vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » So damn awkward


So damn awkward

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Misha Bassey, Guido Montanelli;
Место: а началось всё в полицейском участке;
Время: апрель 2013
Время суток: вечер, около пяти
Погодные условия: тепло, переменная облачность
О флештайме: это один из тех моментов, когда ты не знаешь - то ли ты слишком хорошо думаешь о человеке, то ли слишком плохо, и тебе не помешало бы выкинуть дурацкие мысли из головы. Если не все, то хотя бы часть из них.
Сплошное недопонимание, которое разрешается очень легко - простым человеческим общением.

+1

2

Внешний вид

Ещё и недели нет, как он на свободе - а уже снова переступает порог полицейского участка... в очередной раз на своём веку, коих было столько, что можно считать просто плохой привычкой возвращение сюда - как у любых преступников. Стены, стенды, даже лица здесь уже настолько знакомы, что Монтанелли, пожалуй, мог бы описать находящееся на нескольких этажах здания даже с закрытыми глазами. На тех этажах, которые доступны для тех, кто не работает здесь, а гостит... И ни разу Гвидо не гостил здесь по-настоящему надолго. Впрочем, его самого здесь знали не хуже - каждый второй или третий взгляд человека со значком задерживался на нём на несколько секунд, когда он проходил мимо. Полицейские, можно сказать, приветствовали его - многие из них были знакомы с ним много лет; другие - пришли на место тех, от кого он бегал ещё в те времена, когда мог бегать быстрее, чем сейчас, и были бы рады доделать работу своих наставников. Что ж, невозможно не признать - они в этом продвинулись действительно дальше, зависело ли это от их способностей, или от приближающейся старости Гвидо, но ещё никому не удавалось вкатать ему реальный срок. Хотя, сложно назвать четыре месяца общего режима - реальным сроком, учитывая, что аппеляция на УДО была рассмотрена и принята, и он отсидел только два, и сложно назвать это всё победой, принимая во внимание, что изначально его обвиняли в убийстве нескольких полицейских, и дело просто развалилось. Монтанелли скормил судье версию о том, что он скрывался за границей из-за того, что боялся несправедливости закона - глупо, но он действительно это съел. На самом же деле, в Китай он полетел совсем по другой причине. Жизнь родных - важнее, чем свобода... да, пожалуй, он отправился в тюрьму из-за своей ошибки; но - не остался там надолго как раз потому, что сделал всё, как надо. И тот срок, который он получил, существенно подкосило большое дело, которое строилось против него много лет - просто потому, что теперь его шкурой занимались другие ребята.
