Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Mad about you


Mad about you

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Ричард и Ридли
Место: Ну где там эти презентации у него проходят, я хз хд
Погодные условия: хорошо на улице, но нам то че пока хд
О флештайме: У них был курортный роман. Пламя, страсть и… нежность. Чертово смешение эмоций, которое некоторые называют влюбленностью. Но отпуск заканчивается, а это значит, что приходит время паковать чемоданы и оставить курортную реальность где-то в глубинах памяти и в серии глянцевых фотографий. Но Ричард сделал больше – написал об этом книгу. И с целью угодить своим читателям, он искажает историю пляжной любви - на страницах книги романтика и страсть превратились в очередную историю похотливого самца.
Успешная книга, отрывки которой он читает в пабах – литературные вечера в американском стиле. На один из таких вечеров пришла сама Ридли.

+2

2

Мне нравится выступать в пабах. Пьяную толпу легче развеселить, она прощает, если ты перепил и у тебя заплетается язык. Я часто прихожу навеселе, заменяю свой стул ящиком пива и медленно опустошаю его в течение выступления. Конечно, целиком ящик пива в меня не влезает, а потому я предпочитаю делиться с толпой – кидая со сцены бутылки или же просовывая их в промежуток между грудями и тканью откровенных топиков молодых девчушек.
Сегодня я не изменил традициям и пришел уже под градусом. Правда, выпил я не слишком много, а потому творить хаос перед толпой мне не хотелось. Я  нехотя выполз на сцену, уселся на ее край и направил микрофон к своим губам.
-  Сиськи, сиськи! Всем меня слышно?, - посетители бара отреагировали визгом и тостами за большую женскую грудь.
-  Какой-то нетеплый прием. Не вижу возле своего стула ни ящика пива, ни бутылки чего-нибудь крепкого. Я не привык так выступать, - я добавил это не слишком искренне, много пить мне сегодня не хотелось… но ‘фирменный стиль’ моих выступления обязывал бросаться фразами вроде этой.
Я поднялся со стула и с микрофоном проследовал к бару, отобрал у молоденькой барменши бутылку рома и сделал пару глотков.
-  Так-то лучше, благодарю, мадам, думаю, никто не будет против, если вот это, - я потряс бутылкой, - я оставлю себе. Зал вновь оживился и загоготал, выражая свое одобрение.
Литературный вечер в американском стиле начался, хотя скорее стиль этого вечера правильнее будет назвать встречей с читателями по методу Хэмилтона.
Между тем я вновь оказался на сцене. Недолго раздумывая, я принялся читать. Сегодня у меня не было сценического настроения, не было сил развлекать толпу, а потому я не старался выдерживать каких-либо пауз, подбирать интонации… я читал так же небрежно, как и держал микрофон.. но эта небрежность чем-то нравилась залу. Как говорят критики, в таких выступлениях чувствуется моя эмоциональность и дикость. Интересно, что они под этим имеют в виду?...
В выбранном сегодня отрывке, я рассказываю пьяной публике о том, как тонкая джинсовая ткань обтягивала ягодицы Моники (прототип Радли), как она и его герой сплетались воедино на пляже, и каких трудов после этого стоило отмыться от песка.
-  Чертова мечта романтиков! я оторвался от книги, и устремил взгляд в зал.
-  Вот ты хочешь секса на пляже?обращаюсь к какой-то девушке в зале, та изменилась в лице и с неким, казалось бы, не свойственным ей, смущением протянула
-  А почему бы и нет..
-  На хрена?! Это же чертовки неудобно, песок забивается во все дыры да и… вобщем ладно-, я махнул рукой, - уговорила… оставь свой номер у моего менеджера, - в баре раздались смешки
-  Молоток!
А я вновь, как будто ни на что не отвлекался, принимаюсь читать.
--
Я закончил чтение, встал со своего места, нарисовал маркером несколько закорючек на книгах, рекламках этого вечера, грудях, футболках и салфетках, подошел к бару и поставил на стойку к всеобщему удивлению не допитую бутыль.
-  Повторять не надо, - с этими словами я отошел куда-то в угол зала.
Мне было скучно. Скучно от любви толпы. От этих пьяных рож, которые собрались в этом пабе, чтобы нажраться под звуки моего голоса, под историю сгоревшей на солнце любви.
Я чертовски устал. Устал от однообразия своей жизни, от требовательного издателя, от девчушки, которая вчера терлась у двери моего дома, выпрашивая автограф. А больше всего я устал от алкоголя…
Я достаю пачку сигарет и прикуриваю одну, направляюсь в свою гримерную, расположенную в одной из служебных комнат бара.

