В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » L'Elisir D'Amore


L'Elisir D'Amore

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s3.uploads.ru/LwTFB.gif
Участники: Aurora Boleyn, Henry Hunter
Место: квартира Авроры.
Погодные условия: за окном +16-18 градусов.
О флештайме: Суббота. Утро.
Согласитесь, что каждый хочет поспать подольше в свой выходной и не дергаться из-за домашних работ и частых клиентов, верно? И вот этот выходной кажется вам идеальным, пока к вам в комнату не входит ваша домработница и не сообщает, что к вам пришел очень настойчивый клиент и просит принять его на прием. Что делать? Все просто: забить на свой выходной и выслушать бедолагу.

Отредактировано Aurora Boleyn (2013-04-03 08:14:16)

+1

2

Я прошел в лоджию и закурил. Было три часа ночи. Сакраменто покрылся огнями тут и там рассекающими темноту. Из гостиной доносилась тоскливая мелодия «Violin Concerto In D Minor, Op. 47: 1. Allegro moderato» лондонского симфонического оркестра. Я отворил форточку и облокотился на подоконник. На улице было пусто, лишь изредка мелькали фары попуток и один случайный прохожий перешел перекресток по зебре. Свежий воздух теребил мои волосы. Я мгновенно ощутил запах свежести и весенней прохлады… Мне стало дурно от этой интоксикации... Я принялся теребить волосы. Что-то внутри меня переменилось… Но я не мог разобрать, что это было. Я сел на корточки, закрывая лицо ладонями. Перед моими глазами возникло лицо Нолы Уилтон. Она плакала с особым надрывом. «Ненавижу тебя! —» кричала она сквозь слезы. Мое дыхание участилось. Нола держала в руках кусок стекла, который была готова вонзить в мою спину в любую секунду… «Паскуда, однажды ты получишь по заслугам»…
Я не мог отделаться от видений. Рядом с Нолой возникли фигуры Кэтрин Эймс и Даны МакКарти. В моей голове раздавались голоса тех женщин, с кем я был связан в прошедшие месяцы. Они проклинали меня… По моим щекам текли слезы. Я плакал.
Наконец, мне удалось подняться на ноги. Я облокотился на стену и со всей силы ударил по ней кулаком. Мне хотелось сломать руку. Я ударил еще раз. И еще раз. Это сражение с призраками обиженных женщин и стеной лоджии длилось бесконечно. Я не мог опомниться. На моих пальцах выступила кровь. В ужасе я отдернул пальцы и, постанывая, прижал их к губам. Я выл как сумасшедший. Полоток лоджии, улица, темнота, огни Сакраменто, голоса в голове мигом обрушились на меня. Я не справился с этим поединком. Я был унижен и растоптан… Мир отвергал меня. В ужасе я подхватил пальто и выскочил на улицу…
Не помню, как я очутился в соседнем квартале. Не помню, почему мое пальто было испачкано. Не помню, зачем я измазал щеку в крови… Обезумевшими глазами я рассматривал мир вокруг. Он кружился. Я все еще слышал голоса. В моих руках был мобильный. Я позвонил Барту Голдбегу (своему агенту). Он ответил не сразу. Кажется, я нарушил его ночной сон…
— БАРТ, МНЕ НУЖНА ПОМОЩЬ! — неистовым голосом прокричал я в трубку.
— БАРТ, МНЕ НУЖНА НЕОТЛОЖНАЯ ПОМОЩЬ! — я кричал и кричал. Барт всполошился. Всполошились голуби, копошившиеся на соседней лавочке, и разлетелись во все стороны. Я сел на асфальт, зажимая подбородком телефонную трубку. Барт диктовал мне номер психолога.
— Ублюдок, мне нужна помощь сиюминутно. Диктуй адрес, — простонал я. Барт диктовал адрес.
Прошло не менее получаса прежде, чем я оказался на пороге квартиры Авроры Болейн (частного психолога). В Сакраменто начинался рассвет. Я был под дурманом и нажимал на звонок, барабанил в дверь и вновь нажимал на звонок.
Мне открыли. На пороге стояла женщина лет сорока пяти. Я схватил ее за плечи и принялся трясти из стороны в сторону.
— Вы Аврора? Впустите меня! Я болен! Мне нужна помощь! Не держите меня на пороге! Я прошу вас! Впустите меня!

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-06 17:28:21)

+2

3

http://s3.uploads.ru/j8AMD.gifhttp://s3.uploads.ru/e7CuZ.gif
Классика – Томное утро
Утро приносит другое настроение. Привычная жизнь неизбежно берет свое.
Лишь в редкие минуты мы замечаем, сколь жалко наше существование.
Мы испытываем душевную боль, очутившись перед резкими контрастами.
Уберите их — и боль стихает.©Теодор Драйзер

