Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Kill me baby one more time


Kill me baby one more time

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Danny Dragoş, Jane Mortice
Место: квартира Дэнни и Джейн.
Погодные условия: проливной дождь.
О флештайме: пара молодых торчков решают бытовые проблемы.

+1

2

Бессонница лишает людей рассудка. В последний раз у меня был нормальный здоровый сон чуть больше года назад. По правде говоря, моему здоровью и раньше позавидовать было нельзя, но, по крайней мере, спала я, как слон и едва ли не каждое переутомление заканчивалось желанием поспать. Сейчас же я с трудом могу сомкнуть глаз. Да и если бы дело было только в нервозном состоянии. Ни место жительства, ни люди здесь отнюдь не благопрепятствуют душевному покою. Все, что я наблюдаю сейчас перед собой - это то, что ранее мне удавалось наблюдать в книгах и фильмах жанра "трагедия". Я - наркоманка, мой любимый человек - наркоман, нами покинут дом родной и там мы изгои (как поэтично прозвучало), у нас практически нет денег, мы живем в обветшалой однокомнатной квартире. Знаете, как в некоторых книгах трагедия двух влюбленных описывается в приторно-горьковатой манере? Так вот, что я вам скажу: дерьмо эти ваши книги о несчастной любви! Почему, спрашиваете? Готова поспорить, что большинство этих второсотных романов писались лишь под большим впечатлением от каких-либо слухов, которые не раз были преувеличены, передаваясь из в уст в уста. Я совершу ошибку, если поставлю все романы в один ряд, ибо есть те, что действительно могут помочь вам увидеть суть; увидеть горькую правду существования людей, что в своем положении похожи на нас с Дэнни. Не так легко сохранить прочные отношения, когда каждый новый день швыряет вам в лицо новые проблемы, но и не забывает напоминать о старых.
Этой ночью мне снова не удалось уснуть. Целую ночь я ждала своего суженного торчка с - как он пояснил перед уходом - "дружеской прогулки". Когда же Дэнни вернулся, то был в говнище упоротый и помятый. Я его, конечно, до глубины души люблю, но иногда мне хочется разбить об него что-нибудь. Впрочем, он то же самое может сказать вам и про меня. Сначала его ужасно штормило: как физически, так и в эмоциональном плане. Были частые перепады настроения. Он то плакал, то смеялся. Не сказать, что меня удивляет такое его поведение, потому что я давно привыкла к этому, но, тем не менее, сколько бы это не повторялось, чувство тревоги за него я, наверное, ни за что не смогу в себе унять. Я примерно представила себе, сколько наркоты ему надо было принять, чтобы обблевать порог ванной, а потом долго вести светские беседы с унитазом. Кто-то посмеется, приняв это за шутку, но, надо сказать, что он и вправду был настолько обдолбан, что задушевно любезничал с толчком. Однако это продлилось недолго, потому что после он начал проваливаться в забытие. Мне кое-как удалось дотащить его до скрипучей кровати и правильно его на ней разместить. Я ругала его и отирала глаза от слез, пока укладывала спать. Почему я ревела? И ему и мне это надоело. Раньше у нас была хоть какая-то поддержка, и то та чаще исходила от бабушки Дэнни, ибо мои родители отвернулись от меня, удостоверившись в том, что их попытки оторвать меня от него являются более, чем безуспешными. Даже эта квартира была куплена для нас его бабушкой, которая недавно умерла. Теперь у нас ничего не осталось. Разве что, у меня был Дэнни, а у Дэнни была я. Больше всего я боялась, что попав в такую ситуацию мы потеряем друг к другу то доверие, тепло и поддержку, которой облагораживали и грели себя раньше. С минут пять я сидела у края кровати, после того, как он уснул. Тогда, как и каждую ночь ранее, я судорожно копалась в своей голове, пытаясь найти решение хотя бы для одной из наших проблем. Первой проблемой были наркотики. Я посмотрела на него.
- Дэнни, у меня не получится слезть с них одной, - я шептала, хотя знала, что он сейчас спит слишком крепко для того, чтобы услышать меня, - Мы с тобой пропадем, если не бросим дурь.