+2

3

внешний вид*

Стоя в центре зала, невиданного мне ранее, бара или паба, я и сама еще не могла до конца понять, что же все таки тут забыла. Меня то и дело окружали уже совершенно пьяные люди, вечно кричащие в сторону сцены бабы, какие-то бешеные поклонницы, у которых в руках светились книги сегодняшнего гостя, и я, как самая последняя трезвенница, которая к тому же еще и одета была совсем не по случаю, кажется, выделялась из толпы. Поразительно, что никто не обращал на меня внимания, закидывая вопросами из ряда - не ошиблась ли я дверью? В прочем, все внимание людей сегодня было сосредоточено исключительно на Ричарде Хамильтоне. Собственно, кто бы сомневался...
Шило в одном месте мне не давало покоя. Мне хотелось выскочить на сцену еще в самом начале при его появлении, и взяв микрофон, рассказать дорогим читателям, какой честный у нас в городе есть писатель. Но я сдерживалась до последнего, без конца закатывая глаза каждый раз, как стоит ему лишь открыть рот и пустить в ход свои язвительные фразочки, которые он так любил.
- Уговорила… оставь свой номер у моего менеджера, - От этих сцен меня начинало уже тошнить. Стоять продолжать слушать, как он читает поклонникам собственную книгу и заигрывает налево, да направо с каждой первой в этом зале - все равно, что пойти на самоубийство. Не спорю, голос его мне всегда казался достаточно приятным, но вся эта ситуация выбивала меня из колеи лишь еще больше при его виде, отчего я понимала, что пока все это не кончится - мне нужно в тихий уголок.
Все же задержавшись от осознания того, что сегодня вижу его впервые, спустя четыре года, я продолжала наблюдать за его выходками. Забавно. Наша с ним последняя встреча закончилась не так радужно, как в этом романе, с которым теперь многие могут ознакомиться благодаря каким-то никчемным триста сорока пяти страницам. А жаль. Ведь людям после них и не скажешь, что все было совсем иначе.
Уже у бара заказав себе шампанского, я думала все же уйти и попытаться выкинуть из головы весь этот бред, но нет. Это же я. Але, привет! В третьем классе, когда мальчик, играя в футбол, забил мне гол в ворота - я выждала его во дворе, да побила так, что он с гипсом ходил, и отныне избегал меня даже в школе при людях! В данном случае Хамильтон забил столько мячей не в свою пользу, что теперь ему всю жизнь отдуваться придется. Он еще это поймет. Так что, мои мысли и ножки опережали все остальное на шаг вперед, и уже буквально через десять минут я находилась в той самой гримерной, где наша звезда могла отдохнуть и собраться с духом. Или что там обычно делают артисты, да писатели, перед и после своих выступлений?
Честно говоря, не думала, что сюда можно так просто попасть. И тот самый товарищ, который по сути являлся охранником, или хрен знает уже кем, был пьяным в стельку, и одаривал меня голливудской улыбкой, приговаривая что-то о том, что Хамильтон будет только рад такой милой поклоннице в своем укромном местечке. Мне же в свою очередь думалось о том, что это чудо просто и представить не может насколько Ричи будет счастлив, когда узнает, кто же развалился на уютном диванчике при его гримерке.

*****
Не знаю, сколько раз я сменила позу, валяясь здесь, и листая тот самый роман, который нашла лежащим на одной из сумок писателя. Интересно, сколько он копий с собой возит? Наверно, достаточно много, ведь нужно каждой девице угодить. Хотя, зачем книги? Когда можно попросту расписаться на груди или ягодице, что бы сделать их счастливыми. Разве, нет?
- Знаешь, я тебе конечно благодарна за то, что ты мне грудь увеличил до третьего размера при моем оригинальном и скромном первом, - Краем глаза я видела, как Ричи зашел в комнатку, и не заметив меня, прошел дальше, словно здесь вообще никого нет. Мне же в свою очередь тоже еще не хотелось отрываться от книги, и поэтому сидя все в той же позе, закинув ножки на диванчик, я продолжала медленно листать странички. - Но вот насчет остального... - Мой взгляд, наконец, оставляет книгу в покое. Теперь я уже разглядываю Ричарда, обратившего на меня внимание, при этом натянув совсем не добрую, и уж тем более не теплую улыбку. - Не хочешь рассказать, какого хрена? Да и не припомню я, что бы ты жаловался на песок во всех дырках на пляже, особенно учитывая тот факт, что у нас было покрывало, о котором в книге ты как-то решил не упоминать. Кроме того, если не ошибаюсь, ты остался тогда более и бо-о-олее, чем доволен. - Скидываю книжонку из рук прямо на пол, показывая этим жестом свое недовольство. Хотя, дураком быть не нужно, что бы понять еще заранее, как это не понравится девушке, прототип которой используешь в книге. Сомневаюсь, что ожидал того, что я если и приду, то с цветами, благодарственными речами и словами о том, какой шедевр у него вышел из нашего двухнедельного романа, который он перевернул с ног на голову, превратив его в идеальную конфетку, а себя - в наглого самца, каким тогда не особо-то мне и казался.

