В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » В поисках Тарантино


В поисках Тарантино

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Liam Flanagan, Guido Montanelli
Место: Общественный туалет в городском парке -> Квартира Агаты -> не определено
Погодные условия: +20, ясно
О флештайме: Утро после Тени исчезают в полночь. Гвидо верен своему слову - сразу же после разговора с Маргаритой он собирается направиться в квартиру Тарантино. И собирается прихватить с собой её партнёра...
- Встретимся в общественном туалете городского парка. Возьми автомобиль. - Монтанелли сбрасывает разговор, не дожидаясь ответа.

Отредактировано Guido Montanelli (2013-05-09 14:39:43)

+1

2

Внешний вид

Известий от Тарантино не было с тех самых пор, как она встретила его у ворот колонии и познакомила с Лиамом, её телефон был отключен уже пару недель; это же время её никто не видел и не слышал - включая и самого Фланагана... Агата исчезла - без единого следа, без напоминания о себе. В последнее время солдаты Торелли часто "пропадали" подобным образом, но обнаруживались затем либо в тюрьме, либо - реже - мёртвыми, но достаточно быстро, чтобы ни у кого не возникало вопросов как и почему. Агата же... словно просто растворилась. И это наводило на вполне явные подозрения - учитывая всё то, что происходило с Семьёй в последнее время.
Гвидо пытался размышлять трезво; но чем дольше думал, тем больше подобное исчезновение Тарантино казалось ему схожим с поведением любой "крысы", сдавшей свою Семью и удравшей из-под внимания своего босса, пока он не успел опомниться. Монтанелли знал немало подобных крыс - и убрал не один труп того, кого раньше считал одним из своих... Неужели и Агата может стать одной из них?.. Не хотелось верить в это. К сожалению - даже в этом случае она была бы не первой, кому доверяли больше, чем полагалось...
- Встретимся в общественном туалете городского парка. Возьми автомобиль.
- Монтанелли сбрасывает разговор, не дожидаясь ответа, и отправляет телефон обратно в карман брюк, глядя в мутное зеркало. Снова туалет... Тайное сообщество, уже веками возвышающее себя над всеми остальными преступными группировками, организация с мировым именем - и всё равно её члены периодически оказываются в максимальной близости к дерьму. Даже руководители время от времени мараются в грязи. Впрочем, включая во внимание суммы денег, находящихся в обороте Мафии, вполне можно забыть о том, в насколько неприятных местах приходится бывать из-за них и насколько отвратительные вещи делать. Деньги не пахнут.
С таким прошлым, как у Гвидо, и вовсе не приходилось привыкать к дурным запахам и грязи; и если бы у него был выбор - он променял бы свой полученный статус босса обратно на эту грязь. Ту грязь, в которой он был незаменимым профессионалом, и отвечал только за себя и свой участок работ, а не за всю организацию; включая подобные ситуации, когда, возможно, один из ближайших твоих друзей становится врагом номер один для всех, с кем ты ведёшь дела... Ту грязь, которая не имеет этого двойного дна. Покойник - есть покойник... Покойникам легче доверять. Они никому не скажут, кто их убил и за что, или кто расчленял их тело. Разве что Господу на небесах. Впрочем, все там будем...
