vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Notre mariage


Notre mariage

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s1.uploads.ru/yVOse.png
Участники: Étienne Moreau&Sharon Raymond(Moreau) + родственники
Место: Cемейное ранчо Реймондов, Даллас
Погодные условия: Тепло, солнечно, временами облачно
О флештайме: Посмотрите на эту пару! Как они счастливы! Как блестят их глаза, как улыбка сверкает на солнце! Как же любовь их преобразила! И именно она толкнула их на этот серьезный шаг. Они долго тянули время, словно ждали подвоха, но его не было. И когда тянуть стало невыносимо, Этьен остановился и решил сам сделать серьезный шаг. И вот, пара уже едет в Даллас к родственникам невесты, чтобы пожениться. Несколько дней в Далласе, а потом их ждет медовый месяц на Родине жениха.

+3

2

Шерри заметно волновалась. В течение нескольких дней я видел, как порой она начинала суетиться или резко становилась задумчивой. В такие моменты я старался ее успокоить или вовсе отвлечь от грустных мыслей, которые, уверен, преследовали ее. Я понимал, что в глубине души она боялась, что этот брак будет похож на ее предыдущие, однако я неустанно повторял, что я сделаю все для того, чтобы этот брак был счастливым. И Шерри мне верила. Я сам себе верил. Я был так убедителен и уверен в своих силах, что готов был произнести "согласен" в любую минуту.
Сборы у нас прошли в спешке, забавно было следить за Шерри, которая, желая, чтобы все была идеально, спрашивала про все, что вспомнит. Смокинг, кольца. Нет, дорогая, не забыл. Я просто промолчал, она знает, что смокинг в чемодане, а кольца в кармане пиджака смокинга. Я, можно сказать, прям перед ней все это складывал.
Когда мы наконец-то были в машине, Шер решила заговорить про мою сестру. Я был крайне удивлен, ибо женщины, хоть и дружили, казалось, что отношения у них были натянуты и под их колкими шуточками скрывалось неприязнь и, пожалуй ревность. Одна пыталась отобрать брата, другая жениха. Однако я неизменно был возле Шерон, аргументируя все тем, что Шанти уже большая девочка, а она бесилась, что ее братец по уши влюблен и даже не может сходить со своей сестрой в кино или еще куда-нибудь. Но она быстро все прощала, понимая, что я счастлив как никогда раньше. Она знала в каком горе я прибывал всю свою жизнь и немо была благодарна моей Шерри, что она смогла вытянуть меня из трясины, в которую я угодил.
-Шанти? Если ты хочешь, я могу позвонить ей прямо сейчас. Я волновался, что ты не захочешь ее видеть на свадьбе, она порой бывает дотошной и раздражительной - я усмехнулся, доставая телефон из кармана. Что же, я волновался все же, что Шанталь может что-нибудь ляпнуть невпопад или, чего хуже, начнет ревновать меня на церемонии и, не сдержавшись, скажет что-нибудь Шерри, например, что платье ее полнит. Этого я действительно боялся. Что касается племянницы, то, вероятнее всего, она пошла в своего непутевого папашу, который сбежал, оставив мою сестру в положении. Ноэль была тихоней и послушным ребенком, т.е. полной противоположностью моей сестрицы. Не по годам мудра, всегда останавливала мать от безумных действий. Скажем так, она была маленьким якорем, который держал легкую лодочку "Шанталь" у берега, - ты так добра, - улыбнулся я, наклоняясь и целуя Шерри в висок.
Немного подумав, я все же решил рискнуть и, какого же было мое удивление, когда Шанталь спокойно и радостно ответила, что придет, да еще и расцелует невесту. Тут уж я начал ревновать! Шанти просилась услышать Шерон, я озадаченно протянул телефон любимой и так же озадаченно смотрел на нее, на протяжение всего телефонного разговора. Мне даже было интересно кто и зачем покусал мою сестру, что она вдруг стала паинькой и хорошей подругой моей Шерри. Даже странно.
Однако в аэропорту я быстро забыл об этом, мое внимание приковывала к себе Шерри, с которой я не расставался ни на минуту. Дэнии играл с Меган, носился с ней по аэропорту, чтобы малышка не скучала, а мы, стоя в очереди и обнимаясь, смотрели на наших детей, периодически отворачиваясь и целуясь.
Мы были в самолете. Дэнни со своей сестрой сидели сзади нас, что позволяло Шерон периодически поворачиваться и следить за процессом, так сказать. Она заметно волновалась. Казалось, чем ближе мы к Далласу, тем страшнее ей идти вперед. Но я готов был крепко держать ее за руку и вести вперед. Шер не находила себе места, бедная стюардесса, желая, чтобы пассажире летели с комфортом, подумала, что Шер боится летать. Я же был относительно спокоен, старался не думать о плохом, чтобы лишний раз не волновать любимую своим поведением. Ей итак сейчас нелегко, еще и я со своими фобиями. Я почувствовал, как ее рука сжала мою и улыбнулся.
-Тебе нравится? - тихо поинтересовался я, наслаждаясь теплом ее дыхания, окутавшим мою щеку, - я думал побриться перед церемонией.
И все же моя щетина нравилась Шерри куда больше голых щек. Видимо потому, что это был признак мужественности. Не знаю точно, в чем причина, но я был рад, что Шер вносит вклад в поддержании моего имиджа, ведь это означало, что ей не все равно, как я выгляжу.
Мы прибыли в аэропорт Далласа. Дэнни все еще шествовал над сестрой, а я, придерживая Шерри за талию, прижимал к себе. Мы неторопливо шли сзади детей, болтая о чем-то своем.
-Боишься? - неожиданно спросил я. Хотя я и сам знал, что Шерри переживает, боится и волнуется, и моей задачей было не уподобляться ее поведению, а напротив, успокоить любимую и откинуть все ее сомнения. Через некоторое время мы уже были на семейном ранчо. Было даже интересно, увидеть реакцию родителей на наш приезд и, особенно, на нашу новость!

Отредактировано Étienne Moreau (2013-05-28 16:15:56)

+1

3

- Она твоя сестра, Этьен, - повернувшись к французу, протянула я. Даже если бы я не хотела, это бы мало что изменило. Это не мой день, это наш день и, так уж вышло, Шанталь – часть нашей семьи и Тьен любит ее. Мне остается лишь смириться и делать все ради нас, а не только ради собственного комфорта. Да и не сказать, что я не хочу ее видеть. Напротив, помимо всех прочих вещей, я вспомнила именно о Шанталь и Ноэль, они должны присутствовать, это важно для нас с Этьеном. А француз долго не церемонился, тут же позвонил, а после короткого разговора протянул трубку мне. Обычно мы с Шанталь общались, что называется, взаимными подколками, но сейчас не было даже старого доброго сарказма. Оказалось, сестра Тьена знала, когда нужно остановиться. Что ж, она поздравила нас и сообщила, что приедет. – Отлично, - протянула я. Билеты Шанталь обязалась заказать сама, на сегодняшний вечер.
После короткого разговора, я вновь передала телефон Этьену, пожав плечами, мол добрая она какая-то. А после мы прибыли в аэропорт  и после часа строго досмотра уже сидели в самолете. Интересно, как родители отреагируют на наш сюрприз? Будут удивлены, несомненно, как и многие другие. Мы ведь не сообщили никому, только Дэнни я успела позвонить. Все остальные, друзья и родственники, включая братьев, в полнейшем неведении, но это ничего. Спонтанное решение ведь, пару дней назад я и сама не знала, что выйду замуж в ближайшие дни и сейчас главное мы, остальные же подождут.
- Ты все еще думаешь, что для меня есть разница? – улыбнулась я, когда дело вновь коснулось щетины. – Я бы не изменила своего решения, даже будь твои щеки идеально выбритыми или напротив, идеально заросшими.
В очередной раз я засмеялась и, как уже было оговорено, уснула на плече любимого. Так и проспала весь полет, все три с лишним часа. Проснулась только когда самолет встряхнуло при посадке. Тут же повернулась назад, к Дэнни и Меган и, убедившись в том, что дети соблюли правила безопасности, вновь посмотрела на француза. В аэропорту Далласа я стала нервничать еще больше. Время приближается, время грандиозных перемен в наших жизнях. Мы с Этьеном шли позади детей, катя чемоданы на колесиках. Дэнни, помимо того, что вел сестру за ручку, тоже тащил свою сумку, где припрятал смокинг.
- А? – я не сразу поняла вопроса француза, слишком сильно нервничала. – Ну…, - и сейчас заметно, что ответ положительный, даже если бы я и попыталась соврать. – Возможно.
Ну точно ответ невротика. Но поймите и меня, это третий брак, третий и не похожий на все остальные. Тогда я ни о чем не задумывалась, сейчас же была готова провалиться сквозь землю от мысли, что что-то может пойти не так, что-то может измениться, какой-то огонек потухнет. И все же пыталась не загружаться. В конечном счете, Даллас, считайте, родина, где совсем другая атмосфера, даже воздух другой. Тепло, ярко, чарующе. Здесь я окуналась в свое прошлое, не удивительно, что как только машина подъехала к нашему ранчо, я и забыла о сомнениях. Мы вышли, я взяла Меган на руки, Этьен же и Денни потащили чемоданы. Из дома доносилась музыка, что свидетельствовало о том, что родители здесь.
- Ну да, заходи, кто хочет, - протянула я, когда оказалось, что дверь открыта. В гостиной играла ABBA, одна из любимейших групп родителей. Притом играла так громко, что было слышно даже на улице. Не прошло и минуты, как в помещении появилась мама, со словами «кто это там?». – Воры. Вы ведь двери не запираете, так что это очевидно, - не растерялась я, видя удивленное выражение лица матери.
- А…, - первое, что вылетело из Анны, когда она увидела, что вся семья в сборе. – Что вы…? Почему не сказали, что придите? – растерянность сменилась неподдельной радостью. Мама тут же подалась вперед, чтобы взять на руки Меган. Затем стиснула в объятиях своего любимого внука и чмокнула в щечку сначала меня, а потом Этьена. Через несколько минут с криком «Анна, кто там?», появился и отец с грязной тряпкой в руках. Явно копался в своей машине. Он не стал спрашивать, почему мы не сообщили, вместо этого со словами «Хеей, какой сюрприз», он обнял меня, пожал руку Этьена, а потом, как и Анна, затискал обоих внуков.
- Мам, пап, у нас новость, - подойдя и прижавшись к Этьену, протянула я, решив не тянуть кота за хвост. Родители тут же отвлеклись от щекотания Меган и теребления щек Дэнни. – Мы с Этьеном решили пожениться, - первым делом родители засмеялись. Ну да, неправильно выразилась, для них ведь это не новость. – Нет, вы не поняли, - тут же улыбнулась я. – Пожениться как можно скорее, для этого мы и прилетели.
А вот теперь улыбка сменилась растерянностью. Родители с удивлением посмотрели друг на друга, не понимая, чем вызван такой порыв, ведь организация была в самом разгаре. Открыть рот решила мама, неуверенно поинтересовавшись, когда же мы наметили церемонии.
- Не знаю. Завтра? – я посмотрела на француза, как бы ожидая его подтверждения. Такого ответа родители явно не ожидали. – Да, думаем, что завтра.
- Но… как завтра? – мама явно не могла прийти в себя, она передала Меган отцу и подошла к нам ближе. – Ведь ничего… не готово, мы не ждали вас.
- Это и не нужно. Одежду мы с собой взяли. Все, что вам остается, это приготовить чего-нибудь легкого на завтра и привести священника, - выражение лиц родителей, полное недоумения, вызвало у меня смех.
Около часа понадобилось родителям, чтобы проглотить эту новость. Однако в итоге они испытали радость от того, что мы прилетели именно в Даллас, отец и вовсе был готов прыгать от счастья, что все же поведет меня к алтарю и, как бы официально, передаст меня другому мужчине. Единственное, что не нравилось маме, так это то, что я не сообщила братьям, а к завтрашнему дню они прилететь не успеют. Помимо Майкла, который жил в Далласе. Но я напомнила, что Колин вообще сообщил о своей женитьбе только тогда, когда уже был в медовом месяце! Это выбор каждого, семья – это не когда все и все знают о тебе, в курсе каждого шага, семья – это когда все друг друга поддерживают, несмотря на обстоятельства. Так вот я была уверена, что братья только порадуются завтра, когда узнают.
По мере приближения вечера, я заметно нервничала. Как раз приехала Шанталь с Ноэль, на удивление, мы были рады видеть друг друга, родители приняли новых родственниц радушно. Мама как раз повела девочек показывать дом и их спальню, когда отец предложил нам с Этьеном кое-что посмотреть. Мы пошли в его гараж. Никогда не обращала внимания на то, что стояло здесь в угле, а в угле стояло-то что-то наподобие шкафа, накрытого пленкой.
- Смотрите, - протянула отец, после чего сорвал пленку. Он с восхищением смотрел на вещь, которая оказалась вовсе не шкафом.
- Шикарно. Это… та самая? – с таким же восхищением протянула я, смотря на свадебную арку. Под ней женились мои родители, они говорят, что эта арка счастливая. На мой вопрос отец кивнул, а я же с улыбкой посмотрела на Этьена, ожидая его реакции.