Отредактировано Ridley Clayton (2013-04-12 04:58:52)

+2

4

Я неторопливо дошел до своей гримерной. Хотя, по правде говоря, в моем случае справедливее назвать ее персональной ‘выпивальней’. Небрежно, отталкивая дверь, я заметил вечно поддатого охранника у входа. Он наклонился ко мне и я сразу оказался в облаке перегара. Удивительно, сколько и что надо выкурить и выпить, чтобы в клубе твой запах выделялся.
-  Ричард, там прямо во какая! – он показал класс и принялся подмигивать обоими глазами, пытаясь, чтобы уже точно наверняка, предупредить меня он незваной гостье чуть ли не божественного происхождения и наружности. Впрочем, верить оценка мужика несильно успешного, а уж тем более в стельку пьяного я бы не рискнул, а потому я лишь кивнул ему и продолжил свой путь.
Наконец, оказавшись в гримерной я специально опустил голову, делая вид, что знать не знаю, что в комнате есть хоть кто-то кроме меня. Как-никак девушка хочет сделать мне сюрприз, так что ж ей мешать. Пусть налетит на меня из темноты и изнасилует, прижав прямо к дверному косяку, раз уж такой сценарий она придумала и долгими вечерами прокручивала в голове.
Но голос, который я внезапно услышал был вовсе не музыкой моих ушей, это не было похоже на нежное мурлыкание, настраивающее нас обоих на скорое соитие. Скорее это было недовольное бурчание, которое, ко всему прочему, было мне уж слишком знакомым. Из сказанного, явно следовало лишь одно – недовольная речь принадлежала вовсе не поклоннице моего таланта, а скорее Ридли. Ридли Клайтон, которую я не видел вот уже как года три-четыре.
Мне не терпелось поднять голову, и узнать, не уже ли это именно она. Я был взволнован и шокирован, но я сделал все, чтобы выглядеть спокойно. И реагировать так, будто бы появление этого пляжного призрака было чем-то абсолютно ожидаемым. Потому я и начал не с бешенных криков ‘О,черт, кто тебя сюда пустил! Надо четвертовать этого пьяного придурка у входа’ и не с ‘Ридли! Ты все еще жива?! Что ты здесь делаешь? Не бей меня, пощади и дай право жить дальше’, а с комментария, который скорее выглядел как продолжение диалога, чем как начало незапланированной встречи.
-  О боже, Ридли, ты думаешь, что если бы я написал, что мой герой ощупывал тело Моники, в поисках хоть какого-нибудь намека на грудь, то моя книга возымела бы тот же успех? Или, что еще круче, если бы история звучала так: “и если шум волн для кого-то служит средством успокоения, то в этот день он стал для меня источником страсти. Как только мы оказались на пляже, я в повалил Монику на песок, перед этом, конечно же, не забыв постелить коврик, с целью минимизировать попадание песка в наши анальные отверстия. И вы, дорогой читатель, никогда не забывайте о мерах предосторожности во время секса на пляже. Коврики IKEA: удобно, практично, по-домашнему…”, - протараторил я, картинно демонстрируя получившуюся историю. Одной рукой я держал воображаемую Монику, а другой пытался расстелить на полу так же воображаемый коврик.
-  Не ну что, это вариант! Как я сам не догадался, сейчас же позвоню редактору и потребую внести правки! - размахнул руками, обравнивая при этом пепел от сигареты.
-  И все же я рад, что ты пришла. Жаль только сидишь, что сидишь в гримерной, а не среди читателей. А ж могла бы выбежать на сцену и завопить ‘Не верьте этому негодяю, коврик был, я на нем лежала, никакой песок ко мне не прилип! Чтобы он ни говорил, гигиена превыше всего!’… вот жаль. Это было бы лучшее мое выступление. Зал бы умер от смеха! Слушай, раз уж на то дело пошло, давай гастролировать вместе? – я рассмеялся, сделал последний затяг и затушил сигарету о стену.
-  Ты прелестница! Кстати, не желаешь ли выпить? – я открыл какой-то шкаф в подсобке, в котором специально для меня была припасена бутылка хорошего рома. Я сделал несколько глотков из горла и протянул бутылку Ридли.
-  Будешь?

