Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Tell me why?


Tell me why?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Jessie Wilson & Mischa Branson (aka Jeffrey Simpson)
Место: квартира (чья - нибудь)
Время: ближе к вечеру
Тема:

Чувство вины девушки перед парнем за аборт (возможно парень настоял бы, чтобы оставить ребенка).


Jeffrey Simpson
http://s2.uploads.ru/jp3ik.gif
возраст: 26 лет
место работы: тренер по прыжкам с парашютом
общее описание: -Не верит в судьбу, считает, что свою жизнь мы выбираем и строим сами, и никакие высшие силы не помощники в этом.
-Легко взрывается, редко держит свои эмоции при себе.
-Ненавидит  спорить, лучше уйдет подальше от спорящего человека.
-Временами груб

Отредактировано Mischa Branson (2013-04-27 13:14:34)

+1

2

А я так и не могла решиться сказать ему о том, что произошло. Господи, да какое – ему сказать?! Я даже вслух это слово произнести боялась.
Слёзы градом текли по щекам, а я не обращала на них внимания. Мне было сложно сосредоточиться на работе, мне не хотелось ни с кем разговаривать. Отключив мобильник, сейчас я стояла перед зеркалом, с ненавистью глядя на своё отражение, сжимая в маленьком кулачке уже изрядно помятый клочок бумаги. Справка. Справка, на которой написан срок моей беременности. Четыре недели. Целый месяц. Ладошкой свободной руки и прошлась по плоскому животу, в очередной раз захлебываясь в слезах.
Я до сих пор не могла понять – как я на это решилась? Как я решилась на убийство? Ведь аборт – это убийство, да? Пускай малыш ещё не родился, пускай ему было всего четыре недели… Но ведь он был. Он был там, в моём животе. Он уже рос. Он просто начинал жить.
А я? А что – я? Я просто убила его. Пускай не своими руками, но убила.
Последние три дня были как в аду. Я ничего не ела, не ходила на улицу. Не подходила к телефону. А между тем, сегодня должен был приехать домой Джефри. Кажется, он был у родителей. Когда три дня назад он позвонил после работы, и сказал, что его не будет в городе три дня, я почти не слушала его. Только кивала головой в трубку, хотя прекрасно понимала, что он не может увидеть этого. В конце разговора я только дежурно сообщила ему, что люблю, и повесила трубку. На автомате. Потому что в этот день мне предстояла эта операция. Долбаная операция, во время которой из меня, можно сказать, вырезали моего ребенка. Как бы противно это не звучало… Но да. Просто у меня язык не поворачивается назвать это слово на «а». Пускай будет просто – операция. Для меня так действительно проще.
Мои ноги мягко ступали по холодному полу, я осторожно подошла к окну. Сквозь слезы я сумела разглядеть машину во дворе нашего дома.
Приехал.
Я не хотела видеть его сейчас. Но не было выбора – уже год мы жили вместе. Я могла только оттянуть момент. Поэтому скинув с себя одежду, оставляя её на кровати в спальне, я завернулась в полотенце и быстрыми, тихими шагами направилась в ванную комнату. По крайней мере, у меня будет ещё какое-то время, чтоб порепетировать перед зеркалом улыбку, которая будет похожа на искреннюю, и смыть следы слёз. Красные, опухшие глаза, конечно, не смоешь за полчаса, но можно сказать, что я плавала в бассейне, например.
Заперла за собой дверь, включила горячую воду и медленно опустилась на край ванны, не убирая правую руку с живота. Кто бы знал, как я сейчас жалела… А ведь всего одна фраза изменила всё. Всего одна.
- Дорогая, у нас же будут дети? Года через три, да? Сейчас пока рано. Рано. – эхом. Снова эхом эти слова зазвучали в голове. Если бы не они, я бы не решилась. Но он сам сказал, что ещё рано. Значит, дети нам не нужны. Значит, сама виновата, что один единственный раз забыла выпить гребаную таблетку.
Он не со зла это сказал, понимаю. Но ведь и я не со зла забыла выпить таблетку. Нужно было срочно исправлять положение. Вот и пришлось делать… Операцию.
Даст Бог – Джефри ни о чем не узнает.
А через три года у нас появится малыш. Появится. Обязательно появится. Если эта «операция» не выйдет мне боком.
Тяжелый вздох, снова взгляд в зеркало. Нужно перестать плакать, иначе придется объяснять, почему я рыдаю как на похоронах.
Холодная вода слегка меня отрезвила. В следующий момент я услышала, что дверь в дом открывается. Снова тяжелый, нервный вздох, и взгляд на себя в зеркало.
- Приехал.

