В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » жизнь полна случайно-неслучайных событий


жизнь полна случайно-неслучайных событий

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Henry Hunter, Loreley Delight
Вы вдвоем застряли в лифте в большом торговом центре. Вызвали техников, но они отчего-то не очень торопятся вас вызволить. Может не стоит ждать, а просто довериться судьбе?
P.S.: день первый.

http://s2.uploads.ru/nvBKc.gif

+1

2

— Ричард, я поднимаю этот бокал за наше творческое воссоединение, — помню, я обнял Ричарда за плечо и мы пригубили коньяк. В баре было необычайно людно. Мы сидели за столиком на самом отшибе зала, воссоединеняя нашу старинную дружбу алкоголем.
Стакан за стаканом, и наша связь становилось крепкой как никогда раньше. Мы говорили о путешествиях, творческом кризисе, политике и, конечно же, женщинах. Вскоре я стал ощущать в себе перемены, и они были к лучшему.
— Она протирала раковину. Я обхватил ее сзади. С тайскими женщинами все дела обстоят совершенно иначе… В первый момент она вырывалась. Она швырялась в меня мылом и туалетной бумагой! А потом как накинулась на меня… Представляешь, братец, так накинулась на меня… В азиатских женщинах так много страсти. Она пылала… Ричард, у меня изо рта воняет? — я оперся руками на стол, склонился к Ричарду и дыхнул.
— Она так пылала.... В Азии даже кошки безумны. Один раз…
Ричард Хэмилтон был моим закадычным другом. Мне нравилась его писанина. Я прочитал его последний роман в самолете… Возможно, всему виной проклятое пойло… Я хорошенько надрался перед полетом. Но я начал читать Ричарда Хэмилтона и есть рисовые чипсы, и смеялся, и ел рисовые чипсы. Я прочитал всю книгу за один присест, опустошил три пачки чипсов и попытался подняться  с кресла, чтобы сделать знак стюардессе… Я не смог пошевелиться. Вот, что сделал со мной Ричард Хэмилтон. Он был близок к тому, чтобы прикончить меня. Он хороший писака…
И сейчас, когда мы сидели в этом паршивом баре, изрядно надравшись, ко мне вернулось то самое чувство от прочитанной в самолете книги. Что ж, я поднялся со стула и со всей силы треснул Ричарда Хэмилтона по скуле! Гнида! Это был величайший прилив ярости и ревности. Мне казалось, что Ричард Хэмилтон сделал то в своем последнем романе, что я только еще собирался... Мне было обидно. Я подозвал официантку и заказал еще выпить.
Не помню, как я очутился в торговом центре. Знаю, что я обнаружил себя в каком-то проклятом лифте. Я нажимал на все кнопки без остановки и не знал, на какой поехать этаж. В моих губах была зажата сигарета. Я дымил, что есть мочи, презирая правила пожарной безопасности. Ричард Хэмилтон испарился. Он всегда пропадал в какой-то момент нашей встречи. В его поступке я не находил ничего необычного. Возможно, сейчас он просыпался уже в совсем ином штате. Ричард Хэмилтон чокнутый на всю голову. С ним вечно приключаются нелепые истории. Тем временем, я катался в лифте, долбя на каждую клавишу этажей, и пытался припомнить тот момент, когда мы расстались. На моей щеке была свежая ссадина. Наверное, я снова ввязался в драку у бара. В лифте не было не души. Я поднимался вверх и опускался.
Лифт бим-бокнул. Двери открылись. Я как раз прикончил сигарету и затушил об пол окурок. В лифт вошла женщина.  Я отвесил ей поклон. Бодун меня мучал ужасно. Я качался из стороны в стороны, все время хватаясь за поручни...
— Миледи, и какой же вам нужен этаж…— спросил я, вновь нажимая на каждую клавишу с этажами. Дверь захлопнулась.
— Будьте так ласковы, подскажите мне, который сейчас час? Сегодня ведь понедельник? Мне назначена там встреча. Никак не могу вспомнить этаж.

