Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Полноправный день эгоистки. С Днем Рождения меня!


Полноправный день эгоистки. С Днем Рождения меня!

Сообщений 301 страница 309 из 309

1

- дата: 6 апреля 2013 года
- место: ресторан "Floor"
- раздел: today

http://24.media.tumblr.com/3a08baaebe1d415b07d49b564812cf73/tumblr_mk74s3l6yL1rutqv8o1_500.gif

Бруклин никогда не была особо любительницей праздновать свой день рождения, но в этом году решила отказаться от своей давней традиции. Всё верно, такую нестандартную дату, как двадцать два полных годика, девушка решила отметить на широкую ногу. С января месяца девчонка кропотливо откладывает каждый доллар, желая угостить своих гостей только самым лучшим пуншем, только самой вкусной едой, ну и разумеется, оставить в их памяти только самые вкусные и сочные воспоминания. Посмотрим, удастся ли Бруклин показать себя хорошей хозяйкой, и узнаем, сколько гелей для душа ей подарят в этот раз!

Подробнее о месте проведения банкета:
- основное мероприятие будет проходить на крыше ресторана. Там будут места для сидений, барная стойка и шведский стол, где каждый сможет угоститься любыми яствами и напитками на свой вкус.
- так же на верхнем этаже есть несколько вип-столиков, огорожденных от основного помещения ширмами, а значит, если вы вдруг устанете от шумного общества, или же вам нужно поправить сползшие ниже уровня чулки – смело отправляйтесь сюда.
- на самом краю крыши оборудована сцена, где есть диджейский пульт и отличная музыкальная установка. Так же есть функция караоке, разумеется, петь разрешается не только имениннице и музыкантам, пьяных дебоширов тоже туда пустят.
- последний этаж ресторана включает в себя так же уйму мест для развлечений. Бильярдная комната, крытый бассейн и сауна. В любое из помещений гости могут попасть свободно.

*информация возможно будет дополняться*

внешний вид крыши

http://s2.uploads.ru/gmBI4.png
http://s2.uploads.ru/LN1G3.png

Как попасть на праздник, или во сколько, куда, где и с каким подарком?
- праздник будет проходить 6 апреля, суббота, начало назначено на 20.00.
- чтобы попасть на верхние этажи ресторана, вам нужно предоставить секьюрити свой пригласительный (вечеринка закрытая, так что попасть на нее без купона будет проблематично).
- ресторан «Этажи» находится в центре Сакраменто, недалеко от центрального парка. Ориентиры: фиолетовая неоновая вывеска и светящаяся крыша. Ну а так же орущая на ней своим гостям Бруша.
- подарок может быть абсолютно любым, даже воображаемым! Лишь бы от души!


Итак, главное условие квеста - это активность. Ребята, давайте вспомнить Тахо? Именно оно и вдохновило меня открыть этот отыгрыш и позвать всех тех же ребят в обязательном порядке. Посты только короткие. Тех, кто будет писать длинные, я буду нещадно отправлять в бан! Коротко, ясно и по делу! Иначе мы точно застрянем, а мне бы этого очень не хотелось. И да, я на многое даю свободу, но, чтобы не было обид и недопониманий, лучше уточнить и спросить, например - а можно ли нам спалить кухню? а можно ли нам трахнуться за сценой? Я человек свободолюбивый и чаще всего буду разрешать, главное не перегнуть палку! Ну вот и все, внизу предоставлен перечень игроков, моих дорогих гостей.
Очередности постов нет!

небольшие правила, только для удобства
находясь в том или ином месте ресторана, обозначайте локацию звездочками
*у сцены*
*рядом с баром*
*бильярдная*

ну и в начале поста указывайте, чье имя в нем упоминается
Бруша-хрюша
Реник-оленик
Шерулька-красотулька


гости!

Samantha Hunter
Randal Andrews
Sharon Raymond
Étienne Moreau
Jessie Wilson
Christopher Cross
Miranda Cross
Daniel F. Roze
Estelle Hunter
Billie Jean
Kathy Hunter
Caesar Avery
Charlotte Maddox
Hannah Maddox
Jimi Sketch
Loreley Delight
Phoebe Gellar
Nikita Owen
Annabelle Davidson
Mitchell Breen
Jack Austin
Ridley Clayton

гвоздь программы

Joan Andrews

+6

301

автомобильная стоянка
Дана и Джесси

Я пожимаю руку девочки, еще недавно танцевавшей на барной стойке.
— Да, вы и в самом деле выглядите как стеклышко трезвой! Отличная новость! Признаться, я сам едва ли могу устоять на ногах. Значит, сегодня вечером и отвезете нас домой! — мои пальцы чуть сильнее сжимают ладонь Джесси, другую руку я взваливаю на плечо Даны…
— С каких пор ты меня в няни нанял? Я что-то упустила этот момент, — спрашивает моя жена. Я кривляюсь… Моя ладонь болтается у нее на плече.
— С каких это пор ты стала такой сварливой? — одними губами отвечаю я, прекращая свое трепетное рукопожатие с Джесси и щелкая Дану пальцем по носу.
— Кот, ты стала какой-то невыносимо сварливой. С этим нужно срочно что-то поделать. Хочешь шампанского? — зал постепенно пустеет. За барной стойкой все еще суетятся несколько неугомонных гостей Бруклин. Тем временем Дана уже представляет меня своей СЕСТРЕ! Меня передергивает! Откуда же нарисовалась эта сестра Даны? Эта неугомонная танцовщица с барной стойки... Я поймал взгляд новопреставленной сестры Даны и криво на один бок улыбнулся ей.
— Зачем же так официально? Можете называть меня просто Хэнк. Я видел, как вы сегодня танцевали на барной стойке. Мне ужасно понравилось. Ваш танец был такой зажигательный, — раскачиваясь из стороны в сторону в такт мелодии бара в обнимку с разбушевавшейся Даной, сказал я и подмигнул «родственнице». Наконец, в своем странном танце я склонился чуть ближе к  жене.
— Мне ужасно нравится, когда ты злишься. Это выглядит безумно сексуально, — я коснулся носом ее щеки.
Бац! Дана взрывается! Это происходит так стремительно, что я не успеваю во время поймать ее за талию и притянуть к себе обратно, чтобы хоть как-то угомонить… Она уже оказывается между мной и Джесси.  «Как самая трезвая и адекватная из нас троих развезу нас по домам. На своей машине. Без помощи такси. Никто ничего не имеет против?» — вот что доносится до моих ушей. Дана тот час же подхватывает какой-то подарок, клептоманит какой-то сверток, всучивает его сестре и уже выгоняет нас с ней вон из зала.
Что ж, мне не остается ничего другого, как последовать вслед за ней. Она спрашивает мой адрес. Мне кажется дурной идей сознаваться сейчас, что я живу у Нолы Уилтон, своей подчиненной …
— Я живу у одной своей подруги. Она не любит, когда я возвращаюсь чересчур поздно. Ей нужно рано вставать на работу. Пожалуй, будет лучше во сто крат если я переночую у ВАС! Разумеется, с одним условием — ты не будешь ко мне приставать, — мы подходим на стоянку.
— Мне на ум пришла одна занимательная и интересная игра, которая поможет скрасить нам дорогу. Мы будем по кругу задавать друг другу вопросы. Кто не ответит — тот проиграл. Я начну. Сестра Даны, скажите, вы состоите в постоянных отношения с кем-нибудь?

