Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » В случае убийства набирайте «М» (c)


В случае убийства набирайте «М» (c)

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

Место: Драйвер-стрит, переулок у Старбакса
Время: ближе к полуночи
Погодные условия: тепло, примерно +22
Участники: Guido Montanelli, Marguerita di Verdi

0

2

Внешний вид

http://4.bp.blogspot.com/_5g_TnV5Zc0E/S-sJlSix8GI/AAAAAAAAAHM/QAtQ6ajeniM/s1600/03.jpg

На руках Омбры была кровь не одного десятка людей, точнее, за годы ее службы Мафии, их было сотни. Она убивала, и не боялась смерти, зная, что та всегда идет где-то рядом, и протянет за ней свою руку только тогда, когда придет ее время, и ни минутой раньше. Даже не зная, когда придет эта минута, она не боялась ничего. Странно, но за столько лет работы, Маргарита не разу не травмировалась - были незначительные аварии, были ситуации, когда пули свистели над головой, но словно кто-то берег Омбру от травм и смерти. Но видимо, у всего есть свой предел.
Она поняла это только этой ночью. Когда истекая кровью из пережатого собственной курткой плеча, пыталась набрать скользкими от крови пальцами первый попавшийся номер. Пальцы не слушались, скользили по сенсору телефона, оставляя кровавые отпечатки, сразу же размазывая их, словно издеваясь, путая ее, пугая, лишая возможности наконец вызвать того, кто мог бы ей помочь. Звонить Осо было нельзя - она оставила с ним сына, чтобы выехать на эту встречу, которая закончилась таким более чем странным способом. Вывернутая нога, не сломанная, но явно поврежденная, не давала выбраться из-под мотоцикла, и не давая толком справится с ранением, которое возможно и не было смертельным, но грозило большой потерей крови - кровь уже была везде, и даже тьма, окружавшая ее и синяя кожа костюма не слишком скрывали эту склизкую, бордовую жидкость, вместе с которой из нее утекали силы.
Тяжелое дыхание, прерывистое и явно сбитое.
- Caro...  в меня стреляли... - Тяжелое молчание, прерываемое лишь далекими звуками улицы. - Драйвер-стрит... в переулке... Мне нужна... - тишина, затихающий голос. - помощь... - короткие гудки.
Ей смешно и больно - слабость и гордыня толкутся в одном углу ее сознания, и никак не могут определиться, кто же важнее, кому подчинятся, чтобы наконец справиться и с слабостью, и с гордыней, которая болит почище раны после того, что  пришлось просить помощи  у Гвидо. Не только попросить, но еще и придется рассказать причину по которой она оказалась в этом переулке, придавленная собственным мотоциклом, с простреленным плечом, и не уведомившая его о своих действиях. Она ведь забыла, что теперь ее действия несут последствия не только для нее и для ее сына, но еще и для всей Семьи.

0

3

Внешний вид

Тревожные мысли мельтешили в голове и гудели, как рой растревоженных пчёл; чувство тревоги за Маргариту соседствовала с чувством злости на неё - она не должна была просить помощи у него, не должна была звонить на номер, который мог всё ещё стоять на федеральной прослушке, как, впрочем, и средство передвижения Гвидо - и вся игра, которую он затеял с полицейскими, могла рухнуть из-за одного лишь звонка... если уже не рухнула по другой причине - кто-то попытался убрать Омбру, и помимо того, чтобы оказать помощь ей, если будет ещё не слишком поздно, стоило разобраться и в том, кто и почему стрелял в неё; было ли связано это с Семьёй, что означало, что кому-то из врагов, внешних или внутренних, не только стало известно о её статусе, но и зачем-то понадобилось снять консильери таким образом - или же было связано с её делами на стороне, и тогда это значило то, что предсказанное им сбывается слишком быстро - её клуб, сообщество или как она ещё называла свой сторонний бизнес, начал создавать проблемы. Ей - а значит, всем Торелли. И лично ему, попытавшись убить мать его ребёнка - оставить его сына, едва обретшего настоящего отца, вновь сиротой наполовину... и на этот раз уже без возможности вернуть всё на свои места, заставляя теперь уже Гвидо врать ему - ещё лет шесть, или десять, или сколько понадобилось бы, чтобы рассказать Дольфо правду в том случае, если он, добравшись до переулка, уже не обнаружит Маргариту живой. Он не мог оценить её состояние по телефону; но одно он точно знал - если бы положение не было действительно серьёзным, она просто не позвонила бы, справившись с ситуацией и самостоятельно.
"Я взял твою машину. Верну позже." - Гвидо известил Санчез посредством смс-сообщения с чужого номера - собственной машиной для того дела было пользоваться слишком опасно; едва ли Крис обидится за это - скорее, будет удивлена, с чего бы Монтанелли понадобился её автомобиль - он умел водить быстро, но не был ни фанатом гонок, ни фанатом скорости вообще. Впрочем, скорость - сейчас, возможно, именно она решала всё. Маргарита имела неосторожность назвать точный адрес... был риск вообще не добраться до неё раньше, чем это сделают полицейские; прибыв на место, Гвидо вполне мог увидеть полицейский кордон, мигалки и автомобиль скорой помощи - весь тот цирк, который приезжает на место преступления, в котором не обойдётся и без сольного номера ди Верди - на каталке, возможно, даже в наручниках, либо же под белой простынёй...
- Сhe cazzo! - выматерился Гвидо, ударив по рулю. Управлять подобным автомобилем ему было сложновато - его Шевроле развивала приличную скорость, но не такую бешенную, и была тяжелее Хонды Санчез; плюс к тому - его реакция, всё ещё неплохая, была всё-таки хуже, чем у стрит-рейсера и бывшего солдата в одном лице; плевать, если он поцарапает автомобиль - убытки он возместит, страшнее было разбить его вовсе, не удержав на дороге, потому что так он не доедет до Омбры вовсе...
К счастью, Хонда под его руководством благополучно добралась до места, вырулив на Драйвер-стрит, точнее говоря, вылетев на ночную улицу, подобно ярко-красной ракете, и чуть было не зацепила пожарный столб, войдя в занос и остановившись у первого переулка. А через полминуты, когда водитель, вылетев из машины, обведя переулок лучом фонаря и вернувшись назад, сорвалась с места до следующего, оставив длинный тормозной след за собой. На улице не было видно отбликов полицейских спецсигналов, да и сирен не было слышно, Драйвер-стрит на первый казалась вполне тихой ночной улицей; лишь на первый - тот, кто находился близко к улицам, знал, каким образом может проходить жизнь в подобных тихих переулках, и скорее всего, свидетели всё равно были - достаточно равнодушные, впрочем, чтобы не обратить особого внимания на мотоцикл, влетевший в их обитель, и оставивший после себя довольно заметный бардак, снеся мусорный бак, раскидав несколько пустых коробок и слегка повредив крыльцо одного из подъездов.
- Омбра! - Гвидо заметил сначала мотоцикл, и только потом заметил человеческий силуэт под ним и разглядел под лучом фонаря тонкую, почти кокетливую, струйку крови на грязном асфальте. Аптечка уже была в другой его руке; чуть больше похожая на хирургический набор, но всё равно едва ли достаточной, чтобы называться наобром для экстренной помощи - Гвидо за тридцать лет слишком привык работать с теми, кому помощь уже не требуется даже для отправки на тот свет... впрочем - этого будет достаточно для первой помощи, а может быть, и для немного большего. - Ты жива? - поставив свой набор на землю, Монтанелли поднял мотоцикл, высвободив женщину из-под него. Кожа, мотоцикл, переулок... чем она занималась? Кто-то пытался убрать её прямо на дороге? И почему тогда не завершил дело, когда произошла авария? Или Омбра просто попала в чью-то случайную перестрелку?.. Впрочем, нет... Случайностей не бывает. Не в их случае.
- Что произошло? - не было сейчас босса - и не было друга; был Патологоанатом - тот самый, которого она знала с самого своего детства, сосредоточенный, молчаливый, знающий своё дело, похожий на доктора за повседневной работой - но не настолько интеллигентный, образованный, принципиальный и сердобольный, чтобы считаться им, забывший о клятве уже давным давно, и имевший больше общего с Хароном, чем с Гиппократом; впрочем, в данный момент - ещё не уверенный в том, опыт кого из них стоит сейчас вспомнить. Расстегнув потяжелевшую от влаги куртку, Гвидо потащил её вниз, чтобы осмотреть её раны...

+1

4

Это было глупо - лежать без сил и истекать кровью в темном, грязном переулке, искренне надеясь, что Гвидо сумеет ее найти вовремя. Она не знала, что именно зацепила пуля, но кровь текла из нее не переставая и даже срочно сделанный из подручных средств жгут, не помогал, лишь причиняя неудобство. Впрочем, в ее положении все было неудобством - от двухсоткилограмового тела мотоцикла на ней, до разрывающегося от боли прлстреленного плеча - оставалось только благодарить мазилу-стрелка, который попал в левое плечо, не лишив Омбру возможности заниматься любимым делом.  Тело ныло от боли, тяжесть мотоцикла порой казалась непомерной, и проваливаясь в очередной раз в омут обморока, Омбра прислушивалась к улице, надеясь услышать шелест шин, и зовущий ее голос. И едва не расплакалась от облегчения, когда все же услышала - у нее не было сил звонить еще кому-то, если бы Гвидо не приехал. к тому же, ее разряженный и заляпанный кровью телефон лежал недалеко от нее на земле.- - Гвидо... - Она лишь судорожно вздыхала, когда он доставал ее из-под мотоцикла и снимал куртку - было адски больно, но она молча терпела -ту боль, лишь сжимая-расжимая тонкие белые от напряжения пальцы. - Плечо подстрелили... не знаю что там, но кровь не останаливается. С ногой не знаю что, но я на бедро приняла удар мототоцикла. Не могу пошевелить ногой...
Она снова проваливалась в обморок, раз, другой, третий, пытаясь прийти в себя, и снова проваливаясь в темноту. Слабость и боль упорно делали ее бессильной, оглушенной и совершенно слепой.
- Я была на встрече... с осведомителем... - Она резко сжала зубы, когда снова стало больно, зажмурилась, чувствуя как из под века потекла слеза. -  Ты бы обезболил... что ли.... ******!

