Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Черно-белый потоп


Черно-белый потоп

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Aurora Boleyn и Frigyes Mátyás Fehér.
Место: квартира Матиаша.
Время: лето 2012 года, выходной.
Время суток: начало вечера.
Погодные условия: в квартире сухо, ветер не наблюдается, как и любые изменения в погоде.
О флештайме: черно-белый фильм - это прекрасный повод провести вместе досуг и отдохнуть, ведь человек, находящийся рядом с тобой, разделяет твою бескрайнюю любовь к настоящим шедеврам кино. Однако кто сказал, что назойливые соседи с верхнего этажа, совсем недавно перебравшиеся в этот жилой дом, не попытаются испортить спокойный и приятный во всех смыслах вечер? Да и кино, как оказалось, любят они неправильное...

http://s2.uploads.ru/HIC9U.gif

Aurora Boleyn

Отредактировано Frigyes Mátyás Fehér (2013-07-11 21:57:44)

0

2

К шести вечера Фридьеш уже был полностью готов принимать званую гостью и вести себя настолько гостеприимно, насколько может повести себя холостой мужчина в обществе овсяного печенья: предложить выпить далеко не алкогольные напитки и ненавязчиво, будто бы невзначай, пододвинуть ближе предназначенную для сладостей вазочку ― маленькая уловка для милой, но в крайней степени назойливой соседки по лестничной площадке. Очаровательная старушка, преуспевшая в искусстве улыбки, была весьма озадачена, почему Матиаш в последнее время не удостаивал ее своим визитом, а мужчина в свою очередь не мог поделиться сомнениями, что орда полок, притаившаяся за входной дверью, способна прожить и без его вмешательства в их личную жизнь.

Сегодня же, обыкновенным летним вечером, ему предстоял более приятный досуг, чем соседство молотка и надоедливой своры гвоздей: Аврора была не только самостоятельной женщиной, но и причина ее визита была куда прозаичнее ― просмотр фильма. Черно-белого, качественного и имеющего смысл, в отличие от дешевых современных пустышек. В этом Фехера никто так и не смог переубедить, с какой-то грустной обреченностью махая рукой на происходящее, а он просто оставался при своем мнении, в душе продолжая тайно лелеять надежду, что однажды найдет такого же эстета, ценителя, способного понять и принять подобную страсть.

Оказалось, что для этого очень хорошо подходили психологи, своеобразные коллеги по разуму, общение с представителем которых Фридьеш предвкушал целый день, спокойно и нетерпеливо ожидая назначенного времени. Именно поэтому все комнаты, и до этого находившиеся в идеальном порядке, практически блестели, потеряв прикрытие из пыли и случайно оставленных пятен.

С Болейн они познакомились не столько случайно, сколько неожиданно: курирующий Фехера психолог скончался при трагических обстоятельствах, оставив после себя горстку пепла и надежду, что вопрос «что вас беспокоит» превратится лишь в нудный кошмар ― не судьба… Любой уважающий себя психиатр, к числу которых мужчина себя определенно относил, должен был терпеть не только неудачи в лечении пациентов, но и необходимость личного психолога, чтобы невзначай не сойти с ума. Тогда-то Матиаш и натолкнулся на Аврору, разговорившись с ней вовсе не о поверхностных личностных проблемах, а безобидных увлечениях, в число которых входил кинематограф. Пожалуй, больше психолог и его пациент не встречались, лишь два обыкновенных человека, способных найти общий язык.

Так что вечер казался идеальным и вдохновляющим на цивилизованные подвиги законопослушного гражданина Америки: практически свидание, если не учитывать ряд отягощающих факторов. Например, наличие неприметной и закрытой от людских глаз комнаты с обыкновенным столом, потерявшим лоск креслом, коллекцией из ста фотографий картин, изображенных на спинах, старым любимым граммофоном, возле которого лежали пластинки. К тому же Фехер хотел завести домашнее животное, а не любовницу.

