Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » мы с тобой две капли разные


мы с тобой две капли разные

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Max Brown & Matthew Stone
Место: ресторан высокой кухни «O'Chalet»
Время: конец апреля
Время суток: ориентировочно, около шести вечера
О флештайме: Скарлетт долго пыталась себя убедить в том, что затея с встречей и разговорами не приведет ни к чему хорошему. Но интерес Макса был подлинным, его сообщение на старую почту было честным, да и ведь их встреча не считается свиданием, верно? Если им предстоит быть друг для друга кем-то большим, чем просто друг детства, то рано или поздно им придется расставить все точки над i.

http://s1.uploads.ru/RTkCO.gifhttp://25.media.tumblr.com/19b4bb210adab7cb48498bbf8de52662/tumblr_mftbtjD32S1qdeg3ro2_250.gif

Отредактировано Matthew Stone (2013-05-22 20:44:29)

+2

2

Внешний вид;

Скарлетт ответила на мое сообщение – она согласна прийти на встречу. Выдох облегчения. Скорее всего, она не игнорировала меня, а просто не проверяла почту. Стоило ей напомнить –ответ не заставил долго ждать и уже утром следующего дня красовался в моем ящике.
Еще раз пишу ей название ресторана и точное время, а так же как проехать на метро, на что представляю, как презрительно скривилось ее милой лицо. Скар, скорее всего, поедет с личным водителем, а я вот не побрезгую прокатиться на подземке.
На улице уже тепло, даже вчера, на гонках, легкая спортивная кофта мне не пригодилась, а сейчас время было совсем еще ранее.
Подкинув связку ключей в руке несколько раз, я все же закрыл входную дверь, спускаясь по лестнице вниз. Мне нравилась моя небольшая холостяцкая квартира, располагающаяся на двадцать втором этаже высотного здания в центре города. Не пентхаус, конечно, но вид из окна открывался потрясающий – вся панорама Сакраменто была как на ладони.
- Ни пуха ни пера! – Махнув рукой, словно посылая к черту все существующие и выдуманные проблемы, я вышел на улицу. Приятно пахло листвой, и солнце еще не село за горизонт, оно приближалось к Западу и было по-летнему ласковым.
Немного потоптавшись на месте, и  я решил, что до парковки идти слишком далеко и прокатиться на общественном транспорте будет быстрее и надежнее. Опаздывать на первое официальное свидание со Стоун я не хотел, более того, я хоть и не напялил костюм, но оделся прилично и намеревался купить цветы. Может быть розы (или, скажем, лилии) в купе с извинениями и раскаянием на лице произведут должный эффект.
Я попал в метро час пик, когда под землей собирается треть населения столицы «Золотого штата», купил карточку на пару поездок и слился с потоком людей. Надеюсь, сегодня я не встречу здесь кого-нибудь из бывших или будущих, а также людей, способных испортить мое прекрасное настроение.
Время я рассчитал с лиховой. Успел заскочить в цветочный магазин, что был неподалеку от ресторана и купить букет легких весенних цветов. Я даже их название спрашивать не стал, просто они мне нравились и ассоциировались с Метью.
Мы договорились встретится в шесть вечера, но стрелки показывали только три четверти шестого и я прогулочным шагом добрел до крыльца, крутя в руках букет светлых цветов, перевязанных красной лентой. Композиция была милой, ажурной и если бы мы знали язык цветов, означала бы примерно следующее:
«Прости меня. Все будет хорошо».
Столик был зарезервирован, услужливый официант проводил меня, предоставил меню и винную карту, я пробежался глазами по блюдам, решив, что не буду делать заказ не дождавшись девушку. Может быть вам покажется странным, но я волновался, почему то мне казалось, что все мои серьезные попытки поговорить она воспримет в штыки.
Метти была пунктуальна и появилась в освещенном ярким светом зале ровно в шесть часов.
- Привет, - я вручил ей цветы, попутно правой рукой отодвигая стул и приглашая девушку присесть.
- Что ты на меня так смотришь, я решил вести себя прилично, да, они действительно для тебя. Кстати, отлично выглядишь, - хотел сказануть еще что-то в стиле – этот шарфик так удачно сочетается с цветом твоих глаз, но не нашел ничего общего между ее карими очами и тряпкой на шее, следовательно, решил промолчать.
- Была уже тут? – Почему то мне не ловко на нее смотреть, то ли от ощущения, что девушка выглядит соответственно ресторану высокой кухни, а я нет, то ли от ощущения того, что наша встреча выглядела как свидание, то ли от того, что свиданием и являлась.
- Как там Брин поживает? – Надеюсь, она не подумает, что я пригласил ее обсуждать этого бармена, но поддержать светскую беседу в лучших традициях нашего класса все же стоило.
- А тебе нравится французская кухня? – Мне не хотелось, чтобы между нами возникла неловкая пауза, поэтому я то и дело подкидывал Скарлетт новый вопрос. Мы знакомы уже не первый десяток лет, а я все еще не знал о ее предпочтениях. Или мне просто не нужно было это знать?
- Выбрала? – Заглядываю к ней в меню, хотя оно у нее точно такое же и даже открыто на той же странице.
- Я буду мясо по-французски и крюшон из шампанского с апельсином. Закажешь что-то из спиртного себе? – Прошло уже десять минут, а мы все копошились в цветных буклетах, так и не затрагивая сути нашего «свидания».
- Извини за тот маскарад у тебя дома, - виновато опускаю глаза, проводя ладонью по белой скатерти и расправляя складки, - я не хотел тебя обидеть и новый цвет волос очень даже хорош, тебе идет, просто отец меня уже достал, не знаю, что сделать, чтобы отвадить их от этой затеи. Тебе же это тоже не нужно? У вас с Митчеллом все серьезно? Ты же согласилась тогда выйти за него, значит… - поднимаю глаза, смотря ей прямо в лицо. – Ты его любишь? Просто по пьяни не стоило. Не мне учить тебя жизни, но есть очевидные истины. До свадьбы осталось не так много времени, может быть мы сможем что-то придумать? Уничтожить брачный договор?