+1

5

Движения Гвидо были точными, но и не менее аккуратными, когда он снял куртку с Маргариты и, свернув, подложил её ей под голову. Крови было действительно много, и она потекла ещё сильнее, как только он убрал куртку, которая хоть немного её сдерживала, вместе со жгутом, который наверняка  всё равно пора уже было ослабить, чтобы не потерять всю руку - даже пустяковая рана может обернуться инвалидностью из-за неправильно наложенного или несвоевременно снятого жгута; порой тело отторгает конечности гораздо раньше, чем это делает мозг. Пока, впрочем, Монтанелли не уверен ни в том, что сможет спасти ей руку, ни в том, чем обернётся рана, рассматривал даже тот вариант, что ему самому придётся доделать работу стрелка, если рана окажется слишком серьёзной - в этом случае, было бы жестоко и бессмысленно заставлять её страдать... но это была самая крайняя мера. И даже в том случае, если придётся применить её - он не мог не выяснить все обстоятельства. И потому периодически отрывался от осмотра, выводя её из обморока лёгкими пощёчинами. Вполне вероятно, что вырубившись, она могла уже и не очнуться вовсе - кровопотеря была достаточно обильной; Патологоанатом и сам уже изрядно вымазался. Для личного в сложившейся ситуации места не было - до тех пор, пока состояние Омбры не станет стабильном, в том или ином виде, и учитывая возможность "иного" исхода, нужно было выяснить всё как можно быстрее - Гвидо надеялся, что ей это тоже было понятно. Не время и не место для выяснения отношений, переживаний, даже для выражения сочувствия...
- Похоже на разрывную пулю. - сделал он вывод, когда всё-таки сумел разглядеть рану в луче фонаря. Это говорило о том, что вряд ли стрелявший действовал спонтанно - очень похоже на то, что он готовился. Разрывные боевые пули дороже, и достать их труднее, чем обычные. Маргарите повезло, что на ней была кожаная куртка - пуля разорвалась раньше, чем могла бы; в противном случае - вполне можно было бы рассчитывать и на перелом, и на раздробленные кости. Омбра же отделалась несколькими глубокими порезами, и похоже, была задета вена - потому-то кровь и не останавливалась. Но почему тогда убийца решил не преследовать жертву, когда промахнулся? - Этот осведомитель мог оказаться гнилым? - впрочем, все осведомители - гнилы; это их поднимает, но в конечном итоге, это же самое и губит... рано или поздно. Потому Гвидо никогда не полагался на платных осведомителей, предпочитая проверять вещи, которые можно узнать через них, самостоятельно - или заводя правильные контакты, которых некорректно было назвать осведомителями, хотя они выполняли почти ту же самую роль. - Как именно это произошло? Кто стрелял? - снайпер? Или её кто-то преследовал на дороге? И где именно её подстрелили - успела ли она уехать достаточно далеко от этого места? Монтанелли чертыхался про себя через раз - казалось бы, у Торелли всё только начало входить в норму, как опять он оказался по уши в дерьме, и даже без лопаты.
- Нечем мне тебя обезболить. - мёртвые не чувствуют боли; и в аптечке Патологоанатома не было ничего из того, что могло бы притупить чувства Омбры. - Если только спирт... - что добавило бы возможность алкогольного отравления, и расширило бы сосуды, усилив кровоточение, но вполне могло бы заставить ди Верди сосредоточиться на произошедшем, а не на собственной боли. Вновь наложив жгут и выполнив тугую перевязку, он снова потянулся в кейс, извлекая пластиковую банку с пресловутой огонь-водой и откручивая крышку, позволяя воздуху наполниться резким запахом чистого алкоголя. - Будешь?.. - он не был уверен, что это под силу Маргарите; но о "другом" варианте теперь речи не шло - а значит, у неё будет достаточно времени, чтобы вырубиться, проспаться и протрезветь, когда они уберутся отсюда - как только она расскажет о том, что произошло, а он - осмотрит её ногу. И поймёт, каким образом можно будет увезти отсюда и её, и её мотоцикл - оставлять копам таких явных улик, как зарегистрированное средство передвижения, было бы крайне неразумным поступком. Особенно учитывая, что вокруг байка собралось багровое пятно недвусмысленного происхождения - и хотя в базе полиции Сакраменто едва ли были её данные, они очень легко могут появиться там, если номер всё-таки сопоставят...
- Я не чувствую перелома. - Монтанелли внимательно ощупал её ногу перед тем, как что-то предпринять - если кости или суставы повреждены, то это скорее хорошо, что она не может шевелить ногой - не растревожит их ещё сильнее. Впрочем, Маргарита ещё слишком молода, чтобы ломать бёдра, даже он ещё не достиг - хотелось бы надеяться, по крайней мере - того возраста, когда кальция в костях собирается столько, что он уже вредит, а не помогает. - Похоже на вывих... Где твой телефон? И какого чёрта ты вообще мне звонила на тот номер? - Гвидо подозревал прослушку с того самого дня, когда его выпустили из тюрьмы - всё это время его машина и его дом стояли брошенными; у полицейских было достаточно возможностей - и немногим меньше оснований - напичкать микрофонами и его жилище, и его средство передвижения, и подключиться к его телефону. Воспользоваться помощью профессионалов, чтобы вычислить и снять "жучки" он тоже не мог - это дало бы полицейским возможность понять, что он догадался об этом, и повод проверить его явки, контакты, все другие улики. Пока же он пользовался своей машиной, телефоном и домом, как обычный гражданин - он и казался обычным тому, кто был на том конце провода...

+1

6

- Спирт? - Омбра ухмыльнулась, чувствуя, что сатанеет от боли, дыхание быстро выравнивалось, но сердцебиение было неровным, боль периодически заключала ее в свои жадные объятия, заставляя сдавленно стонать, и сжимать пальцами невовремя оказавшееся рядом бедро Гвидо - судя пл всему она ге только себя изуродовала, но и его тоже собиралась, буквально вцепляясь в его штанину, так словно боялась, что он просто бросит ее на дороге. - Пусть будет спирт, и не такое приходилось пить... - Она резко выдохнула, делая глоток и обжигающая волна скользнула по пищеводу, раскаляя его, и заставляя Омбру, тяжело задышав,  вновь потерять на время сознание. Пощечина привела ее в чувства, но не добавила ясности внезапно забродившим от алкоголя мыслям. Желцдок жгло, но на фоне общего болевого шока это была лишь малая капля боли, которую можно было стерпеть. какое-то время.
- Он гнилой, но слишком хороший, слишком много правдивой информации дает. Давал. Это был снайпер, неопытный или не профессиональный, он стрелял в Доро два раза, и дал мне время сесть на мотоцикл. В.меня он стрелял ?уже в движении, вот и-результат, он совершенно не умеет использовать пространство. Впрочем, ага радоваться надо, что он безрукий придурок, иначе утром бы уже вскрывали мое завещание. - Она грустно ухмыльнулась. уже почти не чувствуя боль. Точнее она была, но на фоне общего опьянения, отходила на второй план.
- Черт, тогда бы ты не видел больше сына...

