Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Lune de miel


Lune de miel

Сообщений 1 страница 20 из 96

1

http://25.media.tumblr.com/fba92e3972269e800d459afdd9650cc8/tumblr_mjdcp2g0Vg1rlv4t3o1_500.gif

Участники: Étienne Moreau&Sharon Moreau
Место: Франция (Париж, Дижон и др. города)
Погодные условия: По-разному, в основном тепло и солнечно
О флештайме: Итак, теперь это уже чета Моро, счастливая семья, пара молодоженов, которая устремилась в Париж. В город влюбленных. Этьен в предвкушении прекрасных недель с любимой женой. Он так хочет показать мир, в котором жил когда-то. Точнее, показать ту часть мира, в которую можно влюбиться с первого взгляда, с первого слова. Но, мсье Моро понимает, что никакая архитектура не сравниться с красотой его жены!


Фото

1. Отель
Shangri-la Hotel Paris
http://s1.uploads.ru/RoNF4.png

Отредактировано Étienne Moreau (2013-06-02 23:14:22)

+1

2

- Даже не двигайся! – таков был мой ответ, когда француз продолжал настаивать на помощи. Можно подумать я его не знаю. Однако дальше дело не зашло, Этьен решил не спорить с новоиспеченной супругой. Как только я вышла из-за ширмы, на меня сразу же посыпались комплименты. Я даже замерла, приоткрыв рот, ибо не ожидала подобной реакции, пусть и считала, что смотрюсь в этом платье весьма недурно. – Ого, и божественна, и ангел, сразу видно, что замуж вышла за религиозного человека, - смеюсь я, попутно окидывая взглядом Этьена.  Этот костюм смотрелся на нем шикарно, отлично сидел и подчеркивал его крепкое телосложение. Но я ничего не сказала, ведь чем больше смотрела, тем сильнее загоралась такой же мыслью, как и француз несколько минут назад, когда прижимал меня к постели. Так что, вместо лишних слов, я сразу направилась вниз.
А внизу нас уже ждали родственники. Все были готовы попрощаться. Отец и Майкл помогали с чемоданами, в то время как мы прощались с детьми. Это было труднее всего, расстаться с Дэнни и Меган на такое продолжительное время. Я знала, что у них все будет хорошо, Дэн вернется в Сакраменто, будет учиться, а Мег отлично проведет время здесь, с бабушкой и дедушкой, но все равно было не по себе. Однако я знала, что меня ожидают несколько недель в компании любимого человека, мужа, это и компенсировало все, пусть помахать детям ручкой все равно было непросто. Кажется, я обоих затискала, чуть ли не до потери сознания, Дэнни даже смутился. Потом подоспела Шанталь, мы обнялись. Она попросила беречь Этьена, на что я с улыбкой кивнула. Не знаю, что именно она имела ввиду, но я расценила это по-своему. Муж приехал в Сакраменто, чтобы забыть свою жизнь во Франции и то, что в ней произошло. А теперь он вновь возвращается туда. Наверное, для Этьена это очень тяжело, но я рядом, надеюсь, так ему будет легче. В конечном счете, он любит Родину, и все равно бы прилетел, разница в том, что сейчас есть тот, кто его поддержит, тот, кто искренне переживает, но сделает все, чтобы эти несколько недель не были омрачены горькими воспоминаниями. У нас медовый месяц, у нас новая жизнь, лучше начать ее со счастливой улыбки, пусть столкновение с прошлым и неизбежно. Это даже забавно, ведь прошлое Этьена влияло и на меня. Не одному ему трудно сделать первый шаг навстречу Франции. Ведь именно там он крутил многочисленные романы, обнимал и целовал других. Думаете, легко осознавать это, пусть это и было давно? Нет, совсем не легко, и я боюсь, что Париж послужит лишним напоминанием. Вот такая ирония. Прошлое одного влияет и на другого. Но все же мы летели. Почему? Да потому что мы вместе. А раз мы вместе, значит, переживем, и все равно будем получать удовольствие от нашего медового месяца. В конечном счете, Этьен улетел разбитым человеком, а возвращается счастливым, начав в Америке новую жизнь…, со мной. Ну разве воспоминания прошлого могут затмить это? Разве это не стоит того, чтобы начать все с нуля и здесь, на Родине, но только со мной? Я так хочу, чтобы от ныне Франция ассоциировалась у моего Этьена еще и с нашим безграничным счастьем.
Через час мы уже сидели в самолете. Я задумчиво смотрела в иллюминатор, ведь явно волновалась перед поездкой. Но самолет взлетел, и мы покинули воздушное пространство США. Я же сжимала руку француза, хотя, судя по его выражению лица, сегодня полет не доставил ему сильного дискомфорта. Летели долго. Сначала я читала журнал, потом мы с Этьеном что-то обсуждали, а потом, положив голову на его плечо, я задремала. Проснулась только при посадке. Надо же, я во Франции. Заочно люблю эту страну, она подарила мне Этьена. Улыбнувшись, я посмотрела на любимого, после чего поцеловала его в щеку. А аэропорту я остановилась, чтобы поправить его воротник. И все же, как шикарно он смотрелся в этом костюме. Завершив все приготовления, мы вышли на улицу. Было темно, но не обязательно видеть, чтобы прочувствовать, как все изменилось. Совершенно другая атмосфера, даже воздух другой. Вокруг исключительно французская речь и это вынуждает меня усмехнуться. Я как будто очутилась в другом мире, но меня это не смущает. Я чувствую какое-то родство с этой страной, мне уже хочется прогуляться, все рассмотреть, но все же я стою в ожидании такси и крепко держу Этьена за руку, чем выдаю свое волнение. И боюсь я не только потеряться. Я на Родине мужа! Наконец-то подъехало такси, мы закинули вещи в багажник и отправились в путь. По дороге я неизменно смотрела в окно, наблюдая невиданные раньше здания и площади. Темно, но город освещают тысячи фонарей. И есть в этом что-то романтическое, не просто же так Париж называют самым романтичным городом на земле. Я заворожена, но при этом, не отпускаю руку француза. Без ощущения его присутствия все потеряет смысл.  В этот момент таксист произносит что-то на французском. Я, конечно, ничего не поняла. Просто бросила взгляд сначала на него, потом на мужа, который, наверняка, и ответит, а затем снова повернулась, рассматривая волшебные улицы Парижа. Хотела бы я жить здесь? Нет. Я житель суматошных улиц американского мегаполиса, это неизменно. Но хотела бы я приезжать сюда как можно чаще, в отпуска или выходные? Определенно. Я и не заметила, как мы приехали. Как всегда, Этьен открыл передо мною дверь, а я даже на французском поблагодарила таксиста.
Нас поприветствовали, как мистера и миссис Моро, а через несколько минут мы уже были в номере, вернее, меня туда на руках внес Этьен. Это странно, не понимать здешней речи, но благо, в любых отелях такого класса, большинство обслуживающего персонала знали английский язык, все же иностранцев они принимают достаточно часто. В номере, как только закрылась дверь, вместо того, чтобы осмотреть помещение, я тут же провела обеими ладонями по волосам француза, а потом запустила свои ручки под пиджак, обнимая его за талию, и крепко поцеловала в щеку. Затем я слегка опустилась, целуя в выглядывающий из-под рубашки участок груди. С широкой улыбкой, не ослабляя объятий, я обернулась, смотря на окно.
- Какой вид, - протянула я, отходя от Этьена, но потянув его за руку за собой. Я прижалась спиной к его груди, вглядываясь в пейзажи города. – Смотри, Эйфелева башня, - счастливо заметила я, указывая на выдающееся строение, которое было видно из окна. Мурашки по коже. Такая гордая и величественная, символ Франции. Это не на картинках смотреть. Чуть погодя я взяла руки Этьена и обвила ими свою талию. Вот тут рассудок и начал мутиться. Какая башня, какой Париж? Я в номере со своим соблазнительным мужчиной.  И я закрыла глаза, повернув голову в сторону, чтобы коснуться губами щеки любимого, потом уха. Попутно я управляла его руками, водя их по своему телу, словно позволяя изучать его. Водила по талии, потом по груди. Затем медленно провела вниз, к животу и ягодицам. – Все это принадлежит тебе, - шепчу я. Думаю, мужчине приятно не только чувствовать это, но и слышать. Все его. Внезапно послышался стук в дверь. – Ой, прости, совсем забыла, - усмехаюсь я. И извиняюсь не потому, что забыла, а потому что из-за этого раньше времени взбудоражила и Этьена, и саму себя, а сейчас придется прерваться. Я повернулась и поцеловала мужа в губы. – Мы решили пожениться так спонтанно, - начала рассказывать я, уже идя спиной вперед прямиком к двери, - что все приготовления пришлось отложить. Они были не нужны, да и времени бы не хватило. Но… все же я хотела кое-что оставить, - я уже подошла к двери и взялась за ручку, приготовившись открыть. – На следующий день, после того, как мы решили пожениться, я нашла в Интернете одну из лучших кондитерских Парижа.
С этими словами я открыла дверь, а на пороге стоял столик, на котором красовался торт (так же рядом располагались вазы с фруктами, но торт – центр композиции). Улыбнувшись, портье закатил столик в номер и дал мне лопатку, после чего удалился, не став нарушать этот момент намеками на чаевые. Как только закрылась дверь, я повернулась к Этьену и ярко улыбнулась. С шефом кондитерской мы разговаривали по телефону с помощью переводчика. Уже через пару часов он прислал мне эскизы торта, а пары дней для приготовления чего-то простого было более чем достаточно, да еще за те деньги, которые я перечислила за срочность заказа. С отелем все вышло так же: я попросила привезти торт сюда, ведь мы выбрали место задолго до принятия внезапного решения пожениться. И сегодня, когда я, уже около лифта, сказала Этьену, что вернусь к ресепшену за путеводителем, на самом деле, я вернулась, чтобы попросить доставить торт в номер. Вот такая схема для того, чтобы сделать любимому небольшой сюрприз.   
- У нас не было торта сегодня, - медленно подходя к Этьену, продолжала говорить я. – Но… у молодоженов должен быть торт, - с этими словами я с улыбкой протянула французу лопатку. По традиции, новобрачный первый отрезает кусочек и дает попробовать со своей руки новоиспеченной супруге. Что-то мне подсказывает, что такого на первой свадьбе Тьена не было, но должно быть на нашей. – Я другой планировала, - усмехнулась я, имея ввиду размеры, - но ведь он только для нас.

