Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Бадабум


Бадабум

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Участники: Тайлер Браунинг & Агата Тарантино
Место: арт-дилерский аукцион в Sacramento Sonic Plaza.
Время: 13.02.2013 г.
Время суток: 20:45.
Погодные условия: тихая ночь, чистое звёздное небо.
О флештайме: Агата и Тайлер впервые объединяют усилия для общего дело. Раньше они были знакомы заочно, пока ему не понадобилсь выкрасть дорогое полотно, а у неё не нашлось несколько лишних бомб.

Отредактировано Tyler Browning (2013-05-12 18:50:58)

+1

2

Красота требует жертв. Искусство требует драмы. В "Бойцовском клубе" чувак сам себя отмазал после месива словами, мол, ему хотелось уничтожить нечто красивое; у меня желание облапать бесценное. Ничего не могу с собой поделать. Иначе я бы умер от скуки. Светские рауты угнетают однообразием. Кругом тусуются манекены в дорогих шмотках. Нет, конечно, в салоне Анны Павловны Шерер есть свои прелести, некий неповторимый шарм. Вальс ничё такое развлечение, хотя латину люблю из-за элемента кражи в танце. Во время куртуазных бесед тырить тоже в кайф. Вынужден блуждать по богемным болотам, чтобы поживиться, благо всегда есть чем. Разбегаются глаза от обилия украшений, часов, клатчей и предметов побольше. Я даже анклеты умудряюсь стягивать с дам. Особенно приятно, когда они в панике гадают, кто мог их обчистить. Как правило влетает случайным кавалерам. Происходят вызовы на дуэль и прочий коленкор.
Это всё курьёзы для другого раза. Сегодня редкий случай, когда пришлось одеть строгий костюм. По мнению знакомых, мне чертовски идёт, однако считаю, что на мне сьюты как сёдла на коровах. Галстуки именую петлями. Единственный минус моих адвокатских будней заключается именно в этом. Строгость ограничивает, втискивает с узкие рамки, чего я страшно не люблю. Это мой криптонит номер один. Второй номер прямо по курсу, движется ко мне под Гарделя, кажется. Чёрт, я начал запоминать мелодии.
- Синьорина Тарантино, вы ослепительны, - учтиво целую руку даме, взгляд скользит по фигуре. Машинально прикидываю стоимость роскошного платья. Подмечаю расположение застёжек и замочков. Сила привычки. Обычно гляжу, насколько легко вскрывать и снимать. - Хотя я бы на вашем месте оделся менее ярко и запоминающе. Мне кажется, вы в центре внимания, - намекаю, что только одним способом итальянка смогла бы привлечь больше народу - явиться голой или въехать на коне как леди Годива, остальные лимиты она побила без альтернативы. Интересно, где детонатор спрятан. Я готов рискнуть поискать, однако не хочу устроить бадабум преждевременно. Женщины это не любят. Плюс пощёчину если словлю, какой-нибудь хрен с рыцарскими замашками меня вызовет фехтовать в саду за поруганную честь дамы. - Как настроение? Готова к экшену?- быстро перешёл на ты, хоть мы знакомы были лишь заочно. У нас яркие таланты, появился повод их сложить воедино и посмотреть, к чему приведёт гремучая смесь.
Аукцион стартует через пять минут. Главный лот - невзрачное, на мой вкус, полотно "Игроки в карты" кисти Сезанна. Год назад катарский эмир выложил 250 лимонов за него, сейчас перепродаёт в надежде выйти в плюс. Увы, кое-чьим планам не суждено сбыться.

+1

3

Она не любит светские рауты. Ей неловко в обществе женщин, украшенных бриллиантами, и мужчин, которые спят со слитками золота. У нее всего этого нет и никогда не было. Простая испанка Агата, живущая в квартире-студии, разъезжающая на пикапе и случайно подобравшая ежика на лестнице. Девушка никогда не грезила золотыми горами, ей нравится ее мирок. Но иногда приходится вылезать из соломенной крыши, влезать в купленное заказанным стилистом платье, и идти врать. Сегодня Тарантино будет врать о своих доходах.
Итак, перед нами цель в виде полотна. Начальная цена 250 миллионов долларов. Ей полагается с этого свой процент за то, что террористка организует отвлекающий маневр.
На ней красное платье, чтобы окружающие запомнили только платье, но не ее лица. Этому приему научил один знакомый коп.
До здания аукциона ее довозит заказной автомобиль, почти такой же, на каком ей пришлось ехать в Плазу в конце января. Не самые лучшие воспоминания вызывает прошедшая зима, поэтому Агата спешит выбросить это волнение из головы. Дверь БМВ открывается, она выходит и провожает взглядом машину. Ей она больше не понадобиться, по крайней мере на этом месте.
- Синьорина Тарантино, вы ослепительны – перед ней мужчина в костюме «от иголочки». Блистает, улыбается и целует ей руку. Смешанные ощущения, но испанка держится. Она улыбается и кивает в ответ, хотя воспитанные дамы бы ответили благодарностью за комплимент.
- Хотя я бы на вашем месте оделся менее ярко и запоминающе. Мне кажется, вы в центре внимания
- Я на это и рассчитываю – в пол голоса произнесла Та-Та, перебирая пальцами по обшивке алого клатча, что сжимала в руке.
Когда период взаимного облизывания был закончен (хотя Агата решила не выполнять свою часть), они двинулись по коридору в зал. Перед ними открытая огромная дверь, они успевают во время.
- Как настроение? Готова к экшену?
- Я заинтересована, чтобы дело прошло гладко – она все еще пытается строить из себя манерную леди, ведь платье обязывает. – И, пожалуй, я бы выпила. Тут наливают? – на аукционах банкет всегда проводится после торгов, но ведь бар для особо напряженных должен быть открыт.
Ей было легче работать, когда в руках наполненный бокал шампанского. Наверно, под алкоголем она могла оправдать плохие дела, что так или иначе ей приходилось совершать. Правда, сегодня она вряд ли будет чувствовать за собой вину, эти богатые снобы заслужили, чтобы в раз потерять все.
- Что ж, Талер, идем на абордаж! – испанка подмигнула и перешагнула порог зала.

