В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » sex, drugs... Rafael?!


sex, drugs... Rafael?!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники:
Rafael Lancaster vs Loreley Delight
Место:
Сакраменто, бар
Погодные условия:
ночью +19
О флештайме:
— Ты же не принимаешь наркотики, правда?
— Прямо сейчас?
http://s1.uploads.ru/CDdw8.gif http://media.tumblr.com/7a88cd6c31c705633d54464a6b62d1ef/tumblr_inline_mn87jy9s9W1qz4rgp.gif
http://media.tumblr.com/1e9d8c08b5a6b52294bd14d0ff2dde73/tumblr_inline_mn87k0Cg1z1qz4rgp.gif http://s1.uploads.ru/KkaHC.gif

+2

2

Рафаэль хотел отдохнуть от своей работы. Хотя бы на день или два. Где лучше провести свой полноценный отдых? 
Поехать куда-нибудь, где ты сможешь расслабиться? Нет, уезжать никуда не хотелось, хотя еще несколько месяцев назад он мечтал о поездке на море. Ну, знаете, залечить раны как душевные, так и физические. 
В кругу друзей? Хм, эти самые друзья у Рафаэля были пьяницами, ворами, а некоторые даже сидели в тюрьме. Нет, парень звонил каждому кого нашел в своей телефонной книге. Некоторые из них были в не зоны сети или же у них поменялся номер. Остальные то и дело опохмелялись после выпитого алкоголя, были заняты или в не настроении. 
Пришлось провести день за плитой. Конечно, были и такие парни, которые любили готовить, как, например, Рафаэль. Он любил готовку, правда, это держал в тайне. Никто об этом даже не догадывался. Просто Ланкастеру было стыдно рассказывать о своем тайном увлечении. Это ведь дело не мужское, а женское, а он не женщина. Вот такие глупые предрассудки, ну если подумать, то никакой нормальный мужчина не признает что любит стоять у плиты. 
Рафаэль поехал в гиппермаркет, накупив нужных продуктов для лазаньи. Ну и, конечно же, познакомился с очаровательной блондинкой лет двадцати пяти, которая оказалась не против провести этот вечер с Рафаэлем. В итоге Ланкастер и Саманта договорились встретиться в баре, выпить и погулять. А значит, лазанья отодвигается на потом. 
Рафаэль не жалел что выбрал этот бар как место встречи и девушка, судя по ее веселому настроению, не была против напиться и немного побуянить. Блондинка заказала мохито, парень виски.
- А у тебя есть подружка? - задала вопрос Сэм, заставив Рафаэля удивленно приподнять бровь. Не в бровь, а в глаз прям. Сказать о том, что он записался во френдзону и его никто особенно не привлекал и не привлекает? Сочтет за импотента. А еще хуже за гомосексуалиста. Наврать, что у него есть подружка? Тогда Сэм ударит его по одному месту, назвав парнокопытным. Ничего не оставалось, как сознаться и сказать правду. Или почти правду...
- Ну, знаешь, были неудавшиеся отношения в прошлом, - взгляд девушки становится понимающим, - да и я не пышу желанием ни с кем встречаться. Не встретил понимающей, любящей, единствен... - запнувшись, парень кашлянул в кулак, увидев, что творится на сцене. На сцене он увидел ту самую понимающую и единственную, которая под песню You Can Leave Your Hat On, двигалась и извивалась, что возбуждающе действовало на публику. Вон, были слышны крики мужчин. Через секунду к Лореляй на сцену присоединился мужчина, который танцевал позади нее, явно переходя границу дозволенности. 
- Слушай, Саманта, ты хорошая девушка, но... - Вставая из-за стола, парень улыбнулся и вытащил из заднего кармана своих джинс бумажник, - у нас ничего не получится. Извини, мне надо идти. - Кинув на стол зеленые бумажки, Ланкастер направился к сцене, решив разнять эту парочку. Судя по виду, Делайт была, мягко говоря, не в себе. Сто процентов она приняла наркотики или выпила чего-нибудь, отчего ее так вставило, а может даже обкурилась. Хотя зная Лори, парень может сказать, что она сделала и то и то ибо для нее существует такое - либо все либо ничего, берет на полную в общем. Такая же, как ее братец. 
- Э, мужик, полегче. Руки убрал, - взобравшись на сцену, Рафаэль развернул к себе стоявшего спиной мужика, того казалось вообще ничего не волновало. Он с преспокойным видом принялся и дальше танцевать. - Ты меня слышишь, а? - развернув во второй раз его к себе, Рафаэль опасно сузил глаза.
- Мудила, иди на... - не став выслушивать указания мужлана с засаленными волосами, вонючим ртом и кривыми зубами, Ланкастер одним ударом повалил того на пол. Взяв девушку за локоть, Рафаэль накинул на нее свой пиджак. Он еле как спустился с этой сцены, крепко держа за плечи Лореляй. Были слышны недовольные возгласы, крики наподобие "врубай музыку", которую выключили к данному моменту. Но парню было плевать на все это.
Выйдя с Лореляй на улицу, Ланкастер начал ходить туда - сюда, выдерживая паузу. Всем видом он показывал, что был зол и очень зол. Остановившись, Рафаэль нахмурился. 
- Ты опять принялась за наркотики? - прямой вопрос, который объясняет все это дерьмо, происходящее в баре. - Да что я спрашиваю... - усмехается, качая головой. – То, что ты вытворяла на этой сцене.. Тебе самой не противно за то что тебя лапал тот вонючий мужик? А те раздевающие взгляды? Я как твой пес. Готов везде следовать за тобой, защищать, а тебе все равно на меня. Зачем ты взялась за все это? Ты жалкое подобие себя. - Выплюнув эти слова, Рафаэль встретился с ее взглядом, не отводя его. Злость на нее, на всех. Единственное чувство, которое ослепляло его.