+1

4

Я, конечно, знал, что чета Реймондов весьма гостеприимны, но я и предположить не мог, что двери их дома открыты не только нам, а вообще всем. Шерри не могла не пошутить на эту тему. Мы с Дэнни переглянулись, услышав заявление Шерон, что мы воры, а потом усмехнулись, затаскивая чемоданы в дом.
В доме царила атмосфера веселья, и я бы даже сказал праздника. Громкая музыка была слышна и на улице, и я бы не удивился, если бы Анна и Марк танцевали. Их дочь унаследовала эту жизнерадостность. Мать Шерри была искренне удивлена, увидев нас на пороге ее дома. Но не прошло и минуты, как она подалась вперед, увидев любимую внучку. Никто не остался без внимания, потискав внуков, она не забыла и про детей, поцеловав сначала Шерри, а потом меня. Наш визит явно поднял ей настроение.
-Здравствуйте, извините, что вот так незванно - улыбнулся я, смотря на Шерри. Все-таки это была ее идея приехать без предупреждения, в моих планах было наоборот. Однако сюрприз удался, и родители вовсе не разочаровались, что не могло не радовать. Честно говоря, я волновался, что они могли бы быть заняты или же вовсе отсутствовать, но, слава богу, мои опасения не оправдались, а значит совсем скоро Шерри станет носить мою фамилию и будет полностью принадлежать мне! Звучит весьма эгоистично, но от этого не менее прекрасно. Эта мысль вдохновляла, воодушевляла меня. Мне хотелось смеяться и радоваться, на столько я был счастлив.
В прихожей появился и глава семейства. В руках у него была тряпка, вид у него был весьма неряшливый, но вся эта простота и натуральность не отталкивала, а напротив, притягивала меня, словно магнит. Вся семья была добродушной и простой. Раньше я и подумать не мог, что это и есть рецепт счастья. Не нужно строить из себя героя или приписывать себе какие-то заслуги, не нужно рваться вперед, чтобы стать кем-то, ведь в этой непонятной гонке начинаешь терять себя. Я это осознал тогда, когда стал понимать Шерон. Она была не такой как все, потому что она не строила из себя неизвестно что. Она с самого начала была со мной настоящей, я с самого начала видел ее без маски, без грима. Я отвлекся от Марка, любуясь Шерон. Все эти мысли вихрем пронеслись у меня в голове. Очнулся я от забвения, когда Марк протянул мне руку, чтобы поздороваться. Я неуверенно улыбнулся, пребывая все еще в собственных мыслях.
Окончательно выйти из собственных дум мне помогла Шерри, которая, подойдя ко мне ближе, обняла меня за талию и прижалась всем телом, явно собираясь сделать какое-то заявление своим родителям. Что же, я уже догадывался о чем пойдет речь, и уже широко улыбался, прижимая Шерри к себе в ответ. Сначала родители отреагировали на новость весело, со смехом, явно не понимая в чем соль заявления. Но когда Шер кратко объяснила о сути нашего приезда, Марк и Анна как-то растерялись, не зная, что и думать. Любимая посмотрела на меня, я улыбнулся и поцеловал ее в висок, подтверждая ее слова.
-Вот такое спонтанное решение - усмехнулся я, - нам больше нравится импровизировать, а не жить по плану.
Чего и следовало ожидать, Анна сразу же забеспокоилось, что у них ничего не готово к церемонии, дочь ее решила успокоить, ведь нам и правда много не нужно было. Что же, и мне не помешало бы успокоить свою будущую тещу.
-Не волнуйтесь, с готовкой я могу помочь - я подмигнул Шерри, однако Анна учтиво отказалась от моей помощи, аргументируя все это тем, что у нас с Шерон праздник, а значит мы ничего не должны делать, просто наслаждаться нашим днем.
Итак, мы устроились в нашей комнате, общались с родителями. Анна не могла просто отойти от внучки, а мы с Шерон не могли нарадоваться глядя на то, как играет внучка с бабушкой. Время подходило к вечеру, мы с Шерон решили, что стоит пораньше лечь спать. Как раз приехала Шанталь с дочерью. Я поспешил познакомить будущих родственников. Анна переключилась на мою сестру и племянницу и повела показывать им комнату. Нас же с Шерон Марк повел в свой гараж, интригуя чем-то интересным. Чем-то, что по его словам, нам понравится. Я держал любимую за руку и не на секунду не разжимал ее ладони.
И вот мы в гараже, Марк подводит нас к какому-то шкафу под целлофановой пленкой. Сняв ее, мужчина продемонстрировал нам потрясающую белую арку, украшенную цветами.
-Боже, как красиво - тихо протянул я, а потом посмотрел на любимую, которая широко улыбаясь смотрела на меня, будто ждала ответа, - иди сюда! - крикнул я, и подхватил ее, кружась на месте - завтра ты станешь мадам Моро, дорогая! - я снова поставил на землю Шер и поцеловал ее сахарные губы, вовсе забыв, что мы не одни. Оторвавшись от любимой, я пожал руку Марку, которого, думаю, вполне могу считать своим отцом
-Спасибо, она правда чудесна, а ваша дочь.. она очаровательна, - я снова обнял Шерри, прижимаясь к ее губам. Сердце мое пыталось вырваться из груди, мне не верилось, что уже завтра она станет моей женой. Кто-нибудь в это верит? Уже завтра!
Позже мы попили чаю, поднялись наверх и стали готовиться ко сну. Шер стояла перед зеркалом и расчесывала свои белокурые волосы, а я сидел на кровати и ожидал ее. Однако в комнату проникла Анна и Шанталь. Женщины явно нашли общий язык. С довольным видом обе завили, что нельзя последнюю ночь проводить вместе, мол жених и невеста должны провести ее порознь. Я был крайне удивлен, для меня было настоящим безумием и испытанием спать без Шерри.
-Женщины, вы с ума сошли? - пролепетал я, вставая с кровати, - я ее не отпущу, я заснуть без Шерри не смогу! - но разве они меня слушали? Анна нахмурила брови, Шанталь грозилась меня покусать (господи, с детства ничего не меняется), и они нам сразу дали понять, что не отстанут от нас. Я был удивлен и возмущен. Я всегда нейтрально относился к приметам. В какие-то верил, в какие-то нет, но эта мне казалась настоящим абсурдом! Я ничего не смыслил в свадьбах и уж тем более в свадебных приметах. Именно поэтому, я был уперт и непоколебим в своем решении.

+1

5

Кажется, увидев арку, Этьен обрадовался сильнее меня. Я и одуматься не успела, как внезапно потеряла твердую почву под ногами. И я улыбалась, ярко и счастливо. Вроде обычная арка, но, как и платье, - своеобразный символ новой жизни, где мы с Этьеном будет принадлежать друг другу, что называется, уже официально. Отец стоял рядом, я не видела, что он делал, но, скорее всего, улыбался. Почему я так решила? Да потому что сейчас я вела себя словно девчонка, та самая яркая и жизнерадостная девчонка, которая когда-то бегала по этому дому со звонкими криками, девчонка, а не взрослая женщина.
- Ну, справедливости ради скажу, что не всегда, - засмеялась я, когда француз похвалил меня перед отцом. – И все же спасибо, - благодарный поцелуй в губы, после чего мы возвращаемся домой.
А дома люди озабочены предстоящей церемонией. Может быть, мы и не выбрали Шанталь в качестве организатора пышного торжества, зато сейчас она могла полноправно почувствовать себя таковым в отношении менее помпезной церемонии, но все же церемонии, которая состоится. С матерью они уже обсуждали планы на утро. Должна признать, Шанталь профессионал. Она четко распределила обязанности и просчитала время. Папа поедет к священнику и договорится на одиннадцать часов, до того Анна при помощи Ноэль приготовит скромный, но вкусный обед, сама Шанталь утром поедет, чтобы купить невесте традиционный небольшой букет, с которым та пойдет к алтарю, ну а на Дэнни Меган и таскания стульев во двор. В конце все дружно украшают двор. А что остается невесте и жениху? Сидеть каждый по своим комнатам и ждать момента. Ужасная перспектива, должна признаться. Кстати, у моего брата, который приедет утром, в обязанностях будет следить за тем, чтобы мы не попытались пробраться друг к другу.
- Вроде как церемония в узком кругу, а ведете себя так, как будто это что-то масштабное. А может еще устроим конную прогулку? Или покатаемся на воздушном шаре? Мимов! Хочу мимов!– с сарказмом протянула я, сидя на диване и попивая чай.
Мать дала мне достойный ответ: «Ты ничего не понимаешь, потому сиди и молчи» - на что мне оставалось только скептично улыбнуться и продолжать пить чай молча. И вот настала пора спать, нас с Этьеном разместили в моей комнате, которую, конечно, отремонтировали после того, как я выросла, и мне разонравился нежно-голубой цвет. Я присела около зеркала, причесывая волосы. Забавно, я так волновалась, но одновременно так хотела, чтобы это произошло. Я уже повернулась к французу, откинув расческу в сторону, но сказать ничего не успела. Шанталь вместе с мамой показались на пороге спальни, полные решимости увести меня отсюда. Разумеется, Этьен начал протестовать, я же открыла рот от удивления, пытаясь возразить. Но мне и слова не дали сказать. Боже, это же будет скромная церемонии, зачем доходить до крайностей?
- Пусть все будет, как положено, - протестовала мама, которая не видела разницы между пышной церемонией и скромной. Свадьба – есть свадьба, ритуал один и тот же, результат тоже.
- Ладно…, - вздохнув, кивнула я. – Дайте мне минуту, окей? – однако ни Шанталь, ни мама не сдвинулись с места. – Да я не запрусь, обещаю. Сейчас выйду, - подозрительно хмыкнув, женщины посмотрели друг на друга, но потом все же покинули спальню, а я, с улыбкой посмотрела на Этьена, который, казалось, не желал отпускать меня. Да, спать по раздельности у нас давно перестало получаться. Но я не уверена, что сегодня мы вообще будем спать. – Их не переубедить, - улыбнулась я, взяв обе ладони Этьена и вынудив его обратно сесть на кровать. Сама же я, не отпуская его ладоней, присела на корточки, оказавшись между его ног. Несколько секунд я просто молчала, смотря в его карие глаза и стискивая его руки. Этот шаг, этот серьезный шаг, я так боюсь, но так хочу. – Завтра…, - неуверенно начала говорить я, - завтра большой день, - пытаюсь улыбнуться, хотя улыбка получается смущенная. – Нам не дадут увидеться, это точно, - я усмехнулась, после чего выпрямилась, тем не менее, продолжая стоять между ног любимого.  Как так выходит, что каждый день я влюбляюсь в него снова и снова? Смотрю на него и понимаю, что пропадаю. Вздохнув, я дотронулась ладонью до его щеки, после чего аккуратно и заботливо прошлась по волосам, словно это… сокровище. Собственно, это и есть сокровище, только гораздо ценнее и дороже. Я слабо улыбнулась, после чего обняла француза, прижав его голову к своему животу. – Жди меня завтра, - протянула я, имея ввиду ждать около алтаря, -  я к тебе приду, - как только француз поднял голову, я наклонилась, чтобы поцеловать его. А потом, в очередной раз проведя ладошкой по его щеке, направилась к двери. Было видно, что я не хотела уходить, я смотрела на него до последнего. И даже не понятно, от чего я нервничала больше, от предстоящей церемонии или от того, что мы до утра так и не увидимся. – Спокойной ночи, до завтра, - напоследок улыбнулась я. – Люблю тебя.
В коридоре меня ждали женщины, которые тут же проводили меня в спальню в другом конце дома. Они обе напоминали нянечек, аля нужно ложиться спать, потому что завтра рано вставать, мыться, делать прическу, собираться. Я даже и не слушала половину, просто зайдя в спальню и широко улыбнувшись, захлопнула дверь. А потом услышала стук со словами «Завтра мы тебя разбудим». До последнего думала, что не усну. Однако сделать это оказалось легче, чем я думала. Наверное, перенервничала, устала. В любом случае, в конечном итоге я снова услышала стук в дверь, а потом кто-то раздернул занавески. Открыв один глаз, я увидела Шанталь и маму. Было уже шесть часов утра, оказывается, мой брат приехал. И все же я как будто ничего не соображала, я села на край кровати, уставившись куда-то вперед, меня парализовало. Этот день настал, и, кажется, я задыхаюсь от волнения и, одновременно, от счастья. Повезло, что рядом люди, которые могут вовремя привести меня в чувства, потому что у меня даже ноги дрожат.

