Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Блудные родственники


Блудные родственники

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s3.uploads.ru/dINGo.jpg
Участники: Этьен и его Шерри, Габи и его Дэми
Место: Небольшое кафе ближе к окраине города. Парковая зона.
Погодные условия: Теплое воскресное утро. Иногда облака закрывают солнце, а в целом, прекрасная погода.
О флештайме: Двадцать лет назад или около того, молодому французу, приехавшему из армии навестить бабушку, угораздило влюбиться в старую подругу, молодую и свежую испанку. Однако любовь их была мимолетной и, вернувшись снова, Этьен не застал ее в Дижоне. Связь их оборвалась навсегда.
Через много лет, Этьен, удачно устроившись в Сакраменто, в качестве архитектора, принял на работу молодого и амбициозного испанца в качестве своего помощника. Парень подавал надежды, и мужчина души не чаял в нем.
Позже случилось так, что Этьен покинул пост архитектора и стал преподавать в Калифорнийском университете. Ознакомившись с досье своих студентов, он наткнулся на личное дело своего помощника и обнаружил там весьма интересные для себя факты, наводившие его на определенные размышления. Не долго думая, француз решился поговорить с пареньком и, поняв, кто они есть друг другу, они удалились, старательно пытаясь обходить друг друга стороной.
Для обоих новость была неожиданной и даже абсурдной. Этьен не знал, чтобы он делал без любимой Шерри, которая поняла и с особой нежностью и заботой поддерживала своего мужчину. Габриэля в свою очередь опекал его любимый Дэми, заботливо укутывая парня в плед и поднося чашку чая, сопровождая сие действие успокоительными речами.
Найдя успокоение в объятиях любимых, они решили все же постараться разобраться в сложившийся ситуации и понять, что делать дальше. Габи, набравшись смелости, не без помощи верного Дэмиэна, конечно же, позвонил своему потенциальному отцу и попросил о встрече.
Мужчину ждал сюрприз. Встреча с сыном не была тет-а-тет, и большую часть встречи Этьен мечтал, чтобы Шер была рядом и подбодрила его, потому что внезапное появление сына оказалось полной неожиданностью для него, что вполне логично.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-04-19 23:58:36)

+2

2

Когда двадцать лет живёшь  с пониманием, что твой отец - последняя сволочь, раз бросил беременную девушку чуть ли не на произвол судьбы, а именно к таким выводам я пришёл, получая на все свои вопросы от матери лишь мимолётные отговорки а-ля "твой отец был хорошим человеком, просто его настоящая жизнь не рядом с нами", а потом узнаёшь, что уже пару лет он был у тебя под боком в роли твоего же начальника - огромная удача, если удаётся сохранить рассудок целым и более-менее невредимым!
             Я смутно помню, но, кажется, во время нашего разговора я сперва на пару десятков секунд забыл как следует дышать, а всё оставшееся время просидел не проронив ни слова, не позволив ни единому мускулу дрогнуть на своём лице и одному мне было известно каких же титанических усилий мне это стоило, когда внутри с невероятной силой кипела злоба и желание устроить встречу лица Этьена если не с собственными кулаками, то хотя бы со столешницей из дорогого тёмного дерева... Вроде бы, я даже не дослушал Моро до конца, хотя и его слова уже с трудом складывались в разумные