Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Заново начать жить.


Заново начать жить.

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

-  Эмма, это всего лишь укол, - ага, всего лишь длинная острая игла, норовящая ко мне пристроиться, -Так, успокойся! Давай так сделаем, я сам тебе сделаю укол, ты же мне доверяешь? - доверяю, а толку-то? Все равно ничего не изменится, вы все хотите одного - достать меня этой штукой и чтобы, ко всему прочему, еще и насильно фактически. Ну неужели нет альтернативы в виде таблеточек или сиропчика? Обязательно надо так? Мне моя попа дорога, между прочим, как бы сильно я ей не размахивала перед мужем. Вошедшая Барби получила приказ отдать шприц и вернуться обратно, но нет. Секунды долгих размышлений... томительных... волнующих... Наконец, она решается и вручает мою судьбу Тони. Теперь все проще. Я надеялась, что он откинет укольчик в сторону и скажет - "да брось, детка, давай лучше выпьем апельсинового сока". Но вместо этого... увы... -Милая я не больно, ты даже не почувствуешь, - нееет, уж не надо лапшу на уши вешать, это ужасно больно, отвратительно и противно, знаю! -Неа, - дрожащим голоском проблеяла я и, пока муж нянькался с сонными сыновьями, позорно бежала под ставшее резко родным одеяло, укутываясь в него, аки суслик. По самый нос. Внимательно наблюдая из своего укрытия за передвижением свего орудия пыток. Туда... сюда... и снова туда... -Может, все же не надо, а? Хочешь, я тебе за это... ну... понимаешь? - жалобный взгляд и моська обиженного ребенка, ну нельзя со мной так, надо нежно и аккуратно, а не иглу! Однако, хитрый маневр был разгадан, и Тони присел на краешек кровати, гладя по голове и целуя. И, естественно, я вновь оказалась слишком наивной дурочкой, поэтому-то через секунду спасительное одеяло было сдернуто, а милый принялся по-новой уговаривать свою вредную жену, используя куда более приказной тон, -Ложись на живот, это будет совсем не больно, как комарик укусил, - и снова поцелуй, а у меня слезы катятся из глаз, я не хочу опять боли, боюсь ее, терпеть не могу, ну как потом сидеть?! Наверняка это лишь один из многих, а не единственный укол. Медленно развернулась и, немного подумав, положила под живот подушку, чтобы не было еще больнее. Подняла до груди больничную рубашку, а лицо повернула к окну, чтобы не корчить кислые рожи детям. Может, все надо делать и не так, а мне уже как-то все равно. Хотя нет, вру я, -Пусть это будет на твоей совести, Тони Морган, - трагическим голосом заверила я, -Завещаю квартиру близнецам, а машину неродившемуся ребенку... а любимую кружку... ой... она ж тогда разбилась, - и опять заплакала, вытирая лицо тыльной стороной ладони и изредка шмыгая носом. То ли малышу не по вкусу были лекарства, то ли это те самые "незамеченные" вовремя гормоны - без понятия. Но все равно обидно. Как-то. Муж не торопился, очевидно, пытаясь дать мне расслабиться, легонько поглаживая ягодицы. Он не думал, возможно, что ожидание намного хуже. Извожусь, нервно вздрагивая под его руками, пытаясь отвлечься и улететь мыслями куда-нибудь далеко из палаты. Нет. Не выходит. Ужас заполоняет разум. Я боюсь уколов. И много чего другого... Кстати. А сами прикосновения мужа вызывают что? Страх? Нет вроде. Стыд? Не знаю даже. Смущение? Уже ближе. Неловкость? Да. Хоть бы сказал что-либо, ну не знаю, у тебя задница еще больше стала или там эээ лучше бы укол тебе делала Барби. Или еще эдакое нечто. Но нет, нет, нет! Невыносимо. Мои щеки горят, а бедра задраны кверху в искренней надежде, что так будет меньше боли. Однако, я не врач и могла тысячу раз ошибиться. В отличие от мужчины рядом. Который уже приготовил шприц...

