Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - очень важно знать, что ты рядом.


- очень важно знать, что ты рядом.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Randal Andrews и Brooklyn Jordan;
Место: квартира Бруши;
Время: 4 апреля;
Время суток: ночь;
Погодные условия: на улице ветер, но это не важно;
О флештайме: продолжение серьезного разговора после праздника в честь рождения Бруклин;

Очень важно знать, что ты рядом.
Ни жестом ни взглядом не выдам тебя.
Разве что словом, но слово в песне.
И хоть ты тресни я буду с тобой.

http://s3.uploads.ru/6ieGE.png

Отредактировано Randal Andrews (2013-05-15 22:49:03)

+2

2

Наш уютный и теплый Бентли медленно рассекал городские дороги, пейзажи за окном совершенно не давали мне сосредоточиться на своих мыслях, и понять свое настроение, понять себя и свои желания. Это так сложно, и в какой-то момент мне стало критично стыдно перед своим мужчиной, ведь ему необходимо разгадывать этот ребус по имени Бруклин Джордан ежедневно. Сейчас, сидя в мягком кресле и крутя в ладошках новое, подаренное мне колечко, я угрюмо наблюдала за проезжающими мимо ночными зданиями, пытаясь заглянуть в чужие окна и представить, а какая жизнь, и какая судьба у других людей? Словно это могло бы мне понять, помогло бы мне помочь в себе разобраться, найти в себе силы исправиться, успокоиться и успокоить и убедить своего мужчину. Вернуть ему доверие к себе, уверенность и верность. Не знаю, почему, но мне казалось, что наше все, наши отношения, наша любовь, которую я поднимала в своей голове до небывалых высот, рушится, и я совершенно никак не могу этому помочь, кроме очередных обид, очередных падений и новых ошибок, которые лишь усугубляли положение.
И нет, не стоит думать, что я винила во всем только себя, я слишком эгоистична, чтобы сваливать проблемы только на свои плечи, но одновременно с этим я признавалась себе в том, что сама подвожу наши отношения к неминуемому итогу.
Ладонь сползла с колен на живот, и я задумчиво закрыла глаза, прислушиваясь к ропоту мотора, к уравновешенному дыханию моего любимого человека, одновременно пытаясь почувствовать внутри себя и зарождения совершенно новой жизни. Интересно, кто это будет? Мальчик или девочка? А может их будет двое? Я так и не побывала у врача, так и не убедилась окончательно в своей беременности, но знаете, я почему-то до конца была в ней уверена. Она есть, и я подарю самому любимому мужчине на свете ребенка.
Мы молчали, я не думала о чем-то определенном, не смотрела в его сторону, я боялась и тихонько молилась, чтобы наш путь до моего дома как можно дольше не кончался. Но не все мои желания исполняются, и уже спустя десять минут автомобиль притормозил у невысокого красивого здания, что служило мне домом.
Квартира, подаренная Этьеном, мне не сильно нравилась. Мы с Макс не успели ее как следует обжить, да и первые дни моего нахождения здесь были обременены депрессивными мыслями. Гевара переехала, и в итоге я так и осталась одна запертая в белых холодных стенах обставленной по всем модным законам, квартиры. Быть может, поэтому я предпочитала как можно чаще оставаться спать у Ромы, его жилище было каким-то совершенно другим. И внешне и по ощущениям. И мне бы плюнуть на все и переехать, но я по прежнему боялась надоесть, боялась быть слишком навязчивой.
- Вот мы и приехали. – в моем голосе сейчас звучали самые разные нотки, тут было и разочарование, и испуг и некое облегчение от того, что скоро мы уляжемся спать и просто отдохнем. Хотя верить в это было крайне сложно.
Мы собрали наши многочисленные пакеты, почти всю ношу взял на себя Рен, отправляясь вперед и открывая нам двери. Я сделала ему ключи от своей обители не так давно, они, по сути, и не были ему нужны, но я настояла. Мне было необходимо знать, что в мой дом в любой момент он сможет беспрепятственно попасть. Мне нравилось делиться с ним всем, даже своим личным пространством. Но сейчас мне больше хотелось остаться одной.
Подарки были сложены на диване в гостинной, я тут же отправилась на кухню в поисках вазы, и с намерением поставить чайник, уже предвкушая серьезный разговор. Удивительно, но сегодня мы с Ромой поменялись ролями. Я всеми правдами и неправдами планировала избежать серьезного настроя, не встречаться взглядами и не давать возможности ему что то сказать. Нет, я носилась по квартире словно заведенная, запинаясь о кота, роняя мелкие безделушки и статуэтки, которые Эндрюсу приходилось за мной поднимать.
- Хочешь чаю? Ты не голоден? – скрип двери холодильника, щелчок чайника, я словно заведенный веник прыгаю по кухне в поисках съестного. Стараюсь не думать о том, что недавно Рен сказал Гвидо, иначе мои глаза тут же наполнялись влагой. Не буду думать о том, что ему все равно, или того хуже… Я отвлекусь на бытовуху, протру пыль на столе, принесу дополнительную табуретку, открою форточку, покормлю кота.
- Ну не кричи, мы принесли много-много пакетов, ты можешь ими пошуршать. – мяукающий Кот не давал проходу, и я подняла его на руки, чмокая в мокрый холодный нос. Отношу животное в гостинную, устраивая на груде подарков, возвращаюсь в кухню и сталкиваясь с угрюмым и через чур серьезным взглядом Эндрюса. Выглядел он устрашающе, чем вызвал ожидаемую от меня реакцию. Мне стало страшно.
- Ой, я же хотела пописать. – очередная нелепая попытка избежать разговора. Она тоже окажется провальной?

