Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » she could take control of my soul


she could take control of my soul

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s4.uploads.ru/SIQx9.png

Участники:
Richard Hamilton & Platisha Miller
Место:
дом Тиш
Время:
не так давно
Время суток:
нормальные люди уже спят
Погодные условия:
бывало и лучше
О флештайме:
Тиш уже не удивляется, когда к ней кто-то стучится в дверь. Особенно ночью. Рич редко промышляет такими делами, но раз постучался, значит, что-то серьезное. Кому-кому, а ему Платиша точно не откажет в помощи, даже разволнуется, ведь он ей очень близок.

Отредактировано Platisha Marshall (2013-07-12 17:44:26)

+1

2

Эта история, как и многие другие, началась в баре. В баре, где я, к несчастью для своей печени, договорился встретиться с Генри. Все, как это часто и случается, началось с клятвенных обещаний друг другу о том, что в этот раз мы, как два нормальных мужика, да и вообще эстета, разопьем один пятилитровый бочонок пива на двоих и разъедемся по домам. После чего сможем проснуться со светлой головой и сесть за написание каждый своей книги.
-  Конечно, негодник! Даже если вдруг мы захотим напиться в хламину, то у нас это тупо не получится. Я четвертую ночь нормально не сплю, у меня болит голова, да и с желудком проблемы. И да, текилу я вообще не переношу, – с чистой совестью заверял я ему по телефону.
После чего мы встретились. Как и договаривались, выпили этот чертов бочонок пива. Ну а потом что-то, под названием акция ‘закажи одну текилу, получишь три’ подкосила нас. И мы напились в самые щи, даже не смотря на мою недавнюю ненависть к текиле. Тут и вкус и запах вновь приняли привычный манящий вид и …
Я оказался в казино. Вернее, точно рассказать, как я туда попал, сложно, даже практически невозможно. Другое дело, легче определить сколько денег я проиграл. Определить легко потому, что этих самых денег у меня не осталось. Я обнулил свою кредитку, и в кармане звенела только невнятная мелочь.
Здрасте приехали! Ранее утро, а я намели. Даже не смотря на то, что вчера я мог себе позволить купить новенькую BMW, за которой и собирался ехать на следующий день после встречи с Генри.
- Я чертов мудлан! Посмотрите на меня! – распевал я у писсуара. Впрочем, рядом со мной освобождались от последствий выпитого еще несколько мужиков. Которые, судя по их песням, потеряли за вечер если не мечту о новом бумере, то неплохой Ford уж точно.
Я был понят, я был в компании таких же неудачников. Одна только проблема – надо было как-то добраться до дома.
Впрочем, уехать из казино в три утра можно только на такси. На такси, которое, судя по небольшому числу двадцати пяти центовых монет и парочки мелких бумажных купюр, никуда меня не повезёт. По крайней до дома уж точно.
Ну тут, знаете, судьба выбора не дает. Я вызвал такси и поинтересовался, как далеко за такую скромную сумму я могу добраться. И, проведя высокоинтеллектуальные расчеты, я понял, что меня ждет ночной визит к моей Платише Миллер. Если ее женишка нет дома, то я спасен и отпоен чаем, а если он есть, то мое место на коврике возле двери.
А теперь вернемся к фактам из продолжения этого дня… До самого дома Тиши такси меня не довезло, меня выбросили за несколько миль, откуда мне пришлось идти, весело шатаясь из стороны в сторону. Я подпевал чему-то, что нашел в памяти своего телефона… И этим чем-то была одна из древних песен Бруши. Что ж, Бруша. Надо будет позвонить тебе утром и сказать, что твоей голос сберег твоего продюсера от верной гибели.
Когда я добрался до дома Платиши, судьба уже заставила меня протрезветь. Я был относительно бодренький, мне было холодно,  а наручные часы (БИНГО! ХОТЬ ИХ Я НЕ ПРОПИЛ!) говорили мне о том, что время близилось к пяти.
Я навалился на входную дверь и принялся трезвонить.
-  Платя, чудесница! Открой, приюти несчастного… Платя!!