С утра в парке гуляют немного людей; так что будет и меньше свидетелей их разговору. Гвидо терпеливо дожидался Ирландца в том же самом общественном туалете, откуда и сделал звонок, заняв ближайшую к входной двери кабинку, и глядя за тем, что происходит в помещении. Мир принадлежит терпеливым; пусть в непосредственной близости к унитазу это и звучит двояко...
- Стой. - и когда Лиам вошёл в помещение, Монтанелли уже занял выгодную для себя позицию, вынырнув из своей кабинки и оказавшись прямо позади него. В спину Ирландцу упёрся пистолет, но зеркало над раковинами, прекрасное отражавшее обоих мужчин, не демонстрировало его. Не совсем дружеское приветствие, но учитывая ситуацию, в которой Гвидо оказался, доверять нельзя было никому... особенно ирландцам, появляющимся из неоткуда с подачи членов Семьи, которых вполне можно считать ненадёжными - поскольку их поступки так же ненадёжны. Свободная рука Гвидо шустро прошла по телу Фланагана, забравшись в каждый карман, проникнув под полы, вплоть до самых ботинок - всё это время пистолет продолжал соприкасаться с его спиной. Монтанелли искал одну из любимых игрушек федеральных агентов - микрофон. Однако Лиам был чист. - Извини. Хотел убедиться, что мы можем продолжать беседу. - босс поставил пистолет на предохранитель и убрал его обратно под рубашку. Не хотелось бы каждую беседу начинать с этого, но если придётся - Монтанелли каждого будет обыскивать на предмет жучков; Лиаму следовало поблагодарить Агату за подобный приём - с тех самых пор, как она стала считаться ненадёжной, он тоже находился в этом ореоле. В Мафии все взаимосвязаны - тот, кто подставился сам, подставил и всех тех людей, с кем работал, всех свои "напарников". Напарником Тарантино был Фланаган. Этого уже было более, чем достаточно, чтобы связать его и с внезапным исчезновением Агаты, и с его причинами, и с его последствиями.
- Ты так и не получил никаких вестей от Агаты?
- вложить бы побольше надежды в голос... Гвидо был почти уверен, что нет. Или же Лиам соврёт, что не получал, если это будет ему выгодно. Но почему-то Патологоанатом был больше склонен верить ему, нежели Маргарита - возможно, потому что он был лучше осведомлён о колумбийцах и его проблемах с ними... - Это становится проблемой, Лиам. Если Агата не в Сакраменто, значит она может находиться в каком-либо другом месте. Ты меня понимаешь? - что тут не понятного - Фланагану самому будет невыгодно, если Тарантино даст показания. В первую очередь это будет невыгодно ему - как ближайшему человеку к ней. Если только он сам не стучит... Гвидо при нём отдал Агате оружейный бизнес синдиката. Теперь выходило - он просто слил эту должность в трубу, и вот уже две недели за оружие никто не отвечает. Всё равно, что показать муравейнику голую задницу и попытаться напугать этим тамошних жителей...