Первые лучи солнца пробивались сквозь жалюзи и кухня окрасилась в желтовато-зеленый цвет. Я сидела за столом и отковыривала ногтем следы от джема, что давно высохли и, кажется, намертво прилипли к старой рванной скатерти. За ночь я вымыла руки раз десять и мне все равно казалось, будто он них несет блевотиной, а еще вонючей половой тряпкой. Переезд на новое место почти всегда подразумевает под собой предвадительную уборку и, может быть, даже ремонт, но наших сил едва хватило на то, чтобы отдраить этот сарай. Не знаю, сколько лет этому месту, но такое чувство, что еще парочка лет и его отдатут под снос. Вот, пожалуйста, это еще одна проблема в наш, так сказать, "семейный бюджет". Тут тонкие стены и часто слышно, как ругаются или трахаются соседи. Музыка для моих ушей. Из-под рамы старых окон всегда дует, так что я сидела, согнув ноги под себя, чтобы их не продувало. Нам хватало и того, что пол был холодным. Из спальни мне послышалось сонное мычание. Дэнни проснулся. Знаете, со стороны он такой лютый и дикий, но посмотрели бы вы на то, как он спит и, особенно, послушали бы вы, какие звуки он издает. Прямо-таки беззащитная лань. В такие моменты на меня накатывают особые порывы нежности и любви к нему.
Заскрипела кровать. Видимо, он сел. С минуту он просто сидел молча. Наверное, вспоминал, что вчера было. О, выматерился. И что же это означает? Это означает, что он окончательно проснулся. Снова скрип кровати, а после тяжелый шаг. Промелькнула тень по стене. Пошел в ванную. У нас в ванную можно пройти только через спальню. Зашипела вода. Дэнни принимает душ. Я провела рукой по лбу, а потом откинула назад пряди, что падали на лицо. Капли дождя с шумом стучали о стекла окон и я испугалась, как бы вода не просочилась сквозь раму. А тем временем, эксперт в спорах с унитазом вышел из душа и устало зашагал в кухню. Я уже знала, что увижу, когда он войдет: измученное осунувшееся, но, тем не менее, красивое лицо. Темные круги под глазами и сощуренный взгляд, который так часто кажется остальным диким. Хотелось бы сказать ему "доброе утро", но, скорее всего, я бы словила его скептический взгляд, поэтому просто спросила:
- Тебе уже лучше?
Сегодня я обязана поговорить с ним обо всем. В конце концов, это наше будущее. Я не хочу, чтобы мы сторчались и пустили все на самотек. Я видела, что взгляд у него мутный и, скорее всего, он думал о том, как ему хуево, но никак не могла отвести от него умоляющих глаз. Я не справлюсь без него.

Отредактировано Jane Mortice (2013-04-09 19:56:19)

+1

3

.

         Я не знал, что еще каких-то пару часов и мы будем находиться на волоске от пиздеца. Сначала все было здорово - яркие визуалы, расстроенный вестибулярный аппарат и разрыв дипломатических отношений между телом и мозгом. Именно тогда ты ловишь тот самый момент: видишь свое тело со стороны в весьма дерьмовом состоянии. И ты вроде бы пытаешься давить из себя что-то серьезное, но от этого выглядишь еще более неадекватным. Когда я успел перейти ту тонкую грань между "охуенно" и "дерьмово"?. Думаю, тогда, когда я как деревенский ирландский пьяница навзничь развалился на асфальте рядом с ядовито-красным пожарным краном. Он как бы говорил мне: "послушай, парень, здесь ходят тучи легавых! Они как коршуны склюют мясо на твоих костях, поэтому уноси отсюда свою чертову задницу". Меня охватил приступ паники. Я попытался быстро встать и это было моей ошибкой: я упал, разбив себе рожу, раздробив себе кости. А вот уже и коршун поспел. Он уже тычет в меня своим черным толстым магнумом. Я начал орать, что есть мочи. "Харви, мать твою, ты это видел? Ты видел, что Бог сделал с нами?!". Небо затягивается пестрой дымкой. Чувствую себя тараканом в алюминиевой банке. "Полчаса, Харви! Осталось полчаса". Его лицо исказила мерзкая усмешка. Я так и знал, что этот ублюдок злобствует всю свою никчемную жизнь. Он хочет затащить меня в тюрягу, такой нарко-синдикат. Хуй! Я уже побывал там (разговаривал там однажды с безумными заключенными). И знаете что? Я не вернусь туда ни под каким предлогом! "Харви, сукин нарко-агент!" Его лицо распухало, пульсировало, обливалось пунцовым цветом. А когда его челюсть выдвигалась, он становился похожим на отвратительную мурену.
          Меня сковало привычное чувство, которое с каждым разом не перестает казаться странным. Это классно - осознанно выпадать из реальности. Я открываю глаза и вижу размазанную картинку - Харви тащит мое тело по ступенькам. Он делает это небрежно, сукин сын. Как если бы я был трупом в целлофане. Я закрываю глаза. Передо мной шлюха. Она двигается как змея. С ее хрупких плеч спадает халатик и я вижу изуродованные конечности, оканчивающиеся в районе локтей. У этой сучки нет рук! Несмотря на то, что она говорила, что хочет ебаться, что любит сосать члены, мне хотелось обнять ее и укрыть от всего. Присматриваюсь повнимательнее... Джейн... Джейн? Я открыл глаза.
— Твою мать, Джейн, где твои руки?!
          Это было первым и последним, что я сказал. А может и нет. Что было дальше - не помню.