+1

4

Картины, миллионы... даже люди вокруг отошли на второй план, когда в фойе вошла женщина в красном. Роскошное вечернее платье нежно облегало талию. Изящные плечи дерзко обнажены. Струящиеся кружева переливались бордовым и алым, отлично сочетаясь с угольными волосами Тарантино. Издалека я решил, что узоры на голом теле нарисованы, словно девушка вышла мокрой из озера, по пути облепила себя экзотическими цветами с большими лепестками. Чёрт. Полюбовался и хватит. Мы не на свидание пришли, работа превыше всего. Потом можно будет отпраздновать, а я их тех воров, кто старается не предвосхищать события.
- Папарацци тебе покоя не дадут, - ни в коем случае не хочу накаркать дурную карму, просто вижу реакцию джентльменов вокруг. Постепенно затухают разговоры в компаниях, большинство глазеют на мою спутницу. Основная доля с восхищением к ней и завистью по отношению ко мне, счастливчику, кто удостоился крупицы внимания знойной испанки. Собственно я не против. Увижу их лица, когда рванут заряды. Картина исчезнет, я гляну снова. Люблю свою работу. Когда под рукой отличная соучастница - вообще мечта.
- Вдова Клико, - ловко забираю две рюмки с подноса проходящего официанта. Протягиваю один Агате. Несильно разбираюсь в изысканных напитках, хотя именно мне доверяли роль бармена-алхимика на колледжских пати, как самому непьющему в общаге. - Выпьем за успех и удачу, - поднимаю рюмку. - И за искусство, - вряд ли Поль Сезанн догадывался, что через пару веков прогремит адский салют в его честь. Сеньорита проявила боевой дух, я кивнул в ответ. Тонкость момента заключалась в том, что брать на абордаж придётся не галеон, до отказа гружёный золотом, а мелкую шлюпку, перевозящую Святой Грааль, фигурально выражаясь. Итак, ближе к делу.
- Рассчитываю, что взрыв внесёт помехи камеры наблюдения и систему сигнализаций, также датчики расстроит, - поскольку знания взрывотехники у меня ограничены, всецело полагаюсь на опыт испанской террористке. Неделю назад я отправил ей план-схемы здания и копии магнитных пропусков технических служб, чтобы она заблаговременно заряды установила. Ей яснее, куда помещать бомбы. - Оригинал, - указываю на четырёх парней в аккуратных фраках, что катили тележку с полотном под стеклом, - покажут участникам аукциона на краткий обзор, затем заменят репродукцией. Оригинал отвезут в дальнюю галерею. Когда мы туда проникнем, ты должна будешь совершить второй подрыв, чтобы за нами заблокировало проход. Там будет мой тайник,  - глоток шампанского на мгновении позволил совершить тур по богеме и обратно. - Кстати, где детонаторы прячешь? Или у тебя таймер? - мне небезынтересно знать, куда Агата приспосабливает свои игрушки.

0

5

Красный. Особенно насыщено красный цвет был любимым из палитры Агаты. Взять даже тот факт, что каждая вторая ее машина была бордовым или красным. И отнюдь не для того, чтоб привлекать внимание. Просто в этом цвете была вся ее суть: огненная, страстная, опасная, она могла убивать. Более того, она убивала. И, наверно, слишком много для своих двадцати пяти лет. Жалела ли о содеянном испанка? Знаете, еще год назад, девушка винила во всем того человека, который втянул ее в мир крови и смерти. Теперь же она принимала тот факт, что все, что ни случается в жизни, зависит только от тебя. Только ты решаешь как тебе идти: поехать на машине или на метро, пообедать салатом или гамбургером, убить или спасти. Она выбрала убить….
- Папарацци тебе покоя не дадут
- Ты же не дашь им меня слопать? – с улыбкой интересуется Тарантино, забирая из рук Тайлера бокал шампанского. Дорогое. Такой напиток испанка могла себе позволить только на сходках мафии в каком-нибудь казино или закрытом клубе. Дома же у девушки хранился ликер из Испании, да бутылка виски для любителей покрепче. Она и сама часто усмехалась на этот счет, – какие «любители» в моем доме, если я не привожу гостей.
- Рассчитываю, что взрыв внесёт помехи камеры наблюдения и систему сигнализаций, также датчики расстроит
- На этот счет можешь не волноваться – легко, по бытовому произносит Та-Та и касается пальцами края его согнутого локтя, в которой мужчина держал бокал.
Агата действительно подготовилась, несмотря на все проблемы в ее жизни, да и на профессиональном поприще, к этому делу испанка подходила четко. Ночами. На кухне. Пару раз ездила за черту города, на склад, чтоб прикупить необходимые материалы. Опыт и теория уже позволяли самой дозировать си4 во взрывчатке.
Мимо провезли каталку с картиной. Ничего особенного. Или может у испанки был другой вкус? Живопись она не признавала, зато играла на гитаре. Но если ей говорят, что за эту картину дадут 250 миллионов долларов, окей, пусть будет так.
- Кстати, где детонаторы прячешь? Или у тебя таймер?
В ответ испанка усмехнулась и отмолчалась глотком шампанского. Кажется, вор неравнодушен к ее кружевам на плечах. Она стряхнула волосы за спину, провожая взглядом картинку. Им пора.
- Всему свое время – ниже на пару тонов прозвучал ее голос, чтобы не выделяться из толпы своими криминальными задумками. Пусть для всех они будут флиртующей парой, случайно встретившейся в столько прекрасный и теплый вечер.
Стрелка часов приближается к  девяти вечера. Через двадцать минут, если верить расчетам, Агата должна будет запустить чертов механизм, и еще через три минуты присоединиться к Брунингу, чтоб стать счастливыми обладателями картины.
Они разошлись. Тарантино заняла свое место в зале, крутя в руках табличку с номером.
- Начальная цена 250 миллионов долларов – объявил мужчина, сложив руки возле деревянного молоточка.
Испанка повысила ставку до 260. Ее перебили. Она поставила еще 10 миллионов. Но другой покупатель был настойчив. Цена достигла уже 300. Тогда Агата открыла свою сумочку и набрала телефонный номер. Сигнал дал начала цепной реакции. Сначала с громким бумом сработало взрывное устройство в цветочном горшке, запуская таймер. Следующие взрывы должны были прозвучать с интервалом 20 секунд.
Первые крики разорвали зал. Люди поскакивали со своих мест, спеша к выходу. Террористка влилась в это живое месиво. И тут прогремел второй взрыв – лопались камеры. Паника нарастала. Самое время Агате свернуть «по ошибке» в другой коридор. За кулисами, где хранилась картина до ее выкупа, должен был ждать ее Тай.
- У нас есть минута – сказала она, входя в скромное и темное помещение – Через 60 секунд серия канонад закончится.

+1

6

Черти. Стоило упомянуть всуе их назойливые камеры, по периметру защёлкали камеры. Вряд ли Агате впервой выходить в свет, лично я напротив оказался героем светской хроники неожиданно совершенно неожиданно для себя. С появлением в моей жизни неотразимой испански, внимание к моей персоне возросло на порядок. Ну пусть снимают. Хорошо, не стреляют. Надо привыкать. Подозреваю, одеваться со вкусом у Тарантино в крови, вызывающие цвета ей к лицу, так что, если будем продолжать плодотворное сотрудничество, неадекватное поведение мужчин в округе гарантировано.
- Нет, я сам заберу, - жадность меня погубит. Не люблю делиться, такова моя природа. Я вообще ревностно отношусь ко многим вещам, со временем эта черта начинает распространяться на людей. С другой стороны я большой пофигист. Сложно объяснить. Тарантино поймёт в процессе.
В профессионализме боевой подруги я не сомневался. У неё безупречная репутация. Насколько я осведомлён, нас сближает здравая отстранённость от "семейных" дел, чему я весьма рад. Рассчитываю в один прекрасный день глянуть, как она на кухне химичит взрывчатку. Наверное, эротическое зрелище.
Глотнув шампанского на дорогу, я сделал невиновное лицо, принялся буднично посматривать на испанку и на соседние парочки. Да-да, я ничего не замышляю. Мне просто немного скучно. Скоро обещали сыграть что-нибудь поживее и повеселее, камерный оркестр должен взять мою любимую ноту...
Табличку взял за компанию. Участвовать в аукционе не планировал. Нет смысла отбирать хлеб у богатых снобов. Пусть поборются вдоволь за то, чего сейчас не станет. Агата неожиданно влилась в битву. Я малость удивился. Девушка и без того грабительскую картину сделала на десять лимонов желаннее. Нехило для изображения двух маргинального вида личностей в поношенных шляпах, убивающих время и деньги.
- Купишь, потом заберёшь задаром? - шепнул на ухо брюнетке, когда она с телефоном возилась. Цена достигла трёхсот миллионов. Сейчас будет шоу. Приготовился артистично вскочить с места, утягивая благоверную с собой, пока нас в панике не опрокинули. Обычно следует жуткая давка. Учитывая непуганность и прочие изъяны психологии местного контингента, возможно натуральное вавилонское столпотворение. Лучше не попасть в эпицентр событий.
За шестьдесят секунд можно влюбиться и разругаться в прах с битьём посуды. Ровно минута отведена на кражу. Пулей залетаем в дальнюю галерею, за спинами слышались дикие вопли. Не исключаю обмороки от переизбытка чувств. Ищу взглядом двух французов декадентского вида. Вот они красавцы. В урне спрятан мой кейс, под пуфом тайник. Молниеносно вырезал 300-миллионное полотно из рамы, наспех свернул в трубочку и запихнул в тубус. Да простят меня ценители искусства.
- Пошли, - кидаю испанке её сумку. После обвала, согласно нашем плану, должен работать ровно единственный лифт, ведущий на крышу. Пока всё идёт безукоризненно. - Мне отвернуться или как? - спрашиваю уже в лифте. В сумках новые шмотки для  побега и маски. Я армейским способом смогу переодеться, пока лифт ползёт наверх. Даму готов подождать в пределах разумного. Если в моём присутствии смущается.