В общем, к шести вечера Фридьеш уже был полностью готов.

Отредактировано Frigyes Mátyás Fehér (2013-06-10 19:36:36)

+1

3

внешний вид
Ох, как же я не любила опаздывать. Всегда ругала мысленно за это клиентов. Я люблю пунктуальность, но вот из-за остановившихся часов я совершенно сбилась. У меня на сборы оставалось полчаса, и за эти полчаса я еще и должна была успеть к своему другу по интересам. Фридьеш наверное расстроится, если я не приду в назначенное время. Ох, что же делать. Я даже не знала, что надеть! Моя домработница Нори забрала пол гардероба в химчистку. Я очень не люблю, когда она так делает, ведь ее любовь к чистоплотности заставляет только что почищенные вещи и после этого ни разу не надетые  чистить еще раз. Сев на кровать и собрав все мысли в одном месте, я стала думать логически и успокаивать себя тем, что времени еще достаточно, и я успею и собраться и добраться до Матиаша.
Так, где-то помимо платьев, которые я не хотела сегодня категорически надевать, должны были быть юбки и блузки. Боже, я так давно никуда не собиралась, что забыла, где из вещей у меня что лежит.
В колонках играла столь любимая мной композиция «The Bob Crosby Bob Cats – My Inspiration», что я даже стала подтанцовывать и настроение улучшилось. Все же джаз тех волосатых годов был намного лучше того, что играют сейчас. Он был с душой, ноткой таинственности и романтизма. Почему-то слушая эту композицию, мне всегда представлялась кошка, которая гуляет  ночью по крышам старых домов. Или красивая женщина, 1935-40 годов, которая сидела в баре и покуривала тонкую сигарету через мундштук.
Сама для себя я даже не заметила, как уже нашла черную юбку и белую блузку. Ахаха, как прозаично. Иду смотреть черно-белый фильм в черно-белом наряде. Хотя, я ведь сделала это не умышлено, да и то, что я нашла в шкафу, меня очень порадовало. Ничего лишнего, почти классика. Подобрав еще небольшой клатч, чтобы убрать туда телефон, несколько купюр и ключи, я обула туфли и слегка уложила волосы, чтобы уж совсем не выглядеть как заработавшаяся, сорокалетняя дама. Прихватив ягодный пирог, который специально приготовила Нори, я вышла из квартиры.
На часах было 17:45. Ох, ты, я собралась довольно быстро и у меня еще было время доехать и наверное не опоздать. По пути к лифту, я набрала номер такси и вызвала к подъезду. Что меня порадовало, так это то, что я не успела выйди из-за застекленной двери, как такси подъехало. Сегодня удачный день. Наверное. Пока перед нами не образовалась пробка. Пробка…
17:50… 17:55… 18:00. Мы не проехали даже полпути. Я снова достала телефон и на номер Матиаша скинула смс о том, что я опаздываю и стою в пробке. Я не любила такие ситуации и скорей всего уже была красной как помидор от стыда.
Примерно в 18:35 я уже была около его двери и неуверенно звонила в звонок.

Отредактировано Aurora Boleyn (2013-04-10 19:34:10)

+1

4

К шести вечера Фридьеш уже был полностью готов и испытывал весьма смешанные чувства, результатом чего стало написанное Авророй сообщение, в котором вовсе не говорилось о пунктуальности, но так некстати упоминалось опоздание. Людям почему-то всегда было удобнее винить пробки, а не выходить чуть раньше, ведь те, будучи беззубыми человеческими созданиями, не имели ни малейшего шанса огрызнуться.   

Впрочем, мужчине хватило тридцати минут, чтобы прийти в себя и даже продемонстрировать отражению добрую, в очередной раз мягкую улыбку понимающего человека, способного закрыть глаза на непозволительный и вопиющий проступок. В конце концов, фильм не собирался никуда убегать, а он не походил на глупого студента возле дверей в кинотеатр, который до сих пор не мог дождаться даму сердца, соизволившую пропустить нудное начало фильма. 