+1

7

Гвидо крепко сжал зубы, когда её пальцы с силой сжали его бедро, но промолчал, не издав ни единого звука - подобное поведение Омбры было вполне обосновано, и ей было сейчас во много раз больнее, чем ему, и следы, которые останутся на её коже, могут быть куда более уродливы, нежели, в худшем случае, кровоподтёк или несколько царапин на его бедре. Поддержав голову Маргариты одной рукой, и другой - сжимая банку, он помог ей глотнуть, и тут же, отставив банку в сторону, вновь одарил пощёчиной, пока она не захлебнулась этим спиртом насмерть, не успев даже прийти в себя. 
- Понятно. Его убрали, а досталось и тебе. - могло быть ещё хуже, хотя и уже одного этого вполне достаточно. Монтанелли был недоволен, но винить следовало только самого себя - игры Омбры, на которые он смотрел сквозь пальцы, позволяя ей проводить их и не вмешиваясь, не могли не дать гнилых плодов в будущем. Вот и результат - новоиспечённый консильери Семьи чуть не погиб, действующий босс Торелли - возле неё, по уши в крови, а в городе произошло очередное убийство, о котором завтра будут говорить по всем каналам, и естественно, не преминут попытаться свести концы с Мафией. - А ты не думаешь, что он просто отпустил тебя? - ворчливо процедил Гвидо, закрывая банку и укладывая её обратно в кейс. Нельзя было упускать и такую возможность... Вполне возможно, это было всего лишь сообщением от кого-то - от кого-то, кто ранее состоял в "Химере", от какой-либо преступной группировки Калифорнии - возможно, даже и другой мафиозной семьи, или от Триады, ещё не рассчитавшимися с Гвидо по долгам, а возможно - даже от её "тайного сообщества", центром которого был клуб "Сантана". Или стрелявший был даже кем-то из Торелли. Слишком уж плохо вяжутся разрывные пули с кривыми руками. - Я бы посоветовал тебе не использовать помощь ненадёжных людей, пока не коснулось не только тебя, но и нас всех... Но ты всё равно не послушаешь. - оставив ногу Маргариты в покое, Патологоанатом протянул руку, поднимая её телефон с земли. Весь экран - в её крови, корпус - в асфальтовой пыли, и вообще уцелел чудом... Гвидо недовольно поморщился - эти сенсорные телефоны стали просто настоящей чумой десятых годов, хотя по сути, больше казались правительственным внедрением - куда проще отследить аппарат, которым пользуются все, и который финансируется одними и теми же людьми. К тому же, в их среде, связанной с постоянным риском, движением, кнопки были куда удобнее, а прочность в экстренной ситуации играла большую роль, нежели ширина экрана. Монтанелли до сих пор предпочитал пользоваться более старыми аппаратами; впрочем, в той ситуации, что сложилась - пора было вообще переходить обратно к таксофонам. И писать записки на бумаге, а не на дисплее.
Следующие слова Омбры заставили его вздрогнуть и едва не выронить телефон обратно на землю, из-за одного только упоминания о Дольфо в подобном контексте. Впрочем, он взял себя в руки достаточно быстро - не время и не место сейчас было выяснять отношения между ними насчёт этого, насчёт завещаний, насчёт наследства... Куда важнее было сохранить ей жизнь и вывезти отсюда. Если не удастся... уж он как-нибудь найдёт способ сохранить Дольфо. Агата некогда показала в этом настоящий мастер-класс...
- Мы поговорим об этом, когда ты будешь в безопасности.
- тон Гвидо не оставлял места для возражений. Чёрт... Теперь он получил не только раненую, но и пьяную Омбру; и не был уверен, что она сможет держать язык за зубами, даже претерпевая боль. Хотя куда важнее были другие вопросы - куда её везти и кто заберёт её мотоцикл отсюда. У него дома были инструменты, но везти Маргариту туда точно было нельзя - если дом и вправду прослушивают, они уже не слишком понадобятся, потому что заниматься ей в этом случае будут уже в больнице - под присмотром полицейского. И как продолжение его мыслей, воздух разрезал звук полицейской сирены...
- Fregatura... - в тот момент, когда он уже собирался взять её на руки и нести в автомобиль. И полицейский наряд приближался, судя по сиренам, как приближалась и тревога за то, что они приехали по их души. По его телефону. По звонку Омбры... Гвидо выключил фонарь и невольно затаил дыхание. Автомобиль остановился через квартал - в том самом месте, где оказалась его машина сначала, как только он приехал на улицу. Отдалённо послышались голоса офицеров, и затем ночь разрезал луч фонарей...
- Это за нами. Grazie a te noi siamo fare una cacata...
- Монтанелли огляделся по сторонам. Через пару минут ребята в синей форме обследуют первый переулок и возьмутся за следующей; с другой стороны улицы им уже помогают - судя по ещё более отдалённой сирене. И ищут они того, кто сделал ему звонок, ещё не зная, обнаружат ли что-то, но кто-то очень на это надеются. И даже убрать их тоже невозможно - потому что завтра же Гвидо окажется в наручниках и поедет в участок, давать показания по делу об убийстве сотрудников полиции. Выбор небольшой - сдаваться или бежать другими средствами.
- Подвал... - дома в переулке были такими старыми, что всё ещё имели широкие подвальные окна. Кажется, даже достаточные для того, чтобы впихнуть внутрь мотоцикл. И одно такое было прямо над головой Омбры... - Другой ногой ты шевелить можешь? - перешагнув через неё, Гвидо дёрнул раму, затем ещё раз, пока она не поддалась, и потянул её на себя, надеясь, что она не заскрипит, и зафиксировал её. Протащить Маргариту внутрь - уже тяжело, но как быть с её мотоциклом, чтобы и спрятать его, и не наделать шуму... - Держись. - Гвидо взял её за здоровые конечности и потащил к окну, спиной вперёд залезая в подвал, пригибая голову. Пришлось спрыгнуть вниз, и только потом уже принять Омбру на руки, доставив, возможно, ещё больше новой боли. А затем, переложив её подальше от окна, Монтанелли снова полез наверх, чтобы, надрываясь, втащить внутрь и мотоцикл, бросив его задним колесом вниз, придерживая за руль какой-то миг, пока оно не коснулось земли. И затем - передвинуть один из мусорных баков, закрывая его дном кровь Омбры и следы, ведущие к окну. Затем он спрыгнул вниз, став ногами на помятый кузов байка, и закрыл окно за собой за секунду перед тем, как переулок был освещён лучом фонаря.

+2

8

Омбра не была пьяна - полглотка спирта не могли сбить с ног ту, которая одним махом выписала пару литров текилы и садилась на мотоцикл без последствий. Но сейчас у нее было шоковое состояние  и большая потеря крови, из-за чего она периодически теряла адекватность. Но речь не шла о пустой болтовне, или о чем-то что могло погубить их обоих, речь шла о полутрансовом состоянии, похожем на сонливость и медитационный транс одновременно.
- Я двадцать лет в деле, неужели думаешь, что я не пойму пытались меня напугать или все-же хотели  убить. Он стрелял на поражение. - Она на мгновение запрокинула  голову, загоняя обратно утекающие мысли. - Проверенные люди не владеют нужной информацией. Риск был оправдан, хоть и не приятен. - Она вздрогнула, когда услышала звук сирены - у нее не было особо времени выбирать на какой номер звонить Гвидо - телефон умирал у нее в руках  и промедление вполне могло стоить жизни и ей самой. Теперь они платили за ее поспешность.
- Брось меня... - она попыталась его оттолкнуть, но совершенно ослабленная, не смогла.ничего сделать, лишь ощутив резкую боль от его движений, когда он затащил ее в подвал. - Это глупо, если нас найдут, будут проблемы.

+2

9

Омбра вполне могла бы позвонить кому-то из своих доверенных людей, а не подставлять центральное лицо подобным звонком, на номер, который вообще не должен принимать на себя чего-то более безобидного, чем звонок из ресторана, где Гвидо бронировал столик, позвонить кому-то, кто был менее подозреваем, кто был менее приятной добычей для полицейских; но нет - ей надо было обязательно позвонить ему, чтобы погубить себя, и потянуть его, со всеми его стараниями по конспирации, вслед за собой... Не было ни желания, ни уже и сил спорить; не зарядив телефон, словив пулю, подставив его Маргарита повела себя как дилетант, а не как профессионал с двадцатилетним стажем в деле - так что и в остальных словах её Гвидо склонен был усомниться. Пуля в плече, а не в сердце - отличный способ передать сообщение... отличный способ поглумиться над боссом - тяжело, но не смертельно, ранить его главного доверенного человеку. Мать его ребёнка, впридачу... Впрочем, вряд ли это играло какую-то роль для стрелявшего, или его работодателя, но это всё равно было больно.
- Бросить тебя? Чтобы они нашли тебя и обнаружили мой номер в твоём красивом мобильном? - не могло быть и речи. Омбра уже слишком крепко связала его с этим делом; её труп лишь связал бы их двоих ещё крепче. И очень возможно, именно это стало бы причиной того, что полицейским стало бы известно расположение сил в верхушке Мафии Сакраменто. Монтанелли не собирался отвечать за всё это - у него и своих хлопот было по горло. И в тюрьму возвращаться тоже не торопился - хватило и двух месяцев жизни там... - Нет уж, будешь выбираться вместе со мной, раз втянула. - если их найдут - в любом случае будут проблемы. Если её найдут - проблемы у него будут гарантированно. Гвидо сейчас не только её шкуру спасал, он заботился и своей не в меньшей степени; а стоило как-то прикрыть ещё и Санчез, чья машина оказалась в зоне поиска - получается, что своими причудами они подставили ещё и её - ту из неициированных солдат, которой он доверял больше всех, которая помогала ему не раз. Которая была его лучшим запасным вариантом, в конце концов... Ди Верди поработала на все сто - он едва удерживался от высказывания о том, что с таким методами работы ей лучше бы сидеть в Риме.
- Осмотрите здесь всё. Метр за метром. Тщательно. Работайте всю ночь, если потребуется. - кто-то раздавал указания наверху, и это отражало всю глубину ямы с дерьмом, в которой они оба оказались. Впрочем, Гвидо был реалистом, а не пессимистом - их ещё не нашли, и значит, был шанс и пересидеть обыск, и сбежать; главное, правильно его использовать. И у них всё ещё была пара мобильников - несмотря на то, что один из них сел, а другой носил в себе номер, от которого сейчас где-то так ждали где-то действия. Присев на поцарапанный борт мотоцикла, Гвидо вытащил свою сим-карту и поменял её на сим-карту Омбры; теперь было меньше шансов, что их местоположение засекут.
- Крис, извини, если разбудил - но мне нужна помощь. И срочно. - шёпот Монтанелли разнёсся по всему грязному подвалу, но снаружи был совершенно не слышен; зато все передвижения копов прослушивались, словно через локатор на подводной лодке. Только это не помогло бы задержать поиски - вопрос времени, когда они обнаружат следы свежей крови под мусорным баком, следы мотоцикла, и увидят, куда они ведут. И тогда останется только признать своё поражение. Счёт, возможно, шёл на минуты - к счастью, он знал, к кому обратиться: Крис была незаменима в том случае, если что-то необходимо сделать быстро. - Я на Драйвер-стрит; ты увидишь - там твой автомобиль. Мы в подвале, на улице полно копов, и нас ищут. Один из нас тяжело ранен. Не могу долго говорить. - чтобы не дать шансов засечь, если даже их сейчас слушали. На Драйвер-стрит полно автомобилей, и на какой именно приехал туда босс Мафии в эту ночь - выяснять можно долго; уж точно не на своей - Шевроле преспокойно стояла в гараже его дома. Где и Гвидо должен был быть в эту ночь. Разыгрывая из себя примерного горожанина, а не военного медика на вражеской территории...
- Помощь уже в пути. - Гвидо выключил телефон, чтобы не создавать никаких световых бликов, и пересел ближе к Маргарите, осмотрев повязку на её плече - вернее сказать, ощупав; в темноте приходилось действовать наощупь. Оставалось только ждать поблажек от судьбы - не то в виде расторопности Санчез, не то - в виде невнимательности и глупости полицейских; в этой рулетке даже трудно выбрать, на что именно сделать ставку. Чуть ли не каждый коп после Плазы из кожи вон лезет, чтобы получить медаль...
- Ты знакома с Кристиной Санчез? - почему ему всегда приходится представлять Омбру остальным при каких-то странных обстоятельствах? Впрочем, сейчас обстоятельства были более, чем странными - просто из ряда вон выходящими; и они оба были явно не в том виде и не в том состоянии, чтобы знакомиться с кем-то. Хотя насчёт Санчез это вряд ли вызвало бы какие-то затруднения - вот уж кого точно нельзя назвать ханжой. Но главное сейчас всё-таки не расцеловаться друг с другом, а убрать их обоих отсюда - и Маргариту, и её мотоцикл; тогда ему ничего не пришьют - в худшем случае, скажет, что ошиблись номером, да и то вряд ли - результат прослушки не может считаться прямой уликой. Подтвердить же фальшивое алиби - это не так сложно; даже соседи подтвердят, что он был всю ночь дома.

