоубийством или его последние дни пройдут в дурдоме. Хочу довести его до безумия. Поэтому буду исправно ходить на работу и всячески его изводить.
- Живучий гад, - пробубнила я себе под нос, хлопая дверью. Генри все еще сидел перед своим ноутбуком и создавал свое очередное творение. Не хочу в этом признаваться, но мне даже любопытно, что он напишет про сегодняшний день.
Открыть бутылку было проблематично, к моей руке еще не вернулась чувствительность и работать ею в полной мере я не могла. Справившись, я налила воду в стакан и незамедлительно выплеснула все в лицо Генри. Сомневаюсь, что ему это поможет, но надеюсь, что он хоть немного придет в себя. Хочу, чтобы он соображал, что происходит вокруг, а не кидался целовать руку, которая отвесила ему звонкую пощечину.
- Пей, - я протянула Генри новый стакан с водой.

Отредактировано Nola Wilton (2013-04-03 01:47:10)

+1

14

Я устроился в своем рабочем кресле и откинул голову назад. Стены комнаты сужались и разжимались. Я слышал, как стучало мое сердце... Потолок кружился. Я чувствовал себя катающимся в детском аттракционе-вертушке. Из осторожности, для соблюдения всех правил безопасности, я снял ремень и приковал себя им к креслу. Пол под моими ногами начал вращаться сильнее. Я отпустил руки в стороны. Мои пальцы захватывали бешеные порывы воздуха. К горлу подкатывала тошнота. Аттракцион подбрасывал мое тело вверх. Я взлетал к потолку, на доли секунд зависал в воздухе и стремительно опускался вниз.
Мои галлюцинации продолжались не больше часа (как мне показалось). Я обнаружил себя спящим в офисном кресле, прикованным к его спинке ремнем. Кое-как я подтянул рукой к себе мусорное ведро и вывернулся наизнанку. Мне полегчало. Я подкатился на стуле к ноутбуку и принялся вновь стучать по клавиатуре. И в эту секунду я заметил нависавшее перед моими глазами лицо... Это был Ричард Хэмилтон. У него не было туловища, рук или ног. Сплошная голова, десятикратно превышающая свои обыденные размеры....
— Я видел, как ты смеялся, читая мой последний роман. Ты прочитал его в один присест. Я написал то, что ты только собирался. Тебе никогда не превзойти меня! Я пишу высокие вещи, а ты обыкновенный бульварный писака!
Ричард Хэмилтон расхохотался.
— Все говорят, что мы пишем похоже. Критики часто нас приравнивают друг к другу. Но мы то знаем, кто лучше? Правду ни от кого не укроешь, Генри Хантер. В тебе нет проникновенности, ты пишешь слишком короткими фразами… Твои тексты ничего не стоят! Это обыкновенные обрубки!
С яростью я отшвырнул ноутбук на пол и закричал… Полетели искры...
Мои крик пронзил комнату. Я  закрыл руками лицо и опустил голову на стол. Потолок рушился. Я слышал настоящий взрыв. Мне показалось, что я снова лежу под обломками Тибу. Почему я до сих пор жив? Разве я не должен был умереть несколько месяцев назад? Почему вся моя жизни превратилась в бесконечную гонку с Ричардом Хэмилтоном? Почему я вижу его лицо прямо сейчас в собственном офисе?

---

Я вздрогнул, когда отворилась дверь. В комнату вошла Нола Уилтон. Я подхватил со стола тетрадь в попытке самообороны.
— Зачем ты пришла? — приглушенно спросил я, намереваясь запустить в Нолу тетрадь.
— Ты слишком сильно хлопаешь дверью. У меня болит голова. Что тебе нужно? — мои пальцы сильнее вцепились в тетрадь. Я пытался вскочить на ноги — меня сдержал ремень.
Дверь снова хлопнула. Я выронил из рук тетрадь. В комнату вошла Мадлен. Она размахивала руками и что-то кричала. Ход моих мыслей замедлился. Я никак не мог разобрать, зачем она пришла и чего ей нужно от меня.
— Мистер Хантер, вы в порядке? Мне вызвать охрану? — в испуге спросила Мадлен. Я враждебно уставился на нее. Ненормальная. Она хочет от меня избавиться. Нола сдаст меня в руки копов. Ричард Хэмилтон добьется своего! Я повержен. От женщин никогда не бывает пользы. Они полоумны. Они погубили меня...
— Вызовите полицейских в офис Ричарда Хэмилтона! — ответил я, в попытке отвязать себя от стула. Нола попыталась выпроводить Мадлен вон из комнаты. Она слишком долго с ней церемонилась. А я не мог отклеиться от стула.
— Мадлен, вы лишитесь работы. Немедленно уходите, — сквозь зубы прошипел я, упав на откидную спинку стула.  Мадлен ушла. Я обмяк на вертящемся кресле.
Когда я вновь поднял голову, Нола стояла уже напротив меня. Я со злостью уставился на нее.
— Пей, — сказала она. Я сделал выброс вперед и попытался ее укусить. Ножки кресла подкосились и я обрушился вместе с ним на пол.

