Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » удрать за 60 секунд


удрать за 60 секунд

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

***

Участники:
Chris Sanchez, Sophie Petit
Место:
Сакраменто, Госпиталь имени Святого Патрика
Погодные условия:
Поздний вечер, на улице дождь, ветер
О флештайме:
Жизнь - удивительная штука, особенно, когда ты - мафиози, и твоя задача на сегодня - оставаться непойманым. А, как говорится, не пойман - не вор. Но, видимо, звезды не благоволят начинающей преступнице Крис, работа которой заключалась в том, чтобы обеспечить качественный перегон нелегальных иномарок.
Несколько огромных фур несутся по скользким дорогам все быстрее и быстрее, ведь время - деньги. За ними спешит машина Санчес, и все вроде бы идет "как обычно", пока на повороте не случается курьез. Законы физики еще не отменяли, и тут же наполненная автомобилями фура теряет контроль. Машину заносит, в результате чего она переворачивается и сносит все, что попадается на ее пути. Из полуразвалившегося прицепа вылетают иномарки и с огромной скоростью летят кто куда, и вот беда - одна из них под прямым углом мчится к едва успевающей затормозить машине Крис. Девушка пытается свернуть, чтобы избежать столкновения, но едва успевает это сделать. В итоге, остается жива, но взаперти: придавленная металлом, кряхтит и пыжится, желая освободиться.
Прибывшие на место спасатели вызволяют загнанную в клетку птичку, но ей не удается сбежать. Девушку доставляют в госпиталь Св. Патрика, где возможно ее разоблачение. А тут к ней в палату внезапно заглядывает Софи, задержавшаяся на работе. Кто бы мог подумать, что из этого выйдет целая махинация?
Очередность:
Крис, Софи

+1

2

- В западном районе Сакраменто на трассе опрокинулась тяжелогружённая фура с иномарками. При падении она зацепила два внедорожника. Один из них от удара перелетел через разделительный барьер, из-за чего пострадали ещё несколько автомобилей. Два человека с легкими ранениями были отправлены в больницу, водителя фуры обнаружено не было. По данным полиции, на месте действовала преступная группировка, участники которой перегоняли две фуры угнанных иномарок вместе с сопровождающими, однако автомобилей последних не найдено. Преступникам удалось скрыться с места преступления… - скандировала диктор последние новости.  Едва открыв глаза, я поняла, что нахожусь в больнице. Они все пахнут одинаково, и мне до боли знакома трубка, прикрепленная к моей руке.
- На данный момент происходит поиск возможных данных с камер видеонаблюдения на арках трассы. Последствия аварии разбираются с утра, образовалась пробка более двадцати километров в обе стороны, - наблюдаю за местными новостями, которые передает маленький телевизор, прикрепленный на полку в углу палаты. Я пытаюсь сесть в кровати, но начинает болеть голова. Словно кто-то ложкой содрал с меня скальп и ковыряется в мозгу. С минуту я тупо разглядываю потолок, пытаясь осознать, как здесь оказалась, но разум отказывается давать внятные ответы. А при попытке вспомнить снова получает порцию головной боли, да и вообще болит все, что может и не может болеть.
Перегон иномарок на полном ходу под дождем чуть не стоил мне жизни. Надеюсь, Вентура с Винсентом смогли сбежать… Ну Винсет. Увижу тебя, сразу же оторву яйца за такую работу. Моя задача заключалась в том, чтобы незаметно сопроводить фуры на не своей тачке (моя благополучно стоит в гараже) в назначенное нам место, однако этот недоумок Вин скорее всего потерял управление, в результате чего она опрокинулась и из прицепа вылетела половина иномарок. Едва успев затормозить, избежать столкновения все равно не удалось, и я оказалась придавленная металлом… От сильной боли в области рук и ребер я потеряла сознание. Вопрос лишь в том, КТО вытащил меня из машины и доставил сюда? Праздновать удачу сейчас явно не к месту: на этот раз я хорошо засветилась, и местная полиция вот-вот может меня схватить.
Сокрушенно выдохнув, я снова пытаюсь встать, откидывая одеяло. В глазах на минуту темнеет, но потом зрение снова фокусируется на обстановке вокруг. Моя рука забинтована, на лбу ощущается большой пластырь, все тело в ссадинах и ужасно ломит,  каждое шевеление дается непросто.
- Стой, куда ты? Тебе нельзя вставать. Я сейчас позову сестру! – черт, а я и не заметила, что в палату вошли.
- Я тебе сейчас позову! – оборачиваюсь, глядя на девушку пронизывающим взглядом. Пока она опешила, поднимаюсь с кровати, опираясь ладонями о стену.
- Где я? Они знают, как меня зовут? – выдергиваю эту ненавистную трубку из сгиба локтя. Далее я замираю, услышав из коридоров разговоры копов и врача.
- Ни документов, ни бумажника. В больнице с утра и до сих пор без сознания, к ней нет смысла заходить. Ее привез какой-то лысый мужчина, сказал, что нашел ее около какого-то дома… - что? Какой еще лысый мужик? Не знаю таких.
- Мне надо уйти отсюда, и ты мне поможешь! Попробуй только заикнуться им обо мне, – непринужденно говорю, оглядывая себя критически – я в этой хреновой больничной сорочке. – Где, черт возьми, мои вещи?! - также не обнаруживаю своих жетонов на шее. Они остались в моей второй машине, вопрос теперь лишь в том, где тачка и почему она не была обнаружена копами? Кто ее отогнал?