+1

22

Эмма, такая Эмма, в свои двадцать лет выносила детей, родила и боится уколов. Тони честно не понимал этго, хотя и знал, что она тот еще ребенок, который просто вырос, но не повзрослел. На что только она была готова пойти, лишь бы не вводили ей этот укол. Даже что?
- Ты готова мне сделать минет, только чтобы я не делал тебе укол? – удивлено спросил Морган, действительно не понимая такого отношения к лекарству. – Эмма…
Но девушка уже улеглась на живот и уже завещала все свое имущество детям. И почему это травматологу с травмой хотелось сделать рукалицо? Но не смог одна рука была заняла и держала шприц, а другая, не сильно слушалась. Ну пришлось обойтись без этого.
Мужчина проводил ладонью по ее ягодицам, и не смог ей сделать, то что должен был. Отложил шприц на  тумбочку, и тяжело вздохнул. Ему самому сейчас приходилось не сладко, учитывая, что ему надо было рассказать жене новость, кажется самую ужасную и самую отвратительную, за все это время. Которая может просто разбить их семью.
- Да к черту этот укол! Пускай другие делают, - психанул Тони. – Эмма, мне надо поговорить с тобой. Это очень серьезно.
Подождать, пока он вздохнет с облегчением, и усядется рядом, чтобы выслушать Моргана. Он не представлял, как ему говорить такое, такое, отчего может все пойти наперекосяк, что сразу можно будет думать дальше, лишь тогда, когда жена примет решение по поводу их брака. А ведь начиналось хорошо.
- Эмма, тут такое дело… - начал травматолог, с огромным усилием собирая слова по буковкам. – мне сообщили с утра новость, при осмотре…
Замолчал, ему надо было в очередной раз собрать свои мысли в кучу, и выдать все, но почему это с виду казалось просто? Ведь на самом деле это сложно, очень сложно. Его самолюбие, его гордость будет растоптано в пыль.
- Короче мне сказали, что рука не будет нормально функционировать, что после лечения, мне больно ее будет поднимать. Вроде нерв был задет, говорили, что операцию назначат, но пока хотят посмотреть, что будет дальше, ведь еще пуля задела ключицу, а я еще с ранением дрался, и тот ублюдок добавил, ударив по ране.
Он не знал, понимает ли Эмма то, что он говорил, и поймет ли, но самое интересное было, что он собирался еще кое-что рассказать. И там уже по ситуации и по реакции жены будет думать дальше как жить.
- Короче, если все не восстановится, то, меня вероятно отправят либо на инвалидность, ты представляешь, что это значит? Что я буду негодным в быту. Что я не смогу делать практически ничего, хотя и так ничего не умею. В общем я инвалид, и я пойму, если ты решишь развестись и уйти от меня.
На этом он закрыл ладонью глаза, стараясь сдержать слезы. Он не знал ее реакции, не знал, как она отреагирует и не знал, что делать дальше, ведь у него семья, у него беременная жена, и близнецы, которые ой как быстро растут, и которым нужно покупать одежду почти каждые три месяца новую, но как это сделать, раз теперь он инвалид.

