vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Слишком похоже на самоубийство, чтобы быть самоубийством


Слишком похоже на самоубийство, чтобы быть самоубийством

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники: Brandon Williams, Shannon O'Lanigan
Место: квартира покойного
Время: март 2013 года
Время суток: день
Погодные условия: тепло, солнечно, 13-14 °C
О флештайме: офицер полиции первым прибыл на вызов испуганной девушки и, обнаружив мужчину с пулей в голове, сразу пригласил детективов. Уильямс вместе с напарником приехал на место, приехал не в самой лучшей форме (накануне он не слабо так выпил и подрался в баре), но девушка, которая оказалась свидетелем окончательно его добила. Да, чувство юмора у судьбы специфическое.

http://s3.uploads.ru/TgOhX.gif

+1

2

одета

http://i2.listal.com/image/2475052/600full-emily-blunt.jpg

"Если у судьбы  и есть чувство юмора, то оно, определенно, чернушное. И вообще, блин, не смешно."
Шен расхаживала по такой знакомой квартире туда-сюда, дрожащими пальцами мусоля неподкуренную сигарету, и уже в сотый раз благодарила всех богов на свете за свое образование. Не будь она психологом, или хлопнулась бы в обморок, или, того хуже, устроила малодушную истерику. А так оставалось читать в уме мантру "Нуйобтвоюматьяпопала" и мять в нервных пальцах третий по счету винстон.
Вообще-то Шеннон не курила и считала это самой пагубной привычкой после хронических опозданий, но у нее уже довольно давно вошло в обыкновение таскать с собой пачку сигарет. Каждый раз в тяжелой стрессовой ситуации она начинала задумываться, а не закурить ли, но, получив в руки сигарету, начинала терзаться сомнениями. Именно эта внутренняя борьба, в результате, позволяла ей отвлечься от проблемы. Нехитрый способ сублимации прокатывал каждый раз, и Шен решила, что им можно смело пользоваться. Вот сейчас и пользовалась - уже третью сигарету пользовалась. Измусоленные предшественницы отправлялись в сумочку, которая к вечеру обещала провонять табаком насквозь.
На кухне, оседлав стул, сидел молодой чуть растерянный офицерик, смотрящий на случившуюся внезапно свидетельницу глазами побитой собаки. Ему тоже это все не нравилось. Ну или он хотел курить, но стеснялся попросить у дамы сигаретку. Впрочем, дама ничего этого не замечала, продолжая наматывать километраж по квартире, тщательно избегая комнаты, в которой все случилось.
Что именно? О, это шикарная история!
Накануне вечером мисс О'Лэниган позвонил Стефан и попросил срочно к нему приехать. Голос у него был такой, будто он вот-вот разревется. Но, увы и ах, именно в этот вечер Шен пришлось самостоятельно вести один из заказов, от которого он, между прочим, зараза такая, сам и отказался неделю назад. Отшив коллегу довольно-таки саркастичным заявлением, что, в отличие от неких депрессивных господ, она деньги предпочитает зарабатывать, а не проматывать в стрип-барах, Шеннон собралась и со спокойной душой отправилась на работу.
На следующий день, взвесив все за и против, женщина сделала вывод, что была со Стефом слишком резка, и решила все-таки встретиться с этим оболтусом... Но не смогла дозвониться. "Ну не смогла и не смогла. Съезжу." Съездила. Ага. И обнаружила квартиру незапертой, а Стефа распростертым на полу в луже крови с развороченным виском. Видимо, где-то поблизости валялся и пистолет. Она не рассмотрела...
Вызвав полицию, Шеннон дождалась офицера и вот теперь ожидала уже следователя, измеряя квартиру на предмет того, сколько ее шагов уместится в местный квадратный метр... А хотелось лечь и тихо сдохнуть. Ну или поплакать хотя бы. Но нельзя. Нет-нет, что вы, никак нельзя - тушь же, мать ее, потечет!...
Стефан Полянски всегда отличался некоей эксцентричностью и нервозностью. Но был, безусловно, талантлив. Мисс О'Лэниган отхватила его на одном прослушивании на киностудии. Он пробовался на главную роль, но режиссер, по каким-то своим соображениям (никак спал с другим кандидатом?), его завернул, предложив роль второго плана. Тут-то Шен его и прибрала к рукам. Достаточно амбициозный и недостаточно глупый, чтобы променять гипотетическую фиг знает когда обещанную славу в кино на высокооплачиваемую и перспективную работу в шоу-бизнесе, Полянски согласился работать на нее. Уже спустя полгода он был одним из лучших ведущих ее агентства. А потом у него началась звездная болезнь... Правда, проявлялась она странно - вечно меланхолично-депрессивными состояниями в духе "ах, меня никто не ценит!" Шен боролась с этой ересью, как могла, но с переменным успехом. И вот тут такое...
От воспоминаний ее отвлек шум в коридоре. Судя по всему, прибыл, наконец-таки, следователь. "И года не прошло!" Обернувшись к входящим, Шен на минутку замерла, и измятая сигарета выпала из ее пальцев. Глаза округлились. "Твою. Мать."
Да, у судьбы, определенно, было извращенное чувство юмора...

