Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Не плюй в колодец, пригодится воды напиться


Не плюй в колодец, пригодится воды напиться

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники: Abigail Nash, Anthony Lamberto
Место: казино Сакраменто
Время: около недели назад
Время суток: вечер
О флештайме: Абигайль, с целью собрать информацию для своего детектива, наведывается в казино, однако привлекает внимание нетрезвого незнакомца. Закончится ли ее резкий отказ неприятностями или мистер Ламберто забудет грубость женщины и все же заступится?

0

2

внешний вид

Коль сегодня мое настроение хорошее, то можно и выглядеть хорошо. Сегодня мне хочется снова придти в казино и прочувствовать своим нутром всю эту азартную атмосферу, которая стоит в воздухе. Для меня это не только источник вдохновения, но и способ, чтобы отдохнуть. Не стоит думать, что я безумный игрок, который готов спустить за ночь больше пятисот долларов. Я совсем отличаюсь. Проиграю я или выиграю – мне все равно. Это же игра. Еще не хватало себе из-за этого нервы портить. Хотя куда им уже?
Я не предпочитаю и не очень люблю платья, но на улице тепло, что идти в брюках или джинсах для меня считается глупым. Может быть, я когда-нибудь и полюблю эти платья, но не сейчас и не сегодня – это точно. Я в них чувствую себя как-то некомфортно. Я смотрю на себя еще раз в зеркало, а затем махаю рукой.
- Все равно на меня некому смотреть, - думаю я и беру свою сумку и ключи от квартиры. Останавливаюсь перед дверью, проверяя, все ли я выключила, а затем и сумку. Ключи, кошелек и всякого разного рода барахла, которое могло заваляться в женской сумке. Да и не столь важно это все.
Спустившись на лифте, я сталкиваюсь с соседом, который бодро и весело здоровается со мной, а затем проходит в лифт. Я спускаюсь в подземный гараж, где стоит моя машинка. Я подхожу к ней и выключаю блокировку. Открываю дверь и сажусь за руль. Стоит заметить, что я не обезьяна с гранатой и вожу машину хорошо. Я не отвлекаюсь на то, чтобы покрасить губы или ресницы. Я слишком ответственная [разумеется, саму себя не похвалишь, никто не похвалит]

Я заезжаю на парковку и пытаюсь найти место. Сегодня пятница, поэтому не стоит удивляться, что тут машин куча! Хоть боевик снимай! Но мне сегодня везет, наверное. Нахожу место поближе к входу и паркую машину. Глушу двигатель и вынимаю ключи. Солнце уже ушло за горизонт. В восточной части небо уже накрыла бархатная темно-синяя пелена ночи, а ближе к западной части она светлела и заканчивалась бледно-розовой. Но ночное небо медленно застилает это пространство. Выхожу из машины, закрывая дверь. Сакраменто живет. Много людей, много разных неоновых светов, много машин, шума, гула. Включаю сигнализацию и кидаю ключи в сумку. Меня переполняет какое-то радостное чувство, от чего сердце сладостно сжимается, а живот наполняется легкостью. Швейцар открывает передо мной дверь, и я прохожу внутрь. Действительно людей было сегодня много. Покерные столы были все заняты, а толпа смотрителей наблюдала за волнительной игрой и блефом. Кто-то играл в блэкджека, кто-то сидел у бара, выпивая и навязчивого жалуясь своему соседу на свою нелегкую жизнь. Люди мельтешат, носятся куда-то постоянно, стоятся кучками посередине зала, как истуканы. Пытаюсь никого не задеть, чтобы подойти к кассе и разменять сто долларов. Играет мягкий джаз, а всем этом калейдоскопе звуков слышится глупый смех, радостные крики, мат, стук бокалов, как кто-то щелкает зажигалкой. Сумасшествие. Всех и вся так слишком много, что от такого может заболеть голова, а разум затуманиться. Наконец-то я добираюсь до кассы и вытаскиваю кошелек. Я по началу не обращаю внимания на некоторые пьяные крики, но как только услышала звон бокалов, как вопят девушки и как охрана кричит, чтобы разошлись и дали пройти, то мой взгляд падает на двух молодых мужчин, которые валяются на полу и бьют друг другу лица. Кассирша, молодая девушка с серыми глазами, принимает у меня купюру и хладнокровно говорит:
- Не переживайте, мисс, у нас тут такое каждый раз, - выдавливает из себя улыбку и дает мне фишки разных цветов. Я поднимаю одну бровь и шумно выдыхаю, не понимая всей этой суматохи. Я подхожу к рулетке, ставя на зеленое покрытие свои фишки. Рядом со мной пристраивается мужчина и ставит свои фишки. Он дымит сигарой и оглядывает людей, которые стоят около рулетки, и бросает взгляд на меня. Я ловлю этот взгляд, хмуря брови. Я смотрю на него холодно и с отвращением. Он хмыкает и отворачивается.
- Делайте ваши ставки, господа, - говорит крупье. Этот мужчина лезет ко мне с вопросом, а на что я собираюсь поставить. Какая бестактность! Я игнорю его и решаю поставить на черное. Мне от этого мужчины не по себе. Мое дыхание учащается, а внутри все начинает трястись. Жалко, что я не обладаю даром предвидения. Ну, или хотя бы телепатией.
- Ставки сделаны, господа. Ставок больше нет.
Я не волнуюсь и не жду выигрыша. Если мне повезет, то повезет. А если нет..
- Четыре черная, - сообщает крупье. Сразу же бежит волна радости и негодования одновременно. Как парадоксальный коктейль эмоций. Мужчина этот наклоняется ко мне, и я чувствую, как от него несет бренди. Мало того, что этот мужчина вызывает у меня рвотный рефлекс, так и еще этот отвратительный запах бренди. Он говорит, что мне повезло. Эта наглость меня раздражает. Только не сорвись, Эби.
- Отвалите от меня! – упс, не получается у меня нормально. Он удивляется. Я вижу в его глазах злобу, но, похоже, что ему это доставляет только удовольствие. Играть любит. Недоступных любит и упрямых. Подмигивает мне и уходит. Я наконец-то вдыхаю полной грудью и делаю тебе ставку на число пятнадцать.

Отредактировано Abigail Nash (2013-05-16 18:44:27)

+1

3

- … и пусть они на это не наедятся. Им всем пора на покой, - слышалось от нашего столика, что сопровождалось еще и дружным мужским хохотом. Сегодня был отличный вечер, и я решил провести его с пользой, встретившись не только с ребятами, которые находились в моем подчинении и прибыли со мной из Нью-Йорка, но и с некоторыми другими людьми из Сакраменто, относящимися к Семье Торелли. Чтобы не бегать по пустякам к боссу Монтанелли, нужно самому заводить полезные знакомства и решать свои проблемы с их помощью, когда это понадобится. И вот сейчас мы обсуждали проблемы местных маленьких группировок, моя последняя фраза относилась именно к ним. «Пора на покой» - в смысле, пора их истреблять, буквально. А помимо дел, мы просто весело проводили время. Я пил любимый виски и покуривал сигару, которую один из друзей любезно предложил. Помимо этого я периодически бросал взгляд на рулетку или карточный стол, хотя не был азартным человеком, именно в плане таких игр. А это, наверное, удивление, ведь я сам владею казино, только в Нью-Йорке. Но управлять – это совсем другое. Мне было по душе ощущение власти и силы, ну, разумеется, нравилось еще наказывать шулеров, которые, забыв о том, против кого играют, частенько хотели нас обдурить. И платили они за это высокую цену. Но не будем о плохом. Хорошая компания,  музыка, спиртное, я действительно хорошо проводил время, раскинувшись на сидении и слушая веселые истории из жизни своих «коллег» по криминальной деятельности.
Я уже заказал вторую порцию виски, как внезапно кто-то затеял драку. Персонал тут же начал носиться вокруг драчунов, а мы с приятелями лишь сидели и смеялись, ставя ставки на того или иного мужика. Вот такие мы плохие, но не мы же драку начали. А зрелище очень даже. В общем, мы немного посмеялись с этого мордобоя и пьяных парней, после чего вновь вернулись к прежним разговорам. Периодически к нам подходили официантки, спрашивая, желаем ли мы чего-нибудь еще. Ха, конечно желаем! Мир и, желательно, весь. Это обходительность имела свои причины, ибо казино принадлежала местному мафиози, с которым мы, разумеется, были знакомы и вели дела. Вот и сидели тут, как короли, смеясь и покуривая сигары. Однако нам снова помешали, на сей раз резкий женский голос. Кто-то не обратил внимания, а я же взглянул. И представьте мое удивление. Я тут же усмехнулся, указывая стаканом на женщину, чтобы ребята тоже посмотрели.
- А ведь Сакраменто не казался мне маленьким городом, - протянул я, намекая им на то, что мы с ней знакомы. А ведет она себя точно так же, как и при нашей встрече, правда сейчас у нее есть на это причины. Какой-то парень, опечаленный тем, что его приставания не принесли плодов, кажется, удалился. Я провел его взглядом, все же, воспитанный в строгих традициях, я не любил, когда с женщинами обращались неподобающим образом. С другой стороны, я сам всегда решал, что было подобающе, а что нет.
Я снова облокотился на спинку сиденья, не спуская глаз с нервной леди, имя которой, к сожалению, я уже давно забыл. При нашей последней встрече она мне нахамила, хотя я того не заслужил. Стоило бросить тогда запаску и заставить ее менять самой, раз, по ее словам, я все делал не так, но я все же закончил работу, поражаясь собственному терпению. А почему не сорвался и не плюнул? Не знаю, меня ее поведение даже забавляло, как и сейчас, я слабо ухмылялся, гадая, что она выкинет в следующую минуту. Непредсказуемость интриговала, да и чего от греха таить, она была хороша, и я просто не мог долго злиться. Несколько секунд я наблюдал за темноволосой незнакомкой, которая оказалась игроком (или это первое впечатление, не знаю), а потом все же снова вернулся к разговорам с приятелями, не забывая периодически поглядывать на женщину. Подойти или нет? Думаю, нет. Дела превыше всего.