+2

3

Мы зашли в квартиру, первое, что я услышал – как из крана капает вода, мелодично, четко эта капля напоминала мне об уходящем времени. О том, что мы, вместо того, чтобы быть счастливыми, тратим время на обиды, на ссоры, на злость. Мы копим снежным ком, и ждем того, когда он станет настолько большим, что не будет помещаться в груди, и тогда нас разрывает. Негатив обрушивается ничего не щадящем на своем пути потоком на нашего любимого человека. А все почему? Потому что мы не бережем свое время, сэкономив его в тот раз и промолчав, сейчас растрачиваем на много центов дороже.
Умываю лицо и руки, закручивая воду, чтобы она не действовала на нервы, жду, пока Рей успокоится и сядет за стол. Вот уже чайник закипает, я снял кофту, закатал рукава рубашки и сидел за столом, наблюдая, как она кружиться по квартире, словно волчок. Я прекрасно понимал, что такое поведение говорит только об одном – она не желает начинать. Ей страшно, волнительно и неловко. Возможно, она еще не придумала, что скажет. Не знал и я. Просто чувствовал, что грудь словно сжимают в тисках и нам просто необходимо выговориться. Покричать друг на друга, да что угодно, лишь бы избавится от этого щемящего чувства.
- Нет, не голоден, - я не чувствовал потребность отвлекать себя принятием пищи, наоборот, пока мы не расставим все точки, не выскажемся, кусок в горло мне не влезет.
Немного посидев, я все же встал, начиная ходить за Бруклин по пятам, надоедая ей и поднимая все те вещи, которые она случайно роняла. Так в моих руках оказалась китайская фигурка слоника. Я повертел ее пальцами, представляя, как она могла оказаться в этой квартире и кому принадлежит. Но даже такие нейтральные мысли летели из головы прочь, занимая каждую секунду, что я думал нами, нашими отношениями. И столько всего накопилось, перемешалось и завертелось в закромах сознания, что я не знал, о чем думать – то ли о беременности, то ли о том парне из клуба, то ли о том, что меня не уважают. Одним словом – я запутался, окончательно и бесповоротно, и без нее, без ее участия и понимания всей этой ситуации мне не справиться.
Затем я молча пережил эпопею обнимашек с котом, испепеляя Джордан выжидающим взглядом. Затем, когда мне казалось, что она уже почти села за стол, ей срочно понадобилось в туалет. Я вздохнул и снова упал на стул, протягивая ноги и отхлебывая чай. Подождал четверть часа, подожду и еще. И вот, Рей скрывается за дверь. Я жду, стуча пальцами по столу. В кухонной комнате тишина – лишь тиканье часов, стук подушечек моих пальцев и откуда то снова капает вода. Наверно, кран протекает, нужно посмотреть его завтра. От суки и томительного ожидания я принялся разглядывать интерьер, блуждая взглядом по белым стенам и находя оформление слишком холодным. Словно это квартира не для жизни предназначена, а для офиса врача. Все такое белое и чистое, нигде ничего не валяется, не лежит как попало.
Бруклин снова появилась в комнате и я кивнул ей на стул.
- Хватит бегать, нам все равно придется поговорить. – Я тяжело вдохнул, для меня предстоящая беседа не предвещала ничего хорошего.
- Даже не знаю, с чего начать, - если первые ноты звучали сухо и отрешенно, то к концу предложения голос тал более мягким и уступчивым.
- Не знаю, есть ли смысл говорить, но то, как я узнал о том, что у нас будет ребенок, меня оскорбляет. Неужели я такое заслужил? Чтобы со мной не разговаривали неделю без видимых причин, попутно проводя время с каким-то парнем, затем вот так вот преподносили новость, которая могла бы стать хорошей. Точнее, она хорошая, только вот моя реакция могла бы быть тоже другой. Я всегда мечтал, да, именно мечтал, что об этом я узнаю от своей девушки наедине, с глазу на глаз, а ты… - Я махнул рукой, понимая, что ничего не исправить и с этим воспоминанием мне жить всю оставшуюся жизнь. Сожалеет она или нет – времени не вернуть и не исправить.
– И этот Хоук? Кто он? Почему ты мне так упорно твердишь, что между вами ничего не было? Обычно больше всех оправдывается тот, кому есть за что. Я не знаю. – Я закрыл лицо ладонями, собираясь с мыслями. А мыслей становилось все больше, одна опережала другую.
– Я не ожидал от тебя всего этого. Где доверие? Что я сделал не так? – Мне было обидно, очень обидно. С одной стороны я люблю эту девушку за ее доброту, искренность, заботу, непосредственность, просто люблю за то, что она в этом мире есть, но с другой стороны – я теряю доверие и уверенность в ней. И я не знаю, нужны ли отношения с человеком, который так к тебе относится, пренебрежительно… А простить, значит сказать «да, ты права». Да и люди вряд ли меняются, сделала так раз,, сделает и второй. И сейчас передо мной стоял сложный выбор: не уйти или остаться, а простить или нет.
И я не буду кривить душой, если скажу, что прощать я не хотел. Просто если не простить, в душе накопиться слишком много всего и потом уже будет поздно. Может быть если я узнаю об истинных причинах, это поможет нам?
- Почему ты так сделала? Почему? – Я повторял свой вопрос, глядя в ее пронзительные серые глаза. Я хотел увидеть в них такой ответ, который разом оправдает все ее поступки, такой, после которого я смогу относиться к ней как прежде. Такой, который невидимой рукой сотрет все мои темные воспоминания. Сложно любить человека и при этом понимать, что в ваших отношениях что-то идет не так, что система где-то дала сбой и стала несовершенной. Что человек, которым ты был очарован, увы, тоже не совершенен. Но ведь от этого он не становится менее любим и дорог? Просто система дала сбой. Сейчас мы разберемся что к чему и все станет как прежде.
Я положил руку на стол, поверх ее теплой ладони.
- Верь мне, ладно? Если мы не будем доверять друг другу, что тогда? – Я перебирал ее теплые пальцы, крутил подаренное кольцо и ждал ответа. Я смотрел ей в глаза, потому что кода ты знаешь человека, доверяешь ему, смотреть в них совсем не страшно – ведь скрывать нечего, ты перед ним и так обнажен.
- Я всегда буду рядом, но в замен я прошу лишь твое доверие. – Должны же быть у нее поступков хотя бы мало-мальски логичные объяснения?

