vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Run you, clever boy


Run you, clever boy

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Eams Fitzgerald; Cain Gate;
Место: Галерея, а там дальше посмотрим;
Время: около полугода назад;
Время суток: ближе к вечеру;
Погодные условия: летные условия. А так же хороши для преследования;
О флештайме: Каин представитель специфической профессии. Поэтому популярность у него не менее специфическая, да и фанаты не лучше. Вот и настиг один поклонник творчества, прямо таки налетел, и Гейт не придумал ничего лучше, как использовать галерею Имса, как укрытие.

Галерея какая-то такая. :з

http://savepic.net/3652879.jpg

0

2

Каин не любил своих поклонников настолько, насколько розовый слон предвзято относился к белой балетной пачке: она не подходила ему по фигуре, а поклонники преувеличивали его значимость в мире взрослого и раскрепощенного шоу-бизнеса; он считал, что белый цвет ему не к хоботу, а поклонники ничего не видели за голубыми очками. Если слон продолжал бороться с ветряными мельницами, то Гейт принял решение плыть по течению и научиться расслабляться даже без личного пространства, нарушенного и в этот погожий, но не самый солнечный день.

Его работа, как и работа любого актера, заключалась в игре на публику, контингент которой разнился от классической картины к картине с непринятыми в обществе веяниями. Его же роль, раздутая до размеров того самого многострадального розового слона, наверняка несколько озадаченного подобным поворотом событий, заключалась разве что в умении притворяться и скрываться от вездесущих людей, среди которых время от времени попадались и милые, но не менее настойчивые дамы. Сегодняшняя дама и вовсе отличалась отсутствием маломальской груди, изящных манер и нежного, чарующего голоса, в результате чего у выхода из здания компании Каина поджидал вполне ретивый и борзой щенок-переросток с глухим и низким тявканьем. Даже несмотря на предъявленные манеры, едва ли не сунутые под нос вместе с семейным положением в паспорте, он обладал одним раздражающим и слишком нервирующим свойством, которое не лечилось. Так что личное пространство Гейта стенало от самых дверей здания. 

Впрочем, проблема, ставшая таковой через час непринужденного следования по пятам и неравнодушного разглядывания затылка, покрасневшего бы от столь пристального внимания, умей он или Каин краснеть, заключалась вовсе не в привычном и относительно наскучившем знакомстве с новыми нежданными людьми, а в нежелании ужинать в чьей-то компании. В конце концов, после продолжительных часовых съемок и тесного, телесного общения с представителями рода человеческого Каин всего лишь и хотел, что побыть наедине с книгой, устроив устраивавшее именного его свидание: тихое, спокойное, лишенное страстных фальшивых вздохов и неконтролируемых телодвижений, напоминавших хвост устроившегося рядом собеседника. Немого и стеснительного, что даже рукава верхней одежды сдались под напором пальцев, позволяя себя комкать. 

Гейт сдался лишь после тихого щелчка зажигалки, когда на свет явились сигареты, а сам он остановился, желая прикурить. Самостоятельно и без ощущения, что перед ним не поклонник, уже готовый сдувать пылинки, а настоящая добрая няня, поощрявшая любые начинания вверенного ей ребенка. Проблема же заключалась в том, что этот самый ребенок, будучи вполне взрослым, придерживался другого мнения, отчего уже продумывал план побега, прикидывая в уме, кто из них двоих бегает быстрее: неправильная няня или слишком рано вступивший на неправильный путь малыш.

Пути к спасению были отрезаны заранее и без возможности пришить один конец к другому, поэтому великий эстет, спрятавшийся в приподнявшем воротник пальто Каине, не нашел ничего лучше, чем воспользоваться любезно расположенной через несколько улиц художественной галерей. Его аудитория, как правило, была выше каких-то там мазков на холсте и едва ли различала импрессионизм, а от кубизма в смятении шарахалась ― выбор был очевиден, и молодой человек воспользовался единственным известным ему в округе интеллектуальным убежищем, уверенно и спокойно заходя в помещение. В таких местах ему едва ли приходилось бывать, однако ради голодного спасения он был готов сделать исключение, отмечая, что за ним внутрь никто не последовал ― верный пес остался неуверенно топтаться снаружи, переглядываясь с объектом своего вожделения через дверь.