+1

4

К счастью, все мужчины, которые стояли у этой рулетки, так и не осмелились подойти ко мне и заговорить. Я просто не понимаю, что они находят во мне. Что я в своих тридцать девять лет выгляжу хорошо? Что я стройная? Что у меня красивые волосы? Глаза? Губы? Что вообще эти мужланы хотят от меня? Я всех присутствующих окидывала недовольным и злым взглядом, чтобы создать вокруг себя барьер, который если переступить, то можно схлопотать на орехи. Нет, я недотрога и не ханжа. Я просто не хочу, чтобы ко мне лезли. Я сама по себе. Я пришла сюда поиграть, отдохнуть и набрать информацию для моей книги. И у меня есть даже страх. Я не люблю пьяных мужчин, и жирных ненавижу. Когда эти два мерзких качества сливаются вместе, то я просто не выношу этого. Меня трясет всю, что я могу просто потерять контроль над ситуацией и сделать что-нибудь выходящее за рамки дозволенного.
Сегодня мне везет. Это точно. Уже пятая ставка. И я решаю поставить на сей раз на красную. И пусть что будет. Крупье пускает белоснежный шарик, и он быстро крутится вокруг, а затем.. Волнение у всех присутствующих усиливается, а мне лишь интересно, что выпадет. Наконец-то, момент истины, и шарик падает на zero! Неожиданно, конечно, но меня ничуть не огорчает. Ко мне обращается какая-то леди, у которой на шеи красивая и дорогая подвеска с изумрудом, и говорит, что мне в пятый раз не повезло.
- Ничего страшного. Я же не корову проигрываю, - отвечаю спокойно и осмысленно. Она хлопает глазками, как будто впервые слышит такое выражение. Но я предполагаю, что она просто думает, что я страдаю игроманией, поэтому каждый проигрыш должен вызывать у меня расстройство. Я решаю теперь поставить на число. Вокруг этой рулетки образовывается какая-то тишина, как будто все боятся накаркать и испортить момент. Сломать систему что ли? Кому какая разница?
- Поставлю на двадцать два, - специально громко произношу я, чувствуя, как воздух задрожал, а мысль, что висела в воздухе, исчезла отсюда прочь. Я замечаю презрительные взгляды и лишь ухмыляюсь тому, какие люди стадо баранов. Ставлю четыре фишки синего цвета на число двадцать два. Откуда у меня такое чувство, что на меня кто-то постоянно смотрит? Надо бы проверить свои предположения. Оглядываюсь и замечаю компанию мужчин, чьи взгляды смотрят на меня лишь на несколько секунд. Значит, не зря это мне кажется. Я отворачиваюсь от них, упираясь руками в стол. Крупье запустил уже шарик. Все в предвкушении, кому же повезет. Я вижу, что фишки стоят на единичке. И почему они так уверены?
- Двадцать два черная, - объявляет крупье и дает мне мой выигрыш. Я злорадствую в душе и показываю это на лице. Тут решает вмешаться один мистер. Он предлагает мне пари. Я не азартна и хочу мягко отказать ему, несмотря на то, сколько денег он мне предложит и что мне придется отдать ему.
- С какой Вам целью это надо? – интересуюсь у него, прищуривая свои глазки и внимательно смотря на него, чтобы понять, где подвох. Он мне объясняет, что в следующий раз мне не повезет, потому что невозможно, чтобы я одна ставила чисто наугад на число и выигрывала. Мне кажется, что у него просто задето самолюбие.
- Рулетка – это случай, - я язычком облизываю клыки. Теперь у меня это уже дело принципа. – Давайте в блекджек? Это будет куда интереснее, чем полагаться на случай или везение. И спорим, что я обыграю вас три раза? – склоняю голову. Он интересуется, что ему будет в случае моего проигрыша.
- Я заплачу вам полторы тысячи и выпью бутылку водки, - предлагаю я, и он соглашается. – А что вы мне, в случае моего выигрыша? – я делаю хитрый взгляд и коварно улыбаюсь. Он говорит, что заплатит мне в два раза больше и угостит коктейлем.
- Отлично, - говорю я. Толпа зевак, которым очень понравился этот спор последовали за нами за столик, где играли в блекджек. Я сажусь на стул, положив сумку себе на коленки. Начинается игра. Девушка раздает нам карты. Я беру и начинаю считать в уме. У меня одиннадцать. Делаю губы трубочку и тихо выдыхаю.
- Еще одну, - девушка протягивает мне карту, и я беру ее. Двадцать получается.
- Раскрываем карты, - вежливо говорит она. Мужчина кладет карты с довольной ухмылкой. У него восемнадцать. Я кладу свои карты поверх его.
- Двадцать. Один – ноль, - говорю ему счет с язвительностью.

Прошло около двадцати минут, наверное, как мы начали с моим соперником игру. Счет два-два. Я хочу выиграть. Очень хочу. У меня на руках как раз двадцать одно.
- Раскрываем карты, - говорит девушка. Я кладу свои карты, еще не собираясь праздновать победу. Ведь кто знает, какие у него карты. Вокруг все охают, увидев мои карты. Мужчина швыряет карты лицом вниз. Я побеждаю в этой схватке. Мне аплодируют. Ну да, подвиг сделала. В пари выиграла и получила три тысячи.
- Я хочу мартини с водкой. И много оливок, - говорю я с сарказмом. Мне мужчина говорит, что я победила в честной борьбе и жестом приглашает меня в бар. Мы подходим к нему. Бармен улыбается и говорит, чего мы хотим.
- Мартини с водкой. И штуки три оливок. Подойдет? – его разочарование сменяется странной улыбкой.
- Вполне, - киваю я и сажусь за столик, кинув взгляд на столик, где до сих пор сидела так компания мужчин. Я встречаюсь взглядом с тем, кто сидел спиной. Лицо у него больно знакомое. Я его где-то видела раньше. А только где? Почему я его плохо помню? Я снова перевожу взгляд на бокал. Мужчина достает свое портмоне и вытаскивает оттуда три тысячи долларов.
- Как и договаривались, - а затем удаляется, оставляя меня наедине с моим напитком и удовлетворенным эго.

+1

5

Я снова забылся, обсуждая со своими парнями дела. Вот такая у нас жизнь, даже когда развлекаемся, тратим время на обсуждение дел. Меня это не смущало, мне это даже нравилось. Я отпил немного виски, испустил струйку дыма сигары – жизнь великолепна. Я и забыл о той женщине, которую, благодаря хорошей памяти, вспомнил несколько минут назад. Однако вскоре она сама напомнила о себе. Внезапно к ней потянулись люди, я поднял голову, пытаясь понять, что же там происходит, то же самое сделали и мои парни. Однако, пожав плечами, мол ничего не понятно, мы вновь взялись за дела и шуточки, это все же было гораздо интереснее. Разумеется, расслышать нас было трудно, ведь мы не дураки, кричать о том, что надо уничтожить уличную банду, на все казино. В основном посетители могли слышать наш смех. Один из ребят, состоящий в моей команде, не рассчитал с виски, а потому уже крутил головой, как будто не понимал, где находится.
- Сидеть, приятель, - засмеялся я, потянув знакомого за пиджак, как только тот попытался встать, чтобы дойти до барной стойки. Ему, как оказалось, было мало восьми стаканов виски.
Теперь уже говорить о делах не было смысла, на завтра никто об этом просто не вспомнит. Я же много не пил, предпочитаю сохранять трезвость рассудка, покуривая при этом изумительную сигару. Уже вторую. Пока мы получали удовольствие от пребывания в Сакраменто (а город нам оказал радушный прием, сомневаться не стоило), я посмотрел в сторону, снова случайно натыкаясь на ту самую женщину. Забавно, она успела от рулетки перебраться к блекджеку, да еще с компанией. Куча народу скопилось около столика, как будто какое-то представление. А незнакомка азартна, или просто любит испытывать удачу. Я усмехнулся, вспоминая, как в нашем казино «общаются» с такими удачными. Посетители не любят проигрывать, но казино не любит проигрывать еще больше. Что ж, мне даже стало интересно, что там происходит. Я кивнул официантке, та быстро подошла к столику.
- Что там происходит? – испуская струйку дыма, поинтересовался я, на что получил весьма интересный ответ. Женщина поспорила с каким-то смельчаком, и сейчас все наблюдают, всем интересно, можно ли выиграть несколько раз. Усмехнувшись, я кивнул, после чего официантка удалилась. – Ты хорошо себя чувствуешь? – я отвлекся, увидев рожу приятеля, который, кажется, был готов блевануть. Этого только не хватало.
Этот упертый осел только кивнул, после чего облокотился на спинку сиденья. Я же обратился к оставшимся ребятам, периодически поглядывая на столик с блекджеком. Почему? Мне было интересно, чем закончится. Ну и чего от греха таить, женщина была достаточно красивой для того, чтобы на нее посматривать. Это куда приятнее, чем смотреть на нетрезвые лица окружавших меня мафиози. И все же в основном я сосредотачивался на делах, которые в ближайшее время превратились в одну сплошную шутку. А вот и приятель, наконец-то, признает, что ему пора в туалет. Мы с друзьями смеемся, провожая его и советуя больше не налегать на спиртное, и тут взглядом я снова цепляюсь за темноволосую женщину, которая стоит уже около барной стойки. Все уже закончилось? Хотел позвать официантку, однако по недовольному лицу того самого смельчака, понял, что незнакомка одержала верх. Что ж, эта победа не могла не заинтриговать.
- Подождите, ребята, - протянул я, оставляя сигару на пепельнице, а сам направился к барной стойке, дабы просто сказать «привет». Угощать напитком ее не надо, тот парень уже угостил, против своей воли. – Виски, - бросил я бармену, останавливаясь около женщины, врятли она помнит меня, зато я мог похвастаться поразительной памятью. Я хотел было задать вопрос, спросить про колесо, дабы напомнить ей о нашем знакомстве, но не успел, мой приятель, вернувшийся из туалета, грохнулся на столик и, по-моему, раздолбал его. – Поздравляю, - протянул я, салютирую незнакомке стаканом, который мне только принесли, - это впечатляет. Но не увлекайтесь азартными играми, говорят это опасно, - подмигнул я, словно добрый самаритянин, решивший дать совет, но это был не совет, скорее способ развить беседу, которой было не суждено продолжиться, ведь это все, что я успел ей сказать, нужно было возвращаться к бедовому другу. По дороге в меня врезался какой-то мужик, который стоял на ногах не намного увереннее, нежели мой приятель, только что уничтоживший стол. Сначала я схватил его за воротник. Смотреть надо, куда идешь, я чуть виски не пролил, но потом все же решил не связываться с алкашом и рывком отпустил его, продолжив путь. Около своего столика, я помог ребятам поднять нашего общего друга, который похвастался тем, что самостоятельно дошел до туалета, и ему совсем чуть-чуть не хватило того, чтобы дойти обратно!