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-03 01:58:59)

+1

15

- Зачем ты пришла? Ты слишком сильно хлопаешь дверью. У меня болит голова. Что тебе нужно? - в первые мгновения я решила, что Генри пришел в себя и без моих дилетантских стараний. Но когда он схватился за тетрадку в попытке защитить себя, я фыркнула - его все еще не отпустило. Да и само его положение... Не думаю, что нормальный человек в трезвом рассудке пристегнет себя ремнем к креслу. Впрочем, для меня так даже лучше, ведь если Генри захочет провести третий раунд нашей драки, у меня будет время, чтобы сбежать от этого психа.
- Мне кажется, у нас осталась незаконченная беседа о работе, - я пожала плечами. Разговаривает Хантер уже адекватно, значит есть шанс, что он понимает, о чем говорю я.
Мадлен помешала. Если честно, она меня немного раздражает уже сейчас. Ее слишком много и она чересчур настырна. Интересно, что за триллер получится из этого сериала, если над ним работает команда, собравшая столько ненормальных? Я пытаюсь выпроводить из кабинета свою помощницу. Пусть даже не рассчитывает на то, что я проявлю себя дружелюбной начальницей и отпущу ее с работы на час раньше, чтобы она успела на праздник по случаю дня рождения ее попугая.
- Вызовите полицейских в офис Ричарда Хэмилтона! - я резко обернулась и посмотрела на Генри непонимающим взглядом. При чем тут вообще Ричард? До какой степени надо было укуриться, чтобы упомянуть вдруг его?
- Он бредит, - я вновь повернулась к Мадлен, которая еще не давала мне закрыть дверь. С Ричардом мы не виделись слишком давно, но почему-то мне не очень хочется, чтобы у него были какие-то проблемы из-за неадекватных выходок Генри. Мадлен дотошна, она ведь обязательно исполнит приказ начальства. - Не надо никого никуда вызывать. Мистер Хантер показывает мне одну важную сцену из будущего сериала, - говорю я.
- Но в сцена... - бла-бла-бла. Мне надоело слушать ее голос, поэтому я захлопнула дверь при первой же возможности.
Я вернулась к Генри. Проблеме, так сказать, более насущной. Вижу, что он не так уж рад тому, что мы вновь остались наедине. Можно подумать, я едва в пляс не пускаюсь от восторга! Протягиваю ему стакан с водой, а он зубами в мою сторону щелкает, да еще и тянется вперед, желая укусить. Я инстинктивно делаю полшага назад, но напрасно - ему до меня все равно не добраться. Более того, кресло не выдержало всех выкрутасов своего обладателя и они вместе рухнули на пол.
- Вижу, тебе так будет удобнее, - я поставила на край стола стакан и села в кресло напротив. - Что ж, может тогда поговорим о делах? Мне нужен сценарий. Список утвержденных актеров. Съемки уже начались? Мне нужно поговорить с режиссером. Было бы неплохо показать трейлер или даже пилотную серию на каком-нибудь фестивале... Кинофестиваль в Торонто будет только в сентябре, он бы прекрасно подошел для этого. Сериал ведь будет готов к показу осенью? - говорила я, делая какие-то пометки на листе бумаги. - Жутко выглядишь, может тебе аспирин принести? - предложила я, подняв взгляд со своих записей на Генри. - Хотя нет, не стоит. Помучься немного от боли.

