Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Вот, что я тебе скажу... Нет, объясню на пальцах - средний видишь?


Вот, что я тебе скажу... Нет, объясню на пальцах - средний видишь?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники:
Тревис, Фетя
Место:
Лестничная клетка перед квартирой последней
Время:
4 января
Время суток:
День, 14:00
Погодные условия:
Зимнекалифорнийские, домашние
О флештайме:
Только Коннорс может умудриться заболеть в стране, где стандартная зимняя температура воздуха в тени равна +17, и при этом заняться дома уборкой, чтобы или окончательно себя доконать, или сдохнуть уже в чистоте и порядке. Только Джордан может ее спалить Редфорду, вплоть до сведений о том, что является для нее сильнейшим аллергеном так, что сама не получит ни одного п*здюля. А сказ о том, во что выльется встреча раненой на обе ноги и простуженной Фейт с этим молодчиком, - скоро на ваших экранах!

+2

2

Фейт Коннорс.. Эта девушка стала для Тревиса буквально делом принципа, особенно после последних дней, который Брук посвятила нравоучениям о том, что ему с Верой ловить абсолютно нечего. Но чем больше Трея отговаривали, тем больше он задавался целью завязать отношения с этой девушкой.
Нет, он не мог сказать, что потерял от нее голову, еще ни одна девушка не сумела довести его до подобного состояния, но отметить, что Фейт действительно его поразила - стоило бы.
После того, как он оставил ее в новогоднюю ночь с капитаном, более он не смог ее найти. Джордан, конечно, спалила, что она нормально добралась до дома, посмеялась над Редфордом и все в этом духе, но оставаться в дураках ТиДжей не любил.
Поэтому едва услышав от Бруклин, что Фейт заболела, он твердо решил навестить красотку. Выпытав у сестры адрес девушки, он уже не долго раздумывал, перед тем, как отправится домой к больной.
Переодевшись и закинув на плечо акустическую гитару, в чехле, само собой, погода все-таки была зимняя, Тревис отправился на другой конец города.
Надеюсь Джордан дала мне верный адрес.. - размышлял парень по дороге, не имея ни малейшего желания протаскаться по пробками просто так. Впрочем, также он настойчиво не желал думать о том, на кой черт он вообще туда едет. что он скажет? Что сделает? Нет, была конечно одна, излюбленная фраза - я приперся, любите меня. Но что-то подсказывало Редфорду, что на этот раз - не проканает. Впрочем, именно это, наверное, ему и понравилось в Коннорс. С ней не проходили его стандартные подкаты.
Подобравшись к нужному дому, он остановился в раздумьях. Приехал он значит, весь такой офигенный, на апельсины, которые обычно возят больным, у нее значит аллергия, про то, какие она любит цветы и есть ли у нее на какие-то аллергия, наш офигенный, конечно же, узнать забыл.
Редфорд вздохнул. Ладно, поздняк пить боржоми, когда печень отвалилась.. - решил в итоге он, не став заморачиваться с конфетками-игрушками и прочими девчачьими радостями. Гитару притащил и то хорошо.
Так, Трей вошел в дом и поднялся на 13 этаж. Символично.
А вот и нужная дверь.
Ну, что, Редфорд, готов? - а нервы тем временем действительно давали о себе знать. На самом деле, ТиДжей последний раз так нервничал перед домом девушки, наверное, аж в средней школе.
- Да, какого, собственно, черта? - поинтересовался он сам у себя и позвонил в звонок.
В конце концов, он же Тревис Джонатан Редфорд, любите его!