Гейт чуть ослабил намотанный на шею оранжевый шарф и осмотрелся, ощущая себя не менее нелепо, чем ранее на улице. Однако там он хотя бы был частью обыкновенной человеческой массы, движущейся по своим делам, а здесь походил на самого обыкновенного единственного человека под взорами двух пар глаз. Так что ловушка захлопнулась, а Каин вздохнул, разворачиваясь и направляясь к первому экспонату, надеясь на быструю капитуляцию пса и готовясь к изнурительному познаванию искусства, обыкновенной картиной висевшей на стене.

Он не был экспертом в живописи и даже не старался им казаться, зная лишь общую информацию о том или другом направлении. Так же мало он знал о владельце, не имея сейчас даже возможности вспомнить его имя, а еще не посмотреть украдкой на дверь, наивно надеясь на скорейшее освобождение. Есть ему все же хотелось, и не первые полчаса. Впрочем, когда он перешел уже к пятому произведению искусства, проводя возле каждого не меньше длинных и тоскливых двадцати минут, стало тоскливо уже ему самому. Во-первых, его поведение если и походило на поведение покупателя, то слишком странного и привередливого, судя по бросаемым в его сторону взглядам, во-вторых, поклонник никак не сдавался, а, в-третьих, все когда-то кончается и даже галереи имеют обыкновение закрываться после определенного времени, и вряд ли ему позволят остаться тут на ночь, чтобы созерцать искусство в голодном одиночестве.

Во сколько вы закрываетесь? ― как можно вежливее поинтересовался молодой человек, обдумывая неясно какой по счету план. Собственно, почему бы не навязаться в компанию к охраннику и не попросить подыграть немного? Отплатить он всегда сумеет и найдет чем, если только находящийся вместе с ним в помещении мужчина не такой же искусствовед, желающий заполучить редкий экземпляр того же Моне или Дали, или Рембрандта, или другой неведомой зверушки. Тогда Каину и всей порно-индустрии с его положением актера не хватит, чтобы выкупить раритет. ― А то мышки такие мышки, ― пространно пояснил он, неопределенно махнув кистью в направлении двери, за которой сгущался вечер. ― А вы сегодня свободны?

Наверное, выглядел он все же странно, если учитывать реакции собеседника. Видимо, упоминание о мышках было излишним...

Отредактировано Cain Gate (2013-06-05 19:58:17)