+2

16

— Беседа о работе? — я бросил исподтишка на нее удивленный взгляд и мои глаза обессмыслились. Я уставился в одну точку на уровне двери и лепетал губами что-то невнятное. Фигура Нолы расплывалась в полумраке кабинета. Пропала всякая фокусировка. Я улыбнулся бессмысленной сумасшедшей улыбкой, обнажив зубы.
— Ты и есть часть той силы, что вечно желает зла, но все время совершает благо? — наконец, сказал я и слегка шевельнул подбородком. Мне показалось, словно в дверях возникла Мадлен. Она что-то спрашивала. Я не мог разобраться в сущности ее вопросов.
— Да, я желаю вызвать полицию в офис Ричарда Хэмилтона. Пускай, копы его арестуют, — я медленно выпрямил окаменевшую спину, величественно восседая на своем троне — офисном кресле. От мысли, что копы могут сковать наручниками Ричарда Хэмилтона, мне стало заметно лучше. Я торжественно улыбнулся. Моя душа была преисполнена ликованием!
Нола и Мадлен засуетились в дверях. Мне показалось, что они обе стали звонить в полицию… Оказывается, от своих конкурентов избавиться было так просто… Нужно было отдать лишь одно указание ассистенту…
«А с кем же я буду пить в субботу? —» подумал я и  мое лицо исказила гримаса ужаса…
— Нет, я прошу вас, не звоните в полицию. Я сам с ним расправлюсь, — я не заметил, как подтянул обе ладони к груди и принялся потирать ими друг об дружку как настоящий зачинщик…
В следующий миг я снова попал в беспамятство. Не помню, почему я ощутил странный толчок и обрушился на пол вместе со своим креслом… Мне было больно. Я кричал от досады.
— ЧЕРТ ВОЗЬМИ! Аааа! Я ушиб ногу! Мне больно! — застонал я. Кровь засочилась по моей коленке. Мне было обидно от собственной неповоротливости… Совсем как в детстве. Я стиснул зубы… Кровь испачкала брюки. Я решил не стоить из себя героя и завопил пуще!!!
Нола села напротив меня. «Злорадствовать вздумала, прошмандовка, —» подумал я. По моим скулам катилась слюна. Я давно не испытывал подобный прилив бешенства… Нола разговаривала со мной о делах. Я ее не слушал. Все мои мысли бы о том, как прищурить подобную фурию как Нола Уилтон. Я схватил ее за руку и повалил на себя.
— Круциатус! — прошипел я.
— Знаешь такое заклинание из Гарри Поттера? Теперь ты будешь мучиться, — на моих губах скользнула улыбка.
— Тебе страдать нравится? Ты мазохистка? Почему бы тебе прямо сейчас не покинуть эту комнату и не отправиться в полицию? — наши лица были так близко… Буквально в сантиметре друг от друга. Я не смог удержаться и поцеловал Нолу в губы.

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-07 14:47:27)