+3

3

внешний вид + прическу ты знаешь;

Сказать, что сообщения на почту стало для меня неожиданностью – не сказать ничего. Хотя по правде, я не сразу поверила в слова Макса о письме, не сразу решила, что это не очередная шутка и попытка меня задеть. Тогда, на гонках он выглядел каким-то взволнованным, знаете, я действительно поверила в то, что мой ответ, мое мнение и мои мысли его волнуют.
Честно сказать, мне это даже льстило. Приятно осознавать, что Браун оказался не таким скотиной, которым я привыкла его видеть, что ему не все равно, что ему стыдно, и он хочет все исправить и поговорить…
Я перечитывала его сообщение снова и снова, пытаясь убедить себя в том, что это не приглашение на свидание. Конечно, в моей голове сначала появилась именно такая мысль, но я тут же усмирила свое самолюбие, уговаривая себя не рассчитывать на что-то фантастическое, у Макса есть девушка, и даже не одна, его интерес ко мне исключительно дружеский, быть может даже сестринский, вряд ли попытку поговорить и уладить наш конфликт можно назвать свиданием.
Я себя успокаивала? Вполне похоже на то.
Мы списались, обговорили детали, Браун даже объяснил мне, как добраться до нужного ресторана с помощью метро, но я лишь раздраженно скривила нос, оставляя это предложение без комментариев. Я не любила подземку, даже скорее боялась ее. Близкий контакт с незнакомыми людьми заставляли меня паниковать и судорожно держаться за сумочки и свои карманы, тайно молясь тому, чтобы у меня ничего не украли, не облапали, или не дай Бог, не испачкали в чем-нибудь мерзком.
Я решила отправиться в ресторан на своем авто, что делала крайне редко. Почему я не отправилась с личным водителем? Хотя бы по той причине, что мне не хотелось афишировать о своей встрече с Брауном. О нашей вылазке пока не знала даже Бони, да и не думаю, что она поддержала бы мою затею. Лучше расскажу ей обо всем постфактум, когда дело будет уже сделано.
И не смотря на то, что я старалась относиться к встрече лишь как к серьезному разговору, волновалась я как никогда в жизни. Перемеряла кучу нарядов, заставляя Майкла, как мужчину, тщательно их комментировать. Три раза уложила волосы, я все никак не могла решить, в каких туфлях я пойду. Хотелось продумать все до каждой мелочи, что я ему скажу, как улыбнусь, каким ароматом останусь в его памяти. Я даже заранее просмотрела меню ресторана и расположение столиков, чтобы быть ко всему готовой. Чтобы не попасть в сложную ситуацию. Моя любовь планировать все и вся будет навеки со мной.
Я не опоздала, боюсь признаться, я приехала даже раньше, минут за семь паркуя автомобиль на стоянке. Немного потоптавшись за углом и подгадав удобное время, я шагнула вперед, оказываясь внутри здания ровно в шесть часов. Не прав тот, кто думает что бывают идеальные женщины, у которых всегда и все идет как по маслу. И зная, что я произвожу именно такое впечатление – образцовой девушки и идеальной леди, я не забывала о том, сколько трудностей и хитростей это впечатление стоит.
Улыбаюсь Максу, что тут же поднялся с места, завидев меня. В его руках был букет весенних светлых цветов, что очень и очень меня удивило. Я даже немного опешила, замедляя шаг и глядя на Брауна с недоумением. У нас же не свидание, зачем цветы?
- Здравствуй. – слушаю его скомканные объяснения, замечая по его растерянному взгляду, что он волнуется. В любом другом случае меня бы это умилило, серьезно, но сейчас. Сейчас мне отчего-то стало легче и приняв в руки подарочный букет, я покорно устроилась на предложенном стуле, махая в сторону мужчины рукой, предлагая ему прекратить оправдываться. – Это очень мило с твоей стороны. Я не ожидала. Видимо, разговор будет очень серьезным, раз ты решил начать задабривать меня еще до начала ужина?
Все-таки теплая ухмылка скользнула с моих губ, и поправив подол своего платья. Я разгладила на коленях белоснежную салфетку, в очередной раз поражаясь болтливости своего кавалера.