+1

4

действительно ли ты готов ко мне?
готов ли любить меня даже во тьме?

[mymp3]http://sacramentomuz.narod2.ru/Doro_-_Love_Me_in_Black_-_Ljubi_menya_v_chernom.mp3|:*[/mymp3]

Пытаясь убежать, пытаясь скрыться от той колоссальной ответственности, что так внезапно свалилась на мои плечи, я искала себе любое занятие, совершенно любое, чтобы отвлечься, чтобы не думать, и в первую очередь, не чувствовать не себе твоего испытывающего взгляда. Удивительное дело, Рен, но ты всегда действовал на меня таким образом, что я волей не волей, чувствовала себя виноватой, и не всегда это чувство вины было мне самой объяснимо. Твой суровый взгляд карих глаз, моих самых любимых, глядеть в которые я могла бесконечно, часами, задерживая дыхание и изучая их узор, он сейчас словно сковывал мои движения, мои мысли, мои уста, и я не могла произнести ни слова. Просто не могла, понимаешь?
Сейчас, стоя в ванной комнате, я включила холодную воду, изучая свое отражение в зеркале, пытаясь настроиться на серьезный лад, сконцентрироваться на своих ощущениях и наконец быть не такой неисправимой тупицей, быть серьезной, вдумчивой и логичной. Я знаю, тебе было важно, было важно понять меня, увидеть меня настоящую, без ерничеств и глупых шуток, без наивных попыток уйти от разговора. Ты хочешь увидеть меня взрослую, увидеть во мне женщину, которая может и умеет отвечать за свои слова и поступки. И омывая свое лицо прохладной водой, я умоляла себя, уговаривала собраться. Я смогу, смогу все тебе объяснить, смогу показать мир таким, всю ситуацию, какая она была на самом деле. Без надуманных излишеств, без событий, которые ты придумал себе сам, ты должен поверить мне, потому что врать я не умею. Особенно глядя в глаза.
Наконец, дверь светлой ванной скрипнула, и я вернулась в кухню, где ты уже ждал меня, нетерпеливо постукивая пальцами по деревянной столешнице. Наверное, в любой другой момент, это бы меня дико раздражало, но сейчас действовало каким-то удивительно успокаивающим методом. Ты волнуешься, а значит тебе не все равно, и у меня есть шанс достучаться до тебя, попробовать объяснить…
Покорно устраиваюсь, закрываю глаза и слушаю, окунаюсь в этот омут горячих эмоций, пламенных слов и вопросов, ответы на которые я просто не могла найти.
- Постой… - тихо-тихо, словно мои слова могут разбудить спящего за спиной человека. Нет, конечно, нет, мы здесь одни, только ты и я, и разумеется, наша общая проблема. Скажи мне, в какой именно момент я перестала быть для тебя той Брушей, которой ты верил, которую ты так любил?
Сейчас, если честно, моя голова была забита совершенно другими мыслями. Я не искала ответа, нет, я думала… Думала, что это чертовски невыносимо, когда человек видит и представляет тебя намного лучше, чем ты есть. Попросту, тебя идеализирует. А ты действительно считал меня слишком хорошей, всегда в твоих словах, действиях и поступках ты представлял меня каким-то неземным существом. Она добрая, она верная, она хорошая. Но у меня тоже есть недостатки, неужели видеть их ты стал только в последнее время? Неужели ты не сможешь с ними смириться?
Наверное, так думать не правильно, но мне было чертовски обидно, понимаешь? Дико обидно от того, что каждое свое слово, каждое свое действие я должна сто тысяч раз прокрутить в голове, прежде чем осмелиться на очередной шаг в своей ничтожно-короткой жизни. Я боюсь сказать лишнего слова, потому что ты, возможно, не сможешь меня понять. Или же это тебя обидит, ты этого не поймешь, или смотришь на ситуацию иначе. Ты хотя бы представляешь как сложно существовать в этом мире, когда знаешь, что любимый и дорогой для тебя человек представляет тебя слишком хорошим. Ты не даешь мне права на ошибку, мой милый Рен, не даешь мне шанса оступиться, сделать что-то не так. Но я тоже человек.
- Я считаю, объясняется только тот, который хочет, чтобы его услышали и поняли. – нарушив нашу тишину, я подняла глаза, встречаясь с твоим отрешенным взглядом. Знаешь, это не вселяло в меня надежды на положительный исход разговора, но я не буду говорить так, чтобы просто загладить вину и помириться. Проблема снова выплывет наружу, а еще одного такого разговора я просто не переживу. Я буду с тобой честна, и пусть это мне аукнется, пусть я буду жалеть об этом всю свою жизнь, у меня нет от тебя секретов, и я горжусь этим, горжусь нашими откровениями.
- Я виделась с Хоуком всего один раз, это было в аллее, когда на меня напал грабитель и украл мою сумочку. Желая отблагодарить его за то, что он спас меня, я согласилась сходить с ним в клуб. Я не успела даже выпить соку, меня затошнило, в итоге вырвало на его ботинки, и он отправил меня домой на такси. Неужели, ты считаешь, что такое времяпровождения можно считать романтичным? Что пришло в его голову сегодня, я не знаю, но я не давала ему даже намека на то, чтобы он смел распускать свои руки. Я верна тебе.