+1

302

Гвидо и Брук

Лед тронулся, господа. Медленно, но верно мы с Гвидо подбирались к намеченной цели, прощупывая почву, словно хищники перед нападением. Оба слишком осторожные, недоверчивые, предпочитаем начинать разговор издалека. Обоих можно понять: Монтанелли, возможно, сейчас исполняет обязанности дона, а я по жизни человек осторожный и рассудительный.
Бруклин за спиной сладко зевнула, давая понять, что мужской разговор ей наскучил, я лишь поднял уголки губ, поражаясь ее наивности. Знаю, что она такая доверчивая, искренняя, непосредственная и все равно поражаюсь этому каждую проведнную рядом с ней минуту.
Теперь мне предстояло подумать над тем, под каким соусом преподнести информцию и стоит ли делать это сейчас. Определенно стоит, тянуть некуда, да и дорога, не смотря на то, что ехали мы не очень быстро, не бесконечна. Еще четверть часа, не больше. Отворачиваюсь и смотрю в окно, мой взгляд отрывается от Гвидо всего лишь на пару секунд и вновь скользит по его мудрому лицу.
- А я ведь так и не знаю, чем Вы занимаетесь. – Услышав такие слова, можно было бы ошибочно подумать, что сеньор мне чем-то обязан, но нет, это была голая констатация факта. Если он говорит, что не последний человек, значит у меня нет иного благоприятного расклада кроме как поверить, к тому же многие неформальные источники шептали то же самое.
Насколько я знаю, Рей работала только на Гвидо, а с Данте, Анной и прочей элитой мафии она отношений не имела вот уже больше года, с тех самых пор, когда пакистанец Хабиб, лучший из лучших в своем деле дал осечку и пожалел ее. С тех самых пор ее история в Семье прерывалась… До того времени, пока девушка не понадобилась мужчине, сидящему по левую руку от меня.
- Слышал, но гораздо надежнее это звучит из ваших уст. Надеюсь, гостить ему там осталось недолго. – К Альваро у меня не было никакого отношения. Я его уважал, как босса, как человека, на которого я косвенно работаю и от которого зависела толщина слоя с икрой на моем хлебе, но не более того. Я его не видел, не пересекался, по телефону не разговаривал и для меня он был мифичным Данте с мутноватым прошлым.
- Отнесем ее к разряду семейных, - произношу более расслабленно, соглашаясь с Гвидо кивком головы, мол, будем считать, что Вы сможете помочь в ее решении.
- Я бы хотел, чтоб Бруклин на время отстранили от дел. – Выжидаю паузу, но не затягиваю, продолжая:
- По медицинским показаниям, скажем так. – Больше всего я опасался того, что Гвидо начнет копаться в наших отношениях и лезть в душу, а говорить о личном с «коллегами» я не люблю. Я вообще не люблю говорить о личном, на то оно и личное, верно? И людей, которым я доверял до такой степени, чтобы спокойно делиться проблемами было ничтожно мало: Рей и две мои сестры.
- Мы ждем ребенка, - фраза звучала суховато, в ней не было радости или огорчения, очередной кинутый в лицо факт. Гвидо и не должен знать, какие эмоции я испытываю на этот счет, особенно если учесть, что о будущем ребенке я узнал час назад и не в самых приветливых обстоятельствах.
- Думаю, что Данте был бы не против, да и Рей не имеет к нему никакого отношения, стало быть можно миновать эту инстанцию и все решить здесь и сейчас? – Километры до пункта назначения тем временем неумолимо сокращались. Мы уже выехали из центрального района, располагавшегося ближе к востоку города. Еще пара кварталов, узких улиц и темных дорог – и мы приедем. А затем еще полчаса будем ехать домой, потому что живем в другой части города. Но я люблю такие ночные прогулки на автомобиле, они успокаивают, умиротворяют и дают пищу для ума. Моя речь была закончена, и почему то, высказавшись, стало значительно легче. Гвидо производил впечатление хоть и странного, но вполне понимающего человека. Боюсь даже представить, с каким пониманием в глазах он разрезал тело на части, чтобы смыть их в сливном бочке или утилизировать другим способом. Его двусмысленная ненормальная улыбка так и стояла перед глазами.