- Нет, ни разу тут не была, но внимательно изучила ресторан в интернете, перед тем как начать собираться. Говорят, тут готовят очень вкусную пасту, ее я, пожалуй, и закажу. – выискивая в меню то самое блюдо, которое было разрекламировано на афишах в интернете, я краем глаз следила за Максом, тщательно его изучая и пытаясь понять, что творится в его голове, что он задумал?
Вопрос о Митчелле немного меня смутил, и отложив папочку, я сделала глоток прохладной воды.
- У него все хорошо. Может, все-таки стоило взять его с собой, раз это тебя так интересует? – нет, не удержалась и не смогла промолчать, заполняя помещение ресторана тихим мелодичным смехом. Мне даже стало любопытно, почему Брауна так интересует мой кавалер?
- Французская? – снова переключаемся на светскую беседу, я, конечно, не против, было забавно смотреть на Макса, который пытается не перепутать вилки на столе и не снести половину приборов. – Даже не знаю. – удивительно, но этот, казалось бы простой вопрос загнал меня в тупик. Я замолчала, озадаченно глядя в меню, понимая, что не люблю какой-то определенной кухни, что никогда не отдавала предпочтение тому или иному блюду, только потому, что оно вкуснее. – А тебе? Я возьму вот эту пасту. Спиртное? – снова вопросительный взгляд на Макса, после чего я резко выпрямляюсь, привлекая к себе внимание мужчины. – Наша встреча просто поговорить все больше и больше напоминает свидание.
Так, фраза вскользь, по реакции на которую я пойму о правдивости своих догадок. Благо, пытать тренера мне больше не придется, и он наконец завел тему о нашей свадьбе.
- Ты полагал, что оскорбив меня, твой отец сразу передумает устраивать нашу свадьбу? Макс, это так глупо. Я не обиделась на тебя за это, перестань. – Еще как обиделась, но я же блин приличная, и убивать людей за то, что у них плохой вкус преследуется законом. – Да, мне это тоже нужно, но боюсь, глупые концерты с незнакомыми девицами в роли невест тут не помогут. Я видела контракт своими глазами, дворецкий снял для меня копии… - роюсь в своей сумочке, доставая от туда небольшую стопку бумаг. – Вот, смотри, здесь указано, что для слияния капиталов достаточно и трех месяцев нашего брака. Знаешь, большинство семейных пар именно за этот промежуток времени осознают, что не смогут жить друг с другом вечность, и наш развод не будет выглядеть для прессы подозрительно. Так глупо, словно окружающие нас люди совсем лишены интеллекта и не понимают, что вся эта игра в жениха и невесту только удачный ход для бизнеса. – и снова разговоры о Брине, я нахмурила брови, делая вид, что увлечена прочтением договора, но Макс оказался слишком настойчивым со своими вопросами и попытками научить меня чему-либо.
- Мы с Митчеллом встречаемся, и знаешь, мы относимся к той категории людей, для которой отношения – это в принципе серьезно. У тебя бывает по-другому? – облизываю губы, вновь пригубив прохладной воды. Снова начинаю волноваться, потому что когда на меня нападают с такими интимными вопросами, мне становится не по себе. Я не планировала такого поворота. – Это тебя не касается. – люблю я его или нет, это дело только мое. – Истины о чем? Что не стоит жениться на пьяную голову? Тогда зачем на свадьбах все пьют за здоровье жениха и невесты? Все относительно, но я не хочу обсуждать это здесь и сейчас, и тем более с тобой. Макс, почему тебя так волнуют мои отношения с Митчеллом? Ты будешь на протяжении всего вечера у меня о нем выпытывать?
Ну вот, болтливость мужчины передалась и мне. Я не могла заткнуть свой рот, ловя себя на мысли, что если Макс задаст хотя бы еще один вопрос о Брине, я точно сорвусь до грубости. Спросите, почему я так не желала говорить о своем молодом человеке? Хотя бы потому, что сейчас мне было перед ним стыдно. Я нахожусь в ресторане, в который он никогда бы не смог меня сводить, с человеком, с которым у него не самые дружеские отношения. С Максом, который в будущем станет моим законным мужем. Не думаю, что Митчелл отнесся бы к этому поступку с пониманием, поэтому он о нем и не узнает. Но и трепать свои нервы разговорами о Брине я не хотела. Я пришла сюда не для этого.

