Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » В любви можно доходить до всего, все простится, только не привычка.


В любви можно доходить до всего, все простится, только не привычка.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://xmage.ru/images/gxggxg.gif
Участники:
Gretchen Rauberg & Marcus Grimm.
Место:
Квартира Маркуса.
Время:
Месяц назад.
Время суток:
Ночь.
Погодные условия:
Звездное небо.
О флештайме:
Обычный день. Сегодня Гретхен решила сделать сюрприз Маркусу и приехала к нему домой. Он был на работе, она решила, что пока приготовит ему вкусный ужин и они вместе проведут прекрасный вечер. Но не тут то было. Гретхен ждала его весь вечер, на звонки он не отвечал, на смски тоже.
Маркус соизволил лишь вернуться ночью... Тут то все веселье и началось....

Отредактировано Gretchen Rauberg (2013-04-13 18:01:47)

+1

2

Я уже привык к тому, что каждое мое утро начинается одинаково. И эта односложная мелодия, давящая на барабанные перепонки своей простотой, мне даже нравится, ну, в какой-то мере. Меня устраивает то, что вся техника в доме работает на таймерах. Вот я выключаю будильник и, сонно потирая глаза, иду в душ, а на кухне в это время с японским энтузиазмом заработала кофе-машина, удобная такая хрень, знаете ли. Пока ваш покорный слуга совершал утренний туалет, приводил себя в порядок и одевался, приготовилось кофе и поджарились тосты (я только мимоходом запихнул в тостер ломтики хлеба). Чудесная экономия драгоценного времени. В последнее время народ постоянно куда-то спешит, торопится жить, и, о боже мой, это выходит у него так уродливо и скоротечно, что и смотреть не хочется.

Быстро завтракаю и спускаюсь на лифте в холл, где перекидываюсь парой слов со швейцаром. Как всегда, изо дня в день. Спокойно и привычно.
Сажусь в автомобиль и по пути на работу звоню Гретхен. Вот, кто скрашивает мои однообразные дни и частенько - ночи. Я точно уверен - как и во всем, что я делаю – что безумно влюблен в эту девушку. Рядом с ней по крайней мере можно быть самим собой.
Заканчиваю болтать, только припарковавшись у здания, которое принадлежит моему банку. Ну вот, процесс пошел.

***

«Сука!» – раздраженно бросаю в пространство своего застекленного кабинета, одновременно улыбаясь этому мерзкому французишке, который что-то спрашивает у моей секретарши и мерзким, елейным взглядом пялится на меня. Ничего, доносчик, ты еще получишь свое! Думаешь, сорвал переговоры – пришел к успеху?! Рано радуешься! Слышу хруст и опускаю взгляд на свои руки. Карандаш сломал. Нервы, эх, нервы. Смотрю по сторонам – уже никого, кто бы на меня смотрел. Отлично. Открываю ящик стола, открываю папку, на которой заботливо рассортированы тонкие дорожки дорого кокаина, в народе называющегося просто «кокос». Опускаюсь вниз, и через скрученную банкноту втягиваю носом одну дорожку. Внезапно в кабинете раздался стук каблуков. Поспешно выпрямляюсь, вытирая нос.
- Ты что-то хотела? – неловко покашливаю. Конечно, Чили знает про меня все, и даже сейчас смотрит с упреком. Эта серая мышка, работающая, как вол, а в свободное от работы время читающая женские гламурные журналы, хочет выбиться в люди. А сейчас просто просит отпустить ее пораньше. Что мне мешает оставить ее работать в офисе до глубокой ночи? Ничего, но я отпускаю девушку. Потому что сам ухожу.  Пораньше. Смотрю на часы – уже вечер. Дааа, пораньше. Выхожу на улицу и сажусь в машину. Даже не вспомнив про Гретхен, направляюсь в ближайший элитный ночной клуб.