+1

6

Побеждать всегда приятно. Особенно у людей, уверенные что деньги и власть – это их основной козырь в рукаве. Ну, очень жаль, что так они думают. Людей у бара становится все больше и больше. Как будто им тут намазано медом. Как же они на пьяную голову собираются играть? Ясный ум – самый лучший друг в игре. А может они приходят к бару выпить от горя, или отпраздновать победу, как я. Несмотря на то, что я нахожусь в гордом одиночестве, то это мне ни капельки не мешает внутри радоваться, а на лице изображать хитрую усмешку. Я подношу бокал с мартини и водкой к губам и делаю один глоток, поздравляя саму себя. Мой взгляд потуплен, направлен в одну точку. И странно, что эта точка становится бутылка виски.
Смех от столика, где сидят мужчины, просто раскатами грома разлетается по залу. Я прихожу в себя и бросаю быстрый взгляд на бармена, который делал какой-то леди коктейль. К этим мужчинам невольно приковывается внимание. Даже где-то возникает любопытство узнать, о чем они говорят, что так заразно смеются. Я наблюдаю за ними через зеркала у бара. Я смутно вижу лица нескольких мужчин. Они довольные, стройные, ухоженные. Дымят сигарами и смакуют виски на своих губах. Неужели им тут интересно сидеть, не играя? Ловлю себя на мысли, что слишком много думаю о них. Но это не просто так. Они разожгли во мне странный интерес. Мне так и хочется раскрыть их тайну, спрятанную за семью печатями.
Мои мысли уносят меня слишком далеко. Моя фантазия настолько сильно разыгрывается, что я придумываю новый сюжет для моей книги. Этот процесс меня захватывает, утягивает, что я перестаю слышать и видеть все вокруг, кроме барной стойки. Бокал стоит на салфетке, а я сама не замечаю, как вожу пальцем по краю. Поначалу не замечаю подошедшего мужчину, и я даже не слышу, что он себе заказывает. Наверное, это будет неудивительно, если это окажутся виски. Он что-то говорит мне, и я хмурюсь, поворачиваю к нему голову. Мужчина с чем-то поздравляет меня. Спросить: «С чем?» будет выглядеть так, словно я блондинка с черными волосами, ведь итак ясно с чем. Вблизи я узнаю это лицо. Как мир тесен. Прищуриваю свои зеленые глаза, но не делаю вида, что узнала в нем кого-то.
- Благодарю, - с тенью холодности и равнодушия говорю я, легко улыбаясь и поднимая свой бокал. Неужели и до их ушей дошла моя победа? Ну да, мы ведь в казино. Тут, наверное, почти все в курсе. Увы, я не помню его имени. Я и не очень-то и жалею об этом. Ведь наша встреча с ним закончилась на плохой ноте. Нет. Он тут совсем не причем. Я постоянно делала ему замечания, как нужно менять колесо. Конечно, возникает вопрос: «Если ты такая умная, то почему сама его не сменила?». У меня не было домкрата, чтобы поднять машину и сменить его. Я его оставила в гараже. Память меня в тот момент подвела. Мужчина оказался единственным, кто решился мне помочь сменить колесо. Так как я это делаю совершенно по-другому, то его действия я считала неправильными. Конечно, не обошлось и без грубости с моей стороны. Я удивляюсь его терпению. Надеюсь, что он меня плохо помнит.
Он дает мне совет. Как же я это ненавижу! Хотя я поспешно делаю выводы. Может он пытался поддержать разговор, а затем разболтать меня и ткнуть лицом в тот случай? Тогда уж лучше пусть идет обратно к друзьям. Я удивляюсь его поведению и поднимаю одну бровь, провожая взглядом. Я отворачиваюсь от него раньше, чем он успевает столкнуться с пьяным мужчиной. В зеркала наблюдаю за тем, как они поднимают друга, который упал на стол. Я смеюсь, чуть не даваясь своим коктейлем. Какие забавные ребята!
Рядом со мной пристраивается пьяный в хлам мужчина, который себя уже не контролировал и не мог даже стоять на ногах, поэтому его опорой стала стойка. Он заказывает себе сто грамм водки. Сильный парень раз уж решил выпить такой гадости. Не знаю, как русские могут пить этот разбавленный водой этиловый спирт с добавлением разной дряни, но уж наш американский народ пить ее не может. Я отодвигаюсь от него, чтобы только не чувствовать этот запах перегара. Омерзительно. Я не смотрю на него, вслушиваюсь в музыку, делая вид, что мне все равно, кто он и что делает тут. Он начинает лезть ко мне сначала с разговорами о том, о сем. Я не хочу и не собираюсь поддерживать его разговор.
- Отвалите от меня, - обращаюсь к нему строго и сердито, но не громко. Хотя стоит, если честно. Но я надеюсь, что он сам по себе отстанет от меня. Пьяница становится настойчивее и пододвигается ко мне, говоря, почему я такая вредина.
- Вредность – одна из лучших черт моего характера. Уйдите от меня, или я сейчас позову охрану! – уже угрожаю ему, но ему от этого только интереснее. Я чувствую, как его шершавые и холодные пальцы проходятся по моей ноге.
- Руки убери! – серьезно и злобно говорю ему. Но мне шепчет пошлые словечки, которым шепчут только проституткам. Возможно, что по-моему наряду и по изрядному перебравшему алкоголю, он меня за нее и принимает. Говорит мне всякие непристойности, от которых душа выворачивается наизнанку. Его руки пробираются все дальше и дальше, и я отталкиваю его от себя, вскакивая с места. Он злобно рычит и хватает меня в свои объятия.
- Да отцепись ты, пьяный дурак! – шиплю я и снова отталкиваю от себя, выливая на него свой коктейль. Его как будто кипятком ошпаривает, и в его бычьих глазах горит яростью. Все вокруг ахают и восклицают. Вокруг бара и еще чуть дальше воцаряется мертвая тишина. Я уже почти была готова развернутся, как получаю в лицо кулаком. Я ударяюсь о барную стойкой голову и падаю на пол, чувствуя, как в горло застревает кровь с ее металлическим и соленым привкусом. Я не теряю сознание. Я еще понимаю, что происходит. Я напугана и шокирована. Меня никто ни разу в жизни не бил в лицо. Я чувствую кровь, которая течет из носа и капает вязкими каплями на пол. Я не вижу, что этот ублюдок собирается сделать, но догадываюсь, что нанести мне следующий удар, пока я валяюсь на полу. Я не могу найти в себе силы встать. У меня гудит голова и все тело.

Отредактировано Abigail Nash (2013-05-17 18:46:22)

+1

7

На самом деле, мы не какие-нибудь алкаши, которым лишь бы прийти и напиться. С момента прибытия в Сакраменто у нас не было возможности развлечься и просто посидеть, болтая то о бизнесе, то о собственной жизни. А сегодня такой момент появился, и я не видел ничего плохого в том, что мой друг перебрал лишнего, он это делает редко. Да и остальные были вполне трезвые, вот и помогали мне поднимать горе-приятеля. Тому стоило бы закусывать, кстати. Через минуту к нам подбежал официант, переживающий из-за уничтоженного стола, я тут же хлопнул парня по плечу, уверяя в том, что мы все возместим и хозяин казино, который является нашим другом,  не будет возражать или злиться. Всякое бывает, это же казино! Уж не знаю, успокоился ли официант, но от нас отошел, вместо него пришли другие и начали помогать прибирать все то, что свалилось со стола на пол. А мне вот было жалко только сигару. В руке я все еще держал виски. Забавно, я больше не хотел пить, купил его скорее только для того, чтобы напомнить о себе той леди, а из-за надравшегося парня, и это не удалось. Кстати о ней. Я обернулся, услышав женский голос. Тот «друг», с которым я только что столкнулся, кажется, позволил себе лишнего, однако женщина достойно держалась, и я не собирался вмешиваться, меня больше волновали собственные друзья. Я знаю, какой эта дамочка может быть колючкой, знаю, несмотря на то, что провел с ней около десяти минут. Она отошьет кого угодно, особенно алкаша. Так что я вновь вернулся к своим делам, не переставая повторять, что мы все возместим, и стол, и стаканы, даже стоимость пепельницы. А позади ситуация накалялась, я недовольно хмыкнул, смотря на официанта.
- Охрана спит? – конечно, это была обыденность, парень пока не сделал ничего дурного, помимо того, что приставал к женщине, которая того совершенно не хотела.
Через несколько секунд я повернулся к друзьям, которые уже решали, за какой столик им теперь присесть. Это забавляло, мы словно выбирали, какой следующий столик будет раздолбан. Однако не заканчивающаяся сцена позади все же привлекла мое внимание. Одно дело, когда к женщинам пристают, другое, когда занимаются рукоприкладством. Как уже оговаривалось, меня растили в строгих традициях, и пусть я многие из них нарушаю, поднимать руку на женщину даже для меня слишком. Нахмурившись, я двинулся вперед, пока парень собирался с силами. Я понимал, что, скорее всего, он собирается нанести очередной удар. Но я все же успел раньше. Стоило тому слегка наклониться, как моя рука прочно закрепилась на его воротнике сзади. Я потянул его назад и отшвырнул к ближайшему столику. Сделать это было нетрудно, парень еле стоял на ногах. Но вот ирония: пьяным и море по колено, он упал на стол, но все же встал, недовольно оглядываясь, чтобы понять, что случилось и кто в этом виноват. Спотыкаясь, он пошел на меня. Мне было проще его просто оттолкнуть, он бы и так свалился, однако вместо этого, дабы проучить засранца, я сжал кулак и зарядил ему в нос. Прозвище «Кулак» мне дали непросто так. Парень грохнулся на тот же стол и вырубился. Появилась и охрана. Как вовремя, - подумал я, а потом вспомнил и про женщину. Нет ничего удивительного в том, что на время этой короткой стычки, я про нее и забыл. Что ж, я повернулся, видя темноволосую незнакомку на полу. К сожалению, ее красивое лицо испачкано кровью, которая течет из носа. Немедля я подошел к ней и присел на одно колено.
- Надеюсь, в этот раз я все сделал правильно, - намекая на претензии брюнетки, при смене колеса, произнес я, после чего достал из кармана платок и протянул ей. Пока охрана поднимала амебное тело обидчика, я помог женщине встать. Не знаю, хотела она того, или была слишком горда, я не спрашивал, просто поднял ее, надеясь, что она не грохнется, как только встанет на ноги. А грохнуться может, удар был сильным, поэтому я и продолжаю поддерживать ее за локоть. – Я отвезу Вас к врачу, - просто протягиваю я, не спрашиваю, констатирую факт. Раз уж помог, то надо быть джентльменом до конца.
В этот момент к нам подошли охранники и администратор казино, начали приносить свои извинения. Притом извинялись не только перед женщиной, ну и передо мной, опасаясь гнева хозяина. Мне даже простили разбитый стол, стаканы и пепельницы, лишь бы не пожаловался своему другу, а по совместительству владельцу этого заведения, на бездействия персонала при такой деликатной ситуации. Я же кивнул, после чего махнул своим ребятам, чтобы продолжали пиршество без меня, а еще, чтобы проследили за этим алкашом. Надо же научить его манерам. И его научат, как только протрезвеет.
- Пойдемте, - проговариваю я, хотя еще не знаю, хочет она идти или нет. Женщина она непредсказуемая, я уже мог сделать такие выводы. Однако спорить я не собирался. Меня не то, что сильно заботило ее здоровье, но есть возможность помочь, то почему бы этого не сделать? – И да, если будете отпираться, я Вас понесу, - улыбнулся я. Ну да, это немного напоминало игру, возможно, из-за этого я был так настойчив, я хотел победить. Хотя до сих пор не был уверен, сможет ли женщина идти, если я ее отпущу. Но про самочувствие все равно не спрашивал, и без того понятно, что хреновое. Ну скажет она, что плохо, мне же от этого легче не станет, пусть лучше скажет это доктору.  – У  Вас имя есть? – мое она уже могла слышать, охрана и администратор не единожды называли меня «мистером Ламберто».

Отредактировано Anthony Lamberto (2013-05-17 20:06:34)