+4

4

Где-то далеко
Тонут облака.
Знаешь, как легко
Не понять тебя.

Мы сидели друг на против друга, я чему-то улыбался, она все таки пришла! Я знаю, что Скарлетт принадлежит к такому типу женщин, которые или приходят вовремя или не приходят вообще. Мне льстило, что не смотря на все наши ссоры и взаимные оскорбления она нашла в себе храбрость прийти. Целю нашего свидания, а я считал встречу именно такой, было планирование помолвки. Жениться мы не хотели и первым пунктом в плане «А» стояло – не допустить свадьбы. Я знал, что существует брачный договор, в котором сказано, что если мы разводимся в ближайшие пять лет, то семья Метью остается ни с чем, уверен, они не допустят этого развода ценой собственной жизни. Да  развод – это пятно на репутации любой уважающей себя женщины, штамп о нем не прибавит Метью популярности, лишь наградит косыми взглядами коллег.
- Не стоило, - чувствую, что она на взводе, что-то ее явно беспокоит и не дает расслабиться.
- А даже если это свидание, то что? Сбежишь? – Подмигиваю невесте, одобряя ее выбор. – Паста с лососем у них и правда вкусная. Неужели ты думаешь, что интернет заменит живой поход  в ресторан, и зайдя на сайт, ты сожжешь считать, что хорошо его изучила? Какой в этом резон, Скарлетт? Бродить о сети, тратить время, когда можно приехать на пять минут раньше и посмотреть все своими глазами. – Пожимаю плечами, я даже дорогу проверял по карте перед выходом из дома только в случае крайней необходимости, например, зная, что времени искать не будет, а спросить не у кого, в остальном предпочитал разбираться по ходу дела. Скар же была всегда осведомлена и вооружена до зубов, какого бы вопроса это не касалось.
- Глупо смотреть на ресторан в интернете, а экспериментировать – признак креативного ума. – Была у меня такая черта, как умение преподносить очередной косяк своего характера в выгодном свете. Кто сказал, что я хотел оскорблять? Это была всего лишь проба пера. Не получилось и ладно.
Беру из ее бледных ладоней стопку документов, бегая глазами по строкам:
«Настоящий договор вступает в силу…», так, это можно пропустить.
Я узнал, что контракт вступает в силу с 25 мая, дня, когда мы должны были стать муже и женой. Что контракт действителен 10 лет с момента заключения брака, подлежит нотариальному заверению, и что мы не имеем права после этого акта вносить ккие-либо изменения.
- А тебя устраивает тот факт, что в случае развода ты останешься ни с чем? Все отходит моей семье. Читай раздел первый, предмет договора, пункт одиннадцатый. Если тебя это не волнует, то вот твой отец вряд ли согласиться. Приехала из Канады моя сестра, с мужем хочет расширять свой ресторанный бизнес,  так вот деньги от сделки под названием «брак» идут на развитие сети ресторанов по всей Калифорнии, кажется, совладельцем будет твой отец, или брат, точно не знаю, но Мила ради этого вернулась из другой страны. Зная мою сестру, смею предположить, что ради фигни она бы лететь не стала. Она даже открытки мне шлет на Рождество через раз. – С Роуллинг-Браун я еще не встречался, но вчера вечером отец сказал мне, что Мила уже в черте города. Я хотел бы увидеть ее, все таки мы не общались в живую уже несколько лет, но тот факт, что пребыла в Сакраменто она отнюдь не из чистых семейных побуждений немного портил радость ожидания.
- Люди-то понимают, - соглашаюсь с замечанием Скарлетт, - ты не понимаешь что после 25 мая хода назад не будет.
- Это меня касается, если ты его не любишь, то чего я так распинаюсь? И как, ему приятно, что его любимая отдана другому?
– Иногда я умел быть серьезным. Не смотря на все стычки с Брином я его уважал. Он был простым парнем с чистым и добрым сердцем, готовым за любимую и в огонь, и в воду, и грудью на тернии, этим он мне симпатизировал, мы могли бы быть хорошими друзьями, и мне бы было чему поучиться, но вот только так вышло, что волей случая мы стали соперниками. А еще у меня скверный характер, я часто кажусь хуже, чем есть на самом деле, это отталкивает людей.
- Не заводись, я всего лишь спросил, или тебе слабо сказать правду? Что ты его любишь? Не переживай, не съем я твоего дорогого Митча. – Смех встает комом в груди, я представляю эту картину – как злобный-злобный Браун занимается людоедством и сжирает неугодных людишек. «Тело Дженнифер» по сравнению с видеорядом, развернувшимся у меня в голове.
- Может быть меня волнуют ваши отношения, потому что меня волнуешь ты? – Даже не знаю, к чему я это сказал, но мне было на нее не плевать, она меня волновала, как друг детства или человек, которого я не брошу в беде ни при каких условиях.
Принесли нашу еду, я отложил в сторону все лишние приборы, оставляя только вилку и нож. За нами никто не следит, нет журналистов, нет любопытных глаз и вездесущих сплетников, так что можно расслабиться. Тут я заметил за соседним столиком подозрительное оживление – какая-то баба фотографировала нас на свой айфон, завтра по любому выложит на фейсбук или куда похуже.
- Кажется, за нами следят. – Ненавязчиво кошусь на соседний столик, где девица все еще продолжает нас снимать, наверно на видео!
- Как паста? – Бумаги теперь лежал на столе по правую руку от меня, все что я хотел из них узнать, я узнал. Теперь я хотел узнать Скарлетт, а поэтому не велся на ее агрессивные и колкие реплики в мой адрес. Мне было любопытно, меня то о моей личной жизни никто не спрашивал! Я бы рассказал, но вот незадача, это никому не интересно, так что буду пытать ее. Если любит Митча, подкатывать не имеет смысла. А вот если сомневается, почему бы и нет? У нас свободная страна, свободные отношения, а мы свободные люди, я даже не знаю, где и с кем сейчас находится Миранда.