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-02 23:11:32)

+2

3


   Мой брат опять кинул меня посреди торгового центра. Нет, я знаю, что он не питает ко мне особой братско-сестринской любви или чего-то даже похожего, а уж тем более не знаком с понятием шопоголизм, но все же мог бы и не сбегать так сразу. Хоть бы сделал вид приличного человека, любящего свою сестру. Хотя о чем это я? Сколько мы знакомы? Пару недель? И за это время я успела разбить его дорогущую машину и потрепать его нервы хорошенько. И как только он меня терпит? Сама не понимаю. Я бы, наверное, тоже сбежала, я бы даже не пошла сюда, ноги моей здесь бы не было. Но я не он, моя нога тут есть, даже обе, а мой взгляд заинтересованно бегает по полкам и вешалкам с одеждой, перебирая её пальчиками. Знаете, я даже не сразу заметила, что осталась одна и меня так гнусно бросили в огромном торговом центре одну. Ничего, я и одна справлюсь, хотя мужское виденье на то, как сидит на мне вон то платье, не помешало бы. Ненавижу тебя, Себастиан. Мы квиты.
   Следующей моей точкой назначения был четвертый этаж торгового центра. Терпеть не могу эти указатели и таблички, которые ведут меня в сторону лифта или ещё куда, ведут через весь зал, через все магазины и закоулки, а потом, уже дойдя до места, я внезапно понимаю, что могла бы быть здесь уже давно, сделав всего лишь пару шагов, а не шастая по всему этажу. Сейчас та же история. В такие случаи понимаешь, что больна. Больна и твой топографический кретинизм не излечить никому. Это печально. Я ведь могу потеряться в городе и не найти дорогу домой… Какой-то детский панический страх. И бинго! Я всё же нашла лифт, к которому так стремилась. Он открывает передо мной свои двери, я даже не сразу обращаю внимание на человека, уже находящегося внутри. Правда жуткий запах перегара сразу же говорит мне, что здесь я не одна, если вдруг не заметила этого раньше или сделала вид, что не заметила. Оборачиваюсь и оглядываю мужчину с ног до головы, с интересом наклоняю голову набок. Да он на ногах еле стоит, прекрасная компания! Но ещё пытается что-то мне сказать…
   Я хотела нажать на нужный мне четвертый, но увы, не успела, этот парень меня опередил, нажав на все кнопки подряд. Браво, теперь мы побываем на каждом этаже этого прекрасного здания! Теперь каждый этаж увидит мою кислую мину, как только двери лифта откроются.
   - Кажется, вы не оставили мне выбора, и мы прокатимся по всем этажам, – недовольно произношу я, вздыхая и закатывая глаза. Ну почему мне всегда так не везёт? Он так любезен и так пьян, отходняк его совсем не отпускает, кажется. Неужели вчера был какой-то праздник? Молча достаю из сумочки телефон, экран загорается, показывая мне время.
   - Половина второго. И да, сегодня понедельник, – уже менее недовольно говорю я, оглядывая своего лифтного попутчика. Мы останавливаемся на втором, на третьем и вот он, сейчас будет мой этаж, я просто выйду из этого душного пространства, в котором невозможно дышать. Лифт останавливается, я жду, пока откроются двери, запуская свежий воздух и выпуская меня, но они не открываются. Мы просто стоит. Одна секунда, две, три. Нет-нет-нет.
   - Только не это… Не говорите мне, что мы застряли здесь! – я раз двадцать нажимаю на кнопку с нужной мне цифрой, а затем на вызов лифтера, но в ответ тишина. - И кто вас просил нажимать на все кнопки подряд?! – мне больше некого винить. Здесь только мы вдвоём и мне это вовсе не нравится. Я нервничаю. Я не люблю закрытые лифты, в которых заперта я и замкнутые пространства.