+1

8

Я глотаю собственную кровь, которая не может протолкнуться дальше, застревая в гортани. Все это раздражает горло, поэтому я начинаю кашлять кровью. Никто не решается мне помочь, а я терпеливо жду следующего удара. Я слабая. Я не смогу дать ему отпор. Я слышу жуткий грохот и тяжелое, грузное дыхание рядом со мной. Я вытираю руками кровь, которая течет. «Где моя сумочка?», - думаю я и поднимаю голову, чтобы найти ее. Но тут же перед моими глазами, полными слезами, появляется тот самый незнакомец. Я прижимаюсь спиной к стойке, смотря на него со страхом. Я не могу дышать, но пытаюсь, от чего моя грудь часто и быстро поднимается, пытаясь пустить воздух в мои легкие. У меня шок, который заглушает боль, поэтому я не чувствую, как из головы сочится кровь. Я смотрю на него с недоверием. Я боюсь. И это вполне нормальная реакция, особенно для женщины, на которую впервые подняли руку. Он протягивает мне платок, и я его принимаю с опаской, как будто беру в руки оружие. Я с горечью выдавливаю из своей оскорбленной души смешок, закрывая глаза, из которых текут слезы. Я не хотела плакать, но они потекли сами, как только я оказалась на полу. Здесь все вполне логично. Слезы – это способ расслабить организм от стресса, который он переживает. Вот и мой организм желает покоя сейчас. Мужчина помогает мне подняться. Я нервным взглядом ищу сумочку и беру ее со стойки. Несмотря на мою гордость и упрямство, я могла бы потребовать, чтобы он не ушел, что я все сама сделаю и в помощи не нуждаюсь. Но перед моими глазами расплывается все, я не вижу людей, пола, потолка, дороги. Моя голова гудит, как будто работают перфоратором. Я стою на ногах, но не так крепко, как хотела бы. Сегодня меня сломали пополам, как тросточку. Я не такая сильная, как думала. Мне бесполезно отказываться от помощи. Если я сяду за руль, то умру сегодня в аварии.
Пока что единственное, что я могу сказать этому старому_новому незнакомцу:
- Спасибо, - слабо, хрипло, потому что кровь застряла в горле. Я иду рядом с ним, вцепившись в его костюм, вытирая с лица уже застывшую алую жидкость. Я чувствую, как по коже тонкая струйка кровь течет по вискам. Сильно ли я ударилась головой? Я прикрываю глаза, чтобы собраться с мыслями и силами. Мы останавливаемся. Очень много шума и голосов. Я с трудом открываю глаза и уже четче могу видеть, кто стоит передо мною. Администраторы приносят свои извинения. Мне это неважно, я хочу домой. Дома спокойнее. Дома безопаснее. В моей квартирке царит благодать. Я узнаю лишь фамилию своего защитника. Они часто называют его «мистер Ламберто». Мне придется сегодня загнать свою гордость подальше, чтобы извиниться за грубость.
- Я не смогу Вам сопротивляться все равно, - проговариваю я с большим трудом, невольно запоминая его улыбку. – Меня зовут Абигайль, - называю свое имя.
Мы выходим на улице. Свежо и тепло. Я начинаю очень сильно кашлять из-за крови, которая скопилась внутри моего горла. Я отпускаю его и отхожу от него, чтобы не дай Бог не забрызгать кровью его самого и костюм. Медленно подхожу к стене и опираюсь на нее рукой. Скручиваюсь и наклоняюсь вперед, выплевывая комок крови. Становится легче дышать, но кровь все еще течет из носа. Я не хочу, чтобы меня такой видели. Мне стыдно за себя. Если стою на ногах, то думаю, что смогу поймать такси и доехать до дома, а завтра уже забрать свою машину. Оборачиваюсь на Ламберто, и лицо покрывается стыдом, поэтому оно все розовое. Я иду к нему, перебирая едва ногами. Его платком я вытираю кровь со своего лица. Оказываюсь рядом с ним.
- Я Вам благодарна, мистер Ламберто, - смотрю на его лицо. И как только я хочу сказать, что я поймаю такси и доеду сама до ближайшей больницы, то подкашивает меня, и я цепляюсь за его руку, громко охнув. Я неуклюжая.
- Извините, - виновато говорю я, держась на ногах. Уеду я на катафалке, чувствую. Но у меня ведь серьезных ран? Тогда может быть рискнуть и поехать домой в одиночестве? Риск – дело благородное, но не всегда он может быть оправданным. Да ладно уж. Я человека только отвлекаю. Он мне помог, а я трачу его драгоценное время. Я не из тех женщин, которые теперь набрасываются на мужчину и не отпускают его от себя.
Я думаю, что ехать к врачу – это лишнее. Я не смертельно ранена, - усмехаюсь, поднося грязный от крови платок к голове, прижимая его. Ее немного. Это счастье, что к врачу уж точно обращаться не надо. Небольшие царапины и синяки заживут. Как только более менее могу стоять твердо на ногах, то отцепляюсь от его руки, делая шаткий шаг назад. Пора очистить свою карму и совесть. Два раза синьор Ламберто мне помогал. Неужели он не заслуживает благодарности? Мило улыбаюсь уголками губ.
- Мистер Ламберто, я.. простите, что я Вам нагрубила, когда Вы меняли мне колесо. Я по отношению к Вам была несправедлива. Мне стыдно за свое поведение. И хочу Вас поблагодарить за терпение. И за сегодня еще раз хочу Вам сказать спасибо. Если бы не Вы, то, возможно, что мне точно нужно было бы съездить в больницу. Спасибо Вам, - я разворачиваюсь, пряча улыбку. Медленно направляюсь в сторону своей машины и останавливаюсь. Почему эта идея приходит ко мне это в голову? Я мало соображаю и контролирую вообще свои действия, даже язык меня перестает слушаться. Я поворачиваюсь к нему снова, пряча руки за спину.
- Синьор Ламберто, могу я Вас хотя бы угостить чашкой качественного и отличного кофе?
Ну ты и идиотка, Эби!

Отредактировано Abigail Nash (2013-05-18 00:12:47)

+1

9

Нет ничего прекраснее сломленного ангела. Забавно, но мои выводы оказались ошибочны. Я так и представлял, как моя новая знакомая начнет сопротивляться и кричать, что все хорошо и ее можно отпустить. А возможно, снова найдет что-то неправильное в моих действиях, аля надо было прийти раньше или что-то в этом роде. Но Абигайль, как она представилась, повела себя очень даже послушно, сломленная и обессиленная из-за произошедшего. Или просто выбитая из колеи, растерянная, не знаю, но мне сразу стало интересно: какие еще сюрпризы эта женщина может преподнести? Люблю загадочность.
В общем, я медленно вывел новую знакомую из казино. Разумеется, приехал я не на машине, знал ведь, что без алкоголя не обойдется. Потому приготовился ловить такси, как внезапно мисс Абигайль отпускает меня и, пошатываясь, отходит в сторону. Я остановился, пристально наблюдая за женщиной. Удар был сильным, это было видно со стороны и исходя из ее нынешнего поведения. Мне было неприятно смотреть на то, как женщина выплевывает кровь, пачкая свой милый ротик. Сразу закипала злость на таких людей, как тот придурок, потому я решил отвернуться, дабы не сделать опрометчивый шаг и не убить обидчика к чертовой матери. А ведь если поднял руку сейчас, значит, способен поднять и еще раз. Сколько еще людей должно пострадать? И нас, мафиози, считают плохими? По крайней мере, мы не трогаем слабых, по крайней мере, мы не избиваем женщин до крови. Да, муж из меня не очень верный вышел, но я обеспечивал жену и уважал ее, потому, по праву считал себя куда лучше того незнакомца. От мыслей меня отвлек женский голос. Я тут же повернулся, приготовившись снова сыграть роль костыля, однако меня ждал сюрприз. Слова благодарности неожиданно слетели с ее уст, чего я не услышал, даже когда по доброте душевной помог сменить колесо ее автомобиля.
- Не стоит, - тут же отозвался я. Ну мы так воспитаны, защищать тех, кто слабее, женщин – нужно, это сам собой разумеющийся факт. – В общем я… Оп! – вырывается из меня, как только ноги Абигайль подкашиваются. Я рефлекторно подхватываю женщину, подставляя ей руку. При этом смотрю ей в глаза. Ну да, я люблю женщин, никогда этого не скрывал. Только сейчас чувствовал себе немного неловко: ее нос разбит, она еле стоит на ногах, а я все равно оцениваю, не в силах побороть привычки. И как оценил? Темные длинные волосы, красивые карие глаза, стройное тело, ей бы вытереть кровь с носика, прийти в себя и я готов предложить ей выпить. – За что? – интересуюсь я, ведь за подобное не просят прощения. – Не переживайте, сейчас отвезем Вас в больницу.
Однако, как оказалось, у Абигайль были другие планы. С удивлением я узнал, что она не собирается в больницу. Право же, я считал это глупостью, однако спорить не стал. Жаль, конечно, что мне не позволили проявить ту частичку порядочности, которая во мне есть, но это ее дело. После и вовсе оказалось, что Абигайль меня помнит, я-то думал, что мои старания были безрезультатны. Что ж, я с легкой улыбкой посмотрел на женщину и кивнул, как только она закончился с благодарностями. Не стану говорить, что это лишнее. Очень даже не лишнее для человека, с таким характером, как для меня, который терпеть не может, когда его усилия остаются незамеченными. Впрочем, сегодня я выручал ее с особым удовольствием. Помахать кулаками в Сакраменто мне еще не довелось.
- Вам и так стоит съездить в больницу, - все же высказал я свое мнение, спрятав руки в карманах, после чего слегка задрал голову, как будто пытался рассмотреть рану на голове. – Возможно, ничего серьезного, но оценка специалиста не помешала бы. Вы точно справитесь? – в последний раз поинтересовался я, однако ее решительность не позволила усомниться. - Ну что ж, берегите голову, рад был познакомиться, - я кивнул, после чего Абигайль направилась к своей машине, а я задумчиво проводил ее взглядом, засматриваясь куда-то чуть ниже поясницы... А жаль, что так вышло, но я не имел привычки переживать из-за мелочей, потому тут же развернулся, чтобы вновь появиться перед друзьями. Однако мне это так и не удалось. Снова женский голос, я оборачиваюсь, смотря на Абигайль. Несколько секунд делаю вид, что раздумываю над предложением, после чего подхожу к машине. Интересный поворот событий, а я и рад воспользоваться моментом, пусть это и не говорит обо мне, как о самом порядочном человеке в этом городе.
- Ну только если действительно качественного и отличного, - словно привереда, произношу я, осматривая, кажется, ту самую машину, на которой и поменял колесо. – А еще только если я поведу, - и хоть я выпил два стакана виски, все же доверял себе больше, чем женщине, которая несколько минут назад ударилась головой о барную стойку. – Не переживайте, в темный переулок Вас не повезу. Так, подождите, я буквально на две минуты, - с этими словами быстрым шагом я направился в казино.
Там все еще веселились мои приятели, которые были уверены в том, что их босс уехал в больницу. Я не просто так вернулся, я вернулся, чтобы подробнее объяснить им, что надо сделать с тем парнем, чтобы научить его правильно себя вести. Насколько нам было известно, он отходил от ужасного опьянения в комнате охраны. Что ж, ребятам было сказано не переусердствовать, но сделать все, чтобы вбить, притом буквально, в голову этого мужчины хоть какие-то манеры поведения. Парни сразу согласно кивнули, некоторые даже обрадовались. Я пожал всем руки, после чего вернулся к Абигайль.
- Абигайль…, - протянул я, усаживаясь на водительское кресло. – А можно я буду называть Вас Эби? Кстати, меня зовут Энтони, - я тут вспомнил, что имени моего женщина не слышала. – Для Вас Тони, и не называйте меня сеньором Ламберто, - я подмигнул брюнетке, после чего повернул ключ зажигания. – Это та самая? – я имел ввиду машину. – Колесо все еще на месте? Если да, то тогда я все сделал правильно. Куда ехать? – поинтересовался я, как только машина двинулась.