и логичные предложения, молча поднявшись на ноги и пулей вылетев за двери, не щадя их и, что есть силы, захлопывая за собой. Мне не хотелось никого видеть, никого слышать, ни с кем говорить; хотелось хотя бы на пару часов исчезнуть с лица земли, потому как этот мир давил на меня со всех сторон, загнав в миниатюрное пространство, находиться в котором было до невозможности неуютно, а все прохожие, словно, только на меня и смотрели, посмеиваясь. Неужели я заслужил это?! Заслужил такой позор, такое унижение - оказаться вдруг найденным, подобно щеночку в подворотне? Да, может быть, мне и не нужно было это родство, не нужен был отец, без которого я прожил двадцать лет? С чего он вообще взял, что имеет право лезть в мою жизнь, которая последнее время была просто идеальной, называться моим отцом?! Да что он сделал, что смеет примерять на себя это слово в отношении меня??.. Голова разрывалась от десятков вопросов, ответов на которые у меня, увы не было и даже Дэмиэн - человек, которому я всецело доверял и на которого полагался, едва ли мог ответить хотя бы на один из них, но именно он помогал мне держаться на плаву все эти дни, что я прятался и скрывался от Этьена в университете, попросту пропуская занятия, но выталкивая за порог Дэми - прогулы никак не были сопоставимы с его репутацией и успеваемостью, и даже взяв на работе отгулы. Я, как последний отшельник, забился на кровати в ворох подушек и одеял, пытаясь провалиться в сон, но оказывался в каком-то полудрёме-полубреду и засыпл только в объятиях Гудмэна, потому что это были единственные временные отрезки когда я обретал покой. Еда не казалась мне чем-то обходимым, сон - важным, о существовании хорошего настроения и умении смеяться я уже начал забывать и неизвестно чем всё это могло закончиться, если бы, не без поддержки любимого, я не взял себя в руки и не отважился набрать номер Этьена. Разговор был сухим и коротким, всего пара фраз о месте и времени встречи, ведь вечно так продолжаться не могло и нам нужно было, хотя бы, решить как быть дальше - то ли мы делаем вид, будто никаких неожиданных открытий не было, то ли как то живём с этим знанием и налаживаем наши отношения.
           Стоит ли говорить, что в кофейню на встречу с Моро я пришёл с Дэмиэном, потому как идти без него наотрез отказывался, как ребёнок отказывается надевать нелюбимую шапку или есть противную манную кашу, ведь иначе я чувствовал бы себя перед Этьеном как под микроскопом - у меня не было необходимого жизненного опыта, что бы здраво проявить себя в сложившейся ситуации, а учитывая мою вспыльчивость - это попросту было опасно. Дэми был амортизатором для нас с нежданным папашей, моим успокоительным, действующим на меня одним лишь прикосновением, переплетением пальцев, исходящим от его тела тепла, что я мог ощутить рядом с собой. Именно его присутствие рядом удерживало меня за столиком, пока мы ждали Этьена, хотя мне хотелось сорваться с места, потому как я боялся. Да, именно боялся этой встречи, своих эмоций, чувств, которые нужно было привести в порядок, разложить все по местам, но я не знал как.
             - Спасибо, что ты со мной сейчас. - робко улыбнувшись, я только сильнее сжал его руку, нервно глянув в сторону открвшейся двери.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-05-04 02:53:19)

