Вверх Вниз
Возможно, когда-нибудь я перестану вести себя, как моральный урод, начну читать правильные книжки, брошу пить и стану бегать по утрам...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, ноябрь.
Средняя температура: днём +23;
ночью +6. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Together. 1 Year & forever


Together. 1 Year & forever

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

Участники:Umbrella & Caesar
Место:Бассейн университета == магазины === Дом Руквуд == Квартира Эйвери == и т.д.
Погодные условия:
О флештайме: Целый год прошел со дня нашего фееричного знакомства. И где отпраздновать эту знаменательную дату, как не там, где встретились впервые? За этот год многое случилось, многое изменилось - иные люди за жизнь не успевают пережить столько эмоций к одному человеку, сколько пережили мы друг ко другу в этот год

0

2

Черт возьми, кто бы мог подумать! Целый год прошел с того момента, как я устроил свою несколько злобную первоапрельскую шутку. Целый год после случайной встречи, которая воистину стала судьбоносной, хотя в судьбу я и не верю. Целый год, как длится наша история - и я уже не морщу нос, говоря "наша", не пытаюсь делить нас с Руквуд на две отдельные субстанции, потому что это бессмысленно - что бы я ни говорил, ни заставлял себя думать, а некоторые вещи просто убийственно очевидны и отрицать их - это сущее безумие.
  И вспомнил я об этом дне не сегодня утром, встав с кровати раньше всех соседей вместе взятых, как это и происходило перманентно. Еще с той нашей встречи на концерте. Мне просто показалось, что прошла целая вечность и я статистики ради взялся подсчитывать, а сколько же на самом деле календарных дней мы перетягиваем канат наших отношений. Вспомнил то первое апреля и подумал, что было бы вопиющим хамством обойти эту дату и никак к ней не подготовится. Так что таки да, моя подготовка началась еще в далеком феврале и закончилась сегодня - в этом самом университетском бассейне, где сердобольная спасательница малибу 356 дней назад делала мне искусственное дыхание. Кекс, испеченный для меня одной чудной женщиной из Фарлейз, вставленная в него свеча - одна-одинешенька на пористой ароматной плоскости выпечки, бутылка пепси. Вот только Руквуд нет. И увы, я не берусь предполагать, будет ли, потому что никакого официального приглашения и, скажу больше, даже намека на запланированное мною мини-торжество не имело места быть. Нет, я, конечно, потом все равно припрусь к ней домой с этим же кексом, с этой же пепси-колой, с этой же свечой и моим маленьким подарком, но пока любопытства ради сижу здесь и жду. А вдруг? Вдруг она тоже вспомнит этот день? Вдруг придет сюда, чтобы фантазия с ностальгией восстановили в ее памяти то, что произошло здесь, что невероятно вывело ее тогда из себя, положив начало нашим довольно странным взаимоотношениям.
  Верю ли, что придет? И да, и нет. Ведь такое случается? А с нами случалось и не такое - так что, чем не аргумент в пользу того, чтобы  просидеть еще хотя бы пятнадцать минут, когда позади уже полтора часа бесплодных ожиданий?

+1

3

О, господи, опять первое апреля? Да как так, оно ведь совсем недавно было! Черт, неужели снова? Снова ходить угрюмой и только и ждать какой-либо подставы? Блин, я так этого не хочу!
К слову, и не пришлось.
Вы представляете, сегодня было первое первое апреля (по счету первое, в смысле), когда я проснулась радостная! Я не знаю, что это было, но меня будто в задницу счастьем ужалили с утра пораньше! Я собиралась в университет, танцуя и распевая какие-то странные песни собственного сочинения. В институте на меня смотрели, как на ненормальную, когда я подлетела к Аманде с распростертыми объятиями и поздравила ее с этим недопраздником. Одногруппница на меня смотрела порядка десяти минут круглыми глазами, пытаясь понять, какого хрена происходит. Потом она, конечно, сделала попытку узнать у меня причину моей окрыленности, но я ей ничего не сказала, лишь хитро моргая глазками и целуя ее в обе щеки.
Пары длились мучительно долго, а ведь я такой план себе наметила! Рассказать вам, какой?
Я хотела после последней нудной лекции пойти в бассейн. В наш вузовский бассейн, куда пришла в прошлом году и где встретила ушастого недалекого юношу. Мне отчего-то так туда хотелось попасть, вспомнить все те эмоции, которые я пережила, посидеть в воде, а может и поплавать. Да просто поностальгировать! А потом пойти в кафе. Или ресторан! Заказать что-нибудь вкусное, сочное, жирное и набить пузо. Запить все это пузырчатым шампанским и поехать домой к виновнику торжества. Поздравить его и уехать домой.
Не знаю, отчего мне было смешно, но когда я представляла себе все это, внутри меня переполняли красочные и всевозможные эмоции. Такая своего рода радуга.
Но вот прозвенел звонок, и я пулей выскочила из кабинета. Так же быстро переоделась в раздевалке, слушая, нет ли кого в комплексе, и, убедившись по тишине, что я тут одна, буквально вприпрыжку долетела до двери, ведущей в зал с бассейном, чуть не поскользнувшись на небольшой лужице.
- Вот же блин, - глядя себе под ноги, проворчала я, когда закрыла за собой дверь. – Раззяв… Эй! Эйвери?! – было, конечно, невероятно сложно не узнать родную (ам?) спину, но уж уши точно выдавали этого парня со всеми потрохами. – Цезарь?! – в моем голосе было и удивление, и восторг, и радость. – Ты что тут делаешь? – сквозь смешок произнесла я, подходя к тебе. Кстати, а ты заметил, что я не прикрываюсь полотенцем. Да-да. Я вдруг не смущаюсь. Правда, не уверена, что это надолго. Наверняка, я просто пока не задумалась о том, что стою перед тобой в купальнике.

внешний вид))

http://f4.s.qip.ru/19QcPeRgz.jpg

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-04-05 14:03:31)

+1

4

Я даже не вздрогнул, когда такой знакомый и долгожданный голос окликнул меня с какой-то совершенно неожиданной, тем не менее интонацией. Радостью? Нет, ты серьезно, Руквуд? Ты даже рада меня видеть? Это так удивительно, что ты здесь - я не оглядываюсь, я опускаю голову и усмехаюсь - до того все это опутано ореолом каких-то абсолютно нереальных совпадений. Я слышу тебя рядом и лишь когда ты обращаешься ко мне, оказываясь совсем близко, поднимаю глаза и тепло улыбаюсь. Сегодня все будет просто. Сегодня я не хочу язвить, острить, злить тебя. Сегодня не тот день. Сегодня мы будем смотреть, словно фильм, наши воспоминания. Читать их, как комикс. Ржать над ними, друг над другом теми, над переделками, в какие влипали. Я знаю, у нас получится.
  - Хах, не поверишь, - встаю со своего насиженного места, совершенно рефлекторно обводя заинтересованным взглядом Руквуд - начиная от лодыжек и заканчивая шеей и подбородком. И не буду даже делать вид, будто мне не нравится то, что я вижу. Нравится, в наименее пошлом смысле. Заканчивается экскурсия моих глаз на лице девушки. - Просто вспомнил, - взглядом указываю на стоящий на полке кекс-пирог со свечкой, протягиваю руку с зажигалкой и подпаливаю тоненький фитилёк. - Сегодня ведь первое апреля. Помнишь, как я тонул? - ведь я и правда еще не до конца уверен, пришла ли ты сюда с конкретной целью, или же оказалась здесь волею слепого, но удивительного благосклонного ко мне случая. - Поздравляю тебя, Руквуд. С тем, что терпишь меня уже целый год, - я делаю безобидные, абсолютно невинные "бровки-бровки" - сегодня я чрезвычайно мил. Нет, правда. Я не склонен относиться с какими бы то ни было чувствами к таким праздникам, как те, что приводят в восторженное предвкушение других людей, но вот такие, "особые" даты - они для меня действительно важны. И эта дата - в частности.
  Убрав зажигалку в карман, я приглашающим жестом отвожу руку в сторону, где мерно горит крошечный огонек. И впервые я не ожидаю, что ты привычно топнешь ногой, скажешь, что я болван и что шутки у меня дурацкие. Хотя когда-то мне казалось, что ты цинична и ни одно действие, исходящее от меня не способна воспринимать адекватно. Но я знаю, я чувствую, что ты этого не сделаешь. Я вижу в твоих глазах, что тебя по-своему умиляет наша затянувшаяся игра в войнушки, и предлагаю откушать этот пирог, словно воскурить трубку временного перемирия.
  Снимая с себя толстовку, я поясняю:
- Просто там в кармане кое-что важное, и я не хотел бы, чтобы оно намокло, если вдруг ты решишь поздравить меня толчком в бассейн, - я даже не буду злиться, правда.

