В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Тени исчезают в полночь


Тени исчезают в полночь

Сообщений 41 страница 52 из 52

41

Гвидо чувствовал не боль. Пожалуй, этому он хорошо научился у мертвецов, над которыми работал - не ощущать боли, что бы не делали с твоим телом, душой или памятью. Благодаря этому было гораздо легче скрывать свои эмоции в любой ситуации. То, что ощущал Монтанелли, было гораздо больше похоже на тяжесть - что-то давило на него с тех пор, как он вышел из тюрьмы, приняв новый статус, заставляя пригибать спину, не давая поднять голову, вдохнуть полной грудью... будь то груз внезапно свалившейся на него ответственности за всю Семью, груз проблем организации, которые ещё не были решены, или вес собственных решений, тяготения из-за внимание федералов к себе, возможно, даже чувство вины за то, что он пересидел в тюрьме плохие времена для Торелли и остался при делах теперь, или ощущение своей вины перед Маргаритой за эти пятнадцать лет, но что-то сильно давило на него эти несколько месяцев. И ситуация, возникшая между ним и ей ничуть не облегчала этот груз. Не говоря уже о том, что происходило с Лео и Сабриной сейчас, и старшие дети тоже требовали его присмотра. И ситуация с пропажей Агаты требовала если не разрешения, то, хотя бы, ясность - и это тоже было его делом. Всё, почти каждая проблема сейчас требовала его внимания, как босса. Гвидо испытывал не боль, куда больше это напоминало давление на себя со всех сторон...
- Нет. Не хочу. Dio mio... - он слишком остро почувствовал её обиду и разочарование. Сердце пропустило удар, возвестив о том, что в тот жбан, который он таскал на себе последние несколько месяцев, упала ещё пара гирь. Голос его вдруг зазвучал устало, словно Маргарита была маленькой девочкой, очередным ребёнком в семье Монтанелли, а не взрослой женщиной, матерью; и более того - высокопоставленным членом их организации, имеющим отношение к "нашему делу" едва ли не с тех пор, как помнила себя саму - ему не верилось, что приходится объяснять ей такие вещи. - Неужели ты не понимаешь? За мной следят. Постоянно. Прослушивают мой дом и машину, фиксируют каждый шаг. Сейчас любой, кто окажется рядом со мной, попадёт в их внимание... - возможно, это и напоминало попытку отвязаться от неё, но Гвидо говорил вполне искренне. Маргарита пока что была вне поля зрения федералов - во всяком случае, не находилась в его центре, как остальные члены Семьи, которые эти пятнадцать лет не бездействовали в Сакраменто. Она всё ещё находилась вне подозрений - что было ей на руку, как консильери организации. Но близость к Гвидо, открытая, постоянная, не может это внимание на ней не заострить... Факт его общения с Дольфо уже вводил её в определённый круг их интереса, но параллель не была чёткой - если ди Верди была лишь матерью, её допрос насчёт деятельности и мотивов Гвидо просто не стоил бы того. Он не хотел потерять её... - Ты же этого не хочешь? - не было никакого смысла делать вид, что всё хорошо - всё как раз было довольно откровенно дерьмово. Это доставляло бы боль, если бы он не научился подавлять её. Какие у них были варианты? Ему именно сейчас приходилось играть роль... но по большей части - для чужих ребят, а не для своих; Маргарита на этот образ уж точно не должна была смотреть, как зритель - она была одной из тех, кто должен был помочь ему с ним. И одна из немногих, кто действительно был способен это сделать...
Гвидо охотно принял её поцелуй, давая Омбре в нём то, что она хотела, насколько это было возможно. Ответы. На его отношение к ней, и на ситуацию, в которой важны были не действия, а образ действий. Нельзя было разрешить, просто сделав пару движений... впрочем, нет, можно было - пистолеты всё ещё были недалеко.
- Ты дорога мне. Гораздо больше, чем любовница. - выдохнул Гвидо ей в губы, закончив поцелуй. Он не мог предложить ей конкретный вариант для свиданий - потому что у него просто не было никаких вариантов; из-за того, что он не успел их придумывать, или просто не хотел думать над ними, решив пустить эту часть на самотёк, или вообще не считая такие свидания уместными - поскольку именно они и будут мешать вести дела, превратившись именно в то, что они начнут лазить друг ко другу в окна по ночам, словно два школьника. Запретное - всегда притягивает.. и не будет абсолютно ничего хорошего, если они привыкнут встречаться вот так, в тайне от всех, дразня свой адреналин. - Но это пока всё, что я могу сказать тебе... - Гвидо так и не разобрался, в каком качестве Омбра ему дороже всего - как его сильный соратник, ближайший человек к нему, как мать его ребёнка, или как его... жена; наверняка он понял одно - это чувство несёт в себе всё же не только физиологическое притяжение. По крайней мере, это было искренне. Она же сама хотела от него правды... Возможно, эта правда была оскорбительной для неё, недостойной её, и была больше похожа не недосказанность - но он хотя бы готов был признать, что застрял на этой стадии.
- Какие таблетки? Противозачаточные? А ты вообще их пила? - в голосе Монтанелли прозвучал лёгкий оттенок удивления, напополам с горькой усмешкой. Он не знал, принимала ли она таблетки; и через этот факт вдруг понял, что, если вдуматься, вообще не так уж много знает о ней - даже зная гораздо больше, чем все остальные члены и высокопоставленные соучастники Семьи Торелли; побывав в её доме в Риме, увидев её со стороны, с которой её не видел больше никто, став отцом её сына, он... так и не знал, кто есть такая Омбра на самом деле.