+3

3

В кафе мы ехали молча, даже радио не разбавляло тишину глупыми модными песенками. Габи явно было сейчас не до разговоров, я же понимал и не настаивал. Мне хотелось одного - чтобы все это поскорее закончилось. Я даже готов был запереть этих двоих в одной комнате, лишь бы они все решили между собой и ко мне вернулся мой любимый, веселый, счастливый Габи. Хотя нет, это было бы жестоко, учитывая, что из рассказа Габриэля я узнал о том, как сильно он был взбешен во время прошлого разговора с Этьеном. Тут и до драки недалеко, а рукоприкладство - это, пожалуй, единственное, свидетелем чего я еще не стал за последние дни. Если быть честным, это были худшие дни в моей жизни. Серьезно. С того самого момента, когда Габи появился на пороге не сияющий и радостный как обычно, а... Я даже слов таких не знаю. Он был сам не свой. Я знал, каким он был, когда у него были проблемы на работе, знал, как он выглядел, когда просто устал. Каждый раз, когда он переступал порог квартиры, я мог увидеть, хотя бы приблизительно, чего ждать от него. Но не в этот раз. Он был подавлен и разбит, а я чувствовал себя абсолютно бессильным. Не то чтобы обычно я строил из себя Супермена и решал все проблемы, но я хотя бы пытался подобрать нужные слова. В тот же момент я просто не представлял, что мне делать, и не имел возможности получить подсказку хоть откуда-нибудь. Я просто был рядом и ждал момента, когда Габи сам расскажет что произошло.
Есть такое выражение - "Не пожелаешь и врагу". Так вот, ситуацию, полностью попадающую под это определение, сейчас приходилось переживать Габи. Сказать, что я был шокирован - скромно промолчать о моем состоянии. Кому-то кажется, что невозможно потерять дар речи на самом деле и это только литературное выражение. Можно, уважаемые. Именно в это состояние я впал, услышав от Габриэля новость - его отец нашелся. Тот самый, о котором мы оба до этого дня знали немного - лишь то, что он где-то существует.
Время тянулось как густой мед, стекающий с ложки. Изо дня в день я с болью в сердце оставлял Габи одного, уходя на занятия. Была бы моя воля, я бы не покидал его ни на секунду, но любимый настаивал. Надо ли говорить, кого из преподавателей я тщательно избегал все это время, старательно прячась за спинами однокурсников и занимая место за самой дальней партой? Несомненно, за все время своего преподавания мсье Моро без труда мог заметить, что мы с Габриэлем нигде и никогда не появляемся друг без друга, и я старался всячески оградить себя от столкновений с ним и возможных разговоров. Иногда я возвращался домой раньше, чем должен был, объясняя это тем, что занятия отменились (Врал, каюсь. Но я не мог поступить иначе.), и находил Габи все в том же состоянии - спрятавшимся в сооруженный из подушек кокон. Временами я с ужасом думал о том, что в мое отсутствие он даже не двигается. Я пытался расшевелить его разговором о том, как прошел день в университете, рассказывая последние новости, но это не срабатывало, поэтому даже мой псевдорадостный щебет через пару дней перестал звучать в стенах квартиры. Это как жить с маленьким заболевшим  ребенком (мне есть с чем сравнивать, у меня есть младший брат) - нужно уговорить его поесть, уложить спать, окружить всей любовью и заботой, которая только есть в тебе, причем каждую секунду боишься сделать что-то, от чего станет еще хуже. Не помню после какого по счету разговора (в общих чертах они все были одинаковы - в финале каждого из них я говорил, что так продолжаться не может и рано или поздно они должны будут поговорить) Габи наконец взял из моих рук трубку мобильного. Я не знал, правильно ли поступаю, уговаривая любимого набрать номер. Возможно для Этьена это не было таки уж важным событием. Я понимаю Габриэля - он молод и сбит с толку, он напуган, если угодно. Но Этьен-то - взрослый человек, он вполне мог бы позвонить первым, но почему-то изо дня в день оставлял за сыном право показать себя более сильным.
И вот сейчас, оставив машину на парковке у входа в кафе, мы ждали, что же принесет нам эта встреча. Я был уверен, что Этьену будет не комфортно говорить с новообретенным сыном в моем присутствии, но пока Габи просил меня быть рядом - к черту всех, я с места не сдвинусь.
- Я не смог бы иначе. Пока я тебе нужен, я буду здесь, - я старался говорить спокойно, потому что моя неуверенность - последнее, что нужно было Габриэлю в данной ситуации. Я легко коснулся губами его щеки и улыбнулся, - И что бы ни произошло сегодня, у НАС все будет хорошо.