Отредактировано Guido Montanelli (2013-05-09 15:41:19)

+1

3

Внешний вид

http://cs410330.vk.me/v410330299/2acb/Z4e34WI2JOc.jpg

Пожалуй, лучше всего ощущаешь себя элементом какой-то технической системы, когда осознаешь – поведение того, что управляет этой системой, и конкретно таким рычагом, как ты сам, обусловлено осознанием, как именно система будет реагировать. Голос Монтанелли звучал так, словно его хозяин точно знал, как работает система, и какую ответную реакцию от нее ждать. Кем бы ни был этот итальянец раньше, сейчас у него вполне получается предпринимать попытки держать систему в состоянии верного реагирования, сохранять ее техничность. И наверное именно это внушало доверие, заставляло понимать, что как рычагу, Ирландцу нужно быть на своем месте. Пусть моська Лиама и скривилась от брошенной трубки и гудков в ухо.
…Значит, общественный туалет. Вряд ли выбор места встречи удивлял. В конце концов, это общественный туалет людного места, вполне логично, что спрятаться от чужих глаз и ушей было разумнее там – рядом с толпой, с людьми, как это ни парадоксально. Впрочем, этот самый туалет Билл нашел не сразу, а когда нашел, покрутился вокруг, ожидая, что Монтанелли будет где-то снаружи. Черт, и ведь ирландец не называл босса мафии по имени даже про себя. Не то чтобы была какая-то исключительная почтительность – просто вот Монтанелли и все. Никак иначе звать не хотелось. Странно… Отвлекшись на такие пространные мысли, Флэнаган допустил основную ошибку, которую человеку, прошедшему огневую подготовку, допускать было стыдно – не проверил заднюю четвертьсферу, когда вошел в помещение. Впрочем, у него в руках и оружия не было. Да что там в руках – даже при себе ничего. Только в машине. Вполне закономерно, что не ожидая такого развития событий, Лиам получил тычок ствола в хребет.
- Стою, - Билл медленно и плавно приподнял ладони на уровне плеч, - Добрый день, мистер Монтанелли.
Поняв по действиям итальянца, чего ради такой прием, Флэнаган несколько успокоился за собственную жизнь, не успев даже осознать головой, что, откровенно говоря, неплохо так напрягся по поводу дальнейшего развития событий. Монтанелли убрал пистолет и задал вопрос. Вопрос в той же степени ожидаемый, как и холодной приветствие парой минутой ранее – если подумать, то все опять же логично. Агата пропала. Лиам полагал, что какие-то инструкции или ввод в курс дела он получит через нее сразу после встречи после освобождения босса, но этого не произошло. Тата просто потерялась, два звонка и пара голосовых сообщений не достигли адресата.
- Не получал, - ирландец помедлил, размышляя, стоит ли озвучивать свои опасения до конца, - Я Вас понимаю, и мне… Мне даже кажется, тут все очень плохо.
Билл не был уверен, далеко не был, даже далеко не был, в своем утверждении, но косвенно кое-что указывало на это. Лиам проверял каждого из тех, с кем работал. Взять однажды телефон Таты, подключить к своему ноутбуку, синхронизировать, и установить возможность определения его местонахождения было делом пары минут. И уж точно тем, что Флэнаган не считал нетактичным. Чтение сообщений ему было нафиг не нужно, а вот исключить возможность удара со спины – почему бы и нет. А местоположение – весомый фактор.
- …и либо её телефона нет в живых настолько, как если бы он был в мясорубке измельчен, либо его нет на территории США.
Вероятность последнего Флэнаган почему-то не рассматривал вовсе. С чего бы Агате срываться и улетать, когда у нее хватает забот под носом. Причем это не заботы уровня «покрасить стены на кухне», это бизнес уровня «делай или умри».

