vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » how do you sleep?


how do you sleep?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Graham Harrow ft. Annabelle Davidson
Место: Eldorado
Погодные условия: bad
О флештайме: на молодых красивых гитаристок западают не только симпатичные богатые парни, но и опасные богатые парни.

Отредактировано Annabelle Davidson (2013-03-29 12:04:12)

0

2

[mymp3]http://dl.dropbox.com/u/104176086/Orianthi%20-%20How%20Do%20You%20Sleep.mp3|how do you sleep?[/mymp3]
внешний вид + инструмент;
Сегодня мы играем только песни моего сочинения. Текст, музыка, сведение – все сделано мной. Наверное, я слишком самоуверенно выгляжу, но публика великолепно воспринимает весь плейлист. Я люблю петь вживую. Каждый посетитель клуба, обращая внимание на то, что я вытворяю своим голосом, своей виртуозной игрой на инструменте, и как вторят мне драммер и клавишник, на себе ощущает всю мою энергетику. Каждый мужчина считает, что в песне я объясняюсь в любви именно ему; каждая девушка представляет себя на моем месте, собственные пальцы на грифе, близость микрофона к своим губам, усиление голоса, каждую волну звука, содрогание мелодии, выдыхают вместе со мной… Ни на какое иное увлечение я не променяю это. Пусть мы всего лишь любительская гаражная группа, но со своей изюминкой и оригинальностью. Предыдущую солистку выгнали за вульгарность и неумение владеть собственным голосом, гитарист накрылся самостоятельно, предпочтя утопить свой талант в бутылке. Одна я по городу осталась из свободных гитаристок-вокалисток, адекватная и приличная, да еще и с талантом создавать что – то прекрасное самостоятельно, а не каверить знаменитых артистов, приумножая тем самым их славу. Я вкладываю всю душу в этот блюз, всю свою силу, опустошаю себя до дна, словно сосуд с энергией. Меня больше не остается, но я и рада: нужно делиться собой со всеми присутствующими, чтобы получилось по – настоящему шикарное и неповторимое выступление. Кажется, нам сегодня это удалось. И в этом – частичка моего, маленького, но такого долгожданного счастья. Многие недоумевают, отчего у такой миловидной девушки как я мог получиться такой сильный и крепкий голос, которому зачастую даже микрофон не нужен – я могу петь, совершенно при этом не нагружая связки, но слышно меня будет даже через бетонную стену. На самом деле - все просто. Пару лет назад у меня случился крупный нервный срыв по причине наметившегося развода родителей. Сейчас вроде все уладилось, но природа решила меня наградить глубоким меццо – сопрано. Вот вам и девочка – припевочка…
По коже под курткой проходит мелкая дрожь, порождая мурашки. Мне до безумия нравится то, что я делаю, и плевать, что половина слушателей либо пьяные в стельку, либо накуренные какой – нибудь дрянью. Я кайфую… Никакой заменитель не сможет воссоздать драйв от выступления, от смеси волнения и страха перед публикой, это… Это будто ты проваливаешься под лед и тонешь в холодной до ужаса воде. Твое тело словно прокалывают тысячи иголок, дающих вместо боли одно сплошное наслаждение…
Перехожу на крик, одновременно уменьшая давление пальцев на струны: мелодия практически замолкает и я произношу, отворачивая лицо от микрофона окончательное:
- How do you sleep?..
Выдыхаю, в зале гаснет свет. Это ненадолго, всего лишь на несколько секунд. За это время я должна убраться со сцены и выйти через черный ход. Не хочу больше оставаться здесь. И не хочу, чтобы мою личность начали узнавать. Это не только опасно, но и удар по репутации и как будущего журналиста, и как дочери своих родителей – дочка поет в каком – то клубе, ублажая зажравшихся мажоров. Хотя, в принципе – не все так страшно, не стриптиз танцую же.
Исчезаю за кулисами, пакую гитару в большой кофр, отношу в гримерку, забираю рюкзак и уже было собираюсь выйти, но звонит мобильный. Незнакомый номер. Не буду отвечать. Голосу нужен отдых – итак сегодня два часа, не замолкая, пела. Зато заработала хорошо. О, смс. Арточку пополнили – зарплата. Одна за статью, что я закончила раньше срока на несколько дней, а вторая за сегодняшний вечер. За что уважаю владельцев Эльдорадо – так за то, что они отдают заработанные денежки в срок, не успела я еще за порог выйти. Закрываю гримерку, прощаюсь с барабанщиком и клавишником, ретируюсь в сторону черного хода, пытаюсь достать из рюкзака ключи… Слышу, что кто – то идет. Шаги ровные, четкие, словно отстукивание метронома. Наверное охранник какой – нибудь. Надо еще удостоверение приглашенной исполнительницы достать, помимо ключей. А то еще в полицию позвонят, чего доброго. Хотя сами пригласили… Замок на рюкзаке заело. Окончательно, бесповоротно и неоткрываемо. Ни ключей, ни карточки теперь не достать, если не сломать молнию, ну, или как вариант - распороть сумке брюхо. Черт!