***

Так могут парковаться только гении. Передом и задом своего BMW, расталкиваю другие автомобили и, еле держась на ногах, выбираюсь на свежий воздух. Мысли путаются, голова кружится, но забытье кажется более приятной перспективой, чем острые и неприятные, как зубная боль, мысли. Я даже не пытаюсь закрыть дверцу машины – а может и закрываю – как-то мне плевать на это, и направляю стопы свои к подъезду. На лавочке с кованной спинкой сидит кто-то знакомый. О, Грет! А что она здесь делает?!
- Привет, - прозвучало хрипло и неуверенно. Да, после этого вечера мне придется долго отсыпаться. Спотыкаюсь на ступеньках и сдираю об шероховатый мрамор нежную кожу ладоней. Блять, больно же! Кое-как открываю двери и прохожу в холл, замираю на месте, оборачиваюсь в сторону девушки. И что-то, наверное, такое промелькнуло в моем взгляде, что испугало ее. Не знаю. Беру ее за руку, не больно, но крепко и веду за собой на «свой уровень». Недоумевающе смотрю, как Грет открывает двери моего этажа и заталкивает меня внутрь. Откуда у нее ключи?! А, я сам ей их дал, точно!
Как только мы заходим в квартиру, начинаю лезть к ней обниматься, с целью весьма прозаичной. Спросите, чего мне в клубе не хватило? А вот, этого мне всегда мало. Пардон, всегда, кроме утро после таких вот вечерочков. Сигареты, "легкие" наркотики, виски и секс - боже, до чего я банален.

Отредактировано Marcus Grimm (2013-04-14 14:05:53)

+1

3

Внешний вид

http://i2.listal.com/image/1036390/600full-ana-beatriz-barros.jpg

В квартире раздался телефонный звонок. Я поднимаю трубку и на другом конце динамика слышу твой голос. Любимый. Конечно приятно, что ты звонишь, но зачем в такую рань? Отвечаю, ты мне предлагаешь провести сегодня приятный романтический вечер, на что я даю согласие. Кладу трубку и хочу еще поспать хотя бы пару часов. Отключаюсь...
Прошло ровно два часа после того, как позвонил Маркус. Я встаю с кровати и бреду в ванную. Включаю воду в душе, стою. Просто стою и думаю, что все слишком сложно в наших отношениях. Видимся мы не так часто, как хотелось бы, но я тебя люблю и это наверно самый главный фактор, который меня держит до сих пор с тобой. Хотя наверно глупо держаться за тебя, вокруг столько мужчин, которые желают пойти с тобой на свидание, провести хорошо вечер, но ты им всем отказываешь ради одного ублюдка который иногда даже позвонить не может и сказать, что задержится на работе и будет поздно. Но ты его все равно любишь. Это всего лишь мои мысли, которые не дают мне покоя, но я делаю вид, что все хорошо. Отпустив свои мысли, продолжаю принимать в ванну и собираться навстречу с собой. Я трачу слишком много денег на себя, чтобы соответствовать своему статусу. Кто я и кто ты... Я всего лишь рядовой программист, иногда занимающийся мелкими делишками, а ты один из ведущих топ-менеджеров в банке.. Мы такие разные, но все таки вместе...

Отправляюсь в супермаркет, покупаю все необходимое для твоего любимого блюда. Все для тебя, стараюсь, распинаюсь, а ты скотина даже этого не замечаешь, делаешь вид, как будто так и должно быть, но я опять молчу и держу все свои эмоции в себе. Мое терпение скоро лопнет. И поверь милый, ты будешь этому не рад.