+1

6

Жених :3

Все же я был уверен, что на соблюдении традиций Анну подговорила моя сестрица, которая, как сейчас мне казалось, решила сжить меня со свету.
-Шанталь, не заставляй меня ругаться! - ополчился я, на что получил усмешку в лицо. И если бы Шерри не согласилась на их условия, я бы повздорил с сестрой. Когда у меня пытаются увести Шерри, даже если родные и всего на ночь, то мозг у меня отключается, я начинаю жить исключительно чувствами. И я готов был поругаться на глазах у будущей тещи и жены, лишь бы они выкинули из головы эти бредни про приметы. Однако Шер остановила меня своим согласием. Я тяжело дышал и нервничал, когда любимая уже усаживала меня на кровать.
-Я не хочу, чтобы ты уходила - пролепетал я, когда Шерри присела возле моих ног на корточки. Она смотрела в мои глаза, и этот нежный голубой взгляд успокаивал меня. Я сжимал ее теплые ладони и не спускал с нее глаз, наслаждаясь моментом, будто последний раз вижу. Хотя да, Шерон Реймонд я вижу в последний раз. А завтра, я увижу смерть ее одиночества, она станет моей. И больше не будет прежней жизни. Завтра мы будем участвовать в рождении новой семьи, в рождении нашей новой жизни.
-Я знаю - тихо проговорил я. Я знал, что завтра большой день и волновался не меньше. Именно поэтому я не хотел, чтобы любимая уходила. Ее присутствие помогает мне справиться с волнением и переживанием, которое, пожалуй, в одиночку не побороть. Я слишком слаб без нее, - я приду к тебе ночью, я спрячусь в твоей постели! - я искренне не желал расставаться с ней. И это было даже странно. Всего одна ночь, просто нужно уснуть и дождаться церемонии, вот и все. Шерри прижала меня к своему животу, я прижался, обнимая ее за бедра. Как бы мне хотелось, чтобы это длилось вечно. Это волшебство, этот момент. Я не хочу спать один. Я поднял голову, чтобы посмотреть на любимую, но получил нежный поцелуй с ее губок. Насладившись ее губами, я нашел в себе силы, чтобы отпустить ее. Как только она отошла от меня, мне вдруг стало одиноко и тоскливо, хоть она еще и была в комнате.
-Я сильнее - слабо улыбнулся я, - я приду к тебе, хотя бы во сне. Приятных снов.
И после этих слов я остался совсем один. Надо же было так влюбиться, что мне даже ночь без нее казалась вечностью. Я пытался уснуть, но все мои попытки увенчались провалом. Решив, что мне не мешало бы выпить какао, я спустился вниз. На кухне сидела Шанталь, которая, похоже, не собиралась спать. Что же, у нас состоялся весьма интересный разговор.
-Ты чего не спишь? - недовольно начал я, подходя к холодильнику и доставая молоко.
-Ой, на том свете отосплюсь.. - она что-то писала в своем блокноте. Страшном и толстом, обклеенным цветными закладками и плетенными шнурками, кожаным и с видами Парижа на обложке. Это был ее рабочий блокнот, там были расписаны многие свадьбы и только моя свадьба была выведена красивым и ровным почерком, словно Шанталь писала на чистовик.
-Чего это ты так стараешься? - поинтересовался я, ставя кастрюльку с молоком на плиту - ты будешь?
-Почему бы и нет? Чего так стараюсь? Мой единственный брат женится, неужели я буду писать про него в своем блокноте, как курица лапой, чтобы потом и не понять, чья это свадьба была? Тоскуешь, Ромео?
-Тоскую.. - вздохнул я, убирая пенку с молока.
-Знаешь, я отдаю тебя в надежные руки. Вы подходите друг другу. И как бы я не подшучивала над Шерон, она та женщина, которая украшает тебя и твою жизнь. Посмотри, как ты светишься! - Шанталь показательно ткнула в меня своей ручкой, - а еще знаешь, мне кажется, мы очень похожи. В смысле, характер один. Думаю, если бы я не пошла учиться в университет, я бы пошла в полицию.
-О да, тебя там только и ждут - усмехнулся я, - можешь попросить Шерри об экскурсии, она тебе покажет обезьянник. Не волнуйся, я там был, там все мирно и чинно.
Шанталь искренне удивилась, услышав о том, что я бывал в обезьяннике участка, где работает Шерри. И мне пришлось рассказать сестре историю нашей непростой любви, моей борьбы и поражению Шерон, когда ее неприступная стена рухнула передо мной. Мы допили какао и наш разговор продолжился в спальне. Я словно делился с сестрой своим счастьем, своей радостью и, в конце концов, уснул. Сестра укрыла меня одеялом.
-Мой влюбленный бригадир - усмехнулась она, пока я еще был в полудреме. И я понял о чем она. Она всегда подшучивала, называя меня бригадиром, как героя моей любимой книги, которого тоже звали Этьеном.
Сон был тревожный и я проснулся часов в пять, не в силах больше уснуть. Я походил по комнате, посмотрел, что вообще в ней было и, не найдя ничего занимательного для себя, решил принять ванну. Хоть в этой радости мне не отказали. Час я отпаривался в ванне, словно кабачок в пароварке, а когда вышел столкнулся с братом Шерри Майкл.
-О, вот и помощничек приехал, - улыбнулся я, протягивая руку в знак приветствия. Мы ушли в спальню, брат любимой меня поздравил еще раз. Все утро мы провели в беседах, он давал мне какие-то наставления и советы, проще говоря, развлекал я, чтобы я не сорвался с места и не помчался к любимой. Один раз я все же попытался проникнуть в спальню, но Шанталь и Майкл быстро отправили меня в комнату.
Я заметно волновался. Меня пугало все, мне казалось, что что-то может пойти не так, любая мелочь и свадьба испорчена. Майкл меня успокаивал, утверждая, что мы теперь братья, что все будет хорошо. И эти простые слова казались мне невероятно волшебными. Он заботливо поправил мою бабочку, я спустился вниз, помогая украсить дворик. Это занятие хоть как-то меня успокаивало, хоть Анна периодически меня останавливала. Марк уже привез священника, я успел с ним поговорить. Майкл стал моим шафером, я отдал ему кольца, в надежде, что он их нигде не потеряет. Время то тянулось, то бежало, я не понимал, что происходит. Какой-то приятный трепет в груди, но в то же время и страх. Марк предложил прогуляться по ранчо, на что я согласился. Как ни странно, на разговоры у нас были обо всем, только не о свадьбе. Он понимал, что я волнуюсь, поэтому пытался отвлечь, рассказывая каким кормом лучше кормить пинто, а каким паломино. Я же сказал, что мне по душе больше спокойные и сильные першероны. Забавно, я беру в жены резвую и бойкую пинто, хотя сам спокойной и домашний першерон, который будет оберегать ее и защищать. Представьте, что будет, если разозлить тяжеловоза? Даже разговаривая о лошадях, я думал о своей Шерри.
И вот наконец-то время настало. Меня привели обратно во двор и поставили под аркой. Рядом стоял Майкл, с другой стороны Шанталь. Это волнение в груди, оно съедало меня. Я ничего подобного не чувствовал раньше. И вот заиграла музыка, и мне стало так страшно, но в то же время любопытно, что я напрягся, пытаясь приструнить свое волнение. Мое внимание было приковано к дверям. Я ждал невесту.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-05-28 23:15:45)

+1

7

Et si tu n’existais pas,
Dis-moi pourquoi j’existerais ?
Pour traîner dans un monde sans toi,
Sans espoir et sans regrets.

- А вдруг ему не понравится платье? – кажется, моя нервозность выливалась в то, что я начала сомневаться во всем. Как раз когда мама и Шанталь помогали мне затянуть свадебное платье, я начала переживать о том, что Этьену оно не понравится. А еще сережки и другие аксессуары, а вдруг прическа покажется ему не подходящей? У нас такие разные вкусы, но мне так хотелось сделать сюрприз. Не даром, когда он предложил быстро пожениться, единственное, чего я хотела, так это все равно выйти в свадебном платье. А теперь вот только не знала, хорошо я сделала или нет. Ведь это впечатления на всю жизнь. Не хочу, чтобы свадьба ассоциировалась у Этьена с плохим и безвкусным платьем!
Панику приостановила мама, назвав меня «дурой», кратко, зато как эффективно.  Я дотронулась до талии, как будто желая оценить, насколько хорошо сидит платье. В этот момент позади послышались детские крики. Меган кричала, что хочет увидеть принцессу! Мы тут же засмеялись. Да, для любого ребенка невеста – это прекрасная принцесса в белом шикарном платье. И наплевать, что по возрасту принцесса больше напоминает королеву. Судя по тому, что голос пропал, Дэнни смог справиться с энтузиазмом сестры и вышел из дома во двор. Я же стояла перед зеркалом, смотря на себя и оценивая то, как смотрюсь в этом наряде. Позади встала мама и… прослезилась.
- Мама! – возмутилась я. Я тут себе места не нахожу, готова отказаться от церемонии, так как думаю, что выгляжу ужасно и мне нужно время, чтобы прихорошиться, а сердце моей твердой матери не выдерживает и дает слабину. – Хороша поддержка, - на самом деле, я боялась, что и сама заплачу. Благо рядом была Шанталь, которая держала себя в руках.
- Ну пошли, - внезапно произносит сестра Этьена, протягивая мне букет невесты, а по моему выражению лица видно, что я не готова к такому повороту событий.
- Что? – в недоумении протягиваю я, как будто не ожидала, что придется куда-то идти. – Уже? Так быстро?
Здравствуйте. Я – офицер полиции и вооруженных сил с 20-летним стажем работы, я стреляю и убиваю людей, в меня стреляют и на меня нападают и мне не страшно, но сейчас у меня вид запуганного кролика, которого собираются освежевать и приготовить в печке.
Прежде, чем двинуться с места, я снова посмотрела в зеркало. Ему понравится или нет? Я хотела выйти за него замуж, не сомневалась, но так боялась, что что-то пойдет не так, и платье у него не вызовет такого восторга, на который я рассчитываю. Да и не только платье, сама невеста. Мои размышления прерывает прослезившаяся мама, которая напоминает, что жених уже ждет. Глубоко вздохнув, я киваю, после чего выхожу из спальни, сжимая в руках этот чертов букет. На первом этаже уже ожидает отец. Увидев меня, он расплылся в яркой и доброй улыбке. Несколько секунд он молчал, сверля меня глазами, а после поцеловал в лоб и взял под руку. Пока мы с ним перекидывались безмолвным молчанием, мама с Шанталь вышли на улицу и присоединились остальным.
- Подожди, - я остановилась как раз в тот момент, когда отец собирался открыть дверь. Я потерла переносицу. Нет, я не верю. Я выхожу замуж в третий раз, а такое ощущение, что впервые. Столько волнения, мурашки по коже, волнение и паника, сердце вырывается из груди. Мне надо собраться. Несмотря на то, что нам уже стоило выйти, мы стоим около двери. Отец даже не пытается давить на меня, он терпеливо ждет, пока его глупенькая дочь соберется, попутно шепча ей, что она великолепна и все будет хорошо. – Песня, - у меня сердце ушло в пятки, - мы забыли взять диск с нашей песней! – в таком состоянии, для меня это катастрофа и отличная причина для паники.
- Успокойся, - тут же произнес отец. – Мы найдем подходящую песню, веришь? У нас одинаковые вкусы, вы станцуете под прекрасную композицию, не переживай.
Не знаю, хотел ли отец меня успокоить или он уже знал, что предложить, но я положительно закивала и закрыла глаза. Ноги подкашивались, я боялась, что потеряю сознание, когда выйду на улицу.  Откуда столько волнения? Выходить замуж по настоящей любви, оказалось, гораздо сложнее, чем по выдуманной. В общем, отец снова целует меня в лоб. Надо пересилить себя, выйти все равно надо, я хочу выйти. Знакомый диджей разместился как раз там, где надо, папа только махнул рукой, глядя в окно, как внезапно заиграла музыка, и он открыл дверь…
А дальше все происходящее похоже на сон. Мы сделали шаг, два, и я увидела Этьена. Наверное, в этот момент, волнение и пропало. Да не только волнение, все остальные тоже. Вот дорога, а на другом ее конце стоит и ждет Этьен. Ни звуков, ни людей, мы одни. А я просто иду к нему, не замечая никого другого. Я смотрю на своего жениха и расплываюсь в яркой улыбке. Он ждет, а я иду. Как только Марк подвел меня к алтарю, на несколько секунд мне удалось оторваться от Этьена, чтобы поцеловать отца. Тот передал мою руку французу, как символ того, что теперь я его. А из моих уст вырвался счастливый смешок. Я смущенно опустила голову, после чего вновь подняла и посмотрела на Этьена. Шанталь стала подружкой невесты, ей я отдала свой букет. Через несколько секунд француз уже держал обе мои ладони, мы стояли лицом друг к другу, в то время как священник произносил речь, которая прошла мимо меня.
- Мы собрались здесь для того, чтобы связать узами брака…, - прерывисто слышала я, не отвлекаясь от карих глаз моего будущего мужа. Я так волновалась, а теперь, кажется, расплачусь от счастья. Мое лицо не покидает легкая, но счастливая улыбка, влюбленный взгляд застыл на лице Этьена. Ну что, родной, мы пришли к этому. Сквозь долгие месяцы, мы все преодолели, пережили, и теперь мы здесь, доказав свою любовь и преданность. Эти мысли прервал голос священника, слова, которые нельзя было пропустить.  - Согласны ли Вы, Этьен Моро, взять в законные жены эту женщину, любить ее и быть с ней, в богатстве и бедности, в радости и печали, в болезни и здравии до конца дней своих? – улыбнувшись, я посмотрела сначала на священника, а потом на Этьена, как будто ожидая ответа.
свадебное платье + прическа

