vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ЧужеРодные


ЧужеРодные

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
Вудс & Цез
Место:
Кафе "Lido"
Время:
25 апреля 2013 г.
Время суток:
18:00
Погодные условия:
Моросит дождь, пасмурно
О флештайме:
Вот и настал этот фееричный момент, когда понимаешь, что ты просто обязан познакомить с родителями свою вторую половину. Правда, в этот момент ты внезапно осознаешь, что совершенно к этому не готов, но, дабы не падать в грязь лицом, просто обязан как-то выкрутиться, не задевая супружеских чувств... Объяснить ситуацию, поговорить и прийти к совместному решению перести "семейный" ужин? Нееет, это нормальные люди так делают. А у Руквуд с Цезарем повелось иначе. Устроит цирк, балаган, целое представление из ничего... И привести на встречу совершенно чужого человека- актера, представив его своим родителем. Вот это по-нашему!

+1

2

Это не должно было случиться так быстро. Это не должно было случиться ТАК. Но так уж сложилось, что я настолько погряз в своей занятости, настолько мысленно постоянно метался от Руквуд к работе и учебе, что в мыслях моих на низшей ступени хит-парада оказались родители. На топе водила хороводы целая вереница имен - Руквуд-Альма-Хэнк-Пеппер-Брук...И много-много других, и у меня вечно не хватало времени, чтобы разговор с матерью зашел дальше торопливого "Да, мам, все в порядке". И уж тем более, куда матери было поспеть за изменениями в моей жизни, когда она лишь раз услышала вскользь упомянутое имя Амбреллы - это было, кажется, еще в декабре? Я просто даже не задумывался над тем, что было бы неплохо, было бы правильно - познакомить Руквуд с родными, потому что, не взирая на кажущуюся шуточность идеи с женитьбой, в перспективе я не планировал что-либо менять в своей жизни. Просто до этого не доходило дело, об этом не заходила речь и я просто не думал. Ни. О. Чем.
  Это вышло случайно. В понедельник за завтраком мне позвонила мать и поинтересовалась, почему я не явился на семейный ужин в воскресенье вечером и вообще, где меня носит. И... я вдруг понял, что она даже не знает, что сын ее женат! Нет, я, конечно, в день нашей с Амбреллой свадьбы подумывал о том, что вышло все, простите, через жопу, но так-то в порыве вдохновения, это все отошло на задний план, а теперь как-то так болезненно кольнуло, что я ощутил необходимость как-то это все исправить. И в тот момент мне показалось, что Амбрелла подумала о том же. Ключевое здесь слово "показалось", потому что я сейчас уже далеко не так уверен в том, что там творилось в голове моей благоверной. Одно знаю точно - мне сделалось ужасно стыдно, я сконфузился, замялся и выпалил первое, что пришло в голову:
- Слушай, Вудс, а давай в четверг поужинаем все вместе? Ну то есть совсем все вместе? Ты, я, мои предки и твоя мать? - тогда я еще не знал, в какой катастрофически проигрышной ситуации окажусь - загнанным в угол, олицетворяющим известный смайл фейспалм.
  Тогда я еще не знал, что, звоня вечером матери, чтобы назначить встречу, первым услышу в трубке странный вопрос, который спутает все карты:
- Цезарь, послушай, я давно хочу спросить, что у вас с Алекс? Лукас мне как-то говорил, что вы поссорились, но я не поверила, ведь вы были такой замечательной парой, она - такая замечательная девушка. Именно такую я хотела бы видеть рядом с тобой. Но я не помню даже, когда вы в последний раз приходили вдвоем...
- В начале января... - безжизненно и обреченно бормочу в ответ. Это был последний раз, когда мы с ней виделись, потому что в этот день мы расстались навсегда.  Да, замечательная. Да, конечно, мама хотела бы видеть со мной рядом именно такую - всепрощающую хранительницу очага, добрую, нежную, славную... Вот только меня забыли спросить, а достаточно ли мне этой тихой гармонии?