Приезжаю к тебе. Как всегда дома бардак и все вещи раскиданы, корзина с грязным бельем просто переполнена, что некоторые вещи уже лежат на полу. Злюсь, но все равно все прибираю и забиваю вещи в стиральную машинку. Иду готовить тебе вкусный ужин. Спустя пару часов все было готово и стояло уже на накрытом столе, но тебя по - прежнему нет дома. Звоню. В трубке лишь слышу гудки долгие и нудные. Пишу смс, но на них тоже не получаю ответов. Ты меня начинаешь злить. Время час ночи, а тебя до сих пор нет. Я решила подышать свежим воздухом и спустилась на улицу. Перед подъездом стояла скамеечка, я на нее села и сидела смотрела на парковку. Сидела как дура и ждала "чуда". Прошел еще час. В темноте появился свет фар и я вижу твою машину, которая плетется еле - еле. "Что за черт?! Боже, Гримм, только не говори, что ты в доску пьян!!" Но так оно и было. Маркус еле вывалился из машин и не спешным шагом шел по дорожке ведущей к подъезду. Ты проходишь мимо меня, ноль реакции, только лишь небрежно кинутое "привет", как будто увидел свою шлюху, которую трахал намедни.
- Привет? Маркус! Это все, что ты мне хочешь сказать? Это всего лишь привет?!
Злость уже плавно перерастает в ярость. До тебя доходит, что это была не какая - то шлюшка, а твоя девушка. Берешь меня за руку, тащишь до лифта. Мы поднимаемся наверх и я кое как затаскиваю твою тушу в квартиру. От тебя несет спиртным, дешевыми женскими духами. Ты начинаешь ко мне приставать, но я уже тебя видеть не хочу... Бесишь! Отталкиваю тебя и ухожу в спальню. Я подошла к окну и смотрю на пустынный спящий город. Ты вваливаешься за мной вслед и бухаешься в кровать, при этом громко сопя. Слезы подступили. Мне ничего не остается как ждать утра, я выключаю везде свет и ложусь рядом.

Отредактировано Gretchen Rauberg (2013-04-14 14:18:31)

+1

4

- Ммм…- лежу с закрытыми глазами, пытаясь прислушаться к собственным ощущениям. Херово. Очень херово. В голове пусто, и слышно только непрерывное «бум-бум-бум», танец африканского племени мумба-юмба. Или индейцев чероки. Еще машина такая есть… Медленно открываю глаза и вижу, что в объятиях моих сопит Гретхен. Надо же, такая умиротворенная. А лицо заплаканное. Что я вчера?.. Твою мааать!

Воспоминания о вчерашнем дне мелькают перед глазами, как фильм, показываемый сломанным проектором. Телефонный разговор с Гретхен, обещание вечером поужинать. Сорванные переговоры. Клуб. Виски. Текила. Стриптизерша. Кокос. Снова текила. Вип-комната. Секс с кем-то. С двумя. Снова кокаин. Сажусь в автомобиль, с кем-то. Разговор за бутылкой. За рулем. Кукла какая-то. Секс во время движения. Секс-секс-секс. Приезжаю домой. Лезу к Гретхен. И все. Наверное, я отрубился.
Боже, я просто не мог столько натворить за один вечер! Зажмуриваюсь и хочу провалиться в преисподнюю от стыда. Чувствую, как горят щеки. Нужно пойти в душ, точно.

Осторожно выбираюсь из постели, стараясь не разбудить Грет, перед которой я чувствовал себя не просто виноватым. Я явственно ощущал, что не достоин ее. И мне впервые стало страшно. Потерять ее? Невыносимая мысль. Нужно что-то придумать.
Я лег спать, даже не раздевшись, ужас. Стягиваю с себя рубашку и брюки, успокаивая себя мыслью о том, что если Гретхен ничего не узнат в подробностях, то ссоры можно будет избежать. Бреду в ванную, чтобы освежиться, забираюсь в душевую кабину, включаю прохладную воду, которая приятно взбудоражила кожу. Как болит голова! И кажется, что я не спал несколько дней подряд. Сегодня, должно быть, воскресенье. Выходной. Вот почему не прозвенел будильник. В более-менее бодром расположении духа я одел домашние штаны и прошествовал на кухню, где в стакане воды растворил таблетку «от всех проблем» и просто – от похмелья. Без особого энтузиазма наблюдал за маленьким шипучим вулканом, затем выпил эту пакость. Собравшись с духом, решил вернуться в комнату. И увидел престранную картину. О, нет! Только не это!

Судя по лицу Гретхен, она увидела в моем телефоне нечто, скомпрометировавшее меня о полной программе. Главное, чтобы все закончилось мирно. Вернее, я не представляю просто своей жизни без этой девушки. Это уже другая реальность получится. Та реальность, из которой она меня вытащила. Та реальность, в которую я вчера снова окунулся. Понимаю, что отпираться и оправдываться бесполезно и опускаю взгляд в пол. Ой-ой-ой, кажется, сейчас что-то будет.
- Грет... - начал было я нерешительно, но она не дала мне договорить. Началось.