+1

8

Я стоял под аркой, а сердце мое выпрыгивало из груди. Я не знал, как это объяснить, но волнения Шерри, волшебным образом просачиваясь через щели дома, смешало вместе с моим, от того мне хотелось поскорее увидеть любимую. Я должен был успокоить ее, я должен был быть рядом. В такие моменты я всегда рядом. Но свадебные традиции и обычаи не дают мне этого сделать. Отчего я начал переживать.
Я не мог устоять на месте, я боялся, что что-то пойдет не так. Шерон всегда сомневалась, я боялся, что сегодня они ее одолеют и что-то случиться. Почему такие пессимистические мысли? Я и сам не знаю, я и сам рад избавиться от нихи насладиться волшебством этого дня. А день ведь был особенным. Сегодня я приобретал некую важность в жизни Шерри. Боже, сегодня я стану ее мужем? О чем это говорит? О том, что мы с ней теперь единое целое. Мы дадим клятву, мы скрепим наш союз кольцами. И даже не верится, что все это происходит со мной, что все это происходит с нами. Мне сорок лет, я был уверен в том, что брак не может быть счастливым, потому что невозможно любить одного человека всю жизнь. Для меня любовь была чем-то незначительным и непринужденным. Пунктик из-за которого можно задержаться подольше, скажем так, на злачном месте. Как я ошибался. Стоял бы я здесь, сейчас, если бы не любил невесту всем сердцем?
От волнения я потирал руки, хрустел костяшками пальцев и вообще рассматривал носы своих туфель. Я почувствовал, как широкая ладонь Майкла легла мне на плечо. Я понимал, что он пытается меня успокоить, совсем скоро появится Шерон, мне нельзя раскисать. Тут уже пришла Шанталь, значит совсем скоро появится и моя любимая.
-Волнуешься? - поинтересовалась сестра, положив руку мне на спину. В ее голосе не чувствовалось сарказма, напротив, казалось она была обеспокоена, она не хотела, чтобы что-то пошло не так.
-Все в порядке. Шерон скоро выйдет? - тихо и весьма нервно поинтересовался я. На мой вопрос Шанталь лишь улыбнулась и немо кивнула, тем самым отвечая на мой вопрос.
-Расслабься, бригадир. Я буду смотреть в твои глаза, пока будет идти невеста - она подмигнула, и отошла к одной из сторон арки, становясь подружкой невесты. Глаза? Помню, пару лет назад, когда Шанталь открыла свадебный бизнес, мы сидели в ее доме, на кухне. Дом был недоделанный, я помогал делать ремонт. Да, Шанталь решила сэкономить, чтобы отправить дочку в хорошую школу. И никто не жаловался на ремонт, нам всем было весело потом отдирать от себя клей или краску. И вот, когда Ноэль уснула, мы сидели на кухне и беседовали. Шанти утверждала, что понять насколько жених любит невесту можно по глазам. Я тогда скептически отнеся к ее заявлению. Но она утверждала, что в глазах, в их свежем блеске можно прочитать намного больше, чем можно предположить. Если эти глаза с восхищением и интересом рассматривают невесту, если эти глаза "улыбаются", то нет сомнений, что жених хочет эту свадьбу. Он идет добровольно на столь серьезный шаг, он сам хочет связать себя узами брака, обязательствами и ответственностью.
И какие сейчас у меня были глаза? Не знаю, но сейчас я надеялся, чтобы Шерон увидела всю любовь и восхищение, что во мне есть. И вот открываются двери, и сердце мое стучится, как сумасшедшее. Я и не знаю, что делать, так волнителен этот момент. Я широко улыбнулся, увидев любимое и знакомое лицо. Я не видел никого, кроме нее. Казалось, что так бывает только в фильмах. Но нет, вокруг чернота, и только небольшая дорожка, по которой идет Шерри. Она приближается, она все ближе и ближе. Ясмотря прям в ее небесно-голубые глаза, я не могу скрыть своего восхищения и любовь. А платье? Оно было шикарно, достойно подчеркивая соблазнительную фигуру моей любимой женщины. Эти бедра, эта талия, эта грудь. Я смотрю на Шерон и утопая в любви. Я варюсь в собственном соку, настолько я счастливый человек!
Марк передал Шерри мне. Я видел счастье на лице отца, я видел его доверие мне, словно он знал, что я достойнейший из всех, что были. Что я никогда не обижу, что я всегда буду бороться. И он был прав в своей оценке, в своих доводах.  Шанталь забрала букет, и теперь я держал любимую за обе руки, сжимая ее теплые ладони от легкого трепета и волнения. Я тонул в ее голубых глазах, я был счастлив, как никогда. Я слышал приятный, бархатистый голос священника:
-Мы собрались здесь для того, чтобы связать узами брака этого мужчину и..., - сейчас казалось, что я считаю минуты. Еще немного и мы произнесем клятву. Даже не верится. Мы столько пережили вместе. И сейчас, нам достаточно будет сказать только одно слово и вот мы уже муж и жена. А теперь главный вопрос. Вопрос, который я с нетерпением ждал. И вроде как было страшно, но с другой стороны это любопытство, это желание и восторг от происходящего. Я хотел быстрее прижаться к любимой, хотел радоваться, что мы вместе, мне нужно было пережить эти волнительные минуты. Мы должны были пережить их. Не колеблясь ни секунды, продолжая смотреть любимой в глаза, я уверенно произнес:
-Согласен! -я сжал руки любимой еще сильнее. Сказать это было непросто. Я знал, какая ответственность скрывается за этим словом. Мы должны будем подбрасывать поленья в наш костер, чтобы он никогда не потух. Я не боялся этого, я готов был бороться за Шерри, за ее улыбку, за ее комфорт каждый божий день. Мне было страшно от того, что я никогда не женился по-любви. Один единственный брак создал целый ряд стереотипов. Но нет, я не позволю нам с Шерри подогнать себя под эти правила! Кто сказал, что муж и жена не могут веселиться и радоваться жизни? Кто сказал, что нужно вести быт и не думать больше ни о чем? У нас с Шерон и в гражданском браке неплохо получилось держать быт, веселиться, принимать гостей, заниматься Меган, а еще и оставалось время друг для друга. Нет, я уверен, мы справимся.
-Согласны ли Вы, Шерон Анна Реймонд, взять в законные мужья этого мужчину, любить его и быть с ним, в богатстве и бедности, в радости и печали, в болезни и здравии до конца дней своих?
Я затаил дыхание. Казалось, я слышал стук собственного сердца! И вот, я жду ответ. Она видит как я жажду ее ответа, это видно в моих карих, влюбленных глазах. Я сжал ее руки, пытаясь тем самым поддержать ее, сказать, что я рядом. Я чувствовал ее волнение и страх, их не должно было быть. И вот, священник договорил свою речь. И мне нужен ее ответ.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-05-31 15:52:25)

+1

9

Это так трудно понять. Одно слово, всего лишь одно слово отделяет вас от другой жизни, жизни, которую вы боитесь испортить. У нас с Этьеном все было идеально. Не подумайте, идеально – не значит в мире и понимании каждый день. Напротив, мы не всегда понимаем друг друга, порой мы спорим, ссоримся и хлопаем дверьми, но именно несовершенство отношений и делает их совершенными, как бы противоречиво это не звучало. Так вот, я боялась, что брак все испортит. У многих брак ассоциируется с конечной точкой. Не нужно больше внимание, никаких ухаживаний и сюрпризов. А зачем? Вы же уже женаты, цель достигнута. Люди глупцы, как же они ошибаются. Брак – это не цель, если лишь очередная ступенька, которая требует еще больше стараний и внимания, нежели было прежде. А у нас так будет? Он обещает. Но я так боюсь потерять нашу жизнь. Это вкупе с важностью момента вынуждает мои ноги подкашиваться, но я все еще не свожу взгляда с Этьена. Именно это позволяет мне твердо стоять на ногах, это и его улыбка. А я улыбаюсь в ответ, лишь изредка снисходя до священника. И вот он задает Этьену вопрос. Несмотря на то, что я уверена в ответе жениха, все равно жду этого ответа с нетерпением.
- Согласен, - произносит он и, кажется, моя улыбка становится еще шире, а взгляд счастливее.
Однако наступает и мой черед, и я не уверена, готова ли расстаться с нашей потрясающей жизнью. Пока священник говорит, я отвожу взгляд куда-то в сторону, как будто думая. Он замолкает, требуется ответ, а у меня ком в глотке, который даже рта не позволяет раскрыть. Мне стыдно и страшно одновременно, хочется сказать «да», но я лишилась дара речи. На моем лице по-прежнему легкая улыбка, но взгляд выдает растерянность. Все это продолжается недолго, всего пару секунд, но, уверена, эти пару секунд для Этьена все равно, что вечность. Я не хочу так поступать с ним, я хочу быть рядом, я хочу делать его счастливым каждый день. Так что мне помешает? Брак? Нет, мне ничто не помешает. Пока я думала, я опустила голову, смотря на его руки, крепко сжимающие мои. Я задумчиво провела большим пальцем по коже его пальца, как будто вновь желая почувствовать это. Всегда восхищалась его руками, это не новость. Мужские, сильные, но настолько нежные, - в который раз, мысленно повторила я. – Нежные со мной. Я продолжала поглаживать пальцем его кожу, а потом улыбнулась и подняла голову, посмотрев французу в глаза. Почему я раньше этого не сделала? Зачем отвела взгляд? Это все и испортило. Лишние мысли, лишние рассуждения. А ведь достаточно было обратить внимание на прикосновения и взглянуть на его лицо, чтобы понять, чего я хочу.
- Да, - продолжая смотреть Этьену в глаза, протягиваю я. Пусть никто не обманется, пауза была не слишком длиной, всего несколько секунд. Но в моей голове все происходило словно в фильме с замедленным действием. Зато я поняла: нам все под силу, если мы вместе. – И после, - усмехнулась я, немного отойдя от традиционного ответа. Мне не понравилась фраза «до конца дней своих», не понравилась, потому что этого недостаточно. До конца дней и после их, вечно. Возможно, это звучит сентиментально, но никто не переубедит меня в том, что не хочет быть со своей половинкой вечность. Я вот хочу.
Наверное, самое сложное было позади. Я произнесла это слово, и сразу стало так хорошо. На моем лице снова появилась счастливая улыбка, я была готова продолжать, а еще мне захотелось поцеловать Этьена, но священник еще не дал команду. Эти чувства…, как же их описать? Вы катаетесь на американских горках, а потом находитесь в каком-то восторженном и заведенном состоянии, это как выплеск адреналина. Вот и у меня так же. Сердце колотится, но, боже, я готова произносить «да» хоть каждый день. Я вижу, как он счастлив, я вижу восторг в его глазах, восхищение, любовь. И отвечаю взаимностью. Терпение лопается. Когда же закончится официальная часть, и мы сможем обняться? А в это время священник продолжает:
- А теперь обменяйтесь кольцами, как символом верности и взаимной любви, - слышу голос священника и смотрю на француза с ожиданием. Я не видела наши кольца несколько месяцев, как раз с того момента, как сделали гравировку. Почему? Потому он мне не дал это сделать! Забрал и спрятал, желая, чтобы к ним никто не прикасался вплоть до свадьбы. Впрочем, долго я об этом не думала. Кольцо… Такая банальная обыденная вещь. Я ношу кольца, но сейчас это станет символом наших отношений, сейчас это будет особенное кольцо. Поэтому с улыбкой я ожидала, пока француз достанет футляр, чтобы  я смогла надеть на его палец то, что станет символом нашего союза, а потом и чтобы он сделал то же самое.

