Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » please! be quiet!


please! be quiet!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники:
Alma Yeux & Caesar Avery
Место:
Квартира Альмы
Время:
12 февраля 2013 год
Время суток:
раннее утро
Погодные условия:
в квартире комфортно, но скорее всего придется открыть форточку и запустить прохладный воздух, чтобы проветрить комнату, и заодно голову юной леди
О флештайме: Все было относительно неплохо в ваших отношениях, до сегодняшнего утра, вернее до вчерашнего дня, пока учительница Альмы не пришла к ней в дом и не рассказала Цезарю, что его подопечной не было в школе с прошлой среды. И это как-нибудь можно было бы решить, если бы телефон девушки был бы включен, а сама бы она не пила с друзьями на одной из вечеринок. Но час расплаты все равно когда-нибудь настанет, только мисс Ё никак не ожидала, что это будет столь раннее утро.

0

2

внешний вид

http://www.formulatv.com/images/fgaleria/12800/12833_ursula-corbero-en-la-premiere-de-foq.jpg
по пьяни переодела джинсы с топом на платье, причем довольно дорогое (подробности в дальнейшем)

Вечеринка удалась на славу, выпивка, игры и все тому подобное, было места и тупым приколам и разговорам по душам. Такие вечера удавались крайне редко, но огорчаться не стоило, ведь главное не количество, а качество, да и к тому же слишком хорошо, уже не хорошо. Это один из вечеров, о котором будет приятно вспомнить спустя год, два, и даже десять. Правда, если удаться сделать, ведь алкоголя было такое же изобилие, как и эмоций. Уже завтра, все будут делиться впечатлениями и скорее всего в кругу появится несколько новых цитат, которые приживутся надолго, и, конечно же, вспомнятся чьи-нибудь косяки, которые будут припоминаться до тех пор, пока кто-нибудь вновь не начудит.
Такси, лавирующее по улицам Сакраменто, с каждой минутой, которую хотелось бы по максимуму отдалить, приближалось к дому, где ничего радостного не ожидало, вряд ли Цезарь ограничится радостными объятиями и пожеланиями доброй ночи. Хоть бы он спал. Когда машина подъехала к зданию, в котором располагалась твоя квартира, расплатилась и отправилась навстречу неизбежности. Будь, что будет!
Подойдя к двери, быстро нащупала вслепую ключи в сумку, ведь коридоре было темно, наверно это опять соседка выключила свет, хотя непонятно зачем это ей. Сама удивилась тому, как тихо смогла открыть дверь, обычно в таком состоянии это происходит немного иначе. Как слон в посудной лавке, - есть такое выражение, так вот это как раз той самый случай. Оказавшись внутри, так же тихо закрыла дверь. В квартире было тихо. Кажется, повезло и надзиратель уже тихо посапывал обнимая подушку. Жутко хотелось пить, но не рискуешь, так как сон у Цезаря бывает довольно чуткий, что уже успела отметить во время своих ночных похождений к холодильнику. Быстро прошмыгнула в комнату, даже не заскакивая в ванную, чтобы умыться, уж слишком сильно ты для этого устала. Переодевшись в ночнушку, замертво упала на кровать и моментально погрузилась в объятья мягкой постели, отправляясь в гости к Морфею.