0

42

Отпустило, стало гораздо легче дышать после его слов. Чтобы там ни было, он хотя бы не будет снова изображать равнодушие, а пережить ожидание Омбра сумеет - после пятнадцати лет пара месяцев, год-два. - это кажется такая мелочь, особенно если Гвидо все же будет рядом, и будут находится моменты, когда они смогут быть не только соратниками, но любовниками. Близость друг к другу связывала их сильнее семейных уз, сильнее колец, так и не одетых на палец, сладостью прикосновений, горечью вынужденной тайны.
-.Разве ты еще не понял - мне все равно, следят или нет, я - Тень, была ею и останусь до последнего вздоха, если конечно кто-то меня не уберет, чтобы получить этот статус. Меня не видят и не увидят, и не услышат, если ты сам не захочешь этого. К тому же ты забываешь - - в Сакраменто у меня вполне легальный статус серьезного инвестора, и даже если мы будем близки открыто, никто не сумеет доказать обратного. Для ввех это будет старой связью, вернувшейся вновь. - Она снова прижалачь к.нему, касаясь-губами его плеча. Она считала, что сохраняя скрытые отношения они скорее привлекут лишнее внимание, и заставят полицию заподозрить что-то еще, кроме банальных отношений. А то что слушают - ак никто ек заставляет их решать дела-ы постели, для этого есть более надежные места, как например это бунгало.
- В принципе никакие не принимаю, но и противозачаточные тоже - перестала после рождения Дольфо. - она остаила ему самому решать, какое значение для него имеет эта тайна. Больше ему пока нечего было сказать о себе.

+1

43

Гвидо был рядом. Здесь, в Сакраменто, городе, который фактически не был родным для них, но стал домом за много лет, прожитых в нём. И пока что ничто не указывало на то, что кому-то из них придётся вновь покинуть его столь надолго... если исключить угрозу расправы закона, дамокловым мечём нависшую над головой Гвидо, но из этой ситуации можно было найти выход, найти возможность и для общения со своим окружением, и личной связи... многие гангстеры годами, даже десятилетиями жили таким образом. Хотя, конечно, хотелось бы, чтобы их подобное не коснулось... Моменты будут находиться. Страшнее всего - понимать, что это будут именно моменты; и эта спонтанность не была хорошим признаком - в этом был какой-то вкус опасности, даже приятный, но Монтанелли староват был для подобных забав, для и Маргарита была уже не девочкой. Сексуальная связь при случае... это не было выходом. Это, конечно, несколько оттягивало его время на раздумья, но выходом не было...
- Ты слишком самоуверена. И это может выйти боком... - он сам не был уверен, что полицейские не раскрыли его фокус, и бунгало уже сейчас не держат под наблюдением. Вместе с её машиной, и с ними обоими. Впрочем, риск всегда уместен, если его не становится слишком много... и было очень похоже на то, что Маргарита готова была рисковать едва ли не постоянно - словно без того ей мало было последствий своих собственных поступков. Недостаточно было раны и вывиха? Так хотелось уничтожить своё доброе, пока ещё незапятнанное - стараниями Антонио, спрятавшего её в Риме - имя? В ответ на прикосновение её губ к плечу, пальцы зарылись в её волосы, мягко пропустив пряди сквозь себя, подобно расчёске. - В твоих словах есть резон. Но связь серьёзного инвестора и мафиози - это уже почти преступление. - Монтанелли почти открыто признавал, что он гангстер. А что оставалось делать, если это уже нельзя было скрыть? Другое дело - сможет ли кто-то доказать его виновность, его участие в криминальной активности города. На него уже не раз вешали обвинения, он не раз представал перед судом, и не всегда в качестве свидетеля - но всегда уходил безнаказанным, находя способы обойти закон или воздействовать на нужных людей. Этого не вышло в последний раз, когда он получил четыре месяца тюрьмы - но даже так, отсидел всего два. И если даже кто-то выяснит, что он стал Крёстным отцом местной мафии - что ж... пусть ещё постараются доказать, что все решения действительно исходят от него. Закон - точно так же, как и преступление, палка о двух концах. Связь босса криминальной семьи и легального крупного инвестора даже менее подозрительна, чем связь чистильщика и оного... Независимо от того, что именно покажет прослушка их спальни.
- Если хотела напугать меня этой новостью - что ж... у тебя это вышло. - снова едко усмехнулся Гвидо. Не хватало только ещё одного ребёнка сейчас - ещё более усугубить ситуацию, и так бывшую весьма далёкой от контроля... Впрочем, не стоило думать об этом. Не стоило загадывать - пожалуй, важно было решать проблемы по порядку и по мере их поступления. Иначе, схавтившись за всё сразу, можно было упустить вообще всё. - Нам стоит одеться, или ты хочешь продолжить прерванный разговор в таком виде? - пора было заканчивать с нежностями... они получили свои мгновения и время на обсуждение того, что их обоих мучило столько лет. Самое время было вспомнить, что Семья - прежде всего, и одеться, чтобы продолжить тему, которая не касалась их личных отношений... Ведь Маргарита не собиралась, находясь в обнажённом виде в объятиях мужчины, говорить о другой женщине, которая представляла для него, пусть и не сексуальный, но интерес? Да и Гвидо слишком уважал "наше дело", чтобы одарить его подобной пощёчиной - пусть даже знали бы об этом только они двое; хватило уже и того, что они... уже сделали. К тому же, по отношению к Агате и Лиаму это тоже было как-то безнравственно; пусть второй и вполне мог быть врагом, а первая - являлась им почти определённо, но даже врагов, являющихся частью Мафии или её системы, следовало уважать. Здесь всем правят уважение и деньги. И эти вещи взаимосвязаны, особенно когда дело касается просто выживания в их системе...
Монтанелли в последний раз коснулся её щеки тыльной стороной ладони и встал с дивана, чтобы найти своё бельё, и заодно - вернуть ей её кружево. Всё это напоминало какую-то дурацкую сцену из не менее дурацкого бульварного романа, но всё было куда серьёзнее и реальнее, чем в книжках или на телеэкранах; следующий этап его жизни вполне мог обернуться сериалом о выживании представителей итало-американского сообщество в тюрьме, или вовсе оказаться последней точкой для него или для неё. Груз всё ещё давил на его плечи. Маргарита ни на грамм не сделала его легче, но, по крайней мере - она не отказывала его в помощи при его удерживании; и значит, всё уже было не так уж плохо... Он протянул ей платье, в последний раз украдкой проводя взглядом по её обнажённому стройному телу и отводя глаза. Всё-таки Маргарита была в восхитительной форме. В отличие от него, за пятнадцать лет превратившегося из стройного и сильного мужчины в обрюзгшего, начавшего терять остроту зрения кабана... что ж - для него расцвет сил уже давно был позади. А вот Омбра - она в него только вошла. И была великолепна, в свои тридцать шесть, в своей прекрасной форме, и в своей волчьей хватке, полностью оправдывающей её римское прозвище.