+1

3

Имс являлся той поней о которых говорят. Бессмертным пони, которая пашет, пашет и пашет. Для него работа долгое время стояла на первом месте. Все началось с института, с первых курсов, когда в итоге своей наступившей самостоятельности  Фитц погряз в алкоголе и наркотиках. Действительно его спасло искусство, за которое он держался крепко и сильно. Из этих цепких, тонких пальцев ничего не сможет убежать или выскользнуть. Имс держит настолько крепко, настолько сильно, даже, несмотря на его состояние. Пережил все ломки, привел себя в порядок и вот, на пороге престижного университета стоял молодой англичанин, который собирался стать известным, который хотел стать успешным, который хотел, чтобы его звучная и благородная фамилия из XIX века, с разрывом и всполохом посередине была на устах богачей и художников. А получилось, что фамилия слишком сложная. Люди запинаются, пытаются вспомнить, но когда вспоминают, то больше не забывают ее. Фитцжеральд. 
А сейчас Фитцу уже больше тридцати, он добился того чего хотел. И только сейчас он начал понимать, что все то было мечтами молодого, амбициозного мальчишки, который попал в Нью-Йорк, в город возможностей, в этот большой и открытый всему город. Где люди не были такими чопорными, как в Лондоне, где не обращали внимания, с кем ты идешь по улице и кого держишь за руку. А тогда он держал Мюллера, который в наследство от папочки получил деньги и галерею. Но наследством нельзя получить умения распоряжаться галереей. Вот Имс и схватился за это помещение, за эту маленькую площадку для его карьеры. Но с маленькой можно грандиозно стартануть, что он и сделал. Через три года галерея разрослась, а над входом висела красивая, но не пестрая вывеска «Muller&Fitzgerald». Такая же, как и теперь висит в Сакраменто.
Имс устал от Мюллера, они уже давно расстались, каждый день подкалывали друг друга, а воздух, когда они были в одном кабинете, настолько раскалялся, что каждая помощница или помощник просто сбегали из комнаты. Собственно, эти натянутые отношения и стали одной из причин, почему они решили открыть еще одну галерею. Фитц с трудом расставался с детищем, которое поставил на ноги в NY. Но ему удалось найти пару молодых людей, которые смогут вытянуть и не дать рухнуть галерее обратно. Конечно, под его контролем, под чутким руководством. Но все же. А сам галерист отправился в Сакру, чтобы выстраивать нового ребенка. И кто бы знал, каких трудов ему далось, чтобы это сделать. Чтобы во второй раз достичь того, чего он сейчас достиг.
Каждый вечер Фитцжеральд проходил по залу галереи, проводил по белоснежным стенам, вдыхал запах, который был только здесь и любил. Некий ритуал, традиция. Он любил каждую картину, любил каждый мазок на холстах, он любил искусство, которое у него было всегда. Был Стивен, которого он любил не меньше, но он ушел. У него есть сестра, в которой он так души не чает, но она осталась в Нью-Йорке. А сейчас у него есть только эти стены, этот паркет, картины и осознание того, что все картины открыты для него. Каждый мир в раме, каждая вселенная на холсте – все это для него, все его и никогда не исчезнет. А если исчезнет, тогда Имс потеряет смысл жизни, пожалуй. Именно из-за всего этого он так ценил свою работу. Работа, но не работа. Делает он ее с удовольствием и нельзя отрицать, что Имс делает ее отлично. Наоборот, все идет блестяще, он талантлив, успешен, его знают. Все о чем можно мечтать. Поэтому Фитц очень боится потерять все это и опять крепко держит все, не упускает ни единой возможности куда-либо пропихнуться, где-либо громко объявить свое имя. Свое звучное, с разрывом имя. Чтобы зацепилось за слух, чтобы каждый запомнил. Он проводил разные вечера, много выставок, вкладывал в свое дело душу. Самое главное – он получал отдачу. Галерея была будто живой, все это дело, будто было одушевленным и отдавало Имсу что могло и умело.

Сегодняшний день не задался с самого начала. Примерно: одеяло убежало, улетела простыня и лягушка, как подушка. То есть, наоборот – и подушка, как лягушка. Вот оно и не задалось. Кофе убежало так же, видимо к одеялу. Имс злился, в итоге вышел из дома весь на взводе, а тут еще как на зло зажигалка не работала.
-Мистер Имс, у вас сегодня встреча за встречей, помните? - Флоренс тоже обрадовала.
Конечно, он не помнит! Это же Фитц, тут удивляться нечему. Именно для этого у него и есть Флор: чтобы напоминать про встречи и проверять время. А то Имс он такой, он опаздывает даже когда не опаздывает. Волшебное умение, которое совершенно выбивается из общего образа англичанина.
-Теперь помню, спасибо, - безрадостно ответил помощнице галерист и злобно кинул телефон на сиденье в машине. День предстоял ему длинный, с большим количеством чашек кофе и бессчетным числом сказанных слов, а так же, возможно, с увеличенным счетом в банке.
Новый человек, новый цвет костюма, который, кстати, не подходит ни к цвету глаз, ни к цвету волос. Галстук не в цвет костюму. Имса воротит от этих псевдо просветленных бизнесменов, которые хотят казаться в его глаза умными, образованными и знающими. Но он же все прекрасно видит.
Новый человек, новый неподходящий костюм.
Вот новый стук каблуков. С дамами лучше. Они хотя бы, одеваются неплохо, поэтому Фитцу приятно на них смотреть.
Мужчина поглядывает на часы, ему хочется, чтобы все, наконец, быстрее закончилось. А часы будто издеваются, тик-так, тик-так, тик-так. Издеваться-то издеваются, но вечно этого они делать не могут, так что уже к шести вечера Фитц выходит из ресторана, где проходила последняя встреча и направляется в галерею. Он не может в нее не попасть. Только в выходные можно туда не приходить в будний день – никогда. Когда Фитцжеральд заходит в помещение, к нему буквально подскакивает его помощница.
-Тут уже битый час ходит этот молодой человек, - она кивает через его плечо. – Странный он какой-то…
-Мы работаем до половины десятого, - Имс услышал голос охранника и оглянулся, наконец. Действительно – молодой парень, одет хорошо, но ведь явно не покупатель. Наметанный глаз галериста видит. А еще он, скорее всего, не художник. Нет-нет.
На вопрос, свободен ли охранник, он только смерил паренька суровым взглядом и ничего не ответил.
-Молодой человек, - Имс приветственно улыбнулся и подошел к нему. –Могу ли я Вам чем-нибудь помочь? Вы ведь явно заинтересовались, какой-нибудь из картин? Или я могу Вас ознакомить с нашими художниками, а картину можно предзаказать.