+2

10

Омбра не чувстовала себя виноватой в том, что происходило. С осведомителем она встречалась по дела Семьи, а не в частном порядке, информацию получила более чем ценную, а то что получила ранение - ну сто же, это карма. Неправа она была только в том, что позвонила Гвидо на тот номер, на который никогда не стоило звонить, но выбирать особо не приходилось, к тому же старый номер Гвидо был в ее памяти, новый же она еще не запомнила - Омбра никогда не вносила номера в книжку - обладала достаточной памятью, чтобы каждый раз набирать их.
- Его там нет, ты меня за идиотку считаешь? - В ее голосе появилась обиженная интонация. Обвиняя ее в такой неосмотрительности, когда она уже итак сделала ошибку из-за которой в пору застрелится, было слишком оскорбительно, особенно для нетрезвой Омбры, и только травма и близость полиции удерживало ее от того, чтобы не дать-ему пощечину. - Там.вообще ничего нет. Система самоуничтожения. Я не была уверена, что ты приедешь, точнее что умрешь приехать. - Она отвернула голову, глядя на стенку подвала, и вслушиваясь в то, о чем говорит Гвидо со своей подручной, сарательно подавляя в себе ростки ревности, еще слабые, хилые, но уже болезненные. На не беду, Гвидо е не только был трусом в плане решительности, но еще м окружал себя во власти женщинами, а ей оставалось молча смотреть, понимая что никаких прав у нее нет, и нужно учится справляться с ядовитым жалом слепой ревности.
- Нет, слышала, но не знакома. Не доводилось встречаться.  Ты ее хочешь впутать? - Времени на обиды не было, но Гидра ясно озущала злость Гвидо, и явно начинала накручиваться сама, чему немало способствовал алкоголь в ее крови и та чамая, чертова недосказанносэь, что оставалась темной стеной между ними. - Ты мог вообще не ехать, а полать кого-то. Я не по своим делам каталась, я знаю кто крыса.

+1

11

Дело было не в номерах, на которые она звонила, и не в её записной книжке; и даже не в степени её вины, которая сейчас, в данный момент, когда окно подвала ловило сине-белые отблики маячков патрульных машин, была совершенно не важна. Гвидо и сам предпочитал пользоваться памятью во всех вопросах ведения своих дел - в профсоюзе мясников, в телефонных номерах, и уж тем более, в своих прямых обязанностях; когда её не хватало - пользовался бумагой, которую после сжигал, если только бумага эта не была деньгами - как и у большинства из них, его оборот был в наличности, потому что её невозможно отследить, в отличие от банковских и электронных счетов, и единственными уликами, которые он прятал, а не уничтожал, за собой, были деньги, оружие и инструменты. Впрочем, и книги - но и они давно уже есть в свободном доступе в Интернете.
- Какая разница, что там есть? Ты звонила мне, и это им уже известно. - а разговор наверняка уже на плёнке. И судьба этой записи тоже сейчас решается - отправиться ли ей пылиться в архив, или быть предъявленной вместе со списком вопросов, кто стрелял в Омбру, почему, и почему она позвонила Гвидо, ещё и набрав телефон по памяти, а не набрала 911, что запомнить было гораздо проще. И возможно, полицейские не сумеют ничего особенного предъявить ни ей, ни тем более ему, но времени всё это отнимет - уйму, да и их внимание к ним обострится. Как у гонщих собак, которые уже почуяли добычу. Впрочем, Монтанелли уже сейчас чувствовал себя волком на охоте, в чужой норе, с раненной волчицей, и с волчонком, который остался дома. Так что и дело было не только в его злости на Омбру - на неё и вправду не оставалось времени; точнее, времени-то было полно, ожидание - всё, что им оставалось, смысла - вот его не было совершенно, пока они не выберутся отсюда, пока она не получит хоть сколько-нибудь квалифицированную помощь, а он - не сделает себе алиби на эту ночь и не позаботится о том, чтобы оно было и у неё тоже. Для начала - здорово было бы придумать, как вытащить мотоцикл отсюда; это было сделать явно труднее, нежели загнать его сюда...
- Уже впутал. - раньше он не доверял ей свою жизнь - не в прямом смысле; у них были дела, когда приходилось прикрывать друг другу спину, но Гвидо ни разу ещё не зависел от Крис... И не был уверен, что она не использует свой шанс припомнить ему то, что он сделал полгода назад, устранив её делового партнёра, пусть она и сама его ненавидела, сообщив Риккарди о её самовольной отлучке, а когда она вернулась - самостоятельно подвергнув её "фальшивой казни", но... с другой стороны - тогда он действовал в её интересах. Пусть это и было унизительно для неё самой, но и ему это тоже не принесло удовольствия. Маргарита зря ревновала - Крис годилась ему едва ли не в дочери, и уж чего, а романтики в отношениях между ними совершенно не было; это, впрочем, было почти справедливо и по отношению к Маргарите - но с Санчез он едва ли когда-нибудь допустил бы ту же самую ошибку, что и с ней. - Она отгонит твой мотоцикл, когда мы придумаем, как выбраться отсюда... - Гвидо оглядел тёмное помещение подвала. Кажется, он уже начинал догадываться, как можно это провернуть. Ситуация как раз была под стиль Санчез, а не его - слишком много импровизации и активного действия; он же привык действовать по плану. В этом их "дуэт" выигрывал, когда они собирались вместе для работы - пусть и не так часто; хотя теперь определённо придётся делать это куда чаще... - И потерять время на то, чтобы искать ещё кого-то? - Гвидо не был доном Корлеоне, не был даже доном Донато или Альваро; вообще не принимал на себя сан дона, в отличие от них двоих - и не жил в поместье под вооружённой охраной, зная, что чистильщик, внезапно после двухмесячного тюремного заключения ставший жить, как бог на Олимпе, привлечёт к себе всё внимание, и в конечном счёте, отправится в ту же камеру, откуда вышел - нет; его дом был на прослушке, но именно это и было той цепью, что его там держала - а все дела он проводил вне его стен. - И кто же? - и откуда какому-то там Доро знать, кто стучал? Какого рода у Омбры имеются информаторы - полицейские, или кто-то рангом повыше?.. Впрочем, вряд ли стоило сейчас размениваться на тех, кто на данный момент находился в тюрьме - из аквариума вести получать гораздо проще, все жители друг для друга как на ладони, и если кого-то недосчитаются - это сразу станет всем видно. Хоть все вести оттуда и дойдут до адресата, возможно, чуть позже. Пока стоило заниматься только теми, кто был на свободе - за решёткой сейчас было достаточно Торелли, чтобы они имели возможность разобраться со стукачами самостоятельно.
- Надо вправить тебе ногу. Но если ты закричишь, копы это услышат. - никакой алкоголь не поможет; Гвидо представлял, насколько болезненно вывихнуть конечность, тем более - бедро, и не был уверен, что даже Омбра сумеет выдержать. И не был уверен в том, что сумеет выполнить процедуру по памяти, почти в полной темноте, в одиночку - и не сделать её инвалидом окончательно, или не получить и для себя пару переломов в процессе; едва ли Маргарита будет реагировать на боль лишь криком.

+2

12

- Его можно оставить здесь, если он такая проблема. Он зарегистрирован не на меня. У меня доверенность. - Она прикрыла глаза, чтобы Гвидо не увидел усталость в них, и озадаченность - она понимала, что сделала глупость, но точно также понимала, что скорее сдохла бы, чем вызвала 911 - служба спасения была обязана сообщать полиции об огнестрельных ранениях, а учитывая наличие уже одного трупа, это могло бы стать проблемой. Впрочем проблема уже появилась, и ее надо было срочно решать.
Омбра молча выслушала Гвидо, говорившего о боли с каким-то странным надломом, словно он не столько боялся, что она закричит, сколько того, что просто причинит ей сильную боль. Чуть приподнявшись, она задрала футболку, и на свет появились небольшие ножны с посверкивающей рукоятью ножа. Омбра поморщилась, и рванула футболку, отрывая от нее полосу, и неуклюже заворачивая в нее нож. Ножны были сделаны из мягкой кожи, но на каркасе, а нож, остававшийся в ножнах не дал бы ей раскрошить свои зубы, и прокусить губы от боли, и пригасил бы крик. Впрочем, последнее уже было не так важно - важнее было позаботиться, чтобы в порыве боли она не попыталась его убить, не контролируя собственное тело, все же не хотелось оставить собственного ребенка без отца, да и смерть Гвидо могла очень сильно навредить не только Омбре, но и всей Семье. 
- Зафиксируй меня, я не могу гарантировать, что не попытаюсь убить тебя когда ты будешь вправлять вывих. - Несмотря на слегка дрожащую интонацию, Омбра говорила жестко и без купюр, понимая, что если о чем-то забудет, о какой то мелочи, это может стать для них огромной проблемой. - Это - в зубы, чтобы не крошились когда челюсть сомкнется. - Она отдала ему "куклу" из ножа и ткани, понимая, что не сможет нормально взять ее в губы, управляя всего одной рукой.  Омбра смотрела на него с улыбкой, видя что он сомневается, не слишком уверен в своих силах и колеблется в необходимости данного поступка, но оба понимали, что особого выбора не имеют - если она не сможет двигаться, их рано или поздно найдут копы. А это был бы худший исход нежели неудачно вправленная нога. - Я тебе доверяю... - Она чуть улыбнулась, и болезненным движением приподнялась, подаваясь вперед и чуть касаясь уголка губ присевшего рядом Гвидо поцелуем.  Затем снова легла, чуть приоткрывая губы, и с трудом приподнимая запястья, чтобы позволить ему скрутить себя. Для наемника - это была высшая степень доверия.