0

3

Дни, когда Тиш была одна дома, она ненавидела. Причем одна имелось в виду не пару часов, а этак с недельку, когда и Нейтан, и Джеймс были в каких-то командировках. Чертовским образом ее любимых мужчин заносило в одно и то же время. Даже на работе тошно было находиться, потому что вечером за тобой никто не приедет и не отвезет домой с букетом в руках. Но работа есть работа, Миллер старалась забыться и то и дело созванивалась с обоими, ведь казалось, что новостей за каждые пять минут станет еще больше. Однако приходилось ждать, потому что мальчики были заняты.
Приехав домой, девушка уверила свою фантазию в том, что ей нужно приготовить что-нибудь интересное, потому что любимый муж скоро вернется, а порадовать его для Тиш было всегда важно. Долго корпеть над плитой не пришлось, потому что получалось сразу. Замесила тесто, поналяпала на поддон, да запихнула в духовку. Должны были получиться отличные пирожные, не раз пробовала их готовить, поэтому спалить кухню к епоне матери вроде не должна.
Жаль только что есть пришлось в одиночестве, но Тиш не грустила. Включила фильм, налила молока, впрочем, что и делала обычно в одинокие вечера. В спальне решила сегодня не спать, как-то тоскливенько, обниматься с подушкой скучно, а будить утром некого. Так что лучше остановиться на первом этаже, на удобном диване, да и лечь попозже, потому что по ТВ шел очередной бредовый сериал, который почему-то захотелось посмотреть. Вот только, как и обычно, Тиш уснула через полчаса просмотра, разбудила лишь громкая реклама, которая сразу заставила проснуться и, наконец, нажать на красную кнопку выкл.
И вот, казалось бы, идеальная тишина, сладкий сон, но то ли в этом царстве Морфея, то ли действительно, Тиш услышала какое-то пение, причем несколько фальшивое. Факт один, Миллер проснулась. Причем еще с минуту пыталась понять, спит она или же эта звезда Евровидения еще на сцене, а ведь голос слышался отчетливее, когда проходил мимо дома, вот тут-то Тиш и скинула плед и уже начала пробираться к двери, предварительно одев длинный кардеганчик, ведь спросони девушку морозило.
- Назовешь так еще раз, не пущу, - сделав хвостик на голове, шатенка открыла дверь, потому что на пороге ее поджидал Рич. Вообще Платиша казалось, что она еще спит, потому что если бы кто-то сказал ей, что она встречает гостей в пять утра – она бы не поверила. Вот только оповещать не пришлось, Тиш уже, когда открыла дверь, глянула на, так сказать, сумерки и резко притянула руку парня, ведь у него были часы. – Пять? Да ты с ума сошел! Заходи реще... – толкнув друга внутрь, Тиш еще разок оглянула порог, дабы не встретился еще кто-то, а затем закрыла дверь, да и прикрылась сама одежкой, потому что на улице было прохладно, а за ближайшую минуту она успела неплохо охладиться. – Ну и прет же от тебя, где был? Да раздевайся ты, господи... – снимая с того куртку, Тиш уже чувствовала себя либо мамочкой, либо женой, потому что от Хэмильтона может и не разило так сильно, но его одежда знатно пропахла. – Пока не сходишь в душ, еды не получишь. Давай-давай, шуриком. Я жду! – зевнув, девушка начала уже толкать его в сторону ванной, потихоньку раздевая. А что, ей стесняться нечего, Ричард ей как родной, да и Нейта дома нет.