+2

5

Я конечно не сомневалась, что стоит Ричарду открыть рот, как польется весь этот чертов сарказм во все стороны. Хотя, честно признаться, я и забыла, как прекрасно у него это всегда получалось. Я слушала его, пытаясь сохранять спокойствие и серьезность с виду, но на деле, наблюдая за его мимикой и действиями, как-то мысленно улыбалась и чуть ли не хлопала в ладоши. Те две недели, не смотря на печальный конец, оставляли в воспоминаниях все лишь самое приятное, но он своим поступком заставлял меня злиться, и мне хотелось, что бы он это видел. Одним только махом, он взял и отравил все то, что когда-то считала в нем хорошим. И даже странно, что об этом "хорошем" я задумалась только сейчас, прочитав эти жалкие странички. А тогда это казалось все просто бессмысленным пустяком. Или я это все себе накручиваю?
- Я думала устроить тебе незабываемое шоу прямо на сцене при всех посетителях, но мне хватило всего двадцати минут среди твоих бешеных фанатов и поклонников, что бы начало тошнить. От их бесконечного запаха алкоголя; сисек, которые так и жаждали, что бы по ним прошлись фломастером, и не только; и странных воплей в честь любимого гостя сегодняшнего вечера. Ну, а мои ушки окончательно решили завять, когда этот самый гость, попивая культурно пивко прямо на сцене, решил начать травить свои плоские шуточки. Так что, если желание повеселиться и привлечь внимание у меня было, то сил, уже точно, увы, - Я начала качать головой, и чуть пожала плечами. - Таким образом я оказалась тут. Ты ведь не против, правда?
Когда перед моим носом появляется бутылка, у меня складывается впечатление, что меня сейчас и вовсе не слушали. В этом месте я на алкоголь даже смотреть уже не могу, не то, что самой пить. И это значит, моя обида остается незамеченной. На самом деле, моя злость не имела бы здесь место быть, если бы Моника была не такой глупой блондинкой, какой показал и раскрыл ее Ричард. Хотя, с "глупой" я палку, возможно, перегибаю. Но легкомысленной и беззаботной она определенно являлась. Тут скорее уже идет вопрос - сделал Хэмилтон ее ради денег такой, или же в самом деле меня таковой считал? Считает!?
- Нет, не буду. Кстати, не желаешь ли рассказать всем правду? - Передразниваю его, перестраивая его же вопрос на свой лад. Подобно маленькому ребенку, я складываю руки на груди, и продолжаю неотрывно на него смотреть. Господи, неужели он в самом деле видит таким мой образ? Смело можно признаться хотя бы самой себе, что вот она, еще одна причина моего решения не выходить на сцену и не раскрывать своего лица.
Продолжая наблюдать за его реакциями, мне сейчас казалось, словно этих четырех лет и не было. Я считала, что мне больше никогда не выпадет шанса увидеть его вновь, и скажи мне раньше - не поверила бы, что нас столкнет подобная ситуация. Я бы врятли ожидала такого от этого человека, но увидела обратное собственными глазами черным по белому. А еще будучи двадцатилетней девчонкой, я сама была одной из тех девиц, которые бегали вокруг него и кричали "Ричард, Ричард - вы гениальны!". Сейчас это уже кажется не правдой. И глядя в его глаза, он почему-то мне казался еще более потерянным, нежели в тот день, когда нам выпала возможность встретиться.
- Значит получается, тебе важнее какие-то зеленые бумажки и то, что тебя все будут любить и обожать за гениальность, нежели хотя бы мысль о том, что бы оставить в своих воспоминаниях хоть что-нибудь настоящее? - Отвечая на вопросы журналистов о разных сценах из книги, рано или поздно, он сам забудет, что было на самом деле. Он просто поверит в то, что написано на этих страницах. Ему самому не обидно было все портить и врать людям? Хотя конечно, какая разница - поклонники схавают любое от своего любимчика, а это самое главное, правда?
Я уже не могла сидеть на месте. Наблюдая за тем, как он пьет свой чертов ром, мне так и хотелось отнять бутылку и обратить на себя внимание. Нормальное внимание, а не эти глупые подачки, полные сарказма. Не сдержавшись, я так в итоге и поступаю. Как только нелегкая бутылочка оказывается в моих руках, я тут же ее оттягиваю от Рича, хлопая легонько по его щеке свободной ладонью.
- Хватит, слышишь! - Он не был пьян, и я это понимала. Он всегда умел себя контролировать даже будучи под градусом, но все же мне хотелось быть услышанной, в конце концов! Во мне горело желание его стукнуть, да бы он прекратил нести весь этот нелепый бред, за которым один лишь пустой звук и ничего больше. Не смотря на нашу разницу в возрасте - я почему-то на деле никогда ее не чувствовала. Хотя у меня и времени то не было, обращать внимание на такие вещи. - Прекращай со мной разговаривать, как с глупой девчонкой, а то я тебе и задницу надрать могу! В итоге будешь пить только через трубочку и ходить со вставной челюстью! - Ридли такая Ридли. Даже Ричи знает, что будучи серьезной или же наоборот, я все равно умудрюсь вставить что-нибудь такое, что четко покажет мое истинное "я". - В прочем, тебе и так уже пора.