+1

10

Кольца

Секунда, две, три. Казалось, что прошла целая вечность. Я заметно стал волноваться. Шерри держит непонятную мне паузу. А что мне делать? Я места не нахожу, хоть и стою на месте, напряженный и вытянутый в тугую струну. Боже, эти секунды. Время играет со мной злую шутку. Всего несколько секунд, а я готов сделать все, чтобы прервать церемонию, чтобы успокоить любимую, поговорить. я понимаю, ей страшно, много сомнений. Я понимаю, что мое прошлое не может вселять уверенности, но черт побери, я же исправился, я же люблю ее до потери пульса, я же живу ради нее. Весь мой смысл жизни - это она. И только она. Моя Шерри. Дорогая, почему ты молчишь? Почему ты отвела взгляд? Не мучай меня своим молчанием!
Всего несколько секунд, а столько мыслей в голове. В ногах появилась легкая дрожь, мне действительно стало страшно, что она не сможет ответить взаимностью. Не сможет согласиться стать моей женой. Сердце сжалось в тугой узел. Мне так страшно. Родная, любимая, не поступай так со мной. Я безмолвно молил ее пощадить меня, смотря на нее своим карими глазами. Я крепко сжимал ее ручку, ее пальчики. Пальчики, которые так люблю целовать.
Она опустила голову. Я чувствовал, как она гладит мою руку своим пальчиком. Шерри, не поступай так со мной. Я понимаю, что страшно, что тяжело, но черт..
Я у себя в сознании развел настоящую панику. И в моих глазах это отчетливо читалось. Ну не могу я совладать с собой и сохранять спокойствие. И как тут сохранить спокойствие, если любимая женщина сомневается? И тут я начал вспоминать нашу совместную жизнь. Странно, но я почти не помню, что было до Шерри. Кажется, что мы всегда жили вместе. Кажется, что всегда мы были так счастливы. И сейчас я начал винить себя, что затеял эту свадьбу. Можно же было и жить вместе. Ведь наша жизнь прекрасно. Мы играем и резвимся, как дети. Мы любим друг друга до безумия. Мы просыпаемся и засыпаем в объятиях друг друга. Что еще для счастья надо? И сейчас я готов сказать, что свадьбы не будет. Что я счастлив и без официальных документов. И только я собирался с духом, как любимая сказала свое слово.
-Да - это слово эхом прозвучало в моей голове. Сердце колотиться как бешеное, я широко улыбаюсь, а на глазах, кажется, навернулись слезы. Я готов расцеловать ее, я готов кричать от радости! Как я хочу прижать ее к себе, но церемония требует держать дистанцию. Я сжал ее руки снова, пытаясь так сказать, как я ей благодарен. Боже, она сказала да? Так чтоЭ, мы сейчас обменяемся кольцами и все, мы муж и жена?
Я услышал, как Шерон усмехнулась по поводу нашей вечной любви. И правда. До самой смерти? А дальше что? Дальше мы тоже будем любить друг друга. Кто знает, что ждет нас после смерти? Но несмотря ни на что, я знаю, что мы все равно будем вместе. Это у нас на роду написано. Это наша судьба. Нам суждено было встретиться. Даже та фотография говорила об этом. И именно она подтолкнула меня не терять времени. Она и сон, связанный с этой ситуацией. Шерри только моя. А я дурак тогда не подошел к ней. Возможно, мы бы уже давно были женаты и счастливы. И имели бы детишек.
Я слышу голос священника. Он просит обменяться кольцами. Я улыбаюсь. Наконец-то любимая их увидит. Майкл подходит и дает мне кольцо, предназначенное для Шерри. На ее кольце гравировка: "In your blue eyes, I found peace". Да, в ее глазах, бесконечно прекрасных, лазурных я нашел покой, который искал 20 лет. Это не малый срок. Боже, как я люблю ее голубые глаза. Никогда не обращал внимание на человеческие глаза, но взгляд Шерон покорил меня с первой минуты! На моем кольце написано то же самое, только "In your brown eyes, I found peace". Я хочу всегда помнить об этом. Почему-то мне вспомнилась та ужасная неделя, когда любимая была слепа. Ее покрасневшие глаза, ее голубизна потухла, а вместе с ней и я. Мне было одиноко и больно, но я все равно боролся за любимую. И сейчас мы здесь.
Майкл дал мое кольцо Шерон, и она одела его на моей палец. Одевая кольцо на палец Шерри, я аккуратно проведя рукой по ее ладони. Боже, неужели мы муж и жена? И вот я слышу, как священник объявляет нас парой, мужем и женой. Я широко улыбаясь, обнимаю любимую за талию и сладко целую ее губы. Казалось, что мы не прикасались целую вечность. И сейчас этот момент был так сладок. Это наш первый поцелуй. Первый поцелуй четы Моро.
-Я люблю тебя, - тихо шепчу ей на ухо, оторвавшись от ее губ, и прижимаясь к ней, обнимая ее и наслаждаясь ее присутсвием в моей жизни.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-05-31 22:17:55)

+1

11

Странное дело. Обычно именно мужчины с неохотой идут к алтарю, однако ответа ожидают именно от женщины, невесты. Ее «да» ждут с нетерпением и трепетом, изнемогая от желания прервать затянувшуюся паузу. Чаще употребляется «сбежавшая невеста», а не «сбежавший жених». Выходит, у женщин больше силы воли, нежели у мужчин, потому они могут отказать и сбежать, а мужчины нет, несмотря на то, что идти к алтарю их никто не заставляет. Собственно, даже не знаю, откуда такие рассуждения. Наверное, сравниваю. Ведь сбегать никуда не собираюсь, я твердо стою на земле, твердо стоит и Этьен. Мы знаем, чего хотим, мы знаем, куда идем, и идем вместе, у нас один путь. В общем, я сказала «да», пожалуй, это вызвало у меня столько же счастья, сколько и у француза. Хотя посмотрите на него, он расцвел в яркой улыбке. Ну разве можно было разочаровать? Он улыбается, он счастлив и мне так хочется обнять, сказать, что все хорошо, мы вместе, я бы ни за что не отказала. Но церемонию еще не подошла к концу, и я вынуждена терпеть, смотря в глаза любимого.
И вот наконец-то Майкл подносит открытый футляр с кольцами. Я аккуратно вынимаю золотое кольцо, то, что побольше. Честно сказать, уже и забыла, какую фразу мы выбрали, но что-то милое и трогательное – это точно. Прежде, чем надеть колечко на палец возлюбленного, разумеется, я покрутила его в руках, чтобы увидеть гравировку. Забавно, но этого мы точно не выбирали. И тут я усмехнулась, глядя на внутреннюю сторону кольца, а потом вновь подняла взгляд на француза. Теперь понятно, почему он их прятал. Это был сюрприз. И он сработал. Каждое слово правда. Я аккуратно взяла руку жениха и медленно надела кольцо. Пусть знает, пусть всегда помнит, что его карие глаза для меня – целый мир и даже больше. Потом настала очередь Этьена. Я не видела гравировки на своем кольце, но готова поспорить, там что-то в этом роде, только уже речь о моих глазах. А мои глаза сейчас…, когда он надевает это золотое кольцо, на мокром месте. И я не скрываю своего счастья, я по-прежнему широко улыбаюсь, а потом, когда на наших пальчиках уже красуется символ нашей любви, приподнимаю голову, смотрю на Этьена. остался заключительный этап, самый важный.
Нас объявили мужем и женой. Не в силах совладать с эмоциями, я счастливо засмеялась, после чего подалась вперед под аплодисменты немногочисленной родни. Мы поцеловались. Первый поцелуй, как мужа и жены. Я положила руки на плечи француза, я вдыхала аромат его духов, слышала его сердцебиение, чувствовала его волнение и счастье, и мне не хотелось открываться. Через минуту мы все же отстранились, но лишь для того, чтобы сблизиться вновь.
- Я тебя тоже, - так же тихо отвечаю я ему, после чего крепко обнимаю. Это то, чего я хотела на протяжении всей церемонии: обнять и поцеловать. – Боже, неужели. Ты веришь? – смеюсь я, прижимаясь носом к шее Тьена.
Тем временем гости хлопают. И надо же, только сейчас я вспоминаю про то, что они вообще здесь присутствуют. Слегка отстранившись, я снова счастливо захихикала, прижавшись лбом к переносице возлюбленного и аккуратно проведя руками от плеча до запястья. Не разрыва эту связь, я повернула голову к родственникам и ярко улыбнулась. Все были счастливы, но явно не так, как мы. Даже не верится. Я состою в официальном браке. Это похоже на сон, не уверена, что до конца осознаю все, что произошло. Еще год назад я не думала об этом, да и не хотела, наверное. Но жизнь непредсказуема, она течет своим чередом и никто не знает, к чему она может привести. Меня жизнь привела к Этьену. И я не знаю, заслуживаю его или нет, но теперь, несомненно, буду делать все, чтобы заслуживать и быть достойной такого подарка.
Хотя, прежде чем официально стать мужем и женой, нужно было поставить подписи на документе, который нам дал священник. Но на это ушло всего лишь несколько секунд. После я повернулась к французу и, обвив его шею руками, вновь поцеловала. Ну а дальше пошли поздравления. Руку Этьену тут же пожал мой брат, я обнялась с Шанталь, а потом и с Майклом, все спешили нас поздравить и обнять. Меган и вовсе воскликнула, что мама принцесса, чем вынудила меня засмеяться. И все же больше всех поздравлений на свете, я хотела лишь не отходить от своего мужа ни на шаг, он мне нужен, я зависима.
Официально должен был последовать первый танец молодоженов. Но мы забыли диски, да и торжество врятли можно назвать официальным. В общем, я была готова к тому, что мы сразу направимся к столу. Однако внезапно заиграла музыка, сопровождаемая словами отца.
- Мистер и миссис Моро, первый танец молодоженов, - я ярко улыбнулась, услышав знакомый мотив: Scorpions - When You Came Into My Life. Отец не врал, когда сказал, что у нас одинаковый вкус, и он подберет достойную композицию.

+1

12

Я самый счастливый мужчина на свете! Слышите? Счастливее меня нет и не будет! Я женат. Верите, я счастлив тому, что я теперь состою в браке. Как же стереотипно мнение о женитьбе, о свадьбе. Как же глупы люди! Если не хочешь идти к алтарю, значит недостаточно любишь. В такие моменты самое время задуматься о том, что что-то не так что-то надо менять.
В сорок лет я стал самым счастливым, когда до сорока не отличался от серой массы несчастных и обиженных. У меня не было того самого, что нужно каждому человеку - теплой и искренней любви.
Шерон, кажется, искренне радовалась сюрпризу в виде гравировки. Я знаю, что еще спрошу ее об этом, а пока, мы прижимались друг к другу, не в силах оторваться. Казалось, мы так долго держали дистанцию, что сейчас хотелось насладиться теплом наших тел, насладиться нежными объятиями. Она прижалась носом к моей шее, я почувствовал жар ее дыхания.
-Это словно сон - протянул я, закрыв глаза - Шерри, ты моя жена. О боже... - да, нас сложно было поверить. Мы так долго прожили вместе, а теперь еще и приобрели статус молодоженов. Я стал отчетливо слышать аплодисменты. Каждый хотел подойти и поздравить нас с нашим праздником. А пока, мы насаждались друг другом. Любимая прижалась носом к моей переносице, я чувствовал, как ее рука плавно ведет линию от моего плеча до запястья. Я сжал ее теплую ладонь, переплетая пальцы в замок. Она повернулась к родственникам. Боже, она так счастлива. Она буквально светилась от этого счастья, а я не мог оторвать глаз от нее. Она такая красивая, такая очаровательная. А в этом платье словно нежный бутон белой розы. Я поцеловал ее в щеку прежде, чем нас попросили поставить подписи. И вот, мы теперь официально муж и жена. Она теперь принадлежит только мне. А еще теперь я могу не врать в больницах, когда туда попадает Шерон. Я могу видеть ее на законных правах. Это один из многочисленных плюсов брака. Шерри обвила мою шею руками, и я вновь почувствовал вкус ее сахарных губ. Кончиками пальцев я коснулся ее шеи, так сладок был ее поцелуй... Оторвавшись, я словно был в тумане. Мне до сих пор не верилось, что Шерон стала моей женой. Словно я и правда был во сне. В самом красивом и желанном сне, что у меня когда-либо были.
К нам стали подходить родственники, чтобы поздравить. Боже, теперь это и моя семья. Моя большая семья. Идеальная. Такая простая и крепка. Надеюсь, мы с Шерон построим именно такую семью. Майкл пожал мне руку, потом и Шанталь повисла у меня на шее. Вот и теща была рада мне, как новому родственнику. Марк тоже поспешил поздравить. Мег в это время назвала маму принцессой. Да, я был согласен с дочкой. Шерон действительно походила на принцессу. Очаровательную принцессу, которая так любима и так желанна.
И вот, официальная часть закончилась. Мне сейчас просто хотелось сесть за стол и обнимать любимую. Наслаждаться нашим праздником. Но тут заиграла музыка. Я был расстроен, что наш первый танец мог не состоятся, т.к. мы забыли дома нашу песню. Но Марк постарался на славу. Нашел что-то из Scorpions. Сейчас я надеялся, что Шерри поможет мне. К этому танцу мы не готовились, а я в плане танцев был весьма неуклюжим, за что и получил прозвище от любимой - медвежонок. Да, я любил мед и малину и постоянно косолапил, когда танцевал. Я сжал руку Шерри, мы начали двигаться, плавно передвигая в такт ногами. Я так боялся наступить на ее красивое платье, что был достаточно напряжен. Но это не значит, что я не получал удовольствие от момента. Напротив, я наслаждался процессом, я смотрел в ее лазурные глаза, я мечтал впиться в ее сладкие губы и я вслушивался в текст песни. Боже, да это же про нас. Про меня. Как Шерри ворвалась в мою жизнь и стала для меня всем. Я прижался щекой к ее щеке, пока мы танцевали. Казалось, что я слышал ее сердце, как оно трепетно бьется в ее груди.
-Я люблю тебя, зайчонок - снова шепчу я на ухо любимой. Сегодня я буду говорить это как можно чаще. Сегодня, завтра и послезавтра. Всегда. И вот, музыка закончилась, а мы продолжали танцевать. Да, мы так погрузились в это волшебство момента, что и не заметили, как утихла музыка. Где-то через минуту мы опомнились. Гости смотрели на нас умиленным взглядом. Я даже как-то смутился, однако я не мог не радоваться, что наш первый танец прошел не идеально, но хорошо. Я ни на кого не наступил и, казалось, очень хорошо и плавно вел Шерри.
-Пойдем к столу? - тихо спросил я у Шерри. Итак, мы открыли наш большой семейный обед. Анна постаралась на славу, приготовив столько вкусностей. Шанталь вручила Марку бутылку шампанского. Сразу видно, что выбирала сестра. Французское и не дешевое. Однако для такого события, я готов был купить лучшие вина из погребов Франции. Мне нравилось, что Шер ценила мой вкус. После того, как она стала со мной жить, она стала пить вино, как ни странно. Казалось, что она полностью становилась француженкой рядом со мной. А я напротив, становился каким-то менее французским. Помесь американца и австралийца. В общем,  друг без друга мы уже никак не можем существовать.
Марк открыл бутылку и разлил шампанское. Что же, время поздравлений. Я обнял любимую за талию. Сегодня особенный день.