+1

23

Ну минет, ну за отсутствие укола, а что в этом такого? Баш на баш, как говорится. И мне даже совсем не стыдно, потому что в этом деле все средства хороши. Как представлю, что эта длинная игла терзает мою когда-то нежную кожу, оставляя в ней отвратительный дырищи, так просто брррр и хочется прятаться под кровать, делая ее своей пещерой от обид и неприятностей.
- Да к черту этот укол! Пускай другие делают, - Тони, кажется, был на срыве, а я догадывалась, почему. Да что там думать, не каждый день он почти теряет всех своих детей и верность на пару со здоровьем жены! Да еще и любимый пес его пострадал. Но, как оказалось позднее, это его заботило куда меньше остального, -Эмма, мне надо поговорить с тобой. Это очень серьезно, - выдохнула и медленно развернулась на постели все тем же полуголым испуганным ребенком, внимательно глядя на мужа, - Эмма, тут такое дело… мне сообщили с утра новость, при осмотре… - что? Что-то с нашим ребенком? Он умирает? Тебя... все-таки сажают в тюрьму? А как же самооборона и все дела? А что делать-то теперь? Но... молчала, считая, что пусть уж лучше он сам об этом скажет, чем начинать истерику раньше времени. Поскольку мне прекрасно известно было и о том, что у нас с Тони мысли о "непоправимом" и "горе" разные. Если для меня это - потерять детей, умереть, не дав жизни малышу под сердцем, или быть изнасилованной, в частности не мужем... То для него сие могло быть и понижение зарплаты, и временное отстранение от дел. А, как мы помним, это было необходимо недели на три, ведь у моего мужчины было повреждено плечо, -Короче мне сказали, что рука не будет нормально функционировать, что после лечения, мне больно ее будет поднимать... - и далее, и далее по тексту. Ну... боюсь показаться бесчувственной, но а что в этом такого? Сказанное вполне логично, первое время руке будет больно. Или муж ожидал, что после двух капельниц или чего-то там она сразу придет в норму? Нет, конечно. Неделя за неделей... станет легче. Может, скоро он и забудет, что с ней вообще были проблемы? Всякое ж бывает. Тони сказали - жди около месяца, так откуда столько паники? И я уставилась полным смущения взглядом от собственного непонимания в него, -Короче, если все не восстановится, то, меня вероятно отправят либо на инвалидность, ты представляешь, что это значит? Что я буду негодным в быту. Что я не смогу делать практически ничего, хотя и так ничего не умею... - оууу, вот оно что. "Инвалидность" ударила по ушам режущим смятением звуков, в моих глазах отразился страх, животный страх за наше будущее. Как быть, когда близнецы начнут ползать, а я из-за пуза даже не смогу нормально надеть обувь? А домашние питомцы? Кто с этим будет справляться? Раньше вся надежда была на мужа, да и он сам говорил, что со всем поможет, а теперь... Кому из нас? И чего он хочет добиться своими словами? -...В общем я инвалид, и я пойму, если ты решишь развестись и уйти от меня, - оууу дубль два. Эх, Тони-Тони, вечно ты торопишься с решениями, а потом отказываешься решать их последствия. Хотела бы - давно бы развелась. Не, ну логично же? К тому же... ай. Придется действовать, видимо, по-другому.
С приложением определенных усилий (мысленно молясь, чтобы это движение не повредило ребенку, ох, все же и мнительная я стала) поднялась на постели и на четвереньках подползла к мужу. Немного подумав, нагнулась и обхватила своими ручонками его тело сзади на уровне живота, прижавшись на секунду губами к боку, -Горе ты мое луковое, - улыбнувшись, выдохнула я, -А как же там в печали и радости, в здравии и болезни? И про лебедей еще что-то там? - хорошо, что ты не видишь мое лицо, Тони, прекрасно, что закрыл глаза руками. Да, мне страшно, мне жутко страшно за нашу жизнь, но оставлять ее в прошлом из-за какого-то сумасшедшего потрахателя не намеревалась, -Ты же большой мальчик и сам понимаешь, что диагнозы врачей могут быть неправильными. Тем более, мы пока не можем ничего сказать точно, пока не пройдет три недели, верно? - ведь есть же надежда? Почему сразу инвалидность? Они не могут, ведь Тони - единственный кормилец в большой семье, -Возьмешь больничный, поваляемся еще несколько дней тут, а потом дома, - а дальше, дальше, дальше что?? -Знаешь, я вчера папе звонила, - на этом месте голос предательски дрогнул, -Он позвал нас жить у него, пока все не наладится. Я и не надеялась, что ты согласишься, просто не хочу иметь перед тобой секретов, - подтянулась повыше, на этот раз "обняв" тело мужа сзади ногами и прижавшись всем своим существом к нему, а голову положив на спину, дыша куда-то в район плеча, -Мы справимся, так или иначе, ради детей, - а что еще говорить? То, что он надумал проблему? Или что она все же есть? -Даже не думай о разводе, Тони Морган, ты от меня так просто не избавишься, - ну если сам только не захочешь после всего того, что происходило в доме номер девятнадцать...