Отредактировано Ridley Clayton (2013-04-12 15:33:46)

+2

6

-  Ридли, не ревнуй меня так открыто, этим ты ставишь меня в неловкое положение. Между нами, конечно, что-то было, не буду отрицать, - я со смехом пожимаю плечами
-  Более того, хоть до этого упомянутые сиськи у тебя и заметны далеко не с первого раза, но все равно признаюсь, что они меня вполне устраивали. А теперь все же вернемся к фактам, мой паспорт все еще пуст.. хотя.. сейчас проверю, - я подхожу к своему чемодану, отрываю где-то в его глубинах паспорт, перелистываю его, потом подпрыгиваю и отбрасываю документ в сторону
-  Что?? Женаты?!! Когда? – кричу я, с недостаточно правдоподобным испугом. Потом аккуратно подхожу к брошенному в сторону паспорту, медленно подношу его к лицу и облегченно выдыхаю, стирая рукавом мнимый пот со лба
-  Ах нет, ничего нет, никакого штампа. Видишь, у меня из-за тебя уже галлюцинации начинаются! – мой актерский этюд был не особо удачным, но я все равно остался довольным собой. Я сел в кресло в обнимку с бутылкой и уставился на свою незваную гостью. Признаться, она меня умиляла. Приятные воспоминания о нашем курортном романе быстро атаковали свои мысли, и теперь, наблюдая за блондинкой, я, казалось, заглядывал намного глубже. И в данном случае речь идет не про мою проницательность, а лишь про умение заглянуть под одежду. И вот в моем воспаленном алкоголем воображении Ридли сидит в купальнике бикини, блеклая лампа на потолке играет роль солнца, я тоже одет соответствующе – плавки-гавайки, ну и, конечно, солнечные очки. И да, только не спрашивайте, что я пью… это ром. Я говорю, всего лишь ром в смеси с бурным воображением писателя!
-  Таким образом, я оказалась тут. Ты ведь не против, правда? – ну и скажите, как здесь откажешь девушке в бикини
-  Черт с тобой, золотая рыбка. Сиди тут, - говорю я сквозь застывшую на лице улыбку.
-  А на сцену зря не выбежала, вот зря, все же было бы эффектно. Правда, тайну размера грудей ты тут же бы раскрыла - делаю очередной глоток рома
-  Кстати, не желаешь ли рассказать всем правду? – удивленно смотрю на нее
-  Ну что ты въедливая такая? Все тебе не так! Вон многие хотят стать частью моего творчества, а ты здесь жалуешься на то, что немножко приврал. Я просто приукрасил историю, что в этом такого? Будто ты в своих статьях не добавляешь живости в оборотах и выражениях, не пытаешься развить мечту. Вот мне много мейлов пришло от девчушек, которые бы так же хотели поваляться на песочке. Без коврика, правда, - вновь не могу удержать себя от смеха
Конечно, мне не хотелось бы представлять публике другую версию своего романа, но вариант того, что Ридли выскочит на сцену в одном единственном пабе, где публика настолько пьяная, что чтение моей книги вряд ли запомнит, не то, что чисто сердечное непонятной девушки из зала.
-  Скажи, ты оказалась здесь случайно или специально навестила мой творческий вечер? – подмигиваю ей
-  И вообще, пойдем, роднуля, - я подошел к блондинке вплотную, взял ее за руку.
-  Расскажем пьянчугам все, - и тут она меня как по голове ударила
-  Значит получается, тебе важнее какие-то зеленые бумажки и то, что тебя все будут любить и обожать за гениальность, нежели хотя бы мысль о том, что бы оставить в своих воспоминаниях хоть что-нибудь настоящее?
Впрочем, это было слышать обидно, я не задумался, что пересказывая историю наших отношений, я опошляю свое прошлое
-  Ладно, - я вложил ей в руку бутылку
-  Не злись, одно убавил, другое добавил, так сказать обменял лот на лот. Твою трезвость ума на третий размер груди. Вот читатели считают это выгодным обменом
В тут Ридли как с цепи сорвалась – ударила меня ладонью по лицу
-  Эй, полегче! – я схватил ее за запястье
-  Прекращай со мной разговаривать, как с глупой девчонкой, а то я тебе и задницу надрать могу! В итоге будешь пить только через трубочку и ходить со вставной челюстью! В прочем, тебе и так уже пора
-  Виу-виу, не злись, сбавь обороты.  Вдох-выдох, если хочешь серьезно, то поговорим серьезно, только не кипятись – я приобнял девушку, зажав руки на всякий случай.
-  Не злись, я же не рассказывал историю о нас. Здесь просто слишком много эпизодов, заимствованных из той поездки, но я не олицетворяю все это на 100% со мной и тобой. В историю вошли только элементы, детали, но эмоции я подменил. Это моя работа. Хочешь, выпьем, обсудим все… Спокойно, без моего, как ты наверно думаешь, глупого юмора

