Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Что ты кричишь, я еще не начал тебя резать.


Что ты кричишь, я еще не начал тебя резать.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Gabriel Marquez, Trish Wexner
Место: Больница, а дальше как получится.
Время: Конец мая.
Время суток: День-вечер
Погодные условия: Тепло.
О флештайме:
- А твоя совесть в курсе, чем ты занимаешься?
- Совесть в доле.

Отредактировано Trish Wexner (2013-05-25 17:03:57)

+1

2

Я смотрю в зеркало. Провожу пальчиками по бедрам, словно приглаживая белоснежный халат, хотя на самом деле любуюсь собой. И пусть это не скромно. Вообще, не вижу ничего дурного в том, чтобы любить себя. Так ты хотя бы будешь уверена в том, что любовь взаимна. Собираю волосы в хвост, параллельно улыбаясь сама себе. Настроение прекрасное. Хочется чего-нибудь из ряда вон выходящего. Особенно, учитывая тот факт, что я любительница всего крышесносящего и нереального. Однако, к моему глубочайшему сожалению, я вынуждена находиться здесь, в этой больнице. Всаживать в несчастных иглы и заниматься остальными не очень приятными делами. Не знаю, за каким фигом я пошла на медицинский, может, просто халат понравился, но сейчас уже все равно. Я делаю то, что делаю.
Гордо выпрямив спинку, я шагаю к палате, куда доставили какого-то парня с ранением. Распахиваю дверь и, чуть сощурив глазки, оглядываю с ног до головы того самого паренька. Взгляд зацепился за тату. Мм, весьма неплохо. Подхожу ближе и чуть нагибаюсь, чтобы поближе осмотреть рану. В него что, стреляли? Весело. Выпрямляюсь и отхожу, чтобы взять все необходимое.
      — Ничего страшного. Это всего лишь рука, - попыталась успокоить парнишку, подготавливая шприц с внутривенной инъекцией. Я не бессердечна, просто насмотрелась уже такого. И похуже были. Сделав все, что требуется, я аккуратно ввела иглу ему в вену, затем приступила к основному.
      — И как тебя угораздило?  - вопросительно изогнув левую бровь поинтересовалась я, пока руки делали то, что нужно.  Вообще-то меня редко когда волнует то, что случилось с моими пациентами. В большинстве случаев, ничего интересного, но здесь совсем другое. Огнестрельное ранение, как ни странно, встречаешь не так часто. По крайней мере, я не могла похвастаться большим опытом в оказании помощи людям, кому всадили пулю. Может, этот парень убегал от мужа какой-нибудь девицы, однако не успел, и тот выстрелил в него, хах. Всякое бывает, удивляться нечему. А, может, и вовсе что-нибудь нереальное. Но лучше уж пусть сам расскажет, если конечно расскажет, а то моя фантазия унесет меня в самые дебри.
       — Сейчас будет немного больно, потерпи, - сомневаюсь, что будет больно немного, потому что я должна была обработать рану, но да по фиг, ему же терпеть. Я начала аккуратно проводить ваточкой с раствором вокруг не такой уж и больной раны, как вдруг дверь открылась и сюда вошли люди в форме. Что за..? Бровки сошлись на переносице, я не понимающе уставилась на шкафоподобных мужиков. Да уж. И что они тут забыли?

Отредактировано Trish Wexner (2013-05-26 20:18:52)