+2

13

Внешний вид

Без угрозы наказания нет радости побега. Именно его я устроила час назад из больницы, не без помощи  юной смышленой работницы, являющейся помощником психолога. Я была безумно благодарна ей за отсутствие лишних слов и вопросов, какими обычно врачи и медсестры вскрывают мозги пациентам, жаждущим сию минуту вырваться за пределы больницы. Всем им нужен дом и уют в кругу близких, а мне нужны свобода и обязательное условие не попасть в лапы копов, поскольку моя цель — помогать решать проблемы, а не создавать их, подставляя тем самым вышестоящих.
Уже полчаса лежа на боку на носилках в машине «Скорой помощи», припаркованной среди лесопарковой пригородной зоны, я находилась под капельницей, пересиливая сон. К моему счастью, когда я угнала оказавшийся открытым фургон медработников, да еще и с ключом зажигания, в нем уже была приготовленная капельница, осталось только ввести лекарство, найденное на полках, и снова воткнуть трубку себе в расковырянную дырку у сгиба локтя. Уколы и капельницы я умела ставить еще с момента военной службы, когда только-только проходила подготовку. Надо было уходить как можно быстрее, поэтому скорость подачи лекарства я установила наибольшую. Звонок мобильного телефона - единственное, что удалось вернуть из своих личных вещей – вывел меня из дремоты.
- Крис, извини, если разбудил - но мне нужна помощь. И срочно, - голос Гвидо Монтанелли заставил тут же принять положение сидя и зажмурить глаза от тянущей боли в руке.
- Конечно. Где ты? – мой голос показался менее бодрым, чем обычно. Проверяя опустевшую капельницу, я аккуратно извлекла иголку из вены и щедро залила спиртом.
- Я на Драйвер-стрит; ты увидишь - там твой автомобиль. – что? Мой автомобиль? Стоп, Крис. Сейчас не время предъявлять претензии. - Мы в подвале, на улице полно копов, и нас ищут. Один из нас тяжело ранен. Не могу долго говорить.
- Сейчас буду, - коротко ответила, однако услышала в трубке короткие гудки. Кажется, Гвидо попал в нехилую передрягу, раз звонит с левого номера, да еще и использует мою машину. Надо сказать, я до сих пор злилась на босса из-за того инцидента, следствием которого могла оказаться моя продырявленная башка. Но ведь отчасти я сама виновата в этом, поэтому свою злобу предпочитаю засунуть в себя как можно глубже, особенно в такой момент. Прочитав пришедшее ранее сообщение о том, что он взял мою Хонду, я отключила мобильный телефон, сунула в карман кожаных штанов и перебралась на водительское сидение, накидывая на плечи белый халат, взятый с пассажирского сидения. Поворачивая ключ зажигания, я выехала на дорогу, перебирая в голове все короткие пути до Драйвер-стрит.
Оказалось, ехать на машине «Скорой помощи» очень удобно – абсолютно все уступали дорогу, и я пару раз успела пролететь на красный, пока перпендикулярный поток замешкался. Вот бы когда-нибудь угнать патрульную машину копов… тогда бы я надрала всем им задницу. Доехав до перекрестка улицы, я оставила фургон на бесплатной подземной парковке одного из домов и, решив, что машина еще может пригодиться, забрала ключ и оставила халат. Идти было мягко говоря неприятно. Каждое резкое движение или переход на быстрый шаг отдавались резкой болью в ребрах, из чего я сделала вывод, что как минимум одно из них все-таки сломано. Мысленно проклиная сообщников, я обещала сама себе, что как только закончу с этим делом, самолично оторву яйца предателям при помощи какого-нибудь гаечного ключа или ржавых плоскогубцев.
Отчетливо слыша звук полицейской сирены, долбящей сейчас по голове так сильно, я силясь пробежала пару переулков и возле одного из домов увидела свою машину. Вглядываясь в темноту – слава богу фонари не освещали часть улицы – я прошла близ подъездов. Запнувшись о мусорный бак, я потеряла равновесие, вляпавшись рукой в какую-то лужу.
- Твою мать! – прошипела я, когда поняла, что это кровь. Наплевав на это, я вытерла руку о майку, поднявшись. Глаза уже привыкли к темноте, поэтому я свободно ориентировалась на местности, оглядывая подвальные окна. Толкнув ногами раму ближайшего к баку окна, обутыми в кожаные берцы, которые для меня никогда не были тяжелыми, я открыла его и, присев, заглянула.
- Есть кто?! – я снова посмотрела по сторонам и влезла в широкое окно, спрыгивая в подвал, где увидела Гвидо с раненой женщиной, которую я не знала. Мой вид по всей видимости тоже оставлял желать лучшего - перебинтованная рука и многочисленные ссадины на теле говорили о том, что Крис сегодня тоже успела побывать в большой жопе. – Вече.. - не договорила. - Охренеть, - учитывая то, что последняя была вся в крови, да и босс не меньше, я в момент забыла о своих ранениях, посчитав их ничтожными. – Она в порядке? – встревожено спросив, я наклонилась ближе.
- У меня машина «Скорой помощи» на противоположной улице, на парковке. И, пожалуйста, не спрашивай, откуда я ее взяла, - резко поднявшись и сжимая скулы от внутренней боли, я огляделась. Затащить в подвал мотоцикл было не самой лучшей идеей, поскольку вытаскивать обратно его будет куда сложнее, и тогда мои ребра точно ссыплются в трусы.
– Копов поблизости нет, мы успеем вытащить ее. Если справишься один, я отгоню ее мотоцикл прямо сейчас… - сжимая ключ от машины «скорой», я мазнула сочувствующим взглядом по раненой, а после посмотрела на босса.

Отредактировано Chris Sanchez (2013-04-28 13:59:46)

+2

14

- Хочешь дать детективу из транспортного шанс поумничать? - доверенность... ещё не легче - разве что у полицейских появится ещё один фигурант в деле, который может запросто указать на того, кому выписывал эту доверенность - а учитывая лужу крови, которую копы обнаружат рано или поздно, у них будет и имя, и группа крови, и повод вызвать Маргариту повесткой, чтобы сопоставить то и другое. Впрочем, Гвидо, кажется, догадывался, кому именно может принадлежать мотоцикл, который они загнали в подвал... если его догадки были верны - чёрта с два их сдадут; но и устраивать проблемы кому-то ещё из партнёров с подачи Омбры Монтанелли тоже не хотел; если уж и выходить из идиотской ситуации - то вовсе без потерь, а не в поисках наименьших затрат и козлов отпущения. И важно было то, что если её, его или ещё кого-то, кто не должен был присутствовать здесь, обнаружат поблизости - проблемы всё равно будут и у Гвидо; а если нет... А если нет - будем считать, что это всего лишь кто-то ошибся номером. Копы не хуже гангстеров знают о том, что совпадений не бывает - но в отличие от них, им надо доказывать эту неслучайность, а только затем - зачитывать обвинения и надевать наручники; гангстерам - чаще всего выстрела достаточно, чтобы решить проблему. К сожалению, с вывихом сладить гораздо сложнее. Убьёт она его, или только попытается, повинуясь болевому синдрому, закричит ли или сомкнёт зубы - одного неловкого движения с его стороны хватит, чтобы Омбра ещё долго могла ходить только опираясь на трость... Он лишь усмехнулся, увидев нож и её махинации с ним. Ясное дело, Маргарита была уверена в себе, и в том, что сможет вытерпеть боль; и не желала жертвовать шансами на то, чтобы выбраться отсюда - как и не желала кормить боль в своём бедре и дальше, что было вполне логично; хотя даже вправленный вывих - не давал ей гарантии, что она сразу сможет передвигаться без посторонней помощи.
- Или чтобы она на моей шее не сомкнулась, да? - едко усмехнулся Гвидо; зафиксировать только руки - явно не вполне достаточно не только для того, чтобы избежать болевой агрессии с её стороны, но даже и для того, чтобы вправить вывих правильно с наибольшими шансами. Он вспоминал картинку из учебника по травматологии, но даже не воспроизведя её в голове с абсолютной точностью - помнил, что по-хорошему, это работа для двоих, а не для одного. Держать надо плечи, а не только запястья; если она и кинется вперёд - то при помощи туловища, а не рук...
- Лежи... и не дёргайся. - Гвидо опешил от того движения, что она сделала, и даже не нашёл, что ему стоит противопоставить этому неожиданному касанию губ; сейчас явно было не место и не время. Насколько она доверяет ему, было и без того понятно по её звонку на его телефон... И что-то в округе не было видно того, кто ей доверенность выписывал. Осторожно вложив обмотанный в тряпку нож ей в зубы, Монтанелли снова вытащил бинт из своего набора и стянул ей запястья, не забывая и том, что в одном из плечей всё ещё есть осколки. Нет... едва ли Гвидо дал бы себя убить сейчас, когда Омбра могла использовать лишь половину своего тела. Попытайся она убить его - и вполне возможно, ему пришлось бы тащить труп на себе... что, впрочем, не намного отличалось от того, что предстоит, в техническом плане - Маргарите в любом случае ещё придётся прокатиться на нём...
- Готова? - заняв полицию, Гвидо взял её ногу, и получив утвердительный кивок, с силой повернул её в сторону, не выпуская из рук даже тогда, когда услышал хруст, понимая, что если ему удалось, и Омбра теперь может ей действовать - он более чем годится на роль того, кто от первого действия вправленной ноги и пострадает, улетев в противоположную стенку. Другой рукой он придерживал девушку за здоровое плечо, прижимая к полу, чтобы исключить для неё возможность попытаться встать; кость, вроде бы, встала на место, но это не значило, что конечность сумеет сразу выдерживать полную нагрузку. Он отпустил её лишь тогда, когда она полностью успокоилась, и затем вытащил нож из её рта.
- Не кричи. - и тут же шикнул, отозвавшись на знакомый голос, послышавшийся сзади. Они были здесь; но и человек шесть полицейских тоже были где-то неподалёку, и вполне могли бы решить, что это обращаются к ним... Или решить ещё что-нибудь - в любом случае, услышав подобный вопрос, они явно слетелись бы сюда. Крис добралась, и очень быстро. Слава Богу... он знал, на кого стоит рассчитывать. Впрочем, взглянув на неё, он мог сказать только то же самое, что и она произнесла только что - охренеть. Выглядела Кристина ненамного лучше Маргариты - бинт на руке, свежие ссадины, бледность, заметная даже на её смуглой коже и в подвальном полумраке, кровь на майке... Она что, прямиком с того света примчалась ему на помощь. - Нет, не в порядке. - незачем было и спрашивать; Крис сама видела, насколько влажная повязка на её плече... - Ты сама-то как? Что с тобой случилось? - прекрасно - он собирался оказать медицинскую помощь одной женщине, а получается, что придётся заниматься уже двоими... впрочем, Санчез он будет штопать уже не впервые. Только на этот раз, похоже, всё серьёзнее... - Пока не буду. У нас есть сейчас гораздо более важные дела. - пообещал Гвидо. Крис так торопилась, что угнала скорую помощь, или её перевозили на этой же самой скорой, когда он позвонил ей?.. Впрочем, не так это важно - это было скорее хорошей новостью, чем плохой; там были необходимые медикаменты, чтобы хотя бы обезболить Маргариту, и оказать помощь им обеим - одна проблема: даже до этой парковки, до этой улицы, нужно было добраться, причём так, чтобы их не обнаружили; в идеале - даже не увидели, чтобы не было возможности составить ориентировки. Гвидо взглянул на дверь подвала, и затем перевёл взгляд на стеллаж противоположной стены, на пару секунд включив фонарик, размышляя над тем, как лучше вскрыть дверь.
- Значит, сделаем так... - подойдя к полкам с инструментами, он взял оттуда гвоздодёр и направился к двери. - Я открою дверь, и затем помогу Маргарите добраться до твой машины. А ты отвлечёшь копов на себя на какое-то время. - он кивнул на слегка помятый байк, всё так же стоявший у окна, и казалось, сам не понимавший, как он попал сюда и что тут делает. Рёв мотоциклетного мотора из подвала явно притянет к себе всё внимание полицейских - если Крис даст им полминуты на то, чтобы сменить место, а затем успеет выехать быстро, у них всех будут шансы... - Только не бросай его где попало - спрячь где-нибудь, где его не смогут найти, а затем - позвони на этот же номер; мы заберём твою скорую и подберём тебя. - на красной Хонде, на помятом байке, на краденной скорой - ночка была нескушной, но обещала стать ещё интереснее. Как в старые добрые времена... Гвидо просунул конец фомки между дверью и косяком и потянул на себя.