+3

5

Я дышала как можно глубже, чтобы случайно не выдать своего волнения: ни в голосе, ни в поведении. Его повадки, его голос и мимика смущали меня до бесконечности, и даже моя хваленая твердость и решимость не могли заставить меня поднять свой взор и посмотреть ему в глаза.
Это было так необычно, вдруг позволить себе поверить в то, что у Макса Брауна появился ко мне интерес. Это казалось мне такой детской наивностью, что я даже едва заметно ухмыльнулась своим мыслями, отрицательно кивая головой, срочно пытаясь вернуть своему голосу былую интонацию ничуть не заинтересованного собеседника. Но кажется, кажется мне не удалось этого сделать.
- Нет, не сбегу, я голодна и хочу обсудить нашу проблему. – До самого последнего момента я планировала вести себя так, словно это всего лишь деловой ужин. По сути своей, он таковым и являлся, я не считала Брауна своим ухажером, скорей, нас связывает общая проблема, суть которой как раз и была изложена на бумагах, что мне удалось привезти из дома. Мужчина читает мелкий шрифт вслух, пока я вновь делаю неуверенный глоток прохладной воды, загипнотизированная его губами. Так и сидела, молча следя за каждым словом, что он произносит, совершенно упуская из виду их смысл. Но факт о сроке нашего брака – в пять лет длиной, заставил меня оживиться.
- Как пять лет? – встрепенувшись, как голубка, напуганная дикой кошкой, я выхватила у Брауна документы, проводя пальцем по строчкам, в надежде не найти этой ужасающей для меня правдой. Но увы, Макс был прав, и в случае развода раньше, моя семья останется ни с чем. – Пять лет. – словно собственное эхо, произношу я, оседая на стуле и теряя свою прежнюю идеальную осанку бывшей балерины. Эта информация настолько вывела меня из уравновешенного состояния, что держать себя в норме казалось бесполезной тратой времени и собственных сил. – Пять лет…
Неужели так много? Неужели для того, чтобы укрепить торговые связи, нужно так много времени? Неужели столько лет моей жизни уйдут в пустую, уйдут на ненужную мне семью, на не любимого мною мужчину, на все то, что так не мило моей душе, чего не требует мое сердце.
Мне захотелось сдаться, плюнуть на манеры, и просто спрятаться в собственных ладонях и дать волю своим эмоциям, разрыдаться и выплакать на белые скатерти свою злость, обиду и негодование. Ах, если бы  слезы могли чему-нибудь помочь. И вряд ли бы они омыли мою душу от переживаний, волнений и обид. Господи, помоги мне, помоги мне найти выход из этой сложной ситуации.
Кажется, пауза в нашем диалоге слишком затянулась, и я растеряно подняла кофейные глаза на мужчину.
- Мои родители останутся ни с чем? – в какое-то мгновение я решила больше не строить из себя холодную леди. К черту, к черту это все, к черту маски и мои ежедневные игры в совершенно другого человека. Новости от Макса настолько озадачили меня, что сил на то, чтобы держать себя в узде просто не осталось. – Но почему? Для чего это нужно нам? Мой отец владелец нефтяной компании, не думаю, что от какого-то ресторана его прибыль увеличится настолько, чтобы он жертвовал пятью годами моей жизни! Я не понимаю, зачем нам это. Это выгодно только вам.
Ну конечно, некая сестра Брауна будет при деньгах и ресторане, Макс будет при жене и кухарке, от которой можно свободно ходить налево и не переживать по пустякам, их родители будут купаться в деньгах, а что получили мы? Что получила я, кроме порции унижения и стыда?
Вдобавок ко всему Макс со своими едкими замечаниями по поводу Митчелла, от чего на душе стало еще более гадко.
- Что значит – распинаешься? Пригласил меня в ресторан для серьезного разговора – это ты считаешь великим подвигом? – я смотрела на мужчину с недоумением, просто не представляя, как он мог из моего прихода сюда возомнить, что я не верна своему молодому человеку. – Отдана другому? Браун, тебе не кажется, что ты вообще не тот человек, который будет мне говорить о правилах приличия и уж тем более о верности? Расскажи мне, сколько дней максимум ты не изменял Миранде? Три? Три с половиной?
Честно сказать, после такого оскорбления, мне захотелось просто встать и уйти. Для меня было унизительным просто прийти сюда за очередной порцией издевок и обидных слов в свой адрес, а уж сравнение с шлюхами тем более обидело меня до глубины души. За что? Я искреннее не понимала, за что? Что я сделала Максу такого плохого, кроме того, что была обязана стать ему женой.
- Я не считаю нужным говорить эту правду тебе. Личная жизнь, она на то и личная, чтобы никому о ней не докладываться, ты так не считаешь? – уже собираясь вставать, я все-таки осталась на своем месте. Нам принесли наш ужин, и решив, что вкусная еда хотя бы немного поднимет мне настроение, я взяла в руки вилку… чтобы через мгновение с грохотом уронить ее на пол.
- Это совсем не смешная шутка, Макс. – лично мне она такой не показалась. Официант заменил мне прибор, и в тишине мы принялись за ужин, отвлекаясь лишь на надоедливую девушку с телефоном, для которой мы, судя по всему, показались интересными объектами для сплетен по сети.
- Отлично, завтра в газетах напишут, что Макс Браун не умеет есть вилкой и воровал у своей спутницы еду. Лично я так бы и написала. – я даже смогла улыбнуться, не знаю, может на меня так действовало вино, что мы заказали к ужину? Хотя будем откровенной, моя улыбка была скорее следствием наступающего нервного срыва. Руки тряслись, я то и дело стучала железными приборами о свою тарелку, нервно сглатывая и сдувая прядь волос с лица. – Паста? Вкусная, попробуешь? – прихватив на вилку немного своего блюда, протягиваю ее Брауну на пробу, без всяких там намеков и замыслов, мне действительно было не жалко еды, да и не такая уж я и брезгливая.
Пока Макс пережевывал пищу, я вновь устремила свой взгляд в документы, надеясь найти там хотя бы одну лазейку.
- Но должен же быть выход, может, если развод будет по желанию обеих сторон, контракт будет разрушен? Ну или… Ой смотри, в случае измены со стороны одного из супругов договор будет расторгнут. Здорово, тогда мы разведемся уже на следующий день после свадьбы! – это вселило в меня надежду! Я воспряла духом, гордо выпрямляя спину, не сразу замечая, что та девушка с телефоном уже оказалась рядом с нами.
- Вы Макс Браун и Скарлетт Стоун? – на своем имени я поморщила нос, но согласно кивнула, выжидающе глядя на Брауна, рассчитывая, что он как мужчина, сейчас быстренько разберется и избавит нас от надоедливых фанатов. Его фанатов, в этом я не сомневалась. – А это правда, что вы скоро поженитесь? Обсуждаете предстоящую свадьбу? Много ли будет народу? А доступ журналистам вы откроете? Макс, не жалеете ли о столь поспешном решении завязать с холостяцким образом жизни?

