В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » я всё поняла, но как всегда не так


я всё поняла, но как всегда не так

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Samuel Alessandro, Jessie Wilson
Место: квартира Джесси
Время: 2 мая, 2013 год
Погодные условия: +29, нет ветра, безоблачно
О флештайме: мы слишком давно не виделись. я соскучилась, но очень зла на тебя. я хочу тебя обнять, но в то же время хочу убить на месте. как ты объяснишь то, что происходит?

0

2

Бегство — это не конец, это лишь отсрочка конца.

Лето в этом году особенно стремительное – кажется, не угнаться за счастьем, душевным спокойствием. В какой-то момент все рушится, как древний храм или вера во что-то, надоедает, нет уже сил, чтобы проходить через все снова и снова. Эти три года, что я провел, скитаясь по Европе, уже не вернуть, не пережить. Уже нет надежды на то, что завтра что-то изменится. Чьи-то слова вроде «завтра будет новый день» теряют свою власть, ведь завтра все снова пойдет в кругу, снова не будет уверенности ни в чем и ни в ком. Начало лета вроде бы должно вселить надежду на что-то лучшее, с трепещущей зеленеющей травой, с ярким солнцем, отгоняющим серые тучи, с теплой атмосферой, которая теперь уже давит на виски, действует на нервы. Меж чувств будто бы провал зияет, и кажется, что лучше бы закрыться в себе, отогнать прочь всё и всех, закрыть уши, чтобы не слышать чей-то звонкий голос, доносящийся  с лужайки, то, как бьются о стекло маленькие птички в поисках тепла, вечные монотонные расспросы.
Кажется, будто не три года прошло, а минул целый век – давно завяли цветы в разноцветном вазоне, повяли, поблекли, точно некогда жизнь. Когда-то бушевали в ней краски, дни были наполнены такими невероятно сильными эмоциями, крепкими чувствами – до сведения скул дорогими. Обычный дом номер тридцать три на тринадцатой улице. Но мне отчего-то всегда казалось, что тут атмосфера, будто в сказочном лесу, под стать хозяйке. Такая светлая, просторная и прохладная местность, где, кажется, можно укрыться ото всех бед. Сейчас кажется, что это всего лишь яркая картина какого-нибудь неудавшегося художника, который обреченно ставит кисточку в маленький глиняный стакан, вытирает платком с щеки приторно желтую краску.
Я вышагивал по каменной плитке по направлению к дому и все думал, что же сказать, а слова все никак не шли. Я знаю, что она будет злиться, знаю, что будет в бешенстве, но, хоть убей, не приложу ума, как же ее успокоить, как внушить, что отныне все будет по-другому. И вот почему я не могу это сделать: я сам не уверен, что все изменилось с тех пор, как я приехал. Ведь нет абсолютно никаких гарантий, что на следующей неделе я снова не пропаду на три года. Да что там, я даже не знаю, останусь ли в живых. Я знал, на что пошел, когда самый первый раз принимал решение, связываться ли с мафией Сакраменто. Тогда я был гораздо моложе, я был совсем другим, мог бояться смерти, думать о перспективах и о том, что могло бы ждать меня в жизни, где я еще не бывал и чего не испытывал. Но сейчас все по-другому, я словно, наконец, понял, проскитавшись долгие три года, что как раз здесь и есть мое место. Я давно смирился, мне уже давно не так хочется путешествовать, я сыт по горло. Я принял то, что имею, и это полностью устраивает меня. Но я не могу так просто войти в дом своей собственной сестры и объяснить все это. Не могу видеть ее большие глаза и дрожащие длинные пальцы, не могу, в конце концов, заявиться и сообщить, что стал капореджиме западной стороны мафии нашего города. А ведь Джесси уже двадцать два! Как же пролетело это время, как много я не знаю о ее жизни, когда она, черт возьми, успела превратиться во взрослую девушку? Куда делись те дни, когда мы бегали вместе днями на пролет, выгораживали друг друга перед родителями и понимали, что хотя мы и двоюродные брат и сестра, общаемся лучше некоторых родных. Я неожиданно вспомнил, как когда-то избил соседского мальчишку за то, что тот отнял у Джесс пластмассовую пирамиду и месяц ходил с разбитой губой. Время пробежало, словно песок сквозь пальцы и мне кажется, что это уже никогда не вернется. И хоть я все еще готов ввязаться в любую драку, чтобы защитить ее из-за малейшей ерунды, и хоть Джесси все еще знает практически все обо мне, что-то уже совсем по другому и мы никогда не вернемся туда, о куда все началось. Никогда не станем прежними и никогда я не смогу оградить ее от всего дерьма, что есть в этом мире.
Прогоняю ненужные мысли и стремительно прохожу к самой двери. В спешке провожу пальцами по темным волосам, вспомнив, что решил не терять время на поиски расчески. Стук. Ожидание. Снова и снова тщетные попытки принять беззаботный вид. Все жду и жду, прислушиваясь к неспешным шагам, раздающимся за матовой белоснежной дверью. Вот она уже на пороге, вот распахивает дверь и смотрит на меня своими голубыми, расширенными от изумления глазами.
-Привет, птичка. – бодро говорю, словно мы не виделись пару часов и я забежал на чай перед работой.  Целую Джесси в щеку, легонько приобнимая, и прохожу в дом, не давая ей опомниться. 
-Я знаю, что ты хочешь мне сказать, но, прежде, я очень рад увидеть тебя наконец. Мне уже тридцать, а я общаюсь с сестрой как в восьмилетнем возрасте, когда она только появилась на свет. При этом  все еще пытаюсь принять беззаботный вид. И у меня все еще не выходит это.