+1

3

внешний вид
The Pretty Reckless – Panic
I am too far gone for you
To bring me back
(с)

   Начиналось всё, как обычно с выпивки – виски на завтрак – это так по-моему теперь. Давлюсь этим пойлом, только потом подумав о том, что надо бы что-то съесть, так что запиваю алкоголем завалявшуюся в сумке таблетку – одну из многих, валяющихся там. Ещё пару дней назад рассыпала эти чудо-таблетки, потом стало не до них – не лезть же и собирать их все в пузырёк. Так что теперь вылавливаю по одной, и каждый раз можно бояться, что вот та прошлая была последней. Сегодня утром этого не случилось. Я заметила ещё как минимум две на дне сумки, но к вечеру не будет ни одной из них. Выискиваю телефон среди горы подушек. Сегодня я ночевала дома – это поразительно! И даже радует отчасти. Нахожу пальчиками мобильный, роюсь в контактах в поиске того, кто мне сейчас так необходим. Нахожу нужное имя и пишу смс, набираю быстро, палец то и дело попадает не туда, но Т9 мне в помощь. Наверное, Т9 был создан специально для пьяных и неадекватных людей, которые не попадают пальцами по клавишам и пишут какую-то херню вместо нужных слов. В ответной смс почти мгновенно приходит адрес, куда мне нужно будет прибыть через… через тридцать минут? Подскакиваю и несусь пулей в ванную комнату. Не то чтобы меня сильно заботит то, как я выгляжу… мне уже на всё откровенно плевать. Но надо бы привести себя в порядок, иначе не в один бар не пустят.
   Я расправляюсь достаточно быстро, ещё раз успеваю заехать домой, разравниваю дорожку белого порошка… решаю навестить бар, расположенный не так далеко от дома. Мне, видимо, не хватает приключений на мою пятую точку, я не хочу ожить спать, хотя уже поздно, встаю я сейчас уже далеко после обеда, потому что веду ночной образ жизни. Моё утро начинается практически вечером, а ночь проходит как в тумане из-за огромного количества выпивки, которой я запиваю таблетки. Всё это помогает мне пережить то дерьмо, в которое превратилась моя жизнь, а точнее в которое я её превратила. Не люблю повторять и проматывать в голове всё то, чего я лишилась за последние пару месяцев, список выглядит слишком устрашающим для меня. И я только всё усложняю, понимая это, всё же делаю – вновь позволяю себе принимать наркотики после той ночи, проведённой с Малкольмом, вновь позволяю себе неразборчивые знакомства и связи, всё повторяется вновь и опять, как когда-то уже было. Я хожу по кругу.
   Бар как бар, обычный. Сегодня я неразборчива во всём, сегодня мне плевать, где я. Так что уже через некоторое время присоединяюсь к какой-то весёлой компании, накачивая себя алкоголем. Пару раз выхожу в туалет, чтобы подправить своё состояние ещё и наркотой, вытираю размазавшуюся тушь под глазами и вновь иду к своим новым друзьям. Они что-то говорят, я смеюсь, когда смеются они, особо не прислушиваясь к шуткам. Мне становится жарко и… хорошо. Откидываю голову назад, всё вокруг кружится, а моя улыбка не сползает с лица, твёрдо закрепившись там. Меня зовут танцевать, слишком настойчиво, но я ведь не могу отказаться, не так ли? Сначала возле нашего столика, потом плавно перемещаемся на сцену. Мои движения совершенно неконтролируемы, на автопилоте, я не замечаю, как ко мне начинает подкатывать какой-то мужик. На самом деле, мне плевать. В голове работают часы, отсчитывающие время и готовые сообщить мне, когда принять очередную таблетку и занюхать белый порошок. Больше меня ничего не интересует. Даже когда чья-то рука обнимает меня за талию, приближая, мне плевать. И мне плевать, когда эта рука исчезает, а позади слышатся чьи-то голоса, один из них до боли знаком, но мне ведь плевать…