+1

4

Лиам не был даже вооружён. Что ж, это и к лучшему, хотя Гвидо и не боялся оружия, уже не раз вглядываясь в дуло пистолета у своего лица; и более того - последний раз он это сделал сегодня ночью, буквально несколько часов назад. Да, это можно было бы назвать странного рода игрой, но - пистолет-то был вполне настоящим. Его собственным - тем самым, который уткнулся в спину Фланагану. Впрочем, Монтанелли об этом сейчас совершенно не задумывался - оружие так же слепо, как и кусочки свинца, которые изрыгает из себя, и даже не помнит, кого убило, в отличие от его владельца. Однако убивать можно не только оружием... и хоть Ирландец не был вооружён и не был при полицейском микрофоне - это ещё не означало, что он был безопасен для Монтанелли; связь его и Агаты с федералами и Программой было только одно из версий происходящего, да и не самой лучшей. Кроме того - жучок вполне мог бы находиться и в его машине. Потому Гвидо и хотел обговорить все детали в стенах туалета перед тем, как сесть в его автомобиль - в этом случае не останется никаких улик, кроме слов, а слова - в конце концов, они так же слепы, как и пули...
Однако, его слова были более чем правдивы - хорошего в этом исчезновении не было абсолютно ничего; если Агате стало необходимо срочно покинуть город - она в любом случае должна была предупредить об этом босса, лично и с объяснением причин... Если у неё были какого-то рода проблемы - Семья нашла бы способ помочь, если только эта проблема не противоречит кодексу Мафии, в этом случае её исчезновению было бы логичное объяснение - которое вовсе не означало бы прощение, как раз наоборот - доказывало бы её вину и просто не оставляло для Гвидо никакого выбора. Если Тарантино сама была инициатором собственного побега, исчезла из города, или даже из страны добровольно, специально не связывалась ни с кем, даже с Лиамом, то этим она сама давала согласие на собственное устранение. Ну, на его попытку, вернее сказать. На его возможность и правильность. Нельзя быть абсолютно уверенным, пока дело будет не сделано; да и браться за него стоит только в том случае, если в нём есть необходимость. Монтанелли не собирался предпринимать подобных радикальных действий, пока не выяснит об этой пропаже всё, или, по крайней мере - что сможет выяснить. Фланаган был нужен ему в том числе и для этого.
- Возможно, и то, и другое...
- Гвидо следил за его взглядом, мимикой, пытаясь определить, искренне ли говорит ирландец, или разыгрывает перед ним спектакль. Отсутствие прослушивающего жучка на его теле ещё не говорило о его невиновности и независимости от происходящего с Агатой, ведь была вероятность и того, что они добивались каких-то иных целей вместе. Возможно, кто-то один из них использовал другого для достижения своих собственных целей; но кто и кого - тоже было бы открытым вопросом. Лиам - тот человек, который всю жизнь и занимался тем, что разрабатывал способы получить желаемое; Агата - у неё было много своих собственных проблем.... она была членом Семьи, в конце концов; пусть и не всегда жертвовала собственными интересами на её благо - но кто из посвящённых, не взирая ни на какие клятвы, не имел собственных тайн?
Уничтожить мобильный телефон - более чем логичный шаг для того, кто собирается сбежать; и в этом случае дозвониться до Таты уже совершенно пустая затея. Это было понятно и без слов Лиама... и не давало совершенно никаких ответов на главный вопрос - "Почему?". И не подтверждало невиновность Фланагана, в которой, впрочем, Гвидо не был склонен сильно сомневаться; именно потому, что у него была цель - связавшись с Торелли, он хотел избежать смерти от рук колумбийцев. Ни помогая Агате сбежать, ни даже подставив её таким образом, устранив связующее звено самостоятельно, он этой цели не добьётся...
- Откуда у тебя такие познания насчёт телефонов?
- Гвидо не мог не обратить внимания на уверенность в его словах. Слишком твёрдую и холодную, чтобы быть похожую на обычную развязную самоуверенность, которой известны ирландцы... да чего уж стесняться - многие итальянские гангстеры тоже ничуть не лучше. Лиама отличало от них то, что он как раз-таки не был гангстером в общепринятом виде. Он был преступником, да, но не тем, что привык действовать в команде и заниматься каким-либо из более-менее стабильных криминальных видов бизнеса - он работал для других, по найму; необходимость его, как звена, всегда обуславливалось его полезностью, его особыми навыками. Подобными умениями обходиться с мобильными телефонами - в том числе.
- Ты знаешь, где она живёт?
- возможно, уместнее будет сказать "жила", но опережать события не стоит. Квартира - не телефон... её не уничтожишь в мясорубке. Конечно, можно её поджечь, взорвать, просто вывезти всю мебель, но притом - она всё равно останется на том же самом месте, по тому же самому адресу... конечно, вряд ли Агата оставила там какие-то следы, если собиралась бежать; и уж тем более она не пряталась всё это время в своей квартире - но, возможно, там они всё же найдут какую-то зацепку. Вопрос, заданный Лиаму, можно было считать риторическим. Гвидо знал её адрес. - Поехали. - быть может, они обнаружат в квартире закоченелый труп?.. Тоже есть такая вероятность. Это ответит на часть из вопросов... но и выдвинет много новых. Глупо загадывать что-то; похоже, пока человек Маргариты занимается поисками информации о сыне Агаты - всё, что есть у них двоих, это её квартира.
- Кстати, тобой кое-кто заинтересовался... ты знаком с Маргаритой ди Верди?
- спросил Монтанелли уже на выходе из туалета. Марго собиралась его "проработать"... и смысл в этом был - у консильери это получится лучшем, чем у него самого.