И следовало просто продолжать делать, как надо - честно отрабатывать несколько смен в месяц на мясокомбинате, чтобы иметь за собой право оставаться в профсоюзе и не попадаться с поличным - в общем, всё то же самое, что и раньше, но с необходимостью отмечаться у инспектора по надзору каждые пару недель в течении пары месяцев, что остались до окончания срока. Чтобы не было поводов отправить его обратно за решётку до окончания срока. Просто перетерпеть усиление полицейского надзора - и в июне он будет уже свободен, как ветер... если, конечно, за дело всерьёз не возьмутся более крутые ребята - из тех, кто наградил обшивку его стен своими прослушивающими жучками. Впрочем - и они тоже были в курсе, что Гвидо честно поехал отмечаться к инспектору. Поставив жучок в его доме и машине, они лишь дали ему лишний раз доказать им свою законопослушность. Чтобы найти за ним что-то другое - следовало бы постараться получше... Монтанелли держался в этом бизнесе тридцать лет, и большую часть времени только и делал, что прикрывал чужие задницы - и уж за своей тоже как-нибудь уследит. Во всяком случае - он сегодня пересёк порог участка не в наручниках и под конвоем, а своими ногами и с пачкой документов в пакете.
Инспектор был явно рад подобной беседе. В конце концов, ему выпала огромная честь - увидеть такую птицу, как Гвидо "Патологоанатома" Монтанелли, в своём кабинете, выпадает далеко не каждому копу. Бывший чистильщик, а ныне - босс Мафии Сакраменто, ходил по участку, гордо подняв голову, словно король по своей летней резиденции, ухмыляясь каждому, кто его встречал. Конечно, он не упивался своим превосходством, наоборот, здесь каждый считал его врагом - но именно это и давало ему право вести себя с достоинством, хоть в плену, хоть на свободе, и беседовать с почти любым из детективов, как со своим старым знакомым. Впрочем, они и были его старыми знакомыми, почти все - и даже кое-кто из капитанов практически рос на его глазах с самого низа.
Пообщавшись с инспектором, расписавшись в документах, и наконец закончив шествие по полицейскому офису, Монтанелли зашёл в лифт и нажал на кнопку. Спуститься в гараж, забрать свой автомобиль, который из старого друга вдруг превратился в федерального шпиона, и уехать домой, чтобы выспаться перед ночной смены - все дела сделаны. Словно образцовый гражданин, случайно оказавшейся в не той сфере... Да, пожалуй, когда-то он и был таким - тридцать лет назад. С тех пор слишком многое изменилось. И самое главное - теперь эта сфера для него стала родной. И к жизни обычного горожанина он уже вряд ли сможет адаптироваться - впрочем, это ему уже и не понадобится; всем известно, что из Мафии нет выхода - но лишь немногим не понаслышке. И единицы видели то, что видел Гвидо - специалистов его уровня и по всей стране не так уж много, не говоря уже о Сакраменто. Мафия тут уже не причём, Сакраменто - его территория. Был его территорией, пока он не поменял скальпель патологоанатома на кресло босса. Теперь подноготная города принадлежит его ученице...
Гвидо приподнял руку с пакетом, чтобы посмотреть на часы. Сколько он потерял на общение с представителями закона города?.. Пару часов. Ещё несколько придётся потерять, пообщавшись с представителями другой власти в другой сфере. Быть гангстером - практически, то же самое, что быть политиком; кольт - всего лишь дополнение, обеспечение безопасности. В основном - большую часть твоего времени занимает именно общение...