Звонок в дверь прозвенел кстати, чуть расшевелив апатичного Матиаша, успевшего за любезно предоставленное ему время выпить кружку чая, задумчиво посмотреть на дверь в спальню и за окно, откуда открывался прекрасный дорогой вид на благоустроенную площадку и ряд разноцветных машин, пятнами раскрасивших неприметную дорогу. Они, в отличие от молодой женщины, казались нелепыми клоунами, а ее наряд прекрасно подходил к гамме выбранных фильмов ― лишь за это Фехер готов был смягчиться и забыть про недавнюю оплошность.

Аврора, ― мужчина отступил в сторону, жестом приглашая гостью войти, пока на поле импровизированного боя не появилась соседка, буквально пригвождая к себе их внимание. ― Как погляжу, пробки в наше время больно уж кусачими пошли, ― как бы невзначай произнес он, закрывая дверь.

Оставлять тридцатиминутное дополнительное ожидание безнаказанным смысла Фридьеш не видел, прекрасно зная, что некоторые гости имели весьма непоколебимую веру в возможное появление в любое время суток и в абсолютно любую минуту: позволь им править балом, как неожиданного звонка можно будет ожидать и в четыре утра. Сомнительное удовольствие для доброго психиатра.

Ты располагайся на диване или на стуле, а я пока поставлю чайник опять подогреваться, ― дал Матиаш Авроре очередную подсказку, позволяя прочесть ясное и очевидное раздражение, вызванное не то простым фактом опоздания, не то возросшим количеством пробок, парализовавших город полностью. Впрочем, все это перестало иметь значение, когда Фехер мельком взглянул на гостью, отмечая, насколько гармонично та вписывается в интерьер черно-белой гостиной, выполненной в минимализме. Словно статуя, которая прекрасно дополнила бы пустой угол, ― высокая, изящная, живая. Возможно, мужчина захотел бы вынуть глаза, чтобы избавиться от неприятноuj ощущения, что кто-то непрерывно наблюдает, но даже так, будучи неживой, Болейн была прекрасна. ― И выбери фильм, ― чуть повысив голос, сказал он с кухни, включая чайник.

Злиться на молодую женщину Фридьеш не мог ― она идеально сочеталась с интерьером, позволяя наслаждаться законченностью. Вполне вероятно, безжизненное женское тело послужило бы прекрасной безделушкой, только вот жаль, что напоказ не выставишь.

Отредактировано Frigyes Mátyás Fehér (2013-06-10 19:34:27)