Отредактировано Damien Goodman (2013-05-05 17:41:55)

+3

4

Внешний вид

Все произошло спонтанно и, осмелюсь сказать, неправдоподобно. Словно мы были героями дешевого женского романа, по которому обязательно снимут сериал с бесчисленным количеством серий. Наша история как раз подходила по жанру.
Я и Габриэль – персонажи телепередачи «Жди меня», которую смотрят, разве что, в глухих деревнях.  Люди там, с наигранными слезами, делятся на два вида: сбежал или потерялся. Одни сбегали от своей жизни, сжигали мосты и начинали новую жизнь, пока не появлялись тревожные звоночки в виде плачущих родственников. Вторые терялись неосознанно, скорее даже их просто бросали. Что же, я относился к первому типу, а Габи ко второму, однако сути это не меняло – мы оказались родственниками.
Нет смысла рассказывать, как все было. Ведь было по сценарию, как и положено. Влюбиться по молодости, наделать глупостей, а потом и вовсе забыть, осознавая, что это не была любовь до гробовой доски, а так, мимолетное влечение между французом и испанкой.

Сейчас же я ощущал угрызения совести, чувствовал свою вину перед Габи, а в оправдание могу лишь сказать: «Но разве ж я знал?».  Я не понимаю, как все факты сложились воедино, и правда всплыла на поверхность.  В тот день я говорил, а Габриэль молчал. И это заставляло оправдываться меня перед ним еще больше, пока мы просто не разошлись по углам.
Дома меня ждала Шерри. Я сразу упал в ее объятия и рассказал все, как было на духу. Я даже помню, как мы сидели на диване, точнее она сидела, а я, свернувшись клубочком, положил голову ей на колени и рассказывал, не умолкая ни на секунду, а она нежно гладила мои волосы и поправляла плед, который время от времени оголял мою спину. Ее поддержка была для меня дороже золота, дороже любых сокровищ. Без нее я бы не справился. Я был так беспомощен и раздавлен, что на неделю он стала моим воздухом, без которого я не мог дышать. Казалось, что когда мы разбегались по своим рабочим местам, я начинал задыхаться, боясь всматриваться в лица своих студентов. Я не хотел встретиться с презрительным и укоризненным взглядом новоиспеченного сына.
И каждый день я мчался домой, чтобы снова припасть к Шерри, в надежде, что она меня успокоит. Я расклеился, а она собирала меня по кусочкам. Трепетно и нежно расставляя все на места, беседуя и прикармливая меня, словно домашнего тамагочи.  В эту неделю я вновь ощутил ее заботу и обеспокоенность моим состоянием. Иногда мне удавалось отвлечься, стараясь не думать о плохом. Но разве сын может быть плохой новостью?
И вот каждый день я хожу в университет. Вроде и жду увидеть его, чтобы поговорить, а вроде и надеюсь, что он не придет. Я хотел позвонить, но боялся сбросить вызов. Я хотел написать сообщение, но боялся, что, не дождавшись ответа, поменяю номер телефона.
Это было воскресное утро. Как и прошлые дни, сон мой был плох, да и Шерон периодически просыпалась, чтобы обнять меня, словно плюшевого медведя. Просто пододвигалась ближе, обхватывала меня руками и не оставляла мне не единого шанса. Я моментально успокаивался и засыпал, хотя бы на несколько часов. Однако этим утром ее вызвали на работу. Я видел, как она переживает, что ей приходится меня оставить, но заверив, что все будет хорошо, я поцеловал ее на прощанье и отправил на работу, желая, чтобы она вернулась поскорей.
Я трусил, не зная, стоит ли мне вообще ехать на эту встречу. Но нет, мне нужно было сделать шаг. Я боялся делать его без Шерон. Мы долго разговаривали на эту тему, а к общему выводу так и не пришли. Не выдержав, я все же решился приехать на встречу, потому что это не дружеские посиделки, которые можно пропустить. Отправив смс Шерри, я собрался (оделся весьма простенько и обыденно, не думая, что этот мой наряд может удивить студента, который привык видеть меня в костюмах) и сел в машину, собираясь на назначенное место. Все это время я переписывался с Шерон короткими сообщениями, это позволяло мне чувствовать себя увереннее, знать, что она рядом, даже если далеко.
Я вышел из машины и увидел не одного, а сразу двух студентов. Хотя, чего я удивляюсь, они всегда ходили неразлучной парой, и сейчас мне очень хотелось, чтобы и Шер была рядом. Увидев их, мне казалось, что я снова распадаюсь на части. Боже, нужно собраться! Я послал очередную смс для Шерри, с короткой фразой «Ты мне нужна».
-Привет – как-то неуверенно и грустно проговорил я, глядя на парней. Я протянул руку в знак вежливости и, пожалуй, дружелюбности. Мне хотелось сегодня разойтись полюбовно.
Мы прошли в кафе, сегодня было пустовато. Хотя не удивительно, в воскресное утро принято спать в теплой постельке со своим любимым человеком.  Мы уселись за дальний столик, словно хотели скрыться от всех. Я попросил чаю с жасмином, который Габи постоянно приносил мне в офис, и один круассан, вспоминая традиции своей Родины.
-Габри.. – я запнулся, вспоминая, что здесь еще и Дэмиэн. Не знаю, вроде он не мешал, но казалось, что он смотрит на меня с укором.. – ты хочешь знать всю историю, верно? – я перевел взгляд на сына, понимая, что мне придется вспоминать.  Не сказать, что я негативно к этому относился, но и ворошить прошлое не любил. Да и зачем его трогать, если я утопаю в своем настоящем? У меня есть все, чего только можно желать (в пределах разумного, разумеется). Что же, будем смотреть на ситуацию с другой стороны. У меня есть сын и это здорово, хоть он и нашелся 20 лет спустя.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-05-06 20:44:08)