+1

4

Ежась от холода, я по воробьиному нахохлился и принялся растирать ладонями предплечья. Утренний ветерок сейчас мне казался ледяной бурей.
-  Платя! – в очередной раз крикнул я имя верной подруги и стукнул кулаком по двери. В этот момент эта самая дверь открылась, и я чуть не влетел в дом, практически снося на пути сонную Платишу.
-  Назовешь так еще раз, не пущу, – вот оно счастье, суровая, строгая и женственная. В Плате так удобно сочетаются материнские инстинкты, могущество властной женщины, изящество леди и умение ребенка утонуть в детстве в нужный момент. Я обнял подругу, обдавая ее густым запахом перегара и спиртного.
-  Все молчу, - протянул я, отстраняясь от Платишы, после чего заговорщицки прищурил глаза и прислонил к губам указательный палец.
-  Обидел, но не ххххотел, - по тону своего голоса мне сразу стало понято, что хоть я и думал всю дорогу про то, что  одержал победу над алкогольным безумием, но все равно змий был не побежден. Это еще раз подтверждал заваливающийся куда-то направо язык и неприятный ком, подступивший к горлу.
– Пять? Да ты с ума сошел! Заходи реще... – я неуверенно вошел в дом подруги, стараясь подавить приступ тошноты.
-  Ну пять… вроде того, ты уже спала? Кстати, твои дома? Нэйтан тоже проснулся? – пробормотал я, стараясь перевести свой звучный голос в шепот.
Я немного начинал осваиваться и привыкать к теплу. Первыми на пол полетели ботинки, оставляя за собой в своем параболобразном полете шлейф из комков грязи и каких-то мелких соринок.
-  Откуда, они взялись то? Вроде я все время шел по асфальтированной дороге, ну занесло меня пару раз (или пару десятков раз) на дорогу и на газоны, ну опорожнил я мочевой пузырь на чью-то клубу... – возмущенно начал я.
– Ну и прет же от тебя, где был? Да раздевайся ты, господи... – у меня не было сил расправиться с пиджаком, и я готов бил скинуть его на пол, но Тиш как настоящая заботливая Женщина с большой буквы, помогла мне раздеться.
-  Это не день, это ад. Тиш! Ты я сегодня пропил и проиграл целое состояние. Запрети мне видеться с Генри. А то, что мне, что этому чертяре скоро придется ложиться в больничку и оплакивать неработающую печень. У тебя есть вода? Пиво? Вино? Ром? Хоть что-нибудь? – я сдвинул брови и с надеждой посмотрел на Тиш.
Но даже под градусом и после такого крупного проигрыша я не удержался и улыбнулся ее нежному сонному лицу.
-  Только что проснувшаяся женщина – это прекрасно… Тиш, ты красивая и еще у тебя прикольный узел на голове, – я проскользнул в гостиную и уселся за стол.
-  Я голодный, я пить хочу… Спаси меня от самопоедания, в век не забуду, – кому как не Тише знать, какой я злой, когда не поем и как я от мучаюсь
–  Пока не сходишь в душ, еды не получишь. Давай-давай, шуриком. Я жду! – но даже не смотря на всэ проницательность Тиш, вместо того, что накормить, она меня загнала в ванную. Неравноценный обмен!
-  Ну хоть бутербродик дай, – по-ребячески протянул, позволяя Тише стащить с себя кофту и расстегнуть ремешок часов.
-  А лучше кусок мяса, – не теряя надежду, не останавливался я.
И вот я уже оставался в одних трусах и носках
-  Ничего себе, какая ты активная, когда мужиков нет дома. Я всегда знал, что ты развратница, - со смехом заявил я и, и как-то от этой веселости немного забылся, а потому зашел в трусах в ванную и включил воду.
-  О, черт! – вода приятно омывало мое тело и мне казалось, что я вот-вот обрету новую жизнь. Свое состояние я уже мог оценить на ‘да, я как стеклышко, е-мое’. Жаль только трусы и носки промокли.
-  Тиша,  ты же меня накормишь? – прокричал я во весь голос, даже в момент такого блаженства не забывая о главном - еде
-  А полотенце мне какое взять?
--
Я влетел на кухню, укутавшийся в полотенце – отчего полотенце, чуть не слетело на пол.
-  Пардоньте! Я просто есть чертовски хочу… – я поправил материю и, облизываясь, уставился на подругу
-  Все деньги проиграл. Не ну подумай, я ж только на прошлой неделе получил крупную сумму – процент от продажи моих книг. И все в трубу! Вот, что значит выпил. А еще у меня вокруг какая-то жопа… хотя из этого, наверно, и рождаются сюжеты моих книг

+1

5

Ничего страшного от того, что Тиш позволяла себе раздевать, Рича не произойдет. Это равносильно моментам, когда девушка также заботилась о Джеймсе, который либо напился в один прекрасный день, что бывало ооочень редко, либо просто устал, хотя, настроение Платиши тоже играло большую роль. А уж Хэмильтона грех было не затолкнуть в душ. Тот бормотал о еде, но Миллер не слушала, в такие моменты она была сурова, но ведь это лишь во благо. – А ну цыц, пока догола не раздела полностью. Потом же не отдам одежду, - это чудо изворачивалось, как могло, но не от того, что хотело сбежать, а от того, что просто пыталось раздеться само, но нифига же, видите ли, не получалось. – Давай помогу, - расстегивая парню штаны уже в ванной комнате, Тиш быстро расправилась с ширинкой, перед этим резко вытащив ремень. Даже присела на корточки, чтобы было удобнее тянуть, а Ричард не удержался и назвал ее развратницей, на что Тиш усмехнулась, покачав головой. – Смотри не возбудись, помочь не смогу, сам понимаешь.
Пока тот пролазил в душевую кабинку, Миллер шустренько собрала все шмотки парня, разбросанные по прямой дорожке, по которой он шел, закинула на плечо, а после скинула их в грязную корзину. Вряд ли Хэмильтону в ближайшие пару дней куда-то нужно будет идти, так что постирать машинка успеет, да и высохнуть тоже. Другая проблема стояла в коридоре, грязная обувь и то, что развелось возле нее. – Так, ладно, этим я займусь позже, - скинув свой легкий кардиганчик, Тиш осталась лишь в борцовке и шортах, потому что дома все же было тепло. Сейчас главной задачей было накормить голодное существо, а то он весь дом разнесет. Суп – это долго, омлет – это глупо, пицца – слишком просто, а вот яичница – в самый раз. Пусть это послужит ему наказанием за то, что в такие дробозда ходит по улицам и мочит чужие газоны. С другой стороны он же не говорил, чего хочет, как закажет, так и сделает что-нибудь оригинальное, а пока пусть ест, что дали. Хотя бы перекусит.
Ждать особо долго не пришлось, кто б сомневался, что через 10 минут парень выйдет в полотенце, 60 раз споткнется об свои же ботинки, столкнется с диваном и чуть ли не голышом влетит на кухню, где Тиш уже наложит ему в тарелку и поставит рядом воду с растворяющейся таблеточкой от головы. – С прибытием. Что ты так смотришь? Да, это яичница, пока что только так. Радуйся, твой Генри по-любому голодает сейчас, а ты в тепле и уюте, могу еще поцеловать в носик, хочешь? – скрестив руки на груди, Тиш облокотилась на тумбочку. – Не переживай, мальчики в командировках, так что разврат разрешен, - Миллер просто замечала, что у Рича периодически слетало полотенце. – Господи, как с тобой тяжело, но я все равно тебя люблю, - подойдя сзади, Платиша, не смотря на его зад, перехватила полотенце и затужила от души, после чего заправила краешек, чтобы ткань, наконец, задержалась на Хэмильтоне. – Какие планы на ближайшие пару дней? Останешься? – девушка уже шла включать машинку с добром Рича, потому что оставлять этот вонючий срач было бы жестоко даже по отношению к себе, так что насыпав море порошка, аппарат был включен и уже вовсю полоскал одежду блудного попугая. – Сколько раз говорила, не броди ты мокрый по кафелю, - эта фраза последовала после секундного взвизга от того, что Тиш поскользнулась. Сорвав тряпку с вешалки, девушка на коленках начала протирать пол. – От тебя проблем больше, чем от ребенка, теперь я понимаю, почему у нас нет детей, друзей хватает.