+1

5

Дверь открылась, и вот я уже начала гореть от стыда. Я не любила опаздывать и я не любила, когда опаздывают другие люди, но вот сама же и оказалась в этой глупой ситуации. Ничего, я выучила урок и впредь буду выходить из дома за час, а то и за два на тот случай, если опять на улицах Сакраменто возникнут злополучные пробки. И вот что мне сейчас делать? Гореть от стыда весь оставшийся вечер? Ох… это ужасное чувство так и разрывает изнутри. Мне столько хотелось ему сказать, чтобы он понял, что я не специально, но оправдания никогда не приводят к хорошему, а лишь давят на жалость, чего я так же очень не любила.
Подняв опущенные от стыда глаза на Матиаша, я переступила порог и оказалась в его квартире. В руках по-прежнему был пирог, который испекла Нори специально для этого вечера. А если он не любил ягодные пироги? А вдруг он вообще не любил выпечку? Черт! Сегодня с самого утра день не заладился. Сглотнув, я повернулась к Матиашу. Он как раз заговорил про пробки. Это был сарказм или я настолько накручиваю себе? Хотя он был прав. Пробки и правда стали кусачими. Можно было понять, что мужчина был недоволен моим опозданием и это напрочь убило мою уверенность.
- Извини. Этого больше не повторится! - Я улыбнулась и протянула ему пирог, который был упакован в коробку для выпечки. – Я не знаю, любишь ли ты их или нет, но Нори старалась, и я ей пообещала, что передам его тебе, - Я старалась говорить легко и непринужденно, но он скорее всего уже заметил мое волнение и смущение.
По указаниям Матиаша я прошла в гостиную. Она была прекрасна. Черно-белая. Ведь я когда-то тоже хотела гостиную в такой цветовой гамме, но родители, не понимающие моих вкусов, переубедили меня и сделали по своему.
Она вдохновляет на просмотры черно-белых фильмов. Кстати о фильмах. Из кухни послушался голос хозяина квартиры. Выбрать самой? Что же, выбрать так выбрать.
Я прошла к стойке с черно-белыми фильмами и стала читать названия. На глаза сразу попался один из самых любимых мной фильмов «В джазе только девушки», но я решила его пропустить, так как знала наизусть каждое слово и движение актеров. Потом мне попадается  «Квартира» Билли Уайлдера и «Мышьяк и старые кружева» Фрэнка Капра, что несказанно порадовало меня. Я давно не смотрела эти фильмы и с радостью пересмотрела бы один из них сейчас, но оценит ли их Матиаш?
Держа в руках оба фильма, я мысленно  прокручивала в голове некоторые сцены из них и поняла, что в данный момент мне все же хотелось посмотреть «Мышьяк и старые кружева». Подходило под мое настроение, да и давно я не смотрела фильмы с подобным сюжетом.
«Квартира» или «Мышьяк и старые кружева»? – На всякий случай я все же решила спросить Матиаша. Вдруг он предложит что-то еще, более нейтральное и что будет интересно и ему.

0

6

А ты просто попробуй опоздать в следующий раз, ― миролюбиво и вкрадчиво произнес Фридьеш, аккуратно и со всей свойственной ему заботой располагая ни в чем неповинный пирог на столе рядом с одинокой вазочкой для сладкого. В конце концов, он не обязан ничего выслушивать ― лежать в коробке наверняка и так тесно, да и в крайней степени неудобно, словно в гробу, крышку которого уже никто и никогда не поднимет. ― Но мы ей этого не скажем, не так ли? ― Матиаш приподнял бровь, открывая принесенный подарок, который, к превеликому сожалению, остался безмолвным, либо слишком строптивым и самоуверенным, чтобы отвечать на глупые людские вопросы. ― И правда…

Впрочем, если пирог остался несговорчивым даже под острым лезвием ножа, аккуратно вспоровшего податливое тело с ягодными сгустками, то чайник, впечатленный подобным изысканным, но вместе с тем тривиальным поворотом событий, беспокойно загудел, привлекая к себе внимание, ― слишком много шума из ничего. Фехер даже вздохнул, отвлекаясь от излюбленного занятия и с досадой отмечая, что выпечка с ягодой куда больше напоминает тело с аккуратными и отточенными штрихами, целостность которых ему не хотелось нарушать даже для столь приятного и волнующего мероприятия. Волнующего даже больше, чем это самое волнующее мероприятие.   

«Мышьяк и  старые кружева», думаю, прекрасно подойдет для сегодняшнего вечера, ― заметил мужчина, войдя в гостиную с двумя тарелками, на которых покоился все еще безмолвный пирог. Возможно, разговаривать, будучи разделенным на части, было не так уж удобно. ― Не забудь поблагодарить Нори от моего лица за такой прекрасный и неожиданный подарок, ― он протянул Авроре белоснежную тарелку и едва заметно улыбнулся, словно ставя крест на недавнем недоразумении. Он его еще припомнит, но в другой обстановке и в другой одежде. ― Всем бы мужчинам и женщинам такую заботливую женщину с огромным сердцем. Размеры его действительно внушают уважение.