0

44

- Имею все причины для самоуверенности. - Даже над начальством Шер было начальство и это уже был совершенно иной уровень общения, и.Омбра действительно была уверена в своей пусть частичной, но безнаказанности, а способность убить в риме не один десяток людей и не попасть даже под внимание полиции - важным умением, предававшим уверенность. - Тогда мы будем не одет - связями с мафией других городов кичатся кинозвезды, а ты как отец моего ребенка имеешь право и на мать, причем не столько в вопросах Семьи, сколько в рамках семьи обычной. Это не риск, это максимально безопасный выход. Если мф будем встречатся тайно даже для деловых вопросов,  это привлечет внимание даже больше, чем громкая официальная интимная связь.
- Я не хотела еды пугать, просто-не оставляю между нами личных тайн. Деловые оставлю пока в стороне. - Она чуть ухмыльнулась, словно что-то скрывая, но не желая торопиться до поры, до времени. - Мы так ничего и.не решили по одному вопросу... - Она замерла, беря из его?рук свое белье, и понимая, что он все решил сам. - зачем продолжать решать второй. Ответь мне, чтомы будем делать дальше.... - она взяла платье, пристально глядя на Гвидо. - с нами.
Омбра была готова помочь ему с Агатой. но лишь при условии, что они все же решат, что будут делать со своими личными отношениями.

+1

45

Гвидо не был настолько самоуверенным, и не имел на это, вероятно, и половины всех причин, чтобы были у Маргариты; он привык продумывать все ходы задолго до того, как их сделать, и готовить каждый свой шаг перед тем, как сделать его, даже в том случае, если ситуация является для него неожиданностью - а при его прежних занятиях, чаще всего, так оно и было. Нет, Монтанелли не действовал всегда по чёткому плану, и готов был к импровизации в любой момент, но даже это никогда не давало ему уверенности в том, что у него всегда будет получаться оставаться неуловимым, несмотря на все свои ухищрения. Он признавал, что не сможет вечно бегать от расплаты, с чьей стороны она не последовала бы - от полицейских, других Семей Мафии или остальных бандитских группировок. Но даже в этом случае, он был готов принять судьбу, или справиться с ней, если она подкинет возможность. Гвидо всегда был прагматиком... это помогало ему устроиться в любой ситуации, касалась ли она Семьи, или его самого - иногда просто достаточно взглянуть на вещи здраво, чтобы решение всплыло в голове. Здраво, и всегда с позиции человека чести, разумеется. В их среде - почти что синонимы. И Рэймонд, с её начальством, с начальством её начальства, была здесь совершенно не причём; он не был даже уверен в том, что слежка за ним установлена именно с её подачи. SPD включает в себя много полицейских. И лейтенантов среди них - немало. Не говоря уже о DEA, которые тоже имели причиной заинтересоваться им, или залётных птиц из Бюро, желающих славы - такие персоны, как чистильщики, вполне способны заинтересовать их. Впрочем, учитывая деятельность Тарантино и её внезапную пропажу - это могли бы быть и кто повыше. И если кто-то сумеет провести параллель между Стаей и Торелли, ничего хорошего ждать уж точно не придётся. Финансирование терроризма - одна из серьёзнейших статей. И одной из тех, с которой судьи не любят разбираться долго. Да и в тюрьме ни террористов, ни их "продюсеров" не жалуют - даже бандиты любят родную страну и американский образ жизни.
- Если мы будем встречаться тайно, по любым вопросам, это в конце концов привлечёт внимание. - рано или поздно... лучше, конечно, поздно. Но однажды это случится - кто-то заинтересуется, куда периодически исчезает с радаров верхушка организации, пусть даже она это делает ненадолго, но стабильно. Станут возникать вопросы; и даже те, кто не найдёт на них ответ - додумает его сам себе, что будет даже хуже, чем правда... некоторое время они ещё могли встречаться тайно, но затем - следовало бы придумать что-то получше, действовать другим образом. Возможно, Маргарита права, и семья была бы идеальным прикрытием для общения на деловые темы; но и для наблюдателей это прямо указало бы на их общение.
Между ними достаточно было деловых тайн, и их они давно уже оставляли в стороне, хоть и понимали, что они существуют у них друг от друга; даже после её ранения и собственного недовольства таким оборотом дел, Гвидо не продолжал лезть в её дела, позволяя ей самостоятельно, своими силами решить эту проблему, или же попросить Семью о помощи, если она неспособна была сделать это сама по каким-то причинам. В этом и была суть - того, кто тронул одного из них, смело можно было записывать в покойники. Только из-за этого права многие так старались стать членами Мафии - чтобы иметь защиту, страховку, и возможность спокойно вести собственные дела. Правда, реальную цену этой страховки понимали далеко не все... И в последнее время многие молодые люди, становясь частью Мафии, забывали об одном - их неприкосновенность целиком зависит от дона, а не от их статуса.
- Какое-то время продолжим существовать в таком виде. Не делая из встреч тайны, но и не выдавая их причин...
- Гвидо не было совершенно никакого смысла скрывать ответ на заданный ею вопрос, он не пытался юлить или лукавить, отвечая на него предельно серьёзно и честно. Возможно, могло показаться, что ответ прозвучал несколько даже сухо - но... Монтанелли был прагматиком. И привык скрывать эмоции. Впрочем, то, что он не проявляет их - не означало, что он их не испытывает вовсе. Вероятно, частый контакт с мертвецами и сделал его социопатом в какой-то степени, но это даже помогало помнить то, что было так важно - личное и бизнес теперь шли в одном направлении, и были практически неразрывны, пусть и разграничены - но в его случае, граница стиралась, становясь такой тонкой, что едва ли не исчезала вовсе. - Усыпим их бдительность. А позже... позже я перееду к тебе на квартиру. Если ты позволишь. - и они наконец смогут стать одной семьёй, как Марго и хотела. А он - будет иметь возможность проводить с сыном достаточно времени, как и положено настоящему отцу. - Или вы с Дольфо можете переехать в мой дом, если ты не боишься прослушки. - возможно, этот вариант даже предпочтительнее; правда, не факт, что Маргарита готова разыгрывать роль в своём собственном жилище, да и давать кому-то возможность лезть в личную жизнь, не собственную, так тех её аспектов, что касались её сына... Дольфо был всего лишь ребёнком. Это делало его довольно сильным аргументом, но использование ребёнка, как аргумент, могло вызвать весьма серьёзный конфликт с нравственностью. Гвидо застегнул рубашку, возвращаясь на диван, и повесил куртку на его спинку.
- Так с чего ты так уверена в том, что Лиам будет её защищать? Ты знаешь о них что-то?
- нет... сексом невозможно было заставить его забыть что-то, или просто не возвращаться к упомянутой теме. Иногда выгоднее показаться занудой, чем оказаться обманутым...