+1

3

Перелет был на удивление спокойным. Мне еще никогда не было так комфортно. А все потому, что рядом любимая, которая всячески пыталась меня успокоить и отвлечь от дурных мыслей. Медовый месяц начался волшебно! Мы с Шерри болтали, шутили, читали журнал (по привычке мы читали друг другу вслух интересные статьи, а потом обсуждали их), а после плотного ужина, который оказался весьма не дурным и питательным, мы оба задремали. Шер положила голову мне на плечо, а я прижался к ее светлым, мягким волосам.
Разбудила нас стюардесса, сообщающая, что мы приземлились в аэропорту Шарль-де-Голль. Я сладко зевнул и почувствовал тепло нежных губ на своей щеке. Идеальное начало. Я повернул голову к любимой и, поцеловав ее в кончик носа, прошептал.
-Я успел соскучиться.. - и это была чистейшей воды правда. Сон - это потеря времени, которое я бы мог потратить на свою Шерри. Даже забавно, я готов был идти против законов природы, чтобы как можно дольше любить мою женщину.
Я испытывал трепет и волнение, и Шерри это видела. Хотя нет, скорее она это чувствовала. Она всегда тонко чувствовала мое настроение, всегда старалась сделать мою жизнь комфортной. Она поправила воротник моей рубашки, я улыбнулся, наслаждаясь ее заботой.
-Пойдем на воздух - нежно мурчал я любимой на ушко. Мы ждали такси, но казалось, что здесь становилось душно. Я был так воодушевлен. Я как мальчишка, хотел показать любимой мир, в котором жил когда-то. Нет, нет, не тот отвратительный мир, в котором я прозябал, словно человек лишившийся чувств. Я и сам не хотел возвращаться в ту ужасную реальность. Я хотел ей показать мир полный волшебства, чудес. Я хотел наполнить чашу Парижа нашей нежной любовью, которая сочилась сладким нектаром из наших сердец. Боже, я уже порхаю от воодушевления. Думаю, Шер чувствовала тоже самое, когда я впервые приехал в Даллас. Это необъяснимое чувство поделиться чем-то таким, что я знаю, чем я жил раньше. А самое главное - показат-ь это не кому-то, а человеку, который очень дорог, человеку, которого любишь до безумия, человеку, с которым разделил жизнь.
Как только мы вышли на улицу, мы оба почувствовали новый запах. Для меня он был забытым и родным, для Шерри он был новым и неизведанным. Я прижался к любимой, наши пальцы переплелись в тугой замок. Мне так было хорошо. Единственное, о чем я сейчас горячо мечтал - это оказаться в номере отеля, где моего зайчонка ждал особый сюрприз. Мне хотелось, чтобы эту ночь Шер запомнила на всю жизнь.
И вот, подъехало такси. Я открыл перед женой дверь, таксист помог с чемоданами, заботливо укладывая их в багажник. Я сел в машину, прижимаясь к любимой, словно мне не хватало места в салоне машины. Мы все так же держались за руки. Любимая с интересом рассматривала пролетающие пейзажи ночного города через окно такси. А я с любопытством изучал ее лицо, мне были интересны ее эмоции, мне хотелось знать, насколько она очарована Парижем. Когда-то и я, юнцом, восхищался этим городом. Я приехал в этот город на поезде, у меня был всего один саквояж, где был свитер, три книги, зубная щетка и сменное белье. Я надеялся, что куплю все в этом прекрасном городе, но денег у меня было всего на один сэндвич с яйцом в кафешке из 9-го округа. И сейчас я был искренне восхищен блеском в глазах моей любимой женщины. Неужели я был так же очаровательно прекрасен, когда только приехал в мегаполис?
Все время, пока мы ехали, я целовал плечо Шерри, или же дул ей на ушко, пытаясь отвлечь. Она лишь смущенно улыбалась, слегка поворачивая голову, чтобы коснуться кончиком носа моей щеки. Водитель, увидев такую нежность в наших отношениях, поинтересовался, кем мы приходимся друг другу и я с радостью объявил, что мы молодожены и приехали проводить наш медовый месяц во Франции.
-Он поздравляет нас, - шепнул я любимой на ухо, переводя теплые поздравления водителя, который, пожалуй, был очарован такими пассажирами. И вот, через несколько минут мы уже были у подъезда в шикарный отель в центра Парижа. Красиво жить не запретишь, я это знал и готов был потратить все свои сбережения на самый лучший отдых в нашей жизни. Мы должны запомнить эти мгновения! Я вышел из машины и поспешил продать руку жене. Таксист в это время доставал чемоданы. Я заплатил ему за проезд и пожелал удачи. Служащие отеля встретили нас тепло. Такая доброжелательность, такой сервис. Все это только радовало меня, я был счастлив, что наш медовый месяц начался идеально. Но мне не терпелось подняться наверх, в наш номер, где мою сладкую девочку ждал сюрприз.
Пока мы заполняли нужные бланки, наш багаж уже доставили до номера. Подходя к нужной двери, мы держались за руки. Не выдержав, я подхватил любимую, мы звонко засмеялись, несмотря на то, что уже было достаточно поздно для веселья и мы просто могли разбудить постояльцев отеля. Мы скрылись за дверью нашего номера, у перся спиной в дверь, а Шерри, повернувшись ко мне, начала ласкать мои волосы. Я закрыл глаза, руки мои лежали на ее талии, я наслаждался каждой секундой. Потом я почувствовал, как ее теплые руки скользнули под пиджак, обхватывая мою талию. Ее горячие губы прижались к моей щеке. Казалось, что я начала таять в ее руках. Сердце билось о стенки грудной клетки, пыталось вырваться из груди.
-Я.. - тихо проговорил я, но я ничего не смог сказать. Шерри повернулась ко мне спиной и прошла внутрь номера. А вид из окна был шикарным, любимая его сразу заметила. Сложно не заметить величественную Эйфелево бушню. Грудья я чувствовал ее изящную, грациозную спину. Она взяла мои руки и начала водить по своему упругому, стройному телу. Сердце мое замерло. Я прижал ее еще сильнее, одной рукой поглаживая ее животик и бедро.
-Я самый богатый человек на земле. Я обладаю таким сокровищем, - шепчу я любимой на ухо и целую ее в плечо. И правда, я самый счастливый и самый богатый. Эта женщина подарила мне жизнь...
Внезапный стук в дверь, я даже вздрогнул. Может что-то из багажа осталось внизу? Шерон извиняется, она мне что-то забыла рассказать, а потом поворачивается и игриво целует меня в губы. Честно, я в недоумении. Я не знаю, что происходит, но я понимая, что Шерон в курсе дела. Что еще задумала моя чертовка? Я чувствовал, что это какой-то сюрприз. Но что это? Когда она успела его подготовить, ее же ждет мой подарок.. Забавно, мы друг другу хотели преподнести что-то в качестве презента. Это-то и было вдвойне приятно.
Итак, Шерри осторожно взяла меня за руки и, ведя меня, шла спиной к двери. Она меня вводила в курс дела. И вот, дверь открывается, а там стоит невероятный торт, украшенный маленькой Эйфелевой башней. Я был искренне удивлен такому сюрпризу. Зайчонок знает, что я сладкоежка! А свадебный торт должен быть вкуснее всех сладостей мира! Портье оставляет нас, передавая лопатку для торта моей жене. Шерри передает ее мне, намекая, что первый кусочек я должен отрезать.
-Он такой красивый.. даже как-то жалко - протянул я, сжимая лопатку в своих руках, - подожди! - я достал из кармана телефон и сделал фото на память. Пусть все потом узнают, какую невероятную красоту мы хомячили на ночь глядя.
-Когда ты все успеваешь? Спасибо, родная - с улыбкой проговорил я, делая надрез на торте. И вот, я протягиваю кусочек любимой. И она так аппетитно облизывает губы, испачканные кремом, что я не удержался и припал к ее сахарным губкам, - твои губы все же слаще - протянул я, еще раз, более сдержанно, целуя ее. Позже я сделал еще один надрез, теперь уж и я попробовал торт. Шерон словно знала мои вкусовые пристрастия. Отчетливо чувствовался шоколад и банан, а так же терпкий аромат корицы. Моя девочка балует меня.
-А у меня тоже есть маленький сюрприз для тебя. Иди ко мне - я подозвал любимую и, взяв ее на руки, пошел вглубь номера. Сюрприз заключался в ванной комнате. Зайдя, я поставил любимую на ноги, теперь она могла увидеть всю красоту моего сюрприза. Ванна была украшена множеством тропических цветов, а так же свечами. В воде плавали разноцветные лепестки. На широком бортике стояла огромная чаша с фруктами, нарезанными дольками, а так же в ведерце со льдом стояла бутылка шампанского.
-Это все для тебя, любимая - прижавшись к ее спине грудью, прошептал я, - ты достойна такой королевской ванны.. я люблю тебя, Шерри
Я уткнулся носом в ее плечо и, проведя рукой по ее телу, развернул ее к себе, целуя ее светлое личико.
-У меня есть еще один сюрприз, но, думаю, туда мы пойдем завтра, нужно набраться сил, прежде чем оказаться в райском уголке! - мне так хотелось заинтриговать любимую. Тем более, что я был на сто процентов уверен, что посещение задуманного заведения произведет нужный эффект и Шерри останется довольна!

Отредактировано Étienne Moreau (2013-06-03 21:23:45)