Отредактировано Chris Sanchez (2013-04-26 17:58:06)

+1

3

О чем же люди думают, когда остаются одни? О жизни, о смерти? О любви? Сейчас эта глубинная тишина пустого помещения больше напоминала странный сон, где в живых осталась только ты и никого больше. На столе стучали магнитные часики: каждый раз стукали друг о друга металлические шарики, тем самым восполняя мертвую тишину хоть чем-то живым. Осталось завыть какому-нибудь псу за окном, чтобы, наконец, София смогла проснуться от забвения, собраться с духом и пойти домой.
Желудок предательски урчал - снова и снова. Бешеный день был полон всего, только в нем не было того момента, когда можно было сесть, вздохнуть и хотя бы поесть. Она достала йогурт из своего шкафчика и, открыв его, поморщилась. От длительного чувства голода подташнивало, и на пищу было отвратно смотреть – не то, чтобы нюхать. А он из своей баночки смотрелся менее приветливым, чем на рекламной этикетке. Это густое чудище должно было плавно просочиться в самый эпицентр урчащего желудка и занять там твердую позицию спасителя. Однако по лицу самой Софи предвкушения этого момента полного насыщения не было видно. Она черпнула лишь чуть-чуть своего потенциального ужина и нехотя засунула в рот, надеясь, что на вкус это приятнее, чем на вид.
Глупо было бы ей спешить домой, когда все, что ее там ждет – пустая однокомнатная квартира с парой окон на шоссе, шумные соседи сверху, которые постоянно занимаются любовью, и вечно кричащие машины под окнами (как будто кому-то действительно понадобилось взламывать эту рухлядь). Она, кажется, уже даже выучила сирену каждой, вплоть до точной секунды, когда и у кого должна закончиться одна серенада и начаться другая. Возможно, стоило бы завести кота, какого-нибудь рыжего в белую полоску и длинными толстыми усами, или белую кошечку, постоянно линяющую на одежду и ковер. Только обрекать ни в чем неповинное животное на минуты постоянного ожидания в поисках свободы, еды и ласки… не это ли живодерство?
Она поставила последнюю подпись и штамп печати на документах, которые должна была разобрать на следующей неделе. Теперь работы больше не было, и все, что оставалось сейчас – быстро доесть свой йогурт и поехать домой. Ночные смены в Госпитале не были приятными, особенно когда пациенты были по части Софи и ее начальника. На них уходило много времени, сил и нервов. И представить сложно, что у психологов тоже есть нервы. Люди вокруг почему-то считали, что эти врачи, своего рода, супергерои, которым подвластно все. Да, это так, когда они на работе. Но дома они снимают свои маски и превращаются в смертных, как Кларк Кент или Питер Паркер.
Тяжелый выдох обрушился на чистые листы бумаги – она поднялась со стула и, проглотив очередную порцию молочного счастья, потянула руки вверх. Послышался неприятный хруст – ее тело так бы и окаменело здесь, просиди она так еще пару часов. За окном стемнело – и как она не заметила? День все еще быстро превращается в ночь, и в этом минус еще ненаступившего лета.
- Софи, ты все еще не дома? – девушка вздрогнула от низкого голоса ночной медсестры и поспешила взять свою сумку, чтобы начать уже какое-нибудь движение по направлению дома, - Может, тебе заказать такси? Ты сегодня совсем запозднилась. Что-то случилось? – у нее были короткие седые волосы, начесанные и склеенные несколькими слоями лака. Пышные формы ее тела не вызывали восторга, особенно когда она проходила рядом, а темно-карие глаза всегда горели каким-то нездоровым огнем, и иногда казалось, что она замышляет что-то недоброе. Но только зная эту женщину долгое время, можно сказать, что она совершенно безобидная: напоминает скорее бабушку, чем серийного убийцу.
- Нет, миссис Смит. Я уже вызвала его, а сегодня просто работы много. Спасибо, - мисс Петит приветливо улыбнулась, нагло сочиняя ложь. Вся ее работа – в основном, бумаги. Когда пациентов много, она проводит тренинги, объединяя людей в группы. Но то, что могло бы забрать ее время здесь – и правда, только ложь. К счастью, об этом почти никто не знал, поэтому медсестра доверчиво кивнула и исчезла, оставляя Софи одну.