0

46

- Иногда меня с ума сводит твоя прагматичность, но иногда в ней есть доля истины. Омбра ухмыльнулась, с обезьяньей ловкостью натягивая на себя платье одной рукой, но справится с замком не получилось. - Помоги мне, пожалуйста. - Она повернулась к нему спиной, и убрала волосы, чтобы он мог застегнуть молнию. - Будем менять места. или оставим этот домик хранить секрет? - Она вздрогнула, когда он словно невзначай коснулся ее спины и повернулась. Было видно, что Марго еще не позволяла вернуться холодной рассудительности Омбры для обсуждения деловых вопросов.  - Я буду только за...
В этом случае оставался только один вопрос, что делать с Осо, который был слишком частым гостем в ее квартире на правах брата и крестного.  Между  мужчинами могли возникнуть конфликты, Осо все больше ревновал крестника к его отцу.
- Сделала определенные выводы, исходя из информации, которую получила от осведомителей. Они очень десерт повязаны, но это вряд ли интимные отношения.  Имеет место какое-то обязательство, что-то волю того что у кея с Гарротой. Им обоим не выгодно терять другого, это будет связано с большими проблемами. - Она чуть отстранилась, и перенесла ноги, садясь удобнее и ровнее, глядя на Гвидо равнодушным, чересчур спокойным взглядом. Омбра закрыла "поднятое забрало" пряча истинное лицо за толщей холодной стали, которой извне была защищена ее душа.
- Он найдет ее быстрее, чем мы с тобой вместе. - Она отвлеклась на свой телефон, и не спрашивая разрешения набрала номер.
- Танто, нужна твоя помощь. Женщина, около тридцати,испанка, - Дальше следовало четкое, почти фотографическое описание Агаты - Омбра обладала почти фотографической памятью, даже на тех, кого не знала близко.  Завершив разговор, Омбра отложила телефон. - Если она жива, Танто найдет ее даже в Атлантиде. По поводу Фланагана - дай ему мой номер, и потрясти егл - он явно знает больше, чем говорит.