+1

7

От волнения сердце выпрыгивает из груди. Оно бьется по ребрам и разносит кровь по всему телу. Щеки красные, хотя на смуглой коже и не видно предательского румянца. Тревожно, что может все накрыться медным тазом, от этого телефон в руках трясется. Надеюсь, Тайлер не заметил моего беспокойства - это не профессионально с моей стороны. Хотя… ведь сколько бы парашютист не прыгал с огромной высоты, каждый прыжок может стать для него последним. И он знает об этом. И каждый раз сердце стучит в висках. Им, играющим с огнем, этой участи тоже не избежать. Испанка реально смотрела на вещи и не питала иллюзий, что ей будет все сходить с рук. Одно неверное движение….
Пока все шло по плану (хотелось, чтоб таки  было до конца). Да, она желала еще поиграть в аукционе и побороться за картину, купить даже  одну сотую которой она не сможет. Но ведь никто не запрещает помечтать? Хотя нет, даже не так, она не мечтает о горе золота, единственное золото для нее это свобода, азарт, опасность, бег. Ведь если остановишься – значит, конец.
«Отправить». Нажимает кнопку на телефоне. И да начнется шоу! Тарантино и Браунинг срываются с мест, пробираясь сквозь давку к заветной двери. Террористка заходит после мужчины, оглядывая обстановку в зале. А Тайлер тем временем уже режет полотно. Умело, быстро. Заворачивает в цилиндр и командует дальше.
Снаружи уже спохватились силовики, выпрыгивая из своего грузовика. Наверно, уже спохватились, что это ограбление, а не козни террористов.
Вбегают в лифт. В контраст к общей панике играет в кабине спокойная, плавная мелодия. Забавно. Но пульс тише не становится.
- Мне отвернуться или как? – спрашивает пока Агата достает черные штаны, майку и пиджак из сумки. Признаться, в данной ситуации ей все равно, что вор увидит ее в нижнем белье. Во всяком случае, испанка рассчитывала, что мужчина не станет без стеснения ее рассматривать.
- Сейчас меня больше волнует как бы не попасться и не быть узнанной в лицо, чем то, что ты увидишь, что на мне одето. Или не одето – попыталась пошутить девушка, хохотнув.
Она завела руки за спину, цепляя пальцами замок платья и быстро расстегивая молнию, не боясь при этом разорвать алую ткань. Все равно этот наряд более не одеть – слишком примечательный, чтоб повторять такой ход. Скидывает туфли. Черт, какой уже этаж?
- Нажми на стоп – просит Тайлера на минуту, чтоб успеть надеть обтягивающую ткань на задницу.
Затем подхватывает с пола майку, а пальцами ног пытается запихнуть платье в сумку. Вроде почти все. Браунинг тоже сменил черный костюм на маскировку.
- Служил в армии? Пока горит спичка… - или просто парень умело и шустро сбегает от своих любовниц, когда к тем наведываются мужья внезапно. Или любовницы холостые, но бежать от них хочется на всех порах?
Итак, они уже на верхнем этаже. Пробираются через чердак на крышу. Внизу все оцеплено и мигают красно-синим огни полицейских машин. По крышам, как кошки? Где-то это испанка уже проходила. Опыт есть.
Достает маски, пора их примерить. Гладкие, белые, венецианские маски, как отголосок итальянкой семье. Метка, но настолько тонкая, что не каждый поймет. А когда поймет, только разведет руками, ведь уже ничего не поделать, картина у них.

+1

8

Операция проходила слишком гладко. Не собирался радоваться, пока мы не окажемся далеко. Стоит признать, дебют работы в команде вышел успешным. Может, и зря я вечно предпочитаю тёмными делами заниматься в гордом одиночестве. Несомненно, мне льстит, что многие ценности, на которые покушались целые дрим-тим профессионалов, я выносил единолично, однако технологии защиты не стоят на месте. С годами сложнее действовать соло, поэтому мне чертовски важно наличие вменяемого напарника. Желательно, чтобы между нами протекала здоровая химия по части взаимодействия и взаимопонимания, Агата полностью оправдала возложенные на неё надежды. У меня соблазн брать её всегда. В конечном счёте, грамотно заложенный заряд и эффектно произведённый взрыв красит любое ограбление. Я могу сам себя рвануть по ошибке, поэтому доверю запалы умелым испанским пальчикам. Думаю, баски по Тарантино плачут, они вообще сейчас должны ревностно мне завидовать.
- Мне нравится твой подход, - без доли иронии заметил я, расправляясь с пиджаку. Следом пошла рубашка, её я решил порвать в целях экономии времени, правда, Агата умело остановила лифт. Об этом я не подумал, кстати. Женская логика нас спасёт от конфуза быть встреченными без штанов. Когда девушка потянулась за замочкой на спине, рефлекторно моя рука оказалась рядом, чтобы помочь её освободить себя от алого платья, но испанка быстро справилась сама. Видимо, ей не впервой быстро менять образы. Мне проще со всем кроме ботинок из-за тонких шнурков, зато я безумно рад обуться в кроссы. Теперь я на коне, мы непобедимы. - Хуже, я адвокатом был, - с улыбкой вспомнил трудовые будни на юридическом поприще. Многим не понять. Каждый второй хочет голову оторвать. Не судьба мне стать прилизанным чуваком в костюме типа Нила Кэффри и кентов из "Форс-Мажоров", которые не поднимаю вещей тяжелее айфона и рискуют максимум сифилис подхватить или простуду на работе. Получилось так, что именно таких субъектов я граблю. Назовёт это кармой. Или моральной компенсацией.
- Уходим порознь, встречаемся в назначенном месте в назначенное время, - киваю Агате в маске; целовать даму на первой краже моветон, отблагодарить всё равно хочется, я аккуратно коснулся лбом её лба, пока мы в масках. Грасиас или как там говорят в её краях. Готовы к выходу. Двери открываются... встречают пять охранников в белых бабочках. Судя о удивлённым лицам, они собиралась вниз спуститься. Но облом. Нет времени прикидывать отмазку. Первому я тубусом в солнечное сплетение заехал, когда он дёрнулся в мою сторону. Остальные одним потоком рванули в кабину. Двое врезались в меня, спина вмазалась в стекло. Пошли трещины, казалось, что кабина распадается на части.