0

6

Я бы пел Тише дифирамбы и благодарил ее за тепло, любовь и горячую воду, если бы не изводившее меня всепоглощающее желание поскорее набить желудок. Когда я хочу есть, мне вообще очень сложно сосредоточится на чем-то другом. Поэтому все прелюдия и культурность были отброшены мной в сторону, я жадно посмотрел на свою спасительницу и с тяжестью повалился на стул.
-  Еда - лучший друг человека, мой организм готов. Желудок активен как никогда! – протараторил я, не задумываясь над смыслом сказанного.
-  С прибытием. Что ты так смотришь? Да, это яичница, пока что только так. Радуйся, твой Генри по-любому голодает сейчас, а ты в тепле и уюте, могу еще поцеловать в носик, хочешь?
Ну, вообще странная. Для меня яичница – это тоже кулинарный шедевр. Я со свойственной мне рассеянностью зачастую забываю обо всем, что шипит, варится, греется у меня на плите, а потому оно все рано или поздно начинает гореть. На этой же яичнице не было ни прогревшего краешка. Бестяще!
Я налегаю на кулинарный шедевр. 
-  Едрена вошь! Как ты это делаешь? - говорю я с набитым ртом, при этом маленькие кусочки Тишеной стряпни, увы, минуют мое горло и желудок, оказываясь на столе.
-  Это же восхитительно! – поток хвалебных песен продолжаются под аккомпанемент моего звонкого причмокивания.
-  Не переживай, мальчики в командировках, так что разврат разрешен, - я на секунду отрываюсь от своего завтрака и шутливо двигаю бровями вверх и вниз, в ответ на что получаю тяжелый вздох и шутливое признание в любви
-  Чтоб все женщины были как ты! Платя, кидай Нейтана и иди ко мне. Ну, или на крайний случай, клонируй себя. – бормочу я, загребая вилкой очередной кусок яичницы. Платиша  же ходит вокруг и заботливо поправляет полотенце, обмотанное вокруг моей поясницы. Я одобрительно киваю, дожевываю яичницу, и обтираю руки о полотенце, тем самым невольно тормоша махровую ткань, отчего еще вот буквально только что завязанный Тишей узел ослабевает.
-  Какие планы на ближайшие пару дней? Останешься?
-  Тиша, я хоть на всю жизнь, - в очередной раз расплываюсь в пьяной, но чертовски доброй улыбке
-  Кстати, я все еще в такую дерьмину… А ты меня потом домой отвезешь? А пока будешь поить меня чаем, читать мне сказки на ночь и обнимать? Объятия я точно заслужил – я облизал губы и уставился на подругу
-  Ты, кстати, не знаешь, как я успеваю так быстро просаживать деньги? Вот как? –возмущаясь, я принялся размахивать руками во все стороны.
-  И вообще. Я тут вспомнил! Ты, кажется, еще говорила про страстный поцелуй в нос? После того, что произошло в ванной я готов ко всему, даже  такому интиму! Целуй, - я широко улыбнулся. Мой желудок переваривал уже не самого себя, а еду, тем более вкусную, так что настроение начинало постепенно улучшаться, даже не смотря на головную боль.
Я поднялся со стула, и тут, как будто бы судьба слишком серьезно восприняла слово ‘интим’, недавно слетевшее с губ Платиши. И, оказавшись на ногах, я понял, что если я и поднялся со стула, то вот строптивое полотенце предпочло остаться на нем. Так что я вновь предстал в девственной наготе перед подругой.
-  Вот черт! – буркнул я, но состояние у меня было слишком нездоровое для того, чтобы я еще думал об адекватности своего внешнего вида. А потому я лишь лениво окинул взглядом отделившуюся от меня махровую ткань и подошел к холодильнику
-  Слушай, я перепил и все пропил. Я ненавижу Генри. Я ни черта не помню. Вообще ни черта.
И вот, когда я размышлял, на что первое начать претендовать и что надо побыстрее надкусить, раздался громкий шлеп
-  Сколько раз говорила, не броди ты мокрый по кафелю, от тебя проблем больше, чем от ребенка, теперь я понимаю, почему у нас нет детей, друзей хватает.
-  Боги! Ты жива? – я подлетаю к ней
-  Вроде жива… только не верти так попкой, это зрелище возбуждающее, - я беру ее за локоть и помогаю встать
-  Давай музыку послушаем, еще поедим… а детей тебе рано. Не порть свои аппетитные формы, , все после рождения ребенка обретают пузо и чересчур большие бедра – я рисую руками в воздухе огромные круги
-  Родить ты еще успеешь. Может, выпьем? Мне надо выпить, что у вас есть?

