Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Из пункта А в пункт В


Из пункта А в пункт В

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Oliver Denton, April Wells
Место: где-то между Лас-Вегасом и Сакраменто
Погодные условия: +18, без осадков
О флештайме: и Эйприл, и Оливеру наверняка хочется добраться домой без каких-либо приключений, но Его Величество Случай явно не разделяет их желания.

0

2

Кто-то скажет, что самый короткий день – это 21 декабря. Кто-то – что это первое января. А лично у меня самый короткий день был именно сегодня. Проснулась я – в смысле, просто открыла глаза – лишь после обеда, а более-менее прийти в себя удалось и того позже, уже ближе к вечеру. Процесс этот мне настолько не понравился, что вспоминать детали своего пробуждения совсем не хочется. Равно как и подробности вчерашнего вечера. В голове не укладывается, как вообще так могло получиться?! Я конечно, не из тех трезвенников, что ни грамма в рот не берут, но всегда, с любой вечеринки я возвращалась, твердо стоя на ногах. Надо срочно вспомнить название той гадости, чтобы больше никогда и ни за что, и вообще, чтоб десятой дорогой обходить заведения, где делают такое. А может, это было нечто местного производства и в Сакраменто подобного не водится? По сути, в данной ситуации можно сделать один вывод:  незнакомые коктейли вообще употреблять не стоит. Может, вообще закодироваться? Господи, что я говорю, я же не алкоголик какой!
Нет, и все-таки, как же эта штука называлась? Что-то такое простое, легко запоминающееся, вроде вот-вот готово сорваться с языка, но нет. Легкая головная боль еще присутствует, и начинает усиливаться при малейшем движении извилин. Можно спросить у Оливера, уж он-то наверняка знает, как зовут этот коварный напиток, но нет. Я с ним не разговариваю. Нет, не вообще, а в данный момент. Откинувшись на спинку сиденья и закрыв глаза, я усиленно делаю вид, что сплю. И намереваюсь сохранять этот вид, пока не прибудем домой. Ехать предстоит еще довольно долго, впереди ночь, обдувает легкий ветерок, негромко играет какая-то приятная музыка – надеюсь, мне удастся заснуть на самом деле. Просто... очень уж стыдно за свое поведение.

0

3

Оливеру пришлось провести воскресенье на выставке, потому он оставил Эйприл записку и всё необходимое, чтобы ей стало лучше после предыдущего вечера. Он серьёзно волновался, как она там, и был рассеян против обыкновения, а затем ещё и пропустил закрытие, за что Ричард, конечно, обязательно ему выговорит.
Бабочка теперь была тише воды и ниже травы и, в основном, молчала, и пока они собирали вещи, и пока грузили их в машину, и вот теперь, пока ехали. Впрочем, теперь она спала, по всей видимости, а Оливер сосредоточился на дороге, так как было уже темно. Он твёрдо решил для себя, что в следующий раз будет лучше контролировать Эйприл, чтобы подобная история больше не повторилась - он вовсе не злился и не читал ей нотаций, пока они собирались, наоборот, смотрел с беспокойством и сочувствием. И сейчас периодически посматривал на неё, проверяя всё ли в порядке.
Впереди был поворот, и Оливер притормозил, вытаскивая карту - по пути в Лас Вегас он таких перекрестков не помнил и, судя по карте, были они совершенно не там, где были на самом деле. А, вот, точно, по всей видимости, он задумался ранее и пропустил нужный поворот, но теперь, если свернуть сейчас налево, можно будет срезать кусок пути и вернуться на маршрут. Ему хотелось вернуть Эйприл в Сакраменто как можно раньше, чтобы у нее была возможность отдохнуть немного и прийти в себя. Да и самому ему отдых бы не помешал.
Убрав карту, Дентон вновь завёл мотор и повернул в выбранном направлении - дорога постепенно теряла своё асфальтовое покрытие, а затем раздался хлопок, довольно громкий хлопок в районе капота и машину повело в сторону, так что Оливеру пришлось налечь на руль, чтобы не потерять управление.
- Всё в порядке, - уверил он Эйприл, чтобы та не пугалась, пока тормозил. - Я посмотрю, что там случилось.
Нахмурившись, он вылез из машины почти в полной темноте, так как ночь была едва лунной и весь свет шёл лишь от фар. Под капотом ничего подозрительного на первый взгляд и при подсветке телефона не обнаружилось. Зато обнаружилось, что мобильная сеть в этом месте отсутствует как факт, что означало, что он остался без связи. Ничего страшного, Олли, сейчас заведётся.
Дентон вернулся за руль и действительно попробовал завести машину, но безрезультатно - раз, второй, третий, пятый, восьмой… Чёрт.
- Заглохла, - грустно констатировал он и повернулся к Эйприл. - У тебя телефон ловит сеть? А то, похоже, мы отсюда на этой машине не выберемся.