+1

5

А ты заметил, что у нас уже не первая встреча начинается с подобного приветствия? То я удивляюсь наличию тебя в помещении, куда прихожу или где нахожусь, то ты смотришь на меня круглыми глазенками, не понимая, откуда я взялась в той или иной комнате. Странно, да? Совпадение ли это, судьба ли, но мы снова встретились в одном и том же «пункте». Словно место встречи изменить нельзя. Вообще, я вдруг поймала себя на мысли, что мы – главные герои фильма «Меняющие реальность». Там как раз была суть в том, что Ему и Ей суждено просто-напросто встретиться в определенные дни, прям целая книга с картой была, где показаны пути их пересечения. Интересно, у нас тоже есть такая? Отчего-то мне кажется, что ответ положительный, иначе с чего бы нам так часто маячить друг у друга перед глазами?
Но сегодня я не намерена злиться по этому поводу, меня наоборот все больше и больше умиляет эта атмосфера и мое настроение. А еще ты. Твой взгляд и голос, твои кивания и передвижения. Ты какой-то другой. Я это чувствую.
Вижу кекс, вижу свечку – одну свечку, зажигалку и огонь. Смотрю внимательно, стараясь ничего не пропустить. Смотрю и улыбаюсь, а внутри так тепло-тепло, как никогда раньше. Мне это нравится. Это очень приятно. И мило. Мило с твоей стороны. Ты не забыл, ты помнишь, что сегодня год, и ты решил это отпраздновать.
Знаешь, Эйвери, сейчас я очень хочу тебя обнять. Вот просто так.
Я жду, когда ты закончишь свою речь. Затем вздыхаю, опуская взгляд, и собираюсь с мыслями.
- Нет, ты же знаешь, я не люблю повторяться, - усмехаясь, наконец, произношу я и смотрю на тебя как-то слишком по-доброму, а затем кулачком бью легонько по предплечью как брата или друга, и задуваю свечу, загадывая, конечно же, желание. – И тебя с годовщиной, ушастый, - прищурившись, добавляю я. – Не думала, что для тебя это так важно. Да и что ты вообще вспомнишь! – я не спешу пробовать вкусняшку – вдруг она отравлена? Да нет, шучу, дело не в этом. Мне в голову просто пришел весьма тематичный вопрос, касательно дат. Так почему бы тебе его не задать? – А какого числа мой день рождения? Или ты только на цифру один такой внимательный? - конечно, скажи сейчас, что ты знать не знаешь, когда я родилась, я немного расстроюсь, но скорей всего не подам виду, а рассмеюсь. Это, в конце концов, ведь не главное.
Беру в руки кекс и кусаю с одной стороны, а затем подношу к твоим губам, улыбаясь и всем своим видом показывая, что пирожное удалось на славу.

+1

6

Нет, знаешь, а это здорово. Что наступают моменты, когда все становится очень просто и легко. Не нужно напрягаться, чтобы победить в схватке остроумия и язвительности. Не нужно быть кем-то другим и думать о том, что сказать. Наша годовщина - это, наверное, самое нейтральное из того, что может только быть причиной нашего нахождения рядом друг с другом.
  - Ушастый? - щурясь левым глазом чуть больше, чем правым, усмехаюсь. Благо, с некоторых пор я полюбил свой этот недостаток, с которым отчаянно боролся, начиная с пубертатного переворота, так что сейчас меня этим прозвищем уж точно не проймешь - хотя ты, наверное, и не ставила такой цели. Кстати, что характерно, ты стала причиной тому, что мы с моим ушами наконец поладили через столько лет непримиримой войны. - Шутишь? Как я мог не вспомнить! Не хочу льстить тебе, потому что моя жизнь никогда не была серой и скучной, но, вынужден признать, каждое твое появление в моей жизни было маленьким событием. Вспомнить, хотя бы ту стрижку... Ооо, как я тогда сердился, Вудс! - раз уж я ушастый, изволь терпеть и мое прозвище! - Я ведь... - потупил взгляд, потому что некомильфо говорить об одной девушке в присутствии другой. - Я тогда готовился к ооочень важному событию и тогда для меня было особенно важно выглядеть на все двести!
   Оооо, нет. Не следовало тебе спрашивать такое у меня, наперед зная, что мне неизвестен ответ - разве что если бы только я его целенаправленно искал в собственных целях, как шпион... Я не люблю дни рождения. Не люблю Новые Годы, Рождественские гуляния и дни влюбленных. Я люблю более личные праздники. Так что... Я отвожу взгляд сначала вверх, потом в пол, потом сдавленно смеюсь, давая тебе понять, что ты поймала меня.
- 14 ноября? - кривляясь и строя физиономию нерадивого ученика, который из-под палки выдает первое, взлетевшее на язык строгому учителю, лишь бы не молчать, я произношу дату, которая по каким-то моим собственным соображениям кажется мне наиболее вероятной. Ты скорпион, Руквуд. Самый настоящий. Я считаю. А потом я протягиваю руки, заводя их за твою спину и все это становится похожим на то, будто я хочу сейчас тебя обнять - красиво так, романтично и тепло. Но нет, не буду же я портить этот праздник двух недодрузей-недоврагов телячьими нежностями и банальностями...Поэтому я завожу ладони за твою шею и слегка притягиваю к себе лишь твою голову, упираясь в нее лбом - тоже так по-дружески, по-свойски, по-братски - так, как ты меня стукнула кулаком. - Знаешь же, мерзавка, что я не в курсе, да? Ты ведь тоже не имеешь представления о том, когда появился на свет великий Я? - ненадолго отстраняюсь, вспомнив о предложенном кексе, с удовольствием надкусываю его - принципиально с другой стороны, и снова упираюсь лбом в твою голову.

+1

7

Как же так получилось, Цезарь, что из врагов, из двух ненавидящих друг друга людей, мы стали обычными товарищами или… Нет, я не знаю, кто мы друг другу, но это «мы» явно представляет собой что-то хорошее и даже доброе, чувственное, наполненное самыми странными эмоциями. Однако странно, что я сама для себя не могу назвать нас друзьями, потому что не испытываю к тебе подобной симпатии, я ощущаю что-то большее, но пока не могу понять, что именно. И, несмотря на это, я больше не пытаюсь прогнать эти мысли, я их принимаю, и мне гораздо проще. Они меня больше не тяготят как раньше. Они мне даже… Приятны.
- Ну, если ты и не выглядел на все двести, то лысина сверкала просто потрясающе! – я возвела глаза и отрицательно помотала головой.
Да, чудное было время. И кто только мог подумать, что наши стычки и война приведут к таким последствиям? Кто вообще мог подумать, что однажды мы скажем друг другу нечто вроде «ты мне нравишься»? Да, я еще долго буду вспоминать эти две фразы, одна из которых первая слетела с твоих губ, когда ты меня вытащил за город, ничего не сказав о своих планах, и вторую, которая была высказана тебе мной в тот самый момент, когда я была, как говорится, в зюзю.
Эй-эй-эй, что ты делаешь? Что за странные передвижения? Куда ползут твои руки?
- Почти угадал, - хмурюсь я, когда чувствую твои руки у себя на шее. Довольно странная поза. Такая, чисто мужицкая. – На месяц и один день раньше. 13 октября, - ладно, скажу сразу, чтобы не пришлось считать. – Да, я тоже без понятия, когда, и уж тем более где, ты родился. Каюсь!
К слову, я бы простояла так с тобой еще очень и очень долго, но знаешь, ушастый, я не люблю изменять своим планам, поэтому пока ты пережевываешь кекс, я пожалуй сделаю то, чего ты не ожидаешь – я тебя поцелую. Да-да: резко приближаю свои губы к твоим губам и оставляю обычный «чмок», который часто можно увидеть, когда подруги приветствуют друг друга. А затем отстраняюсь, чуть приседаю и быстро выскальзываю из твоих странных «объятий».
- Будешь называть меня «Вудс», получишь от меня прозвище «Эй», - ты заметил, как я изменилась в голосе? Больше нет той легкости. Сделаешь вывод сам или подсказать?
Отворачиваюсь от тебя и иду к воде, снимая сланцы и бросая полотенце по пути, а затем прыгаю в бассейн, оставляя тебя один на один со своими мыслями, но ненадолго: уже секунд через пять моя мокрая макушка и фейс оказываются над водой, я подплываю к краю бассейна и гляжу на тебя.
- Давай я тоже буду ушастой? – пальчиком показываю на свои растопыренные уши и улыбаюсь, хотя прекрасно понимаю, что называй ты меня так, мне будет все равно немного неприятно – какой женщине понравится, когда ей тычут в ее же недостатки?