Собственная тарелка, не взыскав ни капли интереса со стороны Фридьеша, очутилась на низком белоснежном столике, на котором пирог казался необычной формы пятном, которому определенно не хватало красок, чтобы этюд был завершен.

Если Нори помогала тебе и с выбором наряда, то можешь передать ей от меня предложение руки и сердца, ― Матиаш нехотя отвел задумчивый взгляд от тарелки, переведя его на Болейн, что действительно удачно вписывалась в интерьер, а с любимым фильмом в руке походила на прекрасное изваяние, которое портил разве что цвет кожи. Впрочем, всему свое время. ― Теперь я знаю, чего не хватает моей гостиной. 

Фехер абсолютно ненавязчиво взял у нее фильм, отмечая про себя, что на кухне заждался чай в черных любимых кружках, которые доставались крайне нередко, ведь прошенных и постоянных гостей у мужчины практически не было.

Пойду принесу чай, ведь нужно чем-то пирог запивать, ― сообщил тихо Фридьеш, на данный момент не испытывая абсолютно никакой потребности во внимании Болейн, поскольку его куда больше занимал невзрачный телефон, выуженный из кармана. Лишь в дверях, ведущих на кухню с недовольным чайником, мужчина повернулся и быстрым, отточенным движением навел камеру на молодую женщину и сделал снимок, одобрительно кивая получившемуся чарующему изображению. ― Не смог удержаться, ― коротко пояснил он, захлопывая телефон и скрываясь из виду.

Вместо оказанного должного внимания кружки получили лишь холодное безразличие, продиктованное необходимостью записать важную информацию на прикрепленном к холодильнику листке. На нем, уже исписанном со всех сторон, появилось лишь несколько коротких записей: «Скульптура. Показать одежду». Впрочем, после недолгого ожидания на бумаге появился и привлекающий внимание восклицательный знак, большой, как и возникшее детское жгучее желание.

Всегда считал, что этому дизайну чего-то не хватает… Изящной, хрупкой статуэтки или скульптуры. Женственной и в то же время вызывающей уважение, ― Матиаш поставил кружки на столик, с бесстрастным выражением лица посмотрев на Аврору, мысль о коже которой больше не давала покоя, став тем самым раздражающим изъяном, что намеренно попадался на глаза. ― Как работа? Буйные пациенты, вынуждавшие спасаться бегством, были? ― мужчина улыбнулся, переведя взгляд на пирог. Тому явно не хватало красок.

Отредактировано Frigyes Mátyás Fehér (2013-06-10 19:40:21)