0

4

Вопреки ожиданиям, сон никак не шел. В голову лезли навязчивые мысли о какой-то ерунде, вопросы, различные "А если...", "Почему" и "А вдруг...", создавая там настоящий хаос. Не успевал мозг додумать одну, как ее тут же сменяла другая, затем – третья, четвертая... А может, я все-таки уже заснула, и это все происходит во сне? Такой, знаете, мыслительный сон. Странный, нелогичный, бывают же такие. Или это что-то вроде пограничного состояния, когда только-только начинаешь отбывать в царство Морфея.
Нет. Все слишком явно, чтобы быть сном. Ветер, музыка, шум колес. Может, каша в голове – это остатки не выветрившегося алкоголя? Как хотелось бы поскорее забыть эту историю. Теперь при упоминании Вегаса у меня будут не самые приятные ассоциации, впечатления о поездке весьма далеки от положительных. Почему, как думать сейчас о всякой чуши – так пожалуйста, а как вчера, прежде чем пить столько коктейлей – так ничего подобного? Мозг на реставрацию. Срочно.
Громкий хлопок и какие-то подозрительные маневры авто заставили меня открыть глаза и "проснуться". Что, война? Нас атакуют?
-Хорошо, - машинально отозвалась я, оглядываясь вокруг. Какая, на фиг, война? Лучше скажите, где это мы? 
Высунувшись в окно, попыталась хоть что-то разглядеть, но видно было только немного вперед, куда доставал свет фар. А по бокам и сзади – сплошная темень. Мило. Только мне одной сейчас вдруг начали вспоминаться всякие ужастики?
Оливер вернулся в машину. Я молча наблюдала за его попытками завести мотор, и буквально с каждой секундой уверенность, что хоть одна из них увенчается успехом, все угасала и угасала.
-Не знаю, - достав телефон из кармана, вопросительно глянула на экран. – Не ловит. Может, только в машине?
Чтобы проверить свою теорию, я вышла из авто и сделала пару шагов вперед, не отрывая взгляд от телефона. Потом еще в бок, потом еще немножко прошла, споткнулась обо что-то твердое и большое, посмотрела вперед и развернулась обратно – не стоит все же уходить далеко от машины, всем известно, кто и что водится в темноте.
-Не поймала, - сообщила я, усаживаясь на место. Дверцу не закрыла, ночной воздух за городом – это просто сказка. Правда от всего остального немного не по себе: темнота, ни единой живой души вокруг, до города явно далеко. Повернувшись к Оливеру, поинтересовалась, - Какова вероятность того, что мимо проедет хоть одна машина раньше, - чем нас сожрет какое-нибудь чудовище. Хаха, шутка. Просто детские страхи, - чем наступит утро?

Отредактировано April Wells (2013-04-14 13:26:53)