+1

4

- Потом закажем еще, - засмеялась я, когда француз пожаловался, что ему жалко резать этот торт. Ну да, немного жалко. Изделие вышло красивым, хотя я до конца не была уверена в том, что Этьену оно понравится. Все время перебирала в голове, а не много ли цветов, а не теряется ли на фоне этого всего Эйфелева башня. Но мне казалось, что Тьену нравится такой стиль, вот и заказала. – Благослови Бог Интернет, - вновь смеюсь я, именно так отвечая на риторический вопрос мужа. Да, сейчас не составляет труда найти в сети любую кондитерскую мира. Но мне было важно, чтобы торт сделали именно в Париже, считайте, что наш медовый месяц начался с местного сладкого деликатеса.
Я еще раз обернулась, вглядываясь в пейзажи города. Разумеется, на глаза сразу попалась Эйфелева башня. Это странное чувство, но она притягивает взгляд, ведь светится, словно елочная игрушка, освещаемая тысячами лампочек. В таком виде она выглядит еще удивительнее, яркая и светлая. Хочу побывать там вечером. Боже, до сих пор не верится, что мы во Франции, однако я не могла долго любоваться незнакомыми видами в такой момент. Уже через несколько секунд я снова поворачиваюсь к Этьену, в то время как он отрезает кусочек торта. По традиции новобрачной достается первый кусочек из рук мужа. Я с удовольствием попробовала свадебный торт, поражаясь его вкусу, а потом взяла второй кусочек, чтобы дать его со своих рук Этьену. Вот такое скромное соблюдение традиций, в узком кругу, где только муж и жена, но момент этот был не менее важным.
- Что? – не без удивления протянула я, на моем лице отразилась довольная улыбка.
Это так забавно, каждый норовил сделать друг другу сюрприз. После одного подарка следовал другой. Если так пойдет и дальше, то можно посмеяться над всеми моими страхами относительно брака. Этьен меня очень заинтриговал, я была уверена, что ничего не увидела в соседних помещениях, возможно, сюрприз его небольшого размера. И вот француз берет меня на руки, я улыбаюсь, держась за его шею, а потом с удивлением замечаю, что несет он меня в ванную комнату. Никогда в жизни бы не догадалась, что сюрприз может заключаться в этом. Или он шутит? В любом случае, с моего лица не спадает улыбка. Дверь открывается, меня проносят в помещение и, честно сказать, я замираю сразу же, как только оказываюсь на ногах. С полуоткрытым ртом, я осматриваю ванну. Это простая ванна, как можно было умудриться сделать ее настолько особенной? Я даже сказать ничего не могла, ком застрял в горле, просто с таким же удивленным выражением лицо, но с восторженной улыбкой, я сделала несколько шагов вперед, пытаясь заметить каждую деталь. В этот момент почувствовала, как Этьен прижался к моей спине грудью, однако сказать по-прежнему ничего не могла. Впрочем, голос резко прорезался, как только муж упомянул об еще одном сюрпризе.
- Еще один сюрприз? – уже стоя лицом к нему, восторженно интересуюсь я. – Этьен, хватит интриговать, что ты придумал? – после такого, у меня просто не хватало терпения, хотелось узнать, что меня ждет завтра. Уверена, кое-что не менее приятное и восхитительное, от чего любопытство просто зашкаливало.
И все же надолго меня не хватило. Эта атмосфера, создаваемая помещением, быстро поглотила меня с головой. Через несколько секунд, осознав, что муж ни в чем не признается, я снова повернулась, пройдя до ванны. Словно впервые увидев лепестки цветов, я провела рукой по поверхности воды, а потом глянула на свечи. Никогда не была романтиком, никогда не считала, что ужин при свечах – это нечто особенное, но я так ошибалась. Все особенное, когда рядом любимый человек, а посмотрите сейчас, я готова разорваться от эмоций, настолько увиденное меня впечатлило. Я даже сказать Этьену ничего не могу, попросту считаю, что все мои слова будут жалкими на фоне того, что из себя в действительности представляет этот сюрприз. Слова подобрать, может, и не могла, зато неплохо справлялась с действиями. Я снова развернулась, направившись к Этьену, а потом поцеловала его, положив руки на плечи. Я чуть опустилась, касаясь губами его шеи, а в это время ладони вновь скользнули под пиджак, но лишь для того, чтобы пуговица расстегнулась. И вот я сняла пиджак, аккуратно откидывая его в сторону. Сама же улыбнулась мужу, а потом снова коснулась губами его шеи. Все это не только безмолвная благодарность за волшебное начало, все это еще и мое желание. Что ж, пока я занималась шеей любимого, руки уже расстегивали рубашку. И вот его грудь оголена, однако одежду я не снимаю. Вместо этого, спускаюсь еще ниже и касаюсь губами его широкой груди, попутно гладя ее ладонями. Никогда не устану говорить это: я обожаю каждую частичку его тела, мне так нравится чувствовать его, так хочется дотронуться до всего. Собственно, это и делают губы и ладони. Это крепкое восхитительное мужское тело. Ну разве можно не сходить с ума с каждой минутой все больше и больше? Чем чаще я дотрагивалась, чем больше ощущала это тепло кожи и вздымание груди, тем сильнее мне хотелось еще. Потом я поднимаюсь вверх, губами отчерчивая невидимую линию на груди, и впиваюсь в губы мужа, продолжая водить ладонями по его бокам и животу. Хотелось поскорее погрузиться в эту теплую ванную вместе с ним, вкусить сладость фруктов, отпить шампанского за нашу свадьбу, вдохнуть приятный аромат цветов.
Оторвавшись от губ Этьена, я медленно провела ладонями по его груди, дойдя до шеи, а потом повернулась к мужчине спиной, таким образом, позволяя ему расстегнуть платье. Попутно я откинула голову назад, дотрагиваясь носиком до уха возлюбленного. Так приятно было слышать его дыхание и ощущать сердцебиение. Я закрыла глаза и улыбнулась, предвещая удивительную ночь.

+1

5

Мне было невероятно приятно это внимание со стороны Шерри. Я и подумать не мог, что она решиться залезть в интернет, найти кондитерскую и связаться с шефом. Мне даже интересно, как она изъяснялась на французском!
-Я уже вижу, как ты с разговорником пытаешься объяснить пекарю, что именно тебя интересует! - усмехнулся я, хотя в глубине души догадывался, что моя женушка воспользовалась услугами переводчика, - надеюсь, переводчик был француженкой, а не французом - хоть я и знаю, что Шерри мне никогда не изменит, я частенько подшучивал над своей ревностью. Я полностью доверял Шерон, но не смотря на это, я ревновал ее по поводу и без. Я ничего не мог с собой поделать. И это не удивительно! Когда обладаешь такой роскошной женщиной - глупо быть спокойным и расслабленным.
Шерри снова отвлеклась на вид из окна, пока я отрезал кусочек от торта. Смотрел я на все эти узоры, цветы, чудесную глазурь, и понимал, как тяжело мне резать такую красоту. Да, красивую композицию всегда жалко есть, но именно эта эстетичность добавляла пище особенный вкус. И я представлял, какой вкусный должен оказаться этот торт. И я был прав. Испробовав кусочек с рук любимой, он казался мне невероятно вкусным, шоколад таял на языке, я ощущал нотки банана и много корицы. Порой мне кажется, что Шер помнит обо мне каждую мелочь. И это невероятно приятно. Что же, на ее сюрприз я ответил своим скромным подарком.
Я внес любимую в ванную. Ее удивление бесценно. Я видел смесь легкого шока и счастья на ее лице, и мне это безумно нравилось. Мне нравилось видеть ее светящиеся от радости глаза. Для меня это высшая награда. Мне захотелось заинтриговать ее еще больше, именно поэтому я упомянул про еще один сюрприз.
-Увидишь, родная...
По правде сказать, она вторая женщина в моей жизни, которой я обожаю преподносить подарки. Первая была моя дочь, которая так же искренне радовалась каждому моему презенту.
Шер отошла от меня, ей словно хотелось потрогать все, убедиться, что это не сон. А я с улыбкой наблюдал за каждым ее движением. Она двигалась аккуратно и грациозно, словно на цыпочках. Движения рук были осторожными, она старалась в каждую секунду вложить особенный смысл. И вот, кончики ее пальцев касаются лепесток на водной глади, а я не подхожу, даю ей возможность все осмотреть. И вот, она словно срывается. Уверенным шагом она вернулась ко мне, а ее губы слились с моими в нежном поцелуе. Я понимал, что это безмолвное спасибо. Я обвил руками ее талию. Медленно я начал терять рассудок. Как же она прекрасна. И мне сейчас даже не верится, что она моя жена. Ну разве можно обладать таким сокровищем!? я завидовал сам себе, настолько я был очарован ей. Я вспомнил, как добивался ее. Настырно, упорно. И это черта характера - быть упертым бараном, помогла мне. Я целую любимую жену, что может быть лучше для мужчины? Сейчас все мои мелкие подвиги, типа проникновения в дом через окном казались забавными. В поцелуе мои губы растянулись в счастливой улыбке.
Шерри не стала останавливаться. Ее трепетные губы скользнули на подбородок, а потом на шею, я закрыл глаза от неземного наслаждения. Боже, что она творит со мной? Ее руки скользнули под пиджак, пуговица расстегнулась и через мгновение он был откинут куда-то в сторону. Шер игриво улыбнулась мне, а потом снова прижалась губами к шее, пока руки ее расстегивали мою рубашку. Что-то сжалось у меня в животе, что-то приятное, мне хотелось смеяться. Я гладил бедра любимой, пока она ласкала мою оголенную грудь. Нельзя быть настолько идеальной - думал я, наслаждаясь ее движениями. Нельзя так сводить с ума. Но разве ей объяснишь? Нет, это все получается само собой. Это необъяснимое волшебство между нами. Шерри в последний раз провела руками по моей груди и повернулась ко мне спиной, прижимаясь спиной ко мне, она откинула голову назад так, что кончик носа коснулся мочки моего уха. Я провел руками по ее спине и, аккуратно обвив ее животик, прижал к себе. Ее ягодицы прижались к моему паху, я улыбнулся, целуя любимую в подбородок. Одной рукой я поднялся вверх по ее изогнутой талии и, кончиками пальцев взявшись за язычок молнии, потянул его вниз, доведя до поясницы. Я аккуратно снял платья Шерри. Мягкая ткань с легкостью спустилась с тела любимой. Губами я коснулся ее оголенного плеча...
Через минуту мы сидели в ванной. Я лег, уместив на себе любимую. Я не забуду эти минуты никогда. Ее голова лежала на моем плече, а губы касались щеки. Я протянул ей бокал с шампанским
-Дорогая, давай выпьем, чтобы наш брак был счастливым. Я хочу встретить старость с тобой - уже тише проговорил я, тихонько чокаясь с бокалом любимой. Мы отпили немного шампанского, я поцеловал ее сахарные губки. Взяв из вазы клубнику, я протянул ее любимой, - открой ротик.. - я дал жене откусить кусочек сладкой ягоды - сейчас съедим все фрукты.. а потом пойдем торт кушать - усмехнулся я. Хотя, чувствую, через некоторое время нам будет вовсе не до торта, зато утро можно начать с чая.
-Шерри, совсем недавно мне вспомнилось, как я тебя добивался. Сейчас я вспоминаю все это с улыбкой. Я счастлив, что ты влюбилась в меня. Я боялся... - но я оборвал себя. Зачем сейчас предаваться ностальгии, - прости, хочешь персик? - я взял дольку очищенного персика в руки и протянул любимой, - я люблю тебя