Я говорила медленно, четко и быть может, немного сухо. Если честно, я уже устала объяснять тебе о своих отношениях с Андерсеном, я рассказала тебе о нем неделю назад, рассказываю тоже самое сейчас, но если ты не слышишь, стоит ли тратить время на оправдание? Стоит ли тратить нервы на попытки объясниться, если ты им не веришь? Я была в отчаянии, ведь должна была объяснить о своем самом плохом поступке, о том, что…
- Я не знала, как остановить вашу драку еще. Я боялась лезть к вам, пойми меня… - каким-то жалобным тоном произношу я. А если бы вы меня ударили? Что если бы вы меня толкнули и я бы ушиблась настолько сильно, что потеряла бы ребенка?
Удивительное дело, но сейчас, сидя радом с тобой, ощущая твое горячее и обиженное дыхание, я вдруг неожиданно для себя поняла, что безумно хочу этого ребенка. И если сначала были сомнения, если сначала я дико боялась, то сейчас я уже не боялась ничего. Все будет хорошо, в любом случае со мной останется маленький человечек, моя плоть и кровь, тот, кто появится на свет как итог самой главной любви в моей жизни.
- Я не могла тебе сказать раньше, понимаешь? Я боялась. – не понимаешь, я вижу это по твои глазам, и шумно выдыхаю, мельком оглядываясь по сторонам в поисках поддержки. – Я боялась тебя, твоей реакции на это все. Я помню твой страх, твои слова в мае того года, как ты вел себя, что говорил, и что делал. Не говори  мне, что за это время все миллион раз изменилось, я знаю, но память в моей голове осталась, и я пыталась ее перебороть. Я собиралась сказать тебе после день рождения, но какое сейчас это имеет значение? – с каждым новым словом, с каждым новым предложением я повышала голос, чувствуя, как он дрожит, как моя обида буквально льется наружу и что я устала действительно казаться для тебя такой хорошей и идеальной, какой ты меня видишь. Я плохая, отвратительная и бессовестная Джордан. – Я совершенно не нравлюсь твоей матери, что бы сказали твои родители? Твои братья и сестры? Твои друзья? Ты сам? Мы вместе всего год, мы даже не живем вместе, неужели мы были готовы к беременности? Неужели ты был готов к тому, чтобы стать отцом? Ты хоть представляешь, как сильно я боялась увидеть в твоих глазах тот же страх, что и тогда? Как я боялась услышать – это моя проблема тоже. Я не считаю это проблемой, и знаешь, я хочу этого ребенка, очень хочу, и я рада своей беременности, но мне не нравится то, что происходит сейчас.
Зачем это все, скажи, зачем? Зачем мы тянем резину отношений, если ты не можешь принять меня с моими недостатками? Готов ли ты меня любить такой, какая я есть? Крикливой, импульсивной и ревнивой? Немного ветреной и не всегда обязательной. Агрессивной, и порой, не умеющей слушать. Эгоисткой, которая часто в первую очередь думает о себе. Готов ли ты быть со мной, мириться со всем этим, закрывать глаза, и все равно любить? Почему сейчас, слушая тебя, чувствуя твой разочарованный взгляд, я этого не чувствовала?
Ты держишь мои ладони в своих руках, крутишь колечко, что подарил часом ранее, крутишь так, словно хочешь его снять. Словно сомневаешься в правильности своего выбора, думаешь, а не поторопился ли ты с такими многообещающими подарками. Не знаю, почему-то меня это оскорбило, и твои слова оскорбили не меньше.
Я покорно выскользнула из твой хватки, оставляя колечко в твоих руках, чувствую, как по щеке бежит слеза, одинокая, которую я так и не смогла подавить в своих эмоциях. Моя душа рыдала в голос, упиваясь обидой и безысходностью, я не знала, что мне делать, просто не знала.
- У меня нет человека, ближе тебя, даже Макс не знает обо мне того, что знаешь ты, и меня чертовски обижают эти твои слова. Я не хочу… - пауза, я смотрю прямо в твои глаза, прямо, откровенно, пристально. – Я не хочу, чтобы ты был со мной только ради ребенка. Мне не нужны такие отношения. Я думаю, тебе тоже. Я не хотела тебя обидеть Рен, Богом клянусь, ты самое важное, что у меня есть. Но я не могу вернуть время вспять, не могу перегирать те секунды, когда в попытке спасти тебя от очередного удара в челюсть, я выкрикнула те слова, которые должна была сказать иначе. – почему ты этого не понимаешь? Почему ты требуешь от меня невозможного? Быть может потому, что узнав меня настоящую, ты понял, что я совсем не идеал? Совсем не тот человек, с которым ты бы хотел прожить жизнь? И это заставляло мое сердце разрываться с каждым очередным ударом. Неужели ты любил не меня? Не меня, а свое представление об идеальной девушке?