+1

3

Я рано обрадовался. Когда-то это должно было случиться. Должен был наступить этот сакраментальный момент, когда бы я понял, что не все так легко и просто, как я уже успел это себе нарисовать. Слишком мирно, слишком идеально и без проблем шла своим чередом моя жизнь. Слишком гладко и мирно протекали наши с Альмой отношения и слишком громко задница моя подозревала неладное. И этих всех "слишком" было чудовищно много. Поэтому, когда сегодня днем на пороге квартиры появилась незнакомая мне женщина и представилась миссис Хэнсмит, учителем литературы, я набрал побольше воздуха в легкие, вежливо улыбнулся ей, пригласил войти и, заглушая свой голос шумом закрывающейся двери, на выдохе пробормотал:
- Я знал! Я знал, что это случится...
Миссис Хэнсмит, как того и стоило ожидать, пришла не просто познакомиться со мною - откровенно говоря, она вообще не подозревала о моем существовании и мне долго и обстоятельно довелось объяснять ей, кто я таков, что я здесь делаю и почему не Джерси сейчас на моем месте готовится выслушивать целую трагическую историю из жизни Альмы. За эти двадцать минут я узнал много нового - и мало что из этого несло в себе положительный заряд, но бесспорный плюс был в том, что многое теперь для меня встало на свои места. Например, я узнал, что я - далеко не первый "опекун" Альмы, что некоторое время педагогический состав вообще сомневался в реальном существовании биологической матери мадемуазель Ё, что отразилось в моих глазах искренним недоумением и непониманием: почему так? Как же так? Второй новостью оказалось то, что Альма - далеко не такая паинька, какой все это время мне казалось. И, что, собственно и стало причиной появления Хэнсмит на пороге нашей обители в сей чудный февральский день, Альма не посещает школу уже несколько дней, тогда как я самолично мог поручиться за то, что каждое утро она добросовестно встает с постели, приводит себя в порядок и вышвыривается из дому раньше, чем я даже успеваю ей предложить подкинуть на машине.
   В начале нашего разговора я видел, с каким недоверием и настороженностью Хэнсмит на меня смотрит, несмотря даже на то, что я приложил все силы, чтобы уверить её в том, что я - не вечнопьяный раздолбай, который здесь находится чисто для галочки. Однако, чем больше заинтересованности проблемой я проявлял, тем больше уважения отражалось во взгляде преподавателя. Очевидно, разговором она осталась довольна, так что мы, уважительно и тепло распрощавшись, обменялись телефонами и условились поддерживать контакт - по крайней мере, на оставшийся месяц моего опекунства.
   После того, как я благополучно разрулил все свои дела учебные и рабочие, я поторопился домой - мне кровь из носу нужно было застать Альму и попытаться провести с ней первую в моей жизни воспитательную беседу. Я много раз прокручивал в голове, что и как буду ей говорить, дабы не повторять ошибки родителей, благодаря которым разрывается окончательная связь между поколениями. Я ставил себя на ее место и пытался понять, что лично меня могло бы в такой ситуации не оттолкнуть, а вразумить. Я подошел к этому делу с такой ответственностью и тщательностью, будто это был мой первый серьезный проект, который в будущем должен повлиять на всю карьеру и благополучие в целом. Но все это оказалось напрасным, когда Альма не появилась ни в пять, ни в шесть, ни в восемь часов вечера. Я звонил ей, но телефон неизменно выдавал мне монотонное "Абонет - не абонент". Я звонил еще и еще и в конце-концов начал откровенно нервничать, потому что воображение принялось с таким вдохновением и детальностью прорисовывать возможные картины происходящего, что я, кажется, даже понял те ощущения, что испытывают родители, когда мы, малолетние бестолочи, чудим и  вытворяем. Но к собственному позору и разочарованию я понял, что я вообще представления не имею о том, где может быть племянница - у меня не было никаких контактов с нею, кроме телефонной связи: ни номеров ее подружек, ни хотя бы их имен...
  Я заснул, сидя на диване, даже не раздевшись и не расстелив постель. Передо мною в темноте светился экран ноут-бука, а я то и дело вырывался из цепких лап дремоты, подскакивал, снова набирал номер Альмы, снова глухо матерился, смотрел в окно, совершал круг почета по гостиной и снова падал на диван на передышку. А если с ней и впрямь что-то стряслось? Что, если она перестала ходить в школу, потому что (о как эпично!) связалась с плохой компанией и они во что-то вляпались? А я даже не имею возможности об этом узнать! Я несу за нее ответственность. Я должен знать, где она, с кем она, чем занимается, но вместо этого беспомощно мечусь туда-сюда по комнате, отмахиваюсь от укусов совести и пытаюсь найти разумное объяснение происходящему. В конце-концов сон сморил меня окончательно и, хотя в какой-то момент мне и показалось, что в квартире начались передвижения, я уже не сумел разлепить глаз.
Проснувшись с утра разбитым, невыспавшимся и помятым (а утро у меня начинается в половину шестого), я опрометью бросился в комнату Альмы, где и застал её, мирно сопящей в обе дырки. Я вздохнул с облегчением и в этот момент в нос мне ударил застоявшийся запах алкоголя. Отлично. Мне доверили шестнадцатилетнюю девчонку, а я даже не смог проконтроллировать, чтобы она не накачалась  спиртным вне моего надзора.
- Окей, - устало и обреченно пробормотал я и отправился на кухню, где быстро организовал стакан холодной воды, выжал в нее лимона и вернулся к кровати племянницы.
- Альма! - я легонько потряс девушку за плечо, предусмотрительно отставляя стакан на прикроватную тумбу. -  Альма, подъем. В школу собираться. Сегодня я тебя точно повезу самолично, - чуть тише добавил я, впрочем не особенно рассчитывая, что сонное едва протрезвевшее сознание подростка идентифицирует какие-то там шумы моего голоса.