+1

13

- Редко увидишь, чтобы кто-то так радовался официальному окончанию свободы, - внезапно засмеялась я, как только француз выказал свое счастье по поводу женитьбы. Разумеется, всего лишь шутка. Я не лишаю его свободы, я дарю ее ему. Если дело касается других представительниц слабого пола – то да, Этьен принадлежал и принадлежит одной, но что касается всего остального… Он свободен, мы свободны, а главное счастливы.
Итак, настал черед первого танца, к которому мы были не готовы. Совсем другая песня, стиль, темп. Но я умела подстраиваться, умела импровизировать, чего не скажешь о новоиспеченном муже, которого я ласково, но заслуженно,  всегда называла медвежонком. Однако медвежонок умел расслабляться и отвлекаться, моя задача лишь помочь и быть рядом. Потому, когда заиграла музыка, я улыбнулась и, смотря в его глаза, начала медленно двигаться. Наш первый танец, как мужа и жены. Он запомнится на всю жизнь, он особенный и волшебный, независимо от того, как пройдет. Этьен вел меня, я лишь помогала и чувствовала его напряжение, волнение по поводу танца. Это было так умилительно, что я улыбалась еще шире. Танцевать в платье оказалось не так некомфортно, как я ожидала. Специально выбирала удобную ткань, и выбор оказался удачным. Впрочем, я бы и не заметила, даже если бы платье создавало ужасный дискомфорт. Почему? Потому что полностью погрузилась в глаза Этьена, моего мужа, прижималась к нему, чувствовала, как его рука касается моей талии. Ну разве при таких обстоятельствах можно было думать о чем-то другом? Врятли. Единственное, чего я хотела, так это того, чтобы он тоже расслабился и получил удовольствие от первого танца мистера и миссис Моро.
- Расслабься, - улыбаясь, мягко протянула я, после чего сильнее прижалась к Этьену, дотрагиваясь своей щечкой до его. Моя левая рука выскользнула из его руки и коснулась плеча. Сделала я этого для комфорта француза, если все будет выглядеть менее официально, может ему будет проще. – Прислушайся, мы одни, - снова протягиваю я, продолжая двигаться. Пусть прислушается, пусть отвлечется, пусть забудет обо всех присутствующих, пусть представит, что мы дома, одни. Я слегка повернула голову так, чтобы мой нос коснулся его щеки. А музыка играла. Отец выбрал подходящую композицию. Наверное, Этьен думает, что это только про него, но он ошибается. Он ворвался в мою жизнь не менее неожиданно, он стал тем, кого я ждала, он подарил мне все, о чем я и мечтать не могла, подарил и будет дарить, я в этом уверена.
Танцуя, мы немного забылись. Было так хорошо и спокойно. Волнения ушли куда-то, казалось, мы всегда были мужем женой. Я знаю, что, вернувшись к гостям, мне снова станет непривычно, но сейчас, в этот самый момент официальные документы, это торжество, гости – все было не важно. Мы действительно остались одни на эти короткие несколько минут. Однако, рано или поздно, нужно было возвращаться к гостям. Оказалось, музыка закончилась, и мы немного увлеклись. Думаю, француз почувствовал, как я сжала его руку, как только он сказал, что любит. Ни от кого мне еще не было так приятно слышать это, как от него. Но вот мы пришли к столу. Достаточно скромно, по меркам свадьбы, но зато с заботой и любовью. Родители начали произносить тосты, потом задавать какие-то вопросы. «Как тебе быть Моро?» - интересовалась Шанталь. «Ты же сохранишь Реймонд?» - интересовались родители. Все это мило и весело, мы шутили о том, что нечасто можно увидеть союз австралийки и француза, Меган все пыталась пощупать платье, уже крутясь около стола, мама периодически пускала слезинку, что было абсолютно несвойственным ей. В общем, несмотря на весьма скромный масштаб, свадьба была свадьбой, в кругу родственников, поздравлений и разговоров. Около часа мы сидели так, а может и меньше. Однако я хотела побыть немного наедине со своим мужем. Мы только что поженились, мои желания вполне понятны, наверное.
- А теперь простите нас, - с улыбкой протягиваю я, вставая со стула, - мы с мистером Моро отойдем на пару минут, - смотрю на француза в надежде, что вопросов не будет.
К чему вопросы? Я просто хочу побыть с ним, я просто хочу осознать то, что только что произошло. Итак, придерживая платье, мы вышли во двор. Некоторое время я молчала, просто безмолвно медленно прогуливалась вдоль зеленой территории нашего ранчо. Было так хорошо и спокойно, а рядом любимый человек. Наконец-то я остановилась, всматриваясь куда-то вперед.
- Там резервация индейцев, - я протянула руку, указывая Этьену вдаль. Наверное, это легкое отступление. А потом я повернулась к возлюбленному лицом и, с легкой  улыбкой посмотрела в его глаза. Не нужны слова, не нужны действия, чтобы увидеть любовь в моем взгляде. Несколько секунд я молчала, словно изучала его лицо, словно пыталась «прочитать» его карие глаза. – Этьен…, - протянула я, но, кажется, продолжить не смогла. Вместо этого я подняла руку, аккуратно и заботливо прошлась ладонью по его темным волосам. Затем ладошка начала съезжать вниз, на щеку, шею, плечо. Улыбнувшись, я коснулась воротника и бабочки. – Белая бабочка, - констатировала я, - ты выглядишь великолепно, - оценивая костюм, добавила я, после чего вновь погладила волосы француза у уха и виска. Чуть погодя, моя рука опустилась ниже и взяла его ладонь. Я чуть приподняла ее, всматриваясь, словно гадалка, пытающаяся предсказать судьбу по линиям на внутренней стороне ладони. На самом деле я просто любила эти руки. Странные чувства. Этьен стал моим мужем, но говорить с ним так неловко, как будто мы не были знакомы этот год. – Это линия любви, - улыбнулась я, пальцем другой руки проведя по линии на ладони француза. Я не верю в хиромантию, не подумайте, но сейчас это так символично. – Такая четкая. Смотри, - я положила свою ладонь на ладонь возлюбленного, указывая на ней нахождение этой же линии, - у меня тоже, - на удивление, линии и вправду были схожи. – Я люблю тебя, - произнесла я, уже сжимая его ладонь и смотря в глаза. – Я никогда тебя не разочарую и не заставлю пожалеть.
Мне было все еще не по себе от той непродолжительной паузы во время церемонии. Но пусть Этьен знает: я бы никогда не причинила ему боль, мне просто было нужно время, и я его получила. Внезапно подул легкий ветерок, который немного отвлек меня. Не отпуская ладонь Этьена, я посмотрела куда-то в сторону, природа здесь была великолепной. Это та свадьба, о которой я и мечтать не могла. Надеюсь, что Этьен испытывает то же самое, надеюсь, он не разочарован. Что ж, через несколько секунд я снова с улыбкой повернулась к французу и подалась вперед, целуя его в губы, а руки все еще сжимают его ладонь.
- Ну что, ты…, - после поцелуя неловко начинаю я, - чувствуешь себя моим мужем?

+1

14

Шерон была хорошей женой уже с первых минут нашего брака. Я это понял, когда она старалась помочь мне в танце. Да, для меня импровизация подобного рода была чем-то необъяснимым, я ведь не танцор, у меня не было таланта к танцам. И сейчас, когда казалось, я полностью растерялся и напрягся, она помогала мне. Она хотела, чтобы я расслабился, хотела, чтобы мне стало легче, и чтобы я не боялся нашего первого танца. А я и не боялся, я боялся его испортить.
Ее прикосновения, ее тихи слова, ее нежная кожа. Я забыл, где нахожусь. Ее слова действовали на меня, как успокоительное. Сердце перестало бешено стучаться, я доверился своей жене. Я был счастлив. Я чувствовал ее теплые ладони у себя на плечах, я больше не боялся двигаться, подчиняясь движениям Шерри и звукам музыки.
Позже мы были за столом. Было так весело. Мы слушали тосты, поздравления, главной темой стола была наша свадьба. И эти вопросы о фамилии и о новых ощущениях. Честно? Я был не против того, что Шерри оставит свою фамилию. В какой-то степени, это даже было важно. Она должна сохранить связь со своей семьей. И я знал, что теперь моя фамилия станет для нее важнее любых. Собственно, важно ли это? Я знаю, что она теперь моя. Вот, что действительно важно. Так же проскальзывали шутки о необычности нашего союза. И вправду, такое встретишь очень редко. Что же, мы с самого начала ломали стереотипы. Чувствую, это станет нашей фишкой.
Шанталь все шутила, что скоро будем ждать деток. Я эти шутки старательно обходил, просто не отвечая на них. Даже как-то странно себя чувствовал. Да, безусловно, я хотел детей. Детей от любимой женщины хочет любой мужчина. Но, нам ведь не 20 лет. Не думаю, что Шерон вообще задумывалась о потомстве. Нам ведь хорошо вдвоем. Да, я хочу малыша, которого подарит мне Шерри, но ведь это не самое главное, верное? Я хочу наслаждаться нашей жизнью, какой бы она не была! Я Шерон все равно буду любить до потери пульса. А ребенок? Давайте не сейчас.
В конце концов, Шерри решила прогуляться и я искренне был рад этому решению. Я хотел побыть со своей женой наедине. Нет, я не устал от родственников и их вопросов и шуточек, но я соскучился по жене. Да, я любил наши минуты уединения, я любил нашу нежность, ласку, наши теплые беседы. И сейчас, когда мы перешли на новый уровень отношений, мне хотелось бы побыть с ней. Да, мы с Шерри были солидарны в вопросе значимости брака. Мы оба считали, что это не конечная точка. Это работа, как горит любимая. Я знаю, что меня не будут любить, если я не буду поддерживать огонь в камине. Я знаю, что теперь я должен уделять внимания намного больше, чем раньше. Отдавать всю свою душу на укрепление нашего союза.
-Извините нас - улыбнулся я, вставая со стула и следуя за любимой. Гости должны понять, нам интересно новое ощущение и статус. Я себя чувствовал только что рожденным. Я рожден и у меня семья в лице Шерри. Мы вышли во двор. Было достаточно тихо. Был слышен шелест ветра, ржание лошадей в конюшне, глухая музыка в доме. Мы молчали. Просто держались за руки и молчали. Нам не нужны слова, чтобы понять друг друга. Да и что тут понимать? Мы счастливы, мы влюбленны, мы рады, что наконец-то связали себя узами брака. Вдруг любимая остановилась, задумчиво показывая куда-то вдаль. Я посмотрел в ту сторону, переспрашивая, словно я не понял:
-Резервация? Ты там была? - конечно была, я такие глупые вопросы задаю. Но я спрашиваю подобное скорее от своей неловкости. Это даже забавно. Я чувствовал смущение и неловкость и с ее стороны. Казалось, что мы на первом свидании, а на деле, мы час, как женаты! Любимая повернулась ко мне, не отвечая на мой вопрос. Как божественны ее глаза. Я широко улыбнулся, погружаясь в глубину лазури ее радужек. Она назвала мое имя.
-М? - задумчиво промычал я, словно говоря ей "Скажи, не бойся, я тебя внимательно слушаю". Однако она так ничего и не сказала. Просто прикоснулась к моим волосам, отчего я закрыл глаза, наслаждаясь теплом ее ладони. Я почувствовал, как ее рука скользнула мне на плечо, а потом коснулась ворота рубашки.
-А твое платье и не описать словами, настолько оно великолепно. Но знаешь, он было бы простым платьем, если бы не твоя соблазнительная, грациозная фигура - и я не шутил, я действительно восхищался своей женой и ее выбором платья. Мне не удалось сказать этого раньше, и теперь сейчас я имел возможность выразить свой восторг. Именно восторг! Я восторгаюсь своей женщиной. Я преклоняюсь перед ее неземной красотой!
И вот теперь Шерри рассматривает мою ладонь, а я с интересом слежу за ее действиями. Линия любви? Я никогда не занимался подобными вещами и знал, пожалуй, только две линии: любви и жизни. Откуда знал? Чего только не увидишь по телевизору. Но сейчас это выглядело так мило и очаровательно, что я не мог скрыть своей застенчивой улыбки.
-А линия жизни? Скажи, она у меня короче линии любви? Нет, не отвечай. Я знаю, что короче. Ты была права у алтаря. И потом... - я снова смущенно улыбнулся. Смешно, я чувствовал себя как-то неловко, хотя раньше подобные вещи давались мне легко. Мне легко было разговаривать с любимой в подобном ключе. А сейчас я чего-то смущался. Словно мы все начали заново.
-Потому что мы две половины единого целого - протянул я, замечая, что и вправду наши линии похожи, - я сильнее - по привычке ответил я. Хотя, мы любили друг друга одинаково сильно, одинаково безумно, - я знаю, родная. Ты у меня лучшая. Я клянусь, что рядом со мной ты всегда будешь улыбаться!
И я знал, что я сдержу это слово, сдержу клятву, обещание. Любимая отвлеклась на ветер, а потом неожиданно поцеловала мои губы. Одной рукой я сжимал ее ладонь, другой я обвил ее талию и прижал к себе, наслаждаясь ее сахарными губами, ее легким парфюмом. Как же я люблю эту женщину, аж кричать от восторга хочется!
-Я чувствовал себя твоим мужем с тех пор, как ты ухаживала за мной после ранения - улыбнулся я, оторвавшись от ее губ, - но сейчас, я даже не могу описать, насколько я счастлив. Я смотрю на кольца, и понимаю, что теперь мы связаны. И мы будем счастливы! Ты веришь мне!? Ты не будешь знать слез, ты всегда будешь улыбаться.. - я оборвал себя, понимая, с какой страстью и напористостью говорю это. Нет, я знал, что ей приятно, но я боялся, что все это выглядит навязчиво.
-Как тебе мой сюрприз? - спросил я, аккуратно беря руку любимую в свою ладонь и целуя ее кольцо, словно намекая, о чем идет речь.