Отредактировано Eams Fitzgerald (2013-07-03 18:33:17)

+1

4

Каину казалось, что выглядеть глупее, спрашивая у наверняка занятого скалкой и сковородой мужчины о его планах на вечер, было просто невозможно: находясь в просторной мышеловке, в которой и бесплатного сыра-то не оказалось, Гейт чувствовал себя не только голодным, но и уставшим. Впрочем, когда кошек на квадратный метр стало еще больше, молодой человек осознал всю недальновидность угодившей в западню мышки ― сбежать, попросту вильнув хвостом и разбив золотое яйцо, он не мог, как и окупить интерес подошедшего к нему мужчины. Если только скромной, как и его кошелек в настоящее время, улыбкой: оба выглядели обаятельно, но лишь для менее притязательных граждан Америки.   
Помочь? ― переспросил Каин и облизал губы, мельком осматривая приевшееся за проведенную здесь незабываемую круговую экскурсию помещение. ― Что ж, в предлагаемом плане, ― он перевел обреченный взгляд на нового в цепи событий собеседника, ― вы мне пока что помочь не сможете, даже если пожелаете. Во-первых, прекрасных картин здесь слишком много, чтобы суметь решить что-то сейчас, во-вторых, имеющиеся у меня именно сейчас деньги едва ли окупят даже край картины, покрытый черными мазками. Треугольник Малевича я пока что в состоянии нарисовать и сам, не прибегая к… ― Гейт махнул кистью, посмотрев через плечо на дверь, где его поджидал не менее стойкий и коварный пес, за несколько часов возмужавший до бульдога. ― К помощи искушенных и искусных художников. 
Он развернулся к собеседнику, стараясь игнорировать недовольно зашевелившееся за дверьми животное, чья хватка наверняка не оставила бы и живого, свободного от гнета домашних животных тела ни малейшего клочка. Такие могли и к батареям приковать, и заставить приватный танец под Бритни Спирс танцевать, и даже без зазрения совести приказать рисовать параллелограмм Малевича.  
Однако это не значит, что вы не можете мне помочь, ― торопливо закончил он, стараясь не разуверить нового и не подозревающего об этом знакомого в своей значимости. Пальцы же ухватились за рукав, так же без зазрения совести нарушая личное американское пространство, которое у них играло не последнюю роль, но и не такую уж важную в текущей ситуации. ― Хорошая ткань, ― тихо заметил Гейт, косо поглядывая на дверь. ― Не одергивайте руку, пожалуйста. Давайте мы сейчас сыграем в самую простую игру: не суди и не судим будешь. Я кратко изложу суть происходящего и почему так вольготно чувствую себя, домогаясь до вашей одежды, а после этого вы уже решите, орать ли громко и пронзительно «убирайся к тому бульдогу, педик» или же поможете. Я не вор, не террорист и под пальто у меня самые настоящие джинсы, а не муляж. То есть я не эксгибиционист… И я тем более не вру, потому что выговорить это слово нереально, на английском тем более, что уж говорить о родном. Наоборот.     
Каин выдохнул, крепче хватаясь за последнюю в своей жизни соломинку, после которой рассчитывал пойти на прекрасные и хорошего качества отбивные. Все же большие деньги ему платили не за просто так, а за диету, манеру, уникальность и отважные походы в больницу ради сдачи анализов. Зато секс с сомнительными поклонниками, их ухаживания и романтические проводы до двери, которая захлопнется перед их любопытным носом, в рацион никак не входили, заставляя голодать. Здесь и сейчас.   
Если вы мне поможете, то через несколько своих зарплат я приду и в качестве благодарности куплю одну из картин. Если только они не стоят миллионы… ― он вновь улыбнулся, находя во всей ситуации единственный забавный и примечательный факт ― от собеседника пахло приятно, но, к превеликому и несбыточному желанию, напоминало о еде. Питательной, вкусной и горячей, как и желание выбраться из монотонных стен с красивыми, но не съедобными пятнами на них. ― Просто… мышки такие мышки, а эта, что за дверью, так вообще напоминает помешенного пса, гоняющегося за сукой во время течки, ― закончил Гейт на родном, не пылая желанием делиться постыдными ассоциациями с другими.