+3

5

Невольно складывалось ощущение, что перед нами сидел не Этьен Моро, которого мы оба знали, а его близнец, клон, да хоть 5D-изображение, но не он сам. Где былая самоуверенность, неизменное обаяние, налёт гордости и жёсткость, что он проявлял как при общении со своими студентами в университете, так и лично со мной, ещё будучи моим начальником в архитекторской конторе? Неужели моё присутствие настолько заставляло мужчину забиться в угол и сдать позиции, сровнявшись тем самым со мной, став таким же уязвимым и подавленным, боящимся поднять глаза и окончательно для себя понять и принять ту единственную правду? Если честно, то я боялся. Я очень боялся и не знал как жить теперь с этим знанием, что делать, как относиться к Этьену, в один миг ставшим для меня не только преподавателем, но и биологическим отцом, о котором за всю жизнь я не смог узнать не то что имени, но и даже самого факта его существования на данный момент.
             Наше привествие было довольно сухим, как и вчерашний телефонный разговор, а реакция Моро на Дэмиэна - слегка неоднозначной. Он не выказал явного недовольства присутствием моего парня на встрече, более того, мне даже казалось, что он старательно пытается делать вид, что и вовсе не замечает его, но едва ли нас с Гудмэном сейчас это заботило; к тому же мы и не ожидали встретить на лице Этьена радость по этому поводу, что и говорить - встреча предполагалась тет-а-тет, но без него я бы не высидел здесь и пяти минут, а так же, как уже говорилось, моя вспыльчивость и  агрессивность, иногда берущие надо мной верх, могли здорово навредить мужчине, о чём он явно догадывался и сам, ибо неплохо меня знал.
            - Нет. - сказал, как отрезал. Довольно резко, может слегка грубо и не тактично, но с какой стати мне сидеть и слушать его сказки о том, почему вся моя жизнь с самого первого дня пошла наперекосяк?! Нет, на самом деле мне нельзя жаловаться ни на своё детство, ни на свою юность, потому как мама с бабушкой, а так же вся наша немаленькая семья, состоящая из дальних и не очень родственников, всегда окружали меня теплом, заботой и любовью, да и я особо ни в чём не нуждался, разве что в отце, который учил бы меня играть в футбол, с которым мы ездили бы на рыбалку, мастерили воздушных змеев, резвились во дворе, соревнуясь между собой и я всегда бы одерживал победу, потому что он мне поддавался, ведь так делают все папы; который отвёл бы меня на первый футбольный матч на огромный стдион, и я бы шёл, ведомый отцом за руку между рядами так гордо, а пугаясь с непривычки громких голосов и сигнальных свистков, неожиданно сотрясащих воздух, утыкался носом ему в предплечье. Всё это делали другие люди или и вовсе не делал никто и мне было очень обидно смотреть на то, как знакомых ребят вели по жизни не только мама, но и папа. - Не думаю, что ваша история смогла бы возместить мне двадцать лет отцовской любви и поддержки, которых у меня не было. Более того, я даже не подозреваю что это такое. Я ни в чём не винил Этьена, наверное мне даже было безразлично как строилась его жизнь до того момента, как мы познакомились и единственное, что не давало мне покоя, так это то, зачем он обо всём мне рассказал?. Не думал ли он, что мне итак уже досталось от него, а потому моя жизнь будет проще и легче без объявившегося из ниоткуда, спустя двадцать лет, папаши?. Что она бы и дальше текла размеренно и неторопливо, а не переворачивалась сейчас с ног на голову, изводя не только меня, но и моего Дэми, который уж точно во всём этом совершенно не виноват, но теперь тоже оказался втянутым в мутную историю и вынужден расхлёбывать последствия? И только сейчас я понял, что не представил Дэмиэна с Этьеном друг другу, ведь они уже были знакомы задолго до этого момента, хоть и в других статусах, а потому мне это и в голову не приходило... - Вы, конечно, уже знакомы, но нужно внести некую ясность... - я крепче сжал под столом руку возлюбленного, словно подпитываясь его безмолвной поддержкой, которую и без того прекрасно ощущал - Дэмиэн Гудмэн. Мой любимый человек. Мой партнёр. - я мельком глянул на мужчину, словно выжидая какого-то видимого неодобрения - Этьен Моро. Мой отец, по счастливому стечению обстоятельств наконец-то нашедшийся. Хотел сына? А как тебе сын-гей?.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-05-09 18:12:15)