+1

7

- А ты представь, какими они будут аппетитными, когда я буду беременна, это ж какая грудь! - улыбнувшись, девушка лишь на секунду повернулась к Ричарду, но этого ей хватило, чтобы понять, что парень голый. – Нет, я все понимаю, мы с тобой очень близки, но я же не хожу голая перед тобой. Знаю, что не против, но, черт возьми! Хэмильтон! – выдохнув, Тиш закончила вытирать пол и, проходя мимо гостя, уже не смотрела, во что он одет или же наоборот. – И не вздумай возбудиться! Я, конечно, сделаю все, чтобы это произошло, но ты ведь не захочешь, чтобы тебя обрубили, верно? – пожав плечами, Тиш уселась за столик.
- Ой, я без понятия. Вроде есть что-то, знаю, что коньяк имеется, это точно. Сама его от Нейтана прячу, - приподнявшись снова, Маршалл подошла к навесному шкафчику и начала тянуться. – Вот вам и все прелести маленького роста, - пришлось взять табуретку, чтобы достать то, что хочется. – Ага, вот он, тут выдержка всего три года, надеюсь, нас не вштырит, хотя тебе уже нечего бояться, - доставая еще и фужеры, девушка поставила их наравне и разлила по стольку же. – Не умею говорить тосты, хоть убей, но, наверное, за нашу дружбу, м? Кстати, если меня попрет сесть за руль после этого, сразу по башке мне, иначе Нейту опять придется меня из участка доставать.
Прошло еще каких-то минут 20, а бутылочка пустела. Тиш и сама не смогла удержаться, и Рича подсадила на это пагубное дело. Естественно в трезвости долго не пробудешь, да и по телику, хоть и тихо, заиграла любимая песенка Маршалл. Причем такая старенькая, что даже слова вспомнить было сложно. Alex C. – Du Hast Den Schonsten Arsch Der Welt (feat. Y-ass). Она ж ее сто лет не слышала, но помнила, что в том клипе трясли задницами, поэтому, недолго думая, шатенка начала танцевать, благо это у нее получалось лучше, чем что-либо. Сначала Платиша плясала на полу, а затем ее начало заносить на диван, журнальный столик, стол на кухне, в общем трясти задом приходилось везде, где придется. – Чего сидишь, давай со мной!
Внезапно у Тиш соскочила нога, и девушка рухнула со всей дури на пол. Хоть полет был и недолгим, шлепнуться она успела знатно. Мало того, что она ушиблась коленкой, так еще и в попу отдало. Что может быть лучше? – Ай-ай-ай, - сгибаясь над ногой, Тиш сидела и стонала. Как маленькая девочка. Даже не пыталась встать, было слегка больно. – Это все ты виноват! И твой чертов Генри! Я так красиво под музыку падаю, - по ходу Тиш нашла и плюс в этом падении, позитивный она человек, ничего не скажешь. Да и не больно было настолько-то, просто Маршалл устала и выдалась минутка посидеть.