Отредактировано Emma Morgan-Roze (2013-04-04 17:45:00)

+1

24

- Наша клятва… - проговорил Морган, покачивая головой. – вот толку от нее, если у нас беда. Ты понимаешь, я ничем тебе помочь толком не смогу. Понимаешь?
Последнее слово и он повысил голос, потом испугано посмотрел на кроватки с детьми, не разбудил ли их. Было стыдно, что теперь он был нечто средним между овощем и животным, милым, но бесполезным.
- Недели неделями, это так, но Эмми, а если все окажется именно так? Я сам не знаю, что со мной, мне не предоставляют истории болезни, я уже не врач я пациент. Знаешь, как тогда, когда меня пырнули ножом, как тогда ты, беременная носилась со мной как с ребенком. Только я буду как четвертый, нет скорее как пятый, плюс сурикаты…
Спрашивается, на кой черт сдались им эти грызуны? Так для Эммы был призом, а Тони привык, они не мешают ему, а он помогает за ними убираться, если, конечно, сама Эмма ухаживает за щенком. Сейчас все было не важно, тони готов был даже убираться за сурикатами и менять подгузники сыновьям, но лишь бы диагноз не подтвердился.
- Дома особо нам валятся не будет времени, нам с тобой надо будет все восстанавливать, кажется нам мы разбили вазу, и перевернули стол. Надо будет заказать рабочих, чтобы привели дом в порядок. Мне кстати надо будет искать либо подработку, либо звонить Миранде.
Ну, а что? Что скрывать от собственной жены, если он не найдет деньги, то не будет ни машины, ни домов. Они будут в настоящей заднице, хотя уже стали. И можно проклинать сколько угодно этого самого недонасильника, но это делу не поможет. Да и вообще, пока на карточке денег хватало особо паники не надо делать. А все остальное не имеет значения, Тони унизится, попросит бабушку о помощи, она не откажет, он объяснит причины, и даже вероятно вся семья приедет, и там уже будут разбираться что да как и как дальше помогать молодой семье, если только Эмма не захочет разводиться.
Как было приятно ощущать ее объятия, и надо было отдать должное Эмме, она не стремилась посмотреть в его лицо, тем самым он мог и пустить свою скупую мужскую слезу. Ее ручки обнимали так крепко, словно единственного человека, родней которого просто нет, а может ему просто показалось, либо хотелось, чтобы так казалось.
- И как там поживает мой тесть? – спросил он добрым тоном. – да, я откажусь. А ты на первое время можешь переехать к ним, все же там помощь и матери будет, и хотя бы ты нормально с ней пообщаешься. Даже для детей лучше будет…
Тони ничуть не злился, даже наоборот пока Эмма пожила бы у родителей, он бы привел мозги в порядок, как раз разрабатывал бы руку, убираясь в вольере или на прогулке с Ромео. И как поступить лучше? Отпускать жену не хотелось, но и понимал, что теперь он таскать двоих не может, а ей поднимать противопоказано, особенно в свете последних событий.
Она снова заворочалась, и ноги ее тоже так сказать обняли его, Морган улыбнулся, и начал играть с ее пальчиками на ступнях. Как ему было приятно ощущать ее дыхание в спину, и хорошо, что она не видит его грустного лица.
- Как официально! – усмехнулся Тони. – Повтори еще раз, мне понравилось.