Отредактировано Caesar Avery (2013-04-18 11:28:17)

+1

4

Прага прекрасна весной: и так разноцветные улицы еще больше насыщаются разными оттенками от утопающих распустившимися растениями. В воздухе витают приятные ароматы уличной выпечки, духов, проходящих мимо людей, да и тех же самых цветов. Ты идешь в воздушном белом платье по узким мощеным дорожкам, навстречу неторопливым шагом, улыбаясь, проходят молодые и уже не очень пары, мамочки с детьми, те которые постарше держаться за руки родителя, а совсем уж малыши покоятся в колясках. Все вокруг источает мир и покой. С лица не сходит улыбка, а сердце предчувствует что-то очень хорошее.
Сворачивая на Карлов мост, вдалеке видишь симпатичного парня, бежишь к нему навстречу, раскинув руки, он почему-то не спешит делать того же, наоборот остановился как вкопанный на самой середине моста, и стоит, держа руки за спиной. Подбегая к нему, обнимаешь и запечатлеешь поцелуй на его губах. В следующий момент, юноша отрывается от тебя, и вынимает руки из-за спины, в которых держит букет разноцветных тюльпанов. Забирая цветы, вновь целуешь его, и теперь уже парень хватает тебя в объятия и начинает кружить, ты, не сопротивляясь, сгибаешь ноги в коленях.
- Альма! – слышишь до боли знакомый голос, но не понимаешь, откуда он издается. Встав на ноги, оглядываешься по сторонам, в поисках источника – безрезультатно. Пытаешься идентифицировать голос, и опять же что-то не дает этого сделать. Чувствуешь руку на своем плече, тебя кто-то треплет за плечо, оборачиваешься – опять никого. Все что тебя окружает, начинает заволакивать туманом, словно растворяя город. -  Альма, подъем.
Это всего лишь сон, всего лишь твое воображение.
-Мммм, - неразборчиво стонешь, разворачиваясь на другой бок, в надежде вновь вернуться в сон.
-В школу собираться. Сегодня я тебя точно повезу самолично.
Точно, этот голос принадлежал твоему верному псу – Цезарю, теперь его наверно стоит называть Цербером. Ты уже приоткрыла глаза, почувствовала неимоверную жажду и желание убивать.
-Отвали! – тебе казалась, что произнесла ты это быстро, резко и даже немного грубо, а на деле это был лишь еле различимый шепот. Ты лишь с головой укрылась одеялом, веря, что это поможет отделаться от опекуна.