+2

4

— Да, пожалуй, прокатимся. Вы любите скачки? — я выуживаю из кармана сигарету и пристально разглядываю незнакомку. Она вытаскивает из сумки телефон и проверяет время.
— Половина второго. И да, сегодня понедельник, — говорит она. Я пожимаю плечами.
— Что ж. Встреча уже не актуальна. Мне было назначено на десять. Хорошо, что сегодня понедельник. Обычно я прихожу в себя по вторникам. Встречи с психологом явно идут мне на пользу. Вы не позволите мне позвонить? Одолжите мобильный? — я не хочу предстать перед глазами своей собеседницы ненормальным, и оттого, преисполненный порывом произвести на нее приятное впечатление, поправляю галстук.
«Какой на мне надет сегодня странный галстук, —» подумал я, в попытке нащупать его кончик. И странная штука — внутри меня возникло чувство, словно галстук испорчен. Я опускаю на него задумчивый взгляд (что же случилось?) и вижу, что кончик обгрызан и обслюнявлен. Как будто я нарочно засунул его в пасть какой-то дворовой собаки и позволил ей как следует покусать его. Я пытаюсь покрутить в голове воспоминания о прошедшем вечере, проведенным рука об руку с Ричардом Хэмилтом… В мою голову сразу же приходит, один эпизод из бара — Ричард пожимает мое плечо, я протягиваю ему пакетик с дурью. «Ричард, это первоклассная штука. Не спрашивай, откуда я достал ее. Просто давай попробуем,» —говорю я. Мы высыпаем содержимое моего пакета на салфетку. Я достаю кредитную карточку и разделяю порошок на две дорожки. Пот выступает на моем лбу. Я изрядно нервничаю — вдруг официантка поймает нас за этим занятием… Ричард вытаскивает из бумажника десятидолларовую купюру и сворачивает ее в трубочку. Я прошу его растопырить пошире пиджак — загородить меня от публики бара за его полами… И вот я нахожусь в лифте торгового центра, где мне назначена встреча с Авророй Болейн (частным психологом) и изо всех сил нажимаю на клавиши с этажами… Пиджак Ричарда растворился. И сам Ричард пропал под землю... Наверное, дурь и в самом деле была первоклассная...
— Знаете, вы мне понравились с первого взгляда. В вас есть изюминка. Как думаете, отчего вы кажетесь мне столь примечательной? — спрашиваю я незнакомку, машинально покусывая сигарету.
— Вы не подумайте только, что я спятил. Вид у меня сейчас, конечно, не самый пристойный: пиджак помятый, галстук покусанный, лицо красное как у закоренелого пьяницы… НО в свое оправдание могу сказать, что вчера у меня состоялась встреча со старинным другом… Мы чутка дернули и, видимо, перебрали, —    я опускаю голову. Сигарету выпадает из моих губ и летит на пол. Я обреченно наблюдаю за тем, как поднимается лифт, а сигарета барахтается возле моих ног так и не закуренная.
Неожиданно лифт останавливается, а двери так и остаются закрытыми... Я замираю на месте. Что же случилось?
—Только не это… Не говорите мне, что мы застряли здесь! — говорит незнакомка. Неужели лифт и в самом деле сломался? Какая удача оказаться в таком тесном пространстве с красивой девчонкой! Мне сложно скрывать улыбку! Я с нетерпением наблюдаю за тем, как девчонка стучит по клавишам — точь-в-точь как и я долбил по ним всего несколько минут назад… Пианистка!
— И кто вас просил нажимать на все кнопки подряд?! — незнакомка в ярости. Она становится необычайно привлекательной в гневе. Это не может скрыться от моего внимания — пускай, я и немного пьяный.
— Вы сами долбите по клавишам как сумасшедшая! Немедленно перестаньте! Что вы творите? — я накидываюсь на незнакомку, чтобы оттащить ее от клавиш с этажами.
— Да, прекратите уже! Лифтер скоро придет и освободит вас! И все-таки вы ужасная паникерша! Я знаю, что поможет вам успокоиться. Вы курите? У меня в кармане припрятана отличная сигаретная пачка, — кричу я. Мои пальцы сжимают ее плечи. Я раскачиваю девчонку из стороны в сторону в попытке успокоить.
— Ладно тебе. Будет. Ладно-ладно. Возможно, ты поймала за хвост невиданную удачу сегодня! Я известный писатель Генри Хантер. Ты читала мои романы? Мы как раз сейчас снимаем сериал по их мотивам… Ты знаешь Цезаря Эйвери? Режиссера такого?