+1

8

13 октября? Что ж, я был в сущности недалек от истины. Было бы куда более мистичнее ткнуть пальцем в небо и абсолютно угадать, но таки реальность была тоже весьма утешительна... Хотя с другой стороны - ну и почти угадал, и что с того? Вобщем, я сделал мысленную пометку на этой дате - раз уж услышал, то теперь не отверчусь и придется как-то давать о себе знать пуще обычного кроме 1 апреля и дня благодарения еще и 13 октября.
   И все бы ничего. И будто бы не было совершенно ничего особенного в этом коротком практически приятельском "чмоке", за исключением того, что инициатором этого стала ты. Сама. Но ей-Богу, у меня даже холодок пробежался с плеч по позвоночнику вниз, как у мальчишки, впервые коснувшегося женского тела. Я не успел ничего понять, и тем более - толком отреагировать. Я просто даже растерялся, что мне с этим всем делать и стоит ли что-то ответить. Поэтому... Сделал вид, что все идет так, как должно. (А может, так оно и было?)
  Внезапное мимолетное изменение твоего настроения, связанное, конечно же, с паталогически неперевариваемым тобою прозвищем "Вудс", несколько даже возмутило меня - нет, значит, тебе можно обзывать меня ушастым, а мне тебя нейтральным сокращением твоей фамилии - нет? Где справедливость? Да, меня уже давно не заботит расположение моих собственных ушей и то, что при формировании моей внешности еще в утробе матери выбрали не самый лучший угол относительно головы. Но ведь и в "Вудс" нет абсолютно ничего оскорбительного, или я чего-то не догоняю? Конечно же, без склоки, даже такой смехотворно-малой не обойдется ни один день из истории "Руквуд+Цезарь", так что примем это как данность. Впрочем, молчать об этом вовсе не обязательно и я, следя взглядом за твоим передвижением, достаточно спокойно, но тем не менее серьезно и тоном, не подразумевающим наличие шутки в предложении, заявляю:
- Я уже получил от тебя прозвище "Ушастый", так что имею полное право! - а еще мне жутко хотелось съязвить и сказать, что, если бы я придумывал ей прозвище намеренно, руководствуясь определенной логикой, то оно наверняка было бы связано с ее склонностью доводить меня до края желания и не давать. Так-то!
  Но вынырнувшая Руквуд решила иначе. И ее фраза основательно спутала мне все карты - вылетели из головы те крохи раздражения, коими намусорила тема с прозвищами и я, не без любопытства и с искренним удивлением всматриваясь в то, на что сама же указала Амбрелла, даже присел на корточки и чуть вытянул вперед шею, рискуя потерять равновесие в таком потенциально опасном положении.
  - Руквуд...?! У тебя...?! Торчат?! УШИ?! - это забавно? Нееет, это потрясающе! И говорю я это без издевки! Нет, это действительно так, чему подтверждением становится моя широкая восхищенная улыбка. Вместе с тем, что я полюбил свой недостаток и причислил его к тем особенностям внешности, которые добавляют особый неповторимый шарм, я полюбил его и в других, поэтому, скажу без лести и предельно правдиво, Руквуд - у тебя самые обалденные уши, какие я когда-либо видел. И почему ты мне раньше их не показывала?! - Ахахаха... Ушастый и Ушастая... Ну знаешь ли, прямо как...семейное, ага. Типа фамилии. Общей. Черт, Руквуд, даже представить боюсь, какие бы получились дети у семейной пары Ушастых. Ну... чисто гипотетически, - в моих словах не было ни капли стёба и сарказма. Просто это так забавно. Правда. Мило и забавно.

Отредактировано Caesar Avery (2013-04-07 22:32:12)

+1

9

Почему тебя так радуют мои уши? Неужели в них есть что-то такое особенное, чего ты никогда прежде не видел? Ну, да, они тоже торчат. Как и у тебя. Еще одна галочка в списочке наших схожестей. Вот только разница лишь в том, что меня наличие такой оттопыренности бесит до сих пор, а ты, кажется, смирился и попросту не обращаешь внимания на этот изъян.
О, да, я прекрасно помню все издевки со стороны одноклассников, ребят со двора и прочих моих друзей – вернее, сперва им прошлось побывать моими врагами, и лишь потом они стали мне союзниками. Помню, что помимо поддразниваний, меня любили дергать за уши, любили на уроках тыкать в них ручкой или щелкать по ним! Это было ужасно! А учитывая, что я практически все свое детство проходила с хвостиком на голове, то подобные жесты мне приходилось терпеть изо дня в день! Казалось бы, что мне мешало распустить волосы, скрывая этот подарок-потеху окружающим? Но причина была: в школе строго-настрого запрещали ходить с неубранными волосами. Да-да. Я даже помню постоянные проверки.
Но уже в выпускном классе я, плюнув на все правила, сделала плохое дело и показала всем свои длинные роскошные каштановые локоны! Помню, как были удивлены ребята! Помню их лица, эти взгляды… Правда, от этого они не перестали меня порой называть ушастиком, но таких случаев стало во много раз меньше. Все словно забыли, что у меня есть такой недостаток.
И я, конечно, понимаю, что ты, Цезарь, не школьник, что у тебя мозгов-то все-таки гораздо больше, – ну прям день открытий – но почему они не вызывают в тебе желания подколоть меня? Я ведь ждала, что ты сейчас обязательно состришь!
Всю систему сломал.
- Семейное? – усмехаясь, произношу я и вскидываю брови. – Общая фамилия и пара? – закатываю глаза и, опираясь о бортик, немного отталкиваюсь от него, отплывая от тебя на спине. – Из твоих уст эти фразы звучат так… Неестественно! – поднимаю голову и снова усмехаюсь, но по-доброму. – Черт, странный разговор, ты не находишь? – я ощущаю легкое покраснение в области щек. С чего бы это? – Давай поговорим о чем-нибудь другом, напримееер… - подплывая обратно к тебе, резко отталкиваю от себя воду в твою сторону и наблюдаю, как волна окатывает тебя с макушки до пяток. – Например, о том, как ты мне теперь отомстишь.
Ведь игра продолжается? Правда, Эйвери?