+1

17

Мой психиатр уверяла меня, что новая работа, постоянное общение с нормальными людьми заставят меня наконец отпустить все свои страхи и перестать бояться людей. Она утверждала, что я быстро приду в норму, как только перестану скрываться за стенами собственной квартиры и постоянно думать обо всем негативе, произошедшем со мной за последние месяцы.
Она оказалась отчасти права - на новом месте, в новом коллективе я действительно чувствую себя гораздо лучше. У меня нет больше желания запираться в четырех стенах и сводить все общение с внешним миром через лаптоп. Вот только ее промах в том, что коллектив у меня далек от "нормального" и "адекватного". Чокнутый босс-маньяк и неуемная помощница. И еще менеджер отдела кадров, желающий подставить нового сотрудника в первый же день, не дав копию сценария сериала. О, я определенно вернусь в этот офис завтра утром!
Не без труда мне удалось избавиться от Мадлен. Она так и порывалась снова войти в кабинет. Я щелкнула замком, теперь дверь заперта изнутри. Нола Уилтон - еще одна ненормальная составляющая этого коллектива. Нормальная девушка на моем месте уже давно сидела бы дома под одеялом и, уставившись в одну точку на полу, жевала бы печенюшки, в ожидании новостей о том, что известного писателя Генри Хантера сегодня арестовали и сразу же приговорили к пожизненному заключению. Но не я. Я предпочитаю запереться с ним в кабинете и делать вид, что меня жутко интересуют подробности моей работы, а мысли в голове о том, как я с силой втыкаю ручку в его ногу, меня совершенно не посещают.
- ЧЕРТ ВОЗЬМИ! Аааа! Я ушиб ногу! Мне больно! - его крик заставляет оторваться меня от записей. Удивительно, но я действительно смогла набросать некоторые идеи для работы. Его крик меня буквально оглушил.
- Орешь как девчонка, - фыркнула я, чуть склонив голову на бок. - Коленку ушиб? Ути, бедненький, - я намеренно засюсюкала, аж самой противно от своего голоса стало. - Ну давай, заплачь еще.
Мне приходится приложить усилия, чтобы не захохотать и даже не улыбнуться - Генри выглядел сейчас довольно комично, будучи прикованным к сломанному креслу, и с таким по-детски обиженным выражением лица. Думаю, именно из-за того, что я на секунду отвлеклась в своих мыслях, я позволила Генри снова взять карты в руки. Ничего не могу поделать - я оказываюсь лежащей на Генри Хантере.
- Круциатус! - я ухмыляюсь.
- Авада Кедавра, мерзавец, - шиплю я в ответ, приставив указательный палец к его лбу.
- Тебе страдать нравится? Ты мазохистка? - я усмехнулась. До чего забавная ситуация!
- Хмм, - я призадумалась на секунду, - не совсем точно. Скорее садомазохистка. Люблю заставлять людей страдать. Можешь позвонить Ричарду и попросить его рассказать тебе о моих первых шагах на этом поприще. Он в курсе подробностей, - я приподнялась и взяла телефон со стола. - Ну так что, позвонишь ему, пока его не увезли в участок по твоей милости? - не дожидаясь ответа, я отбросила телефон в сторону.
- Почему бы тебе прямо сейчас не покинуть эту комнату и не отправиться в полицию? - я строю лицо плаксивого ребенка, у которого грозятся отобрать все игрушки.
- Ну что ты? - я склоняюсь ниже и говорю тихо, будто боюсь, что нас может услышать кто-то посторонний. - Доверить этим дилетантам расправу над тобой? У них слишком скучный спектр наказаний - в лучшем случае тебя посадят в одиночную камеру летя на пять-семь. И то, небось, выпустят, купившись на твое якобы примерное поведение, - я откидываю волосы назад и наклоняюсь еще ниже. Теперь между нашими лицами считанные сантиметры. - Я буду наказывать тебя по-своему. Буду являться тебе во сне, в ночных кошмарах. Ты будешь бояться уснуть, чтобы не встретиться лишний раз со мной, - шепчу я, проводя пальцами по лицу Генри. - Ты будешь страшно жалеть о том вечере, когда встретил меня в Японии. И том дне, когда ты взял меня на работу.
Этот поцелуй... Я не сразу понимаю, что отвечаю на его против своей же воли. Сколько это продолжается? Даже неважно, это пора заканчивать. По-хорошему, надо бы ему язык откусить. Меньше вреда будет. Черт меня подери, этот подонок явно тренировался не одну сотню раз, если даже я не могу оторваться от его губ. И все же я не могу не отвесить очередную вредность. Секунду спустя я больно кусаю его нижнюю губу.
- Гореть тебе в аду, Генри Хантер, - прибавляю я.

Отредактировано Nola Wilton (2013-04-07 04:29:55)