Отредактировано Randal Andrews (2013-05-10 02:05:46)

+2

303

Гвидо и Рен

Язык мой – враг мой. Когда-то я совершенно не понимала смысла этой поговорки, но только не сейчас, когда мне хотелось буквально захлопнуть свой собственный рот ладошкой и перемотать время назад. Но я молчала, ловя на себе изумленный взгляд Гвидо и виновато улыбаясь. Знаете, рассказывать ему о своих отношениях с Шерон мне не особо хотелось. Не смотря на всю свою внешнюю наивность и ветреность, я прекрасно понимала, что распространяться о своих связях с полицией в кругу мафии не стоит. Зря я вообще заикнулась об этом, совершенно забывая о всякой безопасности, как ребенок радуясь очередному подарку.
А я действительно сейчас была слишком счастлива, чтобы концентрировать свое внимание на чем-то одном. На моем пальчике сверкало красивого золотое колечко, справа от меня целая груда многочисленных подарков, большую половину из которых я еще не успела даже посмотреть, но вместо приятных мыслей и воспоминаний о проведенном вечере, мне нужно контролировать себя и свой бесконечный бессмысленный поток речи.
- Нет, не нашли. – я виновато улыбнулась мужчине, съеживаясь на месте и глубже зарываясь в кожаное сиденье, спиной ощущая прохладу его обивки. – Так скажем, одна моя близкая подруга сумела мне ее заменить. – теперь можно выдохнуть. Я пыталась ответить на этот вопрос наиболее нейтрально, не собираясь вдаваться в подробные рассказы о своей нынешней семье. Да, у меня есть Шерон, которую я считаю своей матерью. Есть Этьен, который возможно заменит мне отца, но думаю, этот мужчина слишком сильно увлечен своей женщиной, чтобы суметь полюбить кого-то еще кроме нее. И самое главное, у меня есть Рен, мое все, моя жизнь, мое счастье, и не смотря на то, что сейчас мы разговариваем на совершенно посторонние темы, я не вижу его лица, я нутром чувствую, что он все еще на меня злится.
А затем был мужской разговор, в который я по началу внимательно вслушивалась, но потом забила на это дело, так и не сумев вникнуть в суть разговора. Что они хотят друг от друга? Они называли громкие имена, я и ума не могла приложить, для чего вдруг Рендалу понадобился Данте. Что-то случилось? Что-то серьезное?
В груди проснулось волнение, но я постеснялась задать свои вопросы вслух, не желая встревать во «взрослые» разговоры. И что мне оставалось кроме бессмысленного разглядывания проезжающих мимо пейзажей, краем уха все же прислушиваясь к мужским голосам. Время медленно, но верно приближалось к раннему утру, усталость медленно растекалась по моему телу, на меня напала дремота. Сладко потягиваясь и зевая в кулак, я чуть не сшибаю с сидений один из подарков, тут же ловя его в воздухе, привлекая на мгновение к себе внимание двух пар серьезных глаз.
- Простите. – вновь неловкая улыбка слетела с моих уст, я выпрямляюсь, желая поскорее добраться домой и лечь спать, как в этот момент до моих ушей доносятся слова Рена, новость, которой я огорошила его пару часов назад. Зачем он обсуждает этот вопрос с Гвидо? Или он решил обрадовать и его тоже? Но честно сказать, взволновало меня совсем не это, а тон, с каким Рома произнес эту весть. Равнодушно, сухо, даже как то грубо, от чего под ложечкой тут же предательски засосало.
Неужели мои подозрения по поводу реакции Рена были оправданы? Новость о прибавлении не пришлась ему по душе? Показалось, что он даже скрипел зубами, от чего мне стало дурно и тут же захотелось покинуть салон автомобиля. Но мне некуда сбежать, мы все еще в пути, не можем добраться до дома Гвидо, и мне приходилось, словно загнанному в угол зверю, метаться с места на место, яростно елозя на свое пятой точке.
В горле встал комок, в глазах предательски щипало, я чувствовала, как ко мне снова подкатывает желание разрыдаться, от чего я сильнее вжалась в груду подарков, желая тупо спрятаться от этого мира.
Меня не волновало ничего, ни то, что ответит Гвидо, да пусть хоть загоняет меня до смерти или скажет, что я уволена и эта работа не для меня, без разницы. В груди сидела обида и разочарование. Не на Рена, нет, на саму себя. Как я могла такое допустить, почему в итоге новость о ребенка произносится вот так, словно они говорят о погоде, о любимой радиостанции, о чем-о менее значительном и важном в жизни любого человека.
А автомобиль тем временем добрался до нужного пункта, и я, не дожидаясь никого из мужчин, тут же выскочила из автомобиля, бросая что-то в роде:
- Мне нужен свежий воздух.
На самом деле мне хотелось побыть одной, и знаете, чертовски не хотелось быть и дальше свидетелем таких равнодушных разговоров о таком необычном для меня состоянии. И я прогулочным шагом направилась вдоль дороги, равнодушно пиная камень под своими ногами.