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-04-08 09:23:19)

+1

10

Кажется, ты несколько удивлена тем, что в моих глазах твои оттопыренные уши выглядят вовсе не недостатком, а с точностью да наоборот - бесспорным достоинством. Редким, надо отметить! Да, Руквуд, у меня много чего в жизни расходится со статистикой... Начиная от весьма своеобразного представления о красоте и заканчивая вопросами более щекотливого характера. Например, не смотря на то, что я довольно часто и бесцеремонно удовлетворял свои потребности, не заморачиваясь на сей счет, если девушка мне по-настоящему важна и вызывает интерес, заходящий дальше шкурно-постельного, я подсознательно стремлюсь оттянуть момент близости с ней, превращая это едва ли не в какое-то таинство, и не ставлю конкретной и четкой цели перво-наперво побывать с ней в постели, хотя тело, само собою, часто и бестактно напоминает, что это было бы недурно, весьма недурно!  Как с тобой. Это тоже звучит довольно странно, если учесть, что общество давно пропагандирует трах без передыха и разбора.
  Так что не удивляйся, Руквуд, если многим твоим представлением обо мне я на самом деле не соответствую.
  Что? Ты смущаешься? Такая, казалось бы, бытовая тема, как семейные отношения, брак и прочее - может вогнать тебя в краску? Или это свет так падает, что на твоих щеках эфемерным маревом вспыхивает едва-заметный румянец? Ооо, да ты вообще избегаешь подобных тем! Кто бы мог подумать! - меня искренне позабавила твоя реакция на мои намеки, которые, по сути, таковыми и не были - просто, знаете, к слову пришлось. Но теперь-то, теперь...Теперь разве мог я вот так просто взять и "поговорить о чем-то другом"? Не будь мы Руквуд и Эйвери, если бы я дал вот так просто ускользнуть из моих дожидающихся удобного случая лап такой удачный повод поиграть на наболевшем, как опытный маэстро - на излюбленном инструменте!
  Пока я пребывал в легкой, но крайне коварной задумчивости и строил в голове свои дьявольские планы, Амбрелла решила действовать авансом и окатила меня, сидящего на краю бассейна и практически частично нависающим над ним половиной туловища, с ног до головы водой! Естественно, я инстинктивно подался назад, но затем покачнулся, пытаясь отплеваться и открыть глаза, покачнулся еще раз, предпринял неловкую попытку встать на ноги и... полетел вперед. Головой вниз. В воду.
  О, как я был предусмотрителен, сняв с себя толстовку с мобильником, моим праздничным подарком для Вудс и бумажником! Потому что в считанные секунды все, что было на мне губкой впитало воду и вынырнул я слегка сердитым на такой поворот событий. И больше сердитый не на то, что Амбрелла сделала крошечную пакость в мою сторону, а как раз на невозможность спихнуть на нее свое падение полностью! Но, раз уж она сама заговорила о мести...
- Ооо, дай-ка подумать, - словно вовсе забывая, что я нахожусь в бассейне полностью одетый, я пришвартовался к бортику, прислонился спиной и разложил на него руки, задирая подбородок и принимая задумчивый вид. А для пущей убедительности даже глаза возвел к потолку. - Например, я все же вернусь к семейному вопросу. Что, Руквуд, боишься себе даже представить, чтобы мы были...скажем... семейной парой, да? - хитро щурюсь, понимая, что сейчас произвожу чистой воды провокацию, притом, не имея никаких явных конечных целей. (впрочем, возможно, где-то в глубине меня и сидел чертеныш, который тщательно все планировал, однако он подкидывал мне идеи, совершенно не поясняя, для чего...) - Уууу, - я попытался изобразить двумя руками некое чудище, тянущее свои жуткие щупальца к жертве, но едва не пошел под воду, так что одну руку все же вернул на место, а второй продолжил изображать "кошмарики". - Руууквуд, - шипел я зловеще. - Боишься, да? Стать женой Эйвери? Ооо, это же жутчайший из возможных кошмаров. Скажу больше - ФОБИЯ!

+1

11

Твое фееричное падение было таким… Таким… Фееричным! Правда, я несколько взволновалась, когда узрела само действие, ибо вдруг ты ненароком головой ударишься о плитку! Я, конечно, понимаю, что сюжет того первого апреля заключался в том, что ты изображал из себя утопленника, но в этом году ты ведь другой сценарий придумал?
В прочем, мои переживания оказались напрасны – ты удачно погрузился в воду, а затем удачно всплыл. Сердитый и мокрый. Две очевидности в одной. Но мне, конечно же, все это показалось очень забавным. Сегодня все, связанное с тобой, кажется мне таковым! Нет. Вернее… Не только с тобой! Вообще, со всеми!
- Да ничего я не боюсь! – слушать твои изречения было крайне неприятно и оскорбительно для меня, и я понимала, что ты меня задеваешь для каких-то целей. Ну, а зачем тебе говорить со мной о таком (тут нужно вставить несколько восклицательных знаков) в подобном тоне, с именно такими интонацией и взглядом. – Прекрати! – подплываю к тебе и бью по твоей руке, повисшей над водой. – Причем тут фобия, Эйвери?! – смотрю на тебя, хмуря бровки и чувствуя странное дребезжание внутри – злость ли, волнение ли, я не знаю, но это ощущение мне все больше и больше не нравится. – Это бред! Это чистой… Такой же как здесь, бассейновской воды, бред! – бью кулачком по воде, издавая протяжный рык, и отплываю от тебя, погружаясь в воду.
Щеки странным образом горят, а сердечный ритм вновь учащается вместе с пульсом. Жидкость наполняет уши, заглушая какие-либо звуки, но только не мысли в моей голове, которых стало выше крыши. Черт тебя дери, Цезарь, умеешь ты… Мстить.
И что самое обидное, ты, кажется, прав. Точнее, я же никогда и не думала об этом. Честно. Вообще ни разу. Стать твоей женой? Что? Как я могла о таком подумать? В том смысле, что… Нет, это не какая-то привилегия для меня, которой я не заслуживаю, что просто не смела бы мечтать о таком! Этот вопрос нужно рассматривать с той стороны, в которой я и ты – два человека, чьи миры вообще никак не соприкасаются. Да. Мы с разных планет, Эйвери. Мы ведь… Черт. А сейчас ты буквально создал тему для моих новых размышлений, и я понимаю, что будь оно все так, да, я бы… Боялась. Но это не фобия. Это обычный страх перед сама не знаю чем. Страх и какой-то доселе неведомый мне интерес!
- Амбрелла Эйвери, - всплываю где-то в метрах десяти от тебя, с противоположной стороны бассейна, и произношу эту фразу, эти два не сочетаемых «понятия», одними лишь губами.
Совсем не звучит. Нет.
Опираюсь ладошками о выступ и поднимаю свое тело над водой, таким образом, приземляя свою пятую точку на плитку и оставляя в бассейне лишь ноги. На тебя не смотрю. Мне даже не интересно, где ты там плаваешь и плаваешь ли. Вообще, иди-ка ты в задницу. Делаю глубокий вдох и откидываю голову назад – надо придти в себя. Надо вернуть себе прежний настрой.
И у меня получается. Или нет.

+1

12

Я не знаю, как у меня то получается - ей-Богу, абсолютно интуитивно, словно внутри меня есть своеобразный ключик к замку твоих сокровенных мыслей и эмоций. Я, повинуясь этому инстинкту, умудряюсь легко и непринужденно находить самые чувствительные твои места и играть на них, как на струнах. Расстроенных, правда. Играть что-нибудь более мелодично звучащее у меня пока что не получается и я лишь раздражающе брынчу на твоих нервах, получая при этом какое-то странное, ненормальное удовольствие.
  Я честно дал тебе возможность высказаться и попытаться аргументировать свое "не боюсь", отбиться, покрыть мои карты своими потаенными козырями, но вместо этого получил трусливое бегство на другую сторону бассейна. Мне показалось, ты гневно шипела мою фамилию, но утверждать не буду - плеск воды, раздавшийся после моих телодвижений при попытке выбраться на"сушу" заглушил даже те крохи звуков, которые едва доносились с твоей стороны. Выглядел я, как жертва караблекрушения. Ну или по меньшей мере чьей-то не вполне удачной шутки - мокрый до нитки, одетый, словно сие событие застало меня врасплох (собственно, так оно и было), но одежда и ее вид волновали меня сейчас даже меньше проблемы вымирания некоторых видов животных в Африке. Я спокойным шагом обошел бассейн (торопиться было некуда, да и опасно, знаете ли - подскользнуться и убиться в такой день головой об плитку можно на раз-два) и, наконец сравнявшись с Руквуд, присел на край спиной к бассейну. Таким образом мы вроде бы сидели почти лицом к лицу, однако поза моя была достаточно вызывающей - в наименее пошлом смысле этого слова. Вызывающей желание легким движением руки толкнуть меня снова в бассейн. Но уж это-то мне было сейчас точно нестрашно.
- Боишься! - говорю с вызовом, сжимая губы и щурясь. Чистой воды провокация. Старое, как этот мир и мамонты, "слабо". Но, черт возьми, если уж я начал ту игру, останавливаться было бы просто глупо! - Если бы тебя мысль об этом не пугала и не напрягала, ты бы не отреагировала ТАК импульсивно. Ты же вспыхнула, как спичка, Руквуд! Я видел! Боишься. Или, может, хочешь доказать мне обратное? - что пытался этим доказать я сам вопрос был безответный. Но не из тех безответных, которые именуются риторическими и не нуждаются в ответе по причине очевидности оного, а из тех, которые просто ставят в ступор и вызывают стойкое желание с характерным жестом "лицорука" съехать с темы и больше никогда к ней не возвращаться.
  Нет, стыдно мне за свои слова и провокации не было. Отнюдь. Но объяснить цели и мотивы я не мог, поэтому внутри себя давал простую, краткую и до жути банальную аргументацию - "Пошутил". Но не эта ли шутка из тех, которые облекают в более легкую форму скрытое желание, которое по каким-то причинам не имеешь возможности и силы озвучить всерьез?
  У тебя милые ушки, Вудс. Сейчас, когда я сижу рядом и имею несколько секунд, чтобы смотреть на тебя сблизи, я рассматриваю твое лицо, линии и изгибы тела, словно вижу их впервые. Ты красива, Руквуд. Твоя красота необычна, не стереотипна, не шаблонна, и оттого мне хочется изучать её все более детально. И... пожалуй, я действительно, наверное, хотел бы, чтобы ты была моей. В десятый раз признавать это для самого себя куда проще, чем это далось мне впервые, так что я уже почти безболезненно могу повторять в своей голове эти простые слова, в которые люди зачастую вкладывают гораздо меньше смысла, чем вкладываю я.  Только как мне поставить точку в начатой игре, и хочу ли я этого? Ведь если я получу тебя, как девушку, я потеряю тебя нынешнюю. Третьего не дано, как думаешь?