+3

6

До момента появления на горизонте Этьена я думал, что самым сложным будет удержать Габи от побега отсюда, хотя мне и самому, если честно, хотелось бесследно исчезнуть, растворившись в пространстве словно облачко легкого дыма. Но когда я увидел приближающийся к нам знакомый силуэт, мне стало еще больше не по себе. Их приветствие показалось мне со стороны холодным и немного отстраненным, но это можно было списать на переживания. Понятия не имею, как я вел бы себя, окажись в подобной ситуации. И сейчас, каким бы эгоистичным это ни могло показаться со стороны, я был благодарен судьбе за то, что мои родные были со мной рядом на протяжении всей жизни. Что случилось бы со мной, если бы я потерял хотя бы одного из них? Я даже не хотел задумываться о том, какой скучной и пустой была бы моя жизнь без проделок неугомонного брата. Как быстро я бы сломался без постоянной поддержки и заботы обожаемых мамы и сестры. И, конечно же, я не смог бы представить свою жизнь без отца, которого просто боготворил. Мне всегда казалось, что сложно даже представить себе более идеального родителя. Он интересовался жизнью каждого из своих троих детей и никогда не выделял кого-то как любимчика. Он давал нам свободу, но в то же время крепко держал каждого рядом с собой. Ему удавалось совмещать в себе несовместимые качества, такие как строгость и нежность. Он знал, что стоит сказать одному, чтобы он раскрыл как на духу все свои чувства и переживания, и почему эти же слова заставят другого спрятаться в своей раковине, и не показываться наружу в течение долгих дней. Для него каждый из нас был особенным. И я был безмерно благодарен отцу за терпение, потому что со мной ему пришлось сложнее всего. В отличие от остальных меня ему пришлось не просто любить, но и принимать. Однако Метью никогда не боялся вызовов. Он надевал на работу яркий шарф, который я ему подарил на один из Дней рождения, хотя прекрасно знал, что это не то, что обычно с гордостью носят деловые люди, только для того, чтобы увидеть как сияют от радости мои глаза. Он возил меня в Нью-Йорк, чтобы я мог посмотреть новый мюзикл, вместо того, чтобы отправиться на очередной бейсбольный матч. И хотя я прекрасно знал, что выбежав ненадолго из зала он слушал радиотрансляцию игры, для меня было важно, что он держал меня за руку именно в тот момент, когда я чувствовал себя счастливым. Он был моей защитой от окружающего мира, моим щитом от нападок соседских мальчишек. Он был для меня всем и я не представлял как это - жить без отца. Поэтому мне сложно было наблюдать за тем, как болезненно в данный момент развивались отношения Габи с Этьеном.
Я просто тихо сидел рядом с Габриэлем, не решаясь сказать ни слова и чувствуя себя лишним. Я готов был поддерживать любимого, пока нужен ему, но даже понимая всю важность этой миссии я чувствовал себя не комфортно, изредка пересекаясь взглядом с Этьеном. Мне до сих пор не было понятно, почему он возложил такую трудную миссию как первый шаг навстречу друг другу на Габи, но я не хотел показывать своего отношения к этому обстоятельству, потому что он не выглядел особенно довольным ситуацией. Но пока я оставался в глазах Этьена верным другом, маленькой безмолвной тенью, что призвана просто поддержать его сына, было не так страшно.
Услышав неожиданно резкий голос Габи, я удивленно посмотрел на него, оторвавшись от гипнотизирования принесенного официантом чая со льдом. Я абсолютно точно не ожидал того, что он тут же с рыданиями кинется в объятия отца (неделя выматывающих бесед четко дала мне понять, что это не будет просто), но и железобетонная стена, которую возводил Габи между собой и своим отцом жесткими ответами казалась мне слишком строгой мерой. Я почувствовал, как Габриэль еще сильнее сжал мою ладонь и резко выдохнул, услышав, как он представил меня. Теперь я стал видимым.
- Габи, не надо было так резко, - я посмотрел на любимого, успокаивающе поглаживая его плечо. Чего уж там? Не держаться же теперь на пионерском расстоянии? Он словно бросал Этьену вызов, выставляя напоказ то, о чем мужчине наверняка не очень-то хотелось бы знать. Мне всегда было приятно слышать, как Габи говорит обо мне как о своем парне, но сейчас мне хотелось сжаться в комок, чтобы укрыться от возможного осуждающего взгляда Этьена.

+3

7

Не прошло и года. Простите, пожалуйста ):