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-06 14:53:35)

+1

5


   Странный вопрос. Или это я так странно реагирую на него, но не могу ничего с собой поделать. Делаю вид, что пропускаю мимо ушей. Странный мужчина. Нет, даже не просто внешний вид, хотя… что тут говорить, внешний вид этот отвратителен и это я особо не присматривалась, но если бы была возможность из лифта выйти, то я сразу же это сделала бы, но как-то промахнулась с желаниями и немного сглупила. Немного?
   - Вы не позволите мне позвонить? Одолжите мобильный?
   Мои брови взметнулись вверх, я прямо-таки чувствую, как они делают это каждый раз без моего ведома и выставляют все мои мысли напоказ. Прекратите, чёрт подери. Улыбаюсь и молча протягиваю телефон. Ну как улыбаюсь, эта улыбка похожа на улыбку измученного до потери сознания чеширского кота – всё столь же очаровательная, но что-то не то. Двери лифта уже закрылись, и только сейчас понимаю, что, наверное, связи здесь нет. Вот незадача. А так хотела помочь, из кожи вон лезла.
Незнакомец своими действиями заставляет меня обратить внимание на его галстук, но зачем? Зачем я это сделала?! Вновь пытаюсь отвлечься от его внешнего вида, смотря в его глаза. Они красивые. Но помятость лица после пьянки никто не отменял. Но да, я понимаю, я всё понимаю – старый друг, выпили чуток, понимаю. И с чего бы моему личику не быть примечательным, если я то и дело лезу из кожи вон, чтобы очутиться хотя бы в паре секундах очередного фильма, а мой голос разрывает периодически радиостанции. И правда, загадка.
   - Даже не знаю. Не думаю, что мы встречались, – лениво протягиваю я, вежливо улыбаясь. Я всегда улыбаюсь, и люди думают, что я милая. Но если бы вы только слышали мои мысли…
Чувствую, как паника крадётся по мои венам, прокрадывается и застревает комком в горле, который я даже сглотнуть не могу, просто стою, как вкопанная и понимаю, что попала в ад. Меня тошнит от этого запаха, меня скручивает от этой замкнутой коробки и я вне себя от бешенства от всей этой ситуации. Три, два, раз… истерика.
    — Вы сами долбите по клавишам как сумасшедшая! Немедленно перестаньте! Что вы творите?
   Я даже не понимаю, как делаю это, просто долблю по клавишам, не переставая, чтобы меня выпустили. Такими темпами начну кричать, драть глотку и барабанить кулаками в двери лифта, пока меня не выпустят, но оставаться здесь я точно не намерена! Это маленькое пространство, итак тесно, а на меня ещё и незнакомый мужик кидается и пытается оттащить в другой угол лифта. Что происходит?! Мамочки…
   - Пустите меня! Немедленно отпустите! – визжу, как ненормальная, будто бы меня резать собрались. Но знаете, в такие моменты можно любых мыслей в моей больной голове ожидать.
   - Вы курите? У меня в кармане припрятана отличная сигаретная пачка.
   Голос повышается, как и градус в этом маленьком помещении. Это помогает. Я чувствую, как меня пошатывает. Головокружение? Нет, кажется, меня качают из стороны в сторону. Прихожу в себя, паника меня покидает, и я мотаю головой вместо отрицательного ответа. Нет, я не курю.
   - В лифте курить нельзя, – занудно и голосом робота заявляю я, глядя на мужчину. Ещё спокойнее. Всё проходит, но я не перестаю молить бога о том, чтобы лифтёр появился побыстрее. Незнакомец что-то говорит, говорит и говорит, не могу сосредоточиться, просто смотрю, как двигаются его губы, а смысл слов доходит с запозданием.
   - Лорелея Делайт, – тихо произношу я и вновь мотаю головой. Да не читала я ваших романов, Цезаря не знаю, я вообще немного потеряна сейчас, знаете ли. Даже при желании не вспомню. - Я не… – хочу всё объяснить я, но отчего-то не договариваю и вновь замолкаю. У меня дурацкая реакция на подобные ситуации. И опять… мне просто внезапно становится смешно, и я не могу удержаться. Слышу, как маленькое помещение наполняется моим звонким смехом, пытаюсь прекратить смеяться, но не могу.
   - Простите, просто, – сквозь смех выдавливаю я и пальчиками вытираю выступившие на глазах слёзы. - Нелепая реакция на нелепую ситуацию. Я сейчас... я успокоюсь, правда.
   Делаю вдох и выдох, глубоко, что аж чуть не подавилась и не задохнулась, пытаюсь успокоиться, а то что я, как дура, ну правда. Прекрасная компания, застрявшая в лифте. Опять смешно.