+1

3

Ю-ху, долгожданные выходные свалились как кирпич на голову, в лице самой что ни на есть банальной простуды. Только девушка, которая бывала в России в лютые, даже по их меркам, морозы, могла вернувшись домой заболеть при практически летней температуре! Ну организм Коннорс всегда был самым наикрутейшим исключением из правил, точно таким же по значительности, коим была и она сама, и в очередной раз он сработал как по заказу – красавица пропустила за одно только утро, на которое были назначены переговоры на тему ее вклада в развитие археологии (хотя какой там вклад, помилуйте, и смех и грех, залезла – перевела текст, залезла – перевела текст, однообразие, рутина, только страховка под каждую скалу разная) и вполне возможно ей предложили бы на этих самых переговорах должность штатного сотрудника подразделения информационного обеспечения разрабатываемых мест. А так как она специалист по Древнему Египту, Финикии и еще по нескольким равноудаленным точкам планеты, ей вообще по идее цены не было – именно в местах, которыми интересовалась Фейт наиболее часто находили что-то стоящее равно как для науки, так и для пополнения, простите, государственной казны. Что поделаешь, на сегодня не судьба высунуть из дома даже сопливый нос, а о наличии голоса можно вообще не вспоминать, но есть и положительные моменты всей этой ситуевины. Например – ни маникюра, ни макияжа, ни укладочки не надо – дома ты всегда красавица, а кто так не считает, тот ишак! Коннорс решила не терять время попусту, пролеживая оба бока и спинно - филейную часть собственной тушки на диване у телевизора, по – быстрому влезла в свитерок и джинсы, организовала сохранение тепла ног шерстяными носочками, врубила клип Майкла «They don’t care about us» и пошла воевать по всей квартире с пылью и запустением. Конечно, запустение это громко сказано, но все же толщиной с одну молекулу слой пыли все – таки присутствовал, исключительно по причине непосещения собственного дома последнее время. Мало того, что она подтанцовывала во время грязеуборочных действий, она еще и подпевала. И подпевала, знаете, весьма неплохо, с чувством, толком и расстановкой, от души, и будто бы всю жизнь только и занималась тем, что была у товарища Джексона на подпевках. Сроду бы не подумала, что у нее есть слух, но чувство ритма ей там сверху откровенно додали хорошее…
- He wouldn't let this be, no, no. Skin head, dead head, everybody gone bad… - выкрикивала отстукивая еще откровенно болезненными ступнями ритм. Балдела, девка, попросту говоря, отводила душу. Пока сгоняла за ведром с водой, успела выполнить пару кульбитов, содержания которых людям с нетренированной психикой лучше не знать, но, в общем-то, дошла до мытья пола. Пол она мыла на совесть: для себя старается же, не шваброй, а напрямую, руками , стоя на карачках и очищая суровую действительность от всего дерьма, которое успело в ней накопиться. Опустим подробности всю степень эротишности движений ее попы во время этого действа, скажем только, что стой бы сейчас позади нее сам Поп – Король, то он бы либо смутился, либо уронил бы свою нижнюю челюсть, впрочем, роняли и похуже, но ее это не особо заботило. Она получала кайф и отдыхала душой, а за телом пусть следит ангел хранитель. Так, стоп, - ей кажется, или в прелестные звуки гитарного соло действительно закралась наипротивнейшая трель дверного звонка? Напоминаем, что Фетя – спец по скольжению на любых поверхностях, а на влажных особенно, что существенно облегчало жизнь ее измученным ступням, поэтому весьма технично проскользнув от ведра с водой и отмываемого пола, Коннорс оказалась прямо у входной двери. Глазка не было, да он ей и незачем – на стенах в коридоре такой амуниционный иконостас, что защититься она сможет даже будучи хромой на обе ноги (тактичное, скажем, замечание!). Как говорится, так хочется быть слабой женщиной, но как назло, то кони скачут, то избы горят. Так вот, проскользнув к продолжавшей истерично визжать двери (ух, звонок бы выдрала и запулила со своего родного тринадцатого этажа, да все никак угрозу не исполнит), не задавая бессмысленных вопросов типа «кто» «кого несут стальные черти*» и «какой кошмар решил воплотиться на сегодняшний день» - ибо все равно никто не услышит, так как дверь очень качественная – друг ставил на совесть, девушка открыла замок, толкнула холодную сталь, и… Улыбка медленно так и очень живописно сползла с ее лица. Вот уж действительно – кто призвал пингвина шамаханского к ее порогу? Улыбку не пытаясь натянуть обратно, спросила только Коннорс однократно: - Кто спалил адрес? Ни поздоровалась, ничего. Культура – мать! Но в принципе, когда перед вами стоит девушка с мокрой тряпкой в руках, предназначенной для мытья полов, другого ожидать было бы слишком неразумно.

off

стальные черти* - в Фетином понимании лифты.

+1

4

Знаете, Тревис ожидал увидеть многое: распухший, красный нос, гигантский теплый плед в которой положено было быть укутанной Коннорс, шерстяные носки и все такое прочее. Но вот половая тряпка и бодреньки такой голос явно не вписывались в картину.
Она что, даже болеть по-человечески не умеет? - подумал было Редфорд, оценивая внешний вид знакомой.Половая тряпка в руке и грубоватый голос, без намека на приветливость, говорили о том, что гостей девушка не ждала и, видимо, Тревис не имел шанса стать счастливым исключением из правил. А жаль.
- Свою разведку я не выдаю, - ухмыльнувшись ответил он, оперевшись рукой на дверной косяк.
Теперь был расчет на то, что сработает закон жанра и хотя бы из элементарной вежливости Фейт впустит незванного гостя к себе, на чашку чая. Но судя по скептическому выражению лица девушки, чудо сегодня не предполагалось.
- Слушай, не злись, а? Болеть в одиночестве - сакс, я просто хотел составить компанию, - поднимая руки в мирном жесте сказал Редфорд и указал на гитару.
- Могу устроить концерт по заявкам, могу трепаться, могу приносить тебе чаи и кормить вкусняшками, - изображая настоящую невинность перечислил Трей, несколько самодовольно улыбнувшись.
Обычно на это велись все девушки. Хотя нет, не так, большинство девушек велось просто на то, что он обращал на них внимание. С чего бы это? Тайна покрытая мраком. Либо папашино обаяние, либо мамины латиноамериканские корни, а может музыкальный талант. Кто знает. Девушек вообще сложно понять. Впрочем, Тревису никогда и не надо было. Нет, не так, Тревису это уже давно было не нужно.
Так странно, он только сейчас понял, что когда-то был совсем другим и почему-то на какой-то момент снова захотелось стать тем самым подростком-Треем. Но лишь на момент.
В реальности же Фейт Коннорс судя по всему собиралась вот-вот захлопнуть дверь перед его носом.
Отлично. Так меня еще никогда не кидали. Макс и Брук придумают сотню шуточек по этому поводу, да и Марк явно не оставит это без внимания. Вот блинство!