+1

5

Я не хочу без тебя спать,
Я не хочу умереть в кровати,
Я не хочу без твоих объятий,
Невыносимо тебя желать.
Я не хочу без тебя дышать,
Лишь одеяло согреет плечи,
Ты знаешь, это меня не лечит,
Я не хочу без тебя спать.

- На тебя напали, а я узнаю об этом последним, - смотрю на тебя укоризненным взглядом, наблюдая за тем, как стыдливые чертята пляшут в твоих серебристых глазах. Тяжелый вдох, словно вместе с воздухом из моей груди вырвалось все то, что я так долго держал в себе: вопросы, рой недопониманий и чайную ложку обиды, которая хоть и была незначительной, но словно маленькая заноза кровоточила и нарывала, становясь источником раздражения.
Я раскладывал в уме арифметический пасьянс, гадая, сколько раз на самом деле ты виделась с этим мужчиной и пришел к выводу, что ты говоришь правду. Ты смотрела на меня серьезно, напряженно, словно из твоей груди вот вот вырвется пламя отчаяния от того, что я тебе не верю. Но я верил, сейчас верил, а тогда я просто не думал об этом. Стоит сесть, успокоиться и проанализировать, как все встает на свои места и сложные вещи внезапно становятся простыми и очевидными, и тогда я ловлю себя на мысли: это же так просто, как я мог раньше этого не понимать. У французов есть такое понятие как "эффект лестницы", когда правильное решение приходит уже тогда, когда поезд ушел. Интересно, а этот мудрый народ и нашему явлению придумал название? Как называется этот эффект, когда в одночасье все сложное становиться таким доступным и понятым.
- Я верю, - я сказал это с теплой улыбкой на лице, так, чтобы ты тоже поверила. Может быть до этой ночи внутри меня еще жил червячок сомнения, то сейчас он умирал. Сомнения рассеивались, словно туман на рассвете, как я мог думать, что ты мне изменила? Мне стало неловко, и зуб даю, что щеки покраснели, словно их ошпарило кипятком. Должно быть невероятно стыдно мысленно обвинить человека в чем-то аморальном и ошибиться. Но в нашем случае я был рад совершить ошибку, ведь если бы это было правдой, я бы разочаровался в тебе, а так я корил себя за грязные мысли, которые, увы, мне были неподвластны.
Поднимаю на тебя ореховые глаза, смеясь. На кухне горел тусклый свет, было тепло и уютно, даже эта подозрительная белизна стен перестала отвлекать и показалась домашней. Я оперся спиной о стену, делая глоток чая и запивая свой смех.
- А зачем было разнимать нас? Почему если все видят дерущихся мужчин, то считают своим долгом вмешаться? С кем не бывает, стычки – нормальное явление, он бы мне ничего не сделал, я отвечаю. Признаю, что драка не выход из ситуации, но и вмешиваться, тем более в твоем положении, о котором ты в отличии от меня знала, тоже не выход. Понимаешь?
Следующий слова меня задели и нанесли новую обиду. Страх? Поведение? Убейте меня, но я не припомню ничего предосудительного, может быть я растерялся и не знал, как реагировать, но я точно не испытывал даже подобия страха и был готов нести ответственность, просто чувства между нами были еще не те, и не тот уровень отношений. И скажу даже больше – я хотел нести ответственность. Да, моя командировка выпала на ту тяжелую неделю, но она была запланированной в отличии от твоей беременности, и я не мог от нее отказаться, да, я летел в Чикаго, да, я виделся там с Норой. Но это все ничего не значило, потому что мыслями я был с тобой в Сакраменто. А когда я вернулся, то все планы рухнули и ты была холодна.
К сожалению, ты не понимаешь, что в жизни бывает форс-мажор, обстоятельства, против которых один человек бессилен. Да и чего уж кривить душой, продолжение рода – это естественный процесс, это не болезнь, ради которой можно отказаться от работы или уйти на больничный.
В моих руках осталось кольцо, что бы это значило? Не хочешь носить? На моей полочке недопониманий появилось еще одно. Так что я еще немного покатал кольцо по столу, смотря на то, как оно красиво переливается под желтой струей света от люстры, висевшей над головой.
- Ты же не от смерти меня спасала, да и не нужно мне было спасение, но ты права, время вспять не повернуть, - кольцо теперь уже в покое лежало на поверхности стола, забытое мной. Я поднялся на ноги, обнимая тебя со спины и целуя в макушку. Не смотря на то, что мы на какое-то время потеряли нить взаимопонимания и на то, что ты сказала мне важные вещи не очень приятно, я не собирался тебя бросать. Любовь не прошла, не прошло доверие и я знал, что через годы это все сотрется, на место одним проблемам придут другие, а эти уже будут казаться пустышкой.
- Я не собираюсь уходить, даже обидно слышать что человек, с которым ты встречаешься почти год, такого мнения. Вот если бы я был в тебе не уверен, тебя бы это не оскорбило? Тогда, год назад, во-первых, у нас был совсем другой уровень отношений, во-вторых я хотел этого ребенка, я уже достаточно взрослый и состоявшийся мужчина, я хочу идти дальше, и я хочу то делать с тобой. А ты ведешь себя так, словно ребенок – это твоя собственность и я не имею на него права, а ведь он такой же мой как и твой.
Вроде бы самое важное я сказал, я никуда не денусь, а извиняться за события прошлогодней давности как-то глупо, тем более я не вижу своей вины, ведь я тогда вернулся из командировки, не пропал, оплатил все необходимые расходы, тихо радовался и это меня послали на хрен с видом «мне ничего от тебя не нужно», так что моя вина была только в том, что я не звонил, но трезвонить каждый час и узнавать как дела я не умею, ты же не идиотка, чтобы контролировать каждый твой шаг и спрашивать, нашла ли ты кабинет.
Так мы и стояли молча, думая о своем.
- Почему ты сняла кольцо, оно тебе не нужно? – Взгляд падает на стол, где одиноко на белом столе лежит украшение. – Выкинь, если не нужно, - пожимаю плечами, разворачивая тебя к себе лицом и целуя в сухие губы.
- Вещи приходят и уходят, а ты мне нужна очень, ты то понимаешь? Не ради ребенка или каких-то других мотивов, а просто нужна. И я рад, что ты не наделала глупостей. А ты все точно узнала? Прямо сто процентов ты беременна? – А то обрадуюсь раньше времени,  а выйдет как в тот раз, и на третий радости уже не останется, потому что снова будет казаться, что ждет облом. Знаешь, это как раз попробуешь – облом, два – облом, на третий уже и пробовать не станешь. Это не отчаяние, это рефлекс. Если землеройку бьет током, до нее на пятисотый раз доходит, что туда ходить не надо. А я, благо, человек, и до меня доходило быстрее.
Две чашки стояли на столе, я блуждал взглядом по кухне, приходя к выводу, что нам тут делать больше нечего.
- Пойдем спать? – Сейчас мы ляжем в кровать, я обниму тебя, проведу рукой по каштановым волосам, скажу, что все будет хорошо, и завтра все так и будет. Мы встанем пораньше и съездим в больницу, обсудим, что нужно купить, опоздаем на работу и никто нам ничего не скажет, потому что мы – начальство.