+1

5

Спала я сегодня херово. Постоянно просыпалась и думала о том, где тебя черти носили. Перебрала миллион вариантов и не один не прижился. Лицо опухшее, смогла уснуть только под утро. Поспала от силы час, мне этого хватило.. Я слышала как ты проснулся и раздеваясь, что - то бубнил себе под нос. Вышел из комнаты, видимо направился в душ. Ну да, тебе полезно будет в себя прийти, ведь тебя ждет серьезный разговор. Я села, опираясь руками на кровать, посмотрела в окно. Было прекрасное утро, светило солнце, пели птицы. Но это все лишь усугубляло картину происходящего. Мое внимание от звуков природы привлек твой телефон, на который судя по - всему пришла смска. Я не долго думаю, начинаю его искать в брюках и помимо телефона нахожу чьи - то ярко розовые стринги. Все. Терпение лопнуло и я взорвалась. В голове просто произошел ядерный взрыв. Глаза налились слезами, руки начали трястись. Я села обратно на кровать, пытаясь прийти немного в себя, чтобы хоть как - то поговорить адекватно. Вспоминаю, что тебе же еще и смска пришла, начинаю листать и вижу там такое: "Милый, ты был просто шикарен вчера, повторим?" Что блядь? Становится тяжело дышать, пульс зашкаливает, да и ты не заставил себя долго ждать. Вошел в комнату с довольным лицом, наверно думал, что я ничего не узнаю... Ну да, как же. Всегда наровит из меня идиотку сделать. Опустил глазки как мальчишка, ой блядь, вы посмотрите на него, сама невинность!
- Маркус, я просто не знаю, что тебе сказать. Я думала ты завязал с этой херней и наконец - то образумился. А нет, как все продолжалось, так и продолжается! Ты реально считаешь, что я могу все простить? Подошла к тебе в плотную и запихнула розовые стринги тебе в рот. Противно? Конечно противно, а не хрен трахаться направо и налево. Нет Маркус, ты ошибаешься. Мне надоело как собачке сидеть и верно ждать тебя дома, а когда ты приходишь махать хвостиком и говорить, что все хорошо милый. А хочешь кушать? А давай я тебе массажик сделаю? Давай минетик сделаю.... Все для тебя, а что я получаю взамен? Чужие трусы? Замечательно! Психанула. Ударила по лицу. Больно? Да. А мне какого? Демонстративно ухожу на кухню. Я по характеру спокойная и миролюбивая, но всему бывает предел. Вот видимо ты дошел до предела. Поздравляю, ты довы**ывался. Открываю шкаф с посудой, начинаю бить одну тарелку за другой. А знаешь и правда успокаивает. Раз тарелка, два тарелка, три тарелка...
- Ты ублюдок, каких поискать надо? Породистый блядь альфа - самец, готовый любую юбку трахнуть, которая перед тобой хвостиком махнула. Скажешь не так? Да так, все так, ты даже и спорить со мной не станешь.. Скотина не благодарная!!! Продолжаю кричать на тебя, звонит домашний телефон. Раздражает. Трубку возьми! Шлюхи твои наверно звонят! Швыряю последнюю тарелку в стену и ухожу в ванну. Закрываюсь. Включила воду, она такая холодная и приятная. Боже, за что мне такое наказание?

+2

6

Я и завязал. У меня реально никого не было до этого вечера. Нет, серьезно. Я не напивался, не ездил в клубы. Почти никаких наркотиков. Работа – дом – Гретхен. И наоборот. Вчера… Я не знаю, что на меня нашло, правда. Не даю запихнуть стринги себе в рот. Не люблю я этих сцен. Со всеми шлюхами отношения разрывать было легко. Высадил на обочине или сказал, что больше не буду обеспечивать. Спускать на каждую по триста тысяч тоже немножко затратно. Особенно, когда знаешь – эта кукла на один месяц.  Но дело в другом. В другой. Гретхен другая. Я не люблю, когда она матерится. Когда она злится. Я люблю смотреть, как она читает, или говорит что-нибудь глубокомысленное. Я люблю делать ей приятное, будь то букет полевых цветов, привезенный на заказ из Голландии (этот факт канул в Лету) или прогулка по ночному городу. Даже если речь идет о постельных утехах, то самоотдача полная.
Может, мы настолько привыкли друг к другу? Настолько все надоело? Я так устал от всего. Как же она не понимает, что это ошибка? Одна единственная ошибка! Мне никто кроме нее не нужен. На скулах заиграли желваки от едва сдерживаемого гнева. Все должно было быть по-другому. Я виноват, не отрицаю. Но, блять, сколько мы вместе, я не слышал ни одного недовольного слова! Трудно было сказать раньше, что ей чего-то не хватает?!
- Гретхен… - я попытался вставить свои пять центов в ее монолог, но снова ничего не вышло. Голова-то как болит… Тру лоб, словно надеясь таким образом прогнать боль. Чувствую, что дальше будет только хуже… Ну вот. Голова дернулась от пощечины, щека мгновенно покраснела, кожа словно загорелась. Румянец стыда и ярости выступил на щеках. 