+1

47

Связывать личное с работой, а традиции - с прагматичностью; и тем не менее, всегда уметь одно отделять от другого в нужный момент... это залог успеха для людей их рода занятий. Работа вполне может даже доставлять удовольствие при определённых обстоятельствах и в некоторых из своих сторон, иначе с Мафией просто не стало бы связываться такое количество людей - вот она, доля истины. Каждый хочет ощутить самого себя сильным, почувствовать себя хозяином жизни, стать выше, чем большинство окружающих - но и за это нужно заплатить определённую цену. Ничего в этой жизни не бывает бесплатно... даже отношения. И даже они могут быть использованы с умом, для того, чтобы добиться целей - и это не говорит о том, что чувства, которые они испытывают, не искренни. Секрет именно в этом - в балансе. Тот, кто поражает две цели одним выстрелом - всегда будет в выигрыше. Особенно, если одна из целей касается бизнеса, а другая - личного; и оба попадания действуют на благо друг другу. Неважно, босс ты, солдат или соучастник - чем больше вещей ты можешь держать в голове одновременно, тем лучше для тебя. Гвидо лишь усмехнулся... Маргарита лукавила. Она тоже была прагматиком. Он всё ещё помнил куртку, которую она сожгла в Риме за его спиной...
- Будем менять места. Иначе это рискует перестать быть секретом слишком быстро...
- стоит поставить один жучок в это помещение - и слушателям станет известна вся правда и об их личных отношениях, и о расстановке сил в Семье, и о многих предстоящих в ближайшем будущем делах. А домик их явно заинтересует, если они будут наведываться туда слишком часто. Нельзя постоянно находиться в одном и том же месте - сила всегда в движении. Особенно, когда собственный дом перестал быть безопасным местом, и собственным стенам уже нельзя доверять. Гвидо застегнул её молнию, взглянув в её глаза, когда она повернулась. Не было уже и тени флирта. Они обсуждали не только семейные проблемы, но и свои собственные, вполне конкретные планы на семейные отношения. Флирт же - родной брат обману; которому не место в отношениях первых людей криминальной организации.
- Агата - связь Лиама с Семьёй. Естественно, ему не выгодно терять её... - Монтанелли не думал, что то, что говорит Маргарита, имеет по-настоящему большой смысл. Он знал Тарантино дольше неё - и у подрывницы были на удивление прекрасные отношения со многими людьми, Лиам был далеко не первым из них. Но он скорее поверил бы в их интимную связь, нежели в то, что их связывало нечто вроде того, что ди Верди и Гарридо. Да, в случае испанки имели место быть личные связи, и не единожды, но она никого не подпускала к себе с такой стороны, с которой Маргарита могла подпустить к себе Гарроту. Никакой любовник не смог бы занять такое место ни в жизни Омбры, ни в жизни Таты. Был ли Лиам подобным?.. Да нет, вряд ли. Он просто был человеком, который хотел выжить. Не такое уж предосудительное желание, не так ли? - Но если отсутствие её потери обернётся для него большими проблемами, чем потеря - он с лёгкостью разорвёт связь. - что едва ли сделает Гаррота, если придётся выбирать между верностью Маргарите и верностью своим работодателям. Впрочем, речь сейчас шла не о нём, а о Фланагане. Агата была почти что его страховкой в организации, и её исчезновение могло как погубить и его, так и продвинуть его ближе к боссу - и зависело это не от его решения, а от решения, которое принял бы Гвидо касательно его судьбы. Губить же себя Лиам явно не собирался. Он не для того просил у него защиты от своих потенциальных врагов.
- Возможно. - он был близок к ней - нельзя было это отрицать. Возможно, ближе, чем находились они. И следовательно, найдёт её быстрее контактов Маргариты, которые, скорее всего, даже в глаза её никогда не видели, и пойдут по бумажным следам, а не по живым, а чёткий такой следа Агата едва ли могла оставить. Они могли поднять её оплаченные счета, если такие существовали, получить в Испании информацию о ней, возможно, адрес её найти, но это никак не помогло бы обнаружить её текущее местоположение и уж тем более причины того, почему она пропала. Если, конечно, не обнаружится билет на самолёт, или что-то подобное - но вряд ли. Маргарита правильно заметила, Тарантино не будет делать такие вещи легально. Самостоятельно... во всяком случае. - Если только он не заодно с ней - и тогда спрячет её так далеко, чтобы никто из нас не нашёл. Уже спрятал. - нельзя было забывать и об этом. Было бы, конечно, странным поступком внедряться в организацию затем, чтобы помочь из неё выйти другому её члену, да ещё и представать перед боссом, спрашивая его одобрения - но, кто знает... Нельзя было быть уверенным ни в чём. Вообще ни в чём. У них не было абсолютно никаких зацепок по поводу Тарантино - ни причин, по которым она исчезла, ни людей, помогавших ей с этим, ни даже уверенности в добровольности её поступке, только сам факт её пропажи.
- Встречусь с ним сегодня же. - от одного вопроса - незамедлительно к другому. В движении - сила. Тот, кто остановится, рискует вообще не продолжить двигаться... и это будет означать смерть или будет равносильно смерти. - И дам ему твой номер. Можешь тоже его тряхнуть... но, честно говоря, не думаю, что мы добьёмся чего-то. Мне всё-таки не кажется, что он причастен к её исчезновению. - не то, чтобы он питал к нему какую-то симпатию или пытался защитить его... скорее уж, как раз наоборот - их отношения вполне могли считаться натянутыми. Но именно это и позволяло смотреть на вещи под углом непредвзятости, не позволяя личной симпатии проводить оценку.