         
          Голова раскалывалась. Тело пробивал озноб. Налицо явные признаки того, что я теряю контроль над ситуацией. Я принимаю кислоту, потому что это невероятно - ловить трипы. Поначалу тебя пугает эта кобала бреда, но потом привыкаешь. Так что я вполне привык к людям-ящерицам и к приходам моей мертвой бабушки с ножом в зубах, но вчера почему-то мне снесло башню. Неоднозначное состояние, которое не поддается осмыслению - и этим оно прекрасно. Когда ты вмазан, тебя наплевать на проблемы. А если ты все-таки спросишь себя: "что происходит? Зачем я это делаю?", то в ответ услышишь свое бормотание: "окунь выебал псину моей подружки, но я тут не при чем! Осторожно! Какие деньги? Этот мескалин цепляет". Самый верный и пагубный способ убежать от проблем.
          Я лениво поворачиваю голову в другую сторону (ощущение, будто в голове вместо мозгов свинец) и не обнаруживаю на кровати Джейн. Да уж, хреново ей вчера пришлось. Наверняка она снова станет меня лечить по поводу того, что надо быть осторожней с этим дерьмом, хотя сама сидит на психотропах. Иногда она бывает конченой занудой. С другой стороны, я понимаю, что в этом проявляется беспокойство и любовь ко мне. Я тоже ее люблю. Знакомство с ней изменило всю мою жизнь. Однажды я представил себя Ромео, взял пачку презервативов и пошел искать Джульетту. Теперь, когда я ее нашел, я должен взять помповое оружие и пристрелить нашего Шекспира, потому что не хочу, чтобы это все заканчивалось.
          Кое-как поднявшись с кровати, я почувствовал жгучую боль, будто мириады иголок впились в мой позвоночник. Мое тело было в оголтелом ужасе. Выругавшись, я пошел в ванну. Я всегда о чем-то думаю, когда принимаю душ. Как правило, о чем-то философском и отстраненном. Сейчас я думал о том, что изменился в последнее время. Стал медитативным и вдумчивым. Чаще мыслю глубже, чем шире, и от этого, кажется, схожу с ума. Жизнь слишком коротка для того, чтобы тратить ее на ненависть, боль, религию. Я приподнял лицо, подставляя его под мягкие удары теплой воды. Человек сделан из совершенно непонятного дерьма - он слабее тли, но крепче стали. Он глуп и умен одновременно. Придумывать проблемы - глупо, придумывать проблемы, обращающие в стадо миллионы людей - гениально. Какой кретин придумал религию? Это полный абсурд, так почему в нее все верят? Потому что это полный абсурд! Чем наглее и глобальнее ложь, тем больше тех, кто в это поверит. Так, кролик стоит как вкопанный, когда видит свет от фар несущейся на него машины. Может, дело в другом - ведь многие становятся постоянными клиентами церквей ближе к старости, на пороге своей смерти. Как назвать это явление? Трусость, маразм? Вот ведь дерьмо, а! Я чуть не подскользнулся, вылезая из ванны. Она покрыта грязно-коричневым налетом, а края ее оббиты - отвалившийся керамогранит до сих пор валяется на полу. Хотел бы я свалить из этой душегубки. Она совершенно не пригодна для нормальной жизни. Мне-то похуй, а вот Джейн чувствует себя здесь хреново. Она не говорит мне об этом, но я вижу. Я часто задумывался о том, что ей со мной плохо. С другой стороны, вряд ли бы она стала жить с отпрыском старого хрыча-бизнесмена - не такая она баба. Хотя материальный вопрос все равно ее гложит. Наличность, счета, облигации, бизнес... Из этого мне знакомы только "счета", да и в этом хорошего мало. Да и почему я об этом думаю? Я бы ни за какие миллионы не променял нашу с ней любовь. Уверен, она тоже. А со всей этой денежной кобалой мы справимся. Я, еле поднимая конечности, натянул на себя трусы и джинсы и, даже не застегнув их, прошел на кухню. Джейн показалось мне отягощенной чем-то - каким-то мыслями. В воздухе витал аромат обреченности.
—  Тебе уже лучше?
          Я горько усмехнулся.
— Да, спасибо. Все просто супер, — я иронично выделил последнюю сказанную мною фразу и почему-то сразу почувствовал себя виноватым. Надо перестать ерничать.
          Мне сразу приглянулась пачка сигарет, лежавшая на деревянной столешнице. Она оказалась почти полной, что странно. Я засунул пачку к себе в карман, закурил и подошел к холодильнику.
— У нас как обычно нечего пожрать?  — к сожалению, вопрос был риторическим, поэтому я, не дожидаясь ответа, открыл холодильник. Ничего, кроме мрачной пустоты, я там не увидел. Я как-то обреченно вздохнул. — А я как раз думал о том, что мы в полной жопе.
          Желудок испытывал привычное чувство голода. Я бы с удовольствием чего-нибудь пожрал, несмотря на то, что меня знобит и мутит. С другой стороны, когда я смотрел на Джейн, трудно было думать о еде. Сегодня ее взгляд был особенно угрюмый. Я подошел сзади, чмокнул ее в щеку, а затем сел за стол напротив и затянулся.
— Ты у меня такая красивая, — на фоне андеграундной обстановки, царившей в кухне, моя нелепая добрая улыбка смотрелась наверняка неуместной и дикой. Я затянулся и подпер лицо ладонью, внимательно всматриваясь в усталое и невыспавшееся, но любимое мною лицо девушки.