+1

7

Как-то я себя не очень уверенно чувствовала. Что-то внутри меня сжималось все сильнее и доставляло не очень приятное ощущение. Я могла это чувство сравнить с детским страхом. Напроказничаешь дома, пока нет родителей, а потом думаешь о содеянном и боишься. Только почему я себя так чувствовала сейчас? Неужели я стала настолько мнительной и думаю, что хозяин дома все еще зол на меня?
Я пыталась непринужденно улыбаться и по-моему мнению хорошо маскировала свою тревогу и даже обрадовалась, когда Фридьеш выбрал «Мышьяк и старые кружева».
-Я обязательно поблагодарю ее! – Я снова улыбнулась и сделала вид, что все хорошо. Внутри по-прежнему все клокотало,  и казалось, что с каждой секундой становилось все хуже. – Да, она прекрасная женщина. Не знаю, чтобы я делала без нее. Мне очень повезло, когда я решилась принять на работу именно ее. – Мысли летали где-то, но не здесь. За столь короткое время я вспомнила столько моментов, когда я была виновата, что по коже аж мурашки пробежали. Неужели я пожизненно во всем виновата?
-Нет. Она просто оставила мне маленький выбор, забрав большую часть гардероба в химчистку. Она любит все перестирывать по несколько раз. Нори даже перестирывает несколько раз те вещи, на которых еще весит бирка из магазина. – Я не могла искренне не улыбаться, когда говорю о Нори. Несмотря на ее темный цвет кожи, она была светлая душой и всегда старалась находиться рядом. Надо будет купить ей подарок! Эта мысль вытолкнула неожиданно остальные мысли, которые мучили меня последние минут двадцать.
Я так задумалась о подарке, что даже не заметила, что фильм из моих рук оказался в руках Фридьеша. Он еще что-то сказал, чего я тоже не услышала. И почему сегодня я себя так странно веду? Я не узнаю своего поведения, и настроение скакало от минуса к плюсу. Наверное, выглядела я глупо. Может я заболела? 
Я приложила руку ко лбу, но, к счастью, он был холодный. Что же не так? Почему я себя снова стала так скверно ощущать?
Краем глаза я заметила, как Фридьеш достал телефон и навел его в мою сторону, а следом послышались слова «Не смог удержаться». Я уже было хотела кинуть на него недоумевающий взгляд, но он быстро скрылся из виду.
Отогнав все же плохие мысли подальше, я  подошла к окну. На улице уже стемнело, и потихоньку стали зажигаться огни вечернего, а позже и ночного Сакраменто. Я любила это время суток. Оно было таким непринужденным. Правда, обычно в такое время я сижу дома, отдыхая от работы и попивая зеленый чай с корицей, который так сильно полюбила. Послышался голос Матиаша, и я, медленно развернувшись, встретилась с ним взглядом.
- Скульптура? Да, сюда бы хорошо подошла белоснежная скульптура. – Вообще мне очень нравилась квартира Фридьеша, что-то в  ней такое было, что цепляло меня.
- С работой все в норме. – Я улыбнулась – Нет, таких еще не было. – Я все еще стояла у окна. Отведя взгляд от хозяина дома, я снова уставилась  на то, как медленно и поочередно зажигаются огни улиц.
- Как ты? Как твоя работа? – Я задавала вопросы, не отрывая взгляда от улиц  Сакраменто. Снова начало что-то беспокоить. Может, я просто сегодня не с той ноги встала?

Отредактировано Aurora Boleyn (2013-06-08 18:07:09)