Я никогда не любил подобные встречи и всегда старался  их избегать. И Габи это знал. В дни совещаний я часто отсутствовал, бросая вызов начальству. Хотя, оно и радо было, что меня, человека не скупого до эпитетов и красных словец, не было на их сборище. Я не любил конфликты, потому что знал свою вспыльчивую сторону. И чтобы с ней не встретиться, мне нужно прибывать в душевном равновесии, которое сейчас заметно пошатнулось.
Я чувствовал, как Габи меня ненавидит и, поверьте, этого я хотел меньше всего. Он мне был дорог, я давно был с ним знаком, часто спрашивал совет и вообще работал бок о бок. Он понимал, чего я хочу и редко меня злил. Он способный ученик, усидчивый и азартный, и потерять его уважение и доверие было невообразимой роскошью.
Он не захотел слушать мой рассказ, я бы даже сказал исповедь, из-за чего мне стало еще более не комфортно. Казалось, что они два фрица, зажавшие пленника к стене. Одно мое слово, и расстрел. Мои руки все время были под столом и теребили телефон. Мне казалось, что так я держу связь с любимой, невидимая поддержка. Но этого становилось мало. Мне нужно было сжать ее ладонь под столом и посмотреть в ее лазурные глаза, чтобы снова прийти в форму.
Я на мгновение опустил глаза, словно виноватый мальчишка. Мне казалось, что меня отчитывают за то, что я сделал двадцать лет назад. Но ведь я ничего не знал.. но незнание не избавляет от ответственности, и что бы я сейчас не сказал, я все равно виноват перед ним, перед моим сыном.
Я опустил глаза, а пальцы мои уже набирали смс для любимой. Мне она нужна, как воздух, особенно сейчас, когда так беспомощен. Любой мой аргумент в защиту - смех до слез. "Любимая, прошу, приезжай... " Я знал, что не хорошо отвлекать ее от работы, но я не мог быть здесь один. Габи пришел с поддержкой, я пришел один, решившись на этот шаг, после недели избегания.
Я посмотрел на парней, мне хотелось поставить все на паузу и дождаться Шерри, а потом продолжить разговор, но увы, это чисто физически невозможно. Поэтому мне нужно было собрать всю волю в кулак. Официант принес огромную чашку с чаем и круассан, к которому в будущем я так и не притронулся. А чашка была для меня спасением. Отхлебывая горячий чай, я мог спрятаться от них, в момент затянувшейся паузы. Своеобразный керамический кокон.
-Я... - я хотел было в миллионный раз извиниться, но слова застряли в глотке. Габи ведь прав, зачем врать ему, глядя в глаза? Он не подозревает, что значит отец. Но ведь и я не знал. И наше с ним отличие в том, что мой отец ненавидит меня всеми фибрами души, а я напротив, хочу принять Габи. У меня нет детей (не считая Меган и Дени, которых я люблю, как родных), а он.. словно подарок на Рождество. Ребенок, которому я могу помочь, поддержать, подбодрить, которому я могу быть отцом. Однако этот ребенок уже имеет на все свой взгляд, свое слово и свой аргумент. И чем больше я смотрел на него, тем больше узнавал себя в его возрасте. К концу его фразы я уже не сомневался в том, что он мой сын, ребенок от испанской девушки, которая когда-то вскружила мне голову. Только сейчас, когда я по уши влюбился в Шерри, я понимаю, что никогда не любил раньше... Но я не жалею, я лишь хочу наладить отношения с сыном.
-Ты думал меня смутить подобными вещами? - вызывающе улыбнулся я, понимая, что не могу сдерживать свой характер и подобным образом защищаюсь. Однако я вздохнул и, снова опустив взгляд, начал уже более спокойно и дружелюбно, как только можно было в подобной ситуации, - пожалуй, я догадывался об этом. Вы очень красивая пара - я постарался улыбнуться им, ведь я не врал. В университете они были моими любимчиками, меня всегда забавляло, что они неразлучны, всегда знаешь, что где Габи, там и Дэми, где Дэми, там и Габи.
-Габриэль, - начал я, набравшись смелости начать серьезную беседу, однако с каждой секундой я понимал, что без моей белокурой богини мне не продержаться и получаса, - незнание того факта, что твоя мать была беременна тогда, не избавляет меня от ответственности, и я виноват перед тобой. Я знаю, ты не простишь меня, потому что я бы не простил, но сейчас я прошу позволить тебя быть твоим отцом. Я понимаю, что многое упущено, но.. я не хочу, чтобы ты обо мне думал плохо.... - я начал заметно волноваться, и моя речь перестала походить на что-то целесообразное, я начал говорить абстрактно и невпопад - я тоже вырос без отца, и тоже нашел его, когда мне было недалеко за двадцать. Порой мне кажется, что он ненавидит одно только мое существование,  не говоря уже обо всем остальном... о чем это я? Извините, мне нужно выйти.. - я встал из-за стола и ушел в уборную. Склонившись над раковиной, обдал кожу лица ледяной водой, мне нужно было прийти в себя. Никогда не думал, что подобные встречи, достойные сценария бразильского сериала, будет так тяжело пережить. Как только я вышел из туалета, в дверях показалась Шерри. Сердце мое забилось, на лице появилась счастливая улыбка, мне хотелось прижаться к ней, словно котенок, которого обидели соседские мальчишки.
Я подошел к ней, целуя в губы. Через этот жест любимая могла почувствовать, как я взволнован. Я сжал ее ладони, и благодарно посмотрел на нее. Ее присутствие многое значило для меня, и сейчас, в такой ситуации, появился проблеск.
-Спасибо, что приехала, родная, - скромно улыбнулся я Шерри, - пойдем, познакомлю.
Я взял Шерри под руку и провел ее к нашему столику, где меня дожидались парни.
-Знакомьтесь, Шерон Реймонд, моя невеста - на это слове я как-то смягчился, это слово для меня было бальзамом на душу, - это Габриэль Ливано, раньше был моим помощником в конторе, сейчас мой студент, Дэмиэн Гудмэн - мой студент.
Я не стал уточнять, что мой сын - это Габи. Я боялся сказать это при нем, считал, что пока он это не принимает ни в каком виде. Так же не стал акцентировать внимание на том, что они вместе, сейчас мне хотелось решить вопрос наших кровных уз. Я усадил Шерри за стол и сделал то, о чем мечтал с самого начала, сжал ее руку под столом.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-06-18 23:17:04)