+1

304

Забавно. После того, как Хабиб пожалел Бруклин после её прокола, она вполне могла бы и дальше наслаждаться спокойной жизнью - Витторе в её случае не стал доводить наказание до конца; что в их среде могло считаться почти синонимом прощения. Правда, и продолжать выполнять те же самые функции от неё больше не требовали - возможно, просто желая оградить верхушку от связи с той облавой, в результате которой Брук оказалась в полицейском участке, в прямом смысле превратив себя во врага Семьи посредством собственного языка. Донато простили её - по каким причинам, у них уже не спросить. Впрочем, вполне вероятно, что Джордан вообще не праздновала бы свой день рождения сегодня, если бы Гвидо не заступился бы за неё в тот вечер. Прощение её "коллег"-наркодилеров стоило гораздо дороже, чем прощение дона. Так что Рей в "дело" вернул не Гвидо - это сделал случай... Благодаря которому она ещё и знала правду о том, чем занимается Монтанелли для Семьи. Вернее сказать - чем занимался, потому что заниматься этими функциями и дальше он уже не может. И не только Эндрюс - даже дети Гвидо, тоже вовлечённые в преступную деятельность, до сих пор не знали о роде занятий своего отца. Во всяком случае -  Патологоанатом всё ещё так думал; и желал бы, чтобы это так и осталось для них тайной - гордиться здесь было уж точно нечем.
- Я следил, чтобы все вещи были расставлены по нужным местам. Бруклин знает - спроси у неё, на что это было похоже.
- слишком долго объяснять, что он делал для Семьи, да и место совершенно неподходящее для этого; к тому же, Монтанелли не привык рассказывать об роде своих занятий самостоятельно, предпочитая, чтобы рекламу ему создавали другие. А потому и не нуждался в рекламе - если кто-то вдруг наследил там, где не стоило, или не успел (а может, и не захотел) вовремя убрать за собой, то он знал, кому звонить - Гвидо сделал бы так, чтобы эти "следы" исчезли. В случае Семьи Торелли - слова "избавиться от тела" приобретали буквальный смысл - благодаря тридцатилетнему труду Монтанелли, который буквально избавлял мир от трупов - уничтожая их всеми способами. Тяжело не согласиться - полное уничтожение гораздо надёжнее, чем захоронение тела в ближайшем лесу. И он не зря говорил о своём роде деятельности в прошедшем лице - хотя и не сообщая, чем именно занимается сейчас.
"Так скажем..." Одного этого эпитета было достаточно, чтобы понять - Бруклин явно что-то недоговаривала. Знакомить его с этой близкой подругой желания у Джордан явно не было - слишком уж явно; правильнее было бы сказать - девушка не хотела бы, чтобы Гвидо узнал, кто эта жещина, и это нежелание явно читалось в её светлых глазах. Монтанелли на долю секунды перевёл взгляд на Рендала, чтобы убедиться, что он не желает лезть в этот разговор... они оба что-то от него скрывали, и значит, было, что скрывать... А из присутствующих на вечеринке, на роль близкой подруги, которая была достаточно взрослой, чтобы быть в праве считаться "матерью" Джордан, годилась только одна женщина. Тем более, что это прекрасно объясняло бы её присутствие на этой вечеринке и настолько тёплое общение с изменницей, которое не ушло от взгляда Гвидо - всё-таки всегда выгодно занять правильную позицию. Патологоанатом едва заметно усмехнулся.
- Так тебя можно дважды поздравить? - и моментально стёр с лица усмешку, вновь наградив Бруклин доброжелательной улыбкой. Девушка давно уже была достаточно взрослой, чтобы перестать нуждаться в матери, но в любом случае, даже если она обрела мать, или кого-то, кого могла бы с чистой совестью назвать матерью, столь поздно - это всё равно было бесценно. Хотелось бы думать, правда, что она уже не настолько наивна, какими бывают дети из детских домов...
- Мы все на это надеемся. - хотя, если откровенно, надежда слабела с каждым днём. Тёмное прошлое Данте сыграло с ним плохую шутку - копы ничуть не менее гангстеров любят тех, кто перешёл на другую сторону; разве что среди них таковых попадается немного меньше, но Альваро - среди них был просто чемпионом. Шутка ли - бывший коп сумел возглавить мощнейший из преступных синдикатов города... Чтобы отправить его за решётку надолго, вполне достаточно было доказать, что Альваро и Уэйт - одно и то же лицо; к сожалению - это было сделать не сложно. Гвидо не ждал, что Данте вернётся из-за решётки. Не скоро - в любом случае. Сам он, откровенно говоря, может и не дожить до того дня, как нынешний дон выйдет из тюрьмы. Монтанелли улыбнулся Бруклин и её почти жонглёрскому трюку, и вернулся к беседе с Реном.