+1

48

Они оба знали, что им придется прятаться, и не только от полиции, но и от тех, чьи жизни зависели от них.  Никто до поры до времени не должен был знать, что именно связывает консильери и босса Торелли - разве что кроме Лео, теперь ставшего капо и знавшего о родстве с Адольфо. Впрочем даже от него стоило скрывать возобновление отношений - слишком велик риск, а на не хотела подставлять Гвидо, хотя сама ничего не боялась.  Она вообще давно потеряла страх, и единственный, за кого она еще могла бояться был ее сын. Теперь же появился и мужчина в жизни, и все же она не хотела бы видеть его на нарах, адекватно оценивая все происходящее.
- Как школьники... - Она улыбается, но флирт уже ушел из ее глаз, теперь она серьезна и спокойна - Омбра скрыла свою душу, оставив место лишь работе, а не личному, пообещав к себе еще вернуться к их личностным отношениям, когда деловые вопросы будут  решены - она сегодня не отпустит его без поцелуя.. на утро. Маргарита мысленно ухмыляется, и задумчиво теребит край смятого платья.
- У меня есть пара мест. - Она умолкает, решив, что на сейчас хватит подобных обсуждений. Им нужно решить деловой вопрос, а значит надо немного повременить  с личным. Внутренняя пантера молчит, довольная произошедшими переменами, и можно уступить птице-секретарю, которая долбит мозг неразрешенными деловыми вопросами. Все же она все еще советник босса семьи Торелли, а значит должна как минимум советовать, как максимум - направлять. И это не так сложно, как может показаться.
- Если Агата - связь Фланагана с Семьей, ему тем более имеет смысл ей помогать. Он завязан на ней, и любое ее виляние может быть для него не слишком приятным. Я все еще считаю, что он в курсе, просто молчит. И разговорить его будет не так просто, как хотелось бы.
Омбра молча выслушивает доводы Гвидо - действительно разумно, но слишком просто, без интриганства, а без интриг тут точно не обошлось. Агата - не столько ценный, сколько один из самых преданных членов Семьи, и через нее возможно не слабое влияние на того же Монтанелли. Возможно, сам он этого не понимает, но это понимает Омбра, видящая происходящее со стороны. - Фланагана надо срочно завязывать на Семью. Он доставит нам немало неприятностей, если не заткнуть возможные дыры сейчас. - Она чуть морщиться, и искривляет губы -  с возрастом Омбра становится все более жестокой и бескомпромиссной.

+1

49

Стоило ещё раз повторить про то, что всему своё время. Весь мир принадлежит терпеливым; да и в их мире спешка - всегда удел дураков. Пусть влиятельных, сильных или просто известных, но нетерпеливый быстро растеряет всё своё влияние и всю свою силу, пусть, возможно, и навсегда оставшись известным... дураком. Опасным для своих даже больше, чем для чужих. И они станут такими же дураками, если не проявят хоть немного терпения - касательно друг друга, касательно Семьи, и всех тех, кто им дорог. Даже с Агатой не стоило торопиться - "действовать быстро" не должно быть синонимом спешки. Она была ценным элементом Семьи, и немалое уже время, и убрать её, предварительно не проверив всё, до чего можно добраться, было бы большой ошибкой, ведущей к гадким последствиям, не говоря уже о том, что это было бы просто неуважительно по отношению к ней, как к члену Семьи. Гвидо не давал разрешения убивать её... пока. Пока они не убедятся, что Тарантино действительно заслужила этого, и на её исчезновение не было веских причин, как-то связанных с организацией. Нельзя решать все вопросы, просто убивая людей. Даже в преступной среде убийство - это грех; через который необходимо пройти, или который необходимо обойти, если это возможно. Нейтрализовать врага можно по-разному. Это не касается предателей, конечно - но у них нету доказательств того, что Агата предала их, ровно как и доказательств обратного.
Как школьники... а в роли родителей выступает родное правительство штатов, в роли учителей - федеральные агенты и полицейские. Гвидо отвелась роль эдакого разудалого школьного хулигана, а Маргарита, получается, на данный момент была отличницей, на которое он мог оказать пресловутое дурное влияние. Вернее - уже оказал, но об этом пока только догадываются учителя, и понятия не имеют родители. Идея для спектакля, которой уже не одна сотня лет, но ведь именно такая классика никогда не надоедает. Вопрос в том, чем это окажется в конце - драмой или комедией...
- Не в том случае, если Агата перестанет быть её частью. - а любой предатель, как известно, выходит из Семьи - неважно, мёртв он или ещё нет. Крыс просто вычёркивают из "Книг", поскольку им там не место. - Ему выгодно, чтоб он был завязан на сильном звене Семьи, а не на слабом. - как и любому соучастнику, особенно тому, кто не может рассчитывать на повышение; неважно, насколько ему неприятно влияние - чужое влияние всегда неприятно, но оно неизбежно. Лиаму в такой ситуации проще помочь устранить Агату, виновна она или нет, чем попытаться помочь ей восстанавливать её репутацию, рискуя собой. И связаться с кем-то ещё - с другим солдатом, капо, или боссом... не столь важно, с кем именно - главное укрепить своё положение. Риск Фланагану не нужен, если он и так находится под давлением другой группировки. - Мне казалось, ты склонна считать, что он сам и есть - дыра, которую необходимо заткнуть? - возможно, что в эту дыру затянет и их самих, если приблизить Лиама к верхам... Если он не только помогал Агате с исчезновением, но и сам был его организатором, что вполне вероятно, то опасность того, что его близость к ним обоим ударит по ним же самим, кажется ещё более серьёзной. Впрочем, способности Лиама могут быть полезнее верхушке даже больше, нежели Тарантино. Однако и создавать новые звенья, не устранив старые, просто нельзя. Сначала надо разобраться с ситуацией Агаты, а потом уже закреплять людей на места. Естественно, к контролю торговлей оружием вместо Таты Гвидо бы его не допустил - есть более полезные и привычные ему вещи, которыми он бы мог заниматься. - Если хочешь, можешь работать с ним вместе. - консильери парень вроде него будет определённо полезен. К тому же, Маргарита сможет сама контролировать его, напрямую, а не через кого бы то ни было, опасаясь его влияния на этого человека. Впрочем, Монтанелли не думал, что Лиам оказывал какое-то влияние на Агату - он был сильной фигурой, но большого влияния человеку вроде него добиваться было особо ни к чему. Он ведь был фрилансером до того, как присоединиться к ним - судьба, наверное, любого фрилансера в подобной области. Рано или поздно всё равно найдётся тот, кто захочет ему отомстить за тот вред, что нанесло его планирование. А хороший стратег любой не помешает любой организации. - Но для начала - разберёмся в том, почему и куда пропала Тарантино. И Фланаган нам в этом будет либо помогать, либо - не мешать. - Маргарита понимала, что это значит. В первом случае - Гвидо заставит его самого застрелить её; во втором - уберёт его сам, даст это сделать ди Верди, или сделает колумбийцам подарок, которому они наверняка обрадуются... в общем, придумает что-нибудь - когда наступит время. Если наступит.
- Если мы решили все вопросы - пора расходиться. Скоро рассвет...
- остаётся несколько часов для сна самому. И затем нужно будет разбудить Лиама и ехать решать новые вопросы. Один за другим, последовательно и постепенно. Не торопясь и не пытаясь ухватиться сразу за всё. Управление организацией напоминает построение башни - ты строишь её, уровень за уровнем; подберёшь неправильный кирпич - он выпадет из кладки, несколько неправильных - упадёт полстены. Не дашь цементу закрепиться, или вовсе смешаешь его неправильно - рухнет весь предыдущий уровень, когда попытаешься сделать следующий. А забудешь закрепить лестницу - сам окажешься внизу, среди тех битых кирпичей, которые сам тужа сбросил...