+1

13

Нет.
Но я вновь и вновь пробую на вкус твою фамилию. Раньше, когда она стояла рядом с твоим именем, она не казалась мне такой странной, она была родной – тебе и мне. В том смысле, что  она словно была на своем месте, будто иначе и быть не могло и не может. А теперь… Я примеряю ее на себя раз за разом. Сейчас. Сидя в университетском бассейне! Кто бы мог подумать, что именно подобными вещами здесь занимаются! Я ее одеваю снова и снова, но быстро прогоняю, наполняя мысли чем-то другим, однако она, Амбрелла Эйвери, снова возвращается и прямо таки ходит по моим извилинам как по подиуму, показывая себя со всех сторон и приговаривая: «Смотри, какая я красивая, нравится? А вот с этой стороны? Ну же! Приглядись! Перестань меня выпроваживать!»
Невероятно: ты поместил идею в моей голове вне моего желания. И она теперь играет против меня. Не было такого! Никогда! Впервые в жизни разум творит непонятную херню, от которой не так-то просто отделаться. Сердце же молчит. Нет, там, в груди, тепло, но полное затишье.
Я вдруг осталась реально совсем одна. Некая безысходность. Мне все объявили войну, уже приготовили артиллерию, танки, пехоту, военно-морской флот готов палить по мне, а бомбардировочная авиация зависла в воздухе в ожидании команды: «Пли!» Я же стою одна посреди поля, кручу головой из стороны в сторону и никого за собой не наблюдаю!
Этот неловкий момент, когда я вдруг представила себя твоей женой.
Слышу посторонние шаги и поворачиваю голову на звук. Зачем ты идешь ко мне? Хватит. Достаточно издеваться. Ты лупишь ниже пояса по моим невидимым яйцам. И я уже реально перестала себя чувствовать мужиком. Ситуация полностью подвластна тебе. И меня это раздражает, огорчает, бесит, выводит из себя – внутри я уже давно свернулась клубочком, обняв колени, и ною.
- Я. Не. Боюсь, - смотрю тебе прямо в глаза, которые подтверждают мои слова, но тело с этим явно несогласно, ибо помимо дикого огня на щеках (наверняка, когда я погружалась в воду, можно было заметить пар, исходящий от меня – настолько сильно пылали мои щечки) я чувствую, как горят уши. Предатели. – И я не буду ничего тебе доказывать, Эйвери! – сквозь зубы добавляю я и отодвигаюсь немного в сторону.
Уж слишком странен этот раз разговор. Уж слишком странен сейчас сам ты, твой взгляд, который прогуливается по моему лицу как по аллее, вдоль которой посажены разнообразные красочные цветы. Все слишком непонятно, и ввиду двух первых фактов меняется атмосфера вокруг нас, меняются мои внутренние эмоции. Я предвкушаю что-то плохое, а если и не плохое, то явно что-то из ряда вон… Что-то, чего прежде еще не было.
- Зачем ты так смотришь? – вопрос сам срывается с губ, когда я в очередной раз задаю его мысленно самой себе. Тон спокойный и немного недовольный, но я не отвожу взгляда  и не перестаю хмуриться.
Ты меня пугаешь, Цезарь. Меня все это пугает.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-04-09 18:03:57)

+1

14

Сам себе со стороны я напоминал первоклашку, который то отчаянно дергает за косы, то задирает юбку, то лупит по голове учебником девочку, которая ему нравится. И пусть игры у нас с Руквуд были на порядок выше и серьезнее, было в этом что-то ребяческое. Но стоит мне хотя бы на минуту отложить в сторону всю эту шуточную мишуру войны, как Руквуд начинает нервничать куда больше, чем даже когда я вывожу её своими выкрутасами. Она нешуточно хмурится, она может залепить мне пощечину, она краснеет, сердится и во что бы то ни стало стремится поскорее заставить меня прекратить.  Прекратить быть серьезным - так, будто ее это пугает. И сейчас, когда я смотрю на нее, как на женщину, она стушевуется под этим взглядом и, зная самое действенное средство, чтобы от него избавиться, просто задает вопрос в лоб. Теперь самое время мне убежать от ответа, коротко рассмеяться и отвести взгляд так, будто я просто засмотрелся, думая о чем-то своем. Абсолютно игнорирую вопросительный знак в конце твоих последних слов и продолжаю тему, которая вызывает этот очаровательный румянец на твоих щеках:
- Ну раз не боишься... - что я делаю, мать твою? Что. Я. Делаю? Зачем? Руквуд, если ты задашь этот вопрос, я буду в группе поддержки, честное слово. Буду тоже синхронно выпучивать глаза и кивать согласно твоему "зачем", хотя вопрос задан мне. - Если действительно не боишься, тогда выходи за меня замуж, - это же так просто. Шучу я или нет - сам черт не разберет. Я сам потерялся/запутался/заблудился (нужное подчеркнуть) в собственных мыслях, мотивах, чувствах. Я знаю только одно, Руквуд - это то, что ты мне нравишься. Но, кажется, ты единственная женщина, к которой я не нашел подход за столь длительный срок. Я смотрю на тебя и не имею ни малейшего представления о том, что мне нужно сделать, чтобы ты начала воспринимать меня и мои слова серьезно.
  Да, самый очевидный вариант - это вести себя соответственно. Сказать все, как есть. Доказать делами. Но тогда... Ведь тогда может исчезнуть ТА САМАЯ искра, которая меня и зажгла. Все это, что творилось между нами долгое время - оно уйдет, и как знать, чем тогда обернутся внезапные чувства. Я пока ни в чем не уверен, поэтому боюсь отпускать нить, связывающую нас давно и наверняка. Пусть это выглядит, как шутка, но я на самом деле не хочу тебя упустить и отпустить.
- Ахахаха, это выглядит полным бредом, - я щурюсь, словно в глаза бьет яркий луч противного солнца, машу головой, разбрасывая по сторонам капли со своих волос. - Но это было бы забавно. Давай, Руквуд. Кто не рискует, тот не пьет шампанского. Считай, что это вызов. Но так уж и быть, я сделаю этот вызов по всем правилам, - ловко соскальзываю с бортика и становлюсь на одно колено. У меня нет колец. Я не был готов к этому; в планы мои это не входило, а иначе все выглядело бы совершенно иначе. Но до этого "иначе" я пока не созрел. Мы долго налаживали контакт хотя бы с мыслью о непреодолимой симпатии к тебе, что уж говорить о чем-то большем... - Ну что, Амбрелла Сьюзен Эйв...Руквуд, - я намеренно едва не произнес рядом с ее именем свою фамилию. Это действительно забавно. Руквуд - она Руквуд, и все тут. Точно так, как я Эйвери, который никогда не станет ни Смитом, ни Стефансоном. - Ты станешь моей женой? - а теперь посмотри на меня, на моих несколько легионов чертей в глазах, которые были хорошо выдрессированы и синхронно выстроились с тапочками прямо в моем взгляде, и пойми, что я загнал тебя в угол. Если ты скажешь "нет" - ты автоматически проиграешь эту игру, потому что дашь понять, что воспринимаешь близко к себе что-то, связанное со мной. Если ты скажешь "да" - с таким же вызовом, щурясь, как ты умеешь делать это своими раскосыми глазами (и они становятся такими темными, как два уголька!), ты докажешь, что тебе это совершенно ничего не стоит, но... поведешься на провокацию и сделаешь по-моему. Я не силен в шахматах, но, кажется, это называется пат?