+1

3

Херовое дело – попался как мальчишка. Нужно было выбрать место менее людное и время более позднее. Но по всем прикидкам именно это место и именно этот час были идеальными, чтобы снять цель. Вот только цель оказалась подготовлена и дала сдачи. Пуля прошла по касательной. Зацепив не крепко, но вполне ощутимо. Впрочем, я никогда бы не сунулся в больницу, если бы… не какая-то сердобольная тварь, услышавшая шум и вызвавшая скорую. Не удивлюсь если и копов тоже. Первоначально удалось претвориться случайным прохожим. Несчастным пострадавшим. Но отмазаться от помощи – нет.
Дело херня. Точно. Я чувствую это. Сидя в пропахшей спиртом и еще какими-то лекарствами палате и дожидаясь, когда самовлюбленная медсестричка займется моим здоровьем. На кой хрен эта свиристелка делает мне укол? Снотворное? Я слишком подозрителен, чтобы спустить все на тормозах, чтобы принять как данность. Я не знаю зачем мне укол и не хочу его. Я даже пытаюсь сопротивляться, но она вкалывает мне иглу в вену. Меня не вырубает сей же миг и это хорошо. Я даже радуюсь, насколько это вообще возможно в поганой ситуации.
Как меня угораздило? Детка, ты точно хочешь поговорить об этом? Может быть лучше закроешь свой ротик, которому явно нашлось бы применение куда лучше, чем тупая болтовня, и займешься делом? Или ты хочешь, чтобы я поведал тебе сказочку про белого бычка? Рассказал, как тяжело мне живется на свете и как в подворотне на меня напали злые дяди? Извини, милая. Но я совсем не сказочник. Я просто убийца. Или ты ждешь от меня правды? Ха-ха, не будь столь наивной…
Я неопределенно мотнул головой и проигнорировал ее вопрос. Никаких откровений. Она мне не подружка, чтобы я душу тут наизнанку выворачивал. И не бармен в баре, где я люблю порой напиться. Даже ему не выворачиваю. Так почему она подумала, что особенная?
Ватный тампон прошелся по краям раны, а мне пришлось покрепче сцепить зубы. Не то чтобы слишком больно. Скорее неприятно. Жжет. Но я уже большой мальчик, чтобы справиться. Я глазею куда-то в сторону окна, где синеет небо. Мой взгляд скучающий, перепрыгивает с вещи на вещь, снова возвращаясь к окну, пока девушка хлопочет над моей раной. Какого на хрен черта? Я бы и сам мог все сделать. Полил бы водкой и дело с концом. Может быть кто-то из наших вызвался бы подлатать. Хотя на мне и так все заживает как на собаке.
- Долго еще? – успеваю спросить я, когда дверь в кабинет распахивается. Пиздец. Приплыли! Я знал, что так и будет.
- Ни с места! – громовой голос разлетается по помещению. – Габриэль Маркес, вы арестованы за попытку убийства! – А я пулей слетаю с кушетки, хватая лежащий на столе скальпель. Второй рукой резко дергаю на себя удивленную медсестричку. Детка, ты хотела правды? Вот она, милая. Твой самый страшный кошмар становится реальностью.
Острие скальпеля царапает кожу ее шеи.
- Не дергайтесь! Иначе я убью ее, - мой голос холоден и непроницаем. Тверд как гранитная скала. Мне в пору бы начать бояться, но я не боюсь. Я вообще ничего не боюсь. Тем более, когда в моих руках ни в чем не виновный человек. Вряд ли копы захотят возвести девчонку в ранг разменной монеты.