+1

6

На замечание Этьена по поводу переводчика, я лишь ухмыльнулась. Имеет ли это значение, когда переговоры шли на таком расстоянии? Впрочем, о ревности моего мужа пора писать книжки, он не только умудрялся ревновать меня, не имея на то оснований, но еще и находил время, чтобы подшучивать над этим, как сейчас. Сказать честно, раньше я считала ревность глупостью. Не ревновала, и ненавидела, когда ревновали меня. Позволяла себе вольности, флирт, ну а сейчас и мысли о подобном поведении допустить не могу. И не только потому, что Этьен будет, мягко скажем, недоволен, но и потому что сама не хочу, теперь мне это кажется странным и неприятным. Флирт с другим мужчиной. Гадость, не цепляет. Да и зачем, когда в твоем комплекте такой француз? В отношении же  собственной ревности, которую ранее никогда не проявляла, то я доверяю Этьену, но все же коробит от мысли, что рядом с ним будет крутиться другая женщина. Частично виной этих неведомых мне раньше чувств, стало прошлое француза, но в больше степени любовь. Все меняется, когда встречаешь нужного человека, это точно.
Недолго мы увлекались тортом, далее последовал оригинальный сюрприз, который Этьен успел устроить. Обстановка в ванной не просто привела меня в восторг, а даже как-то завела, что я не побоялась продемонстрировать мужу, расстегивая его рубашку. Потом развернулась к нему спиной. Тьен как будто играл со мной, аккуратно и нежно водя своими ладонями по моему телу. Я улыбнулась и даже что-то промычала себе под нос, кожа покрылась мурашками. Через несколько секунд я уже стояла исключительно в нижнем белье. Теперь я снова поворачиваюсь лицом к французу, снимая с него рубашку и расстегивая ремень. И вот мы погружаемся в теплую ванну, спиной я облокачиваюсь о грудь Этьена, мы открываем шампанское.
- А лучше оставаться вечно молодыми, - усмехаюсь я, не имения ни малейшего желания задумываться о старости. Какое там, мы всегда будем такими, безумно влюбленными!
Должна сказать, если свадьба у нас проходила достаточно скромно, то медовый месяц мы начали с особым размахом. Теплая ванна, усыпанная лепестками цветов, шампанское, клубника из рук мужа, сам муж, греющий грудью мою спинку. Это ли не счастье? Я улыбнулась, открыв ротик и смакуя сладкий вкус ягоды. Вот только не уверена, что мы дойдем до торта. На сегодняшнюю ночь у нас припасены другие сладости. И все же главное, что мы вместе. Не нужны фрукты, свечи и прочие вещи, достаточно лишь его присутствие.
- Жаль, что я не могу тебя обнять, - засмеялась я, после очередной фразы Этьена. – Я тоже люблю тебя, - с этими словами я повернула голову и поцеловала мужа в шею. – Боялся чего? – а я вот не против ностальгии. Мы муж и жена, у нас медовый месяц, почему бы не вспомнить то, как все начиналось? – Что я так и не отвечу взаимностью? Но, Этьен, при первой же нашей встрече ты раскрыл все свои карты, - имелись ввиду измены, да и вообще поведение относительно противоположного пола. – Мои сомнения были вполне очевидны. Я думала, что это какая-то игра. Ну знаешь, женщина отказала, значит надо сделать все, чтобы ее добиться. Из принципа. Но, в конечном счете, - смотря куда-то вперед, я задумчиво усмехнулась, - смотри-ка, как все закончилось.
Сразу после этих слов я резко подняла руку, окатывая лицо француза небольшой порцией брызг. Засмеявшись, я тут же прижала его руки к своему животу, чтобы не ответил, а сама, повернув голову, начала целовать его в шею, дабы задобрить. Через пару минут в ванной повисла тишина. Нам не нужно ничего говорить, чтобы получать удовольствие друг от друга. Я просто лежала на его груди, ощущая прикосновение его кожи, мне было тепло и комфортно. Так бы и просидела в этой ванне целый день. Хотя нет, есть и другие планы, не менее завораживающие.
- Хочу, чтобы ты всегда на меня так смотрел, - взяв очередной бокал шампанского, протянула я. А как смотрел? Я и сама не могу объяснить. По-особенному, влюблено, с каким-то восторгом в глазах, смотрел так, как не смотрел ни на кого другого.
Сделав глоток, я поставила бокал на бортик ванной, после чего поймала один красный лепесток. Я осматривала его так, как будто вижу подобную вещь впервые. И он прекрасен. Все, что делает для меня Этьен – прекрасно. Улыбнувшись, я выпустила лепесток на волю, а потом поделилась с французом персиком. Трудно сказать, сколько мы так просидели. Однако вскоре вода начала остывать. По правде сказать, уходить отсюда не хотелось, это особая атмосфера, эти свечи, лепестки…, но я придумала, как нам это сохранить. Я медленно выбралась из ванной, надела гостиничный халат, дала такой же Этьену.
- Ты не против, если мы переместим это в спальню? – улыбнулась я, взяв недогоревшие свечи.
Я отнесла их в спальню и поставила на тумбочку около кровати. Потом вернулась за остальными, попутно попросила Этьена принести ведерко с шампанским и фрукты. Как только все было готово, мы снова испробовали великолепное шампанское. С бокалом в руке, я прошла к окну и снова взглянула на город. Трудно оторваться, ночной Париж прекрасен, но муж тяготил меня больше. Потому уже через несколько секунд я вернулась к нему и, присев на краешек кровати, притянула к себе. Я медленно улеглась на кровать, Этьен оказался на мне. Обхватив его голову руками и смотря в глаза, многое хотелось сказать. Я счастлива, я благодарна, без него трудно думать и даже дышать. Я люблю эти жесткие волосы и карие глаза, я люблю эти губы и изгибы бровей. И сейчас я так спокойна. Его широкая грудь прижимаем меня к кровати, вынуждая сердце с каждой секундой биться все чаще и чаще. Это словно магия. Я чувствую его, и все меняется: кожа покрывается мурашками, на душе тепло и спокойно, а еще этот трепет внутри, и его взгляд…, он разжигает огонь. Я так и не смогла ничего сказать, вместо этого притянула его к себе, впиваясь в его губы и обхватывая шею руками. А рядом горели свечи, стояло шампанское и  фрукты. Романтика. Она была чужда мне, но стал так важна с появлением в жизни романтичного и очаровательного француза.

+1

7

Порой,находясь рядом с Шерри, мне казалось, что меня уже нет. Это сложно понять. Я вроде и существую, но без нее не живу. И сейчас я жил. Вдыхал аромат цветов, вкушал сок фруктов и ягод, все это приобретало смысл, когда я это посвящал именно моей новоиспеченной жене. И я понимал, что это и есть любовь.
Как часто я слышал подобные фразы: "Ну ты и вляпался". И ведь так говорят не только о недоразумении в парке с собачьими экскрементами. Частенько я слышал такую фразу взамен влюбленности. Да, со стороны влюбленный человек выглядит глупо. Хотя, так говорят те, кто не испытывает подобного чувства. Так что, смею заметить, все мы выглядим одинаково, разнится лишь в одном - кто-то счастлив, а кто-то в унынии. Но если счастье называют глупостью, то я отказываюсь понимать этот мир!
Что касается меня, я свято веровал, что я не вляпался ни во что. Скорее погрузился в это чудесное теплое состояние радости и покоя. Все заботы и проблемы, типа загнать машину в гараж, чтобы свечи заменили, ушли на второй план. А может быть даже и на третий. Я более не думаю о работе, как о чем-то захватывающем и интересном. Я готов был сбегать с нее, лишь бы провести лишний час с Шерон. И со свадьбой ничего не изменится. Я все так же ее люблю, но еще я очень люблю делать сюрпризы. Кто-то их делает намеренно, чтобы чего-то добиться, я же делаю это по собственному желанию, потому что мне нравится видеть счастье на ее лице. Вновь и вновь. Когда я сделал ей первый сюрприз? Хотя, каждый день наш был полон сюрпризов, даже таких, которые я и не планировал организовывать. Просто все спонтанно происходило. Все для нас. И каждый раз, видя ее блестящие глаза, видя ее счастливую улыбку, я наслаждался. Смотрел на нее и умирал в сладком покое, который она мне неосознанно дарила. И сейчас я не мог без этого. Это словно наркотик, я не могу жить, пока не получу дозу ее нежной улыбки. Я не могу начать день, если она не улыбнется мне с утра. Не могу уснуть, если она не улыбнется мне на ночь.
Тост Шерри, хоть это был и не тост, а так, дополнения к моему, понравился мне больше. Да, я не хотел думать о старости. И даже если я постарею, моя любимая всегда будет такой, какой я вижу ее сейчас. Эти белокурые, мягкие волосы, эти живые голубые глаза. Я аккуратно, едва касаясь, провел кончиками пальцев по ее руке, наслаждаясь шелком ее кожи.
-Зато я могу - прошептал я и, поставив бокал на бортик ванной, обнял любимую, прижимая покрепче к себе. Я целовал ее щечки. И этот момент был так очаровательно прекрасен, что сердце мое стучалось, как сумасшедшее. Она повернула голову и поцеловала мою шею в ответ. Я прижался щекой к ее голове, поглаживая рукой ее плечо.
-Было бы хуже, если бы это всплыло намного позже. К слову, ты тоже не была примерной девочкой. А что касается страха. Я и сейчас боюсь. Боюсь, что сделаю что-то не так и все, ты уйдешь от меня. Пока я ждал тебя у алтаря я боялся, что ты вообще сбежишь в лучших традициях Голливуда. Просто, пойми меня правильно, я не был идеальным мужем и, пожалуй, для меня это что-то новое. Я боюсь тебя потерять, понимаешь? И тогда я боролся за тебя.. я был согласен на все, лишь бы ты осталась в моей жизни. И порой мне не верится собственному счастью, ведь я все-таки смог добиться.
Над нами нависла какая-то задумчивость, мы оба погрузились в события нашего прошлого. Однако любимая быстро привела меня в чувства, окатив меня брызгами воды. Я засмеялся вместе с ней.
-Моя хулиганка - протянул я, когда Шерри, прижав мои руки к своему животику, целовала мою шею. Я закрыл глаза, я наслаждался ее поцелуями и спустил свои ладони чуть ниже, поглаживая ножки и пах. Моя красавица, моя умница. Я так гордился ей, я так люблю ее. Я горд, что у меня такая жена. Красивая, умная, целеустремленная.
-Слушай, а это нормально, когда женщина коп выходит замуж за архитектора? Просто, у копов, вроде, и пара из правоохранительных органов? - да, это было еще одним моим страхом. Всегда боялся, что не вписываюсь в ее жизнь, как какая-нибудь ваза не вписывается в шикарный интерьер. А еще я всегда боялся, что она всегда будет бояться за меня, бояться, что я не смогу постоять за себя в случае чего. Не  нужно обманываться и утверждать, что я когда-то, сто лет назад, ходил в армию или раз в неделю, пока Шер на работе, зависаю в тренажерном зале с грушей. Это все не то. И я это понимал. И вот здесь, выплывает еще страх - страх, что Шер оставит меня, решив, что рядом с ней я подвергаюсь опасности.
И сейчас, думая о всем этом в повисшей тишине, я понимал, насколько мои размышления глупы. По крайней мере Шер обязательно назовет меня дураком. Я могу даже не озвучивать свои мысли. Пусть уж мои страхи останутся при мне, а если уж она спросит, отвечу.
-Хорошо, - улыбнулся я, смотря как Шерри отпивает еще шампанского, - Шер.. - я хотел спросить ее, но остановился. Слишком какие-то унылые у меня темы. И зачем спрашивать о том, оставит она меня или нет, если я знаю ее ответ. И почему мне нужно это слышать? - ничего.. хотел спросить взял ли я бритву.. а то вспомнить не могу.. - врать я не умел, по крайней мере я не умел врать Шерри. Любимая дала мне кусочек персика, и меня это даже как-то успокоило. Я широко улыбнулся, целуя жену в кончик носа.
Я был не против перебраться в спальню. Ванна была чудесной, но вода становилась холодной с каждой минутой. Мы вышли, одели гостиничные халаты. Пока Шер уносила свечи в спальню, я захватил шампанское и фрукты. Вечер наш продолжается.
Я сидел на кровати с бокалом в руках. Мы снова звонко чокнулись. Шерри стояла у окна, а я смотрел на ее утонувшую в тусклом свете. На моем лице сияла улыбка. Я поставил бокал на тумбочку, когда допил напиток. Шерри уселась рядом через какое-то мгновение и потянула меня на себя. Я оказался на ней, прижался к ней своей грудью. В этих халатах мы походили на белых медведей. Она обхватила мою голову руками и впилась в меня своим лазурным взглядом. И снова я утонул в ее прелестных глазах, в этом глубоком и нежном цвете. Мои губы слегка были приоткрыты, я ожидал поцелуй, но не мог разрушить этот очаровательный момент. Сердце мое замерло и Шер, словно почувствовав это, впилась в меня губами. И здесь я полностью потерял себя. Эти губы сводили меня с ума. Мои губы скользнули ниже, на шею, рука же начала развязывать ее халат. Губы спускались все ниже и ниже, я не торопился, хоть моя жена и смогла меня завести не на шутку. Медленно, нежно, аккуратно я прикасался к ее телу своими горячими губами. Я дошел до паха и остановился, приподнимаясь над любимой. Я ничего не говорил, любимая могла понять по моему взгляду, что я счастлив, что с нами происходит. Я наклонился, целуя ее шею, кончиком языка провел линию от ключицы до подбородка. Я снял с любимой халат, он помогла мне это сделать, слегка привстав. Я посмотрел на ее соблазнительные изгибы. Она была грациозна и великолепна, словно дикая кошка.
-Ты знаешь, что у тебя тело античной статуи? - тихо спросил я, проводя рукой по ее нежной коже, - такое совершенное, идеальное, соблазнительное.. - я улыбнулся, встретившись взглядом с женой, - ложись на животик - сказал я Шерри. Она послушно легла, я провел руками по ее спинке. Слегка нажимая, начал ее массировать, а потом просто прижался оголенной грудью к ее спине. Я видел, как она улыбается. Я снова привстал, посыпая ее спину поцелуями, губами дошел до ее упругих ягодиц. Люблю каждую частичку ее божественного тела. Скинув с плеч свой халат, я тоже его откинул в сторону. Сейчас самое время проявить силу. Я приподнял Шерри, переворачивая обратно на спину. Ее ноги сразу же обхватили мои бедра, как только я припал к ее губам. Мы дошли до нужной кондиции, я понимал, что медлить больше не стоит.. Аккуратно я погрузился в любимую, прижимаясь к ее ключице горячими губами.