0

5

Оливер нахмурился - отсутствие связи было серьезнейшей проблемой - они не могли вызвать ни эвакуатор, ни помощь. Какая польза в дорогой страховке на машину, если тебя подводит оператор мобильной связи? Хотя тот факт, что здесь не ловит сеть говорит лишь об одном - они в полной заднице. И чёрт потянул его срезать этой дорогой. Теперь в темноте совершенно невозможно понять, где они и идти в темноте же пешком неизвестно куда тоже было дурной идеей, ведь последняя заправка, которую они проезжали, осталась далеко позади. Оливер кашлянул, с самым виноватым видом поворачиваясь к Эйприл.
- Не хочу тебя расстраивать, девочка моя, но… Здесь мимо машина не проедет, скорее всего. Мы на боковой дороге. И идти и ждать машину на главной дороге - не самое безопасное занятие - в темноте можно наткнуться на кого угодно. Чёрт.
Он вылез из машины, стараясь не хлопать дверью, чтобы не пугать бабочку. Заложил руки за голову, смотря вперёд и пытаясь что-то разглядеть, взъерошил волосы. Думай, Олли, думай, тебе для этого и дана кастрюля, в которую ты ешь. И что тебе просто не ехалось прямо по замечательной безопасной трассе?
Оливер заглянул в машину, упираясь руками в колени.
- Ты никогда не была скаутом? Я не был, если что. Но, по всей видимости, нам предстоит сейчас полностью компенсировать отсутствие опыта. В багажнике есть одеяло и бензин. Мы можем развести костёр и продержаться до рассвета. Не хочу бродить тут в темноте - мы можем потеряться. И сидеть всю ночь в машине придётся в полнейшей темноте, а то мы посадим аккумуляторы из-за горящего света. Утром они нам могут понадобится, если выяснится, что поломка несерьезная.
Он снова огляделся вокруг, пытаясь понять, из чего тут сделать костёр. В темноте недалеко виделись очертания низеньких деревьев.
- Я пойду соберу хворост. Оставайся в машине, но я выключу фары и свет.
Он повернул ключ зажигания, выключая полностью мотор, нажал на кнопки, погружая их в темноту.
- Кажется, в багажнике был фонарик. Я поищу. Эйприл, пожалуйста, оставайся внутри и закрой двери, пока я хожу.
Не то, чтобы он считал, что здесь действительно может быть что-то опасное, но никогда нельзя знать наверняка. Тут могут водиться змеи, как минимум.

0

6

-Ну и ладно, - я пожала плечами. – Значит, никуда не пойдем.
Сказала – и сама себе удивилась. Как это, я – и не стала спорить? А как же категорично заявить "Нет!" и отправиться на ту самую главную дорогу? По пути найти приключения на свою пятую точку, втянуть в них Оливера, в общем, повеселиться на славу, так, чтоб потом еще долго вспоминать и проклинать тот миг, когда я решила сделать по-своему? Вместо этого покорно сижу на месте и бессмысленно вожу пальцем по стеклу. Мозги после вчерашнего еще на место не встали? Надеюсь, что это временно.
Темнота уже не пугала. Интересно, и в самом деле, где мы? Пустыня какая-то, что ли. Если бы мне предложили на выбор, где застрять на ночь, я бы предпочла... Ну, не знаю. Опушку леса, луг, берег реки, или что-нибудь еще в этом роде. А пустыня, она такая... скучная. Хэй, к кому обратиться на счет смены декораций?
Вопрос Оливера прозвучал как-то совсем уж неожиданно.
-Скаутом? – на всякий случай переспросила я. – Не была, а что? – и уже в ближайшие несколько секунд получила ответ на свой вопрос. – Согласна, - что? Снова согласна? Это уже пугает. – Отлично же, костер – это здорово.
Нет, я не шучу. Ночь у костра, под открытым небом, вдалеке ото всех, только вдвоем. Романтика. Которую, надеюсь, нам никто и ничто не испортит.
-Нет, в машине не хочу оставаться, - а вот теперь я была против. Пусть выключает, что хочет, и фонарик мне не нужен, одна я тут все равно не останусь. Нет, мне не страшно. Совсем. Просто... вдруг на Оливера кто-нибудь нападет, кто ж его спасать будет? Правильно, я. А для того, чтоб прийти на помощь вовремя, ну просто совершенно никак нельзя сидеть в машине.
Пока Оливер был рядом, я сидела на месте, но как только он отошел подальше, подскочила и отправилась за ним. Вот, это уже больше похоже на меня.
-И не пытайся отправить меня обратно, - категоричности в голосе заметно прибавилось. – Похожу с тобой. Так будет спокойнее.