+1

6

Она протянула мне мобильный. Я схватил трубку и набрал по памяти номер Ричарда. Вызов длился несколько минут — ответа не последовало.
— Так я и думал. Спасибо, — я криво усмехнулся на один бок и вернул телефон владелице. Ричард Хэмилтон до сих пор находился в забвении и  был вне зоны доступа собственного мобильного. «А в этот раз мне довелось очнуться первому, —» подумал я. Мои ботинки начали незаметно пританцовывать на полу. Я выиграл битву!
— Вот я думаю, где очнется мой друг сегодня. В прошлый раз он позвонил мне из поезда. Кто, спрашивается, продал билет этому ублюдку в Миннесоту? — я блистал от напышенности и самодовольства. Даже надкусанный галстук  больше не привлекал моего влияния. Ричард Хэмилтон остался побежденным! Я выиграл пьяный поединок??
— Чем вы выделяетесь на фоне других женщин? Неужели вы никогда не задумывались о том, в чем же заключается ваше превосходство? — незнакомка смотрела мне прямо в глаза. Я испугался ее прямого взгляда... Даже нарочно опустил подбородок ниже… Сделал вид, что рассматриваю однообразный узор на полу лифта или свои ботинки… Я запустил руки в карманы и прекратил разговор. Мне хотелось, чтобы двери лифта раскрылись… И я снова остался в одиночестве.
Злой рок сыграл свою шарманку — мы застряли в лифте бок о бок. Я и эта странная незнакомка. Она долбила по клавишам. Я накинулся на нее… Чисто машинально. Наверное, сыграл мой инстинкт захватчика…
—  Пустите меня! Немедленно отпустите! — закричала незнакомка. Я опустил руки. Мы стояли напротив друг друга возле зеркальной стенки.
— Вы долбите по клавишам! —  ответил я, потянувшись к сигаретной пачке. Никотин расслаблял мои нервы. Мне хотелось курить. Я ничего не мог поделать с этой привычкой.
— Вы слишком громко кричали! У меня разболелась голова. У вас не будет случайно таблетки аспирина? —  мое отражение в зеркале смотрелось пугающим. Вид у меня был скукоженный. Зачем мне понадобилось только бросаться на эту незнакомку? Я попытался выкрутиться из сложившейся ситуации и предложил ей сигарету.
— В лифте курить нельзя, — сказала она. Я кивнул, но, тем не менее, запустил в рот сигарету.
— В лифте нельзя прелюбодействовать. Кого интересуют правила? — я улыбнулся. В воздухе щелкнула зажигалка. Меня бросало из стороны в сторону. Я все еще был пьян. Мне не пришло на ум идеи лучше, чем усесться на пол.
— Не желаете сесть? Я могу предложить вам в качестве седушки свой пиджак. Кто знает, когда придет лифтер, — спросил я, стягивая пиджак и расстилая его рядом с собой на полу.
Она представилась. Ее звали Лорелея Делайт. Я поднялся на корточки, подхватил ее руку и пламенно поцеловал.
— Что ж, Лорелея, присаживайтесь. Зачем же вам стоять? — мне понравилось ее имя. Лорелея. Никогда раньше я не знал женщин, которых звали Лорелей. Я погладил рукой пиджак, предлагая ей место.
Неожиданно Лорелея начала безудержно смеяться. Я с непониманием уставился на нее. Что я сделал такого, чтобы вызывать ее такую реакцию? Впрочем, я был рад сделать еще какую-то глупость. Мне нравилась, ее манера смеяться. Я тоже улыбнулся, подражая Лорелее.
— Вы заразили меня! Зачем вы смеетесь? — я усмехнулся.
— Господи, да, почему вы смеетесь?!
Она пыталась мне что-то сказать. Слова у нее вышли слишком невнятно. Я не заметил, как начал смеяться. Сигарета выпала из моих губ и задымилась на полу. Я схватился руками за живот.
— Лорелея, вы отъявленная психопатка, — сквозь смех сказал я, опершись спиной на зеркальную стенку.
— Вот чем вы выделяетесь на фоне других женщин... Вы отъявленная психопатка. Я сразу понял это. По вашему взгляду, — отдышавшись, сказал я.
— Вы красиво смеетесь. Я женился однажды из-за того, что моя девушка красиво смеялась. Смех для меня — что-то вроде взятки.