+1

5

Красна девица бровью повела, сердце молодецкое в плен к себе взяла. ©

Сказать, что и без того температуряще - бредящая Фетя удивилась явлению звезды с порогу – значило не сказать ничего. Тем не  менее, девушка не так уж сильно и растерялась, только тряпку выпустила из рук, к которой тотчас пулей метнулся товарищ Барсик – соседский кот, привыкший обедать у нее, по характеру – сволочь, одна штука, рыжая, пушистая. В коридоре воцарилась немая сцена. Дабы хоть как – то ее прервать, мисс Коннорс вмиг оказалась спиной к косяку двери, при этом очень эротишно перегородив дверной проем обтянутой темной джинсовой тканью ножкой (хорошо, что под носком не видно того мяса, которым ступня сейчас выглядит). Еще чуть-чуть потренироваться, и она сможет на старости лет подрабатывать шлагбаумом, с такой-то растяжкой. Тем временем мсье Тревис решился подать голос, весьма многозначительно вякнув что-то из разряда «мои осведомители знают все»,
– Прекрасный способ не отвечать на вопрос, - несколько вымученно улыбнулась Вера, и изрядно охрипшим голосом продолжила: - Особенно в тех случаях, когда адресат все равно все узнает… Рыжий свин с кодовым именем «Барсик» отвлекся от тряпки, кончик которой он воодушевленно пытался пережевать, и щеманулся за порог. Ладно бы, если б он, засранец хвостатый, к соседям – хозяевам своим ломанулся, Коннорс бы это поняла и расценила, как разыгравшееся желание воссоединиться с семьей, в которой он всю свою кошачью жизнь прожил. Но нет! Жирно-пушистые животные всегда происходят из рода редкостных мерзавцев, способных подвести в самый противный момент! И вот это мохнатое чмо цвета солнца начало нахально так тереться об ноги гостя – гитариста. Чтоб у него аллергия на кошачью шерсть была, - подумала красавица, скрестив руки на груди и устремив взгляд в потолок. Нет, это уже просто закон подлости начинал вступать в действие. Только Редфорд открыл рот (будем надеяться, что в желании озвучить причину и цель своего визита), как Вера разразилась самым что ни на есть громовым кашлем. Естественно, девушка толком ничего не расслышала, столь громогласно перебив всю его речь, хотя смысл, в общем-то, уловила. В открытой нараспашку двери вдруг объявился еще один силуэт. На этот раз женский. Беда не приходит одна, да что ж творится – то, сегодня что, парад идиотов? Нет. Только. Не. Джессика. Ладно бы просто Тревиса отослать, тут сильно даже заморачиваться не нужно, но чтобы отослать Джесс, необходимо как минимум пробудить какой-нибудь древненький давно заснувший вулканчик на дне озерца Титикака. Особенно это касалось случаев, если у дверей Вериной квартиры тусуется какой-нибудь местный звезденыш, творчеству которого ее соседка едва ли не поклоняется. Твою – то мать… – пришло на ум Коннорс, но светлая мысля в ее голову – таки забрела. Если нужно откреститься от одного раздражающего фактора – надо занять его другим! – Все понимаю, товарищу звезде приспичило пообщаться с Бабой – Ягой в шестом поколении, ценю, польщена, но гостей, даже с уважительной причиной в виде гитары за спиной, я сегодня не принимаю, - отмахнулась Скалолазка, тут же собравшись закрывать дверь. Но не тут – то было! Джесс тут же почуяла где зарылась собачка, и тут же подскочила к двери поближе едва ль ни с поросячьим: «Уииииии!». Телевизор все выдавал барабанные трели, душа потихоньку скукоживалась в комок, ибо Фетя знала, чем заканчивается ее общение с соседкой после событий на Новогоднем лайнере, на котором Джессика тоже присутствовала. Видите ли, ей восемнадцать лет, и она до дикости мечтает быть знакомой с основнвыми сливками звезд в городе Сакраменто. Теперь и Вера для нее сделалась чем-то подобным, и Джесс благополучно теперь доставала ее, оказываясь с ней то в одном лифте, или в очереди у кассы супермаркета. Так что соседка являлась сейчас просто идеальным катализатором для устранения моськи Редфорда с горизонта дверного проема квартиры Метлы, - Привет, Джесс, - прошептала Фейт, ибо голос садился не по часам, а по минутам, плюс вновь начинала подниматься температура, а из этого следовало, что пора срочно отправляться на кухню и напиться гадости лечебного типа а ля «колдрекс» и «терафлю». Радовало только одно – все это дело можно было обильно придавить малиновым вареньем, заботливо привезенным подругой из России пару недель назад, - познакомься, твоя мечта о всех звездах начинает сбываться на глазах, это мистер Тревис Редфорд, бас – гитарист группы Vertigo, не проломи, только, дорогая, головой потолок, когда будешь прыгать от радости. На устах красавицы появилась ехидная такая ухмылочка. Если кто-то и может «достать звезду», то только ее соседка по лестничной клетке! Чутка подтолкнув ладонью гитариста назад, и ощутив при этом под одеждой нехилый такой бицепс – сразу видно, парень качественный, и не дает себе расплываться как кисель, Вера едва ли не отправила его к злополучной Джесс в объятия, затем ловко захлопнула дверь и выдохнула. Хоть и через хрип, а с облегчением. Заперев замок, девушка отправила недожеванную котом рыжесволочного вида тряпку обратно в ведро, и поставила инвентарь в ванную, сама по пути завязала волосы в хвост, поправила ворот у свитера, и похромала на кухню – устраивать организму праздник из таблеточной диеты.