+1

10

- Я думаю, что да, справлюсь, - говорю уверенно. Нет. Его убеждать в этом нет смысла. Я хочу убедить себя в том, что смогу доехать до дома без приключений. Я поправляю волосы, пряча рану на голове. Максимум, что у меня может быть, это легкое сотрясение, а последствия – головокружение и тошнота, которые пройдут, если побуду в покое несколько дней. А теперь мне нужно уехать домой.
- Взаимно, мистер Ламберто, - прощаюсь с ним. Я, конечно, могу понять все. Может, я это делаю, потому что боюсь, что кто-нибудь еще меня ударит? А может потому, что не хочу сейчас оставаться одна. Опыт в казино показывает, что всем на тебя наплевать, и никто не заступиться, если это нужно будет тебе. Поэтому я не доверяю людям. Зачем доверять тем, кто готов оставить тебя перевязанным на рельсах? Нет. Я не собираюсь отдать в руки этого мужчины свою жизнь. Если сейчас начну копаться в этом, то могу растянуть эту философию до немыслимых размеров. И большая часть будет пустословие. Просто скажу правду. Хочу почувствовать себя защищенной. Хоть сегодня. И если есть рядом мужчина, за которым я могу почувствовать себя, как за каменной стеной, то почему бы и нет? Да. Это некрасиво. Да. Это эгоистично. Да. Я все это знаю и все это [как ни странно] понимаю. И, знаете, чашка качественного аравийского кофе из Кении и Колумбии, смогут еще раз сказать это простое слово: «Спасибо». Я потеряла это качество – благодарность. У меня мало людей, кого я могу искренне поблагодарить. Сегодня их список не пополнился, но быть тоже неблагодарной скотиной я не могу.
- Я думаю, что Вам понравится. Это одна из самых элитных и качественных кофеин в Сакраменто. Это не то, что в дешевых кафешках быстро растворимый кофе подмешивают, - мы подходим к машине.
- Если бы я боялась каждого мужчину, то никогда бы не вышла замуж, - произношу эту фразу, склонив голову на бок и подняв одну бровь, и хмыкаю. Киваю голову на его слова, что он сейчас придет. Внутри где-то чувствую неловкость, что буквально вырвала его из приятной и задушевной компании его друзей. Жду его около машины, продолжая шмыгать носом. Кровь засохла, и теперь дышать стало еще хуже. Подушечками пальцев провожусь под глазами. Не столько переживаю за макияж, как чтобы слезы не потекли.
Он возвращается, как и обещал, через две минуты. Я выключаю блокировку и сажусь на пассажирское сидение. Передаю ему ключ.
- Можно, - широко улыбаюсь, пристегивая ремень безопасности. - Да, та самая, - я закатываю глаза, отворачиваю от него голову. – Как долго Вы еще будете мне припоминать тот случай? – в моем голосе слышатся две нотки: раздражения и смущения. Странная смесь. Но он просто загоняет меня в угол неловкости. Не уж что нельзя об этом помолчать?
- Двадцать пятое авеню, - называю ему адрес, вытирая еще раз нос его платком. Машина тронулась, удаляясь от казино. «Отличный вечерок», - думаю я, с дрожью вспоминая того пьяного мужчину. Меня ни первый муж никогда не ударил за два года нервотрепки [а я, как понимаете, в этом специалист], ни второй муж не ударил меня за десять лет брака. А тут какой-то надравшийся подонок лезет ко мне с непристойными предложениями, хватает меня, лапает, как куртизанку, а затем еще и одаривает меня сильным ударом в лицо. Чтобы он в аду горел!
В машине образовывается тишина. Даже сказать не знаю что. Мой язык теперь снова в моей власти, после того, как он решил взболтнуть и пригласить мужчину на чашку кофе. Я смотрю все это время на дорогу, наблюдая за тем, как ночью люди идут в клубы, в кино, в театры, и как они все радуются этому отдыху. Я не хочу думать о плохом. Откидываю голову на спинку и поворачиваю ее к Энтони.
- Тони, а Вы родом из Италии? – решаю спросить я, вспоминая, как распевается его фамилия. Лам_бер_то. Красиво. Утонченно. Она аж чувствуется на губах пряным вином с дымными нотками, что сама не замечаю, как облизываю губы.
- Вы мало чем похожи на американца. И манеры у Вас другие, явно, что воспитывались в семье с традициями. Не подумайте ничего дурного, мне просто хочется Вас чуть побольше узнать, - тереблю в руках его платок, не отрывая от него своих серо-зеленых глаз. Я изучаю его лицо. Все эти мягкие очертания его скул и подбородка. Признаюсь, он привлекателен. Даже слишком. Не удивлюсь, если он красноречив и обаятелен, как Апполон. Я в душе радуюсь за незнакомую и таинственную мне женщину, которая является его женой. Нет, нет, нет. Я не влюбилась с первого взгляда в Тони. Нет, я не хочу от него детей и замуж за него. Я просто радуюсь тому факту, что его жена [которая я думаю у него есть сто процентов] может спать спокойно, когда впереди стоит мужчина, способный защитить. Мой муж хоть и был типичным американцем, но, как только мы поженились, я знала, что никто в жизни не причинит мне вреда. Здорово вообще знать, что ты кому-то нужен и кто-то сможет тебя защитить. Приятно знать, что кто-то тебя уважает и постоянно будет говорить тебе, что ты лучший, даже если у тебя масса недостатков. Джо это делал каждый день.

Отредактировано Abigail Nash (2013-05-18 17:36:13)

+1

11

- А, Вы замужем? – тут же протягиваю, благодаря врожденному актерскому мастерству, сохраняя на лице вполне дружелюбную  и приветливую улыбку, которая не выдает моего истинного разочарования. Не сказать, что у меня были какие-то планы, но вот пить отличный и качественный кофе в компании ее мужа я точно не хотел. Наверное, эгоистично с моей стороны, сам я женат и обручальное кольцо, которое я никогда не скрывал и не прятал в карманах, выдавало меня с потрохами. Но я не видел смысла лгать и обманывать, я свое возьму при любых условиях, есть на моем пальце кольцо или нет. Ну, не подумайте, по отношению к мисс Абигайль у меня не настолько коварные мысли. С другой стороны…, зачем я тогда все это делаю? Уж точно не по доброте душевной. В общем, мысли запутанные, но и меня тоже понять можно: красивая женщина, которую я уже видел слабой, добровольно приглашает на чашечку кофе… Как ценитель прекрасной половины человечества, я просто не мог отказаться от такой очаровательной компании.
Итак, мы оказались в автомобиле, по моим наблюдениям, как раз в том самом, за смену колеса которого я, можно сказать, получил по шее от самоуверенной водительницы. Эби не понравилось мое замечание, на ее лице я разглядел разные эмоции, и это вынудило меня усмехнуться, и молча приподнял руки, мол сдаюсь, больше не буду. Это лишь очередной способ поддержать разговор, а о том недоразумении я уже и забыл, что было крайне легко сделать, когда тебя осыпают благодарностями и приглашают на чашку кофе. Что ж, я пристегнул ремень безопасности, мы двинулись на двадцать пятое авеню, кажется, это где-то на окраине города. Трудно поддерживать беседу, когда совсем не знаешь человека, но я всегда был красноречив с представительницами слабого пола, просто сейчас сосредоточен на дороге. Все же выпил два стакана виски, не хотелось упасть лицом в грязь перед Эби, разбив ее машину. Включить бы музыку, но у женщины, наверняка, болит голова. Вот мы и ехали в тишине, пока прекрасная незнакомка не решилась заговорить. Мы как раз стояли на светофоре, и я повернулся к ней, замечая, как она облизывает губы. Ох, женщина, нельзя так делать, когда я за рулем и после двух бокалов виски, даже засохшая кровь не помешала мне по достоинству оценить этот невинный жест. Во мне заиграл тот самый Тони, любитель прекрасный дам. И сейчас одна такая сидела рядом. А я лишь улыбнулся, и только после того, как автомобиль двинулся, соизволил ответить.
- Ну как сказать…, - поворачивая на повороте, произнес я. – Мои предки с Сицилии, но прадед перебрался в Нью-Йорк в начале 20 века, - обычно людям нравились подобные истории, а я с удовольствием рассказывал, ведь это не просто басня, а история моей семьи. – Я, кстати, оттуда, из Нью-Йорка, а в Сакраменто… по делам, - если так можно было выразиться.  – Не слишком я похож на итальянца, правда? – усмехаясь, я поворачиваюсь к Эби. В моей семье все темноволосые, а я что-то с коричневатой примесью, впрочем, меня это никогда не затрагивало, не уверен, что я раньше вообще об этом думал.
Что ж, начало было неплохое. Развилась какая-то беседа. Я тоже не прочь узнать ее получше. И если раньше меня смущали собственные мысли, аля она слаба, с разбитой головой, то сейчас сомнения медленно покидали мою голову. Приятно слышать о себе такое мнение, интересно, что она скажет, если узнает, что я и в тюрьме сидел, и людей убивал, но все мы ведем двойную жизнь. Как говорится, наступает ночь – просыпается мафия. Так же и со мной, наступает рабочий день – просыпается мафиози, а в обыденной жизни, тем более при общении с, не побоюсь этого слова, роскошными дамами, я старался вести себя обходительно. Почему? Да потому что так проще добиться своего! Впрочем, даже похабные мысли не отвлекли меня от маршрута. Вскоре мы припарковались где-то на окраине города. Я вылез из машины, подняв голову и осматривая здешние виды.
- Мило, - протянул я, хотя, на самом деле, не думал так. Привык жить иначе. – Возьмите, - я протянул женщине ключи от машины. – Так скажите, Эби, - а мне нравилось произносить ее имя, - Вы часто посещаете казино? – было похоже, что ей сопутствует удача, да и с картишками она управляется хорошо. – Я заметил, с какой легкостью Вы обыграли того парня, даже интересно, чем еще Вы можете удивить, - я как-то криво ухмыльнулся, надеюсь, это прозвучало без намеков. Но, черт подери, мне и вправду интересно, чего еще можно ожидать от этой женщины. Она грубит, она мастерски играет в карты, может быть слабой и может пригласить незнакомца на чашечку кофе. А что будет дальше? – Все в порядке?  Не нужна помощь? – тут же поинтересовался я, пока мы шли по направлению к дому, вспомнив о травме Абигайль.

+1

12

Когда он спрашивает о моем замужестве, то хочется выпалить почему-то да. Но мне это так глупо говорить. Ведь я уже третий год, как вдова. Без сына – самого главного и любимого мужчины в моей жизни. Без мужа – самого лучшего и замечательного мужчины в моей жизни. Сглатываю слюну, набирая уверенности.
- Нет, не замужем, - говорю ясно, четко, как в армии. Мне неважно, с какой целью он интересуется. Ведь я дала своей фразой повод спросить. Я никогда не стану той женщиной, способная накрутить себе уже свадьбу, медовый месяц, куча детишек и счастливую жизнь, если бы наша встреча закончилась только на смене колеса. Я любила и была любима. Мне тридцать девять лет, и я вижу разницу между влюбленностью и любовью. Может, мой генетический код был изменен, потому что я ненавижу женские романы, принцев на белом коне, громких обещаний. И, наверное, здесь сыграла еще мама. Моя любимая мама, которая была отчасти легкомысленна, если повелась на отца, который был корыстной крысой. Меня же эта история научила многому. И по жизни мне это пригодилось.
Он уверенно ведет машину. Интересно, а если бы за нее села я, то через сколько бы метров, меня пришлось отвозить на скорой помощи? Сейчас эта чрезвычайно абсурдная мысль в моей голове. Мое любопытство может перейти границы. Мне всегда все было интересно в мире. Но этот интерес касался науки, искусства, истории. А сейчас рядом со мной сидит настоящая загадка и тайна, которая не просится, чтобы ее разгадали, но она манит. К своему счастью, я не собираюсь лезть в душу и копаться, как бесстыдные журналисты, в грязном белье. Просто я нахожу в Тони скрытность, которая подталкивает меня все дальше и дальше в дебри. Мне пора начать отступать, чтобы не заблудится.
- Нет, в Вас есть что-то итальянское, Тони, - по привычке щелкаю пальцами. – Я не говорю про Вашу внешность. Вы внутренне совсем другой, - я не делаю предположений. Я это констатирую, как факт. Я, разумеется, мало знаю о том, какой он. Но ведь итальянская кровь чувствуется. Я сама итальянка по маминой линии. У меня самой есть некоторые заморочки, которые я впитала с молоком матери.
Наконец-то машина плавно тормозит. Уже совсем стемнело. Улица освещалась фонарями и вывесками. Люди возвращаются домой, а кто-то наоборот идет отдыхать. Жизнь в этом городе не утихает ни на секунду. Я выхожу из машины и закрываю дверь. Беру свои ключи и включаю блокировку. Я убираю их в сумочку. Людей было очень много. Прямо безумное течение, в которое если вольешься, то пропадешь.
- Нам туда, - я указываю на двухэтажное здание, в который то выходит, то заходит народ. Мы направляемся в кофейню. Я уже и забываю о том инциденте, об этом мерзком выродке, об выигрыше. Все куда-то уходит назад. Плохое сменяется хорошим. Цикличность, чтоб ее.. Я поднимаю на него взгляд, пытаясь не потерять его в этой огромной толпе, слушая его вопрос.
- Если вы думаете, что я страдаю игроманией, то Вы ошибаетесь, Тони. Я вовсе не игрок. Просто хожу туда иногда отдохнуть от работы и от четырех стен, - говорю легко, непринужденно, но с долькой едва заметной мрачности. – Я совсем не умею удивлять людей, - улыбаюсь, прищурив зеленые и хитрые глазки. – Я не стремлюсь к этому. Просто для меня это уже стало делом принципа, чем желанием выиграть три тысячи, - самодовольно улыбаюсь, вспоминая об этом приятном моменте. Мало того, что утерла нос этому зазнайке, так и еще потешила свое самолюбие и гордость. Деньги меня мало интересовали. Мне их некуда было отправить. На кого их я могла потратить? Только на мою собаку Бет, в которой я души не чаю. Мы с ней нашли друг друга, как раз в тот момент, когда остались одинокими.
- Все нормально. Я могу сама идти, - я немного отхожу от него, чтобы не создавать впечатления, что в любой момент я упаду и схвачусь за него, как за первую опору. Я смогу удержаться на ногах. Иначе сама себя возненавижу за свои слабости.
Мы подходим к кофейни. Открываю дверь и прохожу внутрь. Внутри был приятный дизайн, мягкая и успокаивающая музыка. Много молодежи, пришедшей сюда на свидания. Надеюсь, что о нас не подумают тоже самое? Хотя кому до нас какое дело? Очень много шума, разговоров, звуков. Мою голову начинает одолевать боль. Надо отсюда уйти побыстрее, пока я не озверела. Как любил говорить мой Джо: «Не буди во мне хомячка!».
- Пойдемте на второй этаж, там обычно не так шумно, как на первом этаже, - направляемся на лестницу. Я крепко цепляюсь за перила и поднимаюсь. На втором этаже народу не меньше, но куда тише. Свет тут приглушеннее, интимнее. Официанты бегают к посетителям, принося им заказы или же принимая их. Я нахожу свободный столик в дальнем углу помещения.
- Какой кофе предпочитаете? Колумбийский? Арабику? Латиноамериканский? Кенийский? С корицей? Лимоном? Молоком или сливками? – задаю ему очень много вопросов, присаживаясь за столик. Я невыносимая дамочка [наверное, я могу этому порадоваться, потому что многих идиотов я отшиваю]