Выходной.
Что же можно желать еще? Наверное, тишины и спокойствия хотя бы до обеда. Мне даже снился какой-то сон, вот только я его как обычно не запомнила. Очередная психоделия и не более того. На часах было около пяти утра. Я слышала, как еле слышно скрипел ламинат, и это означало, что Нори уже проснулась и занималась своими делами. Ближе к семи почувствуется запах вкусного завтрака, и можно будет потихоньку раскачиваться, но до этого у меня еще есть почти два часа. Я натянула одеяло и свернулась клубочком. Из открытого окна веяло утренней свежестью и прохладой, что еще больше погружало меня в дрему. Вот уже снова начался какой-то сон. Зря я вчера пересмотрела французскую версию мюзикла «Ромео и Джульетта», ведь я точно угадала мелодию в новом сне! Это была «Instrumental – Le Bal». Я понимала, что бегу куда-то и от кого-то, но не понимала, зачем и почему, лишь чувство опасности подгоняло меня. Почувствовав, как по коже побежали мурашки, я резко открыла глаза. Хотя глаза я скорей всего открыла из-за настойчивого и громкого стука в дверь. Я слышала, как Нори ее открыла, и какой-то мужчина просил его впустить.
- Нет. Разве негроидную даму могут звать английским именем и фамилией? Мисс Аврора сейчас спит, у нее выходной! И Вы вообще смотрели на часы? Даже ее постоянные клиенты не имеют такой наглости, чтобы врываться к ней в столь ранний час, да еще и без предварительной записи! - Нори говорила грубо и четко, как будто эту короткую речь готовила всю ночь. Я уж было думала встать и самой поговорить с нежданным гостем, но Нори опередила меня, и я услышала, как дверь с грохотом захлопнулась и закрылась на замок.
Буквально через пару секунд она постучалась в мою дверь и вошла в комнату. Обратив внимание на то, что я уже не сплю, она смущенно остановилась и заговорила.
- Мисс, там странный человек за дверью. Его лицо в крови, да и вообще он очень странно выглядит. Ощущение, что он ночевал на улице или его хорошенько так потрепали ночные хулиганы. Он скорей всего все еще за дверью. Если хотите, то можете взглянуть на него сами! Он очень настойчив! - Выслушав ее, мне все же пришлось встать. Как бы лень мне не было, но людям тоже нужна помощь даже в мой выходной. Плюс, она сказала, что он слегка потрепан, может ему и медицинскую помощь стоит оказать? Не оставлю же я его загибаться под дверью, верно? Потом еще я и виноватой окажусь в обнаружении копами под моей дверью трупа. О Боже… какие с утра пораньше в мою голову лезут мысли! Так, Аврора, соберись, и весь негатив выгони вон! Надев тапочки и накинув любимую вязаную кофту, я встала с кровати и направилась к входной двери. Сначала посмотрела в глазок и не удивилась тому, что мужчина все еще находился там. Я приоткрыла дверь и слегка отошла в сторону, чтобы дать возможность ему пройти.
- Здравствуйте. Я Аврора Болейн… – вид мужчины и вправду был не из лучших.

Отредактировано Aurora Boleyn (2013-04-07 22:17:07)

+1

4

Каждому своя химера

        Под широким пасмурным небом, на широкой пыльной равнине, где ни дороги, ни травы, ни репейника, ни крапивы, я встретил людей, которые шли, согнувшись.
        Из них каждый нёс на спине громадную Химеру, тяжёлую, как мешок с мукою или углём, или как ноша римского пехотинца.
        Но чудовище не было неподвижною тяжестью: оно обнимало и давило человека гибкими и мощными мышцами; оно держалось на плечах своего носителя, зацепив на его груди один за другим два огромные когтя, — и чудовищная пасть над головою человка возвышалась, как один из тех страшных шлемов, которыми древние воители надеялись ужаснуть врага.
        Я обратился к одному из этих людей и спросил его, куда они так идут. Он отвчал мне, что ничего не знает, ни он, ни друпе; но что, конечно, они идут в какую-то страну, потому что непобедимое стремление двигает их. И я заметил: никто из этих путников не казался раздраженным против свирепого зверя, повисшаго на его шее и прильнувшего к его спине, — как будто каждый из них считал его частью себя самого. Все эти утомлённые и задумчивые лица не обнаруживали отчаяния; под печальным сводом неба, с ногами, погружавшимися в прах земли, такой же грустной, как это небо, они проходили с покорным выражением людей, которым суждено всегда надеяться.
        И они прошли мимо меня и скрылись на горизонте, там, где округлённая поверхность планеты скрывается от любопытного взора.
        И несколько минут я упорно думал об этой тайне; но вскоре непреодолимое равнодушие обрушилось на меня и отяготело на мне сильнее, чем на них самих — их пагубные Химеры.