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-07 02:39:46)

+1

7


   Я ошарашенно наблюдаю за всем, что вижу, не понимая, что происходит. Совершенно не понимая, кто этот человек и зачем он со мной говорит. Он говорил много, и половину его слов я не понимала, не понимала, о чём он и к чему всё это сказано. Ну правда, мне обязательно это знать? Кажется, мой взгляд так и не растерял своего искренне-нелепого выражения. Но незнакомец не только много и странно говорит, он ещё и ведёт себя довольно-таки странно… Во мне второй раз просыпается желание выйти из лифта, но увы. Всего лишь пара этажей.
   - Чем вы выделяетесь на фоне других женщин? Неужели вы никогда не задумывались о том, в чем же заключается ваше превосходство?
   Я продолжаю изучать его взглядом, непонимающим и рассеянным. Моя голова чуть склоняется набок, будто бы я заметила какую-то забавную и особенно диковинную обезьянку перед собой. Один из уголков моих губ ползёт вверх в подобии непонятной ухмылки.
   Почему я попадаю в нелепые ситуации? Почему этот лифт остановился? И почему я ни одного дня не могу прожить без приключений? Я даже не знаю, почему я кричу, как резанная или как петух поутру. Просто вырвалось, да и не надо меня трогать, я буду кричать лишь ещё громче. Зачем он накинулся на меня?
   - Вы долбите по клавишам!
   И? Вы тоже долбили по клавишам, но я ведь не кидаюсь? Я даже не испугалась, это скорее мимолётная паника, охватившая мною. Успокаиваюсь. Да-да, мне уже лучше. Даже как-то чувствую себя немного виноватой, только не пойму за что… За то что на меня накинулись, может быть?
   - Вы слишком громко кричали! У меня разболелась голова. У вас не будет случайно таблетки аспирина?
   - Простите конечно, но может это из-за того, что Вы в стельку пьяны? – простите, вырвалось, но да, вопрос актуален. - Сейчас посмотрю что-нибудь, – не знаю зачем добавляю я и начинаю рыться в своей сумке. Я точно знаю, что у меня нет аспирина, но натыкаюсь на упаковку с обезболивающим. - Вот возьмите, не совсем то, но всё, что есть. И да, одной вполне хватит, – протягиваю найденное. И не спрашивайте, откуда у меня таблетки.
   - В лифте нельзя прелюбодействовать. Кого интересуют правила?
   - Вряд ли вас, иначе бы мы не застряли, – продолжаю я свои обвинения, недовольно хмыкаю и краем глаза осматриваю себя в зеркале. Раскрасневшаяся, разлохмаченная, недовольная, но всё же выгляжу я лучше, чем мой попутчик. Наблюдаю за его действиями, господи, этот взгляд ведь привяжется ко мне на весь день – ошарашенно-непонимающий. Пытаюсь хоть что-то с собой сделать, борюсь с первой волной смеха, который готов вот-вот разразиться в этом маленьком помещении.
   Его имя мне не было знакомо, сама же я представилась просто чтобы поддержать какую-никакую беседу. Моя рука была подвергнута поцелую, что вызвало на моём лице бурю зашкаливающих эмоций. Я постаралась как можно скорее убрать ладошку, незаметно вытирая её о подол платья.
   - Что ж, Лорелея, присаживайтесь. Зачем же вам стоять?
   Я как-то не особо дружелюбно оглядываю предложенное мне место, но разве есть другие идеи? И ведь он прав – неизвестно когда придёт лифтер, хотя погодите-ка… Это ведь торговый центр, почему лифтёр так задерживается?
   Ничего не могу с собой поделать и с этим дурацким смехом. Не могу успокоиться, пытаюсь отдышаться, прекратить смеяться, но вновь срываюсь, хохоча и держась за живот, чуть склонившись. Вроде бы проходит, постепенно смех отпускает меня и я вновь могу казаться адекватным человеком. Усаживаюсь рядом с Генри, который, заражённый моим хохотом, вроде бы тоже начал успокаиваться.
   - Вот чем вы выделяетесь на фоне других женщин... Вы отъявленная психопатка. Я сразу понял это. По вашему взгляду.
   - Знаете, раньше меня в этом не обвиняли, но не буду отрицать, – улыбаюсь. Впервые за эти несколько минут улыбаюсь и достаточно искренне. Ситуация перестаёт меня выбешивать или раздражать, скорее наоборот забавляет. Я усаживаюсь как можно удобнее, вытягиваю ноги перед собой и избавляюсь от обуви. Знаете, пару часов по торговому центру на каблуках – адские муки.
   - Вы красиво смеетесь. Я женился однажды из-за того, что моя девушка красиво смеялась. Смех для меня — что-то вроде взятки.
   - Звучит красиво. И сколько же раз вы были женаты, благодаря таким нелепым причинам? – может быть и не корректно спрашивать, но что уж тут поделаешь. Мы в закрытом помещении площадью два на два метра, если не меньше, так что скоро совсем родными станем.