Последняя, наконец, принялась собираться. Посасывая во рту пластмассовую ложку, она засовывала в свою небольшую сумку папку с документа. Это ведь настоящее искусство – закрыть то, что не закрывается. Только сейчас вдруг задрожал пол. Это случалось, когда колесики от коляски или кровати крутились по плитке и естественно спотыкались о тонкие разъемы между плитами. Ее кабинет был в самом конце – как назло, - но только она, как никто, слышала, как, куда и когда привозят новеньких. Она подошла к стеклянной двери и открыла жалюзи, наблюдая, как врач везет кровать, на которой лежала темноволосая девушка. Несложно было рассмотреть, что ее лицо было в порезах и ссадинах, а порванные губы кровоточили. Софи невольно съежилась, сочувствуя несчастной. Интересно, знают ли ее родственники? Волнуются ли?Она выключила свет и, накинув плащ, вышла из кабинета, запирая дверь на замок. София спешила миновать злосчастный коридор с его холодными и практически мертвыми белыми стенами. Кажется, дом в такие минуты действительно желаннее любой работы.
Она проходила мимо палаты и внезапно остановилась у чуть приоткрытой двери. Наблюдала за тем, как медсестра вытирает лицо израненной девушки и вставляет ей в вену иглу с жидким успокоительным. Боже. Издали она смотрелась не так… страшно. Бедная..
- О, Софи, вы уже домой? Удачной дороги, - на выходе медсестра заметила ее.
- А что с той девушкой? Жить будет? – нужно видеть, чтобы понять. Проснуться утром и узнать, что сегодня умер тот, кого еще вчера ты видел живым – какой-то неписанный ужас.
- Ой, там все в порядке. Попала в аварию, от машины остался только ком, а вот как она в нем выжила – загадка! Но врач сказал, что все в порядке. Придет в норму через пару дней, ей нужен покой, - ситуация обнадеживала. Не так уж и плохо, хотя представлять, что же пережила эта девушка – крайне страшно. Медсестра ушла, оставляя Софи с ее необоснованным желанием зайти в палату. Интерес или желание помочь? Вот только чем?
Она тихонько открыла дверь и зашла внутрь. Не любила здешние запахи, особенно в таких палатах, как эта. А еще этот навязчивый писк компьютера, следящего за сердцебиением... Тут царила тишина и покой. Все, что доктор прописал.
Внезапно, казалось бы, спящая пациентка поднялась с кровати и попыталась встать. Откуда такое бездумное желание угробить свою жизнь?
- Стой, куда ты? Тебе нельзя вставать. Я сейчас позову сестру! – зачем так сразу? Нет, не правда, сестру звать не будет, но разве напугать девушку сейчас – неправильный шаг? В одну секунду израненная жертва превратилась в разъяренного Халка, угрожающего своим уничтожающим взглядом. Клянусь, если бы она умела убивать взглядом, я давно была бы мертва.
За дверью послышались голоса. Вернулась сестра вместе с полицейским, который был озабочен личностью попавшей в аварию девушки. Сердце так и замерло в ожидании, когда ручка, наконец, повернется, и дверь откроется. Но этого не произошло. По каким-то неизведанным причинам они прошли мимо, видимо ссылаясь на «все еще» бессознательное состояние пациентки. Софи послушно молчала, глядя куда-то в пол, и боялась даже дышать. Она не хотела, чтобы ее нашли тут – по сути, это нарушение.
Как только коридор остался тих, Софи смело рассмотрела девушку. Последняя была недовольна, серьезна и напугана. Но это всего лишь больница. Ничего необычного.
- Прошу, успокойся, - медленно проговорила она, не решаясь приближаться к ее койке - ее взгляд был каким-то опасным и злым, - Конечно, помогу. Как только ты поправишься, я помогу, - девушка осмотрела взглядом комнату, надеясь, что ее вещи тоже здесь. Хотя когда их успели бы привезли, если саму пациентку доставили только сейчас? – В твоем имени есть что-то страшное? – теперь она подошла к постели и взяла в руки карту состояния пациента. Оно оказалось «стабильным», но ни имени, ни фамилии указано не было – как и сказал полицейский, - Вещи твои, скорее всего, в кладовой. Их приведут в порядок, если они пригодны к дальнейшему использованию, - что ж, возможно, не утешающие новости для девушки, которая так вспыльчива. Или что-то скрывает – но это уже совсем чужое дело, - Так как зовут тебя?