+1

18

Нола склонилась надо мной.
— Орешь как девчонка. Коленку ушиб? Ути, бедненький. Ну, давай, заплачь еще, — сказала она. Я взвыл от ярости. Мне был неприятен тон ее голоса. Нола Уилтон была умалишенной. Я поставил ей такой диагноз. Мне захотелось выставить ее вон из офиса. Выражение ее лица заставляло меня выть сильнее…
— Убирайся! Ты уволена! Вон из офиса! — в ярости прокричал я, барахтаясь на спинке стула… Крепко же я привязал себя… Намертво. Я не находил способа освободиться самостоятельно, а потому мое бешенство и негодование усиливались. Я сделал выпад вперед — подскочил на стуле перед и вновь с грохотом обрушился на пол. Мне хотелось обвить ее  шею руками и сжимать до тех пор, пока моя новоиспеченная сотрудница не потеряет дыхание. Мои глаза помутнели. Я вновь подскочил на стуле и уловчился подхватить за талию Нолу Уилтон… Мы вместе обрушились на пол. Я свирепо плюнул на ковер и яростно уставился на свою обидчицу. Мне хотелось убить ее взглядом. Я прошептал заклинание из Гарри Поттера «Круциатос».
— Авада Кедавра, мерзавец! — она зачем-то прижала к моему лбу свой палец. Я на секунду закрыл глаза. По моему телу пробежали судороги. Так я переживал смертельное заклинание Джоан Роулинг… Я был готов покориться смерти. Умирать мне было страшно. Тем более, что ранен я был не смертельно… Не по-настоящему. Моя игра «в смерть» продолжалась до тех пор, пока Нола не назвала имя Ричарда Хэмилтона. Моего заклятого друга и конкурента. Я широко распахнул глаза, с любопытством разглядывая лицо Нолы. «Она лжет, —» подумал я, но все же спросил ее:
— Откуда ты можешь знать Ричарда Хэмилтона, лгунья?
Она показала мне телефон. «Позвони Ричарду и узнай все, —» говорили ее жесты. В следующую секунду трубка оказалась лежащей на полу. Я с насмешкой взглянул на Нолу: «Ты снова блефуешь? Ты ужасная лгунья».
Я снова вспомнил о своей коленке и скорчил печальную гримасу. Мне было ужасно досадно быть прикованным к креслу и  запертым в комнате с этой невыносимой лгуньей Нолой Уилтон. Она склонилась ближе к моему лицу и даже вздумала поводить по нему пальцами. Я начал елозить на полу, в попытке увернуться. Я был инвалидом офиса и поганого кресла. А Нола была извергом. Меня успокаивала мысль, что скоро она будет выдворена из фирмы — уволена до окончания испытательного срока.
Я предложил ей позвонить в полицию и сдать меня в руки правосудия. Мне даже улыбнулась мысль, что мои романы, написанные в тюрьме, могут стать платиновыми бестселлерами… Я представил себе потенциальную камеру. Скорее всего, одиночную. И горы писанины. Ничто не стало бы отвлекать меня от литературных порывов. Никакая Нола Уилтон не вошла бы в мою камеру без спроса. Я мог бы медетировать и наслаждаться творчеством…
Однако у Нолы Уилтон были на меня совсем иные планы.
—Ты будешь страшно жалеть о том вечере, когда встретил меня в Японии. И том дне, когда ты взял меня на работу, — я всецело был поглощен своими мыслями о тюремном заключении. Мои губы расплывались в счастливой улыбке. Я предвкушал каторгу. Система американского правосудия начала даже казаться мне привлекательной… До меня доносились лишь отголоски слов Нолы Уилтон.
Но услышанное, те отрывки фраз, заставили меня мигом опомниться! Нола Уилтон отнимала у меня самое сокровенное — мои фантазии. Мне захотелось вырвать ее язык. Заставить Нолу навсегда потерять право голоса и способность говорить. Она раздражала меня своими выходками. Нола Уилтон была психопаткой.
Не понимаю, отчего меня так сильно тянуло к ней. Почему, я поцеловал ее губы… Как долго длился этот поцелуй? Я снова испытал галлюцинации…
Нола Уилтон укусила мою губу и сказала: «Гореть тебе в аду, Генри Хантер». Мне захотелось во что бы то ни стало отомстить. Я подпрыгнул на стуле и уцепился зубами за ее губы.
— Я дам тебе гиблые рекомендации. Никто больше не возьмет тебя на работу, — сказал я, вновь целуя ее. Так я скрепил свое обещание. Насладившись нашим коротким поцелуем, я с силой отбросил Нолу в сторону.
— НЕМЕДЛЕННО ОТВЯЖИ МЕНЯ! Империо! Империо! ИМПЕРИО!