© Шарль Бодлер



— Мне все равно, как могут звать негровидную даму! Я хочу попасть на прием! — закричал я, по инерции барабаня по косяку двери, словно отчеканивая слова.
— Причем здесь записи? Разве вы не видите, в каком я состоянии? — негровидная женщина в домашнем халате изрядно раздражала меня. Я пытался проскользнуть комнату — она заслоняла мне проход к спасению. Мне захотелось оттолкнуть ее. Я пытался укусить ее за руку. Голоса в моей голове не замолкали ни на секунду. Они кричали вместе с чокнутой домохозяйкой наперебой на пороге квартиры Авроры Болейн. Я схватился руками за голову.
— Мне нужно пройти. Я прошу вас. Это единственный шанс к моему спасению, — взмолился я. Мне показалось, словно домохозяйка нарочно задерживает меня у дверей. Она наверняка узнала меня с обложек моих книг. Она презирала меня. Я не на шутку рассвирепел.
— Если Аврора Болейн отказывается меня принять сейчас, то пускай скажет мне об этом в лицо! Я останусь у вашей квартиры. Я буду кричать! Я нажму на пожарную тревогу! Я сумасшедшей! Я разобью вон то окно ботинком! — я расстегнул пальто и принялся размахивать руками. Давали ли современные психологи клятву Гиппократа? Разве они не должны были действовать во благо своего клиента? Разве они могли оставить клиента в таком состоянии на пороге собственного дома и не протянуть ему руку помощи?
Ответ на мои вопросы последовал незамедлительно! Дверь захлопнулась прямо перед моим носом. Не давал Гиппократ никакой священной клятвы! В негодовании я начал трезвонить в звонок и колотить по стене рукой.
— Впустите меня! ОТКРОЙТЕ ЧЕРТОВУ ДВЕРЬ! Откройте! — я кричал как умалишенной. Мне казалось, словно призраки Нолы, Кэтрин и Даны все еще преследовали меня. Через доли секунд они могли обнаружить меня на пороге этого здания! Я закричал, надрывая горло! У меня дрожали руки! Я цеплялся за жизнь как мог… У меня не оставалось никакого шанса на отступление!
Дверь снова открылась… Я издал стон облегчения! На пологе стояла юная девушка, совсем не похожая на профессионального психолога-чудотворства, которого мне описывал Барт... Но я накинулся на нее с ликованием! Я обнял ее за плечи и прижался к ней всем телом!
— Слава Богу! Впустите же меня скорее! Я никак не могу остановить помешательство! — бегло произнес я, зарываясь лицом в ее волосы. Я трепетал от страха. Тело Авроры показалось мне теплым… Я не хотел прекращать наше объятие…
— Меня зовут Генри Хантер. Я известный писатель. Наверное, вы читали мои романы «Полли, к черту брак» и «Настоящий мужик был женат дважды». Сейчас снимается сериал по их мотивам. Обязательно посмотрите! А вы Аврора Болейн? Мне вас рекомендовал мой издатель Барт. Никак не могу запомнить его фамилию. Но, я думаю, вы понимаете, о ком я говорю. Я так хочу пить… Я умираю от жажды! Впустите меня на прием… И попросите эту нерасторопную негритянку налить мне стакан воды. Пускай она бросит в нее два ломтика лимона. Я страшно привередлив к воде. Пожалуйста, — слова покидали мои губы сами собой. Я никак не мог уняться и остановиться.
Наконец, вспомнив, о призраках, осаждающих меня, я машинально прекратил наше объятие с Авророй, как умалишенной огляделся по сторонам и влетел в гостиную, сбивая с ног своего потенциального психолога. Я скинул на пол пальто и обернулся.
— Аврора, пожалуйста, поторопитесь! Мое дело не требует отлагательств!

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-07 01:02:15)

+1

5

— Слава Богу! Впустите же меня скорее! Я никак не могу остановить помешательство! — доля секунды и я оказалась в объятиях этого мужчины. Он что, маньяк? Краем глаза я посмотрела на опешившую Нору, она тянулась к телефонной трубке. Наверное, хотела вызвать полицию, но жестом руки я ее остановила. Мужчина не представлял опасности, и он действительно нуждался в психологической помощи.
- Генри Хантер? Нет, я слышу о Вас впервые, и названия Ваших книг доверия и призыва к их чтению не внушают. Да и я не так давно живу в Штатах, чтобы знать всех писателей. Вас тут слишком много и Вы все какие-то однотипные… - я говорила спокойно, чтобы еще больше его не разозлить, но я просто не любила врать. Чтобы ему это дало? Да просто иллюзию, что даже психологи читают его книги. Он, наконец, прекратил объятия, и я смогла вздохнуть полной грудью.
- Нори, ты слышала, что просил мистер Генри? Принеси ему воды с двумя дольками лимона и больше не злись! – Я улыбнулась своей домработнице, и она улыбнулась мне в ответ именно той добродушной улыбкой, которой обычно улыбается, а потом все же стрельнула в Генри озлобленным взглядом, от чего мне даже смешно стало – Ох, Нори! Сделай мне еще, пожалуйста, мой любимый зеленый чай с корицей и сливой!
Я не успела мистеру Хантеру показать дорогу к кабинету, как он уже, чуть не сбив меня с ног, пролетел в гостиную и скинул свое пальто на пол. Ну что ж, раз хочет разговаривать в гостиной, значит, будем разговаривать в ней. По пути к своему любимому креслу, я подняла его пальто и положила на обеденный стол. Да, я знала, что Нори будет ругаться, но я не хотела возвращаться в коридор.
- Так, что же с Вами приключилось, мистер Хантер? Почему Ваше лицо и руки в крови? Неужели Вам так плохо, что Вы начали сами себя калечить? – в тумбочке под телевизором была аптечка, и я решила ее достать. Просто поймите меня правильно, он был не в самом лучшем виде и внушал только жалость, а с пациентом не должно быть так. Я достала аптечку и усадила мистера Генри на диван.
- Дайте мне свою руку – потребовала я – Сейчас может немного щипать… - я слегка промочила ватный тампон медицинским спиртом и провела им по каждому пальцу, чтобы продезинфицировать раны и заодно стереть следы крови. Следом пошла перекись водорода. Подняв глаза на лицо мужчины, я снова заметила кровь на щеке и быстрым движением стерла и ее. Ну, теперь мистер Хантер выглядел более приятно.
Нори аккуратно постучалась в дверь, и я разрешила ей войти. Она принесла заказанную мистером Генри воду с лимоном и мой ароматный чай. Поблагодарив ее, я снова обратила свое внимание на гостя.
- Вы давно в таком состояние? Почему раньше не обратились за помощью? И о каком помешательстве вы говорили? – сделав глоток чая, я встала и, приподняв подушку кресла, достала блокнот. Да-да, они были напиханы у меня везде. Может у него проблемы с женщинами? Он похож на того мужчину, у кого они могли бы быть. Но нет, не в том плане, что он не может с ними знакомиться, а наоборот вокруг него их было слишком много и до этого момента, он был не против. Так что же все-таки случилось? Мучает совесть или он сильно влюбился в одну из барышень и не может отшить от себя остальных?
Пока я задавалась вопросами и делала запись в блокноте, то совсем забыла о Генри.