Отредактировано Guido Montanelli (2013-05-31 11:23:04)

+1

3

внешний вид.

К сожалению, не так всё было гладко в их семье, как хотелось бы Бэсси. Невозможно вычеркнуть из жизни семь лет ради того, чтобы снова начать жить так, как они жили в Колорадо. Каждый из них за это время сильно изменился. И возникло ощущение, словно они забыли, как это – понимать друг друга. Теперь каждый говорил на своём собственном языке, не желая попытаться понять другого. И немые укоры, мол, бросили отца, уехали, забыли, вычеркнули, а иногда и открытые, абсолютно выбивали из колеи и заставляли себя чувствовать хуже некуда. Вряд ли может быть что-то хуже, чем видеть, что самый важный человек в твоей жизни разочарован в тебе. Если бы не оптимистичный настрой Мишы и не её друзья, которые дарили так много счастливых моментов, вполне возможно, она бы частенько прибегала к алкоголю, как к лучшему решению проблемы. Но нет, такой вариант был совершенно не в её стиле.
Её стилем было игнорирование проблемы до тех пор, пока та не исчезнет. Тут нечем гордиться, но такая уж она была. Не могла ещё в открытую противостоять всему, что иногда сваливается, предпочитая сбегать. Так было проще. По крайней мере, казалось проще. Ровно до тех пор, пока ей не звонила младшая сестра и не рассказывала, что отец снова напился и влез в драку. Ей иногда хотелось забрать мелкую к себе на квартиру, подальше от всей этой семейной скромной драмы. В тесноте, да не в обиде, а сестру она любила больше всего на свете и заботилась о ней, как только могла. Жаль, но дольше, чем на неделю, забирать не удавалось – мать была против. Она и с переездом Мишы-то не сразу смирилась, пришлось прежде провести не одну беседу.
Частью процедуры по внесению залога был и визит к знакомому, который работал здесь же и был одним из немногих, кто знал, что происходит в жизни Бэсси. Наверное, это неправильно выплескивать на кого-то свои проблемы, но Миша считала, что если кто-то имеет что-то против, то обязательно об этом скажет, а Ник молчал и продолжал с улыбкой слушать. В конце концов, ей просто надо было выговориться и услышать парочку фраз, да и просто почувствовать себя более спокойно. Удивительным образом Ник умел внушить уверенность, поэтому после непродолжительной болтовни с ним, она всегда выходила из участка в хорошем и спокойном настроении. Честное слово, словно на волю выпустили спустя несколько лет отсидки. Даже дышалось как-то легче.
Заскочив в лифт, Миша достала телефон и принялась набирать сообщения о том, что всё сделала, все молодцы и свободны. А заеден она к ним завтра, потому как сегодня ещё дела остались незаконченные. В этом и была прелесть жизни отдельно – дел у неё не было, как и желания встревать в новые ссоры. Зато можно было договориться с подругой о том, чтобы та зашла в гости. У Бэсс как раз ещё остался кусок недавно испечённой шарлотки. Но от печатания текста Миша неожиданно отвлеклась и замерла, прислушиваясь к ощущениям. Если им верить, то… сейчас, прямо не выходя из полицейского участка, ей задирали юбку. Какой-то сюрреализм. Девушка удивленно распахнула глаза, уставившись на затухающий экран телефона, набрала в лёгкие воздуха, и тихо обратилась к стоящему рядом:
- Простите, но вы хотя бы из участка сначала вышли, или вам моя юбка слишком сильно не угодила? – только после брошенной фразы, она перевела взгляд с сотового на подол и поняла, что тот просто зацепился за чужой пакет. А вполне себе респектабельно выглядящий мужчина просто смотрел время на часах. – Оу… - Миша неловко выдохнула и быстро поправила юбку, - простите, это просто… - иии тему она решила замять. Господи, как хорошо, что она сразу не зарядила свою речь на тему того, где надо приставать к девушкам и как правильно это делать. Бэсс сделала шаг вперёд, ближе к дверям лифта, чтобы не было заметно всей её смущённой мимики, с которой она сейчас себя корила. Очень уж хотелось надеяться, что это не начальник участка, а просто человек, который зашёл сюда ради… чего-нибудь. Как хорошо, что у неё есть ещё и шляпа, которой можно надежней отгородиться. Лифт, казалось, ехал неимоверно долго, за это время сила притяжения возобладала, и Миша, подавшись немного вперёд, стукнулась лбом о дверцу. Всё-таки было не по себе. Обвинила человека в чём-то ужасном… Наконец, двери открылись, и, поправив шапку, девушка на секунду оглянулась, неловко улыбнувшись и мысленно прося прощения, и пошла уже к своей машине. Очень скоро поняла, что что-то не так. Снова оглянулась – мужчина всё ещё шел за ней. Ну, отлично, у неё теперь развивается паранойя. Окей, может быть всё ещё совпадение. Но машина всё ближе, а человек всё ещё шел следом. Может, Миша поспешила извиняться? И он специально прикинулся, будто на время смотрит? Так, надо что-то сделать и как-то разрулить ситуацию, пока всё не зашло слишком далеко. Бэсси остановилась в двух шагах от своей машины и развернулась лицом к мужчине.
- Так, ладно, я всё понимаю, с кем не случается, но серьёзно, это же полицейский участок. Может, мы как-то разойдёмся по-хорошему? Потому что это действительно странно. Ничего не хочу сказать по поводу вашего хобби, некоторые любят и голышом в плащах ходить, но одно дело – задирать юбку, а другое – ещё и преследовать после этого. – о, да, конечно, почему бы не договориться с потенциальным извращенцем «по-хорошему». И почему бы не скинуть какому-нибудь киллеру-снайперу свой адресок со словами «ну, заглядывай». В миротворцы ей надо было идти, определённо.