Отредактировано Danny Dragoş (2013-04-17 11:46:33)

+1

4

Порою мне кажется, что все происходящее есть не более, чем выдуманная мною же реальность. Иногда, бывает, - пока Дэнни нет дома — я ложусь на кровать в нашей спальне и, раскинув руки в стороны, устремляю глаза в потолок. Грязный, обшарпанный потолок. И вот, лежа на этой скрипучей кровати, я невольно начинаю спрашивать себя о том, на что, вероятно, никогда получу точного ответа. Да, я заранее знаю, что не получу, но, поймите, это отчаяние любого доведет до ручки и я пытаюсь найти помощь во всем, что окружает меня. В какое-то мгновение в голове всплывает мысль, что моя реальность — это сон, только более логичный и гораздо менее поддающийся контролю. Мало-помалу я забираюсь поглубже в осмысливание всех этих вопросов. Вспоминаю всю свою жизнь от и до. Все, что вообще сохранилось в моей памяти и понимаю, что мне не за что ухватиться. Нет ничего, за что я могла бы зацепиться и сказать: «Да, вот оно. Оно самое». Все, что у меня было — это обычная, серая и посредственная жизнь. Все дни были шаблонными; как по расписанию. Когда в моей жизни появился Дэнни — это было особым событием, которое разбавило мое тривиальное существование. У меня, можно сказать, впервые появилась цель в жизни.
Я закрываю глаза и с усилием пытаюсь заглянуть в себя. Думаю, мол, да, это сон и сейчас я обязательно проснусь. Проходит секунд пять, ты уже уверил себя в том, что явно спишь и, наконец, открыв глаза, снова видишь этот старый потолок. Снова. Отчаяние таким грубым толчком, тысячами иголок просачивается в меня, галопом бежит по моим венам, бьет по нервным окончаниям и с бесконечным наслаждением принимается душить меня. Я прекрасно чувствую ее ледяные руки, что обхватывают мою шею. Ощущаю, как возникает горький ком в горле. Сжимаю губы в тонкую линию и с усилием сдерживаю подступающие слезы. Секунда за секундою и ко мне в который раз приходит осознание того, что и эта попытка не увенчалась успехом. Я забралась слишком глубоко, но опять же наткнулась на пустоту. Холодную, неприветливую, мертвую пустоту. Если реальность — это сон, то я не смогу проснуться. Так я и лежу порою, распластавшись на постели, мутными и мокрыми глазами упираясь в потолок. Я никогда не верила в Божье милосердие. В помощь его тоже не верила и все делала сама, не прибегая к чей-то помощи. Да и она мне редко требовалась. Однако сейчас я была готова воззвать к кому угодно, лишь бы он помог нам. Как и всегда, в момент кульминации моих отчаянных попыток избежать контакта с реальностью, я лежу и чувствую, как теплые и тонкие струи текут по моим вискам и пробираются сквозь темные пряди волос. Я устала от этого и очень соскучилась по ощущению инсайта. Резкое осознание чего-либо или внезапное решение любой проблемы, думаю, могут быть сравнимы с оргазмом. Разница только в том, что экстаз испытывает твой разум. Знаете, иногда я даже рада, что Дэнни выходит погулять. Я просто-напросто боюсь показаться ему немощной.