+1

25

Четвертый, пятый ребенок... Зачем ты меня пугаешь, Тони? И так задыхаюсь от страха за твоей спиной. Это только кажется, что я, Эмма, стальная леди, как мы иногда шутим с папой, когда его младшенькая готова сорваться на сопли-слезы. Но нет. На деле все тот же ребенок двадцати одного года, с сиськами и обостренным чувством приближающейся паники. Как? Держать на своих хрупких недоизнасилованных плечах всю семью? Но... у меня не получится, я не смогу... Беременность... и стрессы... Мне нельзя!
Разговоры о доме и о бабуле, о рабочих и подработке, все как во сне, каком-то дурацком тумане, который хотелось разогнать руками и жить дальше, спокойно, не думая о глупостях. Но снова нет, нет, нет, как же надоело это дурацкое слово! Приходится решать вполголоса проблемы, от которых не спрячешься за сюсюканьем с детьми.
-Мы можем временно пожить в квартире, пока нам приведут в порядок дом, - неуверенно промямлила сзади я, -На моем банковском счете достаточно денег, чтобы первое время жить без бедности, - все же откладываемая в течение года зарплата, а потом декретные и те самые "случайные" деньги, положенные неизвестным доброжелателем, имя которого так и осталось к сожалению в истории. Кто это был? И почему отказывались их переводить обратно? -И не надо говорить, что это только мои. Да, это так, но тратить я их хочу на свою семью. Тем более, прямо сейчас, когда мы в них нуждаемся. По моей глупости, - последняя фраза была добавлена дрожащим голосом спустя секунду. Ведь если бы не пустила психа в дом, то ничего бы не было. Жили бы себе дальше, ссорились-мирились, а тут... Смерть преследовала нас, а болячки не желали уходить, -А потом придумаем, мы ведь взрослые люди, так? Справимся пока и без помощи, - все говорил Тони, а теперь хотела повторить я. Потому что иначе нас не будут воспринимать всерьез. Как сейчас, например. Мы ведь так - семья с кучей вредных привычек. Подобное говорили многие. А значит, сие наверняка было правдой. Хотя бы наполовину, -Тесть? - растерянно переспросила, что-то прикидывая в уме, -А, новоиспеченный дедуля наш? Ну, вообще хорошо. Но, естественно, пожурил меня за безответственное поведение, хотя в первые минуты его чуть удар не схватил от наших новостей, - вообще я все это говорила не для мужа, ему это, как говорится, фиолетово, а скорее для себя, потому как сама себя ненавидела после этого переполоха, -Ну знаешь, я все же надеюсь, что все с твоей рукой образуется, - промямлила, пытаясь столкать мысли в кучу, -Потому что иначе мне будет даже не обуться толком, а близнецы и вовсе приобретут комплекс отсутствия внимания. То есть, если тебе... - как тяжело искать нужные слова, -Оформят инвалидность, то... месяцу к шестому беременности нам придется прибегнуть все-таки к чьей-нибудь помощи. Родительской или профессиональной, - и, как бы тяжело это не звучало, возможно, все-таки переехать к кому-либо. Или даже больше - просить денег. У родителей, у бабушки мужа, у моей прабабки Глен, которая довольно богата, кстати, -Понравилось? - боязливо улыбнулась я, ощущая, как его руки ласкают мои пальчики на ступнях, -Тони Морган, ты от меня никуда не денешься, так и знай, - и рассмеялась, утыкаясь носом в здоровое мужское плечо. Впервые за несколько суток. Это подвиг.
После чего, как ни в чем не бывало, освободилась из рук Моргана и обползла мужа кругом, приблизившись лицом к лицу. Секунда, проведенная в поиске ответного взгляда, но ничего такого нет, поэтому я, зажмурившись, на свой страх и риск прикоснулась в поцелуе к его губам.