Отредактировано Aurora Boleyn (2013-04-09 16:33:54)

+1

6

Я прильнул всем телом к Авроре Болейн. На секунду мое лицо приняло более спокойный вид. Я тот час же приподнял подбородок и метнул взгляд в сторону лестницы… Призраки отступили. Все окружающее пространство погрузилось в странную темноту… Голос Авроры Болейн проносился в воздухе, нарушая могильную тишину площадки. «Генри Хантер? Нет, я слышу о Вас впервые, и названия Ваших книг доверия и призыва к их чтению не внушают» — говорила она. Я взвыл от отчаяния и отпрянул, едва ли не сбивая с ног свою спасительницу...
— Я с первого взгляда подметил, что вы слишком юны для психолога. Ваши познания в современной литературе весьма скудны и посредственны. Не знаю, почему только Барт, — я запнулся и никак не мог припомнить фамилию этого литературного агента… В моей голове вертелись сотни фамилий. «Барт Брэнсон. Барт Браун. Барт Брэдшоу?». Подумать только, мы работаем уже долгие годы в одной команде… Черт знает, какая у него фамилии и почему в эту секунду она выскользнула из моей головы. Я скукожился, потирая руками плечи.
— Все пожрала тьма. Все погрузилось в бездну, — пораженный порывом новой решительности, я бегло огляделся по сторонам, и уловчился прыгнуть на порог той самой квартиры… Мое пальто тот час же оказалось на полу гостиной. Я небрежно сбросил ботинки, потеребив их друг о дружку, и, сгорая от нетерпения, попросил Аврору налить мне чаю.
— Ох, Нори! Сделай мне еще, пожалуйста, мой любимый зеленый чай с корицей и сливой! — Аврора раздавала указания своей горничной. Я улыбнулся с неким пренебрежением и фыркнул от досады.
— Чай с корицей… Какое дурновкусие, — прошептал я, по не осторожности озвучив вслух собственные мысли и бессмысленно разглядывая мозаику пола. Сама обстановка квартиры Авроры Болейн сводила меня с ума. Я растерялся и в нерешительности опустил руки. Ладони обмякли… Мое лицо потеряло всякое выражение и обессмыслилось. Я находился в бреду.  Мне было тошно. Я был болен... Ужасно болен...
Мы прошли в гостиную. Я лег на диван, опустив голову на подлокотник.
— Так, что же с Вами приключилось, мистер Хантер? Почему Ваше лицо и руки в крови? Неужели Вам так плохо, что Вы начали сами себя калечить? — спросила Аврора Болейн. «И в самом деле, что могло со мной приключиться?». Я пожал плечами в попытке припомнить события прошедшей ночи.
— Ума не приложу. Мне кажется, я тяжело болен, — я медленно перевел глаза на психолога, мои голос казался хриплым и невероятно тихим. — Я одержим призраками. Наверное, мой час пришел и двери преисподней открылись. Я думаю, что скоро умру.
Аврора взяла меня за руку. На моих губах проступила сумбурная улыбка. Я не нуждался в жалости. Аврора провела по моим рукам тампоном, смоченным перекисью водорода. Я прикрыл глаза. И вата скользнула по моему лицу. Кровь останавливалась. Я поморщился, скорчив гримасу... Раны страшно щипали…
— Пожалуйста, осторожнее, — я окутал руку Авроры своими ладонями и задержал ее  в таком положении во много дольше, чем позволяют рамки приличий… Близость другого живого существа… Ее пальцы казались мне такими шелковыми… Я наслаждался теплом. Я морозил  руки Авроры. И с жадностью похищал их тепло… Как будто в этом соприкосновении и заключалась вся моя живительная сила… Я вздрогнул и снова поморщился.
В комнату вошла горничная и принесла чай. Я покосился на нее недобрым взглядом словно  злоумышленник… Мне хотелось, чтобы она тот час же пропала… И растворилась в воздухе. А чай остался. Мне жутко хотелось освежить горло…
И вот чашка оказалась в моих руках... Я пил чай долгими глотками, с видимым наслаждением… Не в силах выдавить из себя и слово. Мои глаза блестели, выражая радость. Я вытянул шею, пригубляя напиток…
— Вы давно в таком состоянии? Почему раньше не обратились за помощью? И о каком помешательстве вы говорили? — спросила Аврора. Ее голос мне показался невероятно нежным. Я не был в силах сдержать улыбку…
— Мои галлюцинации стали совсем ясными. Мне кажется, я вижу наяву какой-то страшный сон и никак не могу проснуться. Три женщины неотступно преследуют меня. Они все время кричат… У меня ужасно разболелась голова от их ругательств,— пожаловался я, преподнося к губам чай. Аврора все время оставляла записи в блокноте... Мне нравилась ее манера проводить сеансы. Чай был вкусный. И воздух, наполнявший комнату, оказался очень теплым… Я скверно промерз, слоняясь по подворотням прошедшей ночью…
— Моя жена. Мы с ней не виделись с момента моего возвращения из Азии… — я загнул один палец и запрокинул голову к потолку. — Моя любовница. И женщина, которую я некогда любил в прошлом.