+1

8

- Не думаю, что это можно сравнивать, - усмехнулась я, когда француз заметил, что и я не была хорошей девочкой. Да, не была, но ведь для меня измена – была ошибкой, а не образом жизни. С другой стороны, трудно сказать, кто сделал хуже. Я изменила, при этом думая, что люблю будущего мужа, а он изменял, будучи полностью уверенным в том, что не питает к жене никаких чувств. В любом случае, не самая лучшая тема для разговора. – Боже, Этьен, - последующие слова и вовсе вынудили меня рассмеяться. – Я вышла за тебя замуж, а ты до сих пор боишься? Ты меня не потеряешь, - уже без смеха, но с улыбкой, добавила я. – Помнишь время, когда я ослепла? Я была убеждена, что тебе не нужна жена-инвалид, ты достоин счастья. Да и до того задумывалась, что моя работа подвергает всех, кого я люблю опасности, а значит, тебе лучше без меня…, - я задумчиво прошла пальчиками по водной глади, а после коснулась руки Этьена. – Но ты мне объяснил…, что за себя будешь решать самостоятельно. Этьен, - я слегка повернула голову, чтобы хоть искоса посмотреть в глаза мужа, - больше всего на свете я хочу, чтобы ты был счастливым.  Я сделаю для этого все. И раз уж как получилось, что для счастья тебе нужно присутствие женщины с опасной работой и непростым характером – то так тому и быть. Ты меня не потеряешь, - в очередной раз проговорила я, коснувшись губами щеки Этьена. – А если снова начнешь сомневаться, то я разведусь с тобой и выйду замуж за другого, -  я все-таки не удержалась и разбавила этот сентиментальный момент сарказмом. К слову о том, что брак – отличная мотивация, пусть и шуточная, но зато как звучит убедительно!
И все же, каждое слово было правдой. Я буду с ним, ведь понимаю, что именно во мне он нашел свое счастье, как бы самоуверенно это не звучало. А я…, а что я? Я и представить не могла, что буду настолько сильно зависеть от кого-то. Что там жить, мне дышать без него трудно, так что стоит ли говорить, что для меня представляет этот человек?  Время, проведенное с ним, тоже было бесценным. Именно поэтому так не хотелось вылезать из этой ванны, но вода становилась прохладной, потому, мы все же выбрались, однако взяли с собой свечи, фрукты и шампанское, пытаясь воссоздать в спальне точно такую же атмосферу. Любовь. Странная и противоречивая вещь. Она толкает на романтические подвиги: странные стихи и песенки, сентиментальные слова и неуклюжие танцы. Так банально и глупо, но, несмотря на это, дороже в жизни уже ничего не будет.
А сегодня у нас брачная ночь и я, пусть и являла собой настоящее бревно в романтике, хотела, чтобы все было особенным. И вот горели свечи, тусклым светом освещая комнату и отражаясь в золотистом ведерке с шампанским. Стояли фрукты, напоминая о сладости и сочности сегодняшней ночи, а я уже подтягивала француза к себе, желая испробовать, так сказать. И даже не знаю, что было приятнее, целовать его самой или чувствовать, как его губы касаются моей кожи. Потом я закрыла глаза, дотронувшись ладонью до затылка любимого. Как только он начал съезжать вниз, я слегка привстала, облокотившись на локти, как будто наблюдая за его действиями. Но разве можно было долго держать себя в руках? Через несколько секунд я все же откинула голову назад, с трудом вникая в то, что мне говорит Этьен.
- Что? – вновь поднимая голову, переспрашиваю я. Архитектор такой архитектор. По правде сказать, всегда считала, что Этьен переоценивает мою фигуру, но ему об этом лучше не говорить, еще разозлиться. Впрочем, даже не знаю, плохо это сейчас или хорошо! С другой стороны, о его строении я была такого же нескромного мнения. Вспомнив об этом, мне снова захотелось увидеть широкую грудь мужа. Криво ухмыльнувшись, ножкой я слегка надавила на него, чтобы немного отошел. Как только француз оказался напротив меня, я вытянула ногу и, не разрывая зрительного контакта, потянула ногой пояс, и тот развязался, обнажая тело моего француза. Я снова лукаво улыбаюсь, смотря то в глаз Этьену, то на его грудь, а у самой уже слюнки текут.
Но у Этьена была своя игра, которую я не собиралась нарушать. Молча и с улыбкой я повернулась на живот, тут же ощутив прикосновения рук француза. Я закрыла глаза и промычала что-то про себя, но потом муж и вовсе прижался грудью к моей спине. Такое ощущение, что он решил довести меня до экстаза и без интимной близости. Собственно, у него это отлично получалось. И мне вроде хочется ответить взаимностью, но, одновременно, я просто не могу сдвинуться с места, я парализована этой нежностью и этими поцелуями, я хочу, чтобы этот момент не заканчивался. Кажется, даже дыхание мое участилось, потому, как только Этьен перевернул меня на спину, я тут же обхватила его талию ногами и прикусила губу. Мне хотелось продолжения, я уже не могла терпеть.
Двигаясь навстречу возлюбленному, я, не переставая, водила руками по его спине. Ладошки ездили вверх и вниз, периодически останавливаясь на ягодицах. У Этьена рельефная спина, ощущая это, кажется, я начинала возбуждаться еще больше, целуя его в плечо и взъерошивая жесткие волосы на голове. Свои стоны, которые порой было невозможно сдерживать, я заглушала с помощью страстных поцелуев, а порой просто касалась губами ушка Этьена, позволяя ему услышать мое тяжелое и горячее дыхание. Руки неустанно гладили его тело, ездили по спине и рукам, доходили до боков. Когда стало непросто справляться с ощущениями, я вытянула руки назад, дотрагиваясь до спинки кровати, а сама же выгнулась вперед, касаясь губами виска Этьена. Сердце стучало все чаще и чаще, дыхание становилось слышнее. Чуть погодя я прикусила губу, снова резко опуская руки на спину мужа, кажется, он почувствовал, как ногти коснулись его кожи. Я же, не теряя времени, обхватила голову француза и снова поцеловала, после чего обхватила его уже за шею и прижала к себе. Близился момент наслаждения, я закатила глаза, уже не контролируя собственные движения. Руки искали пристанище, сжимая простынь и подушки, а потом все же снова сомкнулись на плечах возлюбленного, ногти чуть ли не впились в его кожу. Ноги сильнее сжали талию Этьена, а мой стон больше походил на крик. Мне потребовалось время, чтобы отдышаться и прийти в себя, а после я слега пихнула Этьена, переворачивая его на спину и снова начиная двигаться. Пальцы наших обеих рук переплелись, а я не могла оторваться от губ и шеи своего мужа. Потом все же выпрямилась, упираясь руками в его грудь. Я слегка откинулась назад, запрокидывая голову и даже не пытаясь заглушить свои стоны. Уж не знаю, насколько недовольны будут наши соседи завтра, но у нас брачная ночь, имеем право! Через пару минут я снова наклоняюсь, касаясь грудью груди Этьена. Мы дышим в унисон, я чувствую, как вздымается его разгоряченная грудь, я ощущаю, как она покрывается потом, и потом все же слегка наклоняюсь, посыпая грудь поцелуями и касаясь щекой, как будто пытаясь прочувствовать этот жар. И вот мы оба садимся, я прижимаю француза к себе, пальцы теряются в его жестких волосах. Кажется, я хочу дотронуться губами до всего. Полуоткрытым ртом достаю даже до его бровей, от которых схожу с ума. Да что там, я от всего схожу с ума. Брови, глаза, нос, губы. До всего нужно дотронуться, все нужно почувствовать. Обхватив руками голову мужа, я слегка запрокинула ее назад, целуя его подбородок, а потом касаясь щекой его щеки. Мы вновь легки, и вновь пальцы наших рук переплелись. В процессе, я и сама не замечала, как медленно припечатываю его руки к подушке над его головой.
- Говорят, в браке, - с сильной отдышкой протягиваю я французу прямо на ушко, слегка касаясь мочки кончиком языка,  - самым главным является терпение, - я немного отстранилась от мужа, мое лицо украсила игривая ухмылка. 
Я снова решила поиграть, желая разжечь в Этьене еще больше страсти и желания, хотя сама уже задыхалась от этого. Его руки припечатаны к подушке, я же слегка наклоняюсь, целуя его в губы, а потом снова отстраняюсь, при этом аккуратно оттягивая его нижнюю губу. В чем заключала игра? Именно в терпении, ибо я замерла, не давая Этьену коснуться ни моей кожи, ни моих губ, замерла с кривой ухмылкой на лице, позволяя только смотреть. Стоило ему слегка податься вперед, как я отстранилась еще дальше, показательно облизывая губы. Жаль, наручников нет, стоит Этьену применить силу, как его руки высвободиться. Хотела ли я этого? Да!