Отредактировано Annabelle Davidson (2013-03-29 12:22:09)

+1

3

Мне чертовски повезло с отцом. Серьезно, как бы зол он на меня ни бывал, все равно момент прощения любимого сына неизбежен - наверное, он просто понимает, что в его возрасте помышлять о производстве наследника номер два - чушь полнейшая. Во-первых, не факт, что родится сын. Во-вторых, кто сказал, что он будет не хуже меня? Нынешняя молодежь деградирует просто бешеными темпами. Ну а в-третьих, в возрасте моего отца заделывать сына значит быть готовым прийти на его выпускной седовласым старцем со слуховым аппаратом - он этого не переживет. Он ненавидит быть слабым, немощным и жалким, а что может быть отвратительнее глубокой старости?
А еще папа ненавидит сюрпризы, даже приятные, потому что по его личному признанию именно они обычно доставляют ему больше всего гемора. Думаю, так прозрачно он намекает на тот счастливый день, когда мать рассказала ему о том, что беременна мной - я, разумеется, зла на него не держу, ибо знаю, что как бы старик ни злился, все равно от меня никуда не денется. Или я от него. Черт его знает, на самом деле. Я считаю, что семейные узы нерушимы, ну или по крайней мере достаточно крепки, чтобы выдержать тирана и безответственного лентяя гуляку в единичных экземплярах. Хотя буду честен до конца: после инцидента с наркотой, копами и чередой из проблем с законом я как-то начал сомневаться в том, что буду прощен. То есть понятно, в конце-концов у отца не останется выбора и он поймет, что нельзя вечно иметь сына за ошибки молодости, но сколько времени ему могло понадобиться на это: год, пять лет, десять лет? Я был не уверен, что готов ждать так долго. Кроме того, мне было чертовски обидно за то, что отец не поверил мне, когда я сказал, что найденный порошок - не мой. Да, я не отличаюсь патологической честностью, но и пиздоболом меня назвать сложно - да и потом, когда сидишь в изоляторе, и единственным твоим собеседником является черномазый адвокат, у которого выражение лица напоминает гримасу голодного бульдога, врать не особо хочется. Если честно, то кроме как выбраться из этих четырех давящих стен на волю вообще ничего не хочется. Хотя, разумеется, добрые сокамерники предлагают разные развлечения, но если я уж решу загнаться по такой теме, то явно не с ними, если вы меня понимаете.
К счастью, я провел за решеткой не так много времени, как мог бы - кажется, кто-то из государственных обвинителей упоминал срок в пятнадцать лет. Помню, когда до моего слуха долетело это число, я очень обрадовался, что под моей задницей есть скамья подсудимых, потому что если бы не она любимая, то я бы упал в обморок или что-то типа того. Уж не знаю, что меня спасло – деньги отца, хорошие адвокаты, или тот факт, что я и правда был не виновен в том, что мне хотели впаять, но из тюрьмы я вышел с твердой уверенностью, что к наркоте мои руки больше не прикоснутся никогда. Еще больше меня в этом убедили полтора года общественных работ в уродливом оранжевом костюме дяди - мусорщика, уж как по мне, лучше бы я в наряде хот-дога выкрикивал «Горячие Сосиски» возле какой-нибудь дешевой забегаловки. Серьезно, даже это было бы не так унизительно.
Тем не менее, я человек с очень переменчивым взглядом на мир: прошло не так много времени после описанных мною событий, а в моем кармане снова лежат запрещенные вещества - правда, в этот раз в ином количестве и консистенции. И да, они целиком и полностью мои. Конечно, сесть за них будет тоже весьма и весьма обидно, но меня греет мысль, что вряд ли копы станут обыскивать арт-директора престижного клуба, коим я сейчас являюсь - в некотором смысле благодаря отцу, но все же моя ранняя тусовочная жизнь дает о себе знать. Я знаю слишком многих людей, слишком многие знают меня. Зачастую это бесит, и я даже начинаю понимать раздражительность и агрессию селебрити, которые мочат папарацци - хотя, понятное дело, селебрити из меня так себе, местного масштаба. Есть у меня одно развлечение - находить новых неизвестных общественности девочек, развлекаться с ними, а после делать им небольшой пиар, как бы в благодарность за проведенное вместе время, потому что потасканные силиконовые светские дамы давно перестали возбуждать мой ээ… жизненный тонус.
Сегодня выбор пал на блондиночку из группы, которую я сам же и позвал выступить в Эльдорадо, отдав им самые сладкие часы эфирного времени. Посмотрев их живое выступление, я в общем-то не пожалел о своем решении - публика принимала их более чем горячо, да и девчонка оправдала мои самые смелые ожидания. После того, как отгремели овации и последняя песня на бис, я поспешил за сцену к черному входу, чтобы моя птичка не успела упорхнуть из клетки - пожалуй, это бы испортило все мои планы на предстоящий вечер. - Мисс Дэвидсон… уже уходите? Пытаюсь изобразить на лице искреннюю печаль по этому поводу, однако, все еще не теряю надежды, ловко загораживая собой проход. - Я Грэм Харроу, арт-директор этого клуба, мы общались по телефону пару дней назад. Стало быть теперь, юная леди, вы просто обязаны застрять со мной в недрах чил-аута, под дурманом легких наркотиков и веселящего душу алкоголя. Признаюсь, ужасно счастлив познакомиться с вами лично и знаете, мне бы очень не хотелось вас так скоро отпускать. Быть может, составите мне компанию?