Отредактировано Cain Gate (2013-06-05 19:59:08)

+1

5

Вообще, с какими только людьми Имс не встречался в своей галерее. Порой, казалось, что это не галерея, где должны висеть шедевры современной живописи, где создаются новые художники, а просто, мать его, ПРОХОДНОЙ ДВОР. Всякие амбициозные мальчишки и девчонки залетали сюда со своими холстами и подобиями на картины, били в грудь и с пеной у рта утверждали, что "МЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНЫ ВЫСТАВИТЬСЯ, МЫ БУДУЩЕЕ ЖИВОПИСИ, НАСТОЯЩИЕ ХУДОЖНИКИ". Все шыдевры отдавались в руки этой молодежи, а сами они выставлялись вон.
И вот всякого повидал Фитцжеральд в своей несчастной галерее, но с ситуацией в которой его втянул этот парень он столкнулся действительно впервые.
Он начал быстро говорить, да еще и с акцентом. Имс довольно долго пытался понять откуда же может быть этот юноша, но так и не догадался. Россия? Белоруссия? Откуда он? Фитц напряженно слушал речь. И напряженно из-за того, что не мог точно понять откуда же акцент, а не потому что парень нагло сжимал его дорогую рубашку.
В игры Фитцжеральд играть любил и никогда не отказывал себе в каком-нибудь развлечении. Да вот вспомнить бы ту историю в морге, когда они весело подложили живого вместо трупа. Вот как это назвать? Взрослый же мужик, а занимается таким ребячеством. Быть постоянно взрослым - скучно.
-Нет, ну знаете, выгонять я и не собирался. По Вашему взгляду заметно, что что-то не так. Я все-таки не злобный хозяин, который отстаивает свою территорию. Слово выговорить легко, сложнее написать. Просто нужно иметь хорошую дикцию, - абсолютно дружелюбно улыбнулся Имс. Улыбался и говорил он это без тени издевательства, а вот слова-то имели именно такой характер - легкой издевки. -Рот правильный, - подытожил он, а потом усмехнулся. - А Ваш немного не тем ведь занимается.
Совершенно неважно откуда Имс знал чем занимается его незнакомец. Точнее, это неважно незнакомцу, а у Фитцжеральда просто очень хорошая память на лица. Оооочень хорошая. Слишком. А еще ориентация соответствующая. Вот уж стечение обстоятельств!
-Ваша зарплата мне абсолютно не нужна, успокойтесь. Я найду клиентов у которых не заберу последние деньги, а лишь немного облегчу кошелек. Почему бы не помочь безвозмездно? - мужчина пожал плечами и аккуратно потянул руку на себя, пытаясь высвободиться из цепких пальцев юноши. Теперь Фитц был действительно заинтересован происходящим, а еще его забавляла эта внезапная встреча. Кто бы мог подумать, что он встретит актера из фильмов... Ну да, из фильмов. Да фильмов, фильмов.
Парень закончил свою речь вообще на другом языке к великой радости Имса, потому что он наконец понял откуда же юноша. Украина! Очаровательно. Вот чем занимаются украинские симпатичные мальчики. На лице галериста появилась странная усмешка, но быстро стерлась.
-Вам стоит рассказать, что точно происходит и чем же я могу помочь? - он сам глянул в сторону двери, увидев там какое-то движение. Причину этого движения он видел, когда заходил в галерею, только внимания никакого не обратил.
-Хотя, постойте. Я, наверное, сам понял. Там Вас поджидает навязчивая персона, с которой контактировать вы особо не хотите. А я Вас должен избавить от этого общества. А теперь, мистер Имс, давайте думайте, как это сделать, - он легко рассмеялся удивляясь простоте своих выводов. Вот так вот встречайся с детективом и живи с копом-сестрой. Станешь Шерлоком просто.
-Придется расстроить, но в галерее нет черного выхода, только один - главный. Раз я согласен Вам помочь, то Вы должны придумать способ, как я это сделаю. И отпустите наконец мою рубашку, - уже недовольно добавил Фитцжеральд, уже дергая просто рубашку.