Отредактировано Tyler Browning (2013-05-23 13:06:48)

+1

9

- Уходим порознь, встречаемся в назначенном месте в назначенное время – да, так будет меньше шансов попасться двоим. Не то, чтобы Агата уже готовилась быть схваченной, но подстраховаться никогда не мешало. Они на удачу соприкасаются лбами. Лифт приезжает на нужный этаж. Звяк. Двери открываются, но вместо ожидаемого холла, испанка видит пять охранников, которые перегородили дорогу.
В голове Тарантино уже прикидывает как расправиться с теми, кто не входил в ее планы. Нет, их слишком много. Да и оружие далеко – террористка не успела вытащить его из сумки и сунуть запазуху. Догонял мысль и тот факт, что если они начнут перестрелку, то тут же привлекут внимание полицейских и других гадов.
Двое из охранников впечатали Тайлера в стену лифта, Агате же поспевал пока только один, ибо кабина лифта уже начинала пищать о перевесе. Испанка схватилась руками за перила и, оперевшись, лягнула разодетого мужика ногами. Удар был сильным за счет тяжелых берцев с толстой подошвой на ногах испанки. Нападающий встретился головой с металлическим углом лифта, и был таков.
Стены небольшого лифта сильно стесняли, и было трудно добраться до сумки, по которой топтался Браунинг и двое мордоворотов. Агата заметила как один из молодчиков тянется к маске Тая, желая рассекретить того. Ик роме изведанного способа вдарить берцем по коленке, Та-Та не придумала. Минус один. Черт, как громко орет.
А уже в следующую секунду испанка чувствует, как непреодолимая и грубая сила выволакивает ее из лифта за шиворот. Охранник, который все это время не влезал  лифт, наконец то нашел способ тоже поучаствовать в задержании особо опасных преступников.
- Вызывайте полицию – закричал тот, который валялся на согнутых ногах и держался за выбитое колено.
Объективно, Тарантино понимала, что если ей сейчас не убежать или не вооружиться огнетушителем, то самый толстый и огромный мужик просто раздавит ее. Девушка вывернулась и оглядела место битвы. Похоже, они еще не успели вызвать полицию, рация была только у одного, и этот один валялся с разбитым черепом. Так же у него светилось и оружие. Вряд ли пневматическое – подумала Тарантино, ведь объявлена тревога. И это был ее шанс. Только она рукой потянулась к кобуре, как некто надавил ей на спину, заставляя сравняться с полом и испустить дух. Ребра затрещали.

+1

10

Блядский фак! Всё шло слишком идеально. Интуиция дала сбой. Пока без понятия, где я мог слажать. Всё просчитал. Не могло быть места ошибки. Неужто лифт перепутали?! Бред. Вот жесть. Даже когда меня бьют, впечатали в стенку, пытаюсь найти оправдания своим фэйлам. И думаю, только бы эти гориллы в дорогих костюмах картину не повредили ненароком! По большому счёту пофигу на меня, моя себестоимость не оценивалась, но из скромности я бы себе и лимона не дал. За меня говорят преступления. Вещи, которые секунду назад принадлежали другим людям, и они чертовски злы. Ощущаю порывы ненависти в резких ударах. Тубус отнюдь не из титана, поэтому размахивать в качестве боевого посоха не выйдет. Первый раз я инстинктивно двинул, удачно попал, далее маятник везения отклонился, качнувшись в противоположную сторону. Ботинки оторвались от пола, по инерции маска едва не съехала на лоб, только этого не хватало.
Перед глазами помехи, я нихрена на вижу. Пытаюсь дёргаться. Получается плохо. Мощные пальцы впились в шею, скоро погаснет свет. Камрад собирался по почкам двинуть. Мысленно готовлюсь услышать собственный хриплый стон, ощутить мерзкий привкус крови во рту. Вместо чего кабину наполняет фальцет. Вопль как на бойне. Нас оглушило. Амбал растерял концентрацию, я ему быстро врезал в торец, втопил мусорницей в табло. Следующим шагом отправил смотреть на звёзды его друга с рацией. У него колено всмятку, читайте, я ему наркоз вогнал раньше врачей методом удара тяжёлым предметом по голове, он мне спасибо сказать должен.
Хватаю тубус, пошатываясь, вылезаю из лифта. Пол лица онемело. Ставлю штуку баксов, бровь рассечена. Та-Та?! Где тебя носит, красота испанская?! Какой-то хрен навалился на Агату. Мусорку волочь долго. Каждый миг на счету. Не нахожу ничего умнее, чем запрыгнуть на спину, взять в замок шею. Как идиот собираюсь её сломать. Естественно, у меня не выходит из-за внушительной разницы в габаритах. Мужик выпускает брюнетку, стремительно пятится назад в лифт со мной сверху. Фааак... сейчас опять спиной врежет в стену. Ставлю ногу в качестве упора. Чё - обломился, мудак?! Амбал рывком выпрямляется, моя спина снова встречается со стеклом, на сей раз не в о стену, а о потолок! В падении чудом хечару по ушам, орк рушится весом вниз, я на него приземляюсь, нас окатывает душем битого стекла. Хребет ноет. Кое-как поднимаюсь.
- Агата?.. - спрашиваю тихо, после того, как затащил её обратно в кабину за лодыжку. - Та-Та? - переворачиваю лицом... тубус рядом. Перед тем, как двери захлопнулись, в дальней стороне коридора появилась подмога. Пули забарабанили по дверце. Клик! Лифт продолжил путь ввел. В кабине раздолбаны стены и поток, груды стекла, кроме нас три тела. По-прежнему смотрю на Агату. Капля крови стекает с брови, падает через мою глазницу, оставляя кляксу на лбу белой маски испанки. Я не вижу выражения её лица... Не умирай, Джульетта, наша пьеса не закончена.