+1

6

Ну а пока Коннорс проявляла отсутствие всякой доброжелательности, аз нее это сделал пушистый рыжий кот, до этого баловавшийся с упавшей из рук Фейт тряпкой. Теперь зверь решил, что ноги Трея - куда интереснее и принялся о них тереться в лучших традициях жанра на зло хозяйке.
Парень усмехнулся и взял кошару на руки, почесывая за ухом. Фейт тем временем разразилась столь сильным кашлем, что Тиджей инстинктивно захотел уложить ее в теплую кровать (и вовсе не затем, зачем вы могли бы подумать, зная Редфорда), укрыть дестью пледами и притащить огромную кружку чая с вареньем, желательно, малиновым.
Она покачал головой и уже хотел было выдать девушке ценных указаний на тему того, как надо лечиться и пожурить за то, что она себя совсем не бережет, как заметил ее взгляд, направленный куда-то ему за спину.
Тревис с сомнением обернулся назад и отпустил кота, всматриваясь в силуэт девушки, только что появившейся на лестничной площадке. Собственно это ему ни о чем не сказало, поэтому он хмыкнув повернулся обратно к Вере, которая уже выскахала ему все, что она думает о его задумке и уже было собиралась закрыть дверь, но не тут то было.
Женский силуэт оказался совсем рядом, все-таки став вполне симпатичной девушкой, лет двадцати или чуть больше, явно пышущей энтузиазмом по поводу встречи с Фейт чуть ли не больше, чем Тревис.
- Фейт! Привет! Я так рада тебя видеть! - сияя словно начищенный самовар возвестила девушка.
Из тихого приветствия Веры, ТиДжей узнал, что ее зовут Джесс. Видимо, Джессика.
- О, а это кто? Фейт, не познакомишь меня со своим другом? - она уже во всю улыбалась Тревису, при чем это выглядело настолько фанатично, что Редфорд даже слегка испугался. Она без сомнений его узнала и вопрос был чисто для проформы, в этом о не сомневался. Нет, он любил преданных фанаток и был им безразмерно благодарен, но некоторые из них могли быть по-настоящему навязчивыми и это всегда было видно по их блеску в глазах. Прямо как сейчас.
Ну а Коннорс, естественно, спасать парня и не думала, тут же представив его Джессике в самом лучшем свете звезды сцены.
Твою мать.. Фейт, я тебе это припомню, - подумал Тревис, полностью выразив мысль взглядом, брошенным на Веру, после чего повернулся к теперь уже новой знакомой и с натянутой улыбкой поздоровался. Для пущей верности Коннорс подтолкнула его к девушке, подальше от дверного косяка.
- Ага, привет. Хочешь автограф? - решив отмазаться как можно быстрее предположил Редфорд, и на этом радужном моменте Фейт захлопнула дверь своей квартиры и сразу же послышался щелчок замка изнутри.
Твою мать..
- Автограф? Конечно! Но это может подождать! Тревис Редфорд, подумать только.. Мне так нравится твоя группа! Можно же на ты? - затараторила девушка, уже схватив его под руку и развернув куда-то, видимо, в направлении своей квартиры.
- Хочешь чая? Или что по-крепче? Я видела тебя на новогодней вечеринке, ты пил пиво.. У меня нет пива, но могу предложить что-нибудь еще.. А вы давно знакомы с Фейт? Мы с ней подруги! Уверенна, с тобой мы тоже подружимся! Да пойдем же, я не кусаюсь! - продолжала тараторить девушка, пока Тревис с неохотой медленно шагал с ней рядом. Вот в последнем факте он лично очень сомневался, но вариантов не было. В конце концов быть грубым с девушками он себе никогда не позволял, ну и, конечно, хотелось доказать Коннорс, что ее план по устранению его вовсе не так умен, как она предполагала.
  - Да, конечно.. Прости, я сегодня не выспался, - отмазался Редфорд и улыбнулся девушке. В конце концов, надо быть ближе к народу, Трей! Фанаты любят тебя - и ты люби их, - мысленно уговаривал он сам себя заходя в квартиру восторженной девушки.
Итак. В за следующие полтора часа Тревису пришлось выпить два стакана виски с колой, рассказать обо всех членах их группы, поздороваться оп телефону с подругой Джессики, оставить не менее пяти автографов (при том один из них планировался на майке Джесс, где-то в районе груди, но Трей смог отмазаться), спеть восемь песен, выслушать рассказы о том, со сколькими звездами, включая Фейт, дружит девушка, а так же о ее планах на дальнейшее светлое будущее.
И только тогда мобильник парня заверещал спасительном звонком редактора Сакраменто Лайф.
- Подожди минуту, важный звонок, - улыбнулся Трей, вставая с дивана и подходя к окну.
- Да, здравствуйте. Конечно, без проблем. С удовольствием, сэр! Просто отлично! Конечно, самом собой,в  ближайшее время, - отвечал Редфорд с самым умным видом, делая вид, что его куда-то срочно вызывают. На деле редактор просто спрашивал, когда Трей выйдет на работу и сможет приступить к новой статье.
- Оу, прости, Джесс, - он убрал мобильник в задний карман и начал зачехлять гитару, - Но срочное дело, шеф просил срочно приехать, - парень пожал плечами и поблагодарив девушку за чудесную компанию направился к выходу.
- Но мы же еще увидимся? Может, я как-нибудь загляну к вам на репетицию?
- Не уверен, что это хорошая идея, - замялся Трей, представив реакцию Брук на это чудо, - Кстати, - в голову Редфорда пришла гениальная идея, - можно тебя попросить?
- Конечно, все что угодно!
- Не могла бы ты присмотреть за Фейт? Она приболела и я был бы спокоен, если бы ты последила за ее здоровьем, - с самым честным и невинным выражением лица попросил Редфорд.
Девушка конечно согласилась и. поцеловав, ее в щеку, ТиДжей, наконец-то, покинул злополучную квартиру.
Теперь у него было огромное желание надрать Вере уши в самом прямом смысле выражения.
Он подошел к уже знакомой двери и начал без перерыва звонить в дверь.
И не дай тебе бог, сейчас не открыть мне и не впустить внутрь..