+1

13

- Внутренне? – усмехнулся я, не отвлекаясь от дороги. Мы еще так мало знакомы, чтобы она познала истинную «красоту» моего внутреннего мира, но такое впечатление приятно, я бы даже сказал, я был доволен собой. – Надеюсь, буду держать планку, и не разочарую.
Как только автомобиль остановился, я вручил ключи хозяйке, а сам двинулся следом за ней, спрятав руки в карманы. На протяжении всей дороги, я оглядывался и вертел головой, смотря по сторонам, ведь ни разу не был здесь и лишь примерно знал об этой части города, как и о других, впрочем. И хорошо, иначе стало бы совсем неудобно перед Эби: настоял на том, чтобы вести машину, а сам не знает, куда ехать. Как оказалось, на этой улице располагалось весьма приличное кафе. Конечно, не казино со всеми его услугами, но мне же обещали кофе, а не партию в блекджек. Пока мы идем, нас окружают куча людей, Эби отвечает на мой вопрос, а я слушаю, вышагивая уверенной и твердой походной, чтобы никто не сбил с пути, и женщина была на виду.
Итак мы зашли, по привычке я хотел открыть перед дамой двери, но она оказалась шустрее. Внутри было много людей, что неудивительно, учитывая время суток. Я тогда ничего не ответил, продолжал идти, не хотелось кричать, лучше высказать свое отношение в более спокойном месте. Эби решает пойти на второй этаж, а я лишь киваю, двигаясь за ней. Она это место знает лучше. И вот мы наконец-то присаживаемся за столик, я поправляю воротник своей рубашки, после чего по привычке провожу рукой по щетине. Не стану лгать, что вопрос Абигайль не нашел ответа в моей голове.
- Ух ты, - протянул я, как только она перечислила виды кофе. – Я до последнего не хотел казаться дилетантом в этом деле, но, пожалуй, придется сдаться. А какой из них лучше? – усмехнувшись, продолжил я, давая понять, что просто не разбираюсь в кофе. Ну готовят мне в казино вкусный черный кофе, но я не интересуюсь, какой вид и прочее. – Вот что, закажите на свой вкус, а потом посмотрим, есть у нас что-то общее или нет.
Как раз к нам успел подойти официант, я послушно заткнулся, давая возможность даме сделать заказ. Сам же снова повернул голову в сторону, осматривая здешних посетителей. Увидел курящего мужчину, вспомнил о том, что нужно покурить. Ну а затем вновь повернулся к собеседнице. Не буду врать, сейчас меня привлекает только ее внешность. Непредсказуемость? Загадочность? Может быть, но этого мало, чтобы я захотел с ней встретиться еще раз, узнать лучше, испытал к ней что-то. Не любовь, Боже упаси, мне кажется, что мне вообще не дано, но что-то приятельское или вроде того.
- Не против, если я закурю? – доставая из кармана пиджака пачку сигарет и фирменную зажигалку, поинтересовался я. – Значит не игрок? – задумчиво протягиваю я, запомнив каждое ее слово, произнесенное несколько минут назад еще на улице. – Дело принципа на три тысячи, - засмеялся я, облокачиваясь на спинку стула и вновь проводя рукой по щетине. – Знаете, если так развлекаться хотя бы раз в неделю, можно неплохо заработать. Только советую Вам выигрывать в разных казино, - подмигнул я ей со знанием дела, казино не любит проигрывать слишком часто. – А вообще, когда люди выигрывают, они проявляют… немного больше радости, - а ведь я заметил, что единственное, что делала Эби, это спокойно направилась в бар и получила свой бесплатный коктейль. – Неужели деньги Вас совсем не интересуют?
Может у нее крутая работа, и она зарабатывает миллионы, кто знает, а может просто человек, чьи принципы я не разделял. У нас, таких людей как я, особое отношение к деньгам. По сути, все, что мы, мафиози, делаем направлено именно на то, чтобы хорошо заработать. Поэтому да, для меня будет удивлением, если Абигайль выиграла три тысячи просто для того, чтобы что-то доказать, а не чтобы купить себе новое платьице или туфельки, к примеру. В процессе этих размышлений я и вовсе забыл и сигаретах, так и продолжив держать пачку в руках.
- На самом деле, я в Сакраменто не так давно, - наконец-то решил поделиться я, пододвигаясь к столу ближе. – Около месяца, наверное. Неплохой город, со своими причудами, но…, - я усмехнулся, - неплохой. А Вы всю жизнь живете в Сакраменто? Просто если я внутренне напоминаю человека другой национальности, то Вы - внешне, - что-то в ней даже напоминало итальянку, это, несомненно, вынуждало симпатизировать ей еще больше.

+1

14

О, Боже мой, Максимус на аватаре. *_*
- Они все лучшие. По-своему. Кенийский кофе, например, имеет фруктовое послевкусие, и хорошо идет с черничными кексами, - я пожимаю плечами, кладя сумочку рядом с собою. – Но не все предпочитаю этот сорт кофе. Так, что на вкус и цвет товарищей нет. Каждому свое, - опускаю взгляд, стуча ноготками по столу. Ну что ж. Выпить чашку кофе и домой. Спать, забывая сегодняшней дней. Ну, отчасти забывая. А может, будет и лучше весь его забыть. Посмотрим по походу дела. Сейчас мне рано принимать решения. Хотя, как знать.
- На свой вкус? – удивленно смотрю на него. – Боюсь, что Вас постигнет разочарование. Но коль Вы сами предлагаете, то ладно, - встречаюсь с ним взглядом и издаю смешок, поднимая глаза к официанту. Я говорю официанту заказ. Прошу, чтобы принесли крепкий колумбийский кофе с лимоном и кенийский кофе с большим количества молока. Я не большая любительница кофе, поэтому чаще всего разбавляю его молоком. Если кружка большая, то кофе в ней всего на всего на одну треть. Все остальное было залито молоком. Официант кивает и с приторно-вежливой улыбкой убегает на первый этаж выполнять заказ. Я оглядываю помещение, подперев голову рукой и стуча указательным пальцем по щеке. Здесь какое-то прямо умиротворение. Хотя внизу слышится бешенный гром звуков, который вибрациями отдается под ноги. Я прослушала его вопрос. Кидаю на него взгляд. Сигареты и зажигалка? Твою.. гвардию. Как же я это не люблю! Поднимаю взгляд наверх и нахожу кондиционер, который будет засасывать весь этот табачный дым. Снова опускаю свой взгляд, только смотрю уже не на него, а на картину, висевшую над нашим столиком.
- Не игрок, - подтверждаю я, а затем слышу его смех. Я что-то ляпнула на улице смешного? Меня это обижает. Да, дело принципа. Да, на деньги. Но я решаю не выдавать своего разочарования и негодования. – А что в этом смешного? – сама улыбаюсь, убираю руку от лица и откидываюсь на спинку сидения. – Мне незачем копить деньги. Дворцы, к счастью, мне не нужно покупать, - если честно, то, живя все же в достатке, я привыкла, что в детстве мне мама ни в чем не отказывала, и поэтому отчасти я избалована и никогда бы не лишила себя удовольствия побаловать себя новыми вещами. Только вот любовь к деньгам у меня не было. Ну есть они и есть. Сегодня их много, а завтра и нет совсем. Раньше я могла тратить много денег на сына, на мужа, на дом, чтобы в нем было комфортно, поэтому я стала безумной транжирой, но ни меня, ни мужа не пугал этот факт. Мы жили свободными от денег. Я и сейчас живу так. У меня есть деньги, чтобы оплатить квартиру, чтобы купить себе еды на неделю, чтобы купить корм собаке, а все остальное – уже мелочи. Я думаю, что у Энтони другие взгляды. А он хочет найти что-то общее. Наконец-то наш разговор переходит в другое русло. Правильно. Будем говорить о поверхностном. Так даже лучше.
- Можно сказать, что почти всю жизнь. Я живу здесь с трех лет, как только родители уехали из Голландии, из-за маминой работы, - говорю с долей таинственности. Нет, конечно, я не собираюсь строить из себя ряд ребусов и головоломок, просто мало кому интересно слушать историю жизни. Обычно люди пропускают все мимо ушей, что создается впечатления, как будто рассказываешь стене. Я не знаю, будет ли ему интересно или же он спрашивает чисто из деликатности и вежливости. Поэтому заканчиваю на этом. Его вопрос заставляет меня подстигнуть на игру в угадайку. А вдруг ему повезет?
- Ну и на кого же я похожа? – наклоняюсь немного вперед, говоря в непривычной медленном темпе и как-то волнительно. Смотрю прямо ему в глаза, не отводя взгляда. Они у него зеленые. Никак листва в летний день, а мягче. Удивительно. Они у него хитрые, умные и строгие. Я могу поверить, что у этого человека есть душа. Глаза – это отражение. И даже он не является исключением из этого правила. Начинаю ловить себя на мысли, что он меня привлекает. Скорее всего, Тони привлекает своей сдержанностью, холодностью. Как говорится, если не получается разбить лед, то может растопить его? Такие люди всегда манят к себе, потому что хочется хоть на долю секунды завладеть их вниманием.
- Ваш заказ, - говорит официант, ставя кружки перед нами. Я отвожу взгляд, отодвигаясь немного назад, вдыхая запах кофе. От него пахнет приятно, тепло, как-то обнадеживающе.
- Благодарю, - улыбаюсь и беру чашку кофе. Делаю один глоток. Молоко создает мягкий и сладкий привкус, поэтому пьется мне легко. Ставлю кружку на блюдце и смотрю на мистера Ламберто.
- Ну и как Вам? Хороший кофе? Подходит Вам по вкусу? – поднимаю бровь, закусывая губу, ожидая вердикта.