0

7

Оливер уже собрался сойти с дороги и пойти ломать ветки, как услышал за спиной стук закрывающейся двери. Он обернулся и со вздохом отметил, что Эйприл и не думала его слушать.
- Эйприл, - с укором бросил он, ожидая, пока девушка подойдёт к нему. - Почему ты не делаешь, как тебя просят? Я ведь…
И не пытайся отправить её обратно - вот вам, пожалуйста.
- Спокойнее кому? - пробурчал он в ответ, взяв её крепко за руку и не собираясь теперь отпускать от себя ни на шаг. - Держись рядом со мной.
Оливер собирался подсвечивать себе дорогу телефоном, но теперь решил взять фонарь из багажника, обходя машину и потянув бабочку за собой. С еле слышными ругательствами сквозь зубы Дентон откопал фонарь, одеяло и плед, спальный мешок (слава богам!) и канистру с бензином, а потом, подумав, вытащил из своей сумки куртку. Он переложил всё, за исключением фонаря, на заднее сиденье и вновь поймал руку Эйприл.
Деревца были насквозь сухие, и Оливер с легкостью наломал веток.
- На всю ночь не хватит. Будем надеяться, что ты не замерзнешь.
Он чувствовал себя всё более виноватым за то, что всё так повернулось - его решение ехать на машине, а не лететь, поворот не туда, излишняя самоуверенность. Плохо у тебя получается всё предусматривать и заботиться, Олли.
- Так, давай устраиваться здесь. Стой и не двигайся. Держи фонарь, я сейчас.
Дентон вернулся к машине за вещами, плотно закрыл дверь и пошёл обратно к девушке, когда вдалеке раздался вой, явно звериный.
- Чёрт, - Оливер перешёл на бег, опуская все вещи на землю и притягивая к себе Эйприл. - Надо будет поддерживать костёр до утра. Я наломаю ещё веток. Положи одеяло, сверху спальный мешок и плед. И куртку мою надень. Без споров, Эйприл, я не хочу, чтобы ты замерзла и заболела.
Он беспрестанно оглядывался на неё, пока искал ещё хворост для костра, а потом раскладывал его и наливал бензин. Щёлкнуло колесико зажигалки, и ветки вспыхнули, разгораясь постепенно.
- Вот так лучше.
Удовлетворенный на время, он присел рядом с костром в их импровизированное гнездо, вновь притянул к себе бабочку, накидывая ей на плечи плед и целуя в макушку.
- Прости. Я планировал всё совсем не так. И теперь ты ещё и опоздаешь на работу завтра. Хотя не могу не признаться, что рад, что мы больше времени проведём вместе. Ради этого стоило здесь застрять.
Он оглядывался в темноте вокруг и решил про себя не засыпать, чтобы следить за костром и безопасностью Эйприл.

0

8

Почему, почему... Потому. Как я могу делать то, о чем меня просят, если мне этого делать совершенно не хочется?
-Как это – кому? – действительно, что за вопросы? – Тебе, само собой. Если я рядом с тобой, значит, ты на все сто можешь быть уверен, что со мной ничего не случится.
Логично? По-моему, вполне.
С нескрываемым, а впрочем, в темноте совершенно незаметным, интересом я наблюдала, как Оливер достает фонарь, одеяло, плед и мешок для... эээ, сна? Вот оно. Побочное действие любви к сериалам. Делайте со мной что хотите, но эта штуковина упорно ассоциируется у меня с тем чехлом, в котором с места происшествия трупы увозят. Уж не знаю, – хотя и подозреваю – зачем Оливер ее достал, но добровольно я в нее упаковываться не стану. И это даже не обсуждается.
Тишина такая, что прям хочется заорать во все горло. Напрягла слух, безуспешно пытаясь уловить хоть какие-нибудь звуки, шум, но потом бросила это дело. Оно, может, и к лучшему. Неизвестно еще, что может означать шум в пустыне и лучше ли он, чем тишина.
А погода, кстати, чудесная просто. Ветерок не сильный, тепло так, поэтому...
-Не замерзну. Точно.
Даже если этих "дров" не хватит. За добавкой в любом случае не пойду. Крепко держа Оливера за руку и послушно следя за ним, я перебирала в уме все знакомые мне нецензурные слова и выражения, а так же придумывала новые. Причем, непроизвольно. А вы когда-нибудь пробовали разгуливать по пустыне в туфлях, предназначенных лишь для непродолжительных прогулок по городским тротуарам? Вот и не пробуйте. Поверьте на слово – это просто ад. Так что сказанное мне про "стоять и не двигаться" я даже оспаривать не стала. Лишь кивнула в ответ и принялась оглядываться по сторонам. Смысла нет, но все же... Жутко любопытно. Как это, побывать в таких местах и не узнать, что же это такое темнеет невдалеке, а?.. Прищурилась, но яснее не стало. А интересно-то как, вдруг что-то чрезвычайно важное в нашей ситуации? Надо проверить. Шаг вперед, другой и тут же прыжок назад. Передумать заставил жуткий вой, от которого мурашки по коже побежали. Сразу почему-то вспонилась конан-дойловская страшилка про собаку Баскервиллей. Я закрыла глаза, просто из страха увидеть перед собой нечто большое с горящими глазами, клыками и... И что там еще у нее было? Лапы и хвост. Вот. И явно недоброжелательные намерения.
Почувствовав чье-то прикосновение к себе, вздрогнула и едва не закричала, но уфф, это Оливер. Так-то лучше.
-Не хочу, мне не холодно, - запротестовала, было, я на указание надеть куртку, да куда там. Ну и пожалуйста. Нет, определенно со мной что-то не то - даже спорить не хочется. Может, заболела?
Пока Оливер ходил за второй порцией веток, нервно подпрыгивала на месте, а затем, решив, что лучше не привлекать к себе лишнее внимание, замерла. Только моргала и дышала. И то, стараясь делать это как можно более незаметно. Мало ли.
К счастью, Оливер вскоре вернулся, разжег костер и сразу стало немного веселее. Какой же он все-таки замечательный. Нет, не костер. Оливер. Такой заботливый, милый. Да еще и после вчерашнего. Другой бы на его месте давно уже весь мозг вынул по этому поводу, а он даже ничего не говорит на эту тему. И, честно, я только "за" то, чтоб не начинать ее.
-Я тоже рада, - улыбнулась, подвинувшись ближе к Оливеру. –На счет работы можно не беспокоиться, ничего страшного, если один раз опоздаю. И... – но все ж решила начать. – Это ты меня прости. За вчерашнее, - опустила взгляд, рассеяно теребя край пледа. - Сама не понимаю, как так получилось.