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-11 22:15:55)

+2

7

Вот он, рецепт галлюцинаций:
адреналин + опасность + глупость и безответственность.
©Стефани Майер

- Чай с корицей… Какое дурновкусие, - дурновкусие? Мужчина видимо никогда не пил какой-либо чай кроме оригинального черного или зеленого. Я не стала говорить это вслух, а лишь пропустила мимо ушей, чтобы не нервировать и так нервного, на мой взгляд, человека.
Пока я обрабатывала его раны, он говорил о том, что кажется болен и о том, что его час отойти в мир иной уже подошел. Да, я сталкивалась с подобным и не раз. Люди, которые прибывали в таком состоянии чаще всего раньше были в центре внимания и не важно, какое было это внимание, но они были от него зависимы и когда что-то шло не так, у них сразу начинала ехать потихоньку крыша. Кто-то замыкался в себе, кто-то наоборот делал все, чтобы на него обращали внимание еще больше, а кто-то, например как мистер Хантер уже готов был расстаться с собственной жизнь и нес чушь про преисподнюю.
Позже выяснилось, что проблемы были в женщинах. Скорее всего у мужчины временные нарушения действия головного мозга. Такое бывает с каждым вторым, когда тот сильно психанет или окажется в ситуации, которая сильно давит на его эмоциональное и психическое состояние. Тут главное устранить причину галлюцинаций, а потом все само собой пройдет. Лишь в редких случаях от галлюцинаций остаются последствия, но и их со временем можно уничтожить.
- Генри, я правильно понимаю, что вы с этими женщинами в не очень хороших отношениях? - Я подняла внимательный взгляд на Генри. Он вроде начал приходить потихоньку в себя, и даже на щеках появился естественный румянец, а то сначала ведь был бледный как смерть и создавал ощущение действительно умирающего.
- Вы не пробовали с ними поговорить? Расставить все точки? И как давно вы вернулись из Азии? Почему больше не виделись со своей женой? – мне нужно было значить причины. Этот мужчина любил внимание женщин, ведь если бы я ошибалась, то он бы сейчас не сидел на моем диване и не жаловался на то, что сходит с ума.
По иронии судьбы, я вдруг вспомнила свою юность. Там один молодой человек тоже чуть не свел меня с ума и хоть я до сих пор его помню и воспоминания о нем были больными для сердца, но все же не бросаюсь в истерики и не разбивала кулаки о стену.
Этот человек сам себя загнал в ловушку и теперь не знает, как из нее вырваться. Тут и до суицида не далеко. Он напоминал мне дикое животное, которое загнали в угол, а потом посадили в клетку, и оно там самого себя начало увечить, ради своего спасения. Только вот такая стратегия никогда и никому ничего хорошего не приносила.  Мне было жаль Генри, хоть и понимала, что моя жалость была ему не нужна.
С другой стороны все писатели были немного чудные. Сами придумают и сами в это поверят. Если посмотреть с такой точки зрения, то эту проблему он мог сам себе накрутить и с головой окунуться в нее. Такое тоже я встречала довольно часто. С такими ситуациями было сложнее. Одно дело, когда такое состояние вызывает окружающая обстановка, а другое, когда это делает сам пациент.
- мистер Хантер, а как часто вы остаетесь наедине с алкоголем? – вопрос вырвался из моих уст самостоятельно, но он вполне мог сыграть важную роль в поиске проблемы с галлюцинациями.

Отредактировано Aurora Boleyn (2013-04-24 11:17:59)

+1

8

— Нет, вы меня поняли не совсем верно, — я облокотился на подушку и бросил разгневанный взгляд на Аврору Болейн.
— Человек, который так часто пишет о женщинах, не может делать этого не достоверно. И, знаете, я обнаружил одно общее качество, которое связывает буквально миллионы женщин на нашей планете — они все имеют ужасную склонность к насилию. Вы понимаете, о чем я говорю? Они все без единого исключения желают быть изнасилованными, — мой голос звучал прерывисто. Я говорил так быстро, что мне становилось сложно дышать. Руки Авроры Болейн оказывали на меня благотворное воздействие. Мне нравились их прикосновения. Я ощущал странный прилив нежности и закрыл глаза. Мне хотелось раствориться в этой минуте…
— Вы не пробовали с ними поговорить? Расставить все точки? И как давно вы вернулись из Азии? Почему больше не виделись со своей женой? — спросила Аврора Болейн. Я ухмыльнулся.
— Я виделся со своей женой в баре несколько недель назад. Она начала говорить о разводе… Возникла очень щекотливая ситуация. Мне тридцать два года и я был женат три раза. Представляете, в каком капкане я мог только оказаться? Вляпаться в четвертую судебную тяжбу за семь лет… Я предложил ей сохранить наш брак… И в этот самый момент у меня начался роман с одной из подчиненных. Ее зовут Нола. Я никак не могу остановиться. И тут мне звонит Венера — моя прежняя возлюбленная. Мы встречаемся и я осознаю, что наши чувства до сих пор живы. Тем более, она замужем и не создаст мне лишних преград…  Затем я напиваюсь в баре в свой День рождения и зачем-то плетусь в квартиру Кэтрин. И она кажется мне такой притягательной, —  слова заплетаются. Я закрываю лицо руками и потираю виски.
— И как вы представляете себе, я буду совмещать все это? — не выдержав напряжения закричал я и опрокинул локтем чашку чая на пол…
— Теперь начались эти галлюцинации. Я не могу спать по ночам. Мне хочется снова все кинуть и уехать обратно в Азию. В Сакраменто жизнь совсем стала мне не выносимой, — рассеянно добавил я, хватая Аврору Болейн за руки и опуская ее ладони себе на щеки…
— Мистер Хантер, а как часто вы остаетесь наедине с алкоголем? — вдруг спросила она. Я содрогнулся всем телом и вжался теснее в обивку дивана.
— Вы что считаете меня алкоголиком? — в кармане моего пиджака как раз затаилась фляжка… Я выудил ее и передал Авроре Болейн.
— Она полна больше, чем на половину…