+1

26

- Нам приведут дом в порядок, просто надо позвонить соседке, чтобы она проконтролировала, - сказал Тони. – Хотя, как ты хочешь, можем жить и в квартире, только будет небольшая проблема, что делать в Ромео и нашими сурикатами? Я не смогу с машиной управляться, и кататься тоже не смогу к ним. Так что Эммз, мне кажется, будет лучше все же пожить дома.
Травматолог и сам не знал, как будет правильно, и как будет лучше, для его семьи, и так и так хороший выход, но Эмма, теперь же у нее будет страх жить в доме, и шугаться каждого шороха. Теперь он будет не таким полезным и не таким смелым и храбрым, порой тоже ловит себя на мысли, что если кто-то стоит за его спиной, то он со страхом оглядывается.
- Твои деньги, это твои! – заупрямился Морган, качая головой. – Пока мне выплатят зарплату за прошлый месяц, пока я получу больничный, пока живем, но я не смогу принять твои деньги. Я не нахлебник, и не альфонс, ты это знаешь. Я не приму деньги ни с твоей карточки и от твоей семьи. Я уважаю твою семью, но деньги я не приму. Ты в этой истории не виновата.
Тони ее не винил, нет, ни в коем случае. Да, ему было не по себе, оттого что его жена голая перед тем мудаком была, в унизительной позе, но чтобы спасти сыновей, ведь теперь они обе удостоверились, что пистолет был заряжен, и там явно не был только один пистолет. Если бы  Морган не выбил оружие из рук психа, то тот возможно превратил бы и его и детей в решето, а после своего дела убил бы и Эмму. Тут уже никто не узнает. Но травматолог старался не думать об этом, старался изо всех сил забыть, чтобы не напоминать жене, чтобы снова не волновать ее психику.
- Да тесть, твой отец. Ты опять сказала все на одном дыхании? Эмма… - тяжело вздохнул Морган. – Ты так доведешь своего отца до сердечного приступа. Разве нет?
Разговор короткий о тесте, как ни странно он больше не испытывал к семье Роузов былой злости, или ненависти, все прошло, разлетелось, и все стало на свои места, так как и должно быть. Только правда ни Стэлла, ни Дженифер так и не признали своим. Печально, да печально, но он сделал все возможное для сближение. Понял только Дэн.
- Вот, я тоже на это надеюсь, надеюсь, что ничего не будет, но пока диагноз не слишком положительный. К тому времени, когда у тебя живот вырастет, а близнецы начнет ползать, я может что-то придумаю. Мы справимся. Если нет, то придется нанять няньку.
Взгляд в сторону, и было очень стыдно, стыдно за собственное бессилие. А по другому никак не придумывается. Если рука не восстановится, то тогда тут и дел нет, дальше строить какие-то сверхвысокие планы, и пора снять розовые очки. Будет сложно, но кто сказал, что жизнь избаловала эту семью. Даже нет, она скорее топила их, закидывала камнями. Если честно, то Тони уже надоели эти удары судьбы, он просто устал, устал быть подверженным ударам судьбы.
- Очень понравилось, - с улыбкой произнес он. – Запомни, Тони Морган никогда больше не денется от тебя.
Он чувствовал ее дыхание, как она еще крепче прижалась к его спине. Да, он не был накаченным, с горой мышц, но вроде Эмма особо не жаловалась на его тело. Травматологу было иногда стыдно, что он худощав. Но его жене было действительно все равно. Она отлипла от него, и подползла чтобы быть лицом к лицом. На этом она  поцеловала Тони, а он правой рукой обнял ее.
- Я тебя люблю… - прошептал он, когда была возможность глотнуть воздух между поцелуем.