+1

7

Фетя ликовала? Да вроде нет. Фетя радовалась? Да вроде бы тоже нет. Фетя была довольна столь быстрым нокаутом противника? Нет, такого чувства тоже не наблюдалось. Хотя, некоторая жалость к Тревису где-то в недрах ее души все же проснулась. Почти коллега, все – таки, а раз уж она сама теперь обязана вертеться в подобных кругах, то действительно коллега, как бы ей переезжать с этой улицы не пришлось вскорости. Голова продолжала изображать из себя раскаленную сковородку даже после двойной порции лекарств, да и раны на ногах не спешили отключать пересылку болевых импульсов в ее мозг, равно также, как и не торопились начинать заживление. Словом, состояньице то еще, врагу не пожелаешь. Сидела красавица на кухне, и поедала сыр, запивая его сладким чаем, просматривая распечатанные фотографии надписей, найденных на деревянном щите, вмерзшем в айсберг. Как его оттуда доставали – это целая история. Пару месяцев назад Веру вызвали весьма оригинально, и сборы, и перелет прошли в паническом хаосе. Все закрутилось после короткого непонятного звонка доктора Эрикссона. Обрывистые, сбивчивые фразы. Ни толики информации – что, куда, зачем? Не говоря уж о фотографии места исследования. Упомянул только, чтобы она ориентировалась на лед. Приглашение не прислал. В итоге Фейт полетела в Ирландию без визы, полностью уверенная, что на таможне ее развернут лицом к выходу и пинком отправят обратно. Не отправили. В аэропорту Дублина ожидали какие-то люди в строгих костюмах, которые быстро воткнули в паспорт сверкающую голограммами визу. Дальше – короткая поездка на автомобиле до города-порта Корк, где ее запихнули в гидросамолет, который взял курс на запад Атлантики. Да, а вот теперь только и оставалось, что изучать фотографии находки и озадачиваться попытками перевести то, что на ней начертано. Занятие это было даже для нее весьма трудоемким, но не менее интересным, так что скучно не было. Как говорится, «я не ненавижу людей, просто чувствую себя намного лучше, когда они от меня подальше…» Параллельно она пыталась направлять сигналы туда, наверх, к небесам ругательства на свою злодейку – судьбу, но естественно, Господь сегодня либо с глушиной маленько, либо просто ушел в отпуск, либо просто услышать ее не захотел, попросту – ее ругань вперемешку с мольбами не удостоилась внимания. Видимо там, где наша судьба – злодейка написана, чернила уж давно высохли. Тем временем, тот, кто находился явно пониже небес, а точнее – в жопе мира, именуемой Адом, выслал ей ценной бандеролькой очередную кару: в квартире погас свет! Толи это соседи опять намудрили с напряжением, толи на электростанции велись какие-то технические работы – в общем, хрен его знает, что за хрень, но факт оставался фактом – плазма на стене в гостиной потухла мгновенно, окончательно, и несложно догадаться, что бесповоротно. Примерно до тех пор, пока энергия не появится вновь. На полуслове прервался клип «Beat It», и мало того, что на полуслове – на ее любимом моменте с ножами, что Веру более чем разозлило, - если Бог есть – он не со мной… - процитировала Коннорс слова одного супергероя из небезызвестного фильма. День не задался с обеда – значит это будет продолжаться до завтрашнего утра. JOPA, да и только. Единственное, с чем ей в этой жизни подфартило, так это с умениями адекватно болеть. Да-да, именно адекватно, потому что в отличие от многих знакомых и друзей, Фейт могла и сама себе чаю сделать, и в аптеку сгонять. Правда, сейчас немного не тот случай, но все – таки, она сидит с температурой расплетает очередные закорючки текста на неизвестном наречии, а не занимается накоплением жирка отлеживая оба бока. Конечно, отсутствие света особо ее пока не заботило – на дворе полчетвертого, до темноты еще как до Китая раком. Спокойное течение болезни в одиночестве оборвалось в тот самый момент, когда она услышала очередную трель дверного звонка. А она так надеялась… Короче, пояснять дополнительно не надо - все благоразумно поняли, на что она надеялась, и ее надеждам на сегодня сбыться никоим образом не суждено, хоть ты лопни. Горестно вздохнув и возведя взгляд к потолку, Фетя поплыла открывать. Точнее будет выразиться – заскользила на хромых ногах в коридор, включила фонарик, ибо местность около входной двери была единственным темным районом ее квартиры. Перекрестилась. Повернула замок. Толкнула дверь. И суть не сползла по стене на пол. Йоптваюмать… Так, Вера, успокоилась, чем ты проще, тем тебе легче. Одним точным движением носочков девушка оказалась на лестничной площадке. Протянула руку к звонку, нечаянно задев гостя спиной, негромко кашлянула, резко схватилась за термоядерный дверной звоночек. С силой (откуда только что взялось) выдернула его, в стене остались торчать провода. Облегченно выдохнула и повернулась лицом к лицу парня, кивнув на собственноручно выдранный звонок, затем подняв взгляд на Редфорда, выдала: - Всегда об этом мечтала. А ты упрямый, даже не могу подобрать конкретное сравнение – барана мне напоминаешь, или брата. Ну заходи уж, мужик – бумеранг… – изобразив рукой пригласительный жест, Фетя поскользила обратно в квартиру. Деваться некуда с подводной лодки, но похерфейс никто не отменял. Все ее хрустальные розовые мечты о том, что Джессика в состоянии вынести гитаристу мозг разбились о чугунную жопу реальности. Видать, крепкие нервы, - подумала девушка, ускользая на кухню чтобы выбросить звонок, минуту назад ставший ненужным хламом. Зато хоть теперь ее нервы будут в порядке.