+1

3

Работа-дом, дом-работа. И не потому, что нет времени ни на что другое, а потому что внезапно навалилась непонятно откуда взявшаяся депрессия. Даже в свои рабочие смены последнее время я совсем не работала, а сидела в своем кабинете, откинувшись на спинку мягкого кресла и размышляя ни о чем и обо всем одновременно.
Столько всего произошло в последнее время. И совершенно не хотелось верить в то, что это на самом деле происходило со мной. Я уже просто боялась выходить на улицу, каждую минуту ожидая худшего. Иногда казалось, что в моей жизни что-то начинает понемногу налаживаться, но уже в следующий момент эту мысль вытесняла другая – хуже быть не может.
Сначала узнала, что жду ребенка. Который, к слову, был совсем не долгожданным, напротив – я его не хотела. Но аборт мне не хотелось делать больше всего на свете, а потом даже как-то получилось свыкнуться с мыслью о том, что у меня будет малыш. Пускай не от любимого человека, но всё же. Фрэнк был не последним человеком в моей жизни, он был мне дорог. Если бы родился ребенок, я бы без сомнения осталась с ним. Потому что рядом с ним было хорошо, спокойно и безопасно. Он был бы прекрасным отцом. Заботливым и любящим. Что ещё можно желать собственному, ещё не родившемуся, малышу? И в какой же момент всё пошло не так, в какой момент всё пошло наперекосяк? Я до сих пор не могла это понять, хотя каждый день в голове нет-нет, да возникали эти мысли.
Фрэнка срочно вызвали на работу, ему пришлось уехать за границу. Куда – не сказал. Сорвался прямо с дачи. Домой я возвращалась уже одна. А буквально через пару дней я потеряла ребенка. Глупая случайность. Всего лишь какая-то непонятная девушка, которую я видела впервые в жизни, приревновала меня к моему же другу. Точнее, к хорошему знакомому, который по совместительству работал барменом в клубе. И накинулась на меня, толкнула. Не сильно, но этого хватило, чтоб упасть и удариться головой о стену. Как итог – загремела в больницу. А потом выкидыш. А потом пришло письмо. Из-за границы. Что Фрэнка больше нет, что он умер. Детали не объяснялись, но смысл я уловила. Собственно, это и стало последней каплей. Если раньше я могла радоваться любой мелочи, у меня почти никогда не было плохого настроения, и я всегда улыбалась. А теперь? А теперь я почти всегда молчала, никуда не ходила и ни с кем не знакомилась.
Сейчас определенно не хватало кого-то близкого, родного. Все друзья отошли далеко на второй план – видеть никого не хотелось. Иногда доходило до того, что я просто не подходила к телефону и не открывала дверь, когда кто-то звонил или приходил. Но рассчитывать на то, что приедет кто-то из родителей, не приходилось – они не знали, что происходит в моей жизни, а я не торопилась сообщать им об этом. А Сэм… Честно говоря, прошло уже три года с тех пор, как он уехал, ничего мне не сказав. И ни разу за три года не дал о себе знать. Мой адрес он прекрасно знал, номер телефона тоже. Но нет – ни писем, ни звонков. И какое-то время назад я смирилась. Нет, не забыла. Просто смирилась. Я по-прежнему очень скучала и ждала, но уже не так сильно, как раньше.
Сейчас я бы всё на свете отдала за то, чтоб он оказался рядом – именно сейчас мне не хватало его больше всего. Я бы даже не стала ничего ему рассказывать – наверняка у него своих проблем по горло. Но мне бы очень хотелось просто увидеть его и обнять. Всё-таки почти всю жизнь провели вместе. Он меня защищал и оберегал. А тут, когда в моей жизни наступила черная полоса, его нет.
Сегодня был выходной, и я всё время валялась в кровати, не желая никуда выходить или общаться с кем-то. Телевизор уже неделю не выключался вообще – работал фоном, чтобы не сидеть в тишине. Единственное, что не изменилось – везде было чисто и убрано. Никакой грязной посуды или вещей не первой свежести. Даже будучи в таком плачевном для самой себя состоянии я не могла себе позволить устроить бардак. Это же неуважение к себе, в первую очередь. Однако, за последние пару недель сильно изменилась я – плечи осунулись, под глазами пролегли темные круги, волосы после душа были не расчесаны. Растянутая белая майка и короткие джинсовые шорты довершали образ.
Звонок в дверь застал меня врасплох. Я никого не ждала и намеревалась провести остаток дня в одиночестве, как и предыдущую неделю. Удивилась, но встала и пошла открывать.
- Сэм?! – едва слышно, на выдохе произнесла я, не веря своим глазам. – Слава Богу! – ещё месяц назад я бы с радостью набросилась на него с кулаками и побила бы (в шутку, естественно, просто для профилактики, чтоб знал, что нельзя так надолго и бесследно пропадать), но не сейчас. Сейчас я просто кинулась ему на шею и крепко обняла, на глазах заблестели слезы, но я всё-таки не дала себе разрыдаться здесь и сейчас. Даю слово – он не ожидал такой реакции. Да и я бы на его месте так поступила. Я на его месте ожидала бы обиды и злости, но точно не объятий с порога. – Ты не представляешь, как я скучала... Ты мне сейчас очень нужен. Не уходи никуда, пожалуйста, посиди со мной... Хорошо? – сама не узнала свой голос - хриплый, тихий. Будто и не мой совсем. Наконец, я оторвалась от брата и снизу вверх заглянула ему в глаза. Не верилось, что он вернулся. Живой, здоровый и главное – реальный. Или всё-таки у меня галлюцинации?

+1

4

Игра стоит
В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » я всё поняла, но как всегда не так