0

9

Оливер обнял Эйприл еще крепче, скользя рукой под куртку и кофту, касаясь теплой и такой приятной кожи. В голову его лезли не самые приличные мысли, пока бабочка не начала извиняться. Тогда он вздохнул, и непослушные мысли выстроились в нужном порядке. Дентон и не думал упрекать девушку в произошедшем, но раз она завела этот разговор, значит чувствовала себя виноватой, и нужно было ее разуверить в том, что она хоть в чем-то перед ним виновата.
- Это Вегас, Эйприл, - негромко проговорил он, целуя ее в висок. - Он и сильным-то духом людям порядком сносит крышу. Потому я и не люблю там бывать - все соблазны, которых я стараюсь избегать, они все там. И алкоголь, пожалуй, самое безобидное. И ничего такого ужасного вчера не произошло, каждый имеет право расслабиться. Но…
Голос его посерьезнел, и он повернулся, чтобы смотреть Эйприл в лицо, видеть ее глаза.
- Пообещай мне, что ты не станешь повторять это, когда меня не будет рядом. Никогда, Бабочка. Это опасно. Потеря контроля вообще всегда опасна. Вот почему я тогда не люблю его терять… Когда я себя не контролирую, случается вот это, - Оливер обвел вокруг них руками, демонстрируя темную и тихую пустыню, посреди которой они оказались. - И рядом с тобой… Мне сложно себя контролировать порой. Нет, очень часто.
Оливер наклонился ближе, а голос сбился на хрип. Губы ее были так близко и манили прикоснуться, и этому соблазну он незамедлительно поддался. Оливер перетянул Эйприл к себе на колени, чтобы она была еще ближе, и продолжил целовать ее. Но несмотря на то, какой туман окутывал его разум в такие моменты, основную нить он не потерял, между поцелуями твердо повторив:
- Пообещай мне, Эйприл. Я должен быть уверен.
Речь его в такие моменты, когда он говорил о контроле и безопасности, довольно часто напоминала речь человека одержимого, и в любой момент можно было ожидать, что Эйприл наконец поинтересуется, с чего это он так сходит с ума по всему этому. Оставалось надеяться, что она поинтересуется не слишком скоро, что еще хотя бы некоторое время он сможет скрывать от нее то, чем на самом деле является. Да, по его собственному мнению, он недалеко ушел от психа и монстра. И да, Оливер уже не раз думал о том, что он обманывает Бабочку. Но признаться во всем не хватало духа - он слишком боялся ее потерять.