+1

11

Тяжеловес принуждал Агату жадно хватать обрывки воздуха носом, но в легкие кислород поступал с трудом, через сдавленную грудную клетку. Сейчас она ощущала себя точно так же ,как рыбешки, выброшенные на берег во время шторма. Комом в горле стал воздух, состоявший из углекислого газа и отчаянных порывов что-нибудь выкрикнуть или пропищать. Девушка молчала.
Затем вся тяжесть отступила, будто ее накрыло волной. Утопило в мареве. Глаза Тарантино были закрыты, но эхом до нее доносились звуки борьбы. Билась посуда и словно кого-то сбила машина. А нет, это звенело в ушах. И такое жуткое бессилие, когда не находишь сил и желания подниматься. Вот лежать бы тебе здесь, на грязном, пыльном, истоптанном ковре. И не важно, что тебя поймают и посадят, а, может, ты умрешь, и что дальше будет с твоим телом тоже не важно. Эта мысль и чувства посетили испанку только на миг. Всего лишь доля секунды. Но сам факт, что она может испытать такое подавленное состояние, такую никчемность и нежелание бороться. Сам факт, что даже на миг, но она сдалась, заставило девушку раскрыть глаза.
Над ней нависла белая маска с кровавым свежим пятном в районе лба. Маска нагнулась к ней еще ближе, повторяя ее имя. Та-Та ощутила себя героем игры «Пила». Затем отпустило.
- Да-Да, я здесь – поспешила она уверить Тайлера в своем здравии, и села. Огляделась сквозь вырезы для глаз в маске, подмечая, во что они превратили кабину. Далее взгляд переместился на цифровое табло этажей.
- Скоро приедем – это было побуждение к тому, что пора взять себя в руки. Испанка вытащила сумку из-под одного из мужиков, не упуская случая двинуть того ногой. Первым делом забрала из сумки ствол и положила его поближе, а точнее сказать за пояс.
- Хорошо ты их – заметила испанка, которая всю основную часть драки пробыла под ногой толстяка. – И тебя хорошо – а это уже слово в сторону его кровавой отметины.
Подошла ближе, проверяя серьезность раны.
- Когда закончим, можешь пригласить меня в гости, я заштопаю тебя – ага, у нее же есть медсестринский опыт и курсы первой помощи. – Лицо заштопать – плевое дело. Заодно и отметим. Ну, если выберемся... – ей нравилось оставлять интригу, правда, в некоторых случаях это было лишним.
- Как думаешь, кто-нибудь услышал? – Тарантино подняла голову наверх, представляя, что сейчас творится на крыше. Хотелось бы увидеть там девственную тишину и пустоту.
Лифт достиг самого последнего этажа. Дернувшись, двери отворились.

+1

12

Пробивает на кашель. В лёгких будто гравий, каменная пыль. Тяжело дышать. Гортань онемела после стальной хватки. Больно говорить. Сознание продолжает мутить, тело гуляет из стороны в сторону. Срочно ищу точку опоры. Догадался голову наклонить на бок, чтобы разбитая бровь не заливала сильно чудом уцелевший глаз. Языком проверяю наличие зубов и их целостность. Ура, все гномы в строю. Рёбра тоже на месте. Руки-ноги в порядке. Всё внимание на Тарантино. Жива ли она? У неё может быть сотрясение. Тогда она видит и слышит, но не может ответить. Едва не раздавил её тот мудак. Паршиво оттого, что именно я втянул испанку в аферу. Агата могла спокойно нежиться в машине с детонатором в руках, а не со мой в лифте сражаться. И теперь она на усеянном осколками полу рядом с замызганными тушами. Белая маска безмолвно смотрит на меня. Не замечал, почему карнавальные схожи с посмертными, зависит от угла падени света. Дыши со мной. Скажи что-нибудь. Любой бред. Всего одно слово. Пропыхти любимую мелодию, если не можешь говорить. Если челюсть сломана. Боюсь прикоснуться к лицу. Боюсь увидеть, что скрывается под безупречной маской. Боюсь то, что лица, которым я любовался в фойе, не стало за слоем порезов, синяков и ссадин. Боюсь того, что не смогу потерять её, потому что она уже ушла... С каких пор я стал сентиментальным?! Поэтому и работал один до мафии!
- Да-Да, я здесь, - сорвалось с её тонких губ. - С возвращением, - произнёс непринуждённо через три секунды молчания, маска не отобразила ничего кроме уверенности в голосе. Остальное затерялось во времени. Остатки я вытряс из головы вместе со следами побоища и приставучим эхом. Тубус снова в моих руках. Перекинул через плечо.
- Не приедем, - показал испанке запись с миниатюрного монитора в телефоне, который перехватывал сигналы камер. На крыше столпилась вооружённая охрана. - Облава, - как ошпаренный стукнул до кнопке 49-го этажа из 50. - Выходим здесь. Камеры я проверил, - и не ошибся, коридор пока пуст. Вышли рутинно. - Пригласить даму в свой холостяцкий бардак? - усмехнулся по пути, поправив маску. - Лучше я к тебе, - отмечать предпочитаю на чужой территории; заштопать если плёвое дело, я рад, хотя я не модель, на мне как на уличном псе дрянной породы заживает быстро. До свадьбы точно. - Дальше нельзя, - торможу, открываю окно. - Придётся лезть так, - внизу через два этажа декоративный балкон, спускаться можно только по выступам и желобам. - Высоты не боишься? - поворачиваю голову к сеньорите.

+1

13

Лифту не суждено достигнуть конечного маршрута (главное, чтоб конечного пути достигли они, и Агата не отказалась бы, если б это была ванна в ее квартире с бокалом «Амаретто»). Кабина остановилась на предпоследнем этаже и Тайлер произнес:
- Не приедем.
- Не очень радостный вердикт – подметила Тарантино, хмыкая себе под нос и все еще восстанавливая силы и дыхание. В кабине ей казалось, что слишком мало воздуха. Словно эти тучные тела под ногами всасывали весь, создавая вакуум. Душно.
Двери открываются, теперь уж испанка выходит осторожно, обводя головой в белой маске по коридору. И плевать, что маска не выдержала одной из встреч с полом и пошла паутиной трещин, зато до сих пор помогала оставаться Анонимом.
- Пригласить даму в свой холостяцкий бардак? Лучше я к тебе – по пути говорит вор, напрашиваясь на ночной визит. Не то, чтобы террористка с опаской относилась к тому, кто может незаметно оставить тебя без трусов... И речь идет не про его выдающиеся сексуальные способности, а про умение красть то, что плохо лежит. Хотя в квартире Агаты и красть-то нечего было. Она попыталась сосчитать драгоценные вещи в квартире… Нет, гостей она не приглашала из чувства опасности – чем меньше знаю где ты живешь, тем меньше незваных гостей.
- Я не принимаю гостей – с извинениям сказала девушка.
Они остановились возле окна, которое одиноко торчало посреди длинного коридора. Тай начал поднимать вверх раму и Та-Та поняла в чем вся соль – придется бродить по карнизу или сразу сигать с 49 этажа.
- Высоты не боишься?
- Высоты – нет. Боюсь упасть – усмехнувшись, отвечает Агата и перекидывает ноги через раму. Был, конечно, у нее случая, когда приходилось ползать по балконам и карнизам, но тогда условия были проще и пролеты меньше.
Тарантино нащупала ногой выступ и перевернулась. Взяла за руку Бруанинга, чтобы он помог ей опуститься как можно ниже, а дальше… Либо долгий полет, либо красивый спуск. Хорошо, что еще рядом была труба, за которою террористка ухватилась. Ветер на такой высоте, скажу я вам, гулял страшный, но зато не видно было копов. Только доносились звук сирены и шум шуршащих радио.
Она коснулась ногой перила балкона ,с облегчением выдохнув. Теперь была от спасения всего лишь в прыжке. Отпускает руки и… чертов ветер! Ее тело качнуло порывом воздуха, и испанка застыла над головокружительной высотой. Сердце остановилось, дыхание замерло. Она раскачивалась взад-вперед, пока тяга к жизни или удача, не перевесили ее на безопасную территорию балкона.
Агата приземлилась, качаясь ладонями пола.
- Мама Мия! – на выдохе произносит брюнетка, поднимая голову на Тайлера.