+2

9

Я, значит, пускаю его в свою квартиру, угощаю чаем и выслушиваю его, а он на меня разгневанные взгляды кидает? Пфф. Бывают же люди. Им руку помощи протягиваешь, а они еще и гневаются на тебя. Ну и ладно, сделаю как всегда невозмутимый вид и продолжу наш сеанс.
От следующих слов Генри меня аж передернуло. Перед глазами встала картина с недавним нападением. Все происходило именно в этой комнате. Я опустила глаза на свои запястья и только сейчас заметила синяки от веревок, которые уже становились менее видны и оставляли лишь зеленовато-желтые полосы. Там был намек не только на изнасилование, но и на отпущение моей души далеко на небеса и после этого я должна согласиться с Генри Хантером? О, нет!
- Вы абсолютно неправы. Я не люблю насилие и не хотела бы быть изнасилованной. Нет, ни за что на свете!  И я уверена, что не одна такая. – мой голос слегка повысился и погрубел, я побоялась сорваться, ведь перед глазами все еще была та картина. Если бы не Энди, которая к счастью подоспела вовремя, то я бы сейчас не сидела перед Генри и не пыталась ему помочь. Я скорей бы всего лежала уже в земле, и хоронили бы меня в закрытом гробу, ибо я до сих пор помню то, как тот мудак издевался надомной.
Я сделала глоток чая и снова посмотрела на мужчину, который сидел напротив меня и рассказывал про свою жену и любовниц.
- То есть, Вы хотите сохранить ваш брак только на бумаге или же еще и жить вместе? Неужели нельзя как то отодвинуть своих любовниц на задний план или хотя бы на время забыть о них? Ваши женщины никуда не денутся, а проблему решить надо, согласитесь? Чем дольше Вы будете тянуть, тем больше станет Ваша проблема, и ее будет решить еще сложнее, а я думаю, Вам не нужны такие проблемы. - Мужчина продолжил говорить про Азию, а потом схватил мои руки, что я даже выронила блокнот и ручку. Он был со специфическим характером, и это меня заинтересовало в нем. Его можно долго изучать. Обычно мужчины с подобными проблемами пытаются заигрывать со мной с первой же минуты, ибо у них это заложено по стандарту, когда перед ними предстает женщина и не важно, что она психолог. Генри было интересно слушать, но время от времени он меня раздражал своими высказываниями. Особенно задела тема про изнасилование, но ведь это уже пройденная тема, верно?
- Почему тогда Вам снова не съездить в Азию и развеяться? Если Вас так тяготит Сакраменто, то зачем себя насильно в нем удерживать? – Он напомнил мне меня… Я каждую секунду рвалась в родную и до боли любимую Англию, но все никак не подворачивалась возможность слетать туда даже на пару дней.
- Нет, я не считаю Вас алкоголиком, просто решила поинтересоваться. – Я откинулась на спинку кресла и сделала пару записей в своем блокноте.

+1

10

Краем глаз я замечаю странные отметины на руках Авроры и с любопытством разглядываю их.
— Скажите, а что с вами приключилось? — спрашиваю я, полубоком устроившись на диване и прикончив свою чашечку чая.
— Вы не хотите быть изнасилованной? Тогда как психолог объясните мне, пожалуйста, почему убийцы и жертвы так часто возвращаются на места преступлений? Разве их не одолевает ностальгия? Мне кажется, что сильные потрясения позволяют человеку почувствовать себя живым и насладиться самим собой. Многие известные американские маньяки были пойманы именно на местах былых преступлений, — у меня окончательно развязывается язык. Я даже не замечаю интонаций Авроры. Мне нравится доказывать свои убеждения. Я завожусь. Моя голова отрывается от уютной подушки. Я говорю так быстро, что мне едва ли удается сдержать свой пыл.
— То есть, Вы хотите сохранить ваш брак только на бумаге или же еще и жить вместе? — спрашивает Аврора. И я закатываю глаза к потолку.
— Выспрашиваете меня об этом чересчур прямо. Где же ваши психиатрические и психологические уловки? Безусловно, я хочу сохранить свой брак на бумаге. Разводы — слишком щепетильная для меня тема и процедура. Я женат в четвертый раз. Мне тридцать два года. Я бы не желал проводить всю свою жизнь в судах. Мне так же не хочется планировать заранее, будем ли мы с Даной жить вместе. Я человек творческий. Мне по душе спонтанность. Я живу моментом, а не своим будущим. К своему почтенному возрасту я многого достиг и многое испытал. Вы пытаетесь меня склонить к разводу?  — я присел на диване и взял в руки подушку.
— Неужели нельзя как то отодвинуть своих любовниц на задний план или хотя бы на время забыть о них? — я нервно вздрагиваю.
— В кого вы такая правильная? Вы никогда не были по-настоящему влюбленной? — шепотом отвечаю я. Сама идея отвергнуть Нолу или Венеру кажется мне неправильной. Меня притягивает к ним. Они наполняют меня мощнейшей энергетикой. Она насыщает мои книги спецэффектами. Я не могу отвергнуть тех людей, которые уже стали невольно моей частью.
— В каждой из моих женщин есть те черты, которыми я очарован. Я очень избирателен при выборе половых партнерш. Мне не доводилось увидеть все это в одном человек. Я ума не приложу, как все это можно совместить, — я прикладываю руки к вискам и утыкаюсь лицом в подушку.
— Аврора, разве вам никогда не хотелось сбежать из Сакраменто?