- Внимательно слушаю. - разряд семейных... что ж - как боссу, ему придётся решать и личные проблемы, в том случае, если кто-то обратится к нему за помощью в их решении. Как высшая фигура в организации, он имеет право выступить последней инстанцией в личных спорах между членами Семьи, ежели это требуется или они просто не могут сами уладить проблему между собой. Правда, следующих слова Рена Гвидо не ожидал; и никогда не задумывался о том, что однажды ему придётся решать такую "проблему", как та, о которой ему поведали только что...  Лишний аргумент, почему женщины не должны быть частью "нашего дела" - и немаловажный; однако же - тут уж ничего не попишешь...
- Оу! - воскликнул Гвидо; кажется, он догадался о сути истории ещё за секунду до того, как Рендал сказал самое главное, но, в целом, его догадливость совершенно не имела сейчас значения. Молодые люди подкинули ему замечательную загадку, нечего сказать. Как оказалось, Бруклин стоило поздравить не дважды, а трижды; притом - ещё и решить попутно вопрос о том, что с ней делать в ближайшее время, умудрившись не оскорбить её неуважением... Само слово "проблема" как-то плохо подходило к нерождённому ещё ребёнку, однако Эндрюс был прав - сама ситуация была именно проблемой. И это заставляло задуматься о том, как бы её решили предыдущие доны... Впрочем, Данте был не причём. Бруклин была человеком Гвидо, а не его; она не была членом Семьи. А Монтанелли, как посвящённый, сохранял за собой право выбирать тех, с кем работать, не говоря уже о том, что теперь он возглавлял всю Семью.
- Мои поздравления... - Монтанелли хотел было выступить с ответной речью, когда молодая мамочка пулей вылетела из машины, сообщив о том, что ей нужен воздух. И ведь с ней теперь даже не поспорить на этот счёт... Возможно, вот в чём крылась причина её настолько активного поведения? Гвидо придержал Рена за рукав, пока он не рванул следом за ней на улицу. - ...Рендал. - и протянул ему руку для рукопожатия. Рен поступал как настоящий мужчина, желавший защитить свою женщину и своё дитя - и Гвидо отлично понимал его, хотя сам никогда не был в подобной ситуации; его жена, к счастью, не имела другого отношения к Мафии, чем замужество за гангстером. - Оставь её ненадолго, пусть подышит воздухом. Я двоих воспитал, поверь моему опыту - две-три минуты женщину лучше сейчас не трогать. - воспитал двоих; и растит третьего... которого сам не ожидал. Впрочем, незачем сейчас отвлекаться - он решает чужие проблемы, а не свои. А две-три минуты - более, чем достаточно, чтобы они с Реном могли бы поговорить наедине. - А по поводу того, что ты сказал мне: я не настолько жестокий человек, чтобы заставлять будущую мать бегать по моим поручениям. Будь хорошим отцом и мужем, Рен. - Гвидо коснулся плеча парня ладонью, посмотрев в его глаза. Это не значило, что отпуск даётся и ему тоже; но Монтанелли уважал его право, как отца, заботиться о своей жене и своём будущем ребёнке. И значит, дать ему оплачиваемую работу - было не только обязанностью... - Давай теперь поговорим о моей проблеме. У меня есть основания полагать, что федералы поставили меня на прослушку и спрятали несколько жучков в моём доме. И я бы хотел выяснить, где именно. Ты ведь разбираешься в этом, верно? - Гвидо вовсе не хотел, чтобы Рэндал снял прослушку - это выдало бы, что Монтанелли обо всём догадался. До поры, до времени - достаточно было просто обнаружить их точное местонахождение. - Жду тебя завтра. Пойду верну Бруклин в автомобиль. До завтра, Рендал. - кивнув Эндрюсу ещё раз, Монтанелли покинул автомобиль, твёрдым шагом направившись к внезапно расстроившейся Брук. К ней тоже был разговор, который они так и не успел закончить в машине... вернее сказать, стоило проверить последние детали. И поздравить будущую мать, как следует, разумеется.
- Иди-ка сюда...
- Гвидо сделал то, чего никогда не делал по отношению к Джордан - заключил её в искренние, почти отеческие объятия. Она станет матерью... Подразумевалось, что известие о пополнении должно быть поводом для радости, никак не наоборот; и не похоже, что Рендал был против - его сухость стоило скорее списать на удивление, неуверенность, страх - в общем, все чувства, которые и должны испытывать будущие отцы в такой момент. Те, для кого ребёнок действительно был "проблемой", так себя не ведут. - Поздравляю тебя. - Монтанелли коснулся её лба губами, улыбнувшись. Он назвался её другом. И не отказывался от своих слов, реагируя на новость так, как и положено друзьям - радуясь за неё; то, что он был её боссом, было уже вторичным. А в будущем, возможно, и вовсе перестанет иметь место. Временное "отстранение" подразумевало такой большой срок, что вполне могло означать полный выход Бруклин из дела. Особенно учитывая, что... - Шерон Рэймонд - твоя "мама"? - совершенно ничего не изменилась ни в улыбке, ни в глазах Гвидо.