0

8

Взгляд медленно и безразлично заскользил по точеной фигуре, обтянутой черно-белой тканью, словно коконом, скрывающим гусеницу, готовую переродиться в прекрасную бабочку. Белоснежную, как само лицо убаюкивающей смерти, утонченную, как истинное воплощение чарующей женщины в неуклюжем и ненужном человеческом теле.   
У меня все хорошо, ― тихо и нежно ответил Фридьеш, стараясь не тревожить зыбкую атмосферу воцарившейся идиллии, укрывшей гостиную плотным саваном, сквозь который едва ли доносился посторонний шум. Сейчас здесь, одинокая, освященная огнями с пестрой и нескладной улицы, она походила на самую настоящую статую. Мертвую, тонущую в какофонии из несочетающихся уродливых цветов, но такую живую и родную ― ее хотелось бережно спрятать от посторонних глаз и каждый вечер ласково шептать ей комплименты, осторожно, аккуратно и любя протирая пыль с мраморной холодной кожи. ― Думаю завести кота… Здесь не хватает… ― он наклонил голову в бок, очерчивая взглядом стройные ноги и замедляясь у тонких лодыжек, абсолютно безликих и ненужных. ― Здесь не хватает животного, за которым следует прибираться каждый день и которое заунывно завывает, когда хочет есть, трется о лодыжки, ― Матиаш тихо сглотнул и сделал несколько шагов в направлении проигрывателя, едва слышно и совершенно не громко ступая по монотонному ковру, ― и будит по утрам, ступая холодными лапами по лицу.      
Коробка с диском открылась с грубым громким треском, разлетевшимся по помещению неприятными волнами, смывающими хрупкую, едва ли способную устоять преграду, сквозь которую полились тихие неприятные звуки. Лишние и угнетающие, как и необходимость произносить слова, насильно выдавливая правильно поставленные звуки.
Пациенты тоже не особо буйствуют, ― продолжил он с едва заметным разочарованием, ютящимся в пелене обезображенного шума с уродливой и молодеющей улицы, наряженной в новые наряды, ― еще вчера ее хрупкую шею украсил очередной неоновый камень. ― Ничего нового и интересного: большую часть пациентов составляют пациенты с полиморфным психическим расстройством, ― добавил Фехер, задумчиво смотря на покладистую кнопку проигрывателя, ― есть случаи с маниакально-депрессивным синдромом. Радует разве что Майкл, ― Фридьеш спокойно дождался, пока проигрыватель проглотит диск. ― Сегодня мы ловили палочку, а потом играли в мяч. Я ему вчера купил резинового поросенка, так он все утро визжал от восторга и вертелся под ногами ― никогда не подумал бы, что псы могут быть такими благодарными. Особенно Адамс, прославившийся вспышками гнева и попытками искусать одного из медбратьев. При этом скучный человек и ничем не примечательный. Серый. Ни хобби, ни увлечений.
Майкл Адамс был одной из самых ярких и не гаснущих звезд: он загрыз собственную жену, пытавшуюся защитить беспокойного и плачущего ребенка, он покушался на жизнь приехавшего санитара, благополучно вцепившись тому в ухо, он с разгоравшейся ненавистью бросался на персонал и ластился, как неразумный щенок, к ногам Фехера. Говорили, что родственные души притягиваются. Всегда, иногда, постоянно ― Матиаш их не слушал, не понимая пророненных необдуманных и отягощающих слов. Фридьеш всегда хотел кота и никогда не желал пса.    
Скучный день, ― подвел он нисколько не значимый итог, один из немногих и безликих, как черный экран телевизора. ― Прошу, ― Фридьеш отточенным жестом психиатра пригласил Аврору присесть рядом, взглядом намекая, что чай и пирог истосковались по женскому вниманию. Нежному и всепоглощающему, как и попытки матери защитить свое дитя. Маленький гроб, увенчанный цветами, смотрелся живописно в вырытой для него сырой аккуратной могиле. ― Всегда любил этот фильм, ― заметил он, тыльной стороной ладони пододвигая к присоединившейся к нему девушке ее тарелку. Пирогу до сих пор не хватало красок, но на это Матиаш решил закрыть глаза. ― Однако всегда приятнее смотреть его с человеком, разделяющим твои увлечения. Тогда понимаешь скрытый смысл фильма и можешь его обсудить. Зеркало и отражение в нем ― приятный собеседник, но его молчаливость порой угнетает.

Отредактировано Frigyes Mátyás Fehér (2013-06-27 18:06:28)

+1

9

- Кота? Да, тут было бы еще уютней, если бы был кот! – Я улыбнулась. Кошки были прекрасны, я всегда их любила и уважала. У самой дома была кошка породы сомали, и я была по уши в нее влюблена. Их грация, их царский характер всегда вызывали восторг и восхищение. Было плевать, что в основном это мы у них домашние животные, а не они у нас, они просто были шикарны!
Я внимательно слушала хозяина дома и удивлялась, с каким спокойствием он говорит о своих пациентах. Иногда, слушая его, я сама порой хотела побывать на месте его работы и лично увидеться с его пациентами. Мне было это интересно. Мои пациенты сильно отличались от пациентов Фехера и тем самым вызывали огромный интерес.
- Согласна, скучный. – Конечно, для меня он был еще и тяжелым. Моя работа была мне рутиной. Я повязла в ней и не могла выбраться, и лишь изредка находила свободное время, чтобы развеяться и отдохнуть, но опять же повторюсь, что это бывает КРАЙНЕ редко. Все мои пациенты были в основном однотипны, с семейными проблемами и депрессиями и лишь редкие вызывали интерес, и мне не надо было подавлять зевки, чтобы их не обидеть.
Фридьеш пригласил присесть рядом и указал на пирог и чай. Пирог пока есть не хотелось, а вот от чая я бы не отказалась. Я присела рядом и улыбнулась. Неприятное чувство дискомфорта испарилось, и я чувствовала себя уже более спокойно и уверено. Наконец-то, я уж думала, что весь вечер просижу с таким настроением.
- Да, фильм прекрасный и атмосферный. Всегда привлекали подобные сюжеты. – уже в предвкушении просмотра я мысленно стала прокручивать в голове сцены и цитаты из фильма, что снова вызвало легкую улыбку на моем лице.
«- В сундуке под окном труп!
- Да, дорогой, мы знаем. Это мистер Хоскинс.»