  Вобщем, я не смог сказать об Амбрелле и уж тем более о нашей женитьбе, потому что это все было так не к месту! Ну что я мог сказать? "Мам, прости, но мы хрен знает когда расстались, потому что я вдруг ее разлюбил, и в этом же месяце решил приударить за девушкой, которая регулярно говорит, как меня ненавидит, а недавно мы поженились, потому что в нашу годовщину знакомства я в очередной раз взял ее "на слабо"? В таких случаях информацию следует дозировать, а  иначе...
   Сказать Амбрелле о том, что я не хочу ее сейчас знакомить с матерью, и уж тем более - с отцом? О да, еще лучше. Сам предложил, сам отменил? Мне нужно было время. Совсем немного времени - оттянуть его, растянуть, размусолить, чтобы хоть как-то подготовить мать к этой новости. Об отце я вообще предпочитаю тактично промолчать - он из тех, кто считает, что отношения должны быть раз - и на всю жизнь.
  И я пошел на довольно рисковый и отчаянный шаг. Он выглядел отличной идеей, отличным решением проблемы, но загвоздка была лишь в одном - этим я попросту откладывал все имеющиеся проблемы и недоразумения на "потом", не осознавая, что снежный ком, который катится дальше и дальше, как правило, набирает объемы, набирает скорость и силу, чтобы потом, упав на голову, попросту сплюснуть жертву обстоятельств. И то, что я задумал уж очень смахивало на этот ком...
  - Себастьен Эйвери, генерал в отставке. Всю информацию о том, где служил, я вчера тебе скидывал на е-мейл, - напутственно тараторил я мужчине, по возрасту вполне соответствующему Эйвери-старшему. Да чего уж там мелочиться - мы даже были чем-то похожи! - Фрида Эйвери, в девичестве Харгрейв. Твой родной старший брат - редкостный мудак и зануда... то есть, ректор в Университете, в прошлом скандальный журналист. Есть племянница Иззи. Это самое основное. Остальную информацию вы должны были изучить вчера сами, - на сей раз я обращался к приятной молодой женщине, выглядевшей несколько моложе моей настоящей матери.
  Хорошо иметь связи на студии. Передо мною был такой огромный выбор актеров и актрис, что я имел возможность выбирать не только по возрасту, но еще и по внешним признакам, пока наконец не добился лучшего результата: эта парочка действительно могла сойти за моих предков, а благодаря короткому инструктажу и информации, которую актеры готовили в экстренном режиме, словно студенты, в последнюю ночь готовящие память к экзаменам, дельце обещало быть успешным. Главное - пережить этот вечер, - решил я. А дальше прорвусь.
- И самое главное, пожалуйста, никакой импровизации! Если вы не знаете, что ответить - не отвечайте. Переводите разговор, переводите стрелки на меня, хватайтесь за звенящий  мобильник, подставьте подножку официанту, в крайнем случае, чтобы шум и грохот отвлекли внимание от безответного вопроса, но я умоляю - никакой отсебятины!
  Чем я думал, когда затевал ЭТО? Не знаю. На что я рассчитывал? См. пункт первый. Когда ко мне в голову с опозданием постучались два железобетонных "косяка", было слишком поздно, поэтому они так и остались топтаться на пороге сознания. Я не хотел думать о том, что, помимо самой Руквуд, мне придется как-то объясняться потом и с ее матерью. Это будет потом. Потом я придумаю что-нибудь еще.
- Я зайду первым, вы приходите минут через десять, - резюмировал я и покинул своих псевдо-родителей, давая им возможность напоследок повторить краткие сводки их биографий.
   За столиком уже мирно ворковали моя жена и... не думал, что скажу это так рано, теща.
- Миссис Руквуд? - ослепительно, очаровательно зубоскаля, я заложил одну руку за спину, и чуть наклонился вперед, протягивая вперед себя вторую руку. Я ведь не мог ей не понравиться, верно?