+1

6

Сейчас мне от чего-то представился океан. Черный, ужасающий и бушующий. Он не давал нам покоя, трепал нас и швырял из стороны в сторону, своими волнами и мертвецкой тишиной не давай возможности услышать друг друга, понять. Словно я кричу в пустоту, словно на нас напал мрак и темнота, поглотили нас, убивают все светло и живое, что мы так отчаянно пытаемся спрятать в глубине своей души. Тяжело дышать, тяжело сделать даже один единственный чертов глоток воздуха, запастить терпением, набраться сил и вынырнуть наружу. Прочь из под тяжелого омута воды, навстречу воздуху, навстречу свету, навстречу собственному спасению.
Ты даже не можешь себе представить, как мне сейчас было трудно достучаться до твоего сознания. Пойми меня, пожалуйста, постарайся понять. Я была не права, я снова закрылась в себе, побоявшись открыть перед тобой правду, не такую уж пугающую и страшную, но я не смогла, переживая о том, что она тебя расстроит. Неужели я не знала, что ложь и недомолвки расстраивают тебя гораздо больше. Я теряла твое доверие, оно уходило из наших отношений, как песок сквозь пальцы. Хватаясь за последнюю надежду, как за спасительную соломинку, я встала, словно это позволит мне не только выглядеть решительнее и взрослее, словно я тут же такой и стала.
Смотреть в твои глаза и понимать, что я тебя недостойна. Я слишком глупа и наивна, чтобы находиться рядом с тобой. Слишком юна, в моем характере осталось слишком много детского. Я до сих пор не могу понять, какого это – быть взрослым человеком, осознанно отвечать за свои поступки. У меня не было примера для подражания в детском доме. Мы все были равны, и я, как и многие, просто остановилась на уровне той маленькой девочки, что неожиданно для себя потеряла все. Семья, родные, близкие… Ты заменил мне их всех, ты заменил мне весь целый мир, а я по собственной глупости каждый раз отталкиваю тебя как можно дальше. Зачем? Боюсь ответственности? Боюсь не справиться со своей задачей?
Моя роль – какая она теперь? Быть твоей любимой женщиной, быть музой, быть той, ради которой тебе захочется раньше приходить домой, быть смыслом жизни, стать тем, кем стал ты для меня. А я справлюсь? Я смогу? Маленькое сокровище, результат нашей сложной и непонятной другим любви, внутри меня заставлял меня размышлять о будущем, думать о том, о чем я никогда прежде не задумывалась. А что будет дальше? А что будет через пару лет? Я до сих пор буду такой неисправимой и безответственной девицей? Словно кошка, гуляющая сама по себе. А я такой и была, почти всю свою осознанную жизнь не умеющая отвечать перед кем-либо за свои поступки. Я просто приходила и уходила, говорила и делала то, что хочу, не задумываясь ни о ком другом. Мне надоело быть эгоисткой, и меня пугало то, что теперь за тебя и твое состояние я переживала гораздо больше. Готовая кинуться в пекло, готовая прыгнуть в пропасть, готовая на все, ради тебя, любимый.
Неужели ты до сих пор этого не осознал? Насколько я дорожу тобой, и как тяжело себя сдерживать, когда ты кидаешься в бой, оказываешься в тисках так безразличного мне мужчины. Словно каждый удар о твое тело отражается на моем.
- Потому что я не могла не вмешаться… Тебе было больно. – добавляю совсем тихо, отворачиваясь от твоих гипнотизирующих глаз в сторону окна.  Открываю форточку, впуская в нашу душную кухню хоть немного свежего воздуха. Мне не нравился этот район, мне не нравилась эта квартира, а с уездом Макс здесь я чувствовала себя словно птица в клетке. Все слишком красивое, слишком фальшивое и ненастоящее. Здесь не хватало любви, такой обыкновенной и теплой, что могла наполнить любое, даже заброшенное здание, своим неповторимым уютом.
И стоило мне подумать об этом, как ты оказываешься за моей спиной, обнимаешь меня, касаешься горячими губами моей макушки, успокаивая своим размеренным дыханием. И знаешь, мне больше ничего не хотелось слышать, мне не хотелось говорить, я собственной кожей чувствовала, что я нужна тебе не смотря ни на что.
Укладываю свою ладонь поверх твоей, и улыбаюсь своему маленькому счастью. Изучаю твои руки взглядом, словно пытаясь запомнить на них каждую родинку или морщинку, сравниваю их со своими и снова чувствую себя маленьким ребенком в твоих руках. Капризным, плаксивым и ветреным.
- Правда? – словно встрепенувшись, я поднимаю свой взгляд выше, упираясь носом в твой подбородок, вдыхая аромат твоего одеколона. Мне так нравится, как он пахнет, иногда я даже душилась им сама, чтобы весь день носить с собой запах любимого человека. Не хочу оправдываться, не хочу ничего говорить, мечтаю лишь о том, чтобы этот разговор поскорее закончился. – Я не права, прости. – словно маленький котенок ластится, так и я вновь и вновь прижимаюсь ближе к тебе – словно хочу утонуть в этом омуте кофейных глаз, в теплых объятиях крепких рук, хочу остаться на всегда там, где ощутимо биение твоего сердца.
И ты разворачиваешь меня к себе, целуешь меня, и я вновь и вновь думаю о том, что не заслужила такого отношения, такой любви и такого коллосального терпения. Как ты можешь, как тебя хватает? Любой другой давно бы сбежал на твоем месте, но не ты.
Мне стыдно, чертовски стыдно, и я с грустью посмотрела на кольцо, что одиноко лежало на столе, ждало меня и того момента, когда я наконец перестану истерить и начну думать головой.
- Ну нет, я просто думала, ты хочешь его забрать. – Жалобно морщу лоб, потому что я больше не желаю об этом разговаривать. Сейчас наша проблема мне казалась такой пустой и несерьезной, что уделять ей еще хотя бы немного времени казалось пустым. Обнимаю тебя, касаясь подушечками пальцев твоей шеи, зарываясь в густые светлые волосы, прикрывая глаза от стыда и чувствуя как, горят мои щеки.
- Да, я сто процентов беременна. – Эти слова были произнесены так тихо, словно кто-то кроме нас мог услышать эту информацию. Не знаю почему, но эта тема казалась мне такой интимной и личной, что обсуждать ее не шепотом я просто не могла. По крайней мере сейчас. – Понимаешь, я чувствую себя по-другому, как-то не так. – Смотрю на тебя с любопытством, мне действительно хочется знать, что ты думаешь, что ты чувствуешь, понимая, что скоро ты станешь отцом. Что совсем скоро мы будем не просто пара, мы будем настоящей семьей. – Словно я больше не одна, знаешь? Я ощущаю, что здесь – укладываю твою руку себе на низ живота – кто-то есть. Мне нравятся эти ощущения. Словно жизнь приобрела еще больше смысла. Это приятно.
Смущенная улыбка скользнула с моих уст, и я крепко-крепко обняла тебя, подпрыгивая на месте и обнимая тебя ногами, тебе волей не волей пришлось взять меня на руки, иначе нам двоим пришлось бы рухнуть на пол.
- Я не хочу спать, давай поговорим. Что ты думаешь об этом? Ты рад? – убедившись, что ты держишь меня крепко, тянусь до стола, одевая колечко обратно на свою руку, хвастаюсь тебе, гордо, словно пять минут назад я не делала той глупости, отказываясь от подарка. Надеюсь, ты тоже постараешься поскорее об этом забыть. Отпустим все плохое вместе, ведь нам есть чему радоваться, верно?