+1

15

- Ты меня смущаешь, - засмеялась я, когда француз заговорил о фигуре. После я опустила голову, как будто оценивая наряд. – Я хотела…, хотела, чтобы ты видел меня такой, - я улыбнулась, затем снова посмотрела на мужа. – Конечно, свадьба – это не только красивые наряды, но все же знаешь…, - мне явно не хватало слов. Наверное, в этот день просто хотелось быть особенной для него, красивой, выделяться. Такое торжество, я не хотела, чтобы Этьен ассоциировал потом свою вторую свадьбу, которая по идее лучше первой, со скромненькой одеждой невесты. Нет, я хотела, чтобы он помнил свою невесту именно такой. Помнил и восторгался. И именно восторг я видела в его глазах. – Я рада, что ты запомнишь невесту именно такой, - снова улыбнулась я.
Запомнит и никогда не забудет. Ведь невесты больше нет, вместо нее законная супруга. Что касается жениха, то я тоже запомню его именно таким. На фоне всех присутствующих Этьен выглядел ярко, выделялся белой бабочкой. Мне очень понравился его вид, не удивительно, что я снова провела рукой по воротнику пиджака, словно не могла налюбоваться. У меня такой красивый муж!
- Знаешь, сначала я думала, что нужно платье, которое впечатлит гостей, - с этими словами я снова опустила голову, осматривая свой наряд, - но потом поняла, что… нужно платье, которое впечатлит только тебя. Так что оно для тебя, - и снова яркая улыбка, я немного покрутилась, как будто демонстрируя прекрасные очертания свадебного платья. – На самом деле, сильно волнуешься, когда выбираешь наряд для свадьбы с французом, обладающим отличным вкусом.
Потом дело коснулось линий на ладони. Как уже оговаривалось, я не увлекаюсь хиромантией, но на что только не нарвешься в Интернете или по телевизору. Нахождение линии жизни я не знала, но это было и неважно, я бы Этьену и так сказала, что все это ерунда. В этом мире и другом, мы всегда будем вместе. Да, это я говорю, законченная атеистка. Но так хочется верить, что на этом все не закончится, и мы будем наслаждаться друг другом вечность. Впрочем, время я и сейчас не теряла. Захотелось поцеловать мужа, ведь мы со вчерашнего дня держали дистанцию, а того, что было у алтаря, явно недостаточно. И вот я поцеловала его, потом коснулась губами щеки.
- Скажи, что любишь, - поглаживая его ладонь, с улыбкой протягиваю я. Приятно и забавно слышать его привычный ответ, но всегда гораздо больше сердце греют другие слова. - Тише-тише, Ромео, - смеюсь я, слыша, что француз сейчас захлебнется от нахлынувшего восторга и счастья. – Этьен, посмотри на меня, - с этими словами я приподняла руки, демонстрируя свой внешний вид. – Я здесь, несмотря на все свои страхи. Потому что поверила тебе, и всегда буду верить. А чуть что…, - тут уже в голосе послышался открытый сарказм, - в браке есть много плюсов, например, тебя теперь легче мотивировать. «Если не сделаешь укол, я с тобой разведусь». Ну, ведь эффективно, а? – из меня вырвался звонкий смех. Но пусть это непринужденное состояние никого не обманет, скорее это ширма, скрывающая истинное волнение. Да, мне все еще не по себе, мне все еще неловко. Я словно маленькая девочка, которую впервые пригласили на свидание. Осознать тот факт, что мы официально муж и жена непросто. Для этого мне понадобиться время. А сейчас я просто наслаждаюсь моментом, присутствием новоиспеченного мужа.  – По крайней мере, теперь  понимаю, почему ты прятал от меня кольца, - усмехнувшись, я повертела на пальце золотое кольцо, а потом повернулась, прижавшись спиной к груди француза. Я подняла его руку, и положила свою ладонь на тыльную сторону его ладони, чтобы наши кольца оказались рядом. Наверное, это еще один способ осознать, что мы связаны узами брака. – У меня отвратительная фантазия. Я даже не помню, какую фразу тогда выбрала, - любуясь кольцами на наших пальцах, протянула я. – Ты ведь знаешь, что это правда? – надписи на кольцах. – Каждое слово. Так здорово смотрится, - счастливо усмехаюсь, имея ввиду одинаковые колечки. Кольцо для помолвки я тоже носила с особым удовольствием, но это…, чувства, которые я испытываю сейчас, не описать.  – Ты ведь будешь носить обручальное кольцо? – интересно, я не придавала этому особого значения.  Зачем эта символичность, что кольцо меняет? Но сейчас я хотела носить, гордо показывая всем, что я замужем.
Покрасовавшись так еще несколько секунд, я снова развернулась лицом к французу. Обхватив его голову руками, я опять поцеловала его в губы. Один раз, потом второй. И почему такое ощущение, что мы не виделись недели три? Почему я не хочу отходить от него, почему не хочу разрывать эту связь, почему и дальше хочу ощущать прикосновение его груди к моей? Любовь. Даже зрелых людей она может превратить в ненасытных подростков.
- Подумать не могла, что у меня будет французская фамилия, - не убирая рук от лица Этьена, протянула я, после чего вновь поцеловала. Только на сей раз, это был протяжной страстный поцелуй. Я обвила его шею руками, прижимая к себе, а потом, уже отстранившись, обняла. Теплый, крепкий, сильный, мне так нравятся его объятия. Каждый раз я безмолвно молю его прижимать меня к себе как можно крепче, словно меня кто-то забирает, а его дело лишь удержать меня объятиями. Молила об этом и сейчас. Не удивительно, что я не могла отлипнуть больше минуты, а затем лишь слегка отстранилась, поворачивая голову, чтобы посмотреть в его глаза. Кончики наших носов соприкоснулись, я улыбнулась, начав гладить волосы Этьена на затылке одной рукой, и дотронувшись до его щеки другой. – Мистер Моро, - показательно произношу я, ведь сама миссис Моро и это так непривычно, но так прекрасно! После я в очередной раз целую мужа в губы.
Но нам пора возвращаться. Мне особо не хочется, мне так нравится с ним наедине, но родственники ждут и нам надо успеть уделить им внимание до отлета в Париж. Сегодня я буду спать во Франции. От этого я тоже испытываю восторг, ведь это Родина моего мужа, я как будто становлюсь ближе к нему. Да и в стране я этой никогда не была, а Этьен мне все покажет и расскажет. Когда у нас будет время, разумеется.
- Давай вернемся, нужно пообщаться до отлета, - я снова улыбаюсь, а потом иду вперед, взяв француза за руку. Я улыбаюсь и смеюсь, словно юная девочка, выгляжу бодрой и резвой, да и не просто выгляжу, чувствую себя таковой! Что это? Новая жизнь? Да, Этьен как будто подарил мне второе дыхание, новое начало. – Боже, ни разу не была во Франции. Надеюсь, ты меня не потеряешь, я могу заблудиться, - по дороге смеюсь я. А вылет скоро. Мы хотели прилететь до ночи, потому купили билет на два часа дня. К одиннадцати вечера будем в Париже. Я, миссис Моро, вместе с мистером Моро, прилечу в Париж. Сон ли этого? Кажется, что да. Потрясающий и счастливый сон!

+1

16

Как же очаровательно Шерри смущалась. Я чувствовал себя таким молодым рядом с ней. А еще я чувствовал себя особенным, потому что она видела меня таким. Ее неподдельное восхищение, любовь. Я словно познавал жизнь, неизвестную мне ранее.
-Не переживай, - я положил свою широкую ладонь на ее теплую щеку - ты прекрасна. Ты самая красивая невеста! Я бесконечно счастлив, что такая женщина выбрала меня в мужья - я широко улыбнулся. Я не хотел, чтобы Шерри беспокоилась по выдуманным мелочам. Платье действительно было шикарным. А невеста была очаровательно красива! Чего я еще мог желать? Все у меня теперь есть! Самая дорогая драгоценность - моя любимая женщина. Надеюсь, Шерри это понимает. И как не понять, если все это читается в моих глазах?
-Боже, родная, ты такая смешная - засмеялся я, слыша, как она не перестает говорить о платье. Мне было безумно приятно, что все это только для меня. Она покрутилась вокруг себя еще раз показывая свое платье, - ты чудесна! - я остановил ее и поцеловал в ее сахарные губы. Пусть не переживает, она смогла угодить, как она говорит, моему "отличному французскому вкусу".
Казалось, что мы оба разом обезумели. Она говорила мне про линии, я говорил про линии, а на самом деле, я уже хотел вечер - хотел нежиться с любимой на огромной кровати в парижском отеле. Я уже готовил ей сюрприз. Один она уже получила - кольца, второй, ее ждет на моей Родине. Не знаю, где это было сказано, но в мире бытует стереотип, что французы до безумия романтичны. Признаюсь не все и даже не многие. Но мне хотелось быть таким. Любой мужчина станет романтиком, если потеряет голову от любви. И я готов был сохранить этот стереотип о французах. Хотя нет, по отношению ко мне - это не стереотип. Просто я романтичный француз, так уж случилось. Вот только раньше моя фантазия не заходила дальше бутылки шампанского и цветов. Сейчас же, я готов был вычитывать множество советов из женских форумов, читать любовные романы и вычленять что-нибудь из мелодрам. Потому что мне хотелось превратить жизнь моей жены в сказку. Она этого заслужила. Сколько она жертвовала собой, сколько у нее было бессонных ночей, сколько разочарований и неудач в этой жизни, достаточно вспомнить, что у нее уже было два брака. Сколько боли - физической и душевной. Она заслужила свой кусочек счастья. И если этот кусочек - я, то я просто обязан поднимать ей настроение каждый день!
-Люблю! - воскликнул я. Нет, это был не восклик возмущения, хотя не мешало бы. Это был крик счастья, - люблю каждую клеточку твоего тела, люблю каждую деталь, люблю твою душу... люблю твой носик - и с этими словами поцеловал ее нос, - люблю твои щечки - поцеловал сначала одну, потом другу, - люблю твою шейку - нежно коснулся губами шеи любимой, - люблю твой лобик - я прижался губами к ее лбу - люблю твои сладкие губки - я широко улыбнулся и кротко поцеловал губы, словно я играл с ней.
Шерри вовремя остановила мой порыв. Я был так возбужден и вдохновлен сегодняшним днем, что готов был прыгать от радости, словно кролик, кем я и являлся, но по другой причине.
-Ах ты маленькая шантажистка! - усмехнулся я, сжимая любимую в своих объятиях. Дальше разговор пошел о наших кольцах. Шерри повернулась ко мне спиной, одну руку я положил на ее животик, другой, на которой было кольцо, любовалась Шерри. Она положила руку на мою ладонь, рассматривая наши кольца.
-Не правда. Любишь же ты себя критиковать! - возмущался я, прижавшись к ее ушку губами - что плохого в том, что ты захотела отметить бесконечность нашей любви? Тогда мы выбрали что-то простенькое, типа "Вместе навсегда". И в этом нет ничего плохого. Просто... - я замялся, как-то смущенно признаваясь в своей маленькой тайне - я не просто люблю твои глаза. Я их обожаю. Когда я только начал осознавать, что влюблен в тебя, я закрывал глаза и видел пару твоих нежно-голубых глаз. А когда ты ругалась на меня, я утопал в буре темно-голубых радужек. Как можно не любить и не восхищаться такими глазами? И я очень хотел отметить то, что безумно люблю твои глаза. В них мой мир. Правда. Мои глаза такие обычные, хотя, я взял смелость и сделал гравировку на своем кольце, что ты любишь мои глаза.
Я улыбнулся. Шерри могла почувствовать мою улыбку своим ухом, ведь мои губы были прижаты к нему.
-Конечно буду - я усмехнулся, - какая ты глупенькая! Я никогда не сниму его. Меня похоронят с этим кольцом - я поцеловал любимую в висок. Раньше для меня кольцо было чем-то вроде кандалов. Сейчас же, это мой амулет, оберег, это символ моей безграничной любви к жене.
После моего ответа, Шер повернулась ко мне лицом и, обхватив мою голову руками, стала жадно целовать мои губы. Руки мои обвили ее талию, я стал наслаждаться ее нежными поцелуями. Боже, любимая, как ты желанна. Как я хочу тебя всю. Я сгорал от любви к этой женщине! Я никак не смог отреагировать на высказывание о французской фамилии. Я получил новую порцию сладкого поцелуя. Я чувствовал страстный и трепетный язычок. Я жадно прикусил ее губу. Еще чуть-чуть и я перестану контролировать себя. Просто отдамся желаниям. И Шерри словно чувствовала легкое напряжение, которое она же и создавала в моей груди. Слегка отстранившись, она обняла меня, а я, сжал ее, да покрепче, показывая, как я счастлив, и как хочу ее. Мы нежились в объятиях друг друга около минуты, а может и больше. Я почувствовал тепло руки Шер на своем затылки, потом вторая рука легла мне на щеку.
-Мадам Моро - протянул я, называя мою жену на французский манер. Пусть привыкает, в ближайшие дни к ней обращаться будут именно так. Ведь мы летим во Францию! Я так счастлив, что покажу ей свою культуру.
-Да, пошли - нехотя проговорил я. Я не хочу терять наши совместные минуты, но ради приличия, должен. Во всяком случае, у нас еще будет уйма времени, наслаждаться друг другом! - оу, неужели ты думаешь, что я буду отпускать твою руку, пока мы будем гулять? В конце концов, в Париже полным полно мужчин, которые могут потерять голову от такой красивой женщины! - и я не врал! Шерри действительно была очень красивой и очаровательной. Не думаю, что я один так считаю.
Мы вернулись в дом, гости нас уже заждались. Шанталь подоспела к Шерри, она была счастлива, что у нее появилась сестра, ведь она всю жизнь мечтала о сестренке. А здесь такой подарок небес. Ноэль с радостью нянчила Меган, а Дэнни вздохнул с облегчением.
Через некоторое время мы все же покинули гостей, нам нужно было собирать вещи. Мы зашли в спальню, в которой я сегодня ночевал в гордом одиночестве. Как только дверь захлопнулась, я повалил любимую на кровать, жадно впиваясь в ее сахарные губы.
-Помочь тебе снять платье? - игриво протянул я, поглаживая одной рукой бедро жены.