Не мог не накатать :-[

Да, Рен - это предложение играть

Отредактировано Guido Montanelli (2013-05-10 16:21:55)

+2

305

Сейчас я испытывала самые разные чувства и эмоции. С одной стороны меня одолела жгучая яростная обида и разочарование. Я не понимала, действительно не понимала, как могло произойти так, что известие о моем положении могло быть воспринято так сухо, так равнодушно, не знаю… конечно, наверняка есть причины, причины веские, и я судорожно перебирала свои воспоминания и поступки за последние пару дней. Я заслужила такую реакцию, почему я удивляюсь? Почему не могу принять ее как должно, ведь такого отношения я добилась сама. Своими обидами, своим молчанием, своим поведением. Рома думает, что я ему изменяю, и он имеет на это все оправдания, а я не знаю, что еще сказать в свою защиту, кроме банального – ничего не было, все не так, как ты думаешь.
Попросить прощения? Признаться в том, что была не права и поступала как маленькая избалованная девица, забывая про такие моральные ценности, как доверие и уверенность. Я признаю, я знаю, никогда не отрицала своей безголовости, но что это может изменить? Неужели это изменит отношение Рена ко мне, к нашему ребенку, к нашим отношениям? В его словах, в его брошенной словно случайно фразе не было ни капли эмоций, словно ему было все равно, словно я и моя беременность стали ему грузом. Возможно, я все снова надумываю, не желая жить спокойно и не беспокоиться, но я была бы не я, если бы не волновалась.
Ночь была действительно прохладной, кажется, я умудрилась на автомате пройти мимо дома Гвидо, останавливаясь на соседской лужайке,  ежась от холодного ветра. На мне до сих пор было лишь короткое белоснежное тонкое платье, кожа покрылась мелкими мурашками, я бросила расстроенный взгляд в сторону автомобиля, лишний раз убеждаясь, что Рен за мной не пойдет, и устроилась с ногами на скамье, дожидаясь прихода чуда. Хотя нет, скорее успокоения.
Уставившись в одну точку, я обняла себя за плечи, не сразу услышав поблизости тяжелые мужские шаги. Признаться честно, я очень надеялась увидеть сейчас рядом Рена, почувствовать, что ему не все равно, ему действительно есть дело до меня и моих расстройств, но подняв глаза, я столкнулась с теплым взглядом Монтанелли, тут же поднимаясь на ноги и неожиданно для самой себя, утопая в объятиях гангстера.
Это было настолько неожиданным, настолько удивительным поступком для меня, что ошарашив, я не сразу обняла мужчину в ответ. Словно завороженная я смотрела на его лицо, не веря тому, что сейчас происходит. Не стоит думать, что мне был неприятен этот поступок, скорее наоборот, это объятие, теплый голос и молчаливая поддержка были нужны мне сейчас больше всего на свете.
Уткнувшись носом в немного грубый костюм сеньора Монтанелли, я закрыла глаза, вдыхая необычный и новый для себя аромат. Я любила ассоциировать людей с запахами, так вот, от Гвидо пахло едой и каким-то дорогим вином. Запах тяжелый, но внушающий уверенность, и может даже страх. Но сейчас я не боялась, и чувствуя прикосновения сухих губ к своей макушке, наконец открыла глаза, благодарно кивая головой.
- Спасибо. – на его теплую улыбку было невозможно не ответить взаимностью. Сейчас я ощутила четкое чувство дежа вю, когда человек, с которым по всем логичным размышлениям и предположениям я не могла иметь ничего общего, становился для меня кем-то большим, чем просто приятель, знакомый или же, как в случае с патологоанатомом, начальник.
В этот момент я прекрасно понимала, что могу верить этому мужчине, не смотря на то, что он работает в такой сомнительной сфере, где по факту верить кому-либо было очень опасно, я знала, мужчина никогда не позволит себе меня обидеть.
Когда-то так произошло и с Шерон, и в голове проскользнула мысль, что я самая отчаянная и самая везучая девчонка на свете, и что не смотря на свою неисправимую пустую голову, люди от чего то относятся ко мне с особенной теплотой.
Мы так и стояли, и мне не хотелось отпускать объятия и возвращаться в автомобиль, не хотелось возвращаться к своим проблемам, где я не знаю, чем и как закончится мой день. Думала ли я о том, что возможно мы с Реном расстанемся? Удивительно, но такой мысли я не допускала никогда. Он не такой, он не уйдет от меня, но чувствовать его взгляд с укором, ощущать его неодобрение было просто невыносимо.
И тут вопрос, который сбил меня с толку, и я бы даже сказала – чертовски напугал. Я подняла свои пепельно-серые глаза на мужчину, ожидая самой недоброжелательной реакции, но его выражение лица ничуть не изменилось. А мне было страшно. Сейчас, сжатая в сильных руках сеньора, под его пристальным взглядом мне было просто некуда сбежать и укрыться от честного и правдивого ответа. Да и врать мне не хотелось, мое вранье однажды аукнулось мне шрамом на левом предплечье.
- Так вышло. – виновато опускаю глаза. Делая неуверенный шаг назад, вследствие чего наши объятия распускаются. Поправляю галстук Гвидо, после принимаясь за подол своего платья, не зная с чего начать. – Да, мы с ней стали очень близки друг другу, но она не знает о нашем роде деятельности. Я не говорила, и никогда не скажу ей об этом, ошибки прошлого многому меня научили. – я перевела взгляд на черный Бентли, что так и стоял припаркованный у крыльца апартаментов Монтанелли, задумываясь о том, что дороже Рена у меня нет ничего. А он находится по ту сторону закона, а это значит, я буду покрывать его всеми правдами и неправдами. И я буду врать даже Шерон, чтобы укрыть своего мужчину от каких-либо проблем. Надеюсь, Гвидо прекрасно понимал это и не сомневался в моей преданности ему и нашему общему делу. – Я не предам нас, от меня лично она не узнает ни единого факта, я обещаю.
Что –то слышать в ответ мне не хотелось, я боялась, что это будет лекция и нравоучение о том, что связи с полицией опасны, и что я должна держаться подальше от таких знакомств. В общем-то, этот разговор был бы все равно бесполезным, так как своего мнения я бы не поменяла.
- Простите, я замерзла, и думаю, нам уже пора ехать. Уже четыре часа утра. – виноватая улыбка, после чего я подхватила гангстера под руку, продолжая с ним неторопливый путь в сторону его обители, молчаливо радуясь тому, что теперь могу себе позволить такие вольности. Но я только сегодня, под шумок. – Спасибо большое, что не отказались и приехали, и за подарок тоже спасибо. И за понимание. – Мы ведь друг друга поняли, верно? – Всего доброго.
Я не стала совсем уж наглеть и дарить своему боссу девичий наивный чмок в щеку, во-первых, не хотелось окончательно забываться и перегибать палку, во-вторых, под взглядом Рена было как-то неуютно разговаривать и вести себя с Гвидо так доверительно что ли. Мне казалось, что Эндрюс такое поведение совсем не одобряет.
Кивнув мужчине на прощание, я ловко устроилась на пассажирском сидении, забираясь на него с ногами и пристегиваясь. При возвращении в салон, апатия и тоска снова свалились на мои плечи тяжелым грузом, и в груди появилось лишь одно единственное и отчаянное желание. Которое я тут же озвучила.
- Отвези меня домой, пожалуйста. – ко мне домой, в квартиру, где я жила с Макс, а теперь вынуждена коротать ночи в одиночестве. Быть может, время наедине с собой поможет мне во всем разобраться? Рассудить и решить, как я хочу, чтобы моя жизнь продолжалась дальше?
Я боялась смотреть рендалу в глаза, отворачивая моську к окну и снимая колечко, медленно и попеременно одевая его на каждый пальчик по очереди. Это занятие сейчас немного отвлекало меня от напряженной поездки.