   Очухиваюсь только тогда, когда понимаю, что меня уводят с танцпола, а ведь я так прекрасно развлекалась. Меня грубо ведут за локоть, я чувствую мимолётную боль, пытаюсь выдернуть руку, хмурю брови и поднимаю затуманенный взгляд на того, кто заварил всю эту кашу. Улыбаюсь. Какой-то совершенно глупой полуулыбкой, полуухмылкой. Закидываю голову назад, послушно следую за Ланкастером, и только когда мы останавливаемся на улице, я вновь смотрю на него, но куда-то сквозь. На моих плечах его пиджак, как будто мне холодно или я просила, хмыкаю.
   Смотрю на него и мне дико хочется смеяться – психопат, он ходит туда-сюда как психопат. Ухмыляюсь вновь, на этот раз слишком громко, чтобы он не заметил. Рафаэль хмурится, останавливается напротив меня и задаёт вопрос. Смешной вопрос. Я еле сдерживаю смех, мотая головой из стороны в сторону мол «Наркотики? Какие наркотики? Нет, не слышала». Но он сам отвечает на свой вопрос, не дав мне соврать. Хмурюсь и обиженно выпячиваю нижнюю губу – мне не дали солгать, это обидно, ведь я уверена, что у меня бы получилось хорошо.
   Не могу должно хмуриться, потому что меня смешит это сравнение с собакой. Сразу хочется кинуть косточку и сказать «фас» или попросить погавкать или лапу дать в крайнем случае, но я прекрасно знаю, чем кончатся все эти шутки. Молчу, кусая губы. Молчу некоторое время даже после того, как Рафаэль прекращает говорить. Поднимаю на него затуманенный взгляд, на моём лице ни одной эмоции. Мне плевать.
   - Тебе разве не всё равно? – спрашиваю я, наигранно и жалко ухмыляясь. Мне ведь плевать, почему ему нет? Пусть берёт пример, глядишь жизнь будет легче, и не придется вечно меня защищать от чего-то. - Если тебя так не устраивает роль пса, то зачем её исполнять? Даже сейчас, господи, Рафаэль, да кто тебя просил вмешиваться? Неужели тебе не всё равно? – я слишком легко произношу эти слова, даже дико, но сейчас я сама не своя. Я не отвечаю ни за свои слова, ни за поступки. Я не думаю, не чувствую, мои эмоции обнулены.
   - Да зачем я интересуюсь то? Ты молча сидишь во френдзоне и даже слова никогда мне не скажешь, послушно играя роль друга и верного пса. И тебя как будто всё устраивает, не так ли? – это, наверное, слишком жестоко – задевать за больное. Но как будто я никогда не задумывалась, как будто никогда не замечала всех этих взглядом и двусмысленных фраз. Я всего лишь делала вид. Не знаю, чем руководствовалась – может быть, страх, может быть что-то есть. Сейчас это что-то отошло на второй план, я слишком пьяна, я могу нести чушь и ахинею, мой внутренний «стоп» исчез, провалился сквозь землю, ему стало стыдно за меня. Начинаю рыться в сумке, поставив её на колено, едва ли удерживаясь на ногах, пальцами прохожусь раз за разом по дну сумки, чтобы отыскать таблетку. Вуаля! Нашла! Сжимая её в пальчиках, вынимая наружу, почти поднося к губам, но прерываюсь, вновь начиная говорить: - И я вот такая, свыкнись уже с этой мыслью, а если тебя что-то не устраивает, то, кажется, я тебя никогда не держала на поводке…
   Дерзко. Нагло. Если бы не в этой ситуации, то было бы противно за саму себя. Но, к сожалению, это придёт позже. Когда Рафаэль уже, возможно, будто слишком далеко от меня.