+1

8

-  А ты представь, какими они будут аппетитными, когда я буду беременна, это ж какая грудь! – я мысленно увеличил грудь Тиши и про себя согласился, что беременность не так сильно бы испортила ее и без того замечательный силуэт.
-  Ты пойми, в беременности кроется обманчивая привлекательность. Вернее слишком временная привлекательность. Сначала твои формы действительно соблазнительно округляются, но потом пройдут эти девять месяцев, ты родишь. Ребенок еще с большим рвением, чем до этого все вместе взятые мужики, начинет терзать твою грудь, даже в буквальном смысле пожирать ее. Та в ответ на такие издевательства обвиснет, сама ты потолстеешь, посереешь от непрекращающихся криков и воплей, которые будут сопровождать тебя всегда и везде, – я выпалил все это на одном дыхании. Перед моими глазами предстал яркий образ моей бывшей возлюбленной, которая имела неосторожность родить от меня ребенка. Не знаю, где сейчас она и моя дочь, не знаю, что происходит в их жизни, но я четко помню эту некогда привлекательную женщину, раздраженной, взвинченной с коляской в руках. Я поморщился. Рассказывать об этом неудачном фрагменте моего прошлого мне не хотелось. Даже Тише.
Из размышлений меня выдернула Палтиша, которая возмущенно смотрела на мой член и разглагольствовала о том, что я пьяный мудак, мне лучше бы прикрыть свою наготу, и что мне везет, что Нейта нет дома. На это я лишь развел руками, и решил не спорить. Вновь завернулся в полотенце и постарался затянуть его потуже. Тиша, видимо, решила ответить добром на добро, а потому извлекла из недр какого-то ящика бутылку коньяка и наполнила им наши стаканы.
–  Не умею говорить тосты, хоть убей, но, наверное, за нашу дружбу, м? Кстати, если меня попрет сесть за руль после этого, сразу по башке мне, иначе Нейту опять придется меня из участка доставать
Я коварно улыбнулся. Честно говоря, я и подумать не мог, что Тиша присоединиться к моему пьянствованию, да еще и с таким азартом.
-  Я чуял, что твоя внутренняя бесинка вырвется наружу! Роль примерной жены должна хоть иногда прерываться, и ты должна уходить в отрыв. Хоть со мной пьяным и неповоротливым в этот самый отрыв нормально не уйдешь, но и все равно. Слов не надо, особенно для первого тоста, - мы чокнулись и сделали по глотку коньяка
-  А теперь, дабы побыстрее прийти в норму, выпьем за тебя, моя фам фаталь! – после этого звучало еще много тостов. Так много, что в итоге Тиш напилась и пустилась в пляс.
– Чего сидишь, давай со мной!
- Сейчас?? – протянул я и сдвинул брови. И как только я встал, чтобы сплестись в танце с Тишей, она звучно упала на пол.
-  Уууу, мать! Ноги совсем тебя не держат – я, пошатываясь, подошел к ней и упал рядом. Последнее было сделано намеренно, но на пьяную голову я не рассчитал сил и больно ударился копчиком.
-  Это все ты виноват! И твой чертов Генри! Я так красиво под музыку падаю, - я притянул подругу к себе и перевернул попой кверху.
-  Ты жива? Попка в порядке? – я принялся рассматривать пятую точку Тишы, как будто, если бы она ушиблась, то на попе даже через одежду были бы видны какие-то следы.
-  Давай споем, может, полегчает или я достану из холодильника лед, кстати, попа у тебя, что надо! - совершенно забыв, что Тиша ушиблась, я шлепнул ее по попе
-  Ой, черт, прости пьяного дурака! Не хотел! – я поднялся с пола, включил погромче музыку, взял бутылку коньяка со стола и вернулся к Тише