+2

7

Все эти очередные фразочки, дурные шуточки и прочую хрень с его стороны мне даже комментировать не хотелось. Если человек не понимает, что мне от него нужно, то и терпеть это, а тем более - подыгрывать ему, смысла не имеет. Он сейчас был подобен подростку с переходным возрастом, который только и может перевернуть каждое слово вверх дном, испортив все изначальное значение. При таких условиях пропадало желание говорить дальше. Исключительно уйти, даже не оборачиваясь.
- Какой же ты идиот, - Вырывается с моих губ, когда мужчина хватает меня за запястье. Честно, хотелось еще и коленкой заехать куда следует, но я почему-то не рискнула. Вдруг испорчу что, и потом ему нечем будет дарить радость поклонницам. Не сможет найти очередную дурочку, за счет романа с которой напишет следующую книжонку, а там и прощай карьера писателя. Как же я могла так поступить? - Отпусти меня! - И тут вдруг взамен его глупому поведению приходит серьезность, что ни с того ни с сего приводит меня лишь в еще большее бешенство. Значит вот так? Когда я спокойно говорила не заходя за рамки, надо мной издевались, а стоит начать угрожать, так мы сразу все понимаем и слышим!?
- Хочешь, выпьем, обсудим все… Спокойно, без моего, как ты наверно думаешь, глупого юмора. - Не сдаюсь, все еще пытаясь вернуть себе руки, которые зажал Ричард.
- Можно подумать, нам есть о чем разговаривать. Уже и так ясно, что ты даже не понял, зачем я здесь, - Хотя, кому я заливаю? Я сама то не могу осознать, на кой черт приперлась в это заведение и понятия не имею, чего ожидаю на самом деле с его стороны. Но мне нравится, что мой голос звучит уверено и так эмоционально, что я продолжаю свою речь. - Трави свои бесконечные шуточки и распивай свое бухло со своими поклонницами, у которых голова забита одним тобой, сексом и прочей ерундой. Ты как раз таких любишь, так что не теряй время на меня. А я домой лучше пойду, ибо толку оставаться здесь не вижу. - Я все еще нахожусь практически в его объятиях и мои руки не отпускают. Слава богу, что хоть рта не открывал за все время, что я говорила. Уже прогресс! Хочу уже начать снова на него орать, в попытке освободиться и уйти, как слышу, как в кармане шортов начинает играть телефон. Судя по мелодии, это мой брат, а звонить он всегда умудряется прямо вовремя. Начинаю рыпаться, ибо хочу ответить на звонок, но меня опережают, и какого-то хрена мобильник оказывается в руках Ричарда.
- Эй, нет! Верни туда, где взял, негодяй! - Даже проведя с ним две недели вместе, я не подозревала, что он настолько силен и коварен. Я бы порадовалась этим фактам, если бы в данный момент не наблюдала, как Хэмилтон, наглая рожа, отвечает на звонок Джошуа. Который, как я уверена, сейчас охренеет. - Если ты сейчас не положишь телефон на место, вон те ножницы, что лежат на полке, рядом с твоей сумкой, направятся прямо в твой левый глаз! Усек? - Как бы я не пыхтела, не ворчала, и не злилась, все было бестолку. - Я что, невидимка!? - Хотя учитывая, как сильно он сжимал обе мои руки одной своей, я убеждалась лишь в обратном. И что мне делать? - Вот так, да!? - Поднимаю правую ногу и прямо каблуком направляю ее в ботинок Ричарда. И срать, что ботинок, и так видно, что все равно больно! Мои руки, наконец, освобождаются, и я тут же выхватываю из его рук свой родненький телефон!
- Джош, я тебе перезвоню чуть позже, и не надо задавать никаких вопросов. Потом поговорим! - Даже не дождавшись ответа от брата, я скидываю звонок, и резко разворачиваюсь обратно к Хэмилтону от которого успела уже отвернуться, когда отобрала мобильник. Кто ж знал, что этот идиот стоит совсем близко за моей спиной, отчего развернувшись, я случайно ударяю его рукой, в которой находился телефон, прямо по лицу. Не виновата же я, что находясь на эмоциях, вечно жестикулирую. Где его внимательность? - Черт возьми, - Не смотря на мою злость по отношению к нему, подскакиваю и начинаю смотреть, не сильным ли получился ушиб. - Не больно? - Аккуратно пальцами прохожу по месту, куда ударила. Вечно у меня так! Все через то самое место. Однако, не смотря на то, что я сейчас выгляжу немного встревоженной, отчасти я испытывала некоторое удовлетворение от этого. - Ну, за то ты получил ровно то, зачем я и пришла. Пусть и не таким способом, каким задумывалось изначально, но так тоже неплохо.