+1

7

Понимаешь, я немного не такой,
Понимаешь, все запреты это ложь,
Концелярий, там ни слова о тебе.

В моей голове было стойкое ощущение дежа-вю. Мне казалось, что все это с нами уже происходило – и эта чашка чая уже стояла на столе, и мы уже были на этой кухне, испытывая ровно эти же эмоции – обиду, прощение, а затем безудержную радость и счастье. И наш звонкий смех так же заполнял пустоту белой кухни.
Может быть ты мне снилась когда-то раньше, еще когда мы даже не знали о существовании друг друга и никогда не пересекались? Психологи как-то объясняют это странное ощущение, а еще французы, они мастера находить объяснение необъяснимому.
- Зачем мне твое кольцо? Подарки не принято забирают, глупая, нет не хотел я ничего забирать. – Щелкаю тебя по носу, касаясь его теплыми губами.
Во мне сейчас перемешались и слились во единое самые разные чувства: мне было одновременно волнительно, радостно и даже страшно за то, что мы не справимся в навалившейся на нас ответственностью. Мы же ничего не знаем о детях, совсем ничего!
Но если эта информация проверенная, у нас будет пара  месяцев на подготовку, ведь практически каждый житель планеты проходит через это, рано или поздно осознавая, что теперь придется заботится не только о себе, что теперь вас не двое, а трое, и теперь жизнь крохотного человека только в ваших рука. От вас зависит, каким он будет, как будет выглядеть внешне и будет ли излучать внутренний свет, по какой жизненной тропинке пойдет и даст ли повод для гордости.
Всего несколько раз в жизни человеку выпадает уникальный шанс – слепить чью-то судьбу. Не Богу, не небесной канцелярии и прочим высшим силам, а именно нам – тебе и мне.
Ты словно предугадала мои мысли, прильнув к груди и шепча на самое ухо.
И в этот момент в моей голове завертелись вихрем самые разные планы и мечты, они путались, сталкивались и перебивали друг друга, подобно молекулам в раскаленном воздухе, но я совершенно точно знал одно:
- Рей, это же чудесно, - и моя обида на нее давно прошла, теперь я о ней даже не вспоминал, полностью поглощенный мыслями о том, какие перемены грядут в нашей жизни. Нам нужно будет купить дом или квартиру, а хватит ли у нас денег? А место в садике уже нужно бронировать?А будет ли ходить наш ребенок в частую школу? Да, я хотел знать все о жизни этого еще не увидевшего свет существа.
Мне казалось это объединит нас еще больше.
Я целую тебя в шею, бережно касаясь мягкими губами твоих плеч и ключиц, закрывая глаза и наслаждаясь ароматом твоего парфюма.
Моя ладонь покоится на твоем животе, я не чувствую ничего, кроме тепла и твоей волнительной радости, но даже это уже было необычным, словно оно уже давало гарантию твоей подлинной беременности.
Ты ловко обхватила меня за бедра ногами, и я обнял тебя, чтобы ты не упала на пол, чтобы мы оба не свалились.
Я понимал, что счастливым быть здорово – просто стоять и улыбаться, наплевав на то, что для всего мира ты в эту минуту идиот.
Просто только тогда. Когда человек счастлив, весь мир имеет права позавидовать ему и остаться безнаказанным, потому что счастливому человеку все равно, что о нем думают другие, он слишком увлечен своим персональным счастьем.
- Рад, - на большее у меня и слов не хватает, я рад и я думаю о том, за что нам теперь хвататься, куда идти в первую очередь? Нужно ли узнавать пол ребенка и как сообщить знакомым, да и стоит ли? А нужно ли устраивать вечеринку по этому поводу, или вечеринка устраивается перед рождением ребенка?
О чем я не переживал совершенно, так это о том, будет ли это сын, или дочь, я одинакового обрадуюсь и тому, и другому.
- А ты еще не ходила ко врачу? – Медицине я доверяю куда больше, чем личным ощущениям, так что проверить лишний раз не помешает, да и если ничего не сорвется, гинеколог пропишет витамины, назначит режим, что они там еще делают?
- То есть сейчас уже второй месяц? – Я ставлю тебя на ноги, делая глоток из кружки, оставивший чай на вкус не так хорош.
- А пол ребенка уже можно узнать? Или не стоит? А мы скажем Мелоди и Шерон? – Ближе родственников у нас с ней не было.
- Знаешь, я думаю, это отличный повод для нас измениться в лучшую сторону. – Стать мудрее, взрослее и собраннее.
- Если ты не возражаешь, завтра мы возьмем отгул и съездим ко врачу, думаю, можно прорваться и без предварительной записи, утром позвоню в офис, скажу, что нас не будет. А ты сама-то рада? – Судя по твоему лицу – вроде бы да.