+3

8

одежка + прическа
Ну разве может звонок телефона, оповещающий о пришедшем сообщении, прозвучать в настолько неудобный момент? Я болтыхалась в воде, держа на поверхности голову преступника, пытавшегося скрыться от меня. Мы свалились в эту речушку, удар в нос и парень теряет сознание, приходится держать его на плаву, одновременно, ощущая слабую вибрацию в кармане. Не удивляйтесь, Этьен знал, какой телефон нужно покупать офицеру полиции: противоударный, водостойкий, ну и со всеми составляющими.
Итак, оставаясь на плаву, я смотрю сначала в одну сторону, потом в другую. Наконец-то вижу спешащий к нам катер. Можно вздохнуть от облегчения, скоро избавлюсь от этого гаврика. О сообщении даже не думаю, может оператор пишет о балансе счета, может с работы, а может и вовсе реклама. В любом случае, это привлекает мое внимание гораздо меньше, нежели сложившаяся ситуация. И вот катер подъехал, коллеги помогли затащить уголовника на палубу, помогли забраться и мне. До того, как побежать, он еще попробовал сопротивляться. Оказался весьма ловким и наученным в области тхэквандо, я здорово получила по ребрам, потому ощущала легкое постанывание в этой области. Пока не добрались до берега, я вынула из кармана мокрый телефон и прочитала сообщение. А тут уж внимание перекинулось от ситуации к тому, что было написано. Сообщение от Этьена. Я нахмурилась, видя всего пару слов. Нужна? Мне не нужны были объяснения, не нужны причины. Я отправлюсь домой немедленно.
Мы оказались на береге, где уже ждала машина скорой помощи. Я же ожидала служебную машину, которая бы отвезла меня домой. Пусть я мокрая и даже немного побитая, Этьен бы не стал писать такое сообщение, если бы ему действительно не нужна была моя поддержка. По крайней мере, я должна узнать, что произошло. Но позвонить, увы, не могла, для этого телефон должен был обсохнуть. В этот момент ко мне подошли парамедики. В ожидании служебной машины, я согласилась на быстрый осмотр. Однако мне предложили ехать в больницу, подозревая, что парочку ребер этот гавнюк мне  все же сломать успел (к слову, я ему ответила более чем достойно, у него сломано костей гораздо больше).
- Что? Нет, - помня о сообщении, протянула я, натягивая кофту. Однако парамедики продолжали спорить. Но то уже привычно. – Слушайте, я знаю какая боль при переломе ребер. Потому что ребра мне уже ломали, и ни один раз. Я в этом деле человек с опытом, так сказать. И сейчас боль другая. Это ушиб! – но мои аргументы докторам не понравились. К счастью, я увидела приближающуюся служебную машину.
Не слушая парамедиков и держа руку на стонущем боку, я села в машину и приказала вести меня к дому. Несмотря на боль, не столь сильную, кстати, я не могла не думать о том, что случилось у Этьена. Что-то серьезное, от чего помимо боли, я ощущала и некоторую нервозность. Я искренне волновалась, не зная, что произошло. И вот машина подъехала к дому. Однако дома никого не было. Тогда я набрала ответное сообщение, поинтересовалась, где мой жених. Оказалось, он сидит в каком-то кафе, от чего я начала беспокоиться еще сильнее. Это незнание хуже боли. Что случилось, с кем он там? Это как-то связанно с новоиспеченным сыном, на встречу с которым он отправился? Этими вопросами я задалась на протяжении всей дороги к кафе. Наконец-то мы приехали, я отпустила коллегу, Этьен наверняка на машине. Я зашла в помещение. Учитывая погоду, одежда успела высохнуть, волосы были немного влажные, но это не столь заметно. Я крутила головой в поисках знакомых лиц, и вскоре заметила Этьена. Шагнув к нему, я поспешила убрать руку с бока, чтобы не выдавать очередные увечья.
- Этьен, что случилось? – обеспокоено произнесла я, осматривая жениха с ног до головы, как будто пытаясь разглядеть раны или ссадины. – А? – на моем лице отразился откровенно глупый вопросительный вид. Только через секунду я сообразила, что мои догадки были верными: дело во встрече с сыном.
Этьен провел меня к столику, за которым сидели два парня. Одного из них я знала, кажется, он работал в конторе с французом. Но… Жених представил мне его и, честно говоря, сначала я просто приоткрыла рот от удивления. Габи-сын – это тот самый Габи-помощник? Я бы уверена в том, что сыном является не молодой человек, сидящий рядом, а именно Габриель. Сходство поразительное, а у меня, как у детектива, глаз наметанный. Что ж, несколько секунд я стояла в полнейшей растерянности, с приоткрытым ртом, и только потом вспомнила, что надо бы что-то сказать.
- Да, очень… приятно, - единственное, что произнесла я, уже жалея о том, что появилась в таком виде, а еще с пушкой за пазухой. С другой стороны, профессии своей не стесняюсь. Почувствовав прикосновение Этьена, я тут же повернула к нему голову и улыбнулась, безмолвно успокаивая. Я здесь, рядом, - думала я. – Извините, я… работала, - вот такое банальное объяснение мокрым волосам и, в общем, забеганному внешнему виду.

+2

9

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Блудные родственники