Отредактировано Guido Montanelli (2013-04-29 11:57:58)

+2

15

Рано или поздно она там сомкнется... - мимолетно подумала Омбра, глядя на Гвидо, и понимая, что  сейчас придется перенести сильную боль.  И не факт что эта боль окажется слабее той, которая грызла ее все эти дни, превращая из спокойного наемника в истеричную женщину, неспособную контролировать себя. Омбра хорошо понимала, что сказав Гвидо о сыне, и не выяснив отношения между ними двумя, она запирала себе в клетке, где каждый прут обжигал и терзал, потому что заговорить не хватало сил, да и Монтанелли упорно избегал любых разговоров, а молчание сжигало душу, как разоженный на сухих дровах костер, причиняя боль.
Омбра лишь коротко кивнула, а в следующее мгновение стиснула зубы так, что показалось - они сейчас лопнут, разлетятся сотнями мелких кусочков, превратившись  в пыль, и превратив в пыль металл под грязной тканью. Боль была такой, словно ее разрывали живьем - острый раскаленный прут превратил ее кости в лаву, заставляя выгибаться, и мучительно сдерживать рвущиеся наружу стоны.  Она ненавидела эту боль и одновременно желала ее - из яркого пламенеющего ада, она постепенно становилась желанным раем, когда импульсы ее начали затихать, заставляя судорожно сжатые челюсти медленно разжиматься, напряженные руки, натянувшие сдерживающие запястья бинты, отпускать порезавшую немного ткань, а бедро здоровой ноги наконец расслабить. Боль стала несильной, постепенно перетекая с бедра на плечо, перебинтованное, но вновь начавшее кровоточить из-за слишком сильного телесного напряжения.
- Не буду.  - Она закусила губу, ощутив присутствие чужого человека в подвале. Передернулась, не справившись со внезапно вспыхнувшей ревностью. Этих двоих связывала какая-то тайна, о которой Омбра не знала, но невозможно было сомневаться, что узнает, как только попадет в свою квартиру - связи у нее были достаточно обширными для работы, почему бы не применить их для личного пользования?
- Настолько, чтобы самостоятельно ответить на заданный вопрос. В порядке. Смогу передвигаться сама в течение получаса. Что с вами? Не похоже на порез от ножа. - Омбра не хотела показаться слабой, перед той, кого посчитала своей соперницей, и уж тем более не желала доверять своего коня человеку, который сам едва держался на ногах, не то  что удержать еще и тушу весом в полтонны. Раздолбать же своего красавчика окончательно, Омбра не желала.
- В этом подвале должен быть выход в здание, там проникающий проход ближе к ее машине. - Она села, собираясь следующим рывком встать Может она и повела себя неправильно в сложившейся ситуации, но быть балластом не собиралась, хотя от боли пульсировала жилка на виске, а бледные обычно губы уже алели от того, как она их искусала.

+2

16

Нынче, если пожмешь кому-то руку, нужно потом пальцы считать, все ли на месте. Вот и сейчас в подвальном помещении воняло сыростью и плесенью, а также недоверием этой женщины ко мне, скорее всего связанным с не до конца пониманием. Уверена, она уже думала о том, как бы поскорее связаться с нужными людьми и узнать обо мне всю подноготную,  вплоть до мелочей. В очередной раз сочувственно оглядывая в полутьме раненную, я нахмурила брови, отвлекаясь на Гвидо и невольно улыбаясь тому, как женщина перебивает его и сама отвечает на мой вопрос о ее состоянии.
- Да так, препаршивенькое выдалось утро, меня крупно подставили, - усмехнувшись. – Но я в полном порядке, на службе бывало хуже, - я выставила руки вперед, тем самым показывая, что беспокоиться обо мне сейчас точно не нужно. Сейчас не было смысла рассказывать о своем провалившемся наполовину деле, об аварии, которой может быть босс уже и был в курсе, о побеге из больницы, о сообщниках, которые кинули меня в самый ненужный момент, решив бросить в лапы копов-гладиаторов, о лысом непонятном мужике, спасшем меня и угнавшем мою развалившуюся тачку. Этот разговор я предпочла отложить на потом, готовясь опять-таки к не лучшим последствиям.
Смерив взглядом дверь из подвала, я присела около мотоцикла и при помощи ног подняла его, выворачивая переднее колесо как можно ближе по направлению к полу. Никогда это не составяло особого труда. Да что там, даже хрупкой девушке под силу поднять тяжелый мотоцикл! Не нужно демонстрировать силу рук или крепость спины, стоит использовать самые крупные мышцы тела - ноги...
Внимательно прослушав наставления Монтанелли и жопой чуя на себе недоверчивый взгляд, я обернулась. Кажется, я догадывалась, кем являлась ранненая. Консильери. Крис, и как тебе не стыдно не знать верхи?
- Крис Санчес, - несмотря на абсурдную ситуацию, я все же решила самолично представиться до сих пор незнакомой мне женщине, дабы внушить ей хоть какое-то доверие касательно себя. Ведь не кто-то иной, а именно я сейчас должна отогнать ее мотоцикл, да так искусно, чтобы увести за собой копов, однако не дать поймать за хвост. – Сделаю все как надо, железно, - твердо произнесла я, ставя байк на подножку, держась за ось заднего колеса.
- Не учи меня, Гвидо, - фыркнула я недовольно, когда босс начал загонять мне о том, где прятать мотоцикл. Терпеть не могу, когда начинают указывать мне, как делать работу.
– Если скорая не понадобится, то пусть остается на той же парковке, где я ее и оставила. Неприметное место, а жителям никогда нет никакого дела до того, почему та или иная тачка стоит рядом с их местом. Потом отгоним, - пожав плечами и ощутив ноющую боль в области грудной клетки, я посмотрела поочередно на обоих.
- Да-да, все верно, выход к моей тачке есть ближе, здесь подвальные проходы сквозные - старая постройка, - аргументировала я, учитывая, что жила в похожей старой развалюхе, когда только приехала в Сакраменто, план всех подъездов надолго застрял в моей голове. Дверь под напором Гвидо была сломана, после чего я поспешила откатить мотоцикл к выходу из подвала – так можно было без труда попасть в парадную и намного проще вытащить железную махину через безлестничный выход.
- Где шлем? Вы были без него? – я усмехнулась. Меня повяжут на первом же перекрестке, если попадусь патрульным на этом коне без шлема. Я сомнительно огляделась, не сказав также, что после поимки будут часа два мариновать в полицейском участке. Хотя, потом меня и вовсе смоют по частям в унитаз. Ах, да собственно, плевать, дайте мне как всегда выпендриться и сыграть на неожиданности. Раньше ведь все было нормально, и не от такого дерьма уходить приходилось.
- Я позвоню, - отлепив от лба мешающий пластырь, бросила я, прокатывая мотоцикл через проем, дверь в котором была выломана парами минутами ранее.