+1

8

Открывай.. Открывай, Фейт, ну же!
И дверь и правда открылась. Из нее тут же вышмыгнула Вера и, повернувшись, с силой дернула дверной звонок, так, что из стены остались торчать несколько жалких проводков. Редфорд вопросительно изогнул бровь и сложил руки на груди, но спрашивать ничего не стал. В конце концов, сейчас не до этого. В данный момент его куда больше волновали его ущемленные гордость и самолюбие.
Без лишних слов он последовал приглашению девушки и наконец зашел в ее убежище. Хорошая квартира, с ремонтом, видно, что девушка при деньгах и вполне такая.. цивильная что ли.
Тревис тут же вспомнил свою берлогу, съемную квартиру, где регулярно ошивается Марк и еще добрая половина группы. У Брук так вообще есть отдельные ключи от его квартиры, так что сестру он могу там обнаружить в любое время. Ну а Марк просто опустошал холодильник и вечно совершал пьяные дебоши, хороня под завалами мусора остатки былой роскоши под названием "отдельная квартира". Да и его маленькая двушка никак не могла сравниться с подобным жильем.
Нет, Тревис знал, что такое дорогая жизнь, он еще помнил, что такое быть при деньгах и жить в комфортабельных условиях, но.. Теперь для него это было словно видение из другого мира.
- А ты хорошо живешь, - оценил он, обведя взглядом помещение.
- Ладно, где тут у тебя гостиная.. Пойдем, расскажешь мне, какого черта натравила на меня эту ненормальную, - и он направился в дверной проем, за которым виднелось что-то похожее на ту самую гостиную.
- Милый ковер, - в общем-то скорее из вежливости сообщил он и плюхнулся на ближайший диван. На самом деле в голову все же слегка ударило виски, хотя вряд ли можно было почувствовать запах спиртного.
Он скинул с плеча инструмент и сразу расчехлил гитару.
- Ну так неужели я настолько тебе отвратителен, что ты избрала для меня такую кару, как Джессику? - чуть приподняв бровь поинтересовался Редфорд, ставя гитару на колено и начиная перебирать струны и менять аккорды.
Просто тихая мелодия без какого-либо намека на что-то определенное. Привычка. При любой возможности братсья за гитару и наигрывать что-то отвлеченное. Иногда Трею казалось, что гитара - не просто его самая любимая женщина, но и самая честная и преданная. За исключением, конечно, тех моментов, когда лопались рвались струны. Но сейчас, благо, установлены были новые и качественные. ТиДжею пришлось нехило раскошелиться на них в прошлом месяце.
Пальцы двигались по струнам, а глаза рассматривали Фейт. На самом деле он просто не верил, что она настолько железная, насколько о ней говорят. Ему почему-то очень захотелось доказать, что Фейт Коннорс вполне может быть милой, ну или хотя бы не такой заносчивой. Странно, да? А может, это просто очередная его цель? Вполне вероятно.
Да, серьезных отношений, на самом деле у него было не так уж и много и ни одна девушка не была похожа на Веру. Наверное, именно это и привлекалось Тревиса. Или же случится как обычно - крепкий орешек расколется и ему станет скучно. Кто знает?
А пока мягкий перебор струн и ожидание ответа.

+1

9

Соразмерив габариты гостя и свои собственные, красавица чуть было не выдала: «почему я знакома исключительно с жирафами?», но вовремя притормозила, так как в ход со стороны антагониста пошел противный оценивающий взгляд, пытка для Коннорс самая изощренная. Чхать на оценку квартиры, но когда таким взглядом смотрят на нее – непроизвольно возникает желание сделать громкое «киЯ!» и выбить вуайеристу пару зубов. Но пытаться сейчас показать, как она крута – это напрасная трата времени, и почти отсутствовавших уже, сил. Простуда делала свое дело: медленно, но верно выводила состояние Веры из привычной, более чем здоровой и адекватной колеи. Крыша ехала, голова потихоньку развивала начатую недале как пять минут назад миссию карусели, да и на ногах стоять было весьма проблематично. Досчитав до десяти и вполне себе так мирно выдохнув, Вера скользнула в гостиную. Почему опять скользнула? Потому что заново наступать на пол было бы самым настоящим мазохизмом, издевательством над собой любимой. Ну еще наверное потому что была спецом по скольжению на любых поверхностях.  Приземлившись на противоположное кресло, девушка ответно уставилась на Трея, ожидая неприятностей. Любых, самых отвратительных. Гадостей, злословия, и прочего… Но ничего не случилось. Всего лишь комментарий на тему ее жилплощади, в ответ на который она не стала лезть за словом в карман, - Я и пашу как папа Карло, чтоб так жить. Тем более, сюда скорее глагол «появляться» более уместен, чем «жить». Игра в гляделки ничего хорошего не предвещала, по крайней мере для нее. Башка трещала, соображалка начинала отказывать. О нет, только не сейчас! Не хочу допрос с пристрастием, не хочу - не хочу – не хочу! Похоже, ее мнением здесь интересовались в последнюю очередь, - Это лучше ты расскажи, зачем на самом деле пришел, - проговорила Фейт уже будучи практически без голоса, - Если затем, чтобы меня убить – то можешь приступать, хуже мне от этого не станет, равно как и легче, - с этими словами Вера удалилась на кухню, и через минуту уже вернулась обратно, с исполинской чашкой чая. Вернувшись, узрела типичную картину для мужчин типа «Казанова с талантами»: инструмент был избавлен от чехла и гость уже наигрывал произведение ей неизвестное, - Ну почему сразу отвратителен, не надо быть настолько категоричным, - отстраненно ответила Вера, отхлебнув немного содержимого чашки, - я тебя знаю максимум два дня, причем где-то час всего наличествовало живое общение, и то в не совсем приятной обстановке. Так с чего мне тебя впускать к себе в квартиру? Ну вот, вроде вполне нормальный и адекватный ответ. Чай обжигал горло, говорить становилось все труднее и труднее. Не дай Бог разболеться на месяц – другой, она же от скуки помрет раньше, чем от возможного менингита, чур ее, чур! Пустые глаза, ни грамма мимики – выражение лица говорило без слов, и просто требовало оставить ее тихо, спокойно, отходить в мир иной. Да, именно в мир иной, ибо каждое такое заболевание для нее равноценно было спуску в Преисподнюю. Хотя, если вспомнить ее еще школьную характеристику, то появись она там – все адские котлы перемерзли бы к чертовой матери. Немного помолчав, девушка перебила аккорды, которые старательно наигрывал Редфорд, и продолжила: - И единственная, но не особо ценная информация, которой я обладаю о тебе – не располагает к дружескому общению, так как ее просто недостаточно. И почему тебе не понравилась Джессика? Очень милая фанатка… - последняя фраза получилась несколько наигранно, но именно эта интонация могла добавить немного пикантности моменту. Ходят слухи, что одна девочка в детстве забыла закрыть кавычки и всю жизнь проговорила с сарказмом. Уж не про Коннорс ли эти слухи? И вновь ехидная, и по – своему даже беспощадная, как женская месть, улыбка во все тридцать четыре, кошачий взгляд… Да, тяжелый случай, когда есть возможность блеснуть своими качествами, параллельно изгоняя температурный бред из собственной головы, словно забравшегося в нее демона. Но вот и сказочке конец, кто претерпит – молодец. Атака простудой вторая серия началась. Теперь все ее тело начал бить озноб, и даже литр чая, выпитый практически залпом, особо не подействовал. Нет, ну только Фетя отличалась везением во время болезни принимать гостей, которых, в общем – то, совершенно не звала. Но в принципе, когда как ни сейчас – пока она не занята и в неплохом, почти, если не считать недомогания, расположении духа, знакомиться с звездами сакраментского рока? Тем более, парень явно достоин хотя бы крупицы ее внимания, если выдержал полуторачасовую пытку Джессикой, значит наверняка не робкого десятка. Правда, с Коннорс ему так не подвезет – увы и ах, если она и была чьим – то фанатом, то в любом случае малознакомому гитаристу до ее кумира еще пахать и пахать. Задавать вопросы она не торопилась, активно практикуя казуистику в своих ответах (надо же сохранять тонну изюма и горсть арахиса, скрывая все, что только можно и нельзя!). Пусть мужчина мучается в неведении самостоятельно, калифорнийская Лара Крофт ему в этом не помощник. Да изображать из себя детектива ей тоже особо интереса пока не доставляло.