+1

5

Нет, разумеется, я не ожидал, что по первому моему требованию Альма с солдатской выправкой и оперативностью вылетит из-под одеяла. Может, такое и возможно где-нибудь в параллельной идеальной вселенной, но в нашей я слышу то, что и ожидал услышать - слабый ленивый протест, которым, конечно же, меня не остановить. Мне уже сейчас хотелось начать отчитывать её за безответственное поведение, за выключенный мобильник, за то, что она вообще позволила себе напиться, будучи шестнадцатилетней девочкой, а не заправским чмом, но я не буду этого делать. Ни сейчас, ни потом. Если я изначально поставлю наши отношения таким образом, что она - заключенная, а я - ее надсмотрщик, то могу сказать со стопроцентной вероятностью - больше у меня не будет шанса заставить Альму  прислушиваться к собственным рекомендациям и пожеланиям относительно ее поведения и времяпрепровождения. Поэтому я решительно, но осторожно стаскиваю одеяло, чтобы хотя бы видеть её лицо:
- Альма, если не хочешь, чтобы я вместе с одеялом закинул тебя в ванную с холодной водой, просыпайся добровольно. Я настаиваю, - с легким оттенком шутливости добавил я, чтобы опять-таки не выглядеть цербером. Меньше всего мне хочется в свои двадцать три превращаться в того зануду, коими рисуют требовательных родителей в своей фантазии их непокорные детишки.
  Дабы мои угрозы выглядели убедительнее и Альма не посмела усомниться в том, что я действительно способен привести их в действие, я отполз к другой стороне кровати и нагло выловил под одеялом стопу её ноги, за которую теперь отчаянно тянул, все более и более приближая девушку к краю. Мне сложно было понять все трудности и перепетии пробуждения после бурной попойки - мой организм предпочитал избавляться от излишков алкоголя еще в разгар веселья, посему на утро моя голова была свежа, светла и ясна, чему неизменно завидовало умирающее поутру окружение; так что пощады от меня этой загулявшейся соплячке ждать не стоило! Я был настроен решительно и безапелляционно. В школу она сегодня пойдет. Или поползет. Но не будь я Цезарем, если в девять пятнадцать  она не сядет за парту, не достанет учебник и не отсидит положенные часы!

+1

6

Чувствуешь , как одеяло ползет вниз, пара секунд и закрытыми глазами чувствуешь свет, видимо или еще рано или за окном пасмурно, потому что солнце не яркое, за что ты ему и благодарна. Жмуришься, хоть еще и не поднимала веки, разворачиваешься от источника света, да и от Цезаря, стоящего у изголовья кровати. Он что-то говорит, но что именно – тебе не разобрать, сон еще не до конца отступил, да слова парня, скорее всего не важны. Вновь пытаешься уснуть, когда чувствуешь хватку на своей лодыжке, пытаешься выкрутить ногу, но тебе еле удается ей пошевелить. Обхватываешь подушку обеими руками, но понимаешь, что и это не помогает, когда твое тело скользит по простыням к краю кровати. Твои руки обследуют пространство, в  поисках спасения, но это получается довольно-таки плохо. Я же всегда мечтала о кованной кровати, - пробегает мысль в твое голове, когда попытки ухватиться за спинку, так и остаются тщетными. Ты не открываешь глаза, надеясь, что еще можно поспать. Не совсем осознаешь состояние своего тела, пока просто чувствуешь ватность  во всех конечностях, и, конечно же, с каждой секундой, становящуюся более отчетливой, головную боль. Наконец-то пальцы что-то цепляют, что-то тяжелое и холодное, но это все равно не дает возможности задержаться в постели. Не думаешь, а просто швыряешь предмет в ту сторону, где Цезарь стоит и пытается стянуть тебя с постели:
-Отвали! – уже громче кричишь ты, в тоже время, пытаясь подтянуться вверх по кровати. Слышишь звук битья керамики, понимаешь, что это была мамина ваза, да тебе и плевать, тем более сейчас. Даже не удосуживаешься открыть глаза, чтобы посмотреть, обо что та разбилась.

+1

7

Игра стоит
В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » please! be quiet!