+1

27

- Очень понравилось, запомни, Тони Морган никогда больше не денется от тебя, - тебе нравится, как я играю в командиршу? Ну же, продолжай, и получишь офицера немецкой армии в латексе и с плеткой... А, мне ж нельзя. Ну ладно, через пару-тройку месяцев, когда ребенку будет уже совсем мало места, и он начнет увеличивать мой живот до размера воздушного шара. Страно даже представить, что он там внутри пережил. Ладно еще я, которая не раз подвергалась насилию и один раз все же чуть не умерла из-за удушья. И Тони тоже - ну, подумаешь, вечно по морде получал и получил за свои многочисленные связи с бабами, с кем не бывает? А вот дети... пострадали ни за что, невинные малыши, схлопотавшие самый здоровенный удар по психике. Близнецы и нерожденный. Взять бы их на ручки всех троих да пожалеть бы хорошенечко, потискать, прижать к груди и плакать над ними от какого-то невероятного облегчения, что, в конце концов, все кончилось не так плохо, как могло. Но увы... Один так и продолжал прятаться в животе, а мальчишки в кроватках задумчиво пытались ухватить себя за пятку (Джереми) и прижать к себе честно надыбанного медвежока (Джозеф). Такие маленькие были, казалось, а сейчас уже богатыри! Совсем скоро сами бегать начнут и приставать ко мне с вопросами, почему трава зеленая, а у папы шрам на щеке. И при всем при этом самолет не падает, а поезд не едет по дороге вместе с машинами. Сложно? Да хоть в википедию лезь, блин! Те, у кого есть собственные дети, прошедшие подобный период, только посмеются над моими душевными терзаниями. Но, чтобы спрятаться от последних воспоминаний, приходилось давить их насильными мыслями о другом, о самом главном, таком родном... О чем приятно думать всегда. Мои детишки... нет, наши... наши детишки. Щечки наши румяные, носики-пуговки, пятки-розочки и такие сладенькие глазки, губки, ручки, что хочется целовать их снова и снова, обнимать и рассказывать, как их обожаю! Что-то снова по кругу идея пошла. Надо прекращать и выдергивать себя из собственного подсознания, наконец, -- Я тебя люблю… - и в сердце щелкает замочек, медленно открываясь. Придется через многое пройти, чтобы вновь довериться кому-либо. Но Тони знает, кому я могу открыться без зазрения совести. Ему и отцу. Потому что последний сопровождал меня вплоть до замужества и сейчас продолжает, а муж... ну он и в Конотопе муж, с ним всегда должно быть полное взаимопонимание и досказанность. Жаль только, что отныне я наверняка буду бояться близости, а... самому ему наверняка будет первое время перед глазами видеться картинка, увиденная в детской, -Я тоже тебя люблю, доктор Морган, - одними губами улыбнулась в ответ и тут же сосредоточенно нахмурилась, -А теперь сделай мне укол, побыстрее покончим с этим, - чмокнув его в щечку, развернулась и вновь улеглась на живот, старательно оттопыривая задницу для пронзания ее здоровенной иглой. Все очень сложно. Но иначе не было бы и жизни.

через пару-тройку дней
- Эй, Эммульгатор, постой, разговор небольшой есть, - светленькая Барби присела на скамейку одного из этажей госпиталя, подкатив поближе коляску с одетыми близнецами. Я же, в пальто и маленькой шляпке, помахала Тони в сопровождении друга-хирурга с тонким намеком "не ждите, идите дальше". Аккуратно опустилась рядом, прикрывая руками едва заметный окружающим животик, и состроила вопросительную мордаху, -Ну, слушай меня. Ситуевина у вас неоднозначная, сама видишь. Если помощь нужна будет - звони нам. Медсестра ассистентке товарищ, что ни говори, - ее покровительственный, но чуть боязливый все же, тон вызвал у меня смущенную улыбку, -Заметишь ухудшение собственного здоровья - бросай все, ноги руки и бегом сюда, если не хочешь потерять его, - она кинула взгляд на живот, стараясь сохранять строгое выражение лица, -Все рекомендации написаны в документах, что тебе отдала. И по мужу твоему там есть кое-что, если тупака включать не будет, есть надежда. И надумаешь трахаться - тоже звони, ибо сейчас точно нельзя, а потом надо будет думать. На сознательность твою не надеюсь... - после этих слов она поднялась и снова схватилась за ручку коляски, подмигивая, -Поэтому не задерживай такси, Васек не будет вас подвозить, - расхохоталась и пошла вперед, довольная своей чрезвычайно "остроумной" шуткой. Я же, помотав головой для лучше усвоения информации, отправилась вслед за ней. Довольная, что выписка состоялась. И угнетенная тем, куда мы возвращаемся и с какими потерями для семьи...