Отредактировано Guido Montanelli (2013-05-26 10:41:05)

+1

5

Лиам судорожно перебирал в голове мысли. Кто-то его проверяет – Монтанелли, Агата, либо они вместе, но это определенно проверка того, на что ирландец способен в такой ситуации. Да, сыграть перед ним спектакль с пропажей Таты в целях проверки его верности и лояльности организации, в круг которой он так или иначе был теперь вхож, было сложно, но Патологоанатом и Тарантино – не обычная солдатня из числа мафии, потенциала провернуть такое у них бы хватило.
А поэтому вопрос в следующем – если это проверка, то чего добиваются от него? Чего ожидают? И если ожидают чего-то несвойственного ему, то совершенно зря – Ирландец есть Ирландец, со своим почерком и убежденностью в происходящем. Билл постарался отталкиваться от текущей ситуации и решать проблем по мере их поступления. Агаты вероятнее всего нет, Монтанелли ищет ее. Ищет, стараясь не поднимать шума, иначе зачем бы ему понадобился именно Флэнаган – человек, не связанный с мафией более никакими ниточками, кроме этих двух.
«Будем отталкиваться от такого, да» – подумал ирландец, выходя за боссом из туалета.
– Степень по информационным технологиям Мичиганского технологического. Отсюда и стали расти ноги у всего того информационного и технического ресурса, которым обладаю сейчас, – Лиам сложил ладони в карманы джинсов, – Потом возможности росли, появлялся доступ ко многим базам данных. Да, через плечо федералов и ребят из Лэнгли я чаще всего не могу подсмотреть, но имеющийся ресурс позволяет и самому от них прятаться в тени.
Не будь существующего напряжения, вызванного недоверием, Флэнаган бы симпатизировал Монтанелли, в действиях которого читался лишь долг и уверенность в том, за что он несет ответственность. Определенный кодекс существовал и у Лиама, там было много правил, до тридцати двух лет он вообще умудрялся решать вопросы без необходимости применения своей огневой подготовки. Билл жил в мире правил, где собственные правила имелись и у него самого.
– У меня есть доступ к телефону, за которым я хочу следить, на покрытии Штатов. Даже если он выключен, можно отследить местоположение. Отсюда и мои выводы, – Лиам задумался о чем-то своем, слушая очередной вопрос Монтанелли, – Знаю, подвозил однажды, даже с пацаном ее знаком… Окей, поехали. Стоп! А его Вы не нашли? Если она пропала без сына – что с ним?
Действительно, разумная мысль и разумный вопрос. Если этот итальянец с Татой разводят его – по реакции Монтанелли на такой вопрос, вполне себе неожиданный, можно хоть как-то прочесть это по его реакции. Лиам пристально уставился на собеседника, как тот еще недавно на него. Слегка даже ухмыльнувшись про себя схожести происходящих событий. И ответ был с тем же непроницаемым выражением лица, какое старался сохранять при поступающих вопросах сам Ирландец.
«Игры разума, блин. Просто таки попытки играть в игру «наеби наебщика», и черт знает, кто из нас двоих больший…»
Билл вышел из туалета и зашагал к машине по газону, стараясь держаться на виду у Монтанелли. В конце концов, скрывать от него было особо нечего. А вот нарываться на подозрительность – не хотелось бы. От него хотят того, чего он умеет – он сделает. Поиск информации, сохранение информации, сокрытие информации, использование информации.
Линкольн-стрит – там живет Агата… Или жила, да. По крайней мере, сейчас они вряд ли найдут ее там. Что-то найдут, возможно, но не ее.
– Вы видели папку, – Лиам не спешил выкладывать все карты, откровенность не была лучшим в его деле, – Все, что знаю о ди Верди – там. Лично сталкиваться не доводилось.
Лиам знал действительно немного, пусть и больше того, что было в папке. Омбра… У многих в этом сегменте мира есть имена, которые даются много позже рождения, а порой подходят гораздо больше. У Патологоанатома было это имя, у самого Ирландца было, и у Маргариты ди Верди было. Заслуженное. А если судить по тем обрывкам информации, которые имелись об этой коренной итальянке, она была не просто приближенной, она была в Семье на полных правах
– Я знаю, что она профессионал в том, что делает, – Флэнаган направил автомобиль в сторону Линкольн стрит и повторил, – Вы видели мою папку.
К дому Таты Билл подъезжал с навязчивой мыслью о том, что если у Монтанелли есть подозрения о том, что кто-то из его подопечных сосет сиську у копов, то именно такой спектакль перед ним и стали бы разыгрывать.