Иду за девушкой на кухню, наблюдаю за тем, как европейский фарфор разбивается об пол вместе с остатками того, что когда-то называлось «отношения». Голова сейчас лопнет от всего этого. За что, а?! Да, ублюдок, только что вспомнила? Я же детдомовский! Естественно ублюдок! Ох...
- Перестань орать! – не выдерживаю, заорав вслед Гретхен, которая скрылась в ванной и беру длинную узкую трубку современного домашнего телефона. При этом опускаюсь на корточки, пытаясь собрать самые крупные осколки. – Пронто... Майки, мне сейчас не до этого, извини. Я перезвоню, если не забуду.   

Сука, как я заебался со всем этим. Непроизвольно сжимаю ладонь в кулак, забыв про зажатый в ней крупный осколок. Мысленно матерюсь, вынимая из дрожащей от боли ладони кусок фарфора, зашедший довольно глубоко под кожу. По крайне мере пореза не видно, из-за крови, стекающей энергичным ручейком на пол. Сую руку под струю холодной воды из-под крана и не могу сдержать стон. Но и это не помогает остановить кровь. Беру с  вешалки кухонное полотенце и обматываю им левую раненную ладонь. Нечаянно бросаю взгляд на подоконник и вижу аккуратный небольшой конвертик, перевязанный лентой. Я положил туда ключи от дома. Собирался подарить конверт Гретхен. Чтобы она переехала ко мне. Зажмуриваюсь, смаргивая с глаз не прошенную влагу. Нет, если уж пошел вперед, так иди до конца!
Стучу в матовое стекло двери в ванную, рассматривая женский силуэт за ней.
- Любимая, давай поговорим спокойно? Пожалуйста… - зову ее срывающимся, тихим голосом, когда звук воды прекратился. Не хочу, чтобы она уходила, не хочу. Но и держать ее насильно не смогу, рука не поднимется мешать ей в ее же выборе. – Гретхен… 

Отредактировано Marcus Grimm (2013-04-15 18:56:46)