Отредактировано Caesar Avery (2013-04-10 00:12:57)

+1

15

А мой вопрос так и остается только моим вопросом: безответным, одиноким и зависшим где-то в воздухе. Неприятно, когда тебя игнорируют, но еще больше неприятно... Когда тебя берут на слабо.
Это ведь не серьезно? Ты ведь шутишь? Я до последнего верю, что это все злая шутка, хоть и смотрю на тебя своим фирменным взглядом "какающей бабочки". Черт, какого... Какого черта?
- Эйв... - я внимательно наблюдаю за тобой,  жду, когда ты рассмеешься, отмахнешься! Ну же, мать твою, давай! И я дождалась: ты смеешься. Смеешься, а потом снова повторяешь свои слова. Немного иначе. Но сути это не меняет: ты не отнекиваешься от них, ты не забираешь их обратно! Но с чего бы это?! Сегодня же первое апреля, а мою реакцию ты видишь, пора говорить, что это всего лишь очередная игра!
Ты делаешь все неправильно. Все совсем не так, как надо. Зачем эта поза,  зачем эта фраза? Зачем все это?! Это не смешно. Мне не весело. Нет, только не в данную минуту.
Я угодила в ловушку. В самую... Ловушную (читать как еб*ную) ловушку, которая только могла бы быть между нами. И впервые - реально впервые в жизни - мне невероятно, необъяснимо, дико страшно!
Нет смысла описывать ритм сердца, говорить о том, что внутри все нахер перевернулось - и я уверена, по мне это видно. Оно не может быть незаметным. Но...
Я поднимаюсь на свои две, встаю перед тобой и со всей дури бью тебе ладошкой по лицу. Покрываю матом и кричу, чтобы ты не порол такую фигню! Потом в ход идут ноги, руки, и, наконец, передо мной лежит твое бездыханное тело.
Где-то. В параллельной вселенной. А на деле...
Мои щеки наполняются воздухом, раздуваются в странной улыбке и, в конце концов, "взрываются" под столь же необычное "пфф-ахаха". И вместе с этим смехом проваливается, буквально исчезает все волнение.
Мне легче. Мне смешно.
Правильно говорят: когда грустно или когда тебя что-то беспокоит, давит на тебя, но это не хочется показывать людям - смейся. Смейся всегда, это отвлекает собеседника. Это сбивает его с толка и... Он просто начинает верить, что все в порядке.
Ты веришь?
И да, я таки встаю перед тобой, заключаю в ладошки твое лицо и протягиваю свой ответ:
- Дааа, - почти что прошипела, - я с радостью проем тебе всю плешь, с радостью буду задалбливать тебя своими истериками будучи не просто тебе "девушкой с того же университета, в котором учишься ты сам", а твоей женой, - последнее слово срывается как-то криво, злобно, непривычно и... Я словно никогда его прежде не произносила. - Да, - выпускаю твое лицо, чуть отталкивая его и хлопая по щекам. Несильно. - Я стану твоей женой, - попробуй на вкус эту новую иронию, этот новый сарказм. Попробуй и пойми одну лишь вещь: скажи ты сейчас, что все это реально розыгрыш, мне не будет обидно. Меня это не заденет. Нисколечки. Но вот не сделай ты этого... Я не знаю, что будет в этом случае. Пожалуй, мне просто придется смириться.

+1

16

А что дальше? Что будет после этого всего? С какой мыслью я проснусь завтра, когда осознаю, что регистрация отношений, которые мы, по сути, толком и не выяснили, в наличии которых я даже не уверен на все сто процентов, что касается конкретно Руквуд - ко мне, - это не просто так? Что это все - взрослая жизнь. Это не фантик вместо долларовой купюры. Это не каракули вместо врачебной справки. Это не палка вместо пистолета. Это самый. настоящий. брак. Что будет, когда я пойму?
  А ничего не будет. Я буду также хитро улыбаться, как улыбаюсь сейчас, вполне удовлетворенный тем, как достойно ты приняла вызов. Я не ошибся, Руквуд. Ты - отчаянная девушка. Ты и я - в этом мы до безобразия похожи, и поэтому я не хочу и не могу тебя отпустить. И я восхищен еще и тем, как ты сумела не просто угодить в мою ловушку, но и даже находясь уже в ней, ответить мне той же монетой. Твой тон голоса, твои несколько пренебрежительные жесты - это стоящий ответ моим финтам. Меня слегка задевает это все, но ведь в том была вся и суть, верно? Ловлю себя на мысли, что я будто бы снова и снова проверяю тебя "на прочность"; сумеешь ли ты, как это делаю я, найти наиболее действенный рычаг давления и со всей силой на него надавить. И пусть это выглядит мелкими пакостями, это есть наш своеобразный способ познания друг друга - теперь я в этом уверен на все сто процентов. Так и только так я узнаЮ тебя, Руквуд, такой, какой никогда не узнал бы в омуте ванили и примитивной романтики. Так я узнаЮ тебя настоящей; на мне нет розовых очков, а значит, отношения, которые могут сложиться в перспективе, уже не будут иметь шанса на разочарование, ведь мы видели друг друга в самых разных обстоятельствах, и вряд ли жизнь сможет придумать что-то кардинально новое.
  - А я буду иметь полное право, - отвечаю с не меньшим ехидством, вставая на ноги. - Обладать тобой, - дьявольские мурашки, ану брысь с моего позвоночника! - Я буду тебя ревновать и спрашивать, где тебя носят черти? Что у нас на завтрак? Почему моя рубашка до сих пор не поглажена? Кстати... хорошая идея, надо не забыть подкинуть представителю власти наш собственный список вопросов вместо этих пустых банальностей вроде "и в горе и в радости, в богатстве и в бедности, и бла-бла-бла-бла...", - ну все, вопрос решен, заметано.
  И... да, у меня ведь в толстовке все еще покоится подарок. Это, конечно, не кольца, которыми было бы неплохо обзавестись, раз уж пошла такая пьянка, но тем не менее, для нашей маленькой странной даты - самое оно. Прошлепав вокруг бассейна к тому месту, где была оставлена моя одежда (кроссовки при этом противно попискивали, соприкасаясь с кафельной плиткой), я двумя пальцами, чтобы существенно не намочить единственную сухую вещь в моем нынешнем гардеробе, извлек из внутреннего кармана диск, который очень скоро перекочевал в руки Руквуд.
  - Это мой маленький подарок по случаю годовщины знакомства. Ну а теперь, стало быть, и по случаю помолвки, - до чего ж глупо все это звучит в свете полной спонтанности мероприятия, которое у большинства людей сопровождается месяцами размышлений, диким внутренним мандражем и овеяно дымкой глобальности и судьбоносности... - Восьмое апреля, - пальцем в небо - называю дату. Она прозвучала бессвязно, если учесть, что еще пару секунд назад говорил я о другом. Не знаю, сообразила ли вообще Руквуд, к чему был назван именно этот день, но в этом весь я. А вся она - в умении каким-то образом понимать меня. И поэтому затеянное с определенных ракурсов уже совсем не кажется таким уж бредом...