+1

9

Боль очень даже быстро прошла, потому что Тиш было слишком весело, к тому же девушка под шофе, а в таком состоянии все заживает как на собаке. Хотя кто знает, может у нее еще и образуется синяк, но вспомнит она об этом недоразумении лишь когда протрезвеет. - От того, что ты на нее так смотришь ей легче не станет, - переворачиваясь с места на место, девушка, кажется, словила легкую белочку. - Аааай, - выгнувшись, Тиш отреагировала на шлепок. - Вот не надо мне тут разврата, а то я тоже дергать начну! - делая вид невинной овечки, Платиша снова перебралась за стол, где стоял ее недопитый фужер. Осушить его не составило большого труда.
- Петь я не хочу, а вот сделать что-нибудь безбашенное можно, - словно ища какую-то волшебную палочку или что-то в этом роде, девушка долила остатки коньяка в стаканы, причем вышло так, что хватило только на фужерчик Ричарда. Тиш это не расстроило, она лишь придумала коварный план по захвату спиртного. Вот вам и гостеприимность. Когда парень подошел, чтобы выпить, и уже поднял свой фужер, Тиш подошла к нему очень близко и на минутку задержала его руку, чтобы тот не успел даже отпить. - Слушай... - говорить хотелось много, но соединить слова в предложения получалось хуже. - Тут такое дело, только ты никому, лады? В общем... - без лишних слов, Маршалл впилась в губы Хэмильтона, причем с такой страстью, что было даже страшно. Увлекаться сильно не стала, вовремя вспомнила, что рядом Ричард, а не муж. Хотя почему-то эти мысли сейчас настолько перемешались, что Тиш совершенно потеряла равновесие между тем, что делать можно, а что нельзя.
Притянув фужерчик к себе, девушка сделала пару глотков, а после поиграла бровями с легкой ехидной улыбкой победителя. - Хочешь забрать? Придумай способ отнять, я так просто выпивку, тем более, тебе не отдам! - а улыбка так и не слетала с ее лица.
Вообще если быть трезвым это уже смахивало на пьяную ухмылку, но ведь эти двое находились под другим градусом, для них все сейчас красиво. - Ты не устал ходить в этом полотенце? Одежду придумали много веков назад, хотя тебе идет, честно, - на самом деле забавно было заигрывать с этим парнем. В такие моменты он тот еще шалун, да и Тиш - та еще зараза, вот сошлись алкоголики, они и банк грабануть в таком состоянии могут. Своеобразные Бони и Клайд. - И хватит пить, ты уже все в этом доме осушил!!! Я против!

+1

10

-  Вот не надо мне тут разврата, а то я тоже дергать начну!, - бурно отреагировала Тиша на мой шлепок.
-  Ок-ок, не пристаю, – я улыбкой я поднял руки вверх, признавая поражение.
-  Главное не надо ни за что дергать, а то под хмельком ты, не дай бог, не рассчитаешь сил и вырвешь мое «что-нибудь» прямо с корнем, - я откатываюсь куда-то в сторону и, наконец, встаю на ноги. Тиша поступает примерно так же, пошатываясь, поднимается и сразу идет по направлению к столу, дабы заправиться очередной порцией спиртного.
-  Петь я не хочу, а вот сделать что-нибудь безбашенное можно, - весело протянула она, выставляя напоказ свою пьяную улыбку. Я не сдержался и рассмеялся.
-  Пьяный Тиш… ух, идеи на твой поехавший мозг и воспламененную фантазию пугают даже меня, - после чего я уверенной походкой подошел к столу, и схватил фужер с коньяком.
-  За наши грядущие пьяные безумства! – весло начал я, но Тиш меня остановила.
-  Слушай. Тут такое дело, только ты никому, лады? В общем..., - я уставился на подругу, выразительно раскрыв рот. Пьяные откровения я люблю, более того, это часть моего профессионального долга. А в данном случае интрига подогревалась еще тем, что предо мной была именно Тиш. Что же это должна быть за новость, если моя лучшая подруга может мне ее сообщить только на пьяную голову? Теперь мне оставалось собрать остатки разума и трезвости восприятия по собственной черепной коробке, чтобы всего на пару минут быть достаточно сосредоточенным, чтобы воспринять тайну Тиш.
И тут случилось то, от чего у меня закружилась голова, и встало то, что на подруг по правилам приличия вставать не должно. Виной всему этому безобразию был самый неожиданный в моей, казалось бы, насыщенной жизни поцелуй - к моим, как я выражался ранее, «выразительно раскрывшимся губам» прикоснулись губы Тиш. Пьяное безумие наших языков.
И когда Тиш отстранилась, мне было впервые плевать на то, что у меня прямо перед носом увели остатки спиртного. Заметьте, это важно – ОСТАТКИ! Я всегда болезненно относился к такому варварству, как кража последних капель алкоголя.
Теперь я пытался придти в себя и разобраться, сей поцелуй имел место быть в реальности или только в моем воображении.
-  Хочешь забрать? Придумай способ отнять, я так просто выпивку, тем более, тебе не отдам! – передо мной вновь вырисовалась ехидная улыбка Тиши. На самом дне некогда предназначенного мне  фужера скользили капли оставшегося коньяка.
-  Вот ж нахалка! – произнес я, наиграв недовольство в тоне своего голоса. С этим возгласом я придвинулся к Тише и обхватил руками ее талию. Мной овладело странное ощущение, которое, как мне кажется, разве что возникало у тех, кому снился интим с собственной матерью. Так и тут - Платиша была очаровательной девушкой во всех отношениях, но жизнь научила меня относиться к ней, как к сестре. А сейчас под действием алкоголя и, все еще чувствуя привкуса сладких губ подруги, я понял, что в моей голове с трудом помещались какие-либо мысли, кроме плана по захвату тела Тиши и размышления над тем, в каких позах и на каком предмете интерьера произойдет наше соитие. Стакан с остатками коньяка по неловкости моих движений был опрокинуть на пол, тем самым обозначая конец войне за остатки алкоголя.
-  Ты не устал ходить в этом полотенце? Одежду придумали много веков назад, хотя тебе идет, честно, - и когда она успела только спросить про то, не устал ли я ходить в полотенце, я воспринял это, как предлог вновь обнажиться, и как вполне конкретный намек на интим, а потому уже раздвинул накидку Тиш и запустил руку под кофточку. И хоть продолжение ее фразы не соответствовало моим ожиданиям, я не остановился.
-  Когда-нибудь переоденусь, – тихо возразил я
-  Но пусть это будет в другой день
-  И хватит пить, ты уже все в этом доме осушил!!! Я против!, - самым адекватным ответом на недовольный крик женщины, которую ты хочешь, является поцелуй. Вот и я изолировал всему мешающий звук, захватив губы подруги. Вместе с тем способность трезво мыслить для меня стала окончательно недосягаемой. Я жадно целовал губы Тиш и водил ладонями по ее телу. А если убрать лишние описания, то оставалось еда пара мгновений на то, чтобы умерить мой пыл. Оставался буквально шаг до супружеской неверности Тиши, и я вызвался его преодолеть.
Я уже двигался в сторону дивана, и вот очередной шаг… Тиш падает на диван.