Отредактировано Shannon O'Lanigan (2013-04-15 11:54:56)

+1

3

Внешний вид

Как и многие детективы, Уильямс держал рабочую сумку в полной готовности: бахилы, перчатки, фонарь и так далее. Но "полевая" сумка находилась в машине, которую Брэндон не смог завести, быть может, инстинктивно чувствуя, что врежется в первый же столб из-за недосыпа и отвратительного самочувствия, потому и попросил напарника заехать за ним, а потом воспользовался его аптечкой и перчатками.  Они остановились на одной из тихих улочек, где стояли небольшие аккуратные домики, напомнившие Брэндону армейские общежития для семей офицеров. Дорожка к одному из подъездов была перекрыта натянутой желтой летной с надписью "место преступления", у входной двери стоял офицер, а на противоположной стороне были припаркованы две патрульные машины.
Брэндон сжал в руке пластиковую бутылку, наполненную минеральной водой, и сделал очередной долгий глоток, запивая две таблетки парацетамола. Парацетамол вряд ли прочистит заложенный нос от крови и уменьшит его отек, так, по крайней мере, симптомы похмелья будут не такими жуткими. Брэндон выдавил из фольги еще две таблетки, на что напарник возмущенно закряхтел "нельзя так много", Уильямс махнул рукой, двумя глотками запил таблетки и окинул взглядом дом, у которого они остановились, затем покосился на напарника:
- Так с чем имеем дело?
Его напарник коренастый мужчина, полноватый афроамериканец с резкими чертами лица, лениво усмехнувшись, ответил:
- Похоже, самоубийство,-  Адам Вуд, вот уже двадцать лет, работавший в полиции мог производить впечатление лентяя, который выполняет свою работу лишь формально, не углубляясь в дело и сажая за решетку первых подозреваемых, не особо разбираясь виновен человек или нет. Но так только казалось. Да, работа ему частенько надоедала, он был разочарован в системе правосудия (как и многие идеалисты, попавшие сюда), но дело свое он знал. Он был детективом старой закалки и полагался на интуицию, с опаской доверяя новшествам науки.
- Ненавижу такие вызовы, сначала идиоты себе вены вскроют, а мы потом вылавливаем их из ванны, будто у нас других дел нет. Правда сначала еще нужно установить, что необъяснимая смерть это самоубийство,- сказал Уильямс, вытащив из аптечки лейкопластырь телесного цвета и, глядя в зеркало переднего вида, заклеил глубокую ссадину над бровью. Если это последствие бурной ночи и можно было скрыть, то большие ссадины на шеи никак нельзя было спрятать. Правда был один вариант перевязать шею полностью, но детектив побоялся, что так еще больше привлечет внимание.
- Ну как?
Адам посмотрел на напарника и, сдержав саркастическое замечание, пожал плечами:
- Ты всегда можешь сказать, что неудачно подозреваемого задержал.
- Самое главное с начальством не пересечься, а то опять доебутся, будто в свой выходной я не могу выпить,- недовольно пробурчал Уильямс и облизнул разодранные костяшки, на которых запекшаяся кровь выглядывала сквозь порванную кожу, он оторвал болтавшейся "заусенец" и вылез из машины.
- Офицер Скотт Дуглас,- представился парень после того, как детективы предъявили свои документы.
- Так Скотт вы вызвали криминалистов и судмедэксперта?
- Да, детектив, должны прибыть с минуты на минуту.