Отредактировано Caesar Avery (2013-04-10 12:28:19)

+1

17

Наверно, я неправильная девушка. Уверена, каждая вторая, которой ты бы сделал такое предложение – в шуточной ли форме или на полном серьезе – прыгала бы от счастья до потолка и еще выше, пробивая остальные этажи. Да, я знаю это наверняка. И скажу больше, отчего-то мне кажется, что девушке даже не обязательно знать тебя хоть на йоту. Она может обладать о тебе еще меньшей информацией по сравнению с той, которая покоиться на моем жестком головном диске. Я прям даже это вижу: идешь ты в какой-либо солнечный день по улице, в шортах и майке. Идешь, слушаешь музыку, настроение игривое, подмигиваешь проходящим незнакомкам, желаешь им отличного денька, раздаешь направо и налево комплименты, а потом вдруг – раз! – останавливаешь какую-нибудь длинноногую блондиночку за талию, она смотрит на тебя, выпучив глаза и смущаясь, а ты ей: «Детка, будь моей женой!» И она тает, прямо стекает по твоей руке как мороженое, что долго лежало на солнце, отвечая: «Да», - таким нежным-нежным голосочком, что прям так и хочется ей в задницу засунуть штангенциркуль и вертеть ее на нем по часовой стрелке и в обратную сторону!
- Ну да, - поджимаю губы и киваю головой, хмурясь, на твои запросы. Обладать мной? Ревновать и спрашивать? Завтрак? Глажка? Пффф, солнышко, ты еще не знаешь, с кем повелся, раз заявляешь мне о таких своих планах. И я бы возразила тебе, но… Зачем тебя предупреждать о том, что тебя ждет? Пусть останется тайной. Таким веселым секретиком, о котором буду знать только я и… Я. – На войне и при капитуляции, - тихонечко произношу я вслед твоим перечислениям.
Странное дело (опять), но теперь я нахожусь в какой-то прострации. Меня накрыло. И я не знаю, что именно. Хотя, нет, вру, знаю. Мне только что сделали предложение. Сделали и не отменили его. Где смех и покатушки лежа на спине, держась за живот? Где указательный палец, смотрящий на меня? Где речь о том, что я ушастая балда?! Где все это?!
Господи, Эйвери, ты… Ты серьезно?
Пока я смотрю на уходящего тебя, думая о своем, о женском, я уже мысленно представляю, что скажет мне мать, когда я ее «обрадую» столько внезапной новостью. Она будет не просто в шоке, она… Охереет! Сьюзен, в принципе, знает о некоем Цезаре Эйвери, который выносит мне мозг, она знает о всех моих друзьях-парнях, но… Я даже не знаю, как сформулировать – она просто будет в аху… В… Пффф!!!
- Подарок? – выхожу из транса, когда ты вновь оказываешься рядом со мной, и смотрю на свои руки, в которых лежит конвертик с диском (его силуэт немного выпирает, поэтому я с легкостью понимаю, что за вещица внутри). – Мы переходим на стадию конфетно-букетно-ванильного периода? Не поздновато ли? – извини, я не могла не сказать это. Уж больно смешно. Ты даришь мне подарок только спустя год наших отно… Войн против друг друга. Это как белый флаг. Но, вообще, обычно парни дарят девушкам подарки без подобных жестоких игр, а тут… Нелогично как-то, но забавно и, не скрою, приятно. – Да хоть завтра, Эйвери, - щурюсь и мотаю головой, - могу даже в этом же купальнике придти вместо белоснежного пышного платья, - нет, своему поведению с тобой я изменять никогда не буду. Я же ненавижу тебя, помнишь? Так вот, даже, несмотря на симпатию, я все равно тебя («не люблю»? – это грубо, поэтому) ненавижу.
Я не знаю, зачем тебе это все нужно. Я до конца не верю, что это на самом деле. Цезарь, это ведь ты! То есть… Разве для тебя семейная жизнь, все эти заморочки – оно присуще тебе? Ты справишься? Потому что даже я не готова к такому и, наверно, именно поэтому мне кажется до сих пор, что это лишь очередная игра. Что мы, возможно, сыграем свадьбу, а потом тебе надоест, и ты придешь ко мне со словами, что все это не должно было затягиваться надолго, что пора бы вернуть все на круги своя.
Может, я не права, но я ведь тебя совсем не знаю. Господи, еще одна ирония: я выхожу замуж за человека, о котором ни сном, ни духом! Даже долбанную дату рождения или имя твоего отца! Хотя, как знать, а вдруг так даже лучше? Вдруг все срастется, и мы познакомимся, наконец, с другими сторонами наших характеров и, в целом, с нашим биографиями?
Однако, знаешь, я, пожалуй, просто поверю тебе. Хватит с меня этих дум. А там будь так, как будет. Ты мне нравишься (сейчас бьюсь о стенку, потому что мысленно проговариваю эту фразу), я нравлюсь тебе (а тут улыбаюсь и прямо таки цвету), но к чему это приведет…
Увидим.
А пока давай доедим кекс и откроем лимонад? Я видела, он у тебя есть.

[конец первой части х))]

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-04-10 19:07:29)

+1

18

[part II]
  Я женюсь. Нет, не так. Я женюсь на Амбрелле Руквуд. Нет, снова не отражает ВСЕЙ невероятности происходящего. Я женюсь на Амбрелле Сьюзен Руквуд 8 апреля 2013 года. Через неделю. Я женюсь на слабо, в шутку, но... но я этого действительно хочу - возможно, даже больше, чем все те, кто вынашивал идею совместной жизни со своей второй половиной долгие годы. Я псих. Импульсивный, бесшабашный. Но зато я счастлив.
  И... Что мы будем делать Руквуд? Знаешь ли, я не женюсь по несколько раз за сезон, не меняю супруг, как сносившуюся обувь, поэтому, если честно, с трудом себе представляю, как вообще должен вести себя мужчина в преддверии этого события. Интуитивно догадываюсь, то должен волноваться и нервничать, но с этим у меня пока то полнейший фейл, так что перейдем к следующему пункту. Мы ведь должны как-то подготовиться к событию, не находишь? Пусть мы вроде бы как решили, что это будет чистой воды фикция, игра на выживание и что-то, во что мы вкладываем не самый серьезный смысл - по крайней мере, делаем вид, что оно так. Но это же не значит, что нас как-то обойдут все формальности, с этим связанные. Предположим, второй пункт - собственно, законная регистрация всего этого форменного безумия, я возьму на себя и займусь этим завтра - переворошу всех своих знакомых, и не своих тоже - знаю, у мамы уж точно должны быть где-то "тяги". Что еще?
  Об этом всем и многом другом я лихорадочно размышляю, покидая вместе с Руквуд место нашего культурного празднования.  Я все еще мокрый и оттого ощущаю себя практически русалом, потому что в какой-то момент влага просто перестала меня заботить, я привык к странном ощущению липкой одежды на мне и полностью окунулся (каков каламбур... мокрый - окунулся) в наши предсвадебные будни. (Ах как звучит-то!).
  - Поли печёт чудные кексы, да? Свадебный торт, кстати, можно как раз ей заказать. В других свадебных салонах очереди и записываться надо едва ли не за пол-года. Это не значит, что я хочу схалтурить или сэкономить, ты не подумай, - хотя какое тебе, кажется, дело, да? Интересно, тебя вообще заботят эти все орг.моменты, или тебя утомляет сама мысль о подготовке к событию, заведомо фиктивному? (для меня оно таковым не является, но что там себе соображают твои тараканы - для меня дремучий лес). - Слушай, может, мы сразу поедем тогда кольца купим? - я резко останавливаюсь и останавливаю Руквуд, решительно выставив в сторону руку, будто бы меня осенила поистине гениальная мысль. - У нас ведь времени немного, почему бы не начать прямо сейчас?
  А знаешь, это интересно. Для меня это - как какое-то приключение. Квест, от которого я получаю удовольствие, и который в конце сулит также приятный бонус. Впрочем, в реальности, в конце был скорее не бонус, а самый настоящий приз, потому что... ты ведь ничего не сказала об обладании тобой, а значит... Нет, это не значит, что все это затевалось ради постели - это бред чистой воды. Вот постель, кстати, вероятно и есть тот самый приятный бонус, прилагающийся к тебе, как к основному трофею.
  Я тру указательным пальцем переносицу и снова смеюсь:
- Черт побери, Руквуд, я не верю, что мы это творим... Мы поженимся, ты хоть понимаешь это? Амбрелла Сьюзен Руквуд и Цезарь Себастьен Эйвери. Муж и жена. Два лопоухих идиота! - мне смешно и я смеюсь. Но смеюсь не так, как если бы вдруг осознал, насколько далеко мы зашли в своих шутках. Не так, как если бы хотел свести это сейчас к первому апреля и благополучно замять. И не так, как если бы нервничал и пытался скрыть кульбиты своих внутренностей за этой маской беззаботности. Я смеюсь, потому что это, черт возьми, самая приятная неожиданность из всех, какие только были на  моем пути. Неожиданность, которую я слепил собственными руками не без твоей помощи.