+1

4

Когда неприятности случаются с другими – ты можешь им сочувствовать или злорадствовать. Но в глубине души сохраняешь уверенность, что такие вещи происходят только с другими, где-то далеко от тебя… и вдруг – на тебе, получи! Вляпываешься в точно такое же дерьмо и недоумеваешь, как же это могло случиться с тобой. Но да ладно… Люди ведь забираются в дерьмо, чтобы научиться из него выходить.
Опираясь рукой о стену, я искала глазами свои вещи на прикроватной тумбочке, затем взгляд метнулся к информационному стенду о больном, где никаких данных обо мне пока не появилось, даже снимков с рентгенограммой костей.
- Нет, ты не поняла меня, - я с прищуром посмотрела на девушку. - Мне нужно уйти отсюда как можно быстрее, нет времени точить с тобой лясы, - да я бы и не объяснила ни при каком случае, кто я такая, зачем мне бежать, куда и почему. Голоса копов сбили меня с толку, и я мысленно поблагодарила медсестру за то, что та за время моего сна закрыла жалюзи на внутренних окнах палаты, в которую меня реанимировали. Сглотнув не понять откуда взявшийся ком в горле, я облегченно выдохнула, когда люди прошли мимо. Клянусь, если сейчас эта блондинка позвала бы  кого-то из врачей, я бы собственноручно задушила ее…
- Всё потом. Сейчас мне просто нужна твоя помощь. Не задавай лишних вопросов, - я отчетливо продумывала план побега, отвлекаясь от головной боли и понимая, что рано или поздно полицейские все-таки зайдут вместе с врачами проверить мое состояние. Мое время отсчитывалась буквально секундами, бездумно утекающими одна за другой на лишнюю болтовню.
- Мои жетоны.. - остались в машине. - ..телефон.. срочно нужен, - когда речь зашла о второй вещи, я снова испугалась. А что если полицейские уже подобрались к моему мобильнику и сделали детальную распечатку о звонках и сообщениях? Хотя… у меня почти никто не записан в номерах поименно, в записной телефонной книге вообще никого нет, все номера я набираю по памяти – первое правило конспирации, но в этом случае побеждает лень.
- А одежда? Моя одежда в этих шкафчиках? – я метнулась к большим шуфлядам, открывая по очереди один за другим. На каждое движение поврежденная рука реагировала болезненно, но я старалась не обращать на это особого внимания, стараясь приложить все усилия на вторую. Увидев свою белую майку с изображением Че Гевары и черные кожаные штаны, я тут же извлекла их из ящика и скрутила, положив ком на кровать. Убегать я решила в сорочке, дабы не привлекать внимания персонала больницы.
- Найди мои вещи, пожалуйста, - как можно вежливее обратилась я к девушке, решив, что если буду разговаривать с ней как злая собака, то она явно расхочет оказывать помощь. Это дело принципа, да и я столь сомнительна.
- Накинь на себя больничный халат, привези инвалидное кресло-коляску. Ты должна будешь провезти меня по коридору как обычную больную мимо регистратуры до самого выхода.. - четко проговорив ей установку на ближайшие пять-десять минут, присаживаюсь на край больничной койки, устремляя прямой взгляд на девушку.
– Я Крис, а теперь, пожалуйста, иди, и как можно скорее… - я, конечно, могла назваться ей Дианой и сказать, что имя мне дали в честь принцессы, но врать я не умела, а назвав свое настоящее имя, я уже выразила к ней доверительное и более чем уважительное отношение.  - И да, если встретишь по пути копов, отправь их в другое место, наплети что-нибудь. Без тебя мне точно не выбраться, не подведи,- я пожала плечами, возложив последней и достаточно серьезной фразой на нее большую ответственность.