Вот он себе развлечение на вечер придумал. Сегодня как раз и Александра и Айден были на дежурстве, домой особо не хотелось, хотя чертовски хотелось отдохнуть после этого дурацкого дня. Но отдохнуть можно и таким образом, а ночью завалиться в очень усталом состоянии домой и просто вырубиться. Утром можно опоздать на работу. На этот раз он абсолютно точно помнил, что до двенадцати часов у него не было никаких встреч. Вот и славно, вот и хорошо.

+1

6

Поведение владельца галереи подкупало, насколько только можно подкупить уже достаточно давно купленное тело. Ненавязчиво, мягко и деликатно. Каину только и оставалось, что признать, что перед ним действительно умелый бизнесмен, знающий, как обходиться с любого вида и подвида клиентами, и все же имеющий исчерпываемый лимит терпения ― недовольство, промелькнувшее в голосе, вынудило послушаться и вспомнить о нормах приличия. Хотя бы общепринятых.      
Он отпустил рубашку, в последний раз проведя пальцами по приятной на ощупь и цвет ткани, после чего обратил взгляд на входную дверь, за которой в сгущающейся тьме, скорее выдуманной, чем реальной, скрывался один особый подвид клиентов. Гейт ласково назвал бы их щенками, но опасался, что приделанная к весьма милым и безобидным лохматым лапкам крокодилья морда, не дат договорить, откусив безусловно нужный для этого язык. За дверью был поклонник. Самый обыкновенный и непримечательный ― именно такие становились маньяками, терзая туши забредших к ним невинных овец.

Ну, если только один выход… ― Каин едва заметно улыбнулся, все же не чувствуя себя невинной овечкой или барашком, чьи рога все равно не защитили бы от назойливости, не имевшей физическую форму, и наклонил голову в бок, чуть меняя амплуа. Ему было не привыкать подстраиваться под окружающих, копируя повадки хамелеона и каждый день окрашиваясь в различные цвета, среди которых находился и горошек: угодить клиенту танцем, любезничать с подошедшим поклонником сомнительного творчества, ненавязчиво и быстро выпутываться из когтистых лап заприметившей его барышни ― Гейту через многое приходилось продираться. ― Я бы мог предложить самый простой и необременительный вариант: элегантно и с чувством вывести меня отсюда, словно дорогущей породы кобеля, которого так жаждет отловить коллекционер собачьих хвостов, ― он сделал шаг вперед, покорно опуская взгляд на руки мистера Имса, чуть задерживаясь на костяшках, ведь когда-то его учили, что нельзя смотреть прямо в глаза. Выпадут еще. ― С не меньшим чувством вы проводите меня до машины, бережно ограждая от жаждущего тесного общения поклонника, едва ли способного дать мне необходимый проход, ― Каин смиренно улыбнулся, продолжая балансировать на перепутье глупого, детского флирта и желания показаться более годным, чем он был на самом деле. Благодарным и не обременяющим ненужными замашками, интересным, а не собой ― Каином Гейтом, звездой индустрии развлечений для взрослых, которая готова закрыться дома за семью замками и безостановочно читать. ― Отвезете до не самого близкого и столь нужного мне сейчас открытого кафе или забегаловки, а я в благодарность за проявленную заботу докажу вам, что этот рот еще и тем занимается.

Каин хмыкнул, делая незначительный шаг назад, и потянулся, украдкой взглянув на устрашающую дверь. И если у поросят дома состояли из соломы, то у него ― из услужливого, судя по всему, кавалера на вечер и реальной возможности выйти сухим из воды.

Это, кстати, не тем, о чем может подумать человек с вашими и моими знаниями обо мне. Возможно, образованием я обделен, но не интеллектом. А еще я действительно хочу есть, к тому же я начитанный и хороший слушатель, умею быть неплохим собеседником… Столько плюсов, что даже страшно найти орду минусов.