+2

19

- Итак, Вас приветствует ведущий шоу «Необъяснимо-ушастое и невероятное», Вы готовы начать игру на выживание? - нажимаю, «Да», даже не узнав правила игры – резко врубается громкая музыка, какая-то знакомая, настолько знакомая, что подвергает меня в дичайший шок – это же долбанный марш Мендельсона! Стоп. А причем здесь эта мелодия? Стоп. Что происходит? – Первый вопрос стоимостью вашего левого уха, ответите неверно – эта часть тела будет отрублена вон тем палачом, - ведущий кивает в сторону на грозного мускулистого мужлана, что стоит с топором (или как называется это оружие?) в одних шортиках. Черт! Ужас какой! Да у него же ноги волосатые! И это единственное, что меня смущает, но возвращаюсь обратно взглядом на дяденьку-ведущего. – Правильный вопрос сохранит вам ваш орган, - замечательно, по-моему! Очень справедливо. – Итак! Начинаем. Согласны ли Вы стать женой Цезаря Себастьена Эйвери? Варианты ответа: да/да, потому что иначе я лишусь уха/да, потому что подсознательно я хочу этого/да, потому что убить последние нервные клетки этого ушастого, это задание только для меня…
Звук внезапного жужжания фена дает о себе знать как-то слишком неожиданно, останавливая мою разыгравшуюся фантазию – вообще, я уже давно высушила голову, просто пальчик сам непроизвольно соскользнул на кнопку включения этой чудо-машины.
Какой ответ я выбрала в своих воображениях? Мне кажется, что я выбрала бы последнее. И потеряла бы своего левого товарища, потому что соврала бы самой себе – в первую очередь. Ведь на самом деле я должна была выбрать вариант с подсознательным желанием. И я бы выбрала, не будь такой гордой даже в своих фантазиях, не будь я такой трусихой (вдруг Эйвери как-нибудь проникнет в мой мозг и узнает всю правду).
- Ты будешь заказывать торт у своей бывшей подружки? – и почему меня вдруг это задело? К слову, я же знать не знала, кто такая эта Поли, поэтому мне простительно. – Кольц… - ты останавливаешь меня своей клешн… Рукой, и я не успеваю произнести это чудо-слово, которое меня пугает. Господи-боже, меня пугает слово «кольцо»?! – Ам… Ладно, хорошо, - хмурюсь, пытаясь переварить и твое выражение лица, и этот тон, вообще все, что сейчас происходит – оно мне важно, я хочу понять твое отношение к предстоящему событию. – Оу, так вот какое у тебя второе имя, - это все, что я могу сказать?! Это все, что меня сейчас волнует?! Нет, на самом деле, это не так, просто бросилось как-то на слух. – То есть, да! Да, я понимаю, - смотрю на смеющегося тебя и отчего-то улыбаюсь. – И сам ты лопоухий идиот! Я – красавица, - поправляю демонстративно волосы,  а затем бедром толкаю тебя в сторону. – А вот ты… Идиотолопоухий, ага, - нет, не чудовище (ну как в сказке, знаете, «Красавица и чудовище»). Я не смогу сказать тебе это слово, будучи в хорошем настроении – и, кстати, от твоего ли смеха оно стало хорошим? Удивительный факт.
На нас косо смотрят в университете, когда мы проходим по коридорам в сторону выхода. Но мне до этих взглядов нет абсолютно никакого дела. Я ощущаю внезапный прилив сил и тех самых эмоций, которые были во мне в самом начале дня, поэтому – разве что теперь и побеспокоит меня, так это очередные мысли о том, что с нами будет потом.
В конце концов, мы оказались в такси. Я, наверно, странно себя повела, садясь внутрь салона, потому что буквально вплотную села к двери, подальше от тебя. Вышло ли это ненарочно? Нет. я поступила так специально, потому что понимала, что теперь… Теперь все иначе. Я практически твоя. Во всех смыслах этого слова. И это меня пугает. А уж мысли о всяких супружеских долгах, брачной ночи вызывают бесконечные мурашки на коже. Заметил ли ты эту трусость, или она выглядела так, словно я просто оставляла больше места тебе на этом мягком диванчике – не знаю, но, не обращая внимания на свои думы, я быстро закрываю эту страницу в своей голове и открываю поисковик, который выдает мне один хороший ювелирный салон. Называю таксисту адрес и отворачиваюсь, глядя в окно.
- Сегодня восхитительная погода, правда? – оборачиваюсь на тебя и по-доброму улыбаюсь.
Весна. Такая вот у нас с тобой весна.

+1

20

Мне кажется, или сочетание слов "бывшая" и "подружка" как-то не так звучат сейчас из твоих уст? Мне кажется, или нам сейчас абсолютно комфортно в этом новом статусе? Мне кажется, или между нами что-то с одной стороны незримо изменилось, а с другой - осталось непоколебимым - в лучших смыслах, разумеется?
  Я с полной готовностью принять правду-матку киваю на твои обзывательства - будь они хоть сто раз правдой, не колышет, честно. Потому что вся реальность вокруг меня - как приглушенные звуки откуда-то издали доносящейся песни - не более того. Есть ты. Есть я. И мы с тобой чудим не по-детски. Думал было поддакнуть и авторитетно заявить, что таки да - это бесспорно, ты красавица, но не стал перенасыщать ванилью сегодняшний день. Я итак веду себя местами омерзительно-мило, так что оставлю это на другой раз, когда лимит приятностей от меня не будет так вопиюще исчерпан. Тогда-то, конечно, скажу, что да, ты действительно Руквуд, красива, а может, даже нечто большее этой шаблонной характеристики, но это будет не сегодня и не сейчас.
- Поли сорок пять, - смеясь, возвращаюсь к теме о "бывшей подружке", открываю перед невестой (дурацкое слово. Попробовал его "на вкус". Не понравилось. Не буду больше использовать) дверь авто с шашечками. - У нее трое детей и муж-идиот, который ее совершенно не ценит, - на самом деле, она действительно приятная женщина и даже несмотря на то, насколько я не перевариваю состояние "жилетки" для кого бы то ни было, мне приходилось неоднократно терпеливо выслушивать женские излияния. Но черт возьми, за ее пироги, я готов даже на такое!
  Это вышло как-то абсолютно рефлекторно - то, что я сел в аккурат рядом с тобою - будто бы в такси должен был поместиться еще по меньшей мере целый квартет с аппаратурой вместе. И роялем, да. И, выглядывая в окно, где ты рассмотрела упомянутую погоду, я повернул лицо к тебе, едва не столкнувшись нос к носу.
- Погода? Да, самое оно! - я не кусаюсь, правда. Но я заметил этот странный жест - как ты буквально вжалась в дверцу противоположную той, куда я должен был влезть. И пока что я не могу придумать ему никакого объяснения. Впрочем, я все еще не просох до конца, поэтому, возможно, имеет смысл действительно отстраниться и не действовать тебе на нервы. Успею еще.
  Шкодливо подмигивая, отодвигаюсь к противоположному окну - теперь тот самый квартет с роялем может сесть между нами, но так-то я особо не заморачиваюсь и не обращаю внимания на эту черную дыру местного масштаба:
- Я мокрый и мерзкий, да? - это единственное разумное объяснение. Вобщем-то, я не ставил целью докопаться до истины - на самом деле, это все вообще как-то так по-бытовому проскользнуло мимо участка анализа в моем мозгу, поэтому я тут же переключился на другую волну: - Я приглашу Рендала с Бруклин, окей? Вот олень удивится! Он почему-то вообще считает, что я из тех "котов, которые гуляют сами по себе" и патологически не склонны к моногамии.

Отредактировано Caesar Avery (2013-04-12 02:22:57)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Together. 1 Year & forever