+2

11

Жертва часто возвращается на место преступления
Чтобы повздыхать о старом добром времени…
В. Брудзиньский

— Скажите, а что с вами приключилось? — хм... что случилось?
- Я не думаю, что мне стоит вдаваться в подробности? Это было так недавно, что я не хочу это вспоминать. - я решила, что на сегодня записей в блокноте хватит и положила его на журнальный столик, который находился рядом с моим креслом. Нет, сегодня явно неподходящий день для клиентов, тем более, что Генри был первым посетителем после того случая. Было тяжело осознавать, что это уже в прошлом, и именно сейчас мне стало жутко и не по себе. Не стоило поднимать эту тему. Я уже все забыла, и вот сейчас мне надо было это все вспоминать, а еще озвучивать вслух. Глупая. Зачем?
Так, ладно. Один. Два. Три. Вдох. Все хорошо, я сильная, и тот вечер был уже в прошлом, тот тип за решеткой, и его скоро посадят на электрический стул. Выдох.
- Почему? Для убийц каждое убийство как игра и они возвращаются на место преступления, чтобы снова ощутить те чувства и ощущения, что они там испытали. Для них это что-то сравнимое с оргазмом, если быть более точным. Почему возвращается жертва? Извините, но я оспорю это. Не каждый человек, который дорожит своей жизнью, вернется туда, где его могли убить. Это, скорее всего уже повреждается психика, и появляется тот самый синдром жертвы. Была бы моя воля, и я бы продала эту квартиру, но как говорит статистика, то квартиры в которым происходят подобные случаи почти не подлежат продаже. – я укуталась в свою вязаную кофту и продолжала слушать Генри. Ох, мужчины. Им бы только легкие пути. Как котят заведут себе женщин и потом не знают, что с ними делать. Потом еще говорят, что у нас логика непостижимая. Чудаки.
- Если хотели услышать мои психиатрические и психологические уловки, то могли бы записаться в мой рабочий день, а не приходить в мой дом, в мой выходной. – Я говорила абсолютно спокойно – Нет, я не склоняю вас к разводу, я просто хочу понять Вас. Если вы спонтанный человек и живете моментами, так зачем тогда было в очередной раз жениться? Я понимаю, что у спонтанных людей слишком часто бывают спонтанные чувства, но это не повод вести девушку под венец.
— В кого вы такая правильная? Вы никогда не были по-настоящему влюбленной? — влюбленной?
Нет, я никогда не была по-настоящему влюбленной. Правильная? Извините, но уж какая есть. – Я обдумывала сказанные Генри слова и поняла, что девушки для него были не просто половыми партнершами.
- Они для вас как музы, верно? – Наверное, я выглядела слишком глупо, когда сказала это, но мне срочно надо было сделать запись. Схватив блокнот, я начала записывать то, что начало крутиться в моей голове, пока Генри не задал вопрос, который на мгновение поставил меня в тупик.
- Хочу ли я уехать? Да. Каждый день, час, минуту и секунду. Даже сейчас я не хочу тут находиться. Америка не любит меня, так же как и я ее.

Отредактировано Aurora Boleyn (2013-06-14 19:46:39)

+1

12

— Вы отложили блокнот. Зачем вы отложили блокнот? — я присел на диване и уставился на блокнот, лежащий на журнальном столике.
— Простите, я, конечно, не получал профессионального психологического образования, но мне кажется, что вы выбрали неправильную позицию. Прошлое нельзя забывать. Его можно лишь отпустить, — мне захотелось поменяться местами с Авророй и тоже стать для нее психологом. Я притронулся рукой к рукаву своей рубашки из-за него показался желтый лоскут платка. За ним другой. Синий. И фиолетовый. И красный. Я решил провернуть свой излюбленный «магический» фокус.
— Почему? Для убийц каждое убийство как игра и они возвращаются на место преступления, чтобы снова ощутить те чувства и ощущения, что они там испытали. Для них это что-то сравнимое с оргазмом, если быть более точным. Почему возвращается жертва? — мой корпус выдался вперед. Все мое тело выдавало любопытство и заинтересованность в разговоре. Я вытягивал из-за рукава лоскут за лоскутком. Неспешно. В такт словам Авроры… «Ощущения, сравнимые с оргазмом, которые испытывает убийца на месте преступления»… Я прикрыл глаза, визуализируя в своем сознании ту прекрасную ночь в Токио. Неизвестная девушка в черном платье шла прямо передо мной, покачивая бедрами. И ее темные волосы переливались в свете уличных фонарей. Она отводила пряди то на одну сторону, то на другую. Я был околдован ее движениями и грацией. Я преследовал ее несколько кварталов. Я боялся, что она обернется. Меня пьянила ночь. И этот взмах волос. И стук каблуков…
— Извините, но я оспорю это. Не каждый человек, который дорожит своей жизнью, вернется туда, где его могли убить. Это, скорее всего уже повреждается психика, и появляется тот самый синдром жертвы. Была бы моя воля, и я бы продала эту квартиру, но как говорит статистика, то квартиры в которым происходят подобные случаи почти не подлежат продаже, — слова Авроры становились гимном той азиатской ночи, когда я впервые в своей жизни совершил акт насилия. Невиданная теплота разливалась по моей коже. Я чувствовал себя счастливым. Тогда. И в этой комнате.
— Но вы сможете смухлевать и не говорить ничего о том случае  в договоре о продаже, — у меня были раскрыты ладони. Я впитывал ими атмосферу квартиры Авроры. Меня мучило ужасное любопытство. Я был одержим им. Мне хотелось во что бы то ни стало узнать, что в этих стенах приключилось.
— Мне бы хотелось втиснуться в ваш график. Вы сможете выделить три сеанса в неделю дня меня? — мой взгляд снова скользнул в сторону блокнота, оставленном на журнальном столике. В нем были спрятаны таинства тех человеческих душ, что признали себя безрассудными и умалишенными. Откровения тех, о ком бы я хотел написать.
— Однажды я был сильно влюблен. Эта история не имела никакого продолжения. Я испытываю некую неудовлетворенность подобным финалом. Во всех женщинах мира я нахожу частичку того образа, который считал идеальным. Но никак не могу собрать его полностью или насытиться, — я опустил голову и положил на колени подушку.
Аврора схватила блокнот. Я вскочил со своего места и подошел к ней. Сам того не осознавая, я оказался подле нее на коленях. В своих руках я держал ее руку.
— Аврора, я прошу вас, давайте уедем сейчас же. В этой Америке для вас и меня совсем не осталось никакого места.