+1

9

Нужно было отодвинуть страхи на задний план. Хотя, я знаю, что всегда буду бояться. Когда кто-то или что-то тебе дорого, ты всегда будешь трястись за этого человека или вещь. Без Шерри я уже не смогу, я держусь за нее, как за саму жизнь. Она должна понимать, помнить.
Ее губы сводили меня с ума и моментально успокаивали. Мы были в спальне, я наслаждался этой ночью. Боже, Шерон прекрасна, я не могу игнорировать это. Всегда хочется больше и больше. С каждой ночью мы становимся жаднее. Словно дети, объевшиеся сладкого! Нам словно нельзя, но в то же время можно. Она сводит меня с ума.
Я прижался грудью к ней, ощущал ее взбухшие соски, ее упругий животик.. Кончики ее пальцев впились в мою спину, ее горячий язычок ласкал мою шею. Кожа буквально горела от ее жарких губ. Я слышал ее тяжелое дыхание, ощущал его, растворялся в нем.
Я двигался, погружая член в ее утробу. Это было чем-то невообразимым, словно с нами это происходит впервые! Хотя да, это первый секс. Первый секс четы Моро. Но нет, мы никогда не занимались сексом, мы всегда занимались любовью. Когда не хватало слов, когда взглядов становилось недостаточно, мы словно срывались с цепи, предаваясь ласкам. Каждый раз я доказывал ей, как безгранична моя любовь. Каждый раз я показывал силу своих чувств к ней. И я могу сказать, что эта красавица без ума от меня, так она горяча в постели.
Она прижалась губами к моему уху и я почувствовал жар, словно с ее губ срывалась душа. Я улыбнулся, словно своей победе. Движения мои становились быстрыми и уверенными, порой мне казалось, что я полностью контролирую ситуацию, я доминирую, я властвую. Но здесь нет главных, мы с Шерон были двумя половинами чего-то целого. Мы оба были важны. Я полностью растворился в собственных чувствах, бурлил в страсть, как в собственном соку.
Сегодня Шерри даже не пытается сдерживать себя, да и я не скромничаю. Мы два хищника, повстречавшие друг друга. Ее стон переходящий на крик возбуждал меня. Мне хотелось, чтобы она кричала громче, чтобы этот стон протяжнее срывался с ее губ. Я сладко стонал, сжимая ее грациозное тело в своих руках. А жена выгибалась, изгиб ее грациозной спинки завораживал! Я восхищен этой женщиной!
Ее руки скользят по моей спине, пальчики даже достают до ягодиц, но вот, в какой-то момент, она хватается за спинку кровати, не в силах совладать с собой. А я двигаюсь еще быстрее, сердце мою стучит, как солдатский барабан, я теряю над собой контроль окончательно. Я прижался губами к ее плечу. Боже, это что-то неописуемое твориться со мной. Все внутри сжалось, я буквально не могу остановиться! В порыве страсти я прикусываю ее плечо, а потом целую, словно извиняюсь за причиненную боль. Внутри меня что-то перевернулось, и с моих губ срывается протяжный, опьяняющий стон. Грудь моя переполнена сладким вином наслаждения.
И снова мгновение, и ее руки ложатся мне на спину, впиваясь ногтями в кожу. Я продолжительно мычу, не то от наслаждения, не то от легкого покалывания на спине. Ощущение, будто любимая отомстила мне за свое плечо. Шер обхватила мою голову руками, я утонул в ее лазури глаз, а потом насладился сладким, долгим поцелуем. Теперь и она извинилась. Хотя, было ли нужным извиняться и были ли это вообще извинения. Нет, это любовь, мы просто так ее проявляем. Такую безумную и непокорную, нам сложно контролировать себя. И вот ее руки уже на моей шее. Жена прижимает меня к себе, словно хочет срастись со мной, потерять границу, которая нещадно разделяла нас.
И вот я снова слышу крик Шерри, это подстегивает меня. Ручки ее комкают простыню, я же сжимаю Шер в своих руках. И вот момент, я чувствую нечто большее, чем просто наслаждение. Я сжимаю ее ладонь сильнее, из меня вырывается несдержанный стон. Шерон творит со мной невообразимые вещи! На на несколько секунд остановился отдышаться, Шерри же завалила меня на спину, удобнее усаживаясь на члене. Я вжался затылком в подушку, чувствуя как погружаюсь в Шер. Руки мои сжали ее ножки, обхватывающие бедра. Любимая начала двигаться. В ее движениях я чувствовал нетерпеливость и жадность, но в то же время беспредельную нежность. Как она парадоксальна! Она продолжает громко стонать, а я словно подпеваю ей, попутно шепча себе под нос "еще". Не знаю, похоже это было на шепот.. Я крепко сжал зубы в какой-то момент и зажмурился, настолько были прекрасны эти ощущения.
Шерри подается вперед и начинает целовать мою лицо. Я расплываюсь в широкой улыбке, прижимая ее кошачью спинку руками. Я чувствовал ее тело, ее грудь, ее животик, ее утробу.. Казалось, что я где-то в другом мире, голова моя почти не соображала, я просто отдался во власть чувствам и любимой женщине. Но она не останавливается, ее тело все еще двигается, я чувствую, как ее руки сжали мои запястья.
-Что ты? .. - я ничего не смог спросить сквозь стену тяжелого дыхание, которое вырывалось из моей груди. Шерри оказалась сильнее, она тяжело дышала, но говорила. Говорила прямо в ухо, я ощущал, как ее язычок щекотал мочку уха. Губы мои растянулись в широкой улыбке.
-Что? - уже как-то возмущенно проговорил я, осознав смысл сказанных слов. Какое еще воздержание? Что она опять придумала? Вот же хулиганка! Она отстранилась от меня, и сразу как-то стало прохладно. Ее горячая грудь грела мое тело. Я попытался последовать за ней, но любимая крепко держала мои запястья над головой. И откуда в ней столько силы? Хотя, не стоит забывать, что моя жена полицейский со стажем. Не сопротивляющийся Этьен для нее совсем простая задача. Она наклоняется и целует меня в губы. И я понимаю, что она дразниться. И ведь получается! Я ведь хочу еще! Я напряг руки. Я пытался достать желаемое, но Шер ловко уворачивалась от моих губ, крепко сжимая мои руки, словно боялась, что я вырвусь.
-Ты ведь знаешь, что я все равно тебя достану? - усмехнулся я, на мгновение оставляя попытки добраться до любимой. Глазки Шерри блестят, видно, как все ее тело сгорает от желания оказаться в моих объятиях. Она так соблазнительна, ее изгибы пленительны. Я снова напрягаю руки и освобождаюсь от хватки любимой, обвивая руками ее тело:
-Попалась! - воскликнул я, повалив ее на спину. Я тяжело дышал, мою грудь переполняло желание. Я впился взглядом в глаза любимой, безмолвно повторяя, что она попалась. Я чуть привстал, положив ладони на плечи плавно проведя ими вдоль ее рук. Дойдя до ладоней, наши пальцы сплелись в тугой замок, я крепко держал руки любимой. Теперь моя очередь. Я страстно впился в ее губы, начиная двигаться корпусом. Волна всепоглощающего возбуждения окутала меня с головой. Я начал сладко мычать, не отрываясь от сахарных губок жены.
Я не знаю, как она это делает, но она сводила меня с ума. Эти губы.. по моему телу пробежались мурашки, я чувствовал, как клубок наслаждения в моей груди растет с каждым вздохом, с каждым прикосновением, с каждым взглядом. Боже, она каждый раз доказывает, что я пропаду без нее. А я каждый раз в этом убеждаюсь. Я понимаю, что меня не существует без нее. Да я уже и не представляю себя без моей жены. И сейчас, когда мои губы ласкают ее шею, я до конца не могу понять, что со мной происходит и как я без этого буду жить. Это словно дурман, эйфория, я погружен в эти чувства, в наши отношения с головой. Это смысл мой жизни. Раньше я и подумать не мог, что буду жить для женщины. Сейчас я не могу понять, как я мог так ошибаться. Ведь в формуле все просто - нужна любимая женщина. И я ее нашел. И сейчас, оторвавшись от ее губ, я смотрю ей в глаза. Я замедлился, я был заворожен ее взглядом, это словно гипноз. Мы оба тяжело дышали, по моему телу сладким вином разливалось удовольствие. Я чувствовал его каждой клеткой своего тела, вены горели от этого вина, я ощущал их пульсацию под кожей.
Я стал подниматься, подтягивая Шерри за собой, держа ее за руки. И вот мы оба на коленях друг напротив друга. Я улыбнулся ей и, аккуратно прижав свои широкие ладони к ее щекам, приблизился и нежно поцеловал ее губы. Аккуратно и осторожно. Снова слегка отстранившись, я улыбнулся ей. У нее было такое счастливое лицо.. Мои руки обвили ее талию, я прижал ее к себе. Нестерпимо одиноко без этого чувства тепла. Становится так спокойно, когда я кожей ощущаю ее присутствие. Я прижал ее к себе так крепко, как мог.
-Я не отпущу - тихо шепнул я ей на ухо. Слегка приподняв ее, я погрузился в нее, и мы продолжили. И снова непреодолимая волна наслаждения, в которой я тонул, в которой я захлебывался. С наших уст срывались стоны удовольствия. Я держал ее крепко, лаская ее выгнутую спину, то спускаясь к ягодицам, то поднимаясь к шее. Губы посыпали ее ключицу, плечо, шею, ее нежное лицо поцелуями. В момент жаркого удовольствия, я сжал ее сильнее и завалился на кровать, снова прижимая ее к мягкой простыне. Мы тяжело дышали, порой все это походило на борьбу, где нет проигравших, есть только победители. Я сходил с ума, когда она целовала мою кожу, когда ее пальцы впивались в мою кожу, как она выворачивалась от наслаждения в моих руках.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-06-08 12:39:44)