+2

4

Самое страшное это не тот факт что тебя не любят, а то что ты не нужен человеку в котором ты так отчаянно нуждаешься. Душу на распашку, открываешься, доверяешь частичку себя и в итоге понимаешь, что все это в пустую. Стучаться в дверь, которая никогда тебе не откроет. Больно, знаете, слышать все эти слова. 
И даже то, что девушка находилась под наркотическими средствами, не умоляло ее права говорить все это. Значит, это правда. Это то что она не может сказать парню в трезвом состоянии. 
Отдельные куски всплывают из прошлого в воспаленном мозгу Ланкастера, прокручивая их совместные моменты. Он внимательно смотрит на нее, пытаясь запомнить каждую черточку на лице девушки. Такая родная. 
- Тогда прекрати возвращаться. - произносит с горькой улыбкой на губах, зная, что сейчас делает. Хватит. Ему надоело все это. Ее приходы и уходы, беспричинные истерики, слезы. Он хочет счастья, а Лореляй приносит ему жгучую боль, оставляя его с вечно разбитым сердцем. Может быть с другой девушкой ему стерпится, слюбиться и вся эта любовь к Лори раствориться и это будет напоминать страшный сон. Чувства, которые он испытывает, ничто иное как болезнь. ОРЗ, грипп, ветрянка. Не любовь. - Знаешь, если я тебе не нужен - скажи напрямую. Ну же, Лореляй Делайт, скажи мне в лицо, что я тебе не нужен. Обещай, что ты больше не возвратишься и не будешь напоминать о себе. Ты ведь не испытываешь ко мне ничего кроме жалости? Так скажи это. - разводит руки в сторону, показывая, вот он я - весь на ладони, тебе решать воткнуть в меня нож или нет.больнее когда убивают словом. Это намного сильнее чем холодное оружие. - Знаешь, мне надоело все это. Мне надоело, что ты то уходишь то снова приходишь. Прекрати это делать. Говоришь, что я в вечной френдзоне? Так я знаю, что если я признаюсь в своих чувствах.. - делает паузу, стараясь найти правильные слова. Хотя, какой смысл? Лори сама все знает и прекрасно понимает почему парень молчит и не высказывается ей в любви. - я стану тебе ненужным. Ты со мной потому что я помогаю тебе справиться с твоей привязанностью к алкоголю, наркотикам, приезжаю когда тебе плохо, успокаиваю. Когда тебе хорошо, ты забываешь обо мне. И только я жду, когда же ты одумаешься, очнешься, но ты слепа. 
Все что в нем было - все это он высказал. Он не чувствовал себя легче, как это пишут в книжках по психологии. Наоборот, чувствовал себя свиньей. Кто его заставлял вообще говорить обо всем этом? Чувства, мораль, принцип. Решительность сменяется на ненависть к самому себе. Когда он молчал - было лучше. Сейчас же его слова могут неправильно понять, внять не тот смысл. Лореляй может понять, что Рафаэль с ней дружил только из за своих каких то выгод и не был искренен. Все это не так. Он трепетно относился к их дружбе и готов был горы свернуть. Но разве вернешь те слова? Единственное что приходится - принять во факт и ждать вердикт.