+2

6

- Десять лет, Скарлетт, десять, - я понизил голос, стараясь таким вкрадчивым образом проникнуть в ее сознание, но девушка впала в ступор, только шевеля бледными губами и повторяя магическое «пять».
- Да, твоя семья останется ни с чем. Думаю, имеется в виду только все имущество, нажитое во время нашего брака, то есть все вклады твоего отца в ресторанный бизнес отойдут нам. Не стоит так пренебрежительно отзываться об этом. Рестораны, конечно, не газ и нефть, но это очень прибыльное дело, это семейный бизнес моей сестры и ее мужа Роуллинга. Думаю, раз твои родители согласились, значит им с этого будет немалый куш, но я не буду додумывать о том, что это будет. К тому же это хороший повод избавиться от тебя и поиметь с этого деньги. Ты не думала, что тебя бы и за бесплатно спихнули, только это бизнес, и каждый ищет выгоду, Стоун старший не исключение. Этот человек даже когда чист зубы, ищет выгоду и наживу, как и мой отец. Твои родители ничего не теряют, можно сказать, мы делаем вам услугу, как бы скверно это не звучало, мы же в замен получаем взаимовыгодное партнерство и расширение семейного бизнеса, куда войдет и твоя семья. Это не один зачуханный ресторан на отшибе Сакраменто – это крупная торговая марка по всей Калифорнии и может быть даже США. У Милы есть дело в Канаде, они начинали с низов и хорошо поднялись. Видимо, настолько хорошо, что наши родители решили вложиться в это дело, - я делился своими домыслами, орудуя ножом и вилкой. И не надо тут говорить, что я не умею пользоваться столовыми приборами. – Половина из этого – только мои рассуждения, я знаю не больше, чем ты, кроме того, что вся эта каша заварилась с того момента, как Мила решила расширять сеть, понадобились дополнительные источники денег и инвесторы. Я даже точно не знаю, какая роль отведена твоему отцу, но не сомневаюсь, что важная. Ты же ну думаешь, что я восторге от этой идеи? – Мало ли, может ей показалось, что я горю желанием быть окольцованным?
– А контракт не для них, для нас. Формально вы ничего не теряете кроме вложенных денег, мы теряем инвестора и партнера, вот только подумай, нафига им нужна обуза в твоем лице? Думаю, твое обеспечение ложиться на лечи нашей семьи. Ты не думай, мне не жалко, можешь и с Брином жить в шалаше, просто им выгодно от тебя избавиться и избавиться так, чтобы ты не вернулась. – Мне мои доводы казались убедительными. С детства Скарлетт готовили только для одной миссии – стать женой. И вот ее время пришло. Конечно, в детские годы я и подумать не мог, то ее мужем быть мне, все-таки у нас ощутимая разница в возрасте, но из нашего окружения все ровесники были либо слишком глупы не под стать Метт, либо уже женились по велению своего сердца.
- Зачем я буду врать про три с половиной, если не уверен и в двух? Только я же не говорю, что люблю ее. Чего ты так ерепенишься? Я знаю тебя уже сто лет, а ты мне не доверяешь, словно если я узнаю, что Снежная Королева влюбилась, это сделает тебя передо мной уязвимой. Все мы люди, все влюбляемся, просто иногда не в тех. Ваши отношения обречены, - я говорил это не со злостью, не с ревностью или сожалением, просто я четко понимал, что ее родители не одобрят сей выбор. И ей придется либо отрекаться от семьи, либо от любимого человека. Мне в этом плане было проще – меня не контролировали, я мог встречаться и спать с кем угодно, хоть с торгашкой привокзальной без прописки, а жениться… Я не думал об этом всерьез. Как-то так получалось, что меня окружали девушки моего круга – модели, адвокаты, актрисы (привет, Лори!). Уилсон единственная не выделялась ничем, но в те годы о браке я не думал даже мимолетно.
- Это не шутка. – Продолжаю как нив чем не бывало.
- Ты меня интересуешь… - Пауза. – Ты мне нравишься. – Пауза. – Как друг. Или даже сестра. И не надо делать такие глаза, ты же не страшная или глупая. К тому же я знаю тебя уже много лет, еще с тех пор, когда у тебя волос было больше и ты не была такой вредной. – Кажется, я опять ляпнул что-то не то. – Про волосы я пошутил, если что. 
- Будет, но в таком случае твоя семья потеряет все вложения. Это строка – чистая формальность, любой приличный юрист разберется с  этой проблемой за один визит. Они не ждут тебя обратно, пойми, - протягиваю руку, беря ее за ладонь.
- Зачем рваться к тем, кто тебя не ждет? Кто изо всех сил пытается от тебя избавиться? Я не собираюсь тебя обижать, будем жить раздельно, - хоть снимки для газет получаться красивыми.
- Ты с Митчеллом, я с Мирандой, хотя я от нее устал, думаю найти новую девушку.
Тут нашу идиллию прерывают, около столика оказываются незнакомые люди, я тягостно вздыхаю, даже поесть не дают. При том, я не знаменитость, вообще никто в этом мире, чтобы за мной ходили папарацци попятам, но в обществе Стоун мне поразительно везет.
- Правда, это мы. Вот, держите мою визитку, тут написан мой номер, позвоните завтра в первой половине дня  и назначим встречу, я все вам подробно расскажу. Скарлетт будет со мной, можете даже нас поснимать. – Парень оживился, доставая фотокамеру. – Завтра поснимать, сейчас у нас свидание, вы уж извините. – Разумеется, ни с кем встречаться и ничего обсуждать я не собирался. Вообще Скар во всем этом виновата, это к ней вечно липнет пресса, чуют свою видимо.
Репортеры нехотя отошли от нашего столика, я убрал руку с ее руки, оглядываясь. – Кажется, сидеть спокойно нам тут недолго осталось. И я понимаю, плана у нас нет? Тогда может быть заключим мирный договор? Сколько времени осталось до бракосочетания? Платье уже купила? – Мне и покупать нечего, в шкафу навалом классических костюмов, надену любой приличный. Да, я уже смирился с тем, что этого рока нам не избежать, а если не можешь изменить ситуацию, то что? Правильно, измени свое отношение к ней. Значит, нам стоит работать одной командой и тогда, быть может, все пройдет не так скверно.
- Что там тебе пообещали после? Отдельную квартиру? Кстати, а куда Майкл делся? Вроде бы ты у него жила, а сейчас, выходит, и так одна? – Тарелка опустела, сигнализируя о том, что свое мы уже отсидели.
- Цветы не забудь, - паста с ее вилочки оказалась действительно вкусной, но доедать ее Метью, кажется, не собиралась, да и я как-то быстро насытился, в такой ситуации кусок в горло не лезет, если честно. Я хотел помириться и показать себя с лучшей стороны, сделать так, чтобы она действительно мне верила, а вышло все как всегда. Мои хамоватые повадки не могли притихнуть ни на минуту, то и дело демонами вырываясь наружу. Странно, обычно с девушками я вел себя более непринужденно, может быть потому что мне было все равно на комплект красивых глаз и длинных ног? А на Метью мне было не наплевать, поэтому я то и дело, словно пятиклассник, пытался неумело обратить на себя внимание той, которая раньше  казалась слишком недоступной.