Отредактировано Graham Harrow (2013-03-30 04:18:34)

+1

4

Факин фак, замок окончательно заклинило, сколько ни бейся. И ведь несет кого – то! Ну что, будем выкручиваться, как можем. Ко мне приблизился парень нестрашной наружности, от которого за километр несло дорогущим парфюмом. Не люблю такие едкие запахи, появляющиеся за полчаса до самого владельца. Фу, аж в нос дало. Кашлянула, подождала пока поздоровается и представится – в конце концов, сегодня я уже здоровалась со всеми посетителями и персоналом, да и знакомилась тоже.
- Да, уже ухожу. Моя работа завершена, мне незачем оставаться здесь больше, - что – то мне подсказывает, что я скоро окажусь в дерьмеце, - Да, я помню, узнала по голосу. Правда сказать, я вас немного другим себе представляла, – и это сто процентов не комплимент, очередной мажорчик с хитрой моськой, цвета воронова крыла волосами и улыбкой во все тридцать два. Нет, я таких людей тоже уважаю, в частности за то, что я почти никогда не остаюсь без работы из-за них, хоть писательской, хоть музыкальной: но лично общаться с ними не люблю. Именно поэтому мне предложения приходят либо на электронную почту, либо по телефону. Так проще. Я не социофоб, наоборот, очень общительная девушка, но все же… Как – то неприятно от этих лоснящихся мордашек и наигранных улыбонов. Со мной лучше общаться по – простому.
- Но в любом случае очень приятно.
Дергаю молнию на рюкзаке – тому хоть бы «хрю». Я не нервная, просто когда вещи ломаются без видимой на то причины и заставляют меня делать то, что делать я очень не люблю – я начинаю злиться. А когда ко мне пристают люди, с которыми не хочется задерживаться в одном помещении надолго – злиться еще больше. Но процесс этот протекает немного иначе, чем у других людей. Все мы прекрасно знаем, что лучшим выбросом негативной энергии и гнева является старый добрый скандал. Я действую иначе, потому что знаю, когда ты просто молчишь и смотришь на человека – это выносит мозг куда сильнее, чем ты прямо сейчас обкладываешь его матом и оставляешь долго обтекать. Этот метод куда интереснее и полезнее. Человек мучается, словно его что – то истязает изнутри, выжигая сердце и заставляя постоянно думать только об одном. Бывало даже по нескольку дней, а потом этот человек звонит тебе и спрашивает – чем он так накосячил, от чего ему так паршиво на душе? Просит прощения. А тебе все равно – ты словно зеркало, отражаешь все от себя. Тебе комфортно, но при этом ты еще и мстишь… Удобно!
Зыркнув на собеседника, я изобразила из себя мисс вежливость, - Однако я действительно должна идти, меня такси ждет. На лице парня отобразилась гримаса из разряда детских, едва ли губки не надул. Еле удержалась, чтобы не захохотать, чесслово.
- Только если разговор будет касаться моего дальнейшего сотрудничества с вашим клубом, думаю, могу найти лишних пятнадцать минут на это, – мило улыбаюсь. Все – таки работодатель, какой – никакой.
Вот безотказное я существо. Вот сколько я себя за это ругаю, сколько за это ругает меня сестра, родители – ну не умею я говорить окончательное и бесповоротное «нет», «нихт» и «нахт». Ну от природы, видимо, этот дурацкий крест, и я обязана его нести, пока не заколотят крышку моего гроба. Так, ну ладно, быть может я за это время с сумкой хоть что – нибудь сделаю, так как спокойно меня отпускать отсюда не собираются, и дверь уж точно не откроют, скорее наоборот – запрут где – нибудь. Да, я уже попадала в такую ситуацию – пока выбивала ногами, руками, зубами и другими частями тела дверь, успела сломать ключицу. Пришлось дома врать, что рухнула с велосипеда (#этожкакнадорухнутьто), а болело это все дело долго. С тех пор в придорожные кафе на выступления заявки мною не рассматриваются.
Дверь черного выхода оснащена окошком, и сквозь темноту прекрасно видится дождь, начавшийся на улице  еще когда я только подъезжала к Эльдорадо. Поздно, а мне на лекцию завтра. Там я опять буду примерной студенточкой, конспектирующей весь материал преподавателя. А сейчас я хочу только трех вещей: домой, в душ и спать. Устала сегодня невероятно: обычно выступление длится полчаса – отсилы час, а тут публика не отпускала меня со сцены ровно два. Мозг кипятится, и уж точно ни о каком продолжении банкета речи быть не может.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » how do you sleep?