+1

50

- Нет, я не считаю его дырой которую нужно затыкать. - Марго чуть передернула плечами. Ее философия состояла в том, что несмотря ни на что каждый человек имеет право доказать полезность Семье, и быть лишним просто так, заочно, просто потому что он не итальянец, Лайам не мог, да и не должен был быть. Да, возможно он вызывал у нее подозрения, но пока не было доказано обратное, он оставался единицей, полезной Семье, и даже исчезновение Агаты не наводило на него серьезных подозрений - их еще требовалось сформулировать, и главное - доказать.  Омбра не собиралась  вешать ярлыки до того, как она их примеряет к тем, кто был их достоин. - Но проработать его надо и сильнее привязать, чтобы у него не было возможностей сделать шаг в сторону. И совсем не  обязательно завязывать его на звеньях - слабых или сильных. Мне ли тебя учить, как к Семье привязывается нужный ей человек. - Она умело вплетала свои пожелания в то, что должно было составить крепление для семьи, те самые кирпичики, которых им немного не хватало. Она прекрасно понимала, что не слишком профессиональный строитель  и все же с упорством ленивого мула перла все то, что считала нужным вслед за собой на гору.
- Я встречусь с ним и обязательно пообщаюсь. Но не сегодня, пожалуй. - Омбра мягко потянулась, лениво поднимаясь  с дивана, и закрепляя руку в перевязи. - Даже него я не готова пожертвовать парой часов оставшегося сна. - Омбра улыбнулась, но тепла в этой улыбке практически не было, так словно она просто поставила точку, завершив свою речь.  - Главное, чтобы он не стал молчать, а то придется и его убрать, чтобы не мешался под ногами. - Она говорила это обыденно и совершенно спокойно. Подошла вплотную к Гвидо, глядя ему в глаза, внимательным, по-кошачьи пронзительным взглядом. - Серьезных вопросов нет. Несерьезные немного подождут. - Она коснулась здоровой ладонью его лица, гладя по щеке и скуле. На мгновение в глазах появилось несвойственной истинной Тени выражение тепла, возможно, даже любви... - Провожать меня не стоит... - Она как и он слишком хорошо понимала, что им лучше уходить не вместе.