0

10

Очень хотелось верить, что причина действительно столь проста – это Вегас, и всё. А то, что за четверть века  я так и не научилась думать не чем попало, а головой и грамотно пользоваться ее содержимым (которое, надеюсь, мне все же не забыли положить), или возможная генетическая предрасположенность к алкоголизму (мысль ужасная, но по сути – я ведь ничего не знаю о своем биологическом отце) – это всё тут не при чем. Так что же вчера мешало мне вести счет выпитым коктейлям? Но... С другой стороны – есть, что вспомнить и внукам рассказать. Когда они появятся. Хотя не уверена, что потомкам вообще следует знать подобные факты из биографии своей бабушки.
Негромкий голос Оливера, его слова, его прикосновения – это успокаивало, но вот откуда-то появились более серьезные интонации, определенно не предвещающие ничего приятного.
Пообещать. Так вот мягко, но категорично. Глаза в глаза. Как же я не люблю давать обещания, кто б только знал. Ведь никогда нельзя предусмотреть все обстоятельства, как ни пытайся. Почему Оливер никак не хочет понять это?..
-Что – "вот это"? – улыбнулась я. – Ничего страшного и опасного не случилось. Что бы не происходило в жизни, на все есть причина, ты согласен? Просто надо подумать - для чего так случилось? И вообще, мне здесь нравится. Как будто больше в мире никого нет, только ты и я.
Отвечая затем на поцелуи Оливера, и перебираясь к нему на колени, я сделала еще один, более масштабный вывод: весь мир вообще, в целом – вот он, та темнота, что вокруг нас, и за ней ничего нет. И пусть через несколько часов начнет светать, и  сонное утро докажет обратное, развеет мои безумные теории – какая разница, ведь это будет еще так нескоро.
Черт. Я так надеялась, что Оливер упустил то, что обещания я так и не дала, и что разговоров вообще сегодня больше не будет. Рано расслабилась.
-Ну, Оливер, - недовольный вздох. – Может, потом это обсудим? Нет?.. Ладно. Хорошо. Я... – эээ, стоп, а что именно я должна пообещать-то? О, вспомнила. – обещаю, что если вдруг когда-нибудь мне захочется повторить вчерашнее, то я обязательно позову тебя и без тебя ни в коем случае процесс не начну. Торжественно клянусь, - шепнула, улыбнувшись и возвращаясь к прерванному занятию.

0

11

Он помотал медленно головой в ответ на попытки Эйприл уйти от обещания. Их лица освещал лишь костёр, и Бабочка казалась совершенно невероятной в этих отсветах.
- Так-то лучше, - прошептал он, добившись наконец обещания, и с удвоенной энергией принялся покрывать лицо и шею девушки поцелуями, постепенно утягивая её на плед, и оказываясь над ней. Он замер на несколько секунд, просто любуясь ей.
- Ты такая красивая, - и шёпот звучал так, словно он был поражен увиденным. - И ты права, это должно было случиться хотя бы для того, чтобы мы остались здесь вдвоём, где никто не сможет нам помешать. И мне и дела нет, если кто-то ещё на всей планете, главное - чтобы ты была рядом и в безопасности.
И действительно, наступи сейчас конец света, он бы совершенно не волновался, пока бы держал в объятиях Эйприл. Ему не за кого было больше волноваться, разве что за сотрудников и Митчелла, но за Бабочку он волновался намного сильнее. Ему хотелось попросить её пообещать также, что она навсегда останется с ним, но он знал, что не имеет права просить от неё таких клятв. Нет, у неё всегда должен быть выбор, она всегда должна иметь возможность уйти от него, когда он станет невыносимым. Он хотел рассказать ей о том, что чувствует, о том, что любит ее, но боялся, не будучи уверенным полностью и не будучи готовым сначала рассказать ей о себе всё то, что он пока тщательно скрывает. Скажи он сейчас, она, скорее всего, ответит ему взаимностью (по крайней мере, он очень на это надеялся), но она ведь ответит тому Оливеру, которого знает, а не тому, который на самом деле находится перед ней.
Ты чертовски запутался, Олли, и твои сомнения и страх всё погубят. Ты должен сказать ей. Ты должен дать ей осознать полностью, во что она ввязывается, сколько демонов ты держишь внутри под замком. Ведь ты не сможешь сдерживать их всегда. Когда-нибудь они выберутся наружу, и как тогда ты защитишь её от себя самого?
Отгоняя эти тягостные мысли, Оливер вновь потянулся к губам Эйприл, соскальзывая затем вниз, целуя те места, что он медленно освобождал от одежды. Не сегодня, пожалуйста, не сейчас, не испортить этот хрупкий и волшебный момент…
Пальцы плясали на пуговицах его рубашки, которые вдруг так трудно было расстегнуть, и он уже готов был сорвать её.