+1

4

Пф, подумаешь, голову он воротит. Не понимает, что от меня чуть ли не зависит его жизнь? Ладно, преувеличила  может, немного, но все же. Должен же он иметь хоть каплю уважения к людям в белых халатах. Или мамочка в детстве не учила, как с незнакомыми тетями обращаться? Может, ему завтра по башке настучат, а я возьму и даже пальцем не пошевелю, ха. Меня уволят, правда, потом, но зато будет знать как себя вести следует. Никогда ведь не знаешь, что будет завтра, поэтому опрометчиво вообще-то себя вести подобным образом. Но вот уж воспитанием взрослых мужиков мне еще не хватало заняться, лучше поскорее закончить с ним, и пойти по делам. К добрым старичкам, например, которые всегда рады мне. Улыбаются мило и говорят всякие приятности, не то что этот.
Я макнула ватку в раствор и сильнее приложила ее прямо к его ране. Подняла взгляд, чтобы посмотреть реакцию. Обычно пациенты вопят, но этот вообще какой-то странный. Будто даже и не заметил. Но ладно, не маленькие же, чтобы в подобные игры играть. И что это я вообще так завелась? Как будто наглецов не видела за свои двадцать четыре года. И похлеще бывали. Пора закругляться. Я выпрямилась и начала стягивать резиновые перчатки с рук, но тут дверь резко раскрылась. Сначала я недоумевая уставилась на мужчин, которые оказались полицейскими, а потом, совершенно не успев хоть немного понять что к чему, оказалась прижата к тому самому пареньку, которому я минуту назад рану обрабатывала. Ну ни фига себе! Вот так вот значит, благодарят теперь, да? Но не о благодарностях я сейчас должна думать, потому что у горла оказалось нечто острое. Я прижимаюсь сильнее и приподнимаю подбородок, чтобы, не дай бог, острие вонзилось мне в горло. Я же еще совсем молода, черт возьми! Что за кретин?! Ненормальный какой-то.
Отчетливо слышу свои собственные вдохи и выдохи, которые беспощадно терзают мои легкие. Чувства накалены до предела. Никогда еще я не оказывалась в подобной ситуации. Я абсолютно не знаю как себя вести. Что я должна делать, как реагировать.. хотя что тут непонятного? Лучше не шевелится и молчать. Но это не так уж и просто, когда твоя жизнь висит буквально на волоске. Я не видела лиц полицейских. И его лица тоже не видела. Жуткая ситуация. Мне становится дурно, я непроизвольно цепляюсь за его штанину, потом понимаю, что этот сумасшедший сейчас начнет вопить как пострадавший, поэтому тут же отдергиваю руку. Говорить я, естественно, не могу, да и вряд ли рискну. Самая гнусная ситуация, в которой я когда-либо оказывалась. Сейчас главное оставаться в себе. Не истерить как дура и в обморок не валиться, как полоумная идиотка. Терпеть не могу таких, поэтому изо всех сил стараюсь вести себя адекватно, но у меня плохо получается. Внутри я начинаю сходить с ума. Воздуха постепенно перестает хватать, лезвие неприятно морозит кожу. Я еще выше поднимаю подбородок, пока не понимаю, что уже некуда. Кто он вообще такой? Какого черта меня замешивать в свои терки с полицейскими? Вышли бы, спокойно поговорили наедине, так нет же, надо было меня в это дерьмо втягивать. Хах, что я несу? Бред какой. Но сейчас крайне тяжело было мыслить адекватно. Я все же надеюсь на его благородство, если оно имеется хотя бы в небольшом, самом крошечном количестве. В данный момент я просто ничего, совершенно ничего не могла сделать. Ненавижу чувствовать свою беспомощность, но сейчас именно это чувство пронзало меня насквозь со всех сторон. А еще говорят, что у врачей безопасная работа. Как бы не так.