+1

17

- Не увлекайся, - закрыв глаза от его поцелуев, усмехаюсь я. Если продолжит так и дальше, дойдем до любви к животику, груди, ягодицам, тут и до брачной ночи недалеко. – Взял смелость? – эти слова почему-то вызвали у меня смех. Долгое время Этьен говорил, что я себя недооцениваю, а сам он что делает? – Тьен, я не единственная женщина в мире с голубыми глазами, - уже более мягко протягиваю я, поглаживая любимого по щеке. – Но почему-то ты любишь только мои. С чего ты взял, что с тобой иначе, м? Кареглазых много. Ты – один, - с этими словами я поцеловала каждый глаз француза. С чего он так решил? Ведь для меня все особенное, а глаза тем более. Карие, но такие глубокие. А как светятся огоньки, когда он счастлив. А как они потухают, когда грустит или расстраивается. Обычные…, он заблуждается. – Запомни одну вещь, француз, - я специально обратилась именно так, чтобы звучало твердо и убедительно. – Для меня в тебе нет ничего обычного. Для меня в тебе все особенное.
Потом дело коснулось обручальных колец. Смотреть на эти украшения было необычно, но я не скрывала своего восторга. Это символ наших отношений, и я его не сниму. Меня немного смутил ответ Этьена. Как-то странно говорить о смерти на собственной свадьбе. Но, вместо того, чтобы ответить, я повернулась и постучала по его лбу кулачком. Догадался, однако. А затем мы все же вернулись к родственникам. Даже не представляю, что бы было, если бы мы устроили пышное торжество. Ведь людей в два раза больше, и каждый норовит уделить внимание молодоженам. Нет, теперь я даже рада, что все так вышло, у нас есть время, чтобы побыть наедине. Врятли нам бы удалось сбежать, при количестве гостей в пятьдесят человек. По дороге дело коснулось Франции. Ни разу не была в этой стране, потому было до ужаса интересно представлять себе улицы, людей, проулки. Я женщина любопытная, а мало ли куда зайду? Но Тьен четко дал понять, что терять меня не собирается.
- Только есть одно «но», - смеюсь я, пока мы шагаем к дому, - эта женщина ни черта не понимает по-французски, эти мужчины даже заговорить со мной не смогут, - наверное, здесь я точно поскромничала. Говорить, может, и не умею, а вот понимать – другое дело. В конечном счете, я замужем за французом, с моей стороны было странно, вообще не знать французского языка. – Но ты не переживай, - я подмигнула Этьену, - француз у меня уже есть, больше не надо, - да и по поводу красивой женщины мистер Моро явно преувеличил. Я не бывала во Франции, но, судя по кино (да и по Шанталь), француженки очень красивые. Впрочем, не хотелось вспоминать об этом в такой день, ибо одна мысль развивала другую, в итоге всплывали воспоминания о прошлой жизни Этьена, жизни, в которой те самые француженки играли не последнюю роль. А об этом сегодня лучше не вспоминать. В конечном счете, я, американка австралийского происхождения, победила! Утерла всем француженкам и не француженкам нос!
Мы вернулись к гостям. Что-то странное творилось с Шанталь. Шерон Реймонд она зачастую встречала не очень радушно, а вот с Шерон Моро другое дело. И я отвечала взаимностью. Нас с Этьеном разделили ненадолго, каждый желал поговорить. Взяв Меган на руки, я внимательно выслушивала маму, которая рассказывала  смешную ситуацию, которая произошла на ее свадьбе с Марком. Мы посмеялись, а потом заиграла веселая музыка. Нам скоро улетать, но у нас хватило времени и немного потанцевать. Разумеется, мы сделали кучу фотографий, молодожены отдельно и с родственниками. Ближе к часу дня мы с Этьеном поднялись наверх. Собственно, все вещи были собраны еще дома, оставалось лишь переодеться. Я даже сказать ничего не успела, как оказалась прижатой к постели.
- Ам… нет, не стоит, - похлопав француза по спине, со смехом протянула я. – Иначе можем опоздать, - уж я-то знала, чем может закончиться такая помощь. Против природы не пойдешь. – Этьен…, - произношу я, убирая его руку с бедра, ибо сейчас это закончится тем, что мы никуда не поедем. – Прекрати, - я обхватила голову мужа руками, - иначе откушу тебе нос, - с этими словами я поцеловала его в кончик носа, а потом замерла, смотря ему в глаза. Пора уже и самой останавливаться, отвлекаться. Как он так заводит? Через несколько секунд я все же нашла в себе силы выскользнуть из-под его широкой груди. Такой теплой и… Так, прочь эти мысли! – Лучше давай быстренько переоденемся, - с этими словами я немного подправила декольте. Хорошо, что в спальне стояла небольшая старая ширма, можно переодеться за ней. Не хотелось совращать француза раньше времени.
Я зашла за ширму и сняла платье.  Несмотря на то, что в нем было достаточно комфортно, я все равно почувствовала облегчение. Все же свадебное платье тяжелое. Вместо него я одела другое, но тоже белое. Не хотелось терять это ощущение, мы только поженились, у нас свадьба, и новобрачная должна быть в белом платье. Итак, я вышла из-за ширмы и, осмотрев помещение, хлопнула в ладоши.
- Ну что, ты готов? Это будет долгий перелет, - и я даже немного переживала за Этьена, который побаивался летать.

dress

+1

18

Мы вернулись к гостям. Шанталь меня искренне удивляла смене своего поведения. Мне даже хотелось поинтересоваться, почему же с самого начала она не могла с такой же теплотой и любовью относиться к моей женщиной. Однако в глубине своего подсознания, я знал ответ на этот вопрос. Она знала множество женщин, которые были в моей жизни. Ужасно, что и к моей Шерри она отнеслась, как к очередной глупой женщине, которая, устав от готовки, стирки и уборки, лезет в штаны к чужому мужу. Боже, даже думать об этом отвратительно. Вспоминая свое прошлое, я испытывал неописуемую вину перед моей женщиной, перед моей любимой женой. Мы тогда даже не были незнакомы, но черт, порой мне кажется, что я изменил ей со своим прошлым. И мне так хочется просить прощения, молить о том, чтобы мы оба забыли о моем прошлом.
И сейчас, глядя на Шанталь, я понимал, что она не просто пытается принять Шерри в нашу семью, она пытается помочь мне забыть обо всем, что было до моей любимой, белокурой Шерон. Я знаю, что моя жизнь началась год назад, когда я помог одной женщине поймать преступника. И теперь эта женщина носит мою фамилию и кольцо, как знак нашего союза, нашей любви. Нет, моего прошло не существует. Меня не существует без Шерон. А разве может у пустого места иметься прошлое? Нет. У нашей пары есть прошлое, а у меня его нет. Я старательно пытался его забыть. И она, ее голубые глаза, ее нежные руки помогали мне.
Мы собирались уже уходить. Нам уже и правда пора собираться, если мы не хотим опоздать на самолет и упустить наш медовый месяц. Однако как только мы оказались наедине, я не смог устоять. Я ласкал ее шею. Боже, как она соблазнительна. Я хочу мою жену, меня эта мысль возбуждает и даже как-то вдохновляет. Мне интересно, мне любопытно. Я словно испытываю что-то новое, словно со мной это будет впервые происходить! Я чувствую, как Шерри хлопает меня по спине, слышу ее заливистый смех. И я понимаю, что мы можем опоздать, но разве я могу остановиться? Что-то невообразимое, я так ненасытен! Шер всячески пытается остановить меня, но, кажется, все ее попытки претерпевают фиаско. Я не поддаюсь, еще чуть-чуть, и я перестану контролировать себя, настолько она желанна! Она останавливает меня, обхватывая мою голову руками. Угрожает, что откусит нос, если не прекращу.
-Вот так возьмешь и откусишь твой любимый французский нос? - усмехнулся я, утопая в ее лазурных глазах, - ты замуж выходила за Этьена Моро, а не Волан де Морта!
Все-таки Шерри права. Нужно остановиться, собраться, да и вообще морально подготовиться к долгому перелету. Помню, когда я летел из Парижа в Нью-Йорк, я напился в стельку и просто уснул, пуская пузыри соплей и слюней на соседа. Пришлось заплатить за химчистку его костюма. Сейчас же мне не хотелось бороться со своим страхом подобным образом. Вообще не хочу, чтобы Шер меня видела в таком состоянии. Хватит с меня.
Шерри выскользнула из-под меня и скрылась за ширмой, которую, признаться, только сейчас заметил.
-Тебе точно не нужна помощь? Обещаю, приставать не буду! - усмехнулся я, однако получил отрицательный ответ. А Шерон мудрая женщина, правильно, что не верит, потому что держать себя в руках у меня получалось хуже всего. Тем более когда рядом красавица жена! Я уселся на кровать, снимая с себя бабочку, пиджак и все остальное. Шерон еще не видела, но вместе со смокингом, я прикупил новенький костюм, чтобы после церемонии выглядеть не менее торжественно! Шерри возилась со своим платьем дольше, чем я с костюмом. Я уже стоял возле туалетного столика и духорился, как Шер вышла из-за ширмы. Я смотрел на нее восхищенным взглядом, кажется, я даже приоткрыл рот. Как же она прекрасна. Черт, весь Париж будет мне завидовать и мстить за такую женщину!
Через мгновение, когда я опомнился, я широко улыбнулся.
-Ты божественно прелестна, мой ангел! - Шерон действительно походила на нежного ангела в этом белом платье. Шерон спустилась вниз прощаться с детьми, мы же с Майклом, который пообещал отвести нас в аэропорт, укладывали чемоданы в багажник. Я вернулся к жене, поцеловал Мег на прощанье. Мы все распрощались. Анна в который раз сплакнула, Марк одобрительно хлопнул по плечу, Шаталь поцеловала меня в щеку и попросила Шерон беречь меня. Это было даже как-то странно, словно со мной может что-то случиться. Однако я подозревал, что Шанталь беспокоиться из-за моей покойной дочери, которую я захочу навестить. Что же, я об этом думал, но решил воздержаться, не хотелось бы омрачнять медовый месяц и вспоминать былые несчастья.
Мы сели в машину и через некоторое время уже были в аэропорту. Пройдя все нужные стойки регистрации, все проверки, мы с Шерон оказались в самолете. Я попросился к окну, но предусмотрительная жена снова посадила меня возле прохода. Не смотря на свой страх, я любил смотреть в окно иллюминатора, но Шер беспокоилась, что так я пугаюсь еще больше. Спорить я не стал. Все-таки весь перелет я планировал любоваться только своей женой. Когда мы взлетали, любимая прижалась ко мне, положив голову на плечо, а рукой гладя мою грудь. Впервые в жизни я не боялся взлета и не думал о плохом.
-Я люблю тебя, моя красавица - прошептал я, целую Шер в лоб. Через несколько часов мы приземлились в аэропорту Шарль-де-Голль. К слову, назван главный аэропорт Фарнции в честь Шарля де Голля французского генерала, а позже и президента Франции. Собственно, моей жене только предстоит это узнать, а мне оставалось надеяться, что ей будет интересен мой рассказ.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Notre mariage