Отредактировано Chris Sanchez (2013-05-01 17:00:43)

+1

5

На минутку почувствовать себя невинным ребенком сейчас было достаточно легко. Сложившаяся ситуация не только была непонятной, но еще и наталкивала на ужасные мысли. Эта странная девушка так сильно опасалась своего разоблачения, что придумывала такие страсти, которые показывают только в фильмах. А, может, это просто дурацкий розыгрыш? Запоздалый, правда, где-то на месяц. Софи невольно вздохнула, пытаясь понять, что же происходит в этой безумной палате.
Да, представлять эту девушку, бегущую в больничной сорочке по голому полю, хромающую и стонущую, едва держащуюся на ногах… Было как-то не по себе, ведь Софи, по сути, тоже врач – как она может допустить подобное разгильдяйство? С другой стороны, незнакомка так жалобно просила ее о помощи, что, кажется, для нее это вопрос жизни и смерти. А что, если это действительно так? Что, если она замешана в чем-то и просто разучилась уходить незамеченной?
Она все говорила, что-то вспоминала, рассуждала, думала. Снова просила, потом искала свои вещи… Ей повезло, ведь их еще не забирали на стирку – обычная процедура, требующая, как минимум, два в пустую потраченных дня.
-О, стой, стой, стой! Ты хочешь, чтобы я организовала для тебя побег из госпиталя, который оборудован камерами слежения, двумя амбалами-охранниками у входа, кучей персонала и электронными системами слежения за перемещением каждого работника? Ты шутишь, - она усмехнулась, подходя к окну. Завесила шторы, предварительно убеждаясь, что улица под этим окном пуста. Там была автомобильная парковка, и, хоть здание было невысоким, безумные мысли, что пришли в голову, тут же исчезли. И не только потому, что на парковочной стоянке тоже были камеры. Ей пришлось аккуратно выключить все компьютерные системы и капельницы, которые призваны поддерживать жизнь. Неосторожное обращение с ними может спровоцировать незапланированное посещение медсестры.
Сам по себе побег был замечательной идеей, чтобы избежать серьезных проблем, которые могут быть у такой девушки, как эта. Однако она, верно, и не подумала, как собирается бежать отсюда, да даже если и выберется, то что намерена делать дальше?
-Послушай, Крис… Я не знаю, во что ты ввязалась, правда. Но, мне кажется, ты сейчас совсем не соображаешь. Ты думаешь, что в этой стране на тебя плюнут? Думаю, нет, - она достала из сумки свой помятый докторский халат, который хотела забрать, чтобы подшить рукава – великоваты немного. Видимо, это тоже сыграет свою роль в том, что София, хоть и наглядно отговаривает пациентку от необдуманных поступков, но сейчас уже медленно соглашается на то, за что ее могут уволить и даже привлечь к уголовной ответственности. Как-то странно было доверяться совершенно незнакомой девушке, но внутренний голос, который, кстати, никогда не подводил, подсказывал, что ей нужно помочь – и совсем не важно, кем она является, что делает, что уже сделала и что еще сделает, когда выйдет отсюда. София просто чувствовала, что если не поможет, то застрянет в непонятном состоянии между «поеданием совестью» и страхом. И разве лучшее лекарство – страх? В этой жизни это даже смерть. У Крис глаза были наполнены страхом и волнением. Это многое значило и на многое толкало.
Она опять вздохнула, понимая, что пойдет на преступление. Но никогда не может отказать человеку, если ему действительно возможно помочь, и он об этом просит. Однако и ей было страшно. Страшно даже думать о том, как это сделать, ведь этот Госпиталь своего рода клетка, оборудованная всяческими системами, которые обмануть достаточно сложно. Было бы неплохо сейчас на некоторое время оказаться супергероем, стать какой-нибудь невидимкой или заморозить время…