+3

306

Генри, Джесси
*парковка*

Дана честно пыталась игнорировать все фразы Генри адресованные ей. Хоть и с котом он попал в самую точку, потому что женщина напоминала сама себе сейчас кошку, которая щетинилась от любого поглаживания и ласкового слова. Лимит доверия к этому мужчине был исчерпан давным-давно и пока пополняться не собирался. - Ах, сварливой?! Ты шлялся непонятно где и непонятно с кем столько времени и ты еще хочешь, чтобы я не была сварливой?! - Взвизгнула Ди, сама от себя не ожидая подобного поведения. Кто бы еще из знакомых видел ее сейчас, сказали бы, что ее подменили. Почти всегда уравновешенная, спокойная и рассудительная, МакКарти сейчас напоминала скорее самую последнюю истеричку, которая была противна даже ей самой. Но ее невероятно злило  то, что Хантер то ли притворялся, то ли действительно не понимал, в какой они оба ситуации оказались. Здесь одним "Прости" не отделаешься.
- Ах, значит на барной стойке танцевала? Не думала, Джесси, что обычный сок так воздействует, - не скрывая сарказма в голосе, с улыбкой спросила Дана кузину, давая себе самой возможность немного успокоится, расслабиться и перестать бросаться на людей.
- Сексуальна? - Женщина задумчиво хмыкнула, с каждой секундой всё больше успокаиваясь. Самообладание наконец возвращалось. - Мне даже страшно подумать, что будет, если я буду тебя бить. Наверное, надо отказаться от этой идеи, - с наигранным сожалением и едва заметной усмешкой ответила Дана на высказывание мужа. Сложно сказать как у него удавалось только одними лишь прикосновениями вот так ее усмирять. Хотя, чему тут удивляться? Он бабник на всё Сакраменто - уж у него то есть опыт по укрощению строптивых дамочек, вроде нее. И хоть этот факт сам по себе был довольно неприятен, вызывая среди тараканов в голове новую бурю возмущений, но противиться приятным ощущениям никак не удавалось.
Но побыть спокойной долго не удалось. Такой уж сегодня неудачный день и с этим уже ничего не поделаешь. Дана предсказывала уже себе самой, что уснуть ночью без помощи каких-нибудь успокаивающих таблеток не получится. Хорошо хоть ее смена на работе только послезавтра - удастся немного отдохнуть. Оказавшись наконец на улице, женщина направилась к своей машине, попутно слушая о чем говорил Генри. И почему она уже не удивляется подобному ответу?
- Ну что ты! Не будем тревожить твою очередную любовницу, пусть выспится, бедняжка, - с непонятным раздражением ответила МакКарти, не жалея иронии в голосе. Почему она внезапно приревновала его? Весь вечер относилась к наличию многих "подруг" у Генри вполне пофигистично - ее совершенно не удивлял сей факт. - Джесс, мы изменяем наш маршрут на сегодня и едем все ко мне. В моей квартире он уже бывал, не хочу, чтобы знал, где находится и твоя, - глупый довод, но ведь надо было как-то объяснить свое решение. Более того, что Дана никак не могла понять почему соглашается вообще брать Хантера хоть куда-то с собой. Она всё скидывала на свою совесть и..опять на клятву Гиппократа, мысленно пытаясь подстроить мужчину хотя бы под одно предложение этого текста. Дура, что еще скажешь?
- На задние сиденья оба садитесь, - МакКарти уже и самой становилось тошно от того, что она командует этим их маленьким парадом. Закинув в багажник многострадальный пакет с подарками, женщина села на свое водительское сиденье, успев услышать предложение Генри об игре. - Моя сестра состоит в постоянных отношениях со своим женихом, с которым у них скоро будет совместный ребенок. Исчерпывающий ответ? - Не дав Джесси и слова сказать, ответила вместо нее Ди. Она сейчас не помнила правда ли была о женихе и говорила ли ей сестра о чем-то подобном. Хотелось верить, что Дана угадала наперед.
- Теперь моя очередь. Генри, почему ты такой идиот? Только честно отвечай, сам же говорил, - обернувшись к парочке сзади, опять саркастически поинтересовалась МакКарти, после чего обернулась обратно включая радио, чтобы хоть как-нибудь скрасить их поездку к ней домой. Не будут же они в самом деле играть в игру?

0

307

Квест будет закрыт сегодня в полночь, если кто-то не успел доиграть, можете перенести свои личные эпизоды во флеш. Всем спасибо за участие, было весело!