Отредактировано Chris Sanchez (2013-05-03 22:36:24)

+2

17

Помимо того, как боль отпускала Омбру, становилась слабее и хватка Гвидо. Шутки шутками, но его здоровье было сейчас в опасности не в меньшей степени, чем её - начиная от зубов, которые действительно вполне могли бы сжаться на его шее бульдожьей хваткой, если Маргарита всё же предпочтёт её обмотанному лезвию ножа, включая этот же самый нож и запястья, связанные или распутанные, и заканчивая здоровой ногой - одним ударом которой Омбра вполне могла бы проломить ему череп, если бы захотела. Многие слухи о личной убийце бывшего дона Семьи Торелли были преувеличены, но часть из них была вполне правдивой - её не хуже солдата элитного подразделения учили убивать, защищать себя и других, даже ценой жизни, не говоря уже о цене собственной боли - и Гвидо не был уверен, что она отреагирует на неё адекватно. То, что сама Маргарита была в этом солидарна с ним, не слишком обнадёживало, но - хорошо, что она осознавала это... Убедившись, что ничего больше не грозит - в пределах этого подвала - ни ему, ни ей, Монтанелли осторожно вытащил нож у неё изо рта и развязал бинты, стягивающие запястья - и тем не менее, всё ещё напряжённый и готовый отреагировать на резкий выпад со стороны консильери. Раненая волчица опасна - даже и для своих. К счастью, не всегда для всей стаи - иначе раненных просто не было бы. Гвидо знал, на что способна ди Верди - и при всём уважении к ней, даже с учётом их положений и их общего ребёнка, он всё ещё даже побаивался её.
- Расскажешь об этом утре подробнее. Позже. - и к слову о стае и отдельных её особях - напряжение между девушками почувствовалось с первых же секунд появления Крис в подвале, и причина его, кажется, была вполне понятна Гвидо - но это не значило, что она его устраивала. Гонщица и чистильщик - казалось бы, представители настолько разных профессий, но Гвидо и Крис дружили достаточно давно, и до появления её в его жизни Монтанелли довольно тесно сотрудничал и со старшим Санчезом; их с ней связывало много тайн, были и те тайны, которые они хранили друг от друга - впрочем, у кого в бизнесе вроде того, каким занимаются они, обходится без тайн? Чтобы выяснить что-то из области тех дел, которые Патологоанатом вёл с обоими Санчезами, Маргарите пришлось бы копнуть достаточно глубоко - многое произошло за 15 лет её отсутствия, и найти концы было бы весьма непросто, однако же для того, чтобы понять, что её опасения ложны, а ревность - беспочвенна, столько ресурсов задействовать не стоило. Между Гвидо и Крис всегда были тёплые деловые и дружественные отношения, но едва ли кто-то из них хоть раз всерьёз представлял себе другого в роли любовника... Крис и Гвидо? Это было даже смешно. Гвидо от души посмеялся бы над этой мыслью, если бы они находились в менее паршивой ситуации... - И тогда посмотрим, что можно сделать с твоей проблемой, и осмотрю и тебя заодно. Но сейчас ты на ногах, в состоянии водить - и это главное. - пуэрториканка в лучших традициях отставного солдата не могла не похвастаться лишний раз своим военным прошлым. Да, Санчез тоже была крепким орешком - не только Омбра была стальной леди. Правда, оказавшись между двумя ранеными и злыми от собственной боли женщинами, Монтанелли себя ощущал оказавшимся между двух жерновов. - Предлагаю оставить выяснение отношений на потом и для начала выбраться отсюда. - строгий взгляд на одну, потому на вторую - не время и не место для знакоств; позже - у него будет представить их друг другу так, как положено, по крайней мере - хотя бы не делая это на бегу. А вот напряжение между девушками, кажется, стало давать положительные результаты, заставив их думать в правильном  направлении. Воистину, у прогресса есть два двигателя - лень и конкуренция, и если первый сейчас был, наоборот, убийцей - второй мог заставить выживать даже тех, кто с трудом передвигался...
- Крис, посмотри на Маргариту и на себя. Заверяю тебя, она понадобится.
- хорошая работа, хоть он этого и не просил - угнать машину скорой помощи было полным идиотизмом, но главное - результат: у них был теперь серьёзный запас медикаментов, с одной поправкой - полицейские ищут его с тем же рвением, как и они; но, учитывая, что вся троица сейчас разыскивается - это было небольшой проблемой. Если всё сделать вовремя - останется только "вернуть" государственную машину владельцам, бросив на видном месте, позаимствовав лишь то, что необходимо им самим - сравнительно честно; даже ворам не нужно лишнего. Гвидо только фыркнул - вот почему Крис была одной из немногих среди соучастниц (не говоря уже о членах Семьи), которая могла бы так запросто сказать ему "не учи меня". Впрочем, Крис была права - он уже научил её многому. Старался, во всяком случае...
Патологоанатом положил руку на здоровое плечо Омбры, мягко, но настойчиво пресекая её попытку подняться на ноги. Пустая трата сил; ходить самостоятельно она, как сама признавала, сможет не раньше, чем через полчаса, но даже это не значило, что ей следовало это делать так рано. А по поводу балласта - она одумалась слишком поздно; если по-честному - Омбра им являлась уже с полчаса, но и бросать её было нельзя. В том числе и потому, что она потянет их на дно. Гвидо протянул Маргарите руку, а затем - с почти невероятной для человека его возраста лёгкостью взвалил девушку на плечо, словно бревно. Слишком велик был опыт обращения с "клиентами" в пластиковых мешках, чтобы забыть всё, единожды примерив кольцо босса - Монтанелли тоже знал несколько приёмов...
- Нет. Не звони. - достаточно звонков на сегодня - у копов уже хватило бы времени, чтобы подключить все номера к базе и организовать поиск по телефонным аппаратам. Учитывая попытку избежания допроса, пулю, бегство от полицейских, да ещё и ворованную карету скорой помощи - любая дурная ошибка стоила бы слишком дорого. - Мы доедем до стоянки, о которой ты говорила, и будем ждать тебя там минут пятнадцать. Если не успеешь, я поведу машину... в заведении, где раньше правил Болт. - чёрт дёрнул Гвидо вспомнить сейчас о том бывшем партнёре Кристины, связь с которым стоил ему самому жизни и чуть было не стоил жизни и Санчез. Болт пал первым, когда в августе Монтанелли начал заметать следы Крис; в баре полицейские нашли трупы двух его сообщников-байкеров, после короткого дела - бар за городом был закрыт и вот уже более полугода просто гнил. Во всяком случае, и Гвидо, и Крис знали, где это место находится, да и найти их там копы имели мало шансов. - Дай нам пару минут, и газуй. - Патолгоанатом кивнул Крис, и исчез в дверном проёме, утащив Маргариту с собой.

+2

18

Ну о том, что между Крис и Гвидо сложно представить себе интимную связь даже думать было забавно - просто потому что интимная связь между Гвидо и Омброй тоже была абсолютно не представляемой, но все же осуществилась, и имела вполне конкретные последствия в виде Адольфо. А следовательно, действовало правило "никогда не говори - никогда" и ничего невозможного, теоретически не было. А учитывая патологическую традиционную итальянскую ревность Омбры - для нее тем более не существовало ничего невозможного,  к тому же фактически, сейчас их отношения с Гвидо замерли на мертвой точке, и если она была готова идти на обсуждение, он все никак не мог, а может  и не хотел наконец разобраться - он так и не дал ей возможности понять, что же все таки связало их пусть и не надолго. эта неизвестно сильно мучила ее и порой заставляла проявлять немотивированную агрессию, что могло привести к непредсказуемым последствиям. Омбра понимала, что теряет возможность обзавестись таки нормальной семьей, имея все еще шанс родить второго ребенка, особенно учитывая то, что сейчас она таки частично отошла от заказов, вполне возможно наконец почувствовать себя любимой и нужной, но ничего не могла поделать, не могла приказать дурному сердцу, которое само не знало, что ему нужно.
- Шлем раскололся на одной из улиц... - Недовольно поморщилась Омбра. Не видела бы сама, никогда бы не поверила, что ее черный шлем может просто мало того, что слететь с головы, так еще и расколоться практически пополам. Это было как совершенно дурное предзнаменование, ведь шлем слетел до того, как она прибыла на место, где встречалась  со своим осведомителем. Но она лишь обозлилась, не обратив внимания на эту глупую деталь, а теперь понимала, что ей словно хотели подсказать, помочь, а она проигнорировала почти прямое предупреждение.  - До покушения.
Заслуживать доверие Омбры для Санчез было бессмысленно - несмотря ни на что, ни на какие бабские эмоции, женщина все же оставалась консильери, и прекрасно знала многое, в том числе и общие рекомендации и характеристику соучастника Санчез. Для этого не надо было быть семи пядей во лбу, достаточно было всего лишь найти хорошего осведомителя, а в нужный момент покопаться в своей памяти. Боль была хорошим стимулятором для остальных частей ее организма. Омбра умело использовала даже боль - она была благодарна Антонио за то, что тот требовал обучать ее не только умению драться и стрелять - но и большинству медитативных практик, целью которых был контроль даже над поврежденным телом, что давало значительное преимущество перед врагом в определенный момент. И не только врагом.
Омбра проигнорировала строгий взгляд Гвидо, чуть дернув плечом, молча высказывая недовольство самоволием Монтанелли, но решив оставить разборки на потом - лишние свидетели были не нужны. Вот только подумать, что он потащит ее как куль с мукой, ну совершенно не могла, к тому же скорее всего засомневалась бы, что Гвидо сумеет поднять ее вес - слишком уж она поднаростила в последнее время мышечную массу. Совершенно напрасно, между прочим, а потому собиралась менять тренировочную программу и рана не была препятстсвием.
Они покинули подвал, уходя в темноту. Омбра мягко выдохнула, расслабляя мышцы живота - явно ее пресс был далеко не самым приятным ощущением для Гвидо в момент переноски.