+1

10

- Ну так попробуй, - игралась я в ответ на слова француза. Мне только это и надо, возник какой-то азарт, какое-то непреодолимое желание. Наверное, это животный инстинкт: получить не только нежность и ласку, но еще и почувствовать силу возлюбленного. – Настолько ли ты меня сильно любишь, чтобы суметь вырваться, - с ехидной улыбкой продолжала дразниться я, заранее зная ответ и последствия. – Оу! – со смехом вскрикнула я, получая именно тот ответ, о котором и думала.
Тяжело дыша, я смотрела в глаза француза. Это игривое настроение проходило, на его месте снова появлялось другое ощущение – страсть. И чем дольше я это испытывала, тем чаще становилось мое дыхание. И вот наконец-то Этьен касается моих губ. Я не могу пошевелить руками, француз играет в мою же игру, но я не против подчиниться, пытаясь компенсировать неспособность пошевелить руками активными действиями  язычка. Через несколько секунд я чувствую, как француз медленно поднимается, и я подаюсь следом. Улыбаюсь ему в ответ, аккуратно касаясь руками плеч, после чего муж прижал меня к себе. Я же, закрыв глаза, провела рукой по его волосам. Словами не передать, насколько тепло и спокойно. Я чувствую, как он дышит, я чувствую, как его кожа касается моей, и большего не нужно. Сколько нежности и любви в этом жесте, что я не сразу понимаю, о чем говорит Этьен. Зато потом снова смотрю на него и кончиками пальцев касаюсь щеки. Не отпустит…, а меня и держать не надо, я никуда не уйду, и он никуда не уйдет. Такое маленькое отступление, а потом брачная ночь продолжается. Этьен целовал мою ключицу, мою шею, и даже этого было достаточно для того, чтобы я снова начала мычать от удовольствия. Я слегка откинула голову назад, дотрагиваясь рукой до волос на затылке француза. Потом повернулась, касаясь щекой его волос у виска. Не контролируя себя, я пыталась целовать его волосы, рука водила по телу француза, такому жаркому и разгоряченному, я сжимала его рельефную руку, слегка приоткрыв рот и не скрывая своих чувств.
Потом я оказалась на спине, криво ухмыльнувшись, я провела руками по плечам француза, после чего снова начала двигаться ему навстречу. В его руках, от несказанного удовольствия, я выгибалась вперед, при этом прижимая мужа к себе все сильнее и сильнее. Мои ладони аккуратно ездили по его спине, гладили его руки. Несколько раз я дотрагивалась язычком до мочки его уха. Сердце ходило ходуном, дыхание слышнее, действие труднее контролировать, как и собственные голосовые связки. Возникает дикое желание покусать Этьена. Может быть так я удовлетворю это невообразимое желание и страсть? Не знаю, но пока что я просто сжимаю его, касаясь губами то его губ, то лица, то носа – всего, до чего дотягиваюсь. Через несколько секунд мои чувства становятся просто невыносимыми, и я резко переворачиваюсь, вновь оказываясь на французе. Я дышу так, как будто пробежала кросс с препятствиями. Я замерла, глядя в его глаза. Трудно описать мой взгляд. Любовь перемешалась с бешеной страстью. Подумать только, я все еще голодна! Продолжая тяжело дышать, я взяла руки француза и дотронулась ими до своих щек,  потом повернула голову и поцеловала внутреннюю сторону его ладони. Теперь снова опираясь на его грудь, я начала двигаться, не разрывая с Этьеном зрительного контакта. Периодически мои руки поглаживали его широкую грудь, но одно было неизменно – взгляд. Я смотрела на него, не желая отрываться. Даже когда был близок очередной пик наслаждения, я прикусила губу, но продолжала смотреть на своего мужа. Затем я все же закрыла глаза, безмолвно показывая ему, насколько сейчас хорошо и волшебно. Тело, тем временем, начало двигаться быстрее и через несколько секунд я запрокинула голову назад, из меня вырвался очередной продолжительный стон. Я не могла думать, не могла говорить и даже дышать. Ртом я глотала воздух, как будто вынырнула из воды после долгой задержки дыхания.
Даже забавно, время пролетело так быстро. На улице уже светало, а у меня такое ощущение, что мы недавно начали. Впрочем, постанывания тела и отдышка говорили об обратном. И вот я наклонилась, касаясь губами груди француза. Его тело такое притягательное. Кожа, разгоряченная после жаркой ночи, вздымающаяся и рельефная грудь, упругий живот. А руки? Нет ничего удивительного в том, что мне снова захотелось дотронуться до своего мужа, и я дотронулась, целуя его грудь, потом целуя живот и подымаясь то вниз, то вверх, смещаясь в один бок и другой. Желание испробовать его не пропало даже после целой ночи наслаждения. А ведь Этьен не проявляет особой активности в спорте! Откуда у него такое тело, которое притягивает и  не позволяет мне оторваться? Целую его живот, грудь, мои волосы ездят по его телу, ладони по рукам. И вот я легла на бок, все еще не в силах оторваться. Моя ладонь нежно прошлась по груди француза, вверх, а потом вниз, дойдя до ягодицы. А потом я все же легла выше, так, чтобы наши лица были на одном уровне. Этьен повернулся ко мне лицом, а я тут же прижалась к нему, ощущая, как кожа его груди соприкасается с моей. Считайте, что в этом плане я немного наркоман. Словами не описать, что творится в моей светленькой головке, когда его грудь касается моей. Фейерверк! А чувствовать, как она вздымается, ощущать ее тепло и жар…, нет, нужно отвлечься, а-то снова наброшусь на Этьена. С приоткрытым ртом, все еще тяжело дыша, я провела ладонью по его волосам у виска, а потом дотронулась до щеки, наши носы соприкоснулись, я чувствовала дыхание француза. Наверное, я смотрела на него так же, как и в нашу вторую ночь, когда он пришел, а я хотела его выгнать. Сейчас я тоже в легком недоумении. Откуда такие чувства? Как это объяснить? И так обидно, что я не могла испытывать такого раньше. Я столько потеряла. Но теперь мы вместе. 
Я не знала, что сказать. Мне была приятная сама эта близость: находится в паре миллиметров от его лица, а слова просто застряли в глотке, но мою любовь и преданность он должен был разглядеть в глазах. Мы пролежали так минут пять, не меньше, а потом я слегка приступилась вниз, прижимаясь головой к его груди. Губы снова почувствовали сладость кожи мужа, я улыбнулась, поцеловав его грудь. Теперь я выглядела как котенок, которого хозяин прижимал к своей груди. Но ведь это так. Кто я в его руках? Котенок, беззащитный котенок, желающий, чтобы хозяин всегда обнимал его и согревал своим теплом. Через несколько секунд Этьен перевернулся на спину, и я окончательно уместилась на его животике, снова прижимаясь груди. Мы накрылись одеялом, я все еще не знала, что сказать. Да и стоит ли?

+1

11

Я видел целый мир в ее глазах! Я утопал в этой бесконечности тепла и нежности. Существуя в этом мире я видел себя совсем другим, преображенным. Каким-то идеальным и даже выдуманным, словно я герой сладкого сна. Я видел собственное отражение в ее глазах! Как же был прекрасен этот взгляд! Я видел в них восхищение и любовь, нежность, радость. Это были счастливые глаза. Настолько счастливые, что можно пустить слезу утопая в зависти такого искреннего счастья.
А ведь я обладатель этого счастливого билета, этого лакомого кусочка. Все хотят, но только я могу прикоснуться к этому подарку судьбы кончиками пальцев.
И я чувствовал свою ответственность перед Шерри. От так светится от счастья, что я не могу все испортить. Каждый раз я старался показать ей всю силу свой любви. Каждый ожог от поцелуя, говорил, насколько страстно я ее обожаю. В каждом моем взгляде плескалось безумство моих чувств. И все это я старался безмолвно объяснить ей. Я дарил ей все, не только тепло, но и душу, которая сплелась вместе с Шерри красивым, тонким, легким кружевом.
Наша любовь была ни на что не похожа. Это был океан чувств, бурлящий и непокорный, волны которого накрывали нас с головой. То мы были легким бризом, нежно лаская сладкие губы и нежную кожу, то мы перерастали в нечто большее! В бурю, в цунами, в воронку. Наши груди переполнялись страстью, желанием, мы просто не могли остановиться!
После теплых, аккуратных поцелуев, проделанных с кошачьей осторожностью и любопытством, мы снова подались обжигающим душу чувствам, наши тела снова обдало жаром! О, эта любовная лихорадка! О, этот сладкий яд любви, который я хочу вкушать снова и снова, не в состоянии остановиться на минуту. Казалось, что если я остановлюсь, хотя бы на секундочку, эта богиня рассыпется миллионами бриллиантов в моих руках.
Я прижимал любимую к кровати, заглушая стоны удовольствия поцелуями. Она была прекрасна, оторвавшись от ее губ на мгновение, я утонул в бесконечности ее голубых глаз. Я чувствовал, как к груди подступает наслаждение. Но в какой-то момент, когда я совсем потерял голову, я оказался на спине. Жена возвышалась надо мной, мы замерли, глядя друг другу в глаза. Сердце мое замерло, я затаил дыхание, словно ждал чего-то. Я видел, как в ее любви плещется страсть. Я слабо улыбнулся, наслаждаясь своей женщиной. Она взяла мои ладони и прижала к своим мягким щекам. Я еще шире улыбнулся, чувствуя шелк ее кожи. Она повернула голову, прерывая зрительный контакт, и нежно поцеловала мою ладонь.
Она уперлась руками в мою грудь, снова устремив на меня свой лазурный взгляд. Она начала двигаться, руки мои поглаживали ее ноги, обхватывающие мои бедра. Я сжал губы, тихо постанывая от нахлынувших чувств. Близится пик наслаждения, я не могу себя контролировать, и мои руки все сильнее сжимают ее ножки. Однако я стараюсь смотреть в ее глаза, боюсь прервать этот контакт. И вот Шерри закрывает глаза, прогибаясь в моих руках. Ее тело стало двигаться быстрее и в конце концов, из любимой вырвался сладкий стон, я шумно выдохнул и протянул долгий звук. Ощущение, что только что побывал на горках. Сегодня я испытал нечто новое, широко улыбаясь я выдохнул, тяжело дыша
-Волшебно!
Шерри наклонилась ко мне, целуя мое тело. Я закрыл глаза, наслаждаясь ее поцелуями. На улице уже светало, время пролетело незаметно. Через мгновение Шер легла на бок, я повернулся к ней. Любимая сразу же прижалась ко мне, не теряя и минуты. Казалось, что она боялась потерять тепло наших тел. Я ощутил ее вздымающуюся грудь, моя широкая ладонь легла на ее талию. Как же приятно вот так лежать с любимым человеком и ни о чем не думать, кроме нее. Кончиками пальцев она коснулась моего виска, а потом плавно спустилась мне на щеку. Я улыбнулся ей, не в силах что-либо сказать. Как она была прекрасна! Словно бутон дивного цветка. Так красива и свежа, так нежна и притягательна. В который раз я убеждаюсь в том, что мне крупно повезло. Я нашел свое счастье в жизни, пожалуй, я даже завидовал сам себе, настолько прекрасна была моя Шерри.
Я заметил, как она смотрит на меня. О, этот взгляд мне знаком. Как странно, Шерри единственная женщина, события с которой я запомнил на всегда. Я запомнил каждый ее жест, каждый взгляд на протяжении наших отношений. Она была особенной. И этот недоумевающий взгляд, да, и она испытала сегодня нечто новое. Я улыбнулся ей еще шире, словно говорил ей: «Да, дорогая, это происходит с нами! Ты волшебна! Ты божественна! Я люблю тебя»
Мы лежали и смотрели друг на друга, пока не начали ощущать сладость дрема. Шерри прижалась к моей груди, я все еще поглаживал ее тело, словно пытался так убаюкать мою красавицу. Я перевернулся на спину, и Шерри устроилась на моей груди, прижимаясь к ней, словно котенок. Я накрыл нас одеялом, и скрестил руки на спине у любимой, крепко сжимая ее в объятиях. Мы еще не спали, я слышал, как дышит Шерри, поглаживая пальцами мое плечо. Я поцеловал ее в волосы и прижался к голове щекой. Я был счастливее всех счастливых.