0

308

Мне так и не удалось наверняка понять, что для Семьи делает Гвидо Монтанелли, ох уж эта его любовь к завуалированным фразам.
Снова кивок, обязательно спрошу, как только мы окажемся вне досягаемости посторонних глаз и решим более важные для нашей семьи проблемы. Мне нравилось считать нас семьей. Есть не просто она и просто я, есть мы, единое целое.
Что касалось Данте Альваро, то слово «надеемся» как раз таки меньше всего внушало надежду. По тону итальянца можно сделать вывод, что бывший босс обречен гнить в тюрьме. А Шерон не из хвастливых, такое событие для нее и ее коллег, а она даже не обмолвилась. Неужели каждый день ей удается ловить крупных преступников? Или у лейтенанта нет четкой грани и она просто и сухо выполняет свою работу, не обращая внимание на степень грешков, которые вереницей тащились за подсудимым? Как бы то ни было, это уже не мое дело, не мое и все тут. Может быть Рей в силу своего любопытного характера спросит у нее, но это вызовет лишь подозрения, да и сильно сомневаюсь, что моя женщина вникла в суть нашего с Гвидо разговора. Она предпочитала сидеть хмурой на заднем сидении, зарывшись в ворох пакетов и коробок, смотреть в окно и ждать, когда же мы наконец доедем до станции назначения.
- … Спасибо! – А Гвидо искренне удивился моей проблемной новости. Но согласитесь, оставаться Бруклин в деле ближайший год никак нельзя. Хотелось бы верить, что я не поторопился, и беременность окажется не ложной, а то выйдет как в тот раз, год назад, когда мы не проверив все как следует наделали кучу выводов, а затем меня ждал облом. Ребенка, которого я так хотел и за те дни, что успел почувствовал отсутствие Рей рядом, успел полюбить. Он оказался мифом, а воздушные замки – не моя политика. Я хотел не меньше, чем она оказаться дома, только вот если она желала остаться наедине с собой, со своими мыслями, то я хотел разговаривать, как минимум, спросить, почему я не узнал этого раньше, снова услышать, какой я плохой человек, у которого такое начальство, посылающее в командировки в самый неподходящий момент, еще и в город, где жила Пандора. И главное – виноват-то в этом всем я! Обычный ключ женской логики, я только недавно начал ее понимать. Не важно, прав ты или нет, ты можешь даже не пытаться что-то объяснять, все равно ты виноват. Так я и поступал последнее время. Брук на меня обиделась? Окей, помолчу и подожду, пока обида пройдет, потому что спрашивать себе дороже.
Меня всегда преследовало это гадкое чувство, словно на тебя вылили ушат с помоями, когда она на меня обижалась. Может быть прекратить подходить первым, звонить, проявлять уважение и интерес и тогда меня тоже удостоят своевременными разговорами?
Сейчас мне тоже было тоскливо и не по себе. Я то и дело смотрел в окно на город, тонувший во мраке и слушал Патологоанатома.
Пожимаю руку итальянца, создается впечатление, что он за нас действительно рад, от чего мне еще больше не по себе. Не привык я к тому, чтобы чужие люди могли желать нам счастья и искренне улыбаться от новости, которая не имела к ним никакого отношения.
Машина останавливается, и не успеваю я произнести еще хотя бы слово, как Джордан пулей вылетает из машины, и первая мысль, которая приходит мне на ум – я опять в чем-то виноват. В чем же? Посмотрел не так? Сказал не так? Не тем тоном? Что не нравится? Так, как меня своим неосмотрительным отношением задевала Бруклин, не задевала еще не одна женщина, а если она злиться за случай годовой давности и не может простить, так нам и вовсе лучше разойтись, любви не бывает без прощения. И без доверия не бывает. Пока же в наших отношениях последние месяцы прощал и доверял только я, а она молчала, кидалась прилюдно громкими заявлениями и обжималась с какими-то мужиками по углам. И я никого не обману, если  скажу, что не этого жду от отношений, и от женщины, которую единственную назвал любимой и включил в состав своей семьи. Как многочисленной формальной, еще тогда, в Сиднее, так и в неформальной, состоявшей только из меня и ее.
Идти за ней сейчас мне хотелось меньше всего. Я мужчина, я должен, но я не хочу. Это глупость, что все и всегда должен решать мужик. Решать, делать, обговаривать должны двое, иначе зачем мне вообще любимая, если я все могу решить сам? Просто для того, чтобы она рожала детей и тратила мои деньги? Нет, это не мой вариант. Моя девушка должна быть еще и мим другом, тем, на кого я могу положиться в любой ситуации. А в отношении Бруши это понимание ускользнуло так же быстро, как и появилось.
Непозволительно думать, что она мне надоела, конечно нет, скорее наоборот, я просто ее не понимал и лезть лишний раз не хотел. Ведь от того, что свои обиды я переживаю внутри себя, никому их не показывая, ей не хуже? И мне не хуже. Зато для многих мы идеальная пара, так было и будет всегда, даже если ради этого придется наступить на горло своим эмоциям.
- Спасибо. – Повторяю, тоже касаясь рукой плеча мужчины. – Поверю, - отчего не поверить, этот сеньор достаточно опытен, и его методы наверняка более действенные, чем мои. Да и что бы я сказал Бруклин?
- Что случилось? Что я сделал не так? В чем проблема? – Хотя бы несколько минут я хочу прожить не думая о том, что я сделал не так. Хочу быть счастливым, и на данный момент счастье для меня заключается в отсутствии проблем хотя бы в моей голове. Они есть, но думать о них ближайшие пять минут не хочется. Успею еще, ведь все равно нам придется сесть и поговорить, припомнить друг другу все помарки, снова ощутить себя каким-то неправильным человеком, и в итоге к чему-то придти.
- Постараюсь, - снова улыбка. Мои ответы в основном односложные, а мысли где-то не здесь, и все же я стараюсь не отвлекаться и не терять нить разговора.
- Только выяснить? – Жучки можно было бы убрать, но у Гвидо были основания это не делать. В любом случае мне придется показать их таким образом, чтобы было непонятно по прослушке, что именно я делал дома у Монтанелли. Да и зачем я вообще пришел к нему в обитель. Этот вопрос еще будет обговорен, но не сегодня.
– Это не проблема, выясним. Тогда до завтра, - прощаюсь с итальянцем, провожая его взглядом в спину.
Я наблюдал, как он подошел к Рей, как обнял ее, и, признаться, мне стало легче. Возможно, от того, что этого не придется делать мне, ведь я совсем не знаю, что сказать, возможно от того, что все таки не такие черствые и равнодушные люди нас окружают, как кажется. Хотел бы я доверять этому мужчине, но у нас еще все впереди. И я, кажется, по прежнему в деле.
Пока я наблюдал за парой силуэтов, терявшихся в ночи, то думал о том, что если Рей все таки окончательно беременна, как бы глупо эта фраза не звучала, то это отличный шанс уговорить ее переехать ко мне, оперируя теперь не только «я хочу», но и более весомыми аргументами.
Еще я подумал о том, что мы бы могли купить дом, точнее я бы купил его для нас: для себя, Рей и нашего будущего ребенка. Меня уже сейчас интересовал его пол, по непонятным причинам я хотел бы дочь, с белокурыми волосами и серыми, как у ее мамы, глазами. Такая вот банальщина.
- Поедем к тебе? – Мой тон звучит тепло и миролюбиво. Новая квартира Рей мне совсем не нравилась, она была слишком белой, холодной и мертвой, словно там никто не живет. Ей бы не помешал ремонт в более темных тонах. А с тех пор, как Макс переехала, она и вовсе опустела, в ней было одиноко. Поэтому моя крепость мне нравилась больше, съемной она выглядела куда уютнее, чем Брушина собственность.
Но я же не в том положении, чтобы спорить, не забыли?
– Хорошо. – То, что едем мы вместе, я вроде как сказал доходчиво, поворачивая ключ зажигания и отъезжая от дома, замечая, как Гвидо взобрался по ступеням и тяжелая черная дверь захлопнулась.
Одинокий, маленький особняк сеньора в кромешной темноте, окруженный густыми деревьями, выглядел зловеще. Даже то, что из-за пушистых крон выглядывали соседние крыши не делало дом более дружелюбным. Настоящая Вестерия Лейн со своими тайнами и загадками.
Мы  выехали на магистраль, пристраиваясь к потоку машин. Мы молчали, каждый был погружен в свои мысли. Я снова думал о том, что мы купим дом, здорово, если в Лос-Анджелесе или Нью-Йорке, будет отличный повод расширить бизнес. Не Прага, конечно, зато сердце Штатов, там всегда кипит жизнь. Тихо молился, чтобы эта весть о ребенке оказалась правдивой. Омрачала мои мысли лишь неизбежность о предстоящем разговоре, еще и потому что я, как всегда, не знал точно, что сказать. Вот бы проблемы решались сами собой?
Нужно ли поднимать и уточнять вопрос о Хоуке, если он меня волнует, или промолчать и оказаться равнодушной скотиной. Я бы непременно любил говорить о проблемах, если бы они не портили настроение, но увы, это утопия.

*конец, дальше во флеш*

0

309

Квест закрыт, всем активным участникам будут начислены денежки и награда в профиль (за участие в массовом квесте)!

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Полноправный день эгоистки. С Днем Рождения меня!