+2

7

Макс снова вставил свое едкое замечание, заставляя меня впасть еще в больший ступор. Десять лет, почему десять лет своей жизни я должна посвятить совершенно чужому мне человеку? Тому, кто не уважает меня, не ценит, и даже не считает нужным контролировать свои хамские повадки. Цепляя меня каждым словом, каждым предложением, ад просто колючим взглядом. Находиться в его кампании было просто невыносимо, я слушала его слова, что словно камни нагромождали мою душу, не давая даже вдохнуть полной грудью. Отчаяние, одно лишь дикое отчаяние и желание встать и просто уйти из-за стола. Сил и желания улыбаться больше не было, я смотрела на Брауна пустым взглядом, не понимая, зачем он говорит мне все эти обидные вещи. Что я никому не нужна, что все хотят от меня избавиться, словно я лишь средство оплаты каких-то долгов, средство достижения большей прибыли, всего лишь разменная монета для своих родителей.
Меня словно продают в рабство, получая от сделки как можно больше выгоды. И Браун, он сидит с видом вселенской значимости в моей жизни, мол, Метью, хорошо, что ты достаешься именно мне, смотри какой я великодушный, я разрешу тебе жить отдельно…
- Очень рада за вашу сестру, но искренне желаю вашему бизнесу прогореть и развалиться.  Счастья на чужом несчастье не построишь. – неужели им самим не противно? Неужели деньги в наше время стали намного ценнее окружающих тебя людей, родных или близких? Противно было осознавать, что я отношусь к этому слою общества, в котором люди готовы погрызть друг другу глотки за жалкие доллары. Неужели я однажды тоже стану точно такой же? – А разве ты не в восторге? Ты с таким удовольствием рассказываешь мне о том, что я никому не нужна, что все только мечтают от меня избавиться, а ты, такой хороший, покорно принимаешь меня в свои объятия. Как тебе? Нравится это чувство превосходности? Потешил свое самолюбие за мой счет? Нравится?
И он еще спрашивает, почему я ему не доверяю?
- Как можно доверять человеку, который каждую секунду пытается тебя унизить, оскорбить и уколоть побольнее? Ты хотя бы иногда умеешь быть нормальным? – хотя какое мне до этого дело? Мне с ним жить? Не думаю, я не смогу провести с ним и дня под одной крышей, мы точно разругаемся, да и вообще… Ни к чему хорошему это не приведет.
И снова эти издевки, сравнения с сестрой, которые почему то показались мне оскорбительными. О Боже, Метти, ты хочешь нравиться ему как женщина?
От этих мыслей щеки покрылись алым румянцем, мне стало стыдно за себя и свои мысли, и я судорожно стала вспоминать слова, обидные до глубины души, что буквально пару минут назад сказал мне жених.
- Конечно, мы будем жить отдельно, об этом даже речи быть не может. Я останусь у Майкла. – сова намеки на то, что меня никто не ждет и я никому не нужна. В груди разгорался пожар негодования, и чтобы хоть как то его потушить и успокоить, выпиваю бокал вина залпом, терроризируя Брауна ненавидящим взглядом. С этим мужчиной я точно стану либо алкоголичкой, либо истеричкой, которую снова упекут в психиатрическую лечебницу. Он давил на самое больное, на то, чего я опасаюсь и пытаюсь избегать уже который год. Интересно, Макс знает об этом моем страхе или бьет наугад, попадая в самую цель?
Хотелось ненавидеть его за это, желать смерти и вселенских бед, но я не могла, лишь устало закрывая глаза и пытаясь съесть еще хотя бы вилку своей пасты.
- Еще вина, пожалуйста. – но есть не хотелось, хотелось выпить, напиться и забыться, в мои восемнадцать лет алкоголь казался мне единственным лекарством от душевных бед, от того, когда тебе буквально плюют в лицо.
К нам подходят, и я отвлекаю внимание от себя в сторону Брауна, забирая у официанта бокал и делая жадный глоток. Когда нам наконец можно будет разойтись? Когда я смогу вернуться домой и выплакать свои обиды в тишину, в закрытое окно, укрывшись теплым одеялом, как в детстве, словно оно сможет защитить меня от жестоко и грубого мира.
Не понимаю, за что мне все это. Почему я должна лицемерно улыбаться журналистам, держать Макса за руки и изображать из себя счастливую невесту. Я не знаю – что такое счастье, я не знаю – что такое быть любимой и выходить замуж по любви. Я не знаю даже элементарного – что значит, быть кому то нужной, и какого ощущать – что тебя ждут.
Макса ждут, ему хорошо, даже слишком, иначе бы он не показывал в очередной раз свое превосходство надо мной. И этот человек будет моим мужем, и эти издевки мне придется терпеть каждый день в течении десяти лет. Господи, почему я не умерла в тот день? Почему ты не дал мне умереть?
- Ровно месяц. – стоило незнакомцу отойти от нашего стола, я тут же поднимаюсь на ноги, поправляя волосы, убирая одну прядь за ухо. – Ни о каком мирном договоре и речи быть не может. – я смотрю ему прямо в глаза, чтобы он смог увидеть, насколько сильно он обидел меня, насколько сильно я не желаю его видеть. – Я прошу тебя, я не хочу видеть тебя до свадьбы, не хочу слышать о тебе ни слова, ни одной весточки. Этой мое единственное желание, и пусть это и будет то, что я получу взамен.
Замечание про цветы, а я смотрю на него с непониманием. Неужели он думает, что после всех тех слов, что он сказал мне, я приму от него этот букет? Я ничего не ответила, роясь в сумочке и доставая кошелек. На стол опускаются две крупные купюры, которых хватит и за мой ужин и за два выпитых мною бокала вина, и даже останется на чаевые.
Последний взгляд в сторону Макса, кивок на прощание, и быстрым шагом я отправилась в сторону выхода, стараясь слишком сильно не торопиться, хотя честно сказать, хотелось бежать. Чувствую. Как по щеке рисует тонкую дорожку горячая слеза, и прибавляю шагу, желая поскорее добраться до дому.