+1

3

Я вставляю ключ в дверь и толкаю ее от себя. Вот и дом, дом, в который хочется возвращаться снова и снова. Только как - то непривычно тихо и пусто, я думал, что Джесси выбежит из соседней комнаты и бросится в объятия после моего трехдневного отсутствия и мы с улыбками на лицах отправимся обедать куда - нибудь в кафе.
Я снимаю ботинки и слышу шум воды в ванной комнате, значит Джесси там. Оглядываюсь и замечаю, что по квартире раскиданы некоторые вещи: халат, пара книг, на кофейном столике стоит пустая кружка. Приговаривая себе под нос какая моя девушка неряшливая, хотя обычно за ней этого не наблюдалось, начинаю расставлять все по своим местам. Меня еще мама в детстве приучила, что в доме не должно валяться ничего как попало, а отец говорил, что должно валяться, но аккуратно. Беру кружку и иду на кухню, по пути пинаю скомканный клочок бумаги. Ставлю посуду в раковину, поднимаю листок и непринужденно разворчиваю его. Все было бы слишком обычно, если бы на ней был записан номер телефона подруги, с которой Джесс давно не виделась, или рецепт какого - нибудь пирога из ежедневной телепередачи по телевизору, а может даже список продуктов, которые стоит купить на выходных. Я ожидал все, что угодно кроме той новости, которой ошарашил меня этот самый клочок бумаги. Это была больничная справка о беременности Джесси. В моей груди что - то сжалось, сердце начало быстрее отбивать ритмы. Я сел на кухонный пол и около двух минут, не отрывая взгляда, смотрел на справку, я не мог в это поверить. Мне казалось, что я сейчас просто расплачусь как пятилетний мальчишка. У нас скоро будет семья, самая настоящая семья. Мне уже представлялось, как я буду держать на руках ту крошку, и не важно мальчик или девочка, как буду забирать Джесси из роддома, теперь абсолютно ничего не важно, кроме того факта, что я стану отцом. Конечно, я не ожидал, что все случится так скоро, ведь мы еще даже не поженились, а это было в моих ближайших планах. Но это произошло и я был рад. Все еще сидел на полу, ждал, когда же Джесс выйдет из душа, мне хотелось так много ей сказать.
Замок на двери щелкнул. Я подскочил и пошел на встречу к моей девушке. Она стояла, завернутая в белое полотенце, с мокрым волосом, но такая прекрасная. Я разжимаю ладонь и показываю ей ее же справку, немного потрепанную, но имевшую большую ценность.
- У меня слов нет, Джесси. Мы же скоро станем родителями, понимаешь? - было бы странно если бы она не понимала, ведь это в ней растет наше будущее, ей должно быть виднее, чем мне. Наверное, мои глаза блестели от восторга, но она не выглядела счастливой, как будто все это не правда и ничего просто нет. Я подошел к Джесси и обнял за талию. Ее мокрые волосы упали мне на рубашку, я почувствовал, как расходится мокрое пятно, но мне было все равно.

+1

4

Я молчала. Он обнимал меня, а я просто молчала. Слов не было.
Как же так? Я ведь, можно сказать, только что избавилась от ребенка. Потому что он так хотел. Потому что недавно он сам сказал, что нам ещё рано. С ума сойти просто.
А может..? Я отошла от мужчины на шаг назад, и попыталась вглядеться в его глаза, попыталась вспомнить, с какой интонацией он говорил о том, что мы скоро станем родителями. В мою голову закрались сомнения.
Теперь мне казалось, что он сказал об этом с неприязнью. А его глаза блестели от того, что он зол на меня. Я так не хотела, чтоб он злился…
- Не станем, не волнуйся. – я выдавила из себя вымученную улыбку и сделала шаг вперед, чтоб обнять. Теперь всё будет хорошо. Теперь он не будет меня ругать, он будет любить меня ещё больше. Потому что я поступила так, как он хотел. Точнее, я думала, что он так хотел.
Взяв из его руки свою справку, и небрежным движением порвала её, тем самым показывая, что я говорю правду, и Джефри не о чем волноваться.
Снова подошла, обняла. Только на этот раз уже он стоял не шевелясь. Его руки не обнимали меня, он не целовал меня. Но я не обратила на это внимание.
Последнее время я стала слишком растерянной, рассеянной. А всё потому, что я слишком много думала о ребенке. Слишком долго пыталась понять, что мне теперь делать и как быть.
Взяв лицо Джефри в руки, я поцеловала его в нос и улыбнулась.
- Мы не станем родителями, по крайней мере сейчас. Как ты и хотел. Ты рад? – не дожидаясь ответа, я снова поцеловала мужчину в нос и отошла к кровати, откинув волосы с лица.
- Ты будешь кушать? Я могу испечь тебе блинчики, или пожарить омлет. Хочешь? – я говорила так спокойно, будто совсем ничего не произошло. Улыбка не сходила с моего лица. А на душе было так тошно, будто из меня убрали не ребенка, а сердце. Я не чувствовала совсем ничего. Только сейчас, когда я предложила поесть своему мужчине, я поняла, что сама сутки ничего не ела.
- Я пойду на кухню, а ты пока переоденься, сходи в душ. Вещи я потом помогу тебе разобрать, ладно? – скинув полотенце, я одела одну из моих любимых рубашек. Она принадлежала Джефри, но так получилось, что последние пару месяцев её носила я, и исключительно дома.
Я так не хотела, чтоб Джефри узнал о случившемся, так хотела это скрыть от него, что перестала обращать внимание на то, что происходит вокруг. Не замечала, что уже несколько минут мужчина стоит как вкопанный и молчит. Проходя мимо него, я положила руку на его плечо, поднялась на цыпочки и легонько чмокнула в щечку, удаляясь вниз, на кухню.
- Я буду ждать тебя внизу, через 15 минут всё уже будет готово. - как будто ничего и не было. Улыбка на лице, поцелуи и объятия. Только глаза грустные. Поэтому я и пыталась не смотреть на Джефри, да и из комнаты поэтому постаралась уйти поскорее.

+1

5

Игры стоит, в архив!

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Tell me why?