Отредактировано Ridley Clayton (2013-04-14 02:59:21)

+2

8

-  Какой же ты идиот, - я тяжело вздыхаю, не разжимая хватку вокруг запястий Ридли. Отдаленно вспоминая переменчивый характер этой неугомонной, я понимаю, что следующая реакция блондинки может быть абсолютно неожиданной. Вот черт пойми эту девушку, либо она успокоится, либо пустит когти в атаку. И хоть царапины от женских ногтей и придают ценность мужику (вроде как это часть имиджа страстного любовника, который вон до какой дикости свою женщину довел), но все же подставлять специально свое лицо – идея сверх бредовая.
А потому, чтобы хоть как-то разрулить ситуацию, я как раз и меняю свою тактику – перехожу от шуток к более-менее серьезному разговору.
-  Можно подумать, нам есть о чем разговаривать. Уже и так ясно, что ты даже не понял, зачем я здесь, – и где, черт возьми, мое вознаграждение? Выводы из этого вполне очевидны:
1) Никогда не пытайтесь играть по правилам женщины, особенно если она блондинка. А уж тем более, если это Ридли Клайтон.
2) Женщины не знают, чего они хотят, а потому не надо следовать их сиюминутным желаниям, ведь  это не только все равно приведет к недовольствам женщины, но к катастрофе. Лучше действовать в соответствии с собственными желаниями. Только в этом случае возможно достичь счастья и комфорта хоть для одного из нас.
3) С женщинами нельзя разговаривать серьезно. Хоть они и говорят, что хотят, чтобы их воспринимали как существ сильныйхи представительных, но на самом деле они боятся этого ужасно.
И все это я к чему.  А да, пошел я навстречу Ридли и напоролся на армию претензий
-  Так остынь, давай разложим все по полочкам. Вспомни, с чего все начиналось. Я вошел в СВОЮ… еще раз повторю, СВОЮ гримерную, где и напоролся на тебя. Не виделись мы долго, случайно ты здесь оказаться не могла, так что вполне логично, что поговорить нам есть о чем, по крайней мере тебе. Но вот понял ли я всю суть, это да, вопрос. Я тоже в очень сомневаюсь, что понял. У тебя за твоим  потоком мысли и разговорами о преувеличенной груди, понять ни черта не возможно. Давай учиться запихивать в одно предложение больше смысла и меньше воды. Ведь, наверно, ты репетировала, с чего начать и как меня встретить, пока тут сидела. Давай вспоминай генеральную репетицию. Хочешь, я могу даже вновь повторить ситуацию и войти в дверь. Могу даже начать с чего-нибудь типа ’о, Ридли, какими судьбами’!
-  Трави свои бесконечные шуточки и распивай свое бухло со своими поклонницами, у которых голова забита одним тобой, сексом и прочей ерундой. Ты как раз таких любишь, так что не теряй время на меня. А я домой лучше пойду, ибо толку оставаться здесь не вижу
-  Ну что ты такая ревнивая то? Может, я тебя так давно не видел и соскучился. А ты не успела поздороваться, как уже за порог просишься. Расслабься. Хочешь, я тебе массаж сделаю или, что еще лучше, ты мне сделаешь, - с улыбкой смотрю на Ридли.
Вот не знаю чем, но меня эта девушка цепляла. Ее не выбиваемая женственность, переменчивость – это то, что не может не бесить, но в тоже время и притягивать. Вот он ужасный непостижимый женский недо_разум, с которым невозможно бороться, и который определяет то самое различие между женским и мужским существом.