+1

6

Верно, Флэнаган был связан напрямую только с Агатой и Гвидо - пока что только с ними двумя, во всяком случае. Тем проще было добраться до Тарантино, которую он искал, учитывая, что Ирландец больше ни на кого из членов Семьи не разменивался; в его внимании были он и Тарантино - и значит, большую часть своего рабочего времени он мог потратить либо на первого, либо на вторую. В их группировке он появился недавно - а это уже основная причина для подозрения его причастности к пропаже Агаты. Если, конечно, Тата не хочет выставить его, как козла отпущения, отвлекая на него внимание Семьи и босса - но подобные выходки не в её стиле, да и Гвидо был бы дураком, если бы так просто купился на этот трюк, не направив по остальным путям других людей и не использовал бы все доступные источники для достижения цели. Он собирался заняться лично Лиамом, как наиболее сложным и возможным из элементов всей системы, только и всего. Других людей, другие явки, другие каналы проверят остальные - в том числе, и Маргарита.
- А заблокировать этот доступ можно каким-либо способом, исключая мясорубку? - вопрос между делом, не имевший к Агате никакого отношения, о чём, впрочем, Монтанелли не торопился сообщать Ирландцу. Такой способ мог бы и ему пригодится в будущем, вероятно, даже в очень скором, в продолжении его холодной войны с федеральным структурами. И конечно же, в этом случае ему понадобится и сам Лиам, который, как оказалось, отлично знает эти трюки. Ну, если он выйдет за круг подозрения, разумеется. По крайней мере, за полицейские его границы - использовать информатора, чтобы обойти копов, то же самое, что тушить бензином пожар.
- Нет, Аарона мы тоже не нашли. - это, впрочем, ещё не говорит о том, что она сбежала вместе со своим сыном, но - они ведь и поиски ещё не начали толком. Лиам был одним из первых, к кому Гвидо обратился по этому поводу. Задействованы были все источники - так что, скорее всего, результаты поисков тоже будут появляться примерно одновременно. На глазах Флэнагана и при помощи его же действий - за которыми Монтанелли будет следить в это время. Так что и вопросы о результатах поисков задавать почти бессмысленно... - Если она просто сбежала - её сын наверняка сейчас с ней. Но если это были копы, тут всё сложнее. - ребёнок - прекрасное средство давления; и для копов, живущих по закону, а не по понятиям, ничуть не худшее, чем для бандитов. Разница в том, что вооружённый головорез может лишить его жизни, а подвязанный полицейский - просто может разлучить вас до конца ваших дней при помощи социальной службы. Учитывая, что Агата - эмигрантка, имеющая связи с организованной преступностью, это сделать почти так же просто, как спустить курок... Америка, как она есть. Права и свободы - бесценны; избавиться от них, и просто жить так, как хочешь - ещё дороже.
- Придётся столкнуться. Она хочет с стобой познакомиться - сегодня, чуть позже.
- к слову, о ниточках, которыми он связан с Торелли. Их будет становится всё больше и больше - это вполне нормально в их мире. И однажды, вполне возможно, их станет так много, что ему можно будет выбирать, какими из них выгодней пользоваться - или же кто-то другой, кто будет дёргать за эти нитки, решит приблизить его к себе. Вообще-то Гвидо не возражал, если в будущем с Лиамом будет работать Маргарита, а не Агата - ей больше приходится работать с информацией, нежели испанке, и человек с дипломом технологического университета ей уж точно будет полезен. Впрочем, пока ещё рановато судить о кадровых перестановках. Потому что не факт, что и кадры получится удержать при себе.
Гвидо лишь усмехнулся, услышав о папке. Лиам, вероятно, был слишком молод, или просто прошло слишком много времени, чтобы собрать достаточно полную базу о ди Верди, как о "нашей маленькой девочке", а не об "Омбре" - пятнадцать лет назад ещё никто не знал одну из основных убийц клана Торелли, как Омбру или Римскую Волчицу. Тогда молодая, можно сказать - юная девушка была личным оружием дона Мафии, при помощи которого он нередко контролировал и своих людей. La Nostra Bambina боялись все, кто хоть сколько-нибудь разбирался в том, что происходит в Семье, и имел отношение к ней или к теневой части жизни города. Впрочем... хорошо, что там, в этой папке, про это не было ни слова. Лиам оперировал новыми данными. А с тех пор, как верхушка Торелли оказалась в тюрьме - все данные были новыми. Признаться, Гвидо и открыл эту папку всего лишь раз, мельком взглянув туда - этого вполне хватало, чтобы понять, чего Лиам стоит на самом деле. А затем поступил с ней так, как и нужно поступать с таким материалом - отправил в огонь...
Гвидо сам был на её квартире лишь раз - они были дружны с Агатой, но всё больше по работе; настоящими её друзьями были те, кто находился в верхушке, пожалуй. С Уэйтом/Альваро её даже связывали романтические отношения на какое-то время. Монтанелли... вероятно, он просто становился слишком стар для них - или же видел слишком много лиц помимо них. С возрастом становится трудно заводить новых друзей.
- Здесь? Ты уверен? - но даже с учётом того, что был он в её доме лишь однажды - он хорошо помнил другой адрес. Не Линкольн. Впрочем, он не был уверен, что Агата попросту не переехала на другое место - два месяца, которые он провёл в тюрьме, вполне нормальный срок для того, чтобы освоится в новом доме. - Тогда пошли... - он позволил Лиаму выйти первым. Кажется, ирландец знал квартиру - а Гвидо не знал.

+1

7

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » В поисках Тарантино