+1

7

В голову лезут мысли о том, что тебя ласкала, целовала, обнимала другая женщина и становится противно. Отвращение. Мне хочется уйти, закопаться куда - нибудь глубоко под землю, чтобы только не ощущать этого позора. Ты популярный клерк города, а ведешь себя как маленький мальчик, которому девятнадцать лет и он начал жизнь по клубам. А ведь в клубах полно прессы из желтых газетенок, которые на следующий же день напишут в заголовках: "Маркус Гримм развлекается с очередной куколкой" и так далее. Хочется разорвать тебя за это в клочья, убить, утопить без разницы...
Ты начинаешь ломиться в закрытую дверь, я понимаю, что долго тут не смогу сидеть и выйти все равно придется когда - нибудь. Выключаю воду, вытираю лицо и выхожу из ванны. Становлюсь напротив тебя, скрестив руки на груди. Вижу кровь, все полотенце и пол в крови, но мне все равно. Ни малейшего сожаления. Я слишком долго терпела, пока вытаскивала тебя из этих злачных мест... И все мои труды пошли крахом.
- Хочешь поговорить спокойно? Я тебя внимательно слушаю. Кстати, трусишки то вкусные? Понравилось? Яд начал брызгать из моих уст, раньше бы может я и не сказала подобных вещей, что сегодня высказала, но люди меняются. Все меняется и все продается. Даже ты...
- Мне интересно как же ты на этот раз будешь оправдываться. Наверное сейчас начнешь говорить, что все пошло не так как ты хотел, сделка сорвалась, ты поехал с горя напился, на трахался вдоволь, а то что я тебя тут сижу жду, это насрать.. Сажусь на пол и закрываю лицо руками. Снова слезы. Паника. Как так вообще происходит? Что движет этим человеком? Неужели в нем нет ничего святого уже? Все мои старания просто вырыли себе яму и закопались на уровне пяти метров. Вдох. Выдох. Всхлип. Снова слезы. Боль окутывает меня с ног до головы, крушить уже ничего не хочется, хочется лишь тепла и любви, которой у меня нет! Пора сделать серьезный шаг. Прости любимый, он будет не в твою пользу. Я не хочу больше так жить, надоело. Живи своим умом.
Открываю глаза. Смотрю на стену, что впереди меня. На ней какая - то картина. Какая прелесть, а ведь на месте этой картины мог бы висеть наш семейный портрет, но видимо не судьба. Нервный смех. Размечталась дурочка. Да кому ты нужна? Ты здесь вообще никто и звать тебя никак. У тебя нет друзей, ты лишь заблудшая душа, живую среди людей.
- Маркус... Тихо прошептала сквозь слезы. Я не могу так больше... не хочу... Больно? Очень. Я люблю тебя до мозга костей, но терпение мое лопнуло, все что я могла сделать, я сделала. Видимо тебе хочется иначе, ну пусть будет так. Встаю, меня чуть пошатывает, голова кружится. Через секунду прихожу в норму и бреду до спальной комнаты, даже не дав сказать мне пары фраз. А зачем? Все и так предельно ясно. Я уже все решила.

Отредактировано Gretchen Rauberg (2013-04-14 21:38:46)

+1

8

- Да, я хочу поговорить спокойно… - начинаю было, но осекаюсь из-за слов Грет, вызвавших во мне глубокое отвращение ко всему. К себе, к тебе, к той девушке, к своей жизни в целом, к образу своих мыслей. Несомненно, одному из директоров банка не пристало развлекаться подобным образом, как итог: минус один к репутации моей, как человека, плюс к популярности. Лично мне глубоко плевать на то, как часто мое имя мелькает в СМИ. Просто так нужно, нужно, чтобы знали – все. Хочется сказать: «да ебись оно все конем», но кому я потом денусь? Чем я буду заниматься? Я живу здесь, в этом пекле, я живу в аду, болоте интриг, но это не значит, что я хочу всего этого. Просто это часть моей жизни. Это все равно, что пытаться оторвать себе язык, потому что он просто надоел. А то, что без языка жить неудобно? Вот так я себя чувствую сейчас. Словно пытаюсь лишить себя руки или ноги, пытаюсь избавиться от части самое себя. Это больно и неприятно, мягко говоря. И опять она про эти стринги! Прошу негромко, но настойчиво и абсолютно серьезно. – Перестань немедленно, Гретхен Рауберг. 

- Мне не «насрать», как ты изволишь выражаться, - меня злит то, что она меня не понимает, и, одновременно, я хочу взять ее за плечи, встряхнуть хорошенько, сказать, что люблю ее… Но я не смею, не смею прикасаться к ней. Ощущаю себя нищим, измазанным в болотной жиже, который на улице пристает к наследнице английского престола, кроткой и невинной. Не знающей. Не понимающей всей правды. – Я не собираюсь оправдываться. Мне… Мне очень жаль, Грет, что так вышло… Я виноват, очень виноват. Пожалуйста, прости меня. Я не хотел…

«… ранить твои чувства», «изменять», «напиваться», «вынюхать половину Колумбии», «ехать в клуб», «ссориться с французом». Я, блять, ничего не хотел! Отбрасываю безумную мысль о маховике времени – даже на него у меня нет времени. Боже, милая, я чувствую себя живым только рядом с тобой, как ты не понимаешь? Неужели, ты не видишь, как мне больно? Мне втройне больней, любимая, потому что с каждой слезинкой, скатывающейся по твоей щеке, жизнь во мне угасает, с каждым твоим упреком, всепожирающее пламя, поддерживающее во мне жизнь, я направляю против себя самого. Будь это все наяву, я бы корчился в муках, валясь у тебя в ногах. Такую боль можно заглушить только болью физической смертью, по сравнению с которой мой порез – это чертова ничтожная капля в море. Я просто не могу терпеть этого. Только с этой болью приходит ко мне понимание всего ужаса, что я натворил.