0

10

Фейт ненадолго отлучилась на кухню, притащив себе огромную чашку чая из которой все еще шел пар. Но ее голос тем временем оставлял желать лучшего и Трей всерьез задумался над тем, чтобы заставить девушку лечиться по-человечески, а не как ей в голову взбредет, то бишь на ногах.
Тем не менее ее состояние абсолютно не повлияло на наличие язвительности в разговоре. Фейт была в своем репертуаре и если раньше это улыбало Тревиса, то теперь начинало несколько раздражать.
- Знаешь, ты еще ни разу не дала нам шанса пообщаться в приятной обстановке, - приподняв бровь сказал Трей, отставляя гитару на пол и облокачивая ее на диван.
В конце концов, это было даже не честно. Он был не так плох, чтобы вести с ним подобным образом. На какой-то момент ТиДжей даже почувствовал некую обиду. Знаете, такую мерзкую, детскую. Впрочем, он мысленно сам себя одернул, ибо нефиг вести себя как девчонка, да и ему уже давно не тринадцать лет для подобных эмоций.
- Так ты и не стремилась узнать обо мне больше, разве не так? Мне скрывать нечего, - он пожал плечами и подался вперед, облокотившись локтями на колени и подперев руками голову.
Фразу о Джессике он старательно пропустил мимо ушей, не желая язвить в ответ. Это может подождать и пока Коннорс почувствует себя лучше.
На деле Вера выглядело далеко не столь отлично на сколько хотела казаться. Редфорд прищурившись внимательнее всмотрелся в выражение лица девушки, делающей очередной обжигающий глоток чая.
Трей встал с дивана и подошел к девушке. Он уже не нервничал, он принял решение. В конце концов доказыватьч то-то человеку. который и не стремится ничего узнать - бред.
- Если ты позволишь, я хотел бы тебе помочь, пока ты себя плохо чувствуешь, если нет - я могу уйти и забыть о том, что мы знакомы. Твой выбор, - серьезно посмотрев на девушку сказал он и протянул ей руку. Если протянет руку в ответ, то он отведет ее в спальню, проследит, чтобы она тепло закуталась в одеяло, приготовит еще чая, притащит лекарств и будет развлекать беседами и музыкой до тех пор, пока девушка не уснет.
Если нет - он правда был согласен плюнуть на все, и пусть Макс и Брук будут ржать над ним еще не меньше недели. Им и без того хватало поводов поиздеваться над ТиДжеем.
Он смотрел ей в глаза, ожидая ответа. На самом деле, стоял просто как дебил с протянутой рукой и ждал некого чуда, которое крайне вероятно, что может вообще произойти.
Это Фейт Коннорс, ребят! Стальная Фейт, железная леди или как там ее еще называют? В общем, та самая Фейт, которая просто не может быть мягче, даже когда ее знобит от температуры, явно зашкаливающей за 39.
Так глупо. Он впервые за долгое время просто бескорыстно захотел помочь малознакомому человеку и захотел попробовать построить отношения, измениться к лучшему, а в ответ его посылали, язвили, хамили и делали решительно все, чтобы он отказался от этой затеи. Ну так может и стоило отказать?
Но эта дурацкая надежда на лучшее. Хотя стоп. На что надежда?
Лучше не будет, пока ты сам не сделаешь лучше. Ну так какого черта?! - внезапно так подумал он и резко сам дернул Фейт за руку, поднимая с кресла. Он забрал у нее чашку, не глядя поставив ее на небольшой столик и чуть сильнее притянул девушку к себе.
В конце концов, не настолько же она глупа, чтобы вырываться?
- А впрочем, нет. С выбором я погорячился. Ты вряд ли можешь принять правильное решение, пока ты в таком состоянии, - с наглой усмешкой, снова становясь той самой звездой-Тревисом, тихо проговорил он, приближаясь к губам девушки.
Но нет, дальше не следовало поцелуя по законам жанра. Дальше он просто шире улыбнулся и подхватил Фейт на руки, не слушая ни малейших возражений, и понес туда, где по его предположению находилась спальня.
Угадал.
И он осторожно положил девушку на кровать.
- Отдохни хоть немного, красавица, - проговорил Трей, проведя по волосам девушки и отойдя на шаг, - Чего тебе принести? Еще чая? Или ТераФлю? Он у тебя вообще есть?