+1

11

Почему-то у Тиш профессионально получается запускать к себе в дом друзей, которые либо пьяны, либо продолжают кутить у нее, а потом эти же друзья начинают проявлять инициативу и приставать к ней. А она вся такая замужняя почему-то не может сразу оттолкнуть, поддается, но после какой-то жучок в ее голове напоминает о колечке на безымянном пальце и о любимом, что сейчас не рядом, а хотелось бы. Чертовы командировки Нейтана являются самой настоящей подставой для Тиш. Девушка привыкла уже к этой ласке и нежности каждый день, дело даже и не в сексе, а просто в любви, вот Миллер и пытается не рехнуться без всех этих прикосновений, поцелуев, только друзья мешают. Начинают склонять Платишу к измене. Ну не может она сразу отказаться, да еще и под градусом, в глазах мелькает то, что хочешь видеть, даже мужчина, будь то Митчелл или теперь уже Ричард, но ведь в ее белочном взгляде перед ней стоит Нейтан.
Борьба за стаканчик длилась не долго, тот был опрокинут с первым поцелуем, а некоторыми частями тела Тиш уже чувствовала настрой Ричарда на дальнейшую развлекушку. Это забавляло, с лисьей улыбкой и искоркой в глазах девушка слегка облизнула губы и хмыкнула. – А ты не такой уж и черт, как я думала, - успела сказать только это, как в губы с новой долей зверства кто-то впился. Зная свой дом, Тиш понимала направление, куда ее толкают и, вытянув руку сзади, уже пыталась нащупать что-то мягкое. Секундой позже как раз на дороге появился диван и, зацепившись за гредушку, Платиша без всякого страха упала назад, слегка раздвигая ножки, дабы и Ричарду было удобно примоститься. Нависшее сверху тело вызывало жар, но Маршалл не спешила. Перевернув парня, опять же, благодаря своей милости и слабости, которую использовала против мужского пола, Тиш начала потихоньку покрывать его лицо поцелуями, спускаясь по шее ниже, доставая до груди и начиная уже ласкать пресс, но углубляться в историю не стала, поэтому резко вернувшись к губам, Миллер понимала, что Ричарду точно придется сладко, если она продолжит. То ли мозгов хватало, то ли совести, чтобы не заходить слишком далеко, однако от секса Тиш не спешила отказываться. Никто же не узнает, к тому же ей казалось, что она с Нейтаном, а спать с мужем – это, извините, самое правильное решение. Алкоголь – зло, но шатенка не сдавалась, сама же продолжала разогревать огонь у Ричарда, а тот и рад стараться, чтобы помочь подруге в тоске по любимому. Но черт, они же так трепетно относятся друг к другу, тут сложно сказать, испортит секс их отношения или нет. Испортит, наверное, больше, чем одну ночь она ему не сможет дать, а оставаться врагами после этого тоже не вариант. Решение дается тяжело, но все Тиш, понимая свою вину, останавливается, опуская голову, при этом получается, что ее лица парень не видит, лишь волосы, что упали ему на грудь, сама же шатенка сидит на нем, держится ручками за его бока и делает пару вздохов. Что-то это ей напоминало, недавняя встреча с другим таким дружком, ох как же все сложно...

0

12

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » she could take control of my soul