Отредактировано Rafael Lancaster (2013-06-01 00:59:48)

+1

5

Sia Furler – Breathe Me

Help, I have done it again,
I have been here many times before,
Hurt myself again today,
And, the worst part is there's no-one else to blame

Нет, не делай это выражение лица «а-ля давай поговорим о наших чувствах». (с)
   Мне так отчаянно всё равно. Так тошно от самой себя. Но я продолжаю закрывать глаза на все свои мысли и поступки, продолжаю выворачивать себя и заодно тебя наизнанку, делая больнее с каждым разом. Если бы я только знала, чего хочу… Но сейчас на моём лице уверенно изобразилось выражение полнейшего пофигизма к себе, к тебе, к жизни в целом. Мне так легче. Легче переживать всё то, что происходит. Напиваться, жрать эти грёбаные таблетки и ровнять белоснежные дорожки, вымучивая из себя такую же белоснежную улыбку. И я вновь улыбаюсь, несмотря на прохладу, ясно отражающуюся в моих глазах, улыбаюсь как-то особенно дико, беззвучно смеясь и на пару мгновений прикрывая глаза. Я схожу с ума. Я сама не своя. Не своя. Не твоя. Ничья.
   Каждый раз возвращаюсь к тебе, ты прав, использую тебя, чтобы не захлебнуться в собственном горе, а выбраться из него, зная, что ты поможешь. Ты вообще способен мне отказывать? Даже сейчас – я держу  рта таблетку, намереваясь вот-вот проглотить её, чтобы ещё более усугубить своё положение, а ты просто смотришь… Всегда просто смотрел, пока я окунаюсь во всё это дерьмо, чтобы потом меня вытащить из него и спасти? Хитро. Странно, но сейчас я вижу всё это именно так. Может быть, виной тому выпивка или наркота, но мой разум на мгновение проясняется, показывая твою гнилую натуру во всей красе. Как же я раньше этого не замечала? Ты позволял мне делать всё, что вздумается, чтобы я опять приходила, каждый раз возвращалась в слезах, жалуясь и прося помощи. А ты ждал. Ждал, чтобы помочь, сделать «доброе» дело. Смешно. Мне становится слишком смешно и дико одновременно, чтобы держать всё это в себе. И я смеюсь. Совершенно не своим голосом, не своим смехом, не узнаю себя. Как я до такого докатилась?..
   Злюсь. Не знаю, на что или на кого именно – на себя или на тебя. Меня просто переполняет этот фейерверк эмоций, готовый вот-вот вырваться наружу грандиозным скандалом. Я злюсь на себя за свою слепоту, за то, что не видела всего вокруг, замечала, понимала, но не хотела видеть. Злюсь на тебя, потому что… потому что ты просто дурак, который не может переступить через себя, чтобы сказать мне то, что у тебя на душе. Всегда выдерживаешь дистанцию, даже когда я слишком рядом, даже когда я на какие-то доли секунд покидаю френдзону, но ты никогда не делал первого шага. Я не ждала, не знаю почему, или ждала, я не знаю. Я настолько запутана в наших отношениях, что уже просто не понимаю ровным счётом ни_че_го. А ты…