-Подожди, я что-нибудь придумаю, - Петит выпорхнула из палаты, предварительно осмотрев коридоры. Они были пусты, ведь в это время суток пустыми бывают даже улицы. Лифт гордо молчал, а регистратура на втором этаже едва шевелилась. Все здесь напоминало сонное царство – но это был только второй этаж. Первый, на котором и находится выход, даже ночью полон жизни, иногда даже смерти. План побега – как же он должен выглядеть? На секунду ей показалось, что не стоит заниматься этим делом. Она может просто уйти сейчас, а сумку заберет утром. Но что, если она действительно в опасности? И из-за меня попадет в тюрьму? Может, она заслужила это… Нет… Судить я не имею права. Я не знаю ее жизни, и не знаю, зачем она пошла на это. Думаю, не от легкой судьбы. Я должна помочь ей, так? Возвращаясь по коридорам назад, она резко остановилась и открыла кладовую, где находились смирительные рубашки, бинты, коляски, веревки и прочее для психически нездоровых людей. Идеально! Что ж, Крис лучше не знать, в роли кого она выйдет отсюда - пусть просто радуется, если действительно выйдет.
София вернулась с инвалидной коляской, в которой лежали несколько упаковок перевязочного бинта, смирительная рубаха, белый халат, штаны, майка и одеяло.
-Ты ввязываешь меня в неприятности…, - она оттолкнула от себя коляску, которая медленно покатилась к своей потенциальной жертве. В данном случае, жертва – якобы психически неуравновешенная пациентка, которой срочно потребовалось в туалет. Ну, как план? Суховат, банален и глуп. Что ж, если придерживаться его стальной версии, не отклоняясь от заданного курса, учитывать все нюансы и выучить все заранее придуманные реплики, то все должно пройти, как по маслу, - Кстати, меня зовут София. И я не знаю, почему решила помогать тебе. Может, все-таки расскажешь, в чем дело? – девушка подошла к кровати и взбила подушку, под одеяло положила покрывало и понадеялась, что это проканает. Да уж, мастер конспировки – в пору работать в спецназе. Или прятать подгнившие помидоры на рынке, натягивая очаровательную улыбку горе-продовца.
По общей идее, врачи уже уходили по домам. Здесь оставалось на ночь только два-три дежурных доктора, пару медсестер и, естественно, охранники. Полицейских здесь точно не должно быть – обычно, они ленятся, когда пострадавшие остаются живы, и оставляют всю работу на утро. Их можно понять, ведь жизнь в Америке никогда не стоит, и у каждого хранителя порядка здесь всегда найдется работа. Под конец дня они, само собой, предпочитают отдыхать, нежели работать. Потому София была уверена в том, что ближайшие пару часов сюда никто не зайдет. Разве что, если не случится «катастрофа».
-И что дальше ты предлагаешь? Максимум, что я могу сделать – забинтовать тебя, укутать в смирительную рубашку и выкатить на первый этаж. Допустим, проскочим мимо врачей, я вывезу тебя к черному выходу – там нет систем, которые регистрируют рабочих. Но что, если не получится? Меня уволят, а тебя поймают. И как ты вообще собралась бежать отсюда? Тебя ждут? – это мало было похоже на правду. Почему-то казалось, что эта девушка вынуждена действовать сама по себе, и как раз это и пугало. Подстраховки нет – тогда смысл бежать? Она сильная, она волевая, но, даже будучи такой нереальной и мужественной, не всегда удается действовать в одиночку, - Вот вещи, одевайся, - она подошла к коляске, взяла штаны и тонкую майку, протянула девушке.

+1

6

игрок удален, эпизод отправляется в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » удрать за 60 секунд