Отредактировано Abigail Nash (2013-05-19 19:47:57)

+1

15

Я вот слушал про кофе и…, все равно, что ничего не слушал. Мне явно не дано разбираться в этом горячем напитке, но я с удовольствием доверился вкусу прекрасной собеседницы пусть, по ее словам, меня и постигнет разочарование. Еще не вечер, - подумал я, только потом уже отметив, что, как раз-таки вечер. В любом случае Абигайль сделала заказ, а я достал пачку сигарет. Только вот собеседница мой вопрос, вроде как, не услышала, а я потом заговорился, забыв о том, что хочу закурить. И все же я заметил взгляд куда-то наверх. Стоило Эби отвернуться, как я сам задрал голову, пытаясь понять, куда смотрела и что искала женщина. Ничего нет, кондиционер. Ах, ну да, кондиционер. Снова обратив свой взгляд на брюнетку, я улыбнулся уголками губ и, постучав пачкой сигарет по столу, спрятал ее в карман. Обычно меня не особо волнует, переносят ли собеседники запах дыма или нет, это ведь их проблемы, но я согласился выпить чашку кофе, я хочу немного поговорить, полюбоваться, если на то пошло, лучше не раздражать Эби. А раздражаться она умеет, уж я-то уже знаю, замечал. 
- Нет, что Вы, - тут же засмеялся я, хотя мне был адресован вопрос «а что смешного», но ничего не поделаешь. Меня просто забавляла реакция Эби. В одну минуту милая, но через секунду, стоить сделать или сказать что-то не так, в ее голосе уже прослеживается нотка негодования. Интересно, очень интересно и интригующе. Ну а в общем я не хотел, чтобы она подумала, будто с моей стороны исходит какой-то упрек. У каждого свое отношение к деньгам и мне было интересно услышать чужое мнение, которое в корень отличалось от моего. Дворцы покупать не нужно, но что тогда? Деньги нужны для того, чтобы их тратить, а купить можно, что угодно. По крайней мере, я рос с таким четким убеждением. – Я ничего такого не имел ввиду. Просто по долгу службы имею дело с людьми, которые… иначе относятся к деньгам. Вам не нужно покупать дворец, а для других это мечта, осуществив которую они будут счастливы, - а потом их аппетиты станут больше, и так будет продолжаться бесконечно, но, кажется, я заговорился, моя речь уже напоминает что-то вроде размышлений на тему «деньги и счастье». – Но я Вас понял, - тут же ответил я, а после, не удержавшись, все же поинтересовался: - Дворцы Вам не нужны, а что же нужно? – даже интересно, выиграть три тысячи из принципа, отказаться от еще большей роскоши…, так что ей надо для счастья в этой жизни? Мне, как человеку в этом деле недалекому и, пожалуй, банальному, хотелось услышать. – В Нью-Йорке у меня казино, - вот и раскрыл свои карты, дабы собеседница поняла, почему я такой алчный, и почему меня так удивляла ее реакция на выигрыш. В своем заведении я вижу совсем другое, каждый день. – И я бы Вас в свое казино не пустил, - снова усмехаюсь.   
Затем мы уже коснулись прошлого, вернее, я коснулся. Только вот Эби оказалась немногословной, впрочем, и я многого ей не рассказал. И все же услышать о том, что женщина родом из Голландии было весьма интересно. Как я и предполагал, она не была коренной американской, хотя я, по правде сказать, пророчил ей совсем другие национальности. Что ж, я улыбнулся, желая задать еще несколько вопросов. Какой же загадочной она была, короткий ответ, который вынуждал меня желать услышать его больше. Не сказать, что меня сильно волновала история ее жизни, но все же почему не спросить, поддерживая беседу.
- Ммм, - делая вид, что задумался, протянул я, как и Абигайль наклоняясь немного вперед и смотря ей в глаза прежде, чем  высказать свое мнение. А это чертовски интригующе. – Ну теперь я уже знаю, что Вы из Голландии, и все же…, - я улыбнулся уголками губ, не открывая взгляда от прекрасной собеседницы, - не зная этого, я бы сказал, что в Вас течет ирландская или итальянская кровь. А может и то и другое, - я говорил достаточно тихо, учитывая, что мы наклонились друг к другу, услышать меня не составит труда. – Как истинному патриоту мне приятно думать, что такая красивая женщина наших кровей.
Я молчу, продолжая смотреть в глаза Эби и слегка улыбаться, оценивая черты ее лица. Увы, я такой человек, который больше обращает внимание на обертку, нежели на то, что внутри. Мне большего не надо, мне достаточно и этого. Но здесь обертка просто шикарная, от нее трудно оторваться, но все же приходится, как только появляется официант. Я вновь облокачиваюсь на спинку стула, поправляя пиджак, после чего киваю парню в благодарность за принесенный кофе. Я немного пододвинул к себе блюдце с кружкой, а затем взглянул на Эби, мол «поехали».
- Хм…, - первое, что протянул я, сделав один глоток. Чашки такие маленькие, кажется, я раздавлю их одним лишь пальцем. Но не об этом речь. – Крепкий, - усмехаюсь я, ставя кружку на блюдце. Я снова по привычке провел рукой по щетине, как будто пытаясь подобрать слова для того, чтобы описать вкус. – Мне понравилось, - не став ничего выдумывать, все же произнес я. – Не буду врать, это не самый вкусный кофе в моей жизни, но…, - с этими словами я снова поднял кружку и отсалютировал ею собеседнице, - для меня вполне приемлемый, - надеюсь, она не разозлиться на мою прямоту. – А можно спросить? Чем Вы занимаетесь? – я карты раскрыл, надеюсь, и с ее стороны это не станет секретом. – Но для начала… Я сидел за рулем Вашей машины, Вы заказали мне кофе, я знаю, откуда Вы родом, а Вы знаете, откуда родом я. Мне кажется, этого вполне достаточно для того, чтобы перейти на «ты», не считаете?

+1

16

Деньги нужны, чтобы их тратить. Аксиома жизни. В моей сумочке три тысячи долларов. Значит, есть повод куда-нибудь их деть. Но об этом я подумаю завтра. Мне кажется странным этот разговор про деньги. Ведь у каждого свое мнение на этот счет. Я на них живу, одеваюсь, ем, балую себя, но я не нуждаюсь [как бы глупо это не казалось] в миллионах и миллиардах. Я одна. Такая астрономическая сумма денег мне просто ни к чему. Вот если бы у меня были мама, папа, свекровь, тесть, муж и семеро детей, то, возможно, что я бы стала мечтать о такой сумме денег, и о дворце, чтобы у каждого был свой уголок. У меня этого нет. Так зачем мне мечтать о невозможном?
- Я думаю, что человек, которого всю жизнь тыкали в грязь и который не хотел оставаться в бедности, будет вкалывать, как Папа Карло, лишь бы этого добиться. И все добиваются этого разными способами. Я не осуждаю людей, которые любят деньги. Возможно, что я их просто не понимаю и никогда не пойму. Видите ли, Тони, - я ногтем рисую разные узоры на столе машинально, говоря свою «философскую мысль», - я жила в детстве в достатке и не знала, что такое бедность и отчаяние. Я и сейчас не понимаю, что это такое, потому что я уверена в том, что завтра я не буду голодать, и у меня не отнимут крышу под головой. Наверное, поэтому деньги меня заботят меньше всего. Не подумайте, что я особа королевских кровей. Я считаю, что мне в жизни на счет материальных благ повезло больше, чем тем, кого этим обделили, - отвожу от него взгляд куда-то в зал, где слышался смех. Кому-то весело. Ну да Бог с ними.
- А о чем мечтает почти каждая женщина? – риторический вопрос. Я задаю его в шутливой форме. На самом деле, меня это касалось раньше. Когда у меня было то самое женское счастье: любящий муж и ребенок. Я бы хотела иметь много детей, но судьба распорядилась иначе. Раньше я мечтала о долгой и счастливой жизни, а теперь.. О чем я мечтаю? Что мне нужно? Этот вопрос сдавливает мне грудь. Я не знаю, что мне ответить. Ведь я не живу, а существую. И все то, что было мне нужно… Нет, стоп, хватит. Так, Эби, собери свои мысли в единое целое. Ностальгию оставь для дома.
- Мне ничего не нужно. У меня нет особой цели, особого смысла. Я просто живу, - говорю я вполне откровенно и честно. Лгу в одном месте, что живу, но не выдаю этого ничем. Я не буду пояснять почему именно так я живу_существую. Я думаю, что он и не спросит. Моя жизнь в последнее время и так построенная на самообмане. Мне пора заканчивать придумывать себе ложные цели. Я тихо смеюсь, когда говорит он мне, чтобы в свое казино, он меня бы не пустил.
- Так значит, Вы владелец казино в Большом Яблоке? Успешное? – спрашиваю я, - И почему бы не пустили? Боитесь, что я разорю Вас? – с ехидностью в голосе интересуюсь, наблюдая за его реакцией, – Не переживайте, Тони, я только сегодня удачливая, и то отчасти, - вокруг своего лица жестом пальцами проделывая немыслимые манипуляции, показывающие мои побои.
Теперь разговариваем о крови, которая течет по нашим венам. Он итальянец. На какую-то там часть. Но она чувствуется у него. И это видно. Он поддается на мою игру, смотря прямо мне в глаза. Пока что одно попадание.
- Да, во мне течет итальянская кровь. Моя мама была итальянкой. Она была знаменитой балериной, - я слышу его тихий голос. Со стороны это могло бы показаться, что мы воркующие голубки, только уже состарившиеся. А может, мы делимся государственными тайнами. В общем, как это со стороны не казалось, выглядит это весьма-весьма интересно. Я не стану говорить ему, что во мне течет английская и шотландская кровь. Все же, пусть это останется небольшой загадкой.
- Приятно слышать такой комплимент, - учтиво склоняю голову, поджав губы. Терпеливо жду его вердикта насчет кофе. Я пью свой, наблюдая за ним. Выслушиваю его критику насчет кофе. Меня это не задевает. Отнюдь нет. Я же сказала, что каждому свое. Делаю еще один глоток и оставляю наконец-то чашку в покое. Переплетаю пальцы на руках, ставлю локти на стол [и не колышет, что по этикету этого делать нельзя] и подпираю голову.
- Я работаю в химической промышленности главным технологом на одном предприятие в Сакраменто, - я не стыжусь своей профессии. Я ею горжусь, потому что, как говорит мой начальник, мне нет цены. Я бесценна, а для всего остального есть Maestro или Master Card. Я получаю две тысячи долларов в месяц и не могу жаловаться на жизнь. Про книгу я уж промолчу. Я ее еще не начала писать, и у меня нет точной идеи для моего детектива. Так что пока молчок об этом занятии.
- Что ж, перейдем на ты, Тони, - я не нахожу в этом ничего страшного. Ну на ты, так на ты. И вдруг меня подстегивает один вопрос. Ведь не просто так ему казино досталось? Верно?
- А это казино ты получил в наследство от своего отца или ты сумел сам нагорбачить миллионы и заняться игровым бизнесом, высасывая по несколько миллионов из несчастных больных людей, страдающих игроманией? – складываю руки вместе, как первоклассница, говоря эту фразу с явным сарказмом, – Такие вещи не достаются просто так.
Ну, я прямо сегодня мисс Любопытство 2013. Но не в гробом же молчании сидеть на протяжении получаса или часа? Я даже не могу предположить, сколько мы с ним просидим, и как скоро мы попытаемся друг от друга избавится.
- А ты учился на кого-нибудь? Или нашел себе занятие поинтереснее? – запускаю пальцы в свои волосы, внимательно слушая его ответы на мои вопросы.