+1

8

Лорелея копается в сумочке. Я неприкрыто, с завидным любопытством, разглядываю ее ноги и прикусываю губу. Наконец, она находит таблетки обезболивающего и протягивает мне. Я вытягиваю руку, чтобы принять лекарство.
Пачка оказывается в моих ладонях. С видимым нетерпением, я разрываю упаковку и высыпаю в рот несколько таблеток  — больше, чем предписывает инструкция.
— Спасибо. Я не пьян, а нахожусь под кайфом, — причмокивая языком, говорю я. Звук моего голоса оказывается каким-то сдавленным и скомканным. Невыносимая головная боль поражает мое сознание. Я прикрываю глаза и прикладываю в страдальческом жесте ко лбу ладонь...
Она рассматривает свое отражение в зеркале. Я опускаю руку на плечо Лорелеи и поворачиваю ее лицом к себе.
— Ваш отец — отличный пекарь. Вы чудно выглядите, — прищуривая глаза от боли,  шепчу я. В ту же секунду моя рука отрывается от плеча Лорелеи. Меня мутит. Каждый орган моего тела слабеет. Я чувствую явностное прикосновение утра и сильную слабость... Потому мне кажется отличной затеей усесться на пол и подождать лифтеров в таком положении…
Лорелея садится рядом со мной… Она смеется… Безудержно, задорно и чрезвычайно заразительно... Мои губы расплываются в бессмысленной и в том же время счастливой улыбке. Я ощущаю прилив смеха. Мне сложно понять, почему Лореляй хохочет… Какую я совершил оплошность?
«Какая странная женщина. Сущая психопатка. Почему она смеется? На не так повлиял мой галстук?» — проскальзывает в моих мыслях. Я теряю всякое самообладание и принимаюсь смеяться в унисон со своей сокамерницей. На моих глазах проявляются слезы. Я сгибаюсь пополам. И тоже ухватываюсь руками за живот… Смех играет со мной удивительною штуку — Лорелея уже не кажется мне обыденной незнакомкой. Я признаю в ней приятную знакомую из прошлого. Словно нас уже давно связывают приключения и диковинные воспоминания... Я небрежно перекидываю руку через ее шею, надрываясь от хохота, и утыкаюсь носом в ее макушку…
Не знаю, как долго тянется этот порыв… Почему мы смеялись. Почему Лорелея вдруг замолчала… Сейчас она улыбается…  Я бережно касаюсь ладонью ее плеча. Зачем-то с моих губ слетает эта дурацкая фраза: «Вы красиво смеетесь. Я женился однажды из-за того, что моя девушка красиво смеялась. Смех для меня — что-то вроде взятки». Мне становится стыдно за собственную непредусмотрительность.
— Звучит красиво. И сколько же раз вы были женаты, благодаря таким нелепым причинам? — спрашивает Лорелея. Я сумбурно киваю. На моей щеке появляется ямочка.
— Несколько раз. Кто же подписывается под такое добровольно? Все самые лучшие приключения происходят именно тогда, когда я отключаю разум... Что в вашей жизни случалось в последнее время удивительного? Шокирующего? Того, во что вы не были бы способны поверить в благом рассудке? — срабатывает эффект «в поезде». Я расслабляюсь и обретаю способность говорить с Лорелеей без стеснения, совсем откровенно.
— Знаешь что… — я отнимаю руку с плеча Лорелеи и грубо ухватываю ее ладонью за подбородок. Мой взгляд наполняется какой-то грустью… Щемящей и беспокойной.
— Ты очень странная...
В воздухе повисает минутная пауза. Я так и не смог закончить последнюю фразу… Мои губы касаются ее губ в коротком поцелуе.

Отредактировано Henry Hunter (2013-04-13 02:53:15)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » жизнь полна случайно-неслучайных событий