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-07 05:25:10)

+1

19

- Убирайся! Ты уволена! Вон из офиса! - ухмылка снова появилась на моем лице. Ага, конечно, уже побежала, только туфли сниму, а то вдруг за порог каблуком зацеплюсь и останусь навечно узницей этого офиса.
- Что? - выпрямилась и сделала испуганное лицо. - Нет... Нет, нет, Генри... Мистер Хантер! Вы не можете так поступить! Пожалуйста, не увольняйте меня! Я мечтала поработать с вами с тех самых пор, как в первый раз прочитала вашу книгу "К черту брак". Я...я...я представляла себя на месте главной героини, а вас...тебя...главным героем. Боги, я бы все отдала за то, чтобы пережить все события из этой книги!
От переполняющих меня эмоций, я вскочила на ноги и наматывала круги по кабинету, театрально взмахивая руками и постоянно хватаясь за голову. Я остановилась, упала на колени перед Генри, обхватила его руку своими ладонями и прижала к груди.
- Пожалуйста, не делай этого... - мой голос сорвался на шепот, по щеке скатилась слеза. - Не увольняй меня. Я все сделаю, только не выгоняй меня, прошу тебя! - еще минуту я молча смотрю ему в глаза умоляющим взглядом.
Так все, пора заканчивать этот спектакль, а то неровен час и сама поверю в то, что говорю. Я фыркаю и с презрением отбрасываю руку Генри, после чего поднимаюсь и провожу ладонями по лицу, стирая еще мокрые дорожки от своих фальшивых слез.
- Полагаю, ты хотел, чтобы все было так? - спросила я. - Ждал, что все это будет по-настоящему? Размечтался! Хочешь, чтобы я ушла? О, это желание мне выполнить под силу! С удовольствием уйду. Благо, ты еще не подписал контракт. Мы же быстрее прибьем друг друга, чем сработаемся. Найми себе какую-нибудь серую мышку, которая не станет тебе перечить и будет беспрекословно делать все, что ты ей скажешь. А я с удовольствием посмотрю на гнилые рейтинги после показа пилотной серии твоего сериала...
Далее я должна была развернуться и уйти, виляя бедрами. Вместо этого оказываюсь лежащей на Генри. Это в мои планы не входило. Равно как и разговоры о том, как я связана с Ричардом. В конце концов мы тут не в священника и грешницу на исповеди играем.
- Ричард Хэмилтон - мой давний знакомый. Прости, Генри, ты не первый известный писатель, с которым я...хм, знакома, - я пожала плечами. - Почему тебя эта новость так взбудоражила?
Я уперлась локтями в грудь Генри и положила подбородок на свои сцепленные в замок руки. Мне плевать, если ему больно или неудобно. Это не было не мое желание провести некоторое время в таком положении.
- Эй, я надеюсь, такая поза тебя не возбуждает? - спрашиваю я. - Не то, чтобы я была против прощального секса... Но не с тобой, это уж точно! - я сморщила носик и помотала головой.
Смотрю на часы, кажется, я тут задержалась, пора бы уже и честь знать. Но нееет! Это, видимо, не стыкуется с планами Генри. Мой уход откладывается из-за поцелуя, который я не могу закончить в ту же секунду, как он начался. Для этого понадобилось время. Сколько - не знаю, но искренне надеюсь, что совсем немного.
- Я дам тебе гиблые рекомендации. Никто больше не возьмет тебя на работу, - я закрываю его рот ладонью.
- Ты слишком самоуверен. Никому не нужны рекомендации какого-то ненормального писателишки. Я просто скажу, что ты был пьян или под кайфом, и, заметь, не совру, когда писал эти дурацкие рекомендации. Ну что ж, мне пора, - я убрала руку и напоследок похлопала Генри по щеке, подавив в себе желание залепить ему еще одну звонкую пощечину.
В знак согласия с моими словами (удивительно, что мы вообще пришли к этому), Генри самым наглым образом скинул меня с себя. Мое падение было бы мягче, если бы по полу не была разбросана целая куча всякого барахла. В поясницу больно впился какой-то предмет. Я завела руку за спину и достала дырокол - источник нового синяка на моем теле.
- НЕМЕДЛЕННО ОТВЯЖИ МЕНЯ! Империо! Империо! ИМПЕРИО!
- Обойдешься, - сказала я, поднимаясь с пола. - Думаю, Мадлен сегодня достаточно поработала, я отпущу ее домой. Она пока не знает, что я больше не ее начальница. А ты посиди тут до утра...Может в твоей голове сложится новая книга. Аста ла виста! - я сделала взмах рукой и покинула кабинет Генри.
Мои сборы были быстрыми, благо я не успела притащить в кабинет целую коробку своих вещей. Прихватив свою сумку и пиджак, я хлопнула дверью кабинета, который был моим всего несколько часов, подошла к лифту и нажала на кнопку. В ожидании я кинула взгляд на Мадлен, которая старательно делала вид, что меня не существует. Хмыкнув, я снова посмотрела на двери лифта и еще несколько раз нажала на кнопку, искренне надеясь, что это ускорит его приезд.