+1

5

Я так и знал, что этим все закончится. Поход в больницу – тупое, мерзкое дело. Особенно, когда где-то в приемном отделении на стенде информации висит твой фоторобот. Какая-то сука определенно позвонила копам и настучала, что видела кого-то похожего. Может меня сдали мои татуировки, может обаятельная рожа мерзавца – я не знаю, да и по хер. Копы тут – и это сейчас главное.
Я действую на автомате, не особенно продумывая свои поступки. Я знаю лишь одно – я еще слишком молод, чтобы загнивать за решеткой. Извините, ребят, у меня другие планы. И если вас это не устраивает? Ха, это ваши проблемы. Я то знаю каким образом могу все провернуть и сделать так, как хочется мне и только мне. Думали Габриэля Маркеса так легко поймать? Ага, наверно, именно поэтому вы гоняетесь за мной столько лет и все без толку. Да, сегодня вышел фэйл. Бывает. Но кто сказал, что так оно и останется?
Девица перепугалась. Я чувствую это. И дело даже не в том, что она судорожно принялась хвататься за мою штанину или задирать подбородок, как будто таким образом может избавиться от ощущения прикосновения холодного лезвия к теплой коже. Она дрожала. Всем телом. Я чувствовал это, потому что ее спина была прижата к моей груди. Может быть она сама еще не осознавала, но я чувствовал. Оставалось лишь надеяться, что она сейчас не возжелает со страху опорожнить прямо здесь и сейчас, на носки моих дорогих туфель свой мочевой пузырь. А что, такое случается с людьми со страху. Терпи девочка, будешь послушной, я может быть даже разрешу тебе сходить в туалет.
Копы пялятся на меня, я пялюсь на них. Ну что, ребят, стреляем? Злая ухмылка на лице и осознание собственной победы. Они не посмеют. Лица оплывают, желваки ходят, но что они могут сделать? Пальнуть в меня, когда под угрозой жизнь этой сучки в коротеньком медицинском халатике? Я убийца. Они прекрасно знают это. А я прекрасно знаю, где расположена сонная артерия. Мне хватит секунды, чтобы чиркнуть по ней. И пусть потом я буду мертв, но и она отправится на небеса вместе со мной. А может прямо в ад, кто знает…
- Медленно… Я сказал медленно (!) положите оружие! – приказываю я, аккуратно подталкивая девицу вперед, начиная обходить столик с инструментами. Мне пора пробиваться к выходу, я не намереваюсь торчать здесь чертову тучу лет и дожидаться, когда в их «светлые» головы придут какие-то гениальные мысли. У меня на этот день были охуенные планы, и они порушились. Значит, самое время придумать другие.
Копы продолжают глазеть на меня. В их взглядах неприкрытая злоба. Мне по хуй, ребят, верите? А им не остается ничего другого, как вынуть все свои «причиндалы» и кинуть их на пол.
- Толкайте сюда! – он толкают свое оружие в мою сторону, а я отпинываю его в дальний угол, продолжая не спускать с них глаз и прижимать скальпель к шее медсестрички. – А теперь ты, - киваю в сторону одного, - доставай наручники и цепляй его, - кивок в сторону второго, - к батарее. – Ага, старая как мир история. Второй останется свободен, но это не проблема.
Копы работают, выполняя мои требования. А я продолжаю пятиться к двери. Наши диспозиции сменились. Раньше они были у выхода, а я – в глубине комнаты, теперь все наоборот. 
Дело сделано, но я знаю, что это только начало. Выталкиваю девчонку в коридор и сам выхожу следом. По больнице уже несется сигнальная сирена. Из динамиков льется голос: «Внимание, внимание, чрезвычайная ситуация! В здании находится опасный преступник!». Ой, бля, какие почести! Столько внимания и все мне одному!
По коридору несется прибавление, и я начинаю быстро отступать, волоча медсестричку за собой.
События суматохой. Кто-то стреляет, я прикрываюсь. Пуля по касательной проходит по бедру девчонки, раскрашивая часть ее подола в алое. Хэй, ребят, это заложник, поаккуратнее вы там.
Выскакиваю на улицу. Стоянка. Куча машин и какой-то тип только что припарковался. Резкий удар в нос, ключи выпадают на асфальт, я поднимаю, не гнушаясь. Это же такая мелочь. Распахиваю дверцу, вталкивая девицу на переднее сиденье, быстро скольжу рядом.
- Поедем, прокатимся, детка! – хмыкаю, оскаливаясь в довольной ухмылке. И скрываюсь с места. Будет погоня? Да по хер. Давайте, ребята, так даже веселее.
- Не смей хныкать! Терпеть не могу нытиков!

+1

6

Игра стоит
В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Что ты кричишь, я еще не начал тебя резать.