Я не мог так просто отпустить Ридли. Во-первых, потому что она меня по-настоящему заинтриговала своим приходом. Во-вторых, потому что ее присутствие было неожиданным праздником. И вообще эти ягодицы, волосы, губы. Короче, Ридли было не время покидать мое скромное убежище.
И тут раздался звонок ее мобильного. Вот я знаю я эти уловки, сам их вытворял. Сейчас, дабы найти повод сбежать, использует этот разговор для того, чтобы потом выдать что-то вроде ‘Надо срочно помочь другу, он в ресторане, а деньги забыл. Сейчас же самое важно свидание в его жизни’, ‘Живу с подругой, а она ключи забыла, мне пора. До скорой встречи’, ‘На работу срочно вызвали, от моего появления зависит очень много’, ‘Ой, побежала, бабушку надо через дорогу перевести’… не ну последнее звучит, конечно, абсурдно, но как-то один раз  я не нашел ничего лучше и выдал такой вариант.
И вообщем-то по этой причине я и выудил телефон из рук Клайтон. Ей звонил какой-то парень.
-  Да-да, день добрый, погода хорошая. Ридли? А нет, она сейчас подойти никак не может.
-  Эй, нет! Верни туда, где взял, негодяй – протестует рядом блондинка
-  А что? Нет, это не она, - отмахиваюсь я от все загребущих рук
-  Вернее она, но не про телефон. Это я у нее, алкоголички, очередную бутылку спиртного из рук вытащил, вот она и начинает протестовать, – сжимаю руки  бунтарки еще сильнее
-  Если ты сейчас не положишь телефон на место, вон те ножницы, что лежат на полке, рядом с твоей сумкой, направятся прямо в твой левый глаз! Усек? Я что, невидимка! - сдвигаю брови
-  Это парень какой-то левый, не переживай. – полушопотом говорю я, убирая телефон от уха
-  Не смотри на меня так, меньше нервов. Вообще-то я твою репутацию сейчас спасаю. Сама подумай, что лучше – девушка подвыпила или девушка, которая на трезвую голову угрожает ножницами и полной расправой… уххх, не горячись – пожимаю печами и вновь прижимаю телефон к уху
-  Ладно, смею кланяться, она вам перезвонит, когда протрезвеет. А сейчас мне некогда, пойду ее в чувства приводить, - заканчиваю , но не успеваю сбросит вызов, как пятка Ридли врезается в мой ботинок.
-  Ай, черт! Ну и что ты творишь? - я выпускаю телефон из рук и хватаюсь за стопу.
-   Джош, я тебе перезвоню чуть позже, и не надо задавать никаких вопросов. Потом поговорим!
-  Ну не повезло твоему парню с тобой, – облокачиваюсь о стену и начинаю крутить ногой, разминая стопу
-  Он же вроде даже адекватный, -и тут новый удар.
-  ФАК!!! Но это-то за что? – стою в полной прострации
-  Черт возьми. Не больно?
-  Нет, что ты, даже приятно. Для полного комплекта как раз не хватало. Нога, рука, что будет дальше, - забираю у нее из рук телефон и кладу его в передний карман джинс.
-  Ну, за то ты получил ровно то, зачем я и пришла. Пусть и не таким способом, каким задумывалось изначально, но так тоже неплохо. – ее пальцы приятно поглаживают мое лицо
-  Я и говорю, вообще замечательно! Куда будет следующий удар?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Mad about you