+2

19

Гвидо мог откомментировать ситуацию со шлемом, но вместо этого решил предоставить Крис и Маргарите полные права на словесные перепалки; в конце концов, даже отставив в сторону совершенно неуместную ревность женщины к мужчине, процесс, происходящий между ними, был вполне нормален - любой борется за внимание начальства, как в Мафии, так и в любой другой структуре, в любом коллективе - от окружения трона королевы Англии, до коллектива официантов придорожной забегаловки... тем более, что и Маргарита, и Кристина были близки Гвидо - хоть и занимая совершенно разные направления; ди Верди была его назначенной консильери, ближайшим советником, человеком, к которому он первым пришёл бы за советом и мог бы доверить любую информацию, Санчез же, даже не будучи членом Семьи из-за своего происхождения, с момента смерти Адольфо Бардомиано была ближайшим его оружием, его "руками", которые он мог бы использовать в любом деле - внутри семейной системы или даже за её пределами, о чём он и сказал ей почти открытым текстом после того, как последнее желтомазое тело отправилось в кузов того мясного фургончика. И это было, хоть и незадолго, но до того, как Маргарита прилетела в Штаты. И став боссом, Гвидо не мог не подтянуть и Крис за собой; нравилось ли это Омбре или нет - Санчез оказалась тоже близка к верхам Мафии. Хоть это и не значило, что он забыл о старых проколах, но - Монтанелли доверял ей. И в какой-то степени, возможно, даже больше, чем Маргарите - так или иначе, но с Санчез им уж точно нечего было делить, начиная от власти в Семье, заканчивая общим ребёнком... Потому он и вспомнил о Крис первой, когда они оказались в этой ситуации - он доверял ей. И сейчас, волей-неволей, довериться ей приходилось и Маргарите тоже...
- Тебе удобно? - он почувствовал, как она расслабила мышцы, но особой погоды это не сделало - носить на себе живого всё равно не то, что таскать очередной труп. Однако сейчас его собственное удобство особой роли не играло - и отталкивалось оно только от того, что он был среди них единственным человеком хоть какой-то медицинской квалификации. Но ещё - единственным, кто не пролил сегодня крови, а значит - ему в любом случае повезло больше, чем им двоим... неудобство можно потерпеть. Монтанелли ещё не настолько дряхлый, чтобы жаловаться на тяжесть...
Гвидо поднялся в подъезд, замерев на пару секунд и прислушавшись. Нужно было добраться до машины как можно быстрее, причём так, чтобы никто не заметил их - не стоит и говорить, сколько внимания привлечёт человек, несущий другого человека на плече, особенно учитывая, что вокруг и прохожих-то особенно нет. Не говоря уже о том, что нужно как-то открыть автомобиль, устроить там Маргариту, и ещё и покинуть место оцепления... Одна надежда - на то, что они с Крис сумеют скоординироваться достаточно быстро.
Омбра-то потяжелела с тех пор, как... самые интересные мысли всегда приходят невовремя. Гвидо прекрасно помнил, как ощущал её вес на себе впервые; правда, тогда основной упор на себя взяли ноги, а не плечи, но всё же... впрочем, по сравнению с ней - он и вовсе напоминает скорее перезрелый мухомор. Так что, возможно, дело и не в Маргарите - она всегда была в превосходной форме; скорее всего - дело было в его собственной приближающейся старости. Ремесло чистильщика - не то дело, которым можно было бы заниматься после пенсии. Гвидо стоило уже пересматривать свои роды занятий, но на подобную перемену он как-то не рассчитывал. Впрочем... так ли много изменилось? Точка назначения - автомобиль, вокруг полно копов, а у него - человеческое тело на плече... классика.
Сделав несколько шагов, Монтанелли выглянул из дверей подъезда, окончательно убедившись, что в переулке нету людей в униформе, и сделал ещё несколько шагов, добегая до выезда на улицу. Автомобиль уже виден. Остаётся только дождаться, когда Крис вынырнет с другой стороны здания, собрав всё внимание на себя, и дать рывок. Резкий рёв мотора, откуда-то снизу, словно вопль демона, пытавшегося прогрызться из-под земли, был сигналом к тому, что надо бежать - и Гвидо рванул к автомобилю, едва ли не с той же скоростью, с какой Крис вынырнула из жилого подъезда на соседнюю улицу, как затравленный волк от охотников, по неожиданно нарисовавшейся впереди тропе, к кроваво-красной двухдверной Хонде, на ходу перемещая Омбру так, чтобы она оказалась в его руках, а не на плече - иной танцор позавидовал бы этому трюку. И открыв дверь, он быстро перекинул девушку на пассажирское сидение, а затем, оббежав автомобиль, сел за руль и повернул ключ в замке, срываясь с места в противоположном от чёрного мотоцикла направлении.
- Ещё и салон отмывать придётся... - лишь усмехнулся Гвидо. Санчез будет в восторге - взять без спроса её автомобиль, отогнать чёрт знает куда, испачкать кровью обшивку... и её саму ещё сорвать прямо посреди другого приключения. Сказать откровенно - Монтанелли не был уверен, что Крис удастся уйти от копов. И что этот вечер не станет для неё последним в жизни - тоже не был уверен... он рискнул сейчас её жизнью - отправить раненую девушку отвлекать отряд полиции на себя, на байке в неизвестно каком состоянии, и без права отдать им это средство передвижения, это было риском, за который он отвечал... Но в их деле все рискуют. Оставалось только поступать так, как на скачках - надеяться, что твой фаворит прибудет первым. Или вообще дойдёт до финиша.
Монтанелли припарковал Хонду на указанной стоянке, рядом с каретой скорой помощи, и вышел, открывая задние двери, чтобы переместить Маргариту...

+2

20

Не желая вступать в бессмысленную полемику с консильери, да еще на глазах у босса, из-за ее развалившегося мотоциклетного шлема, про который зашла речь только лишь из-за моего неумения молчать, когда следует, я молча кивнула. Какой черт дернул Гвидо вспомнить о Болте? Да, безусловно, его заброшенное заведение сейчас оказалось бы очень кстати, но даже сама мысль о том, кому оно принадлежало, заставила меня невольно передернуть плечами от острого укола внутри и неприятных воспоминаний.
- Отлично, увидимся, - толкая мотоцикл через парадную, минутами позже я выбралась из подвальной сырости на свежий воздух, в буквальном смысле вылетая из подъезда на черном мотоцикле Ди Верди, в то время как Гвидо добрался с Марго до моей машины. Конечно же, я понимала, что сильно рискую своей жизнью, но отказать и просто свалить не могла. Сделав резкий поворот за угол, я старалась отдалиться от этого дома как можно быстрее, пробираясь через плотный поток машин, огибая каждую из них и то и дело перестраиваясь на другие ряды.  Секунды не прошло, как автомобилисты незамедлительно начали подавать мне сигналы о нарушениях. Настолько нужной сейчас пробки не было, не то время суток. Несмотря на то, что абсолютно всем не нравится в них стоять, я бы сейчас могла выиграть достаточное количество времени, чтобы остаться незамеченной и скрыться  в неизвестном направлении.  Для мотоцикла ведь, как всем известно, пробок просто нет. Можно ехать куда хочешь и не задумываться: там пробка, там рельсы, там патрульные машины... Для мотоциклистов не существует дорог, есть только направления. Это тяжело объяснить словами. Когда надо ехать на четырех колесах, среднестатистическому водиле постоянно приходится задумываться: а как лучше выбрать маршрут, а как объехать какое-то место, а где пробка поменьше. На мотоцикле можно просто ехать, получая огромное удовольствие.
Байк Маргариты оказался более чем удобен. Меня в таких мотоциклах привлекало абсолютно все: начиная с дизайна и заканчивая их резкостью, разгоном, скоростью и звуком, который для меня - одна из лучших музык на свете, после звука гоночного мотора автомобиля. Когда слышу его - сердце начинает биться в груди сильнее!
Только сейчас я думала о совсем ином звуке. Звуке полицейских сирен за своей спиной, и просьбе копов остановиться. Улыбнувшись, я без лишних дерганий вывернула на запад на объездную асфальтированную Станли-авеню. - Пошел ты, грязный коп, - огрызнулась я.
Не знаю, как мне удалось, пролететь мимо еще одного поста и не вызвать за собой погоню, но мое сердце определенно забилось на этой минуте быстрее, уходя в пятки. Наверное, патрульный в это время был увлечен гигантским сендвичем или допросом местных проституток и несовершеннолетних драгдилеров. В последнее время их стало больше, чем на западе. Сбавив скорость и проезжая по пустующей Сан-Лоренсо на отшибе Сакраменто я оставила мотоцикл Ди Верди недалеко от парковочной площадки среди машин-развалюх близ незавершенной стройки. Я не в первый раз уходила сюда от погонь, теперь оставалось лишь пройти пешком к трассе, зажимая руками разболевшуюся грудную клетку и сплевывая кровь небольшими сгустками, затем поймать попутку и вернуться на парковку как ни в чем ни бывало.
- Что уставился? Поехали! – усевшись на заднее сидение остановившейся машины, я умело напугала автолюбителя грозным взглядом. – До даунтануа? Вот и меня туда забрось, - я поправила пластырь в области локтевого сгиба и шумно выдохнула, откидывая голову на спинку сидения.  Когда паренек кивнул и тронулся с места, я облегченно закрыла глаза и мысленно отсалютовала боссу что-то вроде "я скоро буду". Мне бы сейчас не помешала капельница в машине скорой помощи…

Отредактировано Chris Sanchez (2013-05-27 14:46:06)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » В случае убийства набирайте «М» (c)