Я обожала эту цитату, и она почему-то всегда вызывала у меня усмешку. «Это мистер Хоскинс». Снова ухмылка.
- Да, с зеркалом говорить хорошо, но ты, верно, сказал, что иногда это угнетает. Отражению хотя бы чуточку эмоций и дара речи. – Я вздохнула. Если не считать пациентов и Нори, то в основном я на самом деле говорю с зеркалом, только вот отражение слишком нагло копирует все мои эмоции и мимику, и поэтому наши разговоры слишком быстро заканчиваются.
Наконец-то начался фильм Фрэнка Капры, и на экране стала мелькать моя любимая заставка с Хэллоуинскими картинками и именами актеров. Мне нравилось сочетание этих картинок и фоновой музыки. В детстве я всегда бежала вперед всех, только чтобы увидеть начало этого фильма.
Как и всегда фильм начинается с бейсбола и драки, ничего нового, все тоже самое, но такое чувство, что я все равно смотрю этот фильм впервые. Наверное, так влияет на меня смена обстановки. Я сделала пару глотков чая и отметила, что он был приятный на вкус.
«Похоже каждый день женятся одни олухи! Пошли!» Помню как в детстве я любила эту фразу и даже как-то выкрикнула ее молодой парочке, которая целовалась около кинотеатра. Мне тогда было около 6-7 лет и я совсем не знала, что такое держать язык за зубами. Но помниться, что парочка вовсе не обиделась, а даже засмеялась, а моя мама тянула меня за руку и побыстрей старалась увести, чтобы больше не краснеть.
Как и всегда меня позабавил тот старичок, который продавал билеты и из-за своей сдал главного героя. На месте Мортимера я бы придушила этого дедулю и только потом, схватив белокурую красотку, побежала бы оттуда прочь, но фильм есть фильм.
И вот в телефонной будке Мортимер, распинаясь перед Эйлен, говорит, что не будет на ней жениться, но та лишь, состроив глазки, как у кота из шрека смотрит на него и обещает, что не будет устраивать сцен и лить слезы, но Мортимера уже подкупили ее глазки и снова поцелуй. Да, почти все мужчины одинаковы, и это никак не зависит от века или года, в котором они родились. Ничего не меняется. Все обыденно. Все как день сурка.
История почти плавно перетекает в немного другое место, а именно в место, где живут столь милые и забавные тетушки нашего Мортимера. Полиция очень лестно отзывается о дамах, но еще не подозревает, что таится в этом тихом омуте. Мимо пробегают дети, наряженные в Хэллуинские костюмы, пролетает листва, и именно сейчас мне безумно захотелось октября. Моросящий дождик и рыжие листья, которое при дуновении ветра закручиваются и взлетают. Так, ладно, не будем отвлекаться.
История переходит в дом тетушек. Тетушка Эбби разговаривала с преподобным Харпером и старалась выгородить своего племянника в лучшем свете, она утверждала, что его книги ничего не значат, и он любит дочь преподобного Харпера, но тот похоже совершенно не раз союзу этой парочки.
В дверь раздался звонок, и на самом деле я не сразу сообразила, что это не только полицейские решили заглянуть к тетушкам в телевизоре, но и в дверь Матиаша тоже позвонили.

+1

10

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Черно-белый потоп