- Ну с этим бы я поспорил,- усмехнулся Брэндон, натянул перчатки и миновав ленту зашел внутрь, следом зашел его напарник.
- Почему дверь не заперли? Сходу крикнул Брэндон, переступая порог квартиры покойного. Адам остановился у двери, чтобы рассмотреть входную дверь, вернее замок, не вскрывали ли его. Уильямс же прошел дальше и остановился, увидев офицера и девушку.
В жизни Брэндона была лишь одна женщина, затмившая собою других, любовь которой навсегда оставила на сердце мужчины клеймо. Не важно, сколько прошло лет, сердце его побаливало, и загрязненная рана дышала гноем, который пытались отсосать другие женщины, все они были обречены на провал сами того не ведая. Но человек, так или иначе, привыкает к боли, постепенно, день за днем, Уильямс смог избавиться от навязчивого депрессивного состояния, от яростной ненависти, что он испытывал к самому себе за слабость. С тех пор прошло много лет, сколько точно он даже не вспомнит. Но спрятав воспоминания и вместе с ними боль, еще не означает уйти. И хотя Брэндон искренне считал, что тем сентябрьским днем, когда Шеннон навсегда покинула его квартиру, история их закончилась, сейчас он в этом был не уверен. Прошлое имеет дурную привычку: оно неожиданно ударяет тебя, когда твоя жизнь начинает налаживаться. Так чтобы ты видел его лицо. И когда ты падаешь с обрыва в пучину болезненных воспоминаний, твоя жизнь вновь катится вниз. На самое дно.
Из шокового ступора, Брэндона вывел голос офицера, который что-то произнес, правда, Уильямс смог лишь услышать невнятную кашу, что прорывалось сквозь вакуум в уши, будто заложенные водой.
- Здравствуйте детектив,- офицер протянул руку и Брэндон неловко пожал ее, не отводя взгляда от Шен.
- Здравствуйте, детектив Вуд, а это мой напарник детектив Уильямс. Так это вы обнаружили покойного?
- Будьте добры, не топчитесь здесь и уберите сигарету. Чуть позже вам придется поехать с нами, чтобы мы смогли снять с вас показания,- наконец, Уильямс пришел в себя и, сделав вид, что ничего собственно и не произошло, вернулся к профессиональному тону и сосредоточился на работе.
- Офицер,- Брэндон кивнул парню и тот повел детектива в комнату, где было обнаружено тело, напарник же остался с девушкой, чтобы задать ей пару стандартных вопросов.
Офицер ввел Уильямса в курс дела, пока тот обходил и рассматривал труп. "С какого времени ее коллегами стали актеры?" подумал Брэндон, но ничего не сказал.
- Значит, квартира была не запертой?
- Да.
- Он что так торопился пустить себе пулю, что даже не закрыл дверь? Риторически произнес Уильямс, присев на корточки, чтобы рассмотреть труп. – Он был актером и не таким уж безработным?
- По словам работодателя да.
Брэндон поднялся и оглядел оружие, затем увидев пиджак, валявшийся неподалеку, стал осматривать его.
- Как вы полагаете, откуда у актера может быть девяти миллиметровый браунинг? задумчиво произнес детектив, а затем крикнул: -Адам, иди сюда, - Брэндон обернулся к офицеру– Это вообще-то армейское оружие, какого лешего он здесь делает?
- С глушителем?
- Да, офицер, с глушителем, не хотел, возможно, чтобы его услышали.

Отредактировано Brandon Williams (2013-04-16 09:45:42)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Слишком похоже на самоубийство, чтобы быть самоубийством