Отредактировано Cain Gate (2013-06-28 17:10:06)

+1

7

Молодой человек наконец отпустил рубашку, освобождая личное пространство Имса. Он вообще не любил, когда к нему слишком близко приближаются и его жутко раздражало, что многие люди считали, мол если обнимать незнакомца и похлопывать его по плечу, то этот незнакомец будет к нему более расположен. Точнее, может другие и будут более расположены и открыты после такого, но не Фитц. Он считал, что люди просто не имеют такта и не воспитаны. Ну вот такой личный взгляд. Имею мнение хрен оспоришь.
В последний момент галеристу показалось, что этому пареньку нравится его трогать. Или рубашку. Во-первых, хватит всякое тут не то думать. Во-вторых, еще бы не нравилась рубашка, она стоит-то сколько? Он усмехнулся, отведя взгляд. Выглядело со стороны, скорее всего, очень странно. Но что поделать? Мысли они такие, сами лезут в голову, а игнорировать их не получается.
Имс стал с интересом и легкой улыбкой слушать вариант отхода. За то недолгое время, что он общался с этим юношей, он понял, что ему нравится, как он говорит. Вот такое бывает: когда не знаешь, что нравится, но каждое слово находит свое правильное место, на этом строятся предложения и все в целом доставляет удовольствие. Еще больше Имсу нравилось, то что мальчик-то так приятно говорил на не родном ему языке.
-Самый рациональный способ, другого у нас и нет, - своим "у нас" галерист дал понять, что согласен помочь ему. А то казалось, что его просто там за дверью растерзают. Труп перед галереей может подпортить репутацию, да и кровь не хочется отчищать, это платить лишние деньги клининговой фирме. Нет, Имс не жадничает, просто не хочется с ними связываться, да и потратить деньги просто можно лучше. Например, заказать более шикарные рамы для некоторых картин.

А за ним было интересно наблюдать. Именно из-за того, что Имс знал, чем парень занимается. И такой контраст с тем, как он себя сейчас ведет. Возможно, на это мужчина и купился, чтобы лучше узнать юношу. Мы все не такие, какими кажемся.
-Как тебя зовут, кстати? - Фитц сразу перешел на ты, потому что молодой человек был явно младше его самого. Да и зачем этот лишний официоз? - Ах, да, я же сам не представился, а теперь просто обязан, раз сопровождаю вас, - он легко улыбнулся, добавляя этого мягкого, наигранного уважения. -Имс и моя фамилия на вывеске та, что сложнее и красивее. Фитцжеральд. Имс Фитцжеральд, - галерист слегка кивнул. Он отчетливо чувствовал сверлящий взгляд помощницы на спине. Чуть ниже клапана рубашки. Ну вот что она там хочет? Опять чем-то недовольна... Мужчина обернулся к Флоренс и нахмурившись на нее посмотрел.
-Флор, ты свободна, в чем проблема? - девушка в ответ лишь недовольно поджала губы, развернулась на каблуках и быстро скрылась в кабинете.
-О том, как ты сможешь меня отблагодарить мы поговорим чуть позже. В данный момент тебя просто нужно вывести и накормить, - Фитц вздохнул. Ну вот, он теперь и с не знакомым мальчиком проявляет заботу. Вот это постоянное желание сделать кому-нибудь что-нибудь хорошее, а главное покормить. И чтобы не мерзли. Ужас-ужас.
-И договоримся о том, что ты не будешь предполагать о чем я думаю. Девяносто девять и девять десятых процента, что ты будешь ошибаться, - Имс недовольно свел брови, глядя на парня, а потом посмотрел на дверь, где все еще был виден силуэт. - Даа, нельзя не отметить настойчивость... фанатов, - прокашлявшись Фитцжеральд поправил рубашку, проверил карманы на наличие телефона и ключей от машины, а потом жестом пригласил юношу направится в сторону выхода, сам он пошел с той стороны, с которой стоял некто на улице, чтобы можно было отгородить.
-Чтобы не мешкаться на улице: моя машина вольво, светло-оранжевая. Нужно будет немного пройти вправо. Как раз подальше от твоего воздыхателя, - и мужчина открыл дверь перед парнем.

+1

8

Игры нет, тема в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Run you, clever boy