В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И на старуху бывает проруха


И на старуху бывает проруха

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники:
Амбрелла & Цезарь
Место:
Дом престарелых, Сакраменто
Время:
55 лет спустя )
Время суток:
(охватывается несколько дней)
Погодные условия:
* * * * *
О флештайме:
А что было бы, если бы мы тогда так и не решились быть вместе? А что было бы, если бы мы попытались строить свою жизнь отдельно друг от друга? Глупые, упертые гордец и гордячка.
И встретились бы мы через пол-века в доме престарелых. Беззубые, полулысые. И вернулись бы мы в нашу юность.
Лучше поздно, чем никогда.

0

2

Если бы я не был настолько привязан к себе, то, ей-Богу, уже бы давно поставил точку в этом жалком, бессмысленном существовании. Это прискорбно осознавать и признавать, - пусть даже лишь исповедальне собственного сердца, что ты - некогда амбициозный, в определенных кругах - великий, превратился ВОТ В ЭТО. В эту чертову рухлядь. Это печально - быть запертым в собственном теле. В ужасном, иссохшемся теле. Я в очередной раз не нашел в себе сил поднять глаза на зеркало, чтобы лишний раз убедиться - это на самом деле я. То, что я вижу в дрянной стекляшке - моя собственная физиономия, больше напоминающая чью-то задницу. Возможно, это есть некое проявление садомазохизма, но мне нравилось иногда доставать собственные фотографии и вспоминать, как чертовски-красив я был в молодости. Где эти отливающие на солнце золотом кудри? Где подкачаный молодой торс с привлекательными кубиками? Где белозубая улыбка? Им на смену пришла плешь да седые пакли, которые, будто куски разодранной псом мочалки наспех приклеены к черепу. Вместо зубов - вставная челюсть, которую по утру вылавливаешь в стакане со специальной жидкостью, ощущая себя жалким и уродливым. Вместо мужественных скул - кости в сухих морщинистых лохмотьях кожи. Старость ужасна. Старость неестественна.
  Здесь, в стенах этого гадкого заведения с просто жутким названием "Дом престарелых", я чувствовал себя неуютно, не в своей тарелке, далеким от всего здесь происходящего, несмотря даже на то, что оформился сюда по собственному желанию. По крайней мере, мозги мои еще как живы и ими я отчетливо осознаю, что превращаюсь в рухлядь, которая нуждается в уходе. Возможно, я и заслужил такую одинокую старость - ведь все нормальные люди свили свои гнезда и благополучно в них доживают свои быстротечные дни, и только я прожил всю жизнь бобылем, разбавляя периодически свое существование, полностью зацикленное на работе, короткими ничего не значащими интрижками. Да и те в конце-концов свелись лишь к торопливым перепихонам - я даже перестал заморачиваться на том, что раньше так любил: я более не организовывал все свои встречи по высшему разряду, будто каждая из них являла собой отдельный короткометражный фильм... Вобщем, к пятидесяти я скатился к типичной жизни киношного бомонда, а сейчас, когда мой счетчик лет перевалил за семьдесят, стал самым обыкновенным одиноким стариком, хотя мне и претило считать себя таковым. Правда была упряма, настырна и уродлива. Как и я.
   А эти все люди вокруг - им было все равно, кто я - большинство из них даже не задумывался над тем, что мое имя значилось под несколькими нашумевшими в свое время шедеврами, а, узнай они об этом...собственно, разница была несущественна, ибо режиссер в представлении типичного обывателя - фигура в десятке наименее важных в кинопроизводстве. Я ушел тихо и постепенно. Я планомерно отучал окружение от своего присутствия. Год за годом готовил их к тому, что в один прекрасный день имя Цезаря Эйвери останется лишь буквами в книге истории киноискусства. И это, черт возьми, дьявольски уныло! Что было толку всю свою жизнь, словно белка в колесе, день за днем мчаться к цели, если в конечном результате, удовлетворение оказывалось лишь мимолетной эмоцией - такой же несущественной и быстро испаряющейся, как и радость от подарка; как смех от новой шутки; как послеоргазменная нега.
  День за днем, покидая свою палату комнату, я выходил в "игровую", где общались старики (господи, дай мне сил привыкнуть к тому, что я - один из них...); я выходил на прогулку. Перекидывался словами с Джонни, который, вопреки всем прогнозам докторов, куря, словно паровоз, дожил до добрых восьмидесяти лет и до сих пор имел обыкновение перед сном просматривать раритетные древние издания плей-боя. Звонил Лулу, Оли, Карен... Смотрел фильм, неизменно критикуя бездарную постановку. Читал газеты, перечитывал любимые книги и ничего не ждал. Ложь, гнуснейшая ложь, питавшая умы не одного поколения - это то, что твой возраст таков, на какой ты себя ощущаешь. Ей-Богу, я себя ощущаю все еще тем тридцатилетним энергичным молодым мужчиной, но что с того проку? Что бы я ни говорил, что бы я ни делал - все вокруг будут видеть во мне лишь противного ворчливого старика (а ворчать я любил, кстати, и в юные свои годы - тем еще был занудой подчас).
  И лишь когда наступает ночь, я ощущаю себя несколько иначе. Я украдкой покидаю покои после обхода крошки Санни (эх, будь мне годков сорок...), я, по-шпионски озираясь, пробираюсь шаркающей походкой в зал на пятом этаже (заметьте, ступеньками!), оттуда с огромным трудом (чертов артрит!) взбираюсь по лестнице за ширмой в "тайную комнату" под самой крышей. На самом деле, там нет решительно ничего тайного - всякий ненужный реквизит, который в свое время заменили новинками, но для нас, стариков, это целый мир, напоминающий о юности. Там, в этой "поднебесной комнате" покоится старый рояль, место которого в актовом зале давно занял дико навороченный синтезатор. Он - мой полуночный товарищ. Этот рояль.
  Здесь, в этой комнате, я действительно кажусь себе тем, кем себя ощущаю - просто потому, что меня никто не видит, и я не замечаю в глазах людей свое уродливое отражение. Отражение старика. И я день за днем играю мое любимое танго из "Запаха женщины"; следом за ним - престо лунной сонаты; пиратов карибского моря (черт возьми, а славная была эпопея!). И лишь в эти минуты я по-своему, совсем немного счастлив.

  Сегодня я точно так сгорбленной тенью нависал над полотном черно-белых клавиш, и бормотал себе под нос пятиэтажные стариковские ругательства. Мой мозг, мой боевой товарищ на все времена, категорически отказывался сотрудничать. Я намертво застрял на семнадцатом такте "Запаха женщины". И что я только ни делал: закрывал глаза, пытаясь абстрагироваться и дать пальцам самостоятельно вспомнить отточенные не одним десятком лет движения; напевал, подбирал на слух. Начинал сызнова...
- Пресвятые прожекторы, да что ж это за хрень-то! - в сердцах стукнув по нижнему регистру клавиш, сплюнул я, упираясь лбом в крышку рояля. Сегодня проклятая память лишала меня последних крох тихого крошечного счастья.

0

3

Игры нет уже месяц, эпизод в Заброшенные.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И на старуху бывает проруха