+1

4

Гвидо удивлённо поднял взгляд, посмотрев на стоявшую рядом девушку, почти в той же мере возмущённо, как только что прозвучал её голос, не будучи даже уверен в том, что тихое обращение прозвучало в его сторону, а по отношению к кому-либо ещё из пассажиров лифта, среди которых подавляющее большинство составляли копы в разных рангах. И тут же сам побледнел на несколько секунд, а затем - его лицо покрылось смущённым румянцем... он понял, что только что произошло - и готов сам был провалиться сквозь пол в шахту лифта от стыда и неловкости в этой совершенно идиотской ситуации. Это надо же было умудриться зацепиться своим пакетом за чужую юбку, в полицейском участке, при пятерых или шестерых свидетелях... Монтанелли потерял лицо на несколько секунд, вместе с даром речи, едва вспомнив о том, что руку можно было бы уже и опустить вниз - хотя время он уже успешно забыл - продолжая некоторое время просто смотреть на молодую рыжеволосую девушку, сделавшую ему, так скажем, замечание, и сама смутилась от этого немногим меньше его самого, поспешив ретироваться ближе к выходу. Хорошо ещё, что она произнесла это достаточно тихо, и никто из присутствующих, похоже, не услышал; а могла бы ведь и устроить скандал - причём, имела на это полное право... Что здесь, в участке, было особенно чревато - если где-нибудь на улице или в метро можно было бы отделаться ударом по физиономии от лица кого-то из выискавшихся заступников, то на полицейской станции, среди обитателей которой этих "заступников", было ещё больше, можно было бы ещё и почувствовать вес наручников на своих запястьях... будто он уже успел забыть об этом ощущении. Самое забавное, что в иной ситуации Гвидо бы самолично и с нескрываемым удовольствием разбил бы лицо тому, кто рискнул бы влезть под юбку женщине, стоявшей рядом с ним... Если бы она сама этого не хотела, разумеется. В нынешнее время каждый сам волен выбирать степень своей пристойности; да и зависит это иногда не только от людей, но и от ситуации. Джентльмены тоже посещают публичные дома... вот только между борделем и полицейским участком есть весьма ощутимая разница, а Гвидо - сейчас он одним движением, пусть неосторожным, уронил свою честь, как джентльмена. И ему было стыдно. Со стороны ситуация, возможно, и была забавной, но её участникам не было ни над чем смеяться, ни чем гордиться... Всё-таки хорошо, чтоб никто ничего не понял, и никто ничего не узнает. Монтанелли ценил свою репутацию в обществе - пусть даже она и была неотъемлемо связана с образом жизни бандита, не суть; даже гангстеры могут быть людьми благородными. Или же последними ублюдками. И произошедшее несколько секунд назад уж точно не характеризует его, как человека благородного. Да и копы будут только рады привлечь известного мафиози по подобному поводу, неважно, виновен ли он на самом деле. Усмешка правосудия.   
Гвидо был только рад, когда двери лифта наконец открылись - молчание, вновь воцарившееся в кабине, казалось теперь чем-то давящим, словно каждый из присутствующих безмолвно обвинял его в домогательстве; и это ощущение грозовой тучи, повисшей над головой, но почему-то не изливающейся дождём и не мечущей молнии, угнетало его голосом собственной совести. Он поспешил выйти из лифта, чтобы добраться до своего автомобиля и выехать с парковки, постараясь навсегда забыть об этом инциденте, надеясь о том, что никто действительно ничего не понял, и слухов не будет... о нём и так их ходило немало; что, впрочем, было понятно, учитывая его предыдущую "профессию" - но факт в том, что обычную случайность сплетня вполне может превратить в полноценное изнасилование прямо в лифте полицейского участка, пока будет обрастать подробностями. В этом не будет ни капли правды, но - всем будет наплевать.
Как оказалось, Монтанелли существенно поторопился радоваться удачному разрешению ситуации; через двадцать метров от дверей лифта это рыжее чудо выдало новый перл, на этот раз - длиннее, и слышимый в гулком здании парковки куда более отчётливо, нежели в тесной коробке лифта... Из идиотски-комичной ситуация превращалась просто в шедевр мыльных комедий. И перспектива оказаться в роли главного героя такой комедии Гвидо совершенно не нравилась... Вздрогнув, он замер, как только девушка повернулась к нему лицом, и не решился более и шагу ступить - опасаясь, как бы и без того возмущённая тирада не превратилась в откровенный крик о помощи и он не отправился бы обратно в полицейский участок, посредством того же лифта, но в сопровождении парочки конвоиров.
- Поверьте, разойтись по-хорошему - единственное, чего я сейчас хочу, мисс.
- Монтанелли приподнял руки, словно Миша направила на него оружие. Всё было гораздо сложнее... Гвидо мог бы в открытую нахамить ей, если бы в её руках действительно был пистолет - его дула он боялся даже меньше, нежели последствий этого конфликта, который так и не был до сих пор исчерпан. Девушка была опаснее, чем пистолет. Сама того не ведая, она поставила в неловкое положение босса Мафии - и хватало только пары её визгов, чтобы они стали причиной начала ещё одного распада в верхах Семьи Торелли... - Я глубоко извиняюсь за это недоразумение и признаю свою вину, но сейчас я всего лишь хочу пройти к своей машине. Вот... - Гвидо медленно приподнял брелок с ключами и нажал на кнопку, заставив сигнализацию своей машины послушно отозваться.

+1

5

Игрок удален, в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » So damn awkward