Отредактировано William Hunter (2013-06-23 02:31:13)

+2

13

- Генри, спокойнее. Блокнот сейчас не ваша цель.- Я говорила ровно, спокойно, но где-то в глубине понимала, что мне было тяжело. Я устала от этой работы, плюс недавние происшествия дали о себе знать. Мне нужен был отпуск. Наверное, Генри будет моим последним пациентом в этом месяце.
- Каждый выбирает свою позицию, но я согласна и признаю свою вину. У каждого на этот счет будут свои мысли. Мне легче забыть прошлое, вам отпустить. Но, человек - хозяин своих мыслей. Если бы вы захотели, то попытались бы сначала что-то сделать с ситуацией, в которой оказались. В данный момент у меня ощущение, что вы носитель синдрома жертвы. Вы приходите ко мне, чтобы я вам помогла, но утверждаете, что не хотите ничего менять, что каждая из этих женщин вам нужна. Так чего же вы хотите на самом деле, Генри? Может, стоит все же подождать немного, и все само собой встанет на свои места? Мои советы вам вряд ли помогут в таком случае. Да и я не в состоянии их сейчас давать вам, как бы прискорбно это не звучало. – На душе как кошки заскребли. Я сказала, что не могу дать совет пациенту! Неожиданно заболел висок. Он попал под удар в тот день и периодически болел. Загудел так, что мне пришлось слегка сощурить глаза и помассировать его пальцами. Мне было неприятно, что пациент видит меня в таком состоянии. Я была в принципе беспомощна в данный момент.  Если бы не разноцветные лоскутки из рукава Генри, то я бы сейчас разревелась, но вместо этого состроив удивленную гримасу, я уставилась на него, как ребенок в цирке на клоуна. Он показался мне чудным и слегка пугающим. Я не любила клоунов. Хотя нет, Генри в данный момент не был клоуном, он был типа фокусником, но я все равно представила клоуна. Те тоже казались немного сумасшедшими.
-Но вы сможете смухлевать и не говорить ничего о том случае  в договоре о продаже,- Реально что ли? Хаха. Как мило. Я поддалась вперед, чтобы оказаться почти лицом к лицу с Генри и заговорила уже более грубым голосом.
- Умолчать о том, что в этой квартире чуть жестоко не убили человека? Знаете, многие люди перед тем как купить квартиру или дом, любят наводить справки,  а о случившимся в этой квартире знает весь полицейский штаб Сакраменто и вы думаете, что они будут молчать? Неееет, Генри, они не умолчат. Не в их принципах скрывать то, что в этой квартире побывал серийный убийца, которого на днях должны поджарить как поросенка на электрическом стуле. Я бы не стала об этом молчать. Сама квартира пропиталась тем негативом, ужасом и болью, которая стаяла в ней в тот день. Я не хочу, чтобы новым жильцам снились ночные кошмары чаща обычного. – Отклонившись назад, я кинула извиняющийся взгляд на Генри. Мне показалось, что я слегка перегнула палку, ведь раньше подобного не позволяла себе, чтобы в личной жизни у меня не происходило.
- Мне бы хотелось втиснуться в ваш график. Вы сможете выделить три сеанса в неделю дня меня? - Я чуть не выплюнула обратно в кружку глоток чая, который только что сделала.
- Что? Генри, вы уверены? В ближайшие недели я не буду в состояние для  принятия пациентов, вы это понимаете? Если вы готовы подождать, то я внесу вас в свой график. –Генри снова стал говорить, а я пыталась вникнуть в его проблему.
- А если поездить по миру и попытаться найти тот идеальный образ снова? Я уверена, что это даст вам психологическую разгрузку и возможно, что вы найдете то, что так долго искали. - Хотя я никогда не верила в эти идеальные образы. Конечно, может писатель или художник может найти себе такой, ведь их виденье мира отличается от виденья мира окружающих, но я все же не могу их понять. Найти идеального человека… как? Насколько он должен быть идеальным? Параметры, красота, характер, интеллект, или что?
Я снова отвлеклась на мысли о том, что я не могу больше находиться в этой американской квартире и Америке в частности и возможно, что на пару недель мне надо бы ухать за ее границу и отдохнуть.
- Аврора, я прошу вас, давайте уедем сейчас же. В этой Америке для вас и меня совсем не осталось никакого места. – Параллельно своим мыслям я делала записи в блокноте и удивленно вскинула голову от того, что сейчас сказал Генри.
Из рук выпала ручка, когда он взял мою руку. Наверно шутит или действительно умеет читать мысли.
- Простите, что? – Я встала, чтобы поднять ручку и положить блокнот на свое место.
- Генри, я думаю, что на сегодня стоит закончить. Я не очень хорошо себя чувствую.

+1

14

игра стоит
в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » L'Elisir D'Amore