Отредактировано Nola Wilton (2013-04-08 16:44:45)

+1

20

Нола покинула стены моего кабинета. Я распластался на спинке поваленного кресла и обмяк. «Пускай проваливает на все четыре стороны, чертова прошмандовка. Скатертью дорожка! Она ненормальная и получила по всем заслугам. Какой человек в здравом рассудке стал бы терпеть все это? У Нолы хорошо развит инстинкт мазохистки» — скользнуло в моей голове. Я улыбнулся. Теперь, когда все мои поступки были оправданы так безоговорочно, я ощутил прилив счастья и благоговения...
«Нола какая-то придурковатая. Мне противен звук ее голоса. Подумать только, Нола Уилтон смеялась надо мной… Посмотрим, как ей будет весело завтра, когда она окажется безработной » — мои глаза заблестели умиротворением. Я вздрогнул от восторга.
«Мне нравились ее глаза. Они были такими карими» — я поморщился. Мое тело все так же было пристегнуто к креслу. Ползком, неспешно, воображая себя змеей, мне удалось кое-как избавиться из плена. Я оказался на полу.
«Она идиотка! Неужели Нола и в самом деле полагает, что я побегу за ней? Нет-нет, единственное чего я желаю — вернуть к своей обыкновенной жизни. Мадлен снова станет приносить мне в кабинет кофе. Цезарь продолжит работу над картиной. Зачем нам вообще был нужен новый пресс-директор? Какая нелепая должность!» — по моим губам вновь скользнула улыбка. Неспешно я поднялся на ноги. Мои руки были отдавлены. Я хотел как следует размять их и принялся делать зарядку.
«Набитая дура с карими глазами. Истеричка!» — я прошелся взад-вперед по кабинету.
Что-то истязало меня изнутри. Какая-то пагубная мысль.
«Нола не заслуживает к себе хорошего обращения. Откуда она может знать Ричарда Хэмилтона?» — я лягнул ногой кресло.
«У нее такие странные губы. Самые странные губы из тех, с какими мне доводилось соприкасаться».
Я пинал кресло. Чувства радости, озлобленности и смятения постоянно вытесняли друг друга из моей головы. Я не мог сосредоточиться. «Как только эта ведьма могла оставить меня привязанным к проклятому креслу? И еще это заклинание… Нола пыталась убить меня! Чего стоил только один осколок?»
Наконец, не известно по какой причине, я сорвался с места и вихрем ринулся в коридор. В моих руках был проект договора Нолы Уилтон.  Я подскочил к лифту. Мне улыбнулась удача. Нола все еще не покинула офис.
— Нола Уилтон! — в ярости вскричал я, подбегая к столу Мадлен и подхватывая с него перьевую ручку.
— Нола Уилтон! — с настойчивостью я повторил имя своего нового сотрудника, оставляя размашистую подпись на документах.
— Ваш контракт не расторгнут. Свое право на увольнение вы будете доказывать в суде, —   гневно прокричал я, поражаясь громкости собственного голоса. Нола выводила меня из себя. Один только ее вид вторгал меня в негодование. Не знаю, какая сила побудила меня оставить ее имя в рядах своих работников... Но я  швырнул в сторону Нолы контракт, ударил со всей силы кулаком по близлежащей стене и с той же скоростью, что и ворвался в холл, молниеносно выбежал из него в сторону кафетерия. Мне не хотелось сталкиваться с Нолой и когда-либо показываться ей на глаза.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » yes, boss