+2

8

Когда я сказал про цветы, она лишь с укором посмотрела на меня, говоря то, что я опасался услышать больше всего. Ровно месяц мы не буем видеться, я пропаду из ее жизни, мы не созвонимся и не обсудим список гостей. Я привык к тому, что она в моей жизни есть, что она подруга детства и унижать ее я тоже привык. Я делал это не со зла и не просчитывал на ход вперед, просто слетало с языка неосторожное слово и в наших отношениях это было в порядке вещей. Ее речь меня уколола в самое сердце, она была единственной девушкой, которая не обращала на мня совершенно никакого внимания, от чего опускались руки и я впадал в агрессию, перемешанную с отчаянием и разочарованием в себе. Почему так? Почему мне хочется во что бы то ни стало обратить ее внимание на себя? И почему моя уверенность, галантность и шарм рядом с ней превращаются в пшик? Почему не с другими? Кто может ответить на этот вопрос? Но в ответ звучала лишь немая тишина, даже музыка в ресторане стихла. Она смотрела мне в глаза, метко, пристально и упрямо, преисполненная гордости и женского достоинства. Метью всегда умела стойко сносить обиды и поражения, иногда мне казалось, что ее сердце из кремня, у всех у них, Стоунов, оно словно каменное, их невозможно пробить. На какой кобыле не подъедешь, все равно всегда все будет не так.
Меня поглотило отчаяние, я действовал импульсивно  совершенно необдуманно, хватая со стола букет, до этого мирно стоявший в вазе и швыряя белые цветы ей под ноги, пусть топчет. Они сломались, кали воды со стеблей попали на дорогие туфли Скар.
- Да пошла ты! – Я бы сказал, куда ей пойти, но словно невидимая рука вовремя дала мне по губам, заставляя заткнуться. Она ушла, я смотрел ей в след, в спину, она не шла, она летела, и в итоге скрылся за тяжелой дверью ее хрупкий силуэт.
Тогда я посмотрел на цветы, сломанные и мокрые, валявшиеся на полу. Они чем-то напомнили мне ее, такую же надломленную, в слезах, разбитую и униженную. Я знал, понимал примерно, что было бы на душе у нормального человека в ее положении. Но о чем думает она? Я задавался этим вопросом несколько минут, глядя на покалеченные стебли, еще недавно бывшие букетом.
На столе лежали две смятые и мокрые от брызг купюры, я взял счет, вкладывая в него столько наличных, сколько было нужно чтобы оплатить наш совместный ужин и чаевые. Не смотря на то, что в данный момент я ощущал себя как обиженный ребенок, мне было приятно считать, что я сводил ее за свой счет.
А за свои слова она еще поплатиться, я уверен. И пусть я первый задел ее, для меня это в порядке вещей, а вот она будет жалеть о том, что отвергла руку помощи и доверие.

Конец!

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » мы с тобой две капли разные