- Гретхен, пожалуйста… - словно в полусне бреду за девушкой в спальню, с трудом понимая, что все мои мысли сейчас же выльются в слова. Может, нужно все это сказать? Может, тогда она поймет? У меня даже мысли не возникло о том, что я унижаюсь перед ней. Я действительно ублюдок, ничтожество по сравнению с ней. И я виноват. Правда, виноват. Хватаю Грет за запястья, с выражением такой муки на лице, что в пору рыдать. Беру ее ладони в свои и сжимаю, но несильно, не желая причинить боли. Голос звучит излишне глухо из-за теснящих грудь, едва сдерживаемых рыданий. Мужчины не плачут? Застрелитесь, суки, никогда вас не понимал. Говорю судорожно, но медленно, четко выговаривая каждое слово. – Умоляю, дай мне шанс. Один шанс, пожалуйста. Ты мне нужна. Я не смогу без тебя.
Если «нет», то я отпущу ее. Я смогу, выдержу. Хотя, кого обманываю?..

+1

9

Зайдя в спальню, я села на кровать, потом встала. Не нахожу себе места. Что делать? Я ведь люблю тебя, но и терпеть я тоже этого не могу больше. Хватает того, что ты постоянно на работе и мы видимся пару раз в неделю. За это время я успеваю переделать все свои дела. Вдох. Выдох. Слезы. Надоело! Как же мне все это надоело! Ты кидаешь какие - то фразы, которыми пытаешься себя оправдать, но все бесполезно. Ты слишком поздно начал понимать, что всему есть конец...
Ты идешь следом за мной, берешь мои ладони в свои. Сжимаешь. Тебе больно. Что? Тебе? Больно? Да быть такого не может, ты же такой смелый в своих действиях и никогда не задумываешься о том, что твои близкие могут быть чем - то расстроены. Но вот и наступил этот момент, когда ты начинаешь понимать, что весь мир не может крутиться возле тебя. Опускаю голову. Дышать тяжело. Всхлипываю.
- Маркус, я давала тебе шанс... Он вылился в эту ситуацию... Мне тяжело, я больше так не могу! Я хочу быть с тобой, но ты всячески пытаешься оттолкнуть меня! Видимо ты привык быть один и каждый день у тебя новая девушка, тебе так проще, никаких обязательств. Пусть будет так, я не буду тебе мешать.
Я сама не верю, что это сказала. Тяжело на душе, словно только что разрушился дом, от стихийного бедствия, в которым ты прожил все свое детство и тебе тяжело оставаться с мыслью, что твоего детства больше нет, нет воспоминаний... Ничего нет. Лишь боль, досада, обида, серость. Вырываю руки и начинаю судорожно искать свои джинсы. Да где же они? А вот, нахожу, быстро надеваю и направляюсь к выходной двери. На кухне по - прежнему лежат осколки на полу, это еще одно подтверждение, что твой дом разрушен. Я бы тебе помогла это все убрать, но увы, сам справишься... Тебе полезно будет побыть наедине со своими мыслями и подумать, что тебе нужно. Клубы, алкоголь, наркотики и шлюхи... или все таки любящая тебя девушка, с большим и чистым сердцем, которая ждет дома и создает домашний очаг.
Беру сумку, ключи от машины с кофейного столика. Разворачиваюсь к тебе. Тяжело вздыхаю, пытаюсь перебороть и сказать эти слова. - Прости любимый... Я ухожу. С меня хватит всех этих скандалов, я хочу жить спокойна и быть с человеком, который действительно меня любит и дорожит мной, а не кидает с *уя на *уй. Тебе наверно не привычно слышать от меня подобного рода выражения, но у меня уже просто других слов нет... Прощай... Снова слезы. Молодец, ты превзошла сама себя. Смелая.
Выхожу из квартиры, жду лифт, сажусь в машину и уезжаю. Не знаю куда, наверно домой. Это мое укромное место, где я могу побыть со своими мыслями... Я знаю, что ты не будешь меня искать, ты слишком горд, тебе проще забыть, чем попросить прощения в сотый раз и просто докучать своим присутствием, пока я тебя не прощу... Но нет, это не ты... Это другая реальность.