+1

14

А я бы от тайского массажа не отказался после расслабона в джакузи. Вместо чего пытаюсь вспомнить азы деревенского паркура. Мелкими пацанами лазили по заборам и деревьев. Я так коленку расшиб, плечо оказалось истыканным хвойными иголками. Битый час провёл за доскональным изучением планировки здания. От взгляда вниз отшибло память напрочь, мозги не полностью восстановились после удара . Не могу сообразить толком, на каком мы этаже и сколько придётся падать. В такие моменты хочется надеяться на удачу. Плиз, появись под нами бассейн поглубже во мгновение ока, а не асфальт с разметкой для такси. Совершенно непонятно, как тубус прикрепить. Будет печально, если работа Сезанна грохнется. На хер с ней - мы рискуем свалиться тандемом. Встретимся в морге.
- Тогда на нейтральной территории, Та-Та? - стараясь забить мысленный вакуум, предложил девушке компромиссный вариант. Я только за, чтобы она меня подлатала. Филигранно бомбы взрывает, я готов отдаться в её заботливые руки, если выберемся. Она мне родной стала. Не заметил, как с мисс Тарантино перепрыгнул на прозвище, будто всю жизнь её знаю или мы росли вместе. Вот что делает экстремальная ситуация. - Боюсь, у нас нет выбора, - перекидываю тубус за спину, потуже затягиваю ремни. Дама первая. Банально легче мне её держать, чем наоборот. Вдох-выдох. В тюрьму я не хочу! Тем более ради пары алкоголиков за покерным столом, и мне насрать, сколько они стоят.
Брюнетка преодолела балкон. Обычно советуют не смотреть вниз, что мне кажется глупым, иначе рефлексы заклинивают. Смотрю то на дорогу, то на испанку. Во рту пересохло. Не в состоянии вымолвить слова. Про телу пробегает дрожь, резко передёрнуло от стука в дверь. К нам ломится охрана. Медлить точно нельзя.
- Будь осторожна. Я иду к тебе, - делаю шаги назад. У Агаты хватило выдержки полезть медленно, надёжно сверяясь c выступами. Я так не могу! Интуитивно отбежал подальше, будто собираюсь сигануть из окна. Несколько раз попрыгал на месте для смелости. Слышу выстрелы по замку. Пошло всё к чёрту! Быстро перемахиваю на другую сторону, ноги нащупали края отливов. Чересчур медленно слезать не хочу, а то продырявят башню. Ступня соскользнула с гладкой головы железной гаргульи, во время падения я пальцами вцепился в лобешник скульптуры. Кое-как съехал вниз. Нога чиркнула по крылу следующего.
- Твою мать! - прокряхтел при жёсткой посадке возле Тарантино. Плечо вмазалось в балкон, я едва не перевернулся через ограждения. Помимо брови придётся с плечом разобраться, крупный ушиб останется. Туловище ноет. Уши опять забило, по лицу хлещет лютый ветер. Скреплю как старая развалюха, осторожно поднимаю корпус. Смотрю вперёд. Думал, хуже быть не может... - Придётся снова прыгать... - поднявшись, указал на балкон этажом ниже. Загвоздка в том, что располагался он под нами, а сбоку. Лететь как минимум два метра в сторону, если хорошенько оттолкнуться. Зато там площадь больше и есть за что ухватиться. Имею в виду декоративные конструкции, которыми художественно "увит" балкончик. Иного пути не вижу. Только там можно через окно уйти. Фактически будем нырять в соседнее здание. - На этот раз я первый, - сначала метнул тубус, тем самым сжёг мосты за собой. Ждать точно не смогу. Переглядываюсь с Агатой. Мы сделаем это. Места больше, но мне кажется, что всё равно слишком мало, это как из базуки стрелять сквозь замочную скважину. Осознал уже в полёте. Тубус застрял между перегородкам, половина опасно свесилась, могла вовсе свалиться. В последний момент поймал. Представьте себе, если бы туба на голову случайному прохожему упала - высокохудожественная смерть. Опять плечо ободрал, боюсь глянуть, что там. Надеюсь, испанка залатает. - Прыгай! Я поймаю, - выставил руки, готов хватать Агату. Лишь бы балкона выдержал двоих...

+1

15

Достигнув балконного пола, Тарантино подняла голову, чтоб убедиться, что ее друг не летит следом, минуя балкон. В этот самый момент Тайлер чуть не полетел с горгульи, успевая схватится за ее голову. Агата стиснула зубы, мыча сквозь них. Если Браунинг отцепится, испанка поймать его физически не сможет, зато мелькает возможность перехватит цилиндр за спиной парня. Как всегда, искусство дороже человеческих жизней, а в их случае - деньги и Семья дороже жизни.
Тай соскользнул со стены, оставляя черную полосу подошвой, и свалился кубарем, чуть ли не переваливаясь через перила балкона. Испанка перехватила мужчин за руку, удерживая того от долгого полета вниз.
- Ты был почти как Джеки Чан – подметила брюнетка, разбавляя напряженную ситуацию. Еще раз она смотрит на верхние этажи, чтоб запомнить то место, от куда они прибыли – потом внукам будет рассказывать про то, что была Человеком-Пауком.
- Придётся снова прыгать... – информирует Тай, и террористка следит за его взглядом.
- Нет-нет, милый, мы не Лилу и Корбен Даллас. – ласково протестует испанка, глядя на их новую площадку приземления.
- Maldición – проклинает эту ночь – На завтра я буду вся покрыта синяками. – и маленькая примарочка: - Если долечу – мрачно подметила брюнетка, переползая через перила балкона.
Тай кинул цилиндр, у Агаты снова сжалось в груди, - ведь если он упадет, то все работа насмарку. И не спасет от провала даже приятное и удачное знакомство с вором.
- На этот раз я первый
- Не смею спорить – выдавила Та-Та из себя улыбку и отодвинулась от края, чтобы Браунинг мог как следует оттолкнуться и сделать замах.
Твердое приземление Тая только насторожило испанку. Она сделала вздох, посмотрела вниз, под своими ногами.
- Мама Мия, как же высоко! – шепчет про себя, разглядывая светящиеся огни от фар и фонарей. Такие крошечные люди и машины….
За спиной уже вынырнули из окна два придурка, ища глазами беглецов, и через несколько секунд уже стволы были нацелены в сторону Агаты. Bang-Bang. Просвистела первая пуля, врезаясь в металл оградки балкона и со звоном раскалываясь. Террористка в испуге одергивает руку, задерживаясь на узком карнизе теперь только с помощью ног и сжатой ладони. Ее относит в сторону, болтая на ветру.
Она знает, что Тайлер ее подгоняет, да и самой нет желание здесь задерживаться. В голове почему то засела заставка из игры Tomb Raider, где отважная Лара Крофт совершает прыжок с одной лондонской крыши на другую. Выглядело красиво, если закрыть глаза на то, что чтоб героиня перебралась на другую сторону, до этого Агата пять раз промахивалась, и мисс Крофт летела вниз, превращаясь в мятую гору костей.
- Была ни была – выдохнула испанка и оттолкнувшись руками и ногами от перила, полетела вниз. Полет оказался гораздо быстрее, чем ожидала Агата, она не успела и глазом моргнуть, как оказалась висящей на руке Браунинга на высоте в 40 этажей.
- Уронишь меня – убью – профырчала террористка, отчаянно хватаясь рукой за его ладонь и болтая ногами в воздухе, пытаясь тем самым забраться по скользкой обшивке небоскреба.

+1

16

Тубус цел, я в порядке, не считая плеча и испуга. Уф. Можно продолжать операцию. После окончания обязательно залезу в джакузи на долгую релаксацию восстанавливать нервы, которые, по идее, не подлежат восстановлению. Одновременно в качестве неадекватной замены в кровь хлынули эндорфины. Меня заводят эти прыжки и игра в догонялки, что, откровенно говоря, пугает. Работая в одиночку, я сдержан. Соло моя стихия. С Агатой рядом тянет на геройство с драмой. Поэтому летел, не щадя ни себя, ни окружающих. Кувырок-полёт с перекатом выучил на секции в сладко-конфетном детстве. Тогда на маты приземлялся. Поверхность оказалась куда жёстче, как и весь день. На теле обязательно останутся красные полосы от близкой встречb с местной архитектурой. Нельзя же было плоские ограждения ставить, эстетика требует более сложных форм, о которые натыкаться больно. В бок копьём засадили, по спине кувалдой вдарили. Без понятия, как я до сих пор на ногах. Ответа два - компания красивой девушки продлевает жизнь, бесценный Сезанн в цилиндре добавляет сил, хах. Иначе бы я давно свалился.
- В экстремальной ситуации я и как Паваротти запою, - бью в грудь, чтобы дыхание нормализовать, суставы пришли в норму. В отличие от компактного Джеки, я длинный дрыщ с большим тормозным путём, оттого приземляться на мелкий балкончик - это что-то с чем-то. - Радуйся, что не одета как она, - прислоняюсь к парапету. На сей раз стараюсь не пялиться вниз. Про Лилу Агата неудачно вставила. Теперь в сознании поселился её образ в белых лентах. Концентрации явно не помогает, но я попытаюсь. Ни разу не ловил женщину подобным образом. Приготовился, выставил руки как можно дальше, практически вплотную прижался к ограждению.
- Ты главное... чёрт!.. - торс опять впечатало в прутья, ноги едва не оторвались. Аррр. Стиснул зубы. Пальцы зверски обхватили кисть Агаты. - Не болтайся, не надо... Чёрт, ногами не дрыгай! - прошу тебя, красавица, не смей раскачиваться, пока мы в обнимку не свалились. Напрягшись, силой потащил девушку наверх. Она быстро ухватилась сама, ловко переметнула через поручни. Любезности излишни, потом выскажем друг другу всё, что думаем. Не желая медлить, разбил тубусом стекло. Мы проникли в комнату. На кровати парень ублажал пассию в чулках, я ему ствол к виску приставил. - На пол быстро! - горе-любовник проявил чудеса исполнительности, брыкнув на ковёр. - Мы в "Хилтоне", чудесно, - шепнул террористке в маске - Глянь за парочкой, пойду проверю коридор, - на двери разумно висела табличка с просьбой не беспокоить, я её приоткрыл. Пол головы высунул наружу. В конце коридора неспешно удалялась горничная с каталкой. Насколько я помню, машина припаркована на углу улицы, как раз на повороте возле отеля. Теоретически если мы спустимся вниз и спокойно выйдем через лобби, до тачки рукой подать. Но как быть с масками?..

Отредактировано Tyler Browning (2013-06-03 03:59:17)

+1

17

Поймал таки! Тайлер держит ее за руку, свесившись всем туловищем, а Агата болтается, как бешенный, стараясь забросить ноги. Страшно, от того и сходит с ума, брыкаясь в припадке.
- Не болтайся, не надо... Чёрт, ногами не дрыгай!
- Не отпускай – кричит, перебивая Браунинга. Он делает рывок и Тарантино умудряется забросить ногу на выступ, и далее словно выпрыгивая, как черт из табакерки. Перевернулась через перила и оказалась на твердой земле.
- Раньше, когда я работала в цирке, у меня получался этот трюк куда лучше и эффектнее – с досадой подметила она об уходящих годах, но тут же вспомнила зачем они здесь – ради квартиры, и пропустила Тая вперед, чтоб он проложил им новый путь.
Мужчина разносит оконное стекло, перешагивая через раму. И вот, они уже свидетели фильма для взрослых. Девушка взвизгнула, но быстро была приручена направленным дулом на ее ухажера. Испанка следом достает ствол и перехватывает инициативу, давая возможность Тайлеру выглянуть за дверь.
- А ты чего разлеглась? Продолжения ждешь? – рявкнула террористка – Ляг рядом!
Перепуганная женщина быстро скатилась с кровати, распластываясь рядом со своим мужчиной, на заднице у которого наколота милая татуировка бантика. Агата хихикнула, умиляясь бурной молодости любовника.
- Ну, что там? – спрашивает Та-Та, глянув в сторону двери. За кроликов можно не волноваться – они не похожи на камикадзе и вряд ли в таком откровенном и компрометирующем виде решаться на побег или более смелые действия.
А вот им, ворам, чтобы выжить и выбраться незамеченными придется рисковать. Агата делает пару шагов спиной, чтоб дотянуться рукой до сложенной одежды на кресле.
- Кажется, твой размер – кивает девушка и бросает Браунингу белую рубашку с запонками, черные брюки и пиджак. Вообще то чем-то похоже на тот костюм, что вор надел на аукцион, различие было только в прилагающейся бутоньерке и … свадебном платье.
- Бляяя – прошептала испанка, и было понятно без объяснений – они вломились к молодоженам. Неужели ей теперь напяливать это кремовое платье? Ну, нет, только не опять – пронеслось у девушки в голове. Забавно, что Агата не была ни разу за мужем, но случай подворачивался уже побывать в шкуре лже-невесты. И лже-монашки тоже.

+1

18

Спектакль продолжался. В коридор снова заглянула голова в белой маске. В левом конце скрылась горничная с упитанной задницей. Чисто. В дальнему правом углу возникла девочка лет шести в розовом. Кудрявую голову венчала корона, из-за спины торчали крылья феечки. Юное дарование уставилось на меня. Я умолк. Дети, блин, цветы жизни.
- Мама, смотри, там волшебник! - запищала мелюзга, оу щит, это верное палево. Я дёрнулся от двери в ожидании того, что в меня палить начнут. Превращаюсь в параноика. Погремушкой кинут. Нянькой не нанимался, нашествие спиногрызов не зазывал; беда и малышня не приходят одни, есть риск, что детсад к нам в апартаменты завалится, где только что творились совсем недетские вещи. - Где, крошка? - слышу голос мамаши издалека. Надеюсь, что сюда её не потянет. Сильнее сжимаю ствол, плечом прислонился к стене у косяка. Просматривать пытаюсь обстановку через тонкую щель. Вижу тени. Та-Та за спиной успешно винтит голубков. Откровенно говоря, я бы сейчас тоже с удовольствием потрахался в целях снятия стресса, чем носился с фаллическим тубусом, но дело требует завершения. Никогда не допускаю половинчатых мер. - Свяжи их там. Прикуй друг к другу. Я, кажется, наручники на полу видел... - тише даю указание соучастнице. Она продолжала командным голосом парочку возить по полу. Пока я поворачивал к ней взор, углядел отражение в зеркале. Джентльмен в мятом, равном деловом костюме с карнавальной рожей, на лбу и возле глаз смазанные ветром алые капли, летящие из брови, пока я прыгал туда-сюда. Похож на махараджу, хах. - Пока чисто, - быстро разминаюсь с Агатой. Испанка кинулась разбирать шмотки, я приблизился к парочке. Точно. Глаз-алмаз. Наручники быстро обнаружились. Выдал блеск металла у кровати. - Тихо сидите, - приковал обоих к кровати, частично перевязал. Чтобы не орали, Ромео в рот засунул трусики Джульетты, Джульетте затолкал галстук Ромео, свернув в рулет. Одеялом сверху накрыл. Пф. Можно выдохнуть. В руки летят брюки, рубаха, пиджак. Размер впрямь сильно смахивает на мой.
- Охуеть... - пялюсь на подвенечное платье. Бляха-муха. Ахахаха. Раз в жизни такое случается. То-то я смотрю, белая подвязка на изголовье ложа болтается. - Фату нафигачь, никто не заметит, - быстро сориентировался и кинул напарнице головной убор невесты. Подвязку тоже кинул. Ну мало ли для полноты образа надо. У меня, значит, жених. Не думал, что окажусь в этой роли. Хотя если я обручусь, то сделать это в процессе эпической кражи мне видится более логичным, нежели в скучной церквушке. - Тебе помочь или...? - грохот за спиной заставил согнуться. На балкон приземлился один из охранников. Упал примерно также, как и я до него. Получил сразу тубусом по балде. Тело закинул на кровать у ног пары. Сверху вторым одеялом накрыл. Групповуха, чо. Торопиться надо. Перелез на четвереньках ложе, начал штаны снимать. Следом рубашку. Агате тоже нужно быстрее перевоплотиться. Такими темпами смены образом мы станем ведущими "Оскара"

+1

19

Стало даже как-то не по себе обворовывать молодоженов и обламывать их в первую брачную ночь. Ну ладно, это лишь сплотит их семейную жизнь, к тому же свадебное платье девушке уже не должно понадобиться – не собирается же она в скором времени второй раз замуж?
Тайлер скрутил молодых, Агата тем временем разорвала шнур телефонного провода – на тот счет, если голубки смогут выбраться и дотянутся до аппарата.
В это время с соседнего пролета свалился их преследователь. Совершил почти такой же пируэт как и Браунинг, но не успел встать, получая цилиндром по голове. Агата помогла втащить бессознательное тело бугая в номер и накинула покрывало.
Время за переодеваниями. Та-Та скинула черный пиджак, затем обнажилась до белья. Чертовы игры. Это уже начинает надоедать. Но зато нет никакого стеснения перед Тайлером – из одной ямы пытаются выбраться.
- Помоги со шнуровкой – уже нацепив платье и придерживая корсет на груди, развернулась спиной к вору. Вот ему и новая задача – завязать шнуровку на спине, да потуже.
Когда Тай резко затягивает атласную ленту,  делая это наспех, Агата выдыхает весь воздух, что скопился в легких.
- Ты скоро там? – выглядывает террористка из-за плеча.
Когда платье уже сидит на ее теле, сдавливая корсетом талию и грудь, Тарантино быстро забрасывает вещи в сумку и кидает ее «жениху». Ствол можно прицепить и за резинку от чулков – выглядит чертовски сексуально и опасно. В последний момент испанка хватает фату, представление о которой у нее всегда было ужасным – белая тюль от комаров, не иначе. Зато сейчас может помочь. Бегут по коридору, и Агата на ходу набрасывает фату на темные волосы, цепляя шпилькой и пряча глаза. Длинный подол платья приходится придерживать, чтоб не наступить массивными берцами на ткань. Вообще, великолепно мощное сочетание. Как бы в таком наряде их никто не встретил. Впрочем, Тарантино подумала, что именно так она бы и собралась на свою свадьбу – оружие в чехле, вместо изящных туфель удобная для побега обувь. Да, как знать, может Агате вздумается стать сбежавшей невестой?
По лестнице вниз, в пустой холл. Но все равно взгляды вечно занятого персонала и скучающих постояльцев обращены на них. Террористка быстро одергивает платье, закрывая черные ботинки.
- Ваш лимузин готов – из-за угла к ним подходит парень в красной форме и приглашает к главному выходу.
- Идем, любимый – сахарно улыбается Агата, беря Тайлера под руку.
- Езжай загород – у испанки уже есть план где найти ту нейтральную территорию, на которой два вора смогут отметить грандиозную кражу, и где можно спрятать полотно до лучших времен. Это место – склад за чертой города. Семья недавно взяла его в аренду, чтоб хранить там оружие, поставкой которого занимается террористка.
Сладкая парочка села в лимузин и через тонированное стекло девушка подметила, что они едва успели скрыться, ведь из гостиницы уже выбежала небольшая группа охраны.

+1

20

Опять пиджак, сраный галстук, неудобные ботинки. На какие жертвы не приходится идти, чёрт возьми. Всё должно быть идеально. Только вкусил свободу передвижения, снова заковали в костюм. Но выбора нет, не хочу, чтобы запалили по кроссам, когда в фойе выйдем. Быстро-быстро в ритме вальса напялил на себя прикид в стиле девственник идёт на первое свидание в костюме, который мама купила на выпускной. Данунаф. В зеркале себя не узнал. Зато Агата невеста номер один. Не поймите неправильно, она шикарная невеста. Фигура создана для подвенечного платья, покрой идеален; эти дикие очи чёрные огненные глаза из-под фаты, контраст прядей цвета вороньего крыла с нежными белыми кружевами. Я бы её сфоткал бы на память, если бы не поджимали обстоятельства.
- Впервые это делаешь? - не удержался, спросил, пока шнуровку вязал, часом нет ли у неё опыта оперативного влезания в свадебный прикид. А то я начну подозревать. И нафиг этикет. Ботинки я решил выкинуть в раковину. Аллилуйя! Кроссы со мной, жизнь не прожита зря. Картёжники тоже за пазухой. Не дай Бог, когда я вытащу полотно из тубы, увижу нечто вроде картины из фильма "Мистер Бин". Мужики там бухие присели, небось, уже блюют давно от наших прыжков. Простите, мусье, осталось немного. Скоро будете дома.
- Куда мы сейчас, дорогая? - наконец-то смог прилечь. Только опасность миновала, многочисленные ушибы дали о себе знать. Меня скрючило. Капец. У кролика-энерджайзера села батарейка. - Значит, ко мне ты передумала? - ухмыляюсь, глядя в потолок с сердечками, увитыми лозами. Ах да, я тогда постремался. Но теперь дарю ей священное право заходить на мою хату. Готов даже спать на диване. - Надеюсь, предложения заштопать в силе? - интересуюсь с надежной. Впопыхах кое-как в ванной ватными тампонами рану подлатал, сейчас пол лица повторно зальёт, я чувствую. - Поздравляю, - ладонь легла на плечо испанки. Была бы она мужиком, я бы сказал, что у неё шары титановые. Честно сказать, без понятия, что в таких случаях пылким сеньоритам принято говорить.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Бадабум