- Да, спасибо. Все просто супер, - эта его фраза, как мне показалось, прозвучала так, словно я задала глупый вопрос. Я поежилась.
- У нас как обычно нечего пожрать? - честно сказать, от этих слов мне стало и стыдно и обидно одновременно, - А я как раз думал о том, что мы в полной жопе.
Я нахмурилась и опустила глаза на поверхность стола, прикусив язык, дабы не ляпнуть лишнего с досады. Сегодня  ночью повторилось то, что обычно случалось, когда Дэнни не было дома. Я уже и не помнила, когда мы в последний раз нормально ели, и почувствовала в этом свою вину. В конце концов, меня с детских лет учили тому, что женщина — это хозяйка. Она всегда должна держать в доме порядок, а ее семья должна быть сытой, одетой, обутой и т.п. Казалось, еще одна его фраза о бедности нашего положения и я под каким-нибудь предлогом пойду поплакать в ванную, но так как мне удалось найти в себе смелость отважиться  на серьезный разговор с ним, то ни в коем случае не могла себе такого позволить. Я прикусила дрожащую губу и только сильнее сжала в руках край сарафана. На мое счастье, Дэнни всегда — аж с момента нашего знакомства - был понимающим парнем, а временами мне даже казалось, что он эмпат какой-то. Я резко почувствовала тепло со спины, а затем его мягкие, но немного холодные губы, коснулись моей щеки. Я часто реагирую на его ласку тем, что на автомате начинаю улыбаться и этот раз не оказался исключением. Улыбнувшись уголками губ, я подняла на него глаза, когда он прошел вперед, чтобы сесть напротив меня. Он тоже улыбался.
- Ты у меня такая красивая,  -  не знаю, покраснела ли я, но внизу живота у меня мгновенно все закололо, сжалось и сотни колесиков внутри начали хаотично вертеться.
Я сглотнула и забегала глазами то по его лицу, то по груди, по рукам и, в итоге, смущенно опустила взгляд на свои руки. Мы знакомы давно. Он прекрасно меня знает. Знает мою душу и знает тело, но, тем не менее, в такие моменты я часто реагирую остро. Может, сейчас ему бы хотелось, чтобы я вела себя более раскованно, потянулась бы к нему через стол, поцеловала, а потом — своим развратным поведением - спровоцировала бы его на изнуряющий секс, но в силу своей и моральной и физической усталости, сейчас меня хватило бы только на разговор.
- Послушай, Дэнни, - начала я, выпрямившись, но, все еще, не поднимая на него взора, - у нас было бы что поесть, будь у нас деньги.
Мои ноги затекли, поэтому я слегка приподнялась, опираясь руками о стол, и опустила ноги на пол, чувствуя, как кожа прикасается к холодной поверхности.
- Если то, что произошло ночью, повторится... Да и вообще, если мы просто не завяжем с наркотиками... - я замялась, но потом внимательно посмотрела на него. Я очень надеялась получить поддержку, - Как нам жить нормально, если мы все деньги спускаем на дурь?

Отредактировано Jane Mortice (2013-04-17 23:01:10)

+1

5

Игроки удалены, эпизод в заброшенные.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Kill me baby one more time