Сегодня мы дали себе возможность спать столько, сколько хотят наши тела. Мы не ограничивали себя будильниками. И, как ни странно, я проснулся раньше своей женушки. Казалось, что она все переняла у меня. Я открыл глаза, Шер все еще лежала на мне. Я улыбнулся, слушая, как сладко она сопит. Я провел рукой по ее спине под одеялом, широко улыбаясь. Даже жалко было будить, так сладко она спала. Я поцеловал ее в лоб и провел рукой по щеке.
-Вставай, родная, сегодня тебя ждет второй сюрприз — протянул я, стараясь заинтриговать свою жену, - а пока наше утро начнется с нежных поцелуев и похода в кафе, попробуешь круассаны.
Шерри начала играть в мою же игру, притворяясь, будто спит. Я улыбнулся и перевернулся на живот, прижимая жену к кровати.
-Попалась! - засмеялся я, аккуратно целуя ее в кончик носа, - я успел соскучиться! - улыбнулся я, целуя ее щечки, а потом губы, - пойдешь со мной в душ? - игриво протянул я, отрываясь от ее сладких губ. Хотя, Шерри приглашения не нужно было, я все равно бы ее забрал к себе в душ!

+1

12

Долгий перелет, долгая ночь, усталость. Не удивительно, что уснула я достаточно быстро. К тому же было тепло и уютно. Легко поддаться Морфею, если чувствуешь, как под тобой вздымается грудь любимого человека. Спала я крепко, наверное, впервые не проснувшись по привычке раньше девяти часов утра. Но мой сон что-то потревожило. Что-то, от чего моя кожа сразу же покрылась мурашками. Разумеется, я сразу поняла, в чем дело, но это не значит, что я собиралась просыпаться!
- Угу, - под нос промычала я, приподнимая голову и прижимаясь к груди француза другой щекой. Кажется, я прослушала основную часть фразы, но Этьен оказался таким же напорным, как и я по утрам. – Этьен! – засмеялась я, оказываясь на спине, прижатой к постели. Тем не менее, мои ладони сразу же коснулись его спины. Улыбнувшись, я закрыла глаза от кротких поцелуев мужа. И он хочет, чтобы мы куда-то пошли? Забавно, сейчас мы поменялись с Этьеном местами: теперь уже я хочу немного понежиться в кровати, тем более что утро уже задало такое начало. – А у меня есть выбор? – продолжала смеяться я, поглаживая волосы мужа на затылке. – Ты на столько времени занимаешь душ, что проще пойти с тобой, чем ждать.
С этими словами я обхватываю шею Этьена и несколько раз крепко целую его в губы, после чего аккуратно провожу ладошкой по щеке. Есть в этом что-то особенное, в этом месте, в этой обстановке. Все-таки чувствуется, что ты не дома, и это вовсе не печалит. Просто все по-другому. Впрочем, у меня не было возможности оценить атмосферу по достоинству. Все мое внимание было сосредоточено на новоиспеченном супруге, так будет и впредь. Неважно где, неважно когда, важно с кем. Чужая страна, но родной человек. Где бы мы ни были, мне всегда будет хорошо. Как сейчас.
Я снова провела ладонью по волосам француза у виска, после чего подтянула его к себе и поцеловала в губы, а потом и в щеку. Время было просыпаться. В конечном счете, у нас еще будет возможность поваляться в постели, наваляемся от души. И все же прежде, я слегка привстала и медленно перевернулась. Этьен поддался моим движениям, теперь он оказался на спине, а я, в сидячем положении, на нем. Смотря в его глаза, я с улыбкой провела руками по его груди, а потом наклонилась и так же кротко, но нежно, поцеловала его в нос, как и он меня при пробуждении. Поцеловала сначала кончик носа, потом каждую щечку, подбородок, затем дело дошло до губ. Руки мои обхватили голову Этьена. И вот я слегка отстранилась, так, чтобы кончики наших носов соприкасались.
- Начало многообещающее, - улыбнувшись, тихо проговорила я, после чего в очередной раз легла на грудь Этьена, прижавшись лбом к его подбородку. – Впервые я не хочу вставать, - со смехом проговорила я, положив ладонь на грудь француза. Прижимаясь так лбом к подбородку мужа, я смотрела куда-то вперед с неименной счастливой улыбкой на лице. Это так здорово, трудно оторваться, но нужно. В конечном счете, мы не может пролежать в номере весь свой медовый месяц. Здесь или снаружи, мы все равно будем вместе. С этими мыслями, я привстала и немного подтянулась вперед, чтобы мое лицо оказалось на уровне лица Этьена. Атмосфера, такое пробуждение – все это как будто вызвало у меня очередной порыв страсти, потому я снова впиваюсь в губы француза, так настойчиво и требовательно, как только можно. Поцелуй недолгий, но страстный и… глубокий! Если можно так выразиться. В последнее время, я все чаще испытываю голод по отношению к мужу, порой надо утолять, даже если ты это делала целую ночь. – Пошли, - оторвавшись от языка Этьена, тихо  протягиваю я, после чего медленно сползаю с кровати.
В душе я позволила себе такой же поцелуй, только уже более продолжительный. Вода попадала в рот, но меня это не останавливало. Считайте, что это своеобразный способ испробовать воды из самой Франции! Ладони мои ездили по телу француза, по спине и рукам, и только через минут десять мы занялись тем, ради чего, собственно, и нужен был душ. Мы не разговаривали, достаточно испив водицы во время поцелуя, но нам разговоры были ни к чему. Я помылась, он помылся. Потом я потерла любимому спину, изредка и с кривой ухмылкой, которую он не видел, опуская губку и до ягодиц. Об окончании ванных процедур свидетельствовал мой кроткий чмок в спину, после чего я вышла из душа.
- Так что за сюрприз? – не могла не любопытствовать я, укутанная в полотенце и уже рыща в чемодане в поисках комплекта нижнего белья. – Ну хотя бы скажи, как мне одеваться! – после этих слов я натянула нижнее белье, и, скинув полотенце, застегнула бюстгальтер.
Этьен мастер на сюрпризы и меня переполняло любопытство. Проблема в том, что мой муж в этом плане крайне непредсказуем. Гадать что это – бесполезно. Ожерелье, концерт, ресторан, экскурсия – Этьен мог придумать все, что угодно! От того и любопытство, которое, впрочем, ни к чему не приводило, он еще ни разу не поддался, ни одни уговоры не действовали. Решив, что это дело бесполезное, я тяжело вздохнула и, все в том же нижнем белье, подошла к тумбочке и взяла в руки путеводитель, после чего присела на кровать.
- Я читала, что во Франции великолепные пляжи, - листая книжечку, протянула я. Я все еще не была уверена, планирует ли Этьен оставаться в Париже или прокатить меня по всей Франции. Ну, не по всей, разумеется, но по самой интересной ее части. – На Корсике или Сен…-Бар-те-льми, - пришлось читать по слогам, название было на французском. -  Бартельми. Да. Только это вообще остров, который находится хрен знает где, но посмотри на картинки, - с этими словами я показала мужу внутреннюю сторону книги. – Если здесь большинство пляжей такие же, то я хочу на пляж. Мы ведь съездим? 

+1

13

И вот наше первое утро. Утро четы Моро. Хотя нет, уже был день, французы уже вовсю работали, кто-то уже даже обедал! А мы все еще нежились в постели, прижимаясь друг к другу. Ах, как прекрасно было начало! Я чувствовал всем своим существом, что все вокруг нас, было нам же и посвящено! Каждый лучик солнца был для нас, каждый цветок был для нас! Даже нежнейшее постельное белье было для нас! И я был счастлив, как ребенок. Потому что я понимал, что моя жизнь удалась.
Шерри не сразу проснулась. И я был больше, чем уверен, в том, что она просто игралась со мной, как это делаю я каждое утро, в надежде, что она начнет меня будить своими горячими поцелуями и прикосновениями. Я так был воодешевлен, что, казалось, я не мог усидеть на месте. Мне хотелось ворваться в Париж со своей любовью, крепко держа свою раскрасивейшую женушку за руку и знакомить ее с тем миром, в котором она никогда не была. Я готов поспорить на что угодно, что она никогда не пробовала булочки с корицей у старого Луи! Я готов поспорить, что она никогда не кормила чесночным багетом уток в парке. Готов поспорить, она никогда не целовалась на Эйфелевой башне! Что же, в этом мы были похожи, и она станет первая женщина, которую я поцелую на вершине этого памятника! И как я мог усидеть на месте, если рядом со мной жена, ради которой я готов был горы свернуть, для которой я готов был преподнести Париж на блюде!
Я целовал ее нежное личико, сердце мое трепетало, а внутри я ликовал! Да господи, каждая клетка моего тела кричала от восторга, каждый орган вопил от радости! Даже почки дрожат от удовольствия быть рядом с любимой женщиной! Шучу, почки оставались на месте, но все равно, мне казалось, что все тело дрожит. И эта приятная дрожь от восторга приводила меня в экстаз!
-Хах, нет, выбора у тебя нет! А если будешь сопротивляться... - я ехидно улыбнулся и наклонился к уху Шерри, сладко и игриво шепча - я прижму тебя к стене своей мокрой от воды грудью и буду прижимать, ласкаясь о твое тело.. целуя твои губы, может быть тебя даже укушу.. - говоря все это, я почувствовал легкое возбуждение. Черт, мне хотелось скакать по номеру, я не мог объяснить своего состояния, но что бы это ни было, это было здорово!
-Хей, не правда! Я не торчу там так долго! И вообще, что плохого в том, что я люблю петь в душе и представлять себя танцором-диско с пышной шевелюрой и расклешенными штанам!? Это же не преступление! А если это и преступление, то арестуйте меня, лейтенант Моро! - боже, как это звучало. Как-то необычно, по-новому, но невероятно желанно. Да, признаюсь, я давно мечтал, чтобы к моей Шерри обращались теперь уже по нашей фамилии. Я любил ее девичью фамилию, но сейчас... боже, лишнее напоминание, что она только моя! Теперь даже преступники будут об этом знать, и это не могло не радовать такого сентиментального человека, как я.
Тем временем, Шерри