+1

11

И вновь виноватой оказалась она. Ну конечно, давайте обвиним Фетю во всех смертных грехах и отправим ее на публичное аутодафе – всем только легче будет. Нет, ну не всем, конечно, но сильному полу города уж точно: одной стервой будет меньше. Нет, конечно она была виновна в том, что на многих поклонников смотрела свысока и плевала оттуда же – с верхней полочки, но извините – на тот момент, когда им пришлось впервые пообщаться, у нее была до безумия уважительная причина чтобы сделать от ноги, причем в прямом и переносном смысле, она до сих пор еле ходит! Ее дико разозлило высказывание Редфорда о том, что она «и не стремилась ничего узнать», поэтому собрав остатки голоса в кулак, девушка отчеканила с ледяным взглядом, упертым прямо в глаза парню: - Слушай ты, звезда пятиконечная, я не одна из твоих фанаток, и не обязана бегать за тобой хвостом. Имеющий мозги - да подумай: улови разницу между мной и Джессикой. Сразу общаться станет легче, уверяю, - черт ее дернул смягчить концовку фразы… Ну ладно уж, будем надеяться на то, что он окажется именно таким, как она охарактеризовала – имеющим мозги, и проанализирует ею сказанное. Она не чувствовала ни грамма вины за свои слова, возможно, больно задевшие Тревиса в душе, потому что сказала она действительно то, что сейчас думала. Ни стыда, ни жалости – ничего этого не было. Такую порцию гнева, ярости, злости, наверное, еще никто не получал от нее на вторую встречу. Сейчас ее действительно вывели из себя, и если бы из-за головокружения и температуры не была нарушена координация ее движений, обидчик моментально получил бы по щам, не успев даже договорить, но Вера сидела, словно была высечена из камня – ни шелохнувшись, даже не вздохнув. Ждала реакции. Но, как ни странно – ни комментария в отместку, ни какой-нибудь мелкой пакости не дождалась, что было весьма странно. Обычно люди после таких слов просто брали свои вещи и исчезали из ее жизни. Боялись ее способности говорить человеку в лицо все то, что обычно говорят за спиной. А этот продержался… Вот нервы-то. Его даже не зацепила моя язвительность. Обидно, досадно, но ладно. Поставлю плюсик, крепкие нервы – хорошее качество. Кто знает, может это встреча с Джессикой так повлияла, и метод «от противного» начал действовать в обратном порядке? Но факт оставался фактом, ответа не последовало. Фейт так и сидела с зажатой в руке кружкой и пустым взглядом, продолжая слушать очередную речь парня, и в ее голову пришла одна – единственная мысль: Мне не нужна чья - то помощь. Потому что, если я не смогу помочь себе сама, никто не сможет мне помочь. За окном начинало темнеть, и в ту же секунду над гостиной противно затрещав, зажглись плафоны и включился телевизор, который, красавица, конечно же, забыла выключить, и плазма на стене весьма громко стала исполнять свою функцию, транслируя на весь дом высококачественный, ритмичный и действительно красивый видео ремикс. Но что-то с Верой явно происходило, и она не могла точно понять – что именно. Нет, не было ни симпатии к этому человеку, никаких дружеских чувств, совершенно ничего. Она была удивлена до глубины души его стойкости. Ну и не знала, что сделать – протянуть руку в ответ, или отправить мужчину в свободное плавание, - Alea jacta est? – сама не замечая, что автоматически говорит на древнем варианте греческого, спросила девушка. К ее вопросу особо не прислушались, и самым что ни на есть беспардонным способом дернули за руку, заставляя вновь напрячь только что переставшие болеть конечности. На этот раз мозг и речевой аппарат Коннорс работают сообща. Они вместе жмут на педаль газа и остановить их нет никакой возможности, - А погорячился ли? Как пить дать, видела в твоих глазах испуг, - еще язвительнее, чем раньше ответила Вера, - знаменитый Тревис Редфорд серьезно испугался, что какая – то там девчонка не подаст ему руки, – злобный прищур этой красавицы мог заставить разъяриться даже самого черта, а не только вполне такого смертного парня. Так, все, хорош, как говорил Рик – Фетя, после выступления ты должна любить своих фанатов, а во время выступления – ненавидеть весь мир вокруг. Признаться честно - второе получалось у нее в разы лучше, чем первое! Среагировать на столь молниеносное приближение лица парня тоже получилось весьма ярко: - Осторожнее, – девушка резко отвернула голову, - я еще недели две как минимум буду ходячей ба… – если бы ее не подхватили на руки, и куда – то не потащили, она бы успела договорить слово «бациллой», но увы, очень уж захотелось смачно ругнуться, еле сдержалась. – Редфорд, черт ты полосатый, почему именно в твоем обществе я чувствую себя инфузорией – обувью? Но шевельнуться возможности не было: крепкие руки парня держали ее похлеще любых веревок. Ограничение свободы действий  ее планы на сегодня ну никак не вписывалось, и все же – это сработало в сторону гитариста в качестве очередного плюса: с ней так нагло еще никто не обращался. Но, видать, у Тревиса мания такая – девушек на руки поднимать и таскать, куда глаза глядят. Как только она оказалась свободна от почти что стальных лап Тревиса, так на нее напал «хохотунчик». Уже практически без голоса, Вера, прыснув, закатилась смехом. Искренним, настоящим, почти что детским. Угарала она так, что откинувшись на спинку кровати, здорово треснулась головой о стену, но смеяться не перестала. – Нет, нет, никаких терафлю не надо! – сквозь хохот пролепетала Коннорс, - Прости, но это действительно с каждым разом все забавнее и забавнее! Лед был растоплен, и вполне можно было начинать простое дружеское общение. С горем пополам девушка утихомирила ржач, и устроилась на кровати, сложив ноги в позе лотоса, указав на кресло, стоящее напротив, мол – присаживайся, сохатый друг.
http://uploads.ru/i/r/H/z/rHzE4.png
- «Alea jacta est?» - «жребий брошен?»

+1

12

игра стоит больше месяца
в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Вот, что я тебе скажу... Нет, объясню на пальцах - средний видишь?