   - Трус! – выкрикиваю я свои мысли, хотя и не собиралась. Мой голос срывается почти до хрипотцы, срываюсь и я. Когда-нибудь, наверное, это должно было случиться, этот разговор… - Ты даже не пытался признаться, откуда ты знаешь, что могло произойти? Я не слепа, я не глуха, я замечаю многое, хоть вы все и думаете, что я полная дура, напивающаяся каждый вечер и разносящая барную стойку очередного клуба в щепки. Ты не пытался… даже не пытался. И никогда не останавливал меня, когда я была в шаге от безумности, просто смотрел, отпускал, ожидая моего возвращения, ведь так? Все эти последние годы просто ждал, когда я вернусь к тебе с очередной жалобой или слезами, ты чувствовал себя нужным в такие моменты, важным. Для меня. У меня не было глобальных проблем все эти почти четыре года. Без наркотиков и выпивки. Но я всё равно приходила, ты не забыл? Приходила к тебе, мать твою, возвышая и выдумывая свои проблемы, чтобы найти хоть какой-то грёбаный повод вернуться! – срываюсь на крик. Просто открыто кричу на тебя, всё ещё сжимая в ладони маленькую таблетку, которая начинает противно расползаться от того, что мои ладони потеют. От волнения, от мимолётной лжи. Я пытаюсь говорить правду, всегда пытаюсь, особенно если ты рядом. А сейчас я пытаюсь выгородить себя, чтобы совсем уж не выглядеть сукой. Мы оба хороши. Просто согласись с этим.
   Я увиливаю от главного вопроса, так и не могу ничего тебе ответить. Я не знаю, как я отношусь к тебе, как я должна относиться. Я просто знаю, что ты мне дорог и не хочу тебя терять. Эгоистично желаю, чтобы ты был рядом, не отпускаю, держу рядом с собой. Я боюсь оставаться одна. Ты меня понимаешь. Ты меня поддерживаешь. Мне будет тебя не хватать. Но не исчезай, прошу. И хоть все твои обвинения правдивы, и я чувствую себя последней тварью… но я продолжаю надеяться на что-то. Я не могу желать отношений, я боюсь. Боюсь, что это очередная неудачная идея, боюсь, что из этого ничего не выйдет. Боюсь, что потеряю… что мы потеряем всё то, что у нас есть сейчас, как только перешагнём эту черту.
   Успокаиваюсь. Замолкаю. До боли сжимаю ладони. Ощущаю в одной из них инородное тело, вспоминаю про таблетку и тут же, не задумываясь, подношу руку к губам, заглатывая эту таблетку. Мне сразу же становится спокойнее и легче, просто от одной мысли, но сердце продолжает бешено колотиться внутри. Я так и не ответила на большинство твоих вопросов, глупо продолжая надеяться на то, что за все годы нашего общения ты узнал обо мне хоть что-то. Глупо надеюсь на то, что ты просто по глазам, по движениям и действиям увидишь мой страх, сомнения, мимолётную злость, неведение и то, как ты мне дорог, несмотря на то, что я сказала, несмотря ни на что. Сглатываю. Нервно, быстро. Вновь сжимаю ладони, пытаюсь унять дрожь по всему телу. Мне холодно. И этот чёртов пиджак… твой чёртов пиджак не помогает. Мне холодно. противно. мерзко. плохо.
Be my friend,
Hold me, wrap me up,
Unfold me.
I am small
I'm needy...
Warm me up

And breathe me

0

6

Игры нет месяц, эпизод отправляется в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » sex, drugs... Rafael?!