+1

51

Ирландское происхождение Лиама совсем не играло роли в происходящем и не влияло на решение, которое будет принято - мафиозная Семья гораздо больше, нежели принятая система иерархии и итало-американских лиц, занимающих в ней определённые места с верха до самого низа. По сути, вообще нету ни верха, ни низа. Всё куда более субъективно, чем кажется. Вступив в Мафию, или связавшись с ней, любой может добиться многого, если будет рассчитывать на самого себя и собственные способности, а не на Семью, которая принесёт ему ключи от жизни его мечты на тарелке с голубой каёмочкой. Не всегда даже статус означает чьё-то близкое положение к боссу, всё зависит от способностей конкретного криминального элемента, его авторитета, доверия к нему старших или же просто удачному или неудачному стечению обстоятельств. Дело было вовсе не в происхождении - Лиам мог быть полезен Семье, и высказал желание быть ей полезным; и именно это могло как спасти его, приблизить его к верхушке организации, так и погубить. Затыкать его было рано - слишком рано было даже думать о том, как именно это лучше было бы сделать; слишком многое было не выяснено, не проработано, не доказано и многие вещи просто не сходились - связать его с пропажей Агаты было нельзя. Пока ещё. Впрочем, это не отдалило бы его смерть, если бы Гвидо хотел её - все решения об устранении солдат, и "посвящённых" в Мафию, и соучастников его Семьи, исходили от него; но если "мудрого" парня можно было убить только с его разрешения - решение о смерти неинициированных гангстеров могли принять и те, кто стоял рангом ниже. И снова, в этом были исключения. Пожалуй, трудно отыскать дона Мафии, у которых бы не было своих любимчиков. И хотя Лиам в их число не входил, он работал с Агатой - а Агата давно уже была в команде босса; решение о его смерти могла принять либо она сама, либо, опять же, глава этой "команды" - Гвидо.
- Вот и отлично. Завяжи его на себе. - формально - это могло означать, что Фланаган пошёл на повышение. На самом деле, выйти из числа "любимчиков" боссов, свалившись с высокой башни их расположения, довольно легко даже для посвящённых, не говоря о соучастниках; тут уже вступает в спор и происхождение, но всё же, это субъективно. Донато часто закрывали глаза на происхождение, принимая в Семью новичков. При их правлении, всё строилось на доверии. И это работало, пока Витторе был жив, а его команда - на свободе и при делах. - Ты - самое сильное звено, которое я знаю. Вы многого смогли бы добиться, работая сообща. И если он тебя устроит - "закрепишь" хоть кого-то из своих осведомителей. Нет - избавишься от него. - говоря её же словами - не ему её учить, как делаются дела в их среде. Они сами могут решить, какой кирпич стоит выбить в определённый момент. И очень часто - это всё же лучше, чем дожидаться того, пока он расшатается и выпадет сам. У Маргариты гораздо больше времени и возможностей приглядывать за Лиамом и его источниками, нежели у Гвидо. И "проработать" она его тоже могла бы гораздо лучше. Иногда просто стоит поставить два киприча рядом, чтобы поглядеть, что получится.
- Да. Придётся. - молчание - в их мире синоним виновности. Как, впрочем, и враньё. По крайней мере, то враньё, которое удалось распознать, и которое не было прощено по каким-либо причинам... Если Лиам не станет сотрудничать в поисках того "звена", на котором был завязан раньше - фактически, этим он сам себе подпишет смертный приговор. Да и наверняка сам понимает это. Причин для беспокойства тут не было - это были вполне обычные шаги для их бизнеса; да, пожалуй, и для всех видов бизнеса, для всех корпораций и коллективов - слабые звенья покидают цепь - разница лишь в том, что в Мафии это сделать можно либо вперёд ногами, либо - всю оставшуюся жизнь ожидая, пока тебя вперёд ногами унесут. Из смерти здесь не принято было делать культа. Не в случае смерти близких и важных друзей и родственников, конечно. Статистику всегда могли отличить от катастрофы. И порой там, где слово сказал бизнес - в личном остаётся только оплакивать своих друзей. В этом нет ничего предосудительного - друзей нужно ценить... а партнёров - подбирать правильно.
Пара часов сна... у него будет гораздо меньше. Вернее, не будет вовсе. Впрочем, и не привыкать - отоспаться всегда можно будет после того, как все дела окажутся сделаны, или хотя бы те из них, что были в зоне досягаемости. Время может работать как против тебя, так и на тебя. Тот, кто умеет управлять временем - сможет управлять всем. Но тот, кто не умеет управлять собой, никогда не сможет взять под контроль своё время. Два часа сна в нужный момент могут дать больше толка, чем десять - в тот момент, когда ты мог бы бодрствовать. И наоборот. Даже из бездействия можно извлечь пользу для себя и для всех окружающих.
- Я и не собирался.
- звучало довольно обыденно, но в глазах не было и тени холода; во взгляде Гвидо отражалась та мягкость, что дарило прикосновение ладони Маргариты к его лицу сейчас. Его слова не означали, что он не хотел бы её провожать. Но если за ними всё же следили, это могло бы принести не слишком хорошие плоды. Предполагалось, что Монтанелли в данный момент мирно спит в своей спальне, а не разгуливает по городу. - Но это не значит, что я не хотел бы попращаться... как следует. - он мягко остановил прикосновение Маргариты, скользнув затем ладонью по её плечу, не шею, и коснулся своими губами её губ, наградив девушку мягким поцелуем...

+1

52

- Не хочу прощаться.. - Омбра внезапно превратилась из ледяного киллера и консильери в женщину, которой не хотелось расставаться с близким человеком, но при этом она не поднимала полностью своих щитов, все еще готовая защищаться, и желающая быть защищенной. Она вся была в этой двойственности, но прикосновение губ, словно лишало ее какой-то части ее самой, но возрождало новую часть, словно заново составляя паззл из ее жизни. Она мягко ответила на поцелуй, обнимая Гвидо одной рукой, и сильнее прижимаясь к нему. Ей ейчас смертельно, совершенно по женски хотелось, чтобы не надо было никуда идти, что бы снова оказаться в одной постели, заснуть под боком друг у друга и понять, что они уже оба имеют право просыпаться вместе. Губительный привкус поцелуя... не те мысли, не те ощущения... Омбра заставила себя переключится на прикосновения, на начинающий плавится где-то  в районе спины огонь, распространяющийся по коже, и снимающий тонкую "ледяную пленку", которая покрывала ее тело, словно вторая кожа и была частью ее маски. Но перед ним эта маска была не нужна, он видел ее без маски...
- Еще чуть-чуть... - Выдохнула она в его губы, и заставила поцелуй перерасти в жадное прикосновение словно они расставались не на несколько часов, а на всю жизнь, она словно боялась, что все рассыпется и через мгновение забудется, и почти сразу ослабила и прикосновение и поцелуй, понимая, что снова пытается невольно перехватить инициативу, властвовать,  и словно сама боялась этого, понимая, что подобное желание не слишком уместно сейчас.
Омбра отстранилась, пожалуй даже чересчур резковато, глядя на Гвидо и все еще не желая отпускать его из  своих объятий. Это было неуместно  и глупо, и она не понимала, что делает, зачем это делает, и одновременно наслаждалась тем, что никакая совесть их сейчас не ограничивает. Она провела ладонью по его седоватым волосам, коснулась губами его щеки.
- Мне пора... я уеду первой...  - Нам придется встретится через пару часов, ну может пять-шесть, он - захочет увидеть сына, мне - надо будет решить вопросы Семьи, которые без него нельзя решать, точнее решить она может, только потом он обидится. Омбра опускает руку, и мягко шагает назад, чуть хромая.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Тени исчезают в полночь