+2

8

Radiohead – Creep

Иногда кажется, что невесомое ощущение счастья, что порхает внизу твоего живота – оно не может быть постоянным. Но почему-то именно сейчас я чувствовала, что эта блаженная нега безграничной радости останется со мной надолго. Чувствовала через твои прикосновения, через твое поверхностное дыхание и взволнованный шепот – ты счастлив, необыкновенно счастлив этой новости. И как я могла раньше сомневаться в теме, сомневаться в том, что тебя расстроит весть о том, что скоро, совсем-совсем скоро мы станем одной и полноценной семьей.
Не знаю кандидата лучше, не знаю ни одного мужчины, в котором бы я была согласна растворяться настолько, что была готова потерять саму себя. Только ты, ты один и наш будущий ребенок. И время остановилось, словно давая нам возможность ощутить это, почувствовать кожей рук, осмыслить и понять – мы не просто на время сошлись вместе, нет. Свыше нам был выдан шанс подарить этому миру еще одного человека, такого же счастливого и безнадежно легкого и светлого, как и мы. Как ты и я.
- Мы теперь как настоящая семья. – наклоняюсь, глядя на свой, еще совсем плоский животик, укладывая свою ладонь поверх твоей. – Кто-то будет называть нас родителями. Мамой и папой. – непривычно хмурю нос, заливаясь веселым смехом и зарываясь носом в твою шею, вдыхая привычный аромат дорогого одеколона. – Не думала никогда, что буду так этому радоваться.
А затем многочисленные вопросы, и так всегда. Я лишь растерянно хлопала ресницами, словно не понимала, о чем ты говоришь. А ведь все правильно, ты как всегда все продумал. Больница, пол ребенка, место жительства, родственники…
  - Нет, я хотела сходить с тобой. – как в тот раз, помнишь? Но тогда мы были совсем глупыми, не понимали, какое счастье свалилось нам на плечи, и сейчас, сейчас мы словно в силах исправить ошибки прошлого, словно мы можем сделать все так, как надо. – Да, второй месяц, он сейчас примерно такого размера. – складываю пальцы, пытаясь показать тебе примерный рост нашего ребенка, что уже все слышит и чувствует. Интересно, он уже знает, что мы любим его безмерно, так сильно, что просто не описать словами? Даже я, человек, который боится и бежит от любых серьезных решений и поступков, сейчас дико надеялся на то, что время ожидания не покажется таким уж длинным.
- Пол ребенка? А кого ты больше хочешь – мальчишку или девчонку? – так нравилось дразнить тебя, читать по карим глазам откровенный интерес и азарт, обращенный в сторону моего животика. Ты такой увлеченный, словно готов воротить горы, готовый на все, ради маленького карапуза, что будет носить твою фамилию. – Думаю, пока рано загадывать. Шерон уже в курсе, я сказала ей на дне рождении. – небольшая пауза, мне было до сих пор стыдно за свое поведение, и я виновато потупила взор, не желая возвращаться ни разговором ни мысленно к той ситуации.
Но тебе не до мелочей, планы и планы, снова. Как ты любишь быть ко всему готовым, а я люблю в тебе твою постоянную ответственность. Хотелось бы научиться этому и тоже иметь голову на плечах, но пока я смешливо наблюдала за твоими растерянными речами, лишь чуть позже останавливая твой словесный поток неожиданным поцелуем в теплые мягкие губы.
- Нет, не возражаю. – ловлю на тебе вопросительный взгляд, и загадочно улыбаюсь, вкладывая свою ладонь в твою руку и провожая тебя за собой, в спальню. Все эти вопросы мы решим завтра, с утра, я даже разбужу тебя пораньше и приготовлю вкусный завтрак, и нет, не кашу, которую ты так не любишь.
Помогаю стянуть тебе лишнюю одежду, вот теплый свитер отправляется на спинку стула, вот язычок молнии скользит вниз, и я поднимаю руки, позволяя тебе стянуть с себя светлое праздничное платье.
В комнате было прохладно, и эта прохлада наравне с тишиной и редким шепотом наших уст навеяла такую интимную обстановку, что… что просто не хотелось ее перебивать.
Устроившись на светлой постели, обняв тебя за плечи и закрывая глаза, я думала о том, что совсем скоро наша жизнь кардинально изменится. И все наши ошибки и падения в прошлом, они забудутся, оставляя место в памяти нашим победам и рекордам.
- Как думаешь, у меня получится? – получится ли у меня стать хорошей матерью, любимой женой и отличной хозяйкой? Только сейчас, успокоившись и отойдя я почувствовала этот волнительный страх посреди своих легких. Я не помню своей матери, я совершенно не знаю, как это? Что будет нужно моему ребенку, про что я должна буду никогда не забывать? Мне даже было не у кого спросить совета, разве что Шерон… Но ее реакция на дне рождении после внезапной новости оставляла желать лучшего. – Ты ведь будешь мне помогать?
Конечно, будешь. Я в этом уверена, я знаю, что ты не оставишь меня одну и что бы не случилось, ты будешь рядом. И все у нас обязательно будет именно так, как мы задумали, именно так, как представляется в нашем сознании.
Мы еще недолго говорили, рассуждали, мечтали о будущем. Ты снова заикнулся о жизни в большом городе, и я снова сказала свое веское четкое нет. Спорили о цвете для детской спальни, о том, где мы будем жить, даже пару раз задумались об имени, после чего ты остудил мой пыл своим строгим – пора спать.
Но завтра новый день, новый день, который я буду проживать уже в совершенно другой, новой для себя роли. И я постараюсь воспитать в себе нужные качества, подготовится к встрече с человеком, для которого мы с тобой будем образцом для подражания.

+1

9

*конец*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - очень важно знать, что ты рядом.