+1

17

Отношение к деньгам у нас действительно оказалось разным. Я не жил в бедности, мой отец, консильери нью-йоркской семьи, зарабатывал достаточно для того, чтобы его дети ни в чем не нуждались. А я все равно вот такой, наверное, сказалось отцовское воспитание и годы верного служения по другую сторону закона. Но продолжать эту тему я не хотел, чтобы Эби в конец не решила, что я зажравшийся деньгами и благополучием богач. На вопрос собеседницы, я лишь слабо улыбнулся и пожал плечами, несмотря на то, что тот был риторическим. Чего хочет любая женщина? Любви и семейного счастья? Абигайль хочет такого же? Право же, я удивился, считая, что для счастья людям этого уже давно не хватает.
- Звучит немного…грустно, разве нет? – я не  стал скрывать своего отношения по поводу последней фразы женщины. Жить без цели и без смысла. В свое удовольствие что ли? Не совсем понял ее, но решил не продолжать. В конечном счете, внутренний мир, всякие душевные разочарования…, меня это совершенно не касалось. – Впрочем, не мое дело, - улыбнувшись, я все же высказал свои мысли. Хотя сложно поверить в то, что такая красивая женщина лишена тех самых любви и семейного счастья. Характер не подарок, это даже я успел заметить, но счастье находят и не такие. А здесь внешняя красота гармонирует с загадочным и непростым внутренним миром, женщина с изюминкой, я бы сказал. Непростая, но если найти с ней общий язык, например, спасти от пьяного козла, компании очаровательнее и занятнее не найти.
Кажется, в заведении становилось еще больше людей, однако, несмотря на это, на втором этаже по-прежнему сохранялась спокойная обстановка. Казалось, он и был создан для людей, которые пришли просто поговорить. Я посмотрел в сторону, наблюдая за посетителями, но разве можно долго вертеться, если перед тобой такая дама? Нет, и я быстро вновь обращаю свой взгляд на нее, облокачиваясь на спинку стула и вытягивая руку. Услышав вопрос о казино, я, молча и с улыбкой, кивнул. Успешное ли? Определенно, как и все заведения мафии.
- Отчасти, - усмехнулся я, повторив слова Эби, - и я бы не хотел, чтобы это «отчасти» проявилось в моем казино, - и почему мне кажется, что она себя недооценивает? – Шутка, конечно, - снова усмехаюсь я, пододвигаясь к столу, впрочем, это и так было понятно. – Если будете в Нью-Йорке, казино «Цезарь» всегда к Вашим услугам. Ну кроме блекджека, - я засмеялся, вспоминая, как хорошо к Абигайль идут карты.   
Честно сказать, думал, что все мои предположения, основанные на темных волосах и некоторых чертах лица, ложные. Но надо же, попал в яблочко! С Ирландией немного напутал, но был доволен тем, что собеседница наполовину итальянка. Почему доволен? А не знаю, патриотизм и, как я уже сказал, считаю, что самые красивые женщины только итальянских кровей. Эби подтвердила мою теорию, на что я вполне довольно улыбнулся.
- Значит, угадал…, частично, - все с той же улыбкой проговорил я, после чего нам принесли кофе. – Спасибо, Вы только что укрепили мое эго. М, не стоит, - протянул я в ответ на слова о комплименте. За правду не благодарят.
Я сделал еще пару глотков крепкого кофе, после чего положил руки на стол, смотря на Эби, а главное, внимательно ее слушая. Я невольно задумчиво хмыкнул, когда она сообщила о своей деятельности. Но пусть не подумает ничего плохого, напротив, мое удивление было связано с тем, что звучало это слишком серьезно и важно. А дама мне попалась не только красивая, но и умная, выходит. 
- По крайней мере, теперь понимаю, почему Вас не интересуют деньги, - я улыбнулся уголками губ, ведь такая профессия наверняка отлично оплачивается. – Да, с химией у меня всегда были проблемы, - задумчиво протянул я. – А у Вас много талантов, - в очередной раз салютирую собеседнице кружкой с кофе, а потом делаю последний глоток.
К счастью, Эби согласилась перейти на «ты». Не любил формальности. Сразу создается впечатление, что я на какой-то деловой встрече, а не просто хорошо провожу время в компании красивой женщины. Что ж, затронули тему моего казино. Я как-то загадочно улыбнулся, вертя в руках чашку. Частично Абигайль права, частично нет. Это трудно объяснить, да я и не собирался.
- На самом деле, открыть казино легче, чем ты думаешь, - решил я поделиться истиной. – Начинаешь с парочки игровых автоматов. Через два-три года, благодаря любителям легких денег, - тех, кто пытается заработать, уповая на то, что из автомата посыпаются деньги, - у тебя уже есть сумма, чтобы открыть небольшое заведение. Где есть небольшое, там будет и огромное, главное, терпение.  Открыть казино не сложно, - с улыбкой, как вывод, произнес я, - сложно держать его на плаву, - а конкуренции хватает. - У тебя уже есть три тысячи, считай один средненький игровой автомат в кармане.
По сути, я так и не ответил на ее вопрос. А что было отвечать? Казино открыл босс мафии, а мне, как андербоссу, доверили управлять им?
- Факультет международных отношений, - быстро ответил я. – Как видишь, работаю не по специальности, считай, поступил для развития. Моя бабушка, - я снова по привычке провел ладонью по бороде, - до последнего верила, что я буду пекарем. Представь, в моей семье преимущественно повара, и у нас есть кондитерская в Нью-Йорке, - этот факт всегда вызывал у меня смех, я в белом фартуке и с тортом в руках. – А тебя случайно не хотели видеть балериной?

+1

18

Смеюсь на его шутку, прикрывая рот рукой, так как мне кажется, что слишком громко. Я понимаю сразу, что он любитель денег. Я не считаю его алчным, жадным, скупым. Тони же не Эбенезер Скружд, чтобы чахнуть над своим «добром», а позже стать костлявым и злобным дедулькой. Ну если он любит деньги, то флаг в руки, как говорится. Меня же это не касается. Значит, мне просто не дано понять эту «любовь».
- Спасибо за приглашение. Как окажусь в Нью-Йорке, пойду разорять Ваш казино, - отвечаю шуткой. Вряд ли смешная. У меня своеобразное чувство юмора. Такой тупой и тонкий, как у англичанки. Если так подумать, то внешне я итальянка [пусть и наполовину], то характер у меня скверный, как у англичанина [да простит меня Елизавета II и вся Великобритания. Боже, храни Королеву!] Ядерная смесь несовместимого. Я, конечно, иногда страдаю из-за этой ядерной реакции, которая творится внутри меня. Ведь мой непростой характер [как я скромно это говорю], нет, непростой, а просто чудовищный, раздражает всех тех, кого я знаю. Удивляюсь лишь тому факту, как меня действительно не убили. Да, чтобы вытерпеть меня, нужны стальные нервы.
- Это одна сторона медали, - говорю я, - Химия не всем дается. Предмет нехитрый, но, нужно многое выучить, чтобы потом ты по ошибке не взорвал все предприятие, - хмыкаю, опускаю вниз глаза. – Я могла пойти учиться на кого угодно, но пошла в технический университет. И там было очень здорово, - весело улыбаюсь, вспоминая моменты, когда мы с однокурсниками прикалывались над лекторами, над другими курсами, вечно устраивая им химические эксперименты на каждом шагу. Я что в детстве была оторвой и командиршей всех уличных пацанов, что в институте всегда была подстрекателем на разные и безумные глупости, которые сейчас отражаются на моем лице сверкающими глазами. Я не живу прошлым, но сейчас я бы хотела оказаться снова в Калифорнийском университете на курсе втором, когда расцвет моего энтузиазма и жажда знания зашкаливала до предела, появлялся повод ночевать у подруги, чтобы только не приходить в дом, где меня никто не ждал, где меня никто не любил. Тогда я была свободна от всего, и я раскрывала себя сама, как только могла. Я запиралась в своей огромной комнате, которую бабушка выделила мне нехотя, и училась играть на фортепиано, рисовать картины, решать сложные задачи, читала книги, которые были мне и подушкой и одеялом. Дворецкий, который служил у бабушки, всегда по-отцовски ругал меня за беспорядок в комнате, когда приносил мне ужин. Ему не нравилось, что девушка, которая должна быть воплощением уюта и тепла, ярко и демонстративно показывает, что она не хрупкое создание, а сильный Атлант, способный удержать на себе все небо. Я с ним не спорила, потому что его слова меня всегда ранили, и я невольно убиралась в комнате [только это было бессмысленно. Через пару дней все возвращалось на круги своя].
Его история о том, как он теперь является владельцем успешного казино в Нью-Йорке, что заставляет меня все-таки придти к мысли, что человек добился сам того, чего имеет. Но это не ответ на мой вопрос. Хотя и не столь важно. Ламберто мне ничего не должен, чтобы рассказывать про себя все, что только можно. Нет, нет, нет. Никаких откровений с новыми знакомыми. Это так безрассудно, нет? Кстати, если предположить, что его слова правда, то он может гордиться своими достижениями и становится примером упорства, воли, силы и желания стать кем-то в этой жизни, терпения для своих детей. Это заслуживает похвалы. Во всяком случае, я так считаю, и меня уже невозможно переубедить. Я удивлена этой историей.
- Слушай, Энтони, ты заслуживаешь уважения, - добиваю свой кофе и отодвигаю чашку. – Действительно, сложно удержать бизнес на плаву, когда вокруг тебя одни конкуренты, желающие увидеть твой крах. Не удивлюсь, если есть люди, которые точат на тебя зуб и уже собираются небольшой группкой, чтобы нанять лучшего киллера и прикончить тебя, - на моем лице быстро мелькает улыбка. Если бы я уж и открою бизнес, то вряд ли это будет казино. Лучше уж кафе, бистро, ювелирный магазинчик. Что-нибудь такое поверхностное, но интересное.
Я тереблю на шее свою цепочку, на которой висит кулон в виде лебедя. Я только сейчас вспоминаю о нем, как только мои пальцы стали нащупывать кожу, ища объект, за который можно зацепиться. Когда говорит, что его бабушка видела пекарем, то я открыто и задорно засмеялась, представляя себе эту картину.
Выходит такой Тони в белом, запачканном в тесте, креме, шоколаде, фартуке с розовым тортиком в своих руках, на щеке у него следы от муки, а на губах остатки помадки [не путайте с помадой], улыбаясь приторной, гостеприемной и итальянской улыбкой в какой-нибудь кондитерской на Сицилии. Поет веселые и смешные песни своим приятным и бархатным баритоном. Детишки воруют у него булочки с прилавки, а он ругает их итальянским матом, размахивая длинным батоном хлеба, несясь за ними по переулкам города. Почему это меня распирает в такой звонкий смех?
Я чувствую, как мои щеки наливаются румянцем, а остановиться нет ни сил, ни желания.
- Я представляю тебя, - говорю сквозь смех. У меня даже текут слезы по щекам. Я пытаюсь замолчать и собраться с силами, но как представляю его орущим и бегущим с длинным батоном хлеба, то снова смеюсь, что даже начинаю покусывать пальцы, лишь как-то остановиться. Наконец-то минутка веселья заканчивается. Я смотрю на него, пальцами прикрывая губы, все еще держа внутри смешки и веселую улыбку.
- То ли к счастью, то ли к сожалению, но нет, - успокаиваюсь, начиная водить пальцем по краю своей кружки. – Мама гордилась бы мною в любом случае, даже если бы я стала уборщицей. Она никогда не говорила мне, кем бы хотела видеть меня, - запинаюсь, думая, нужно ли это ему рассказывать. – Зато бабушка считала, что я должна стать «черной вдовой». Она говорила мне, что я отлично выведу любого мужика из себя, что он сам повеситься и отстегнет мне свое богатство. Она была алчной, поэтому я не удивляюсь ее изречению, - мое лицо из веселое медленно и постепенно становится угрюмым и мрачным, что даже тени, отбрасываемые от ламп, прилипают к моему лицу, словно находят в этом что-то родное.

Отредактировано Abigail Nash (2013-05-21 23:38:04)

0

19

Игра стоит
В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Не плюй в колодец, пригодится воды напиться