Отредактировано Oliver Denton (2013-05-03 11:20:54)

0

12

Слова Оливера вызвали на моих губах легкую улыбку. Сначала это "Ты права" – кому ж не будет приятно услышать такое? Затем его дальнейшие слова, прозвучавшие почти как признание в любви. Или, может, это просто мне хотелось расценивать их именно так? Возможно. Наверное, нужно было что-то ответить. Да нет, не наверное, а совершенно точно, но я промолчала. Боялась, как это довольно часто бывает, испортить всё случайным необдуманным словом или фразой. Нет, только не сейчас. Ведь действительно, здесь нам никто и ничего не сможет помешать – ни незваный гость, ни срочный звонок на мобильный, ни какая другая досадная мелочь. Когда еще выпадет такой случай? Конечно, как вариант, можно просто взять и снова приехать сюда. Но я сейчас скажу одно лишь слово – "работа" – и сразу все станет понятно. Мне слишком нравится происходящее сейчас, чтобы так просто взять и нарушить очарование момента. Поэтому я лишь молча улыбнулась, ласково проводя кончиками пальцев по щекам Оливера, очерчивая скулы, и прильнув затем к его губам.
Не знаю, показалось ли мне, или же на самом деле вдруг откуда-то появилась... некая напряженность, что ли. Сомнения. Нерешительность. Что это? Почему? Мое воображение так некстати разыгралось, или же действительно что-то подобное имеет место быть, мешая всецело отдаться наслаждению?
-Все в порядке? – негромкий, чуть хриплый шепот прекрасно слышен в тишине пустыни.
Просто скажи "да", пожалуйста, скажи "да"!  Даже если на самом деле что-то не в порядке, что-то не так, мы обсудим это потом, но только не сейчас. Быть может это в какой-то степени эгоистично, но мне плевать, я не хочу сейчас никаких разговоров, никаких проблем, забот, ничего. Оставим все там, за пределами окружающей нас темноты.
Мягко, с некоей долей осторожности, отстранила руки Оливера, решив самостоятельно разобраться с пуговицами его рубашки. Аккуратно расстегнула все по очереди, потянула ткань, стягивая ее с плеч, и прижалась губами к впадинке у ключицы. Короткими поцелуями поднялась вверх по шее, дойдя до его губ, накрыла их своими, одновременно нащупав пальцами пряжку ремня и расправляясь с ней.

0

13

И несмотря на все мысли, что крутились в голове, что ему с большим трудом удавалось блокировать, на вопрос Эйприл Оливер просто не мог ответить по-другому. Как он скажет ей сейчас, что что-то не в порядке? Как начнёт сейчас рассказывать обо всём том, о чём духа не хватало заговорить ранее? Испортить ей всё удовольствие от поездки? Нет уж.
- Да, - выдохнул он и улыбнулся, заставил себя улыбнуться, чтобы она не волновалась.
Бабочка убрала его руки с неподдающихся пуговиц рубашки, и он снова выдохнул, шумно, убирая руки за голову на несколько секунд, сидя перед ней на коленях, словно сдаваясь на милость победительницы. Порывистый вздох затем сорвался с губ, почти в унисон со звоном пряжки ремня, и вот Оливер уже почти ото всей одежды освободил Эйприл, легонько надавливая ей на плечи, чтобы она опустилась вниз и нависая затем над ней. Он любовался ещё несколько секунд на то, как отсветы пламени пляшут по её лицу и телу, как причудливо светится кожа, по которой он тут же провёл пальцами.
- Всё в порядке, - произнёс он шёпотом, на сей раз будто бы убеждая сам себя. И правда поверил, благодаря её рукам и губам, таким смелым и уверенным, таким привычным уже. Может, она приручила его? Приручила его демонов, которых может успокоить одним лишь движением? Хорошо бы. По крайней мере, до сегодняшнего дня рядом с ней ему никогда не снились те выматывающие кошмары, её тепло оберегало его лучше всего на свете. Он обязательно расскажет ей всё, обязательно. Только... не сегодня.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Из пункта А в пункт В