Отредактировано Gretchen Rauberg (2013-04-16 21:56:24)

+1

10

«... не буду мешать». Нет, как это? Уходишь? Куда? Нет, не надо. Черт, зачем? Разве так будет лучше? Останься. Здесь. Со мной. Навсегда. Рядом.
До боли прикусываю нижнюю губу, стараясь не выдать своих эмоций, которые - я уверен, выплеснутся наружу, как только я останусь наедине с собой. Нет, я все понимаю. Прекрасно понимаю. Я не могу ее остановить. Грет, с присущей ей легкостью и простотой вошла в мою жизнь, также легко она и выйдет. По крайней мере, внешне, для всех, это будет выглядеть именно так, словно иначе и быть не могло, внутри же останется лишь пепелище. Как я ненавижу это «внешне». Разве к этому я всю жизнь стремился? Я... Я не знаю. Я не хотел, чтобы было ТАК. В юности, такой далекой и такой близкой, все было иначе. Я думал немного иначе, проще. Я был искренним. По крайней мере - с самим собой. Я хотел известности и власти, я хотел достатка, хотел исполнить заветную мечту... Стать кем-то. Теперь госпожа Судьба с уверенностью может меня поздравить: «Да, Маркус, ты стал кем-то. Ты - мудак».

Иду по коридору вслед за любимой, царапая плечо о кирпичную стену. Опускаю взгляд на пол, с полнейшим безразличием заметив, что на с полотенца снова капает кровь, насквозь пропитавшая полотенце, обмотанное вокруг моей руки. Перевожу взгляд на девушку, смотрю тяжело, пристально. Но сквозь эту пелену невольно просачивается вся та нежность, малую толику которой я дарил ей раньше - скупо, словно в крeдит. Даже думать не хочу о том, что я вел себя, как потребитель. Как банкир. Мне и без того хочется удавиться.
- До свидания, - шепчу тихо-тихо, чтобы не услышала Гретхен. Шепчу для себя, давая себе установку. Буду звонить, буду писать смс-ки, буду. Буду жить для нее. Пусть она об этом и не узнает. Господи Иисусе, это бред. Начинать нужно не с этого. С чего? Нужно подумать. Обо всем, что произошло. Нет, не с этого. Левой ладони я уже не чувствую. Хотя не имею должного образования, уверенно считаю, что это плохой признак. А ну и похрен! Иду в ванную, набираю воды в раковину и опускаю туда ладонь, стиснув зубы и рыча от боли, резко пронзившей мягкие ткани. Вода быстро приняла розовый оттенок. Жду, пока кровотечение приостановится, иду на кухню, огибая периметр с осколками, лезу за аптечкой, которой я не пользовался ни разу. Кое-как, шипя и плюясь, обрабатываю порез. Все это происходит как-то... никак. Я словно в забытьи, какая-то апатия охватила меня. Полнейшее безразличие, абсолютное.

Сажусь на пол, обхватываю здоровой рукой голову. Неужели до этого дошло? Не могу даже смотреть на все то, что меня окружает. Иду на балкон, который по площади не намного меньше, чем квартира. Смотрю на фотографию Рау, вставленную в красивую кованную рамку, которую держу в руке, и в мозгу моем словно что-то щелкает. Я понимаю, что она - мое все. У меня есть материальное все, и, одновременно, нет ничего. А она? Я люблю ее. Мне больше никого не нужно, черт побери!
Хочется выть, а я стою и улыбаюсь. Слезы катятся по щекам, а улыбка яркая и светлая, немного грустная. Сколько я приобрел и потерял все-лишь за одно утро! Просто невероятно!
Впереди меня ждет еще долгий путь, но я знаю, чего хочу, и знаю, каких дорог обязан избегать. Осталось только сделать первый шаг с той натоптанной колеи на новую, петляющую дорогу.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » В любви можно доходить до всего, все простится, только не привычка.