+1

28

Больничные стены уже угнетали, они уже надоели, честно. Эмма была в печали, дети тоже капризничать начинали, так еще пошел сложный этап, появление на свет их зубиков. Это кошмар. Но если сейчас у жены была поддержка Барби, и других медсестре, то дома кто ей будет помогать? Тони с одной рукой одно сына еле удерживал на руках, что там говорить о близнецах? И что теперь Эмме с уже малой, но все же угрозой тяжело будет, да и вообще нельзя тяжелое таскать. Конечно, идея с переездом Эммы к ее родителям не встретила ответа, но если они не будут справляться, то конечно, Морган настоит, чтобы она уехала к родителям, и даже позвонит тестю, чтобы приехал и забрал ее и внуков. Хотя с другой стороны само по себе, не хотел, чтобы его видели таким ущербным и нуждающимся.
Тони каждое утро навещал Эмму, и сидел там почти целый день, и уходил лишь вечером. Боялся ее оставить теперь одну, хотя в больнице с ней такого не могло просто элементарно быть, но беспокойство не давало ему спать спокойно. То, что пережила молодая мать, и как напугались сыновья. Морган не мог не думать об этом, предпочитал вообще не вспоминать те ужасные картины того дня, когда в детской спальне, где просто до хрипоты орали малыши, видел, как Эмма стоит перед преступником на коленях, абсолютно голая, а этот ублюдок еще блистал своей задницей. Нет. С такими темпами он точно будет думать херню, так что он просто решил забыть, не вспоминать, чтобы не колыхать это, чтобы угли этих воспоминаний не жгли душу.
И вот настал день выписки, благо к тому дню заехала соседка, и привезла кое-какие вещи.
- Я наняла рабочих, они убрали дом, потом, сынок расплатишься, как встанете на ноги крепко. Уж больно сильно у нас слухи и сплетни ходят разные, вы не слушайте никого, они только языком мелят.
О чем говорила милая старушка, Тони понял, и совсем не злился, языки у всех длинные, он им всем укоротит, при личной встречи.
- Про щенка тоже не беспокойся, с ним все в порядке, как и с вашими хомяками.
Морган засмеялся, обнимая добрую соседку.
- Это не хомяки, это сурикаты.
Но старушка уже чмокнула травматолога в щеку, и отправилась восвояси, чтобы дальше смотреть за домом номер девятнадцать на парке авеню.
И вот благословенен день, когда выписка семьи Морган произошла. Верные друзья с курилки помогали им с детьми, давали напутствия, ведь теперь Тони должен был обязательно на мед осмотр каждую неделю приходить, на что естественно пришлось согласиться, куда деваться?
Наконец такси, молчали, по сыну на каждого. Каждый думал о своем, а смогут ли они начать ту самую жизнь, сломанную за один лишь день, заново? Смогут ли жить теперь, так как жили? Смогут ли остаться теми? И что этот роковой день изменил в них? А Тони так и не сказал про слухи, промолчал, не захотел, чтобы Эмма волновалась еще сильнее, чем до этого.
«Слухи улягутся, ей и так приходится тяжело, мне надо ее поддерживать, но как это сделать, когда мне хочется напиться, чтобы забыть обо всем. Добро пожаловать домой, Морганы».

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Заново начать жить.