+1

3

- Слушай, Вудс, а давай в четверг поужинаем все вместе? Ну то есть совсем все вместе? Ты, я, мои предки и твоя мать?
Именно с этих слов началась моя новая безобидная история. Ну, как безобидная? Смотря для кого. Например, как по мне, то проблемы в предложении, которое адресовал мне муж, не было. Я не видела в этом ничего дурного и плохого, идея казалась мне замечательной – я давно хотела познакомиться с родителями Эйвери, учитывая то, как много он мне порой о них рассказывал. Я даже успела вообразить в своей голове картину, когда Фрида показывает мне семейный альбом, где маленький голенький Цезарь стоит на берегу моря и лучезарно улыбается в камеру; или картину, в которой я завариваю чай Себастьену, дискуссируя с ним на историческую тему и защищая какую-либо в страну, принимающую участие в той или иной войне. Я, конечно, знала, что отец моего ненавистного еще тот «мужичок» - с характером то есть, но отчего-то мне казалось, что это лишь по той простой причине, что в их семье росли одни парни. Быть может, если бы у Эйвери была сестра, то отец относился бы к ней со всей нежностью и любовью. Но это были лишь мои мысли и догадки. На деле же – я не знала ровным счетом ничего.
Так вот. Если для меня проблемы никакой не было, то вот для моей мамы проблема была. Причем весьма и весьма большая! И она заключалась в том, что Сьюзен относилась к Цезарю… Плохо? Нет, это не то слово. С недоверием? Да, пожалуй, но опять же не то. Она ненавидела его? Нет, это вряд ли. Она его скорее просто… Не любила.
Так уж вышло, что я с детства всегда и все рассказывала матери. Делилась с ней своими проблемами и заботами, переживаниями и радостями. Мы часто обсуждали с ней мои отношения с друзьями, с ребятами, которые пытались всячески переступить ту френдзону, которую я выстраивала вокруг себя каждый раз, как только чувствовала, что парню нужно нечто большее, что я дать не способна ввиду того, что мое сердце не чувствует каких-то сильных эмоций. Я говорила матери абсолютно все! Ну… Некоторые моменты я опускала: например, поцелуи с девушками (господи, как ужасно это было!), мои пьянки-гулянки, некоторые передряги и авантюры, в которые я попадала; а еще она не знала о моих чувствах к Эйвери.
Сьюзен была в курсе нашей войны – от ее начала и до конца. Кажется, последнее, что она слышала от меня, это историю о том, как еще в феврале месяце мы с ушастым были в центре, где проходила гимнастика для беременных (я ей поведала о том, что оказалась там из-за лени своей закадычной подруги). Я рассказала Сью лишь о том, как Цезарь поиздевался надо мной, назвал уткой и хорошенько так поржал, от души, как говорится. И больше ни слова. Ничего о том, как мы оказались в раздевалке полные страсти и желания, ничего о том, как Эйвери скатился с лестницы. Нет. Об этом мать не знала. Она знала только моменты, в которых муж трепал мне нервы. То, что отбивалась, что принимала удар и бросала со своей стороны в его колкости – об этом моя мать даже не догадывалась. Она думала, что я просто игнорирую выпады «этого дурака», как называла его Сьюзен. Ну, в прочем, мне так было проще.
И вот настал момент, когда я должна была позвонить маме и сказать, что вышла замуж за человека, который вынес мне мозг, растрепал душу, свел мои нервы на нет и мешал жить и ходить по университету без оглядок по сторонам на протяжении года! Как вы себе это представляете?!
Идея, решение возникло в голове так внезапно и просто, словно я даже не думала, а оно само взяло и снизошло! Просто озарение какое-то. Да, около головы прямо таки повисла включенная лампочка! Я набрала номер Аманды – пожалуй, единственного человека, который мог бы мне помочь в этом деле, - и попросила о встрече. Но помимо одногруппницы я просила, что бы пришла и ее мать.
До четверга у меня было время, чтобы подготовить незнакомую женщину, похожую внешне на меня (верхняя часть лица у нас была практически одинаковая) к роли моей матери. Я рассказала ей все, что могла. Все, что только пришло в голову. Безусловно, некоторые моменты я забыла, упустила, не взяла во внимание. Но, как мне казалось, Орли знает все. Однако я опасалась, что во время ужина обязательно кто-то спросит у мамы Аманды что-то такое, на что она не сможет дать ответ, поэтому заранее просила ее либо молчать, либо уходить, либо… Делать все, что угодно, но не нести никакого импровизационного бреда.

- Все будет хорошо, мисс Орли, то есть… Сьюзен, - я широко улыбнулась женщине, сидящей рядом со мной, когда в дверях кафе показался мой муж. – Только не переиграйте с ненавиии… - добавила я в последний момент, вставая с места и прижимая ладошки к груди. – Цееезарь, а мы уж заждались! – я пронаблюдала за всеми жестами ушастого и внутри успела пустить довольно странную колкость в его адрес, но вслух ее не озвучила. Мы же сегодня паиньки, да? При родителях не будем устраивать шоу и очередной поединок?
- Добрый вечер, Цезарь, - произнесла моя лжемамочка и, последовав моему примеру, тоже встала с места, подавая одну ладошку Эйвери. – Да, вы, кажется, не очень-то торопились, - суховато добавила Орли и присела обратно на свое место.
- Не слушай ее, - я взмахнула рукой и, нахмурившись, посмотрела на «маму». – Они же пришли, а это главное!

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-05-15 17:05:05)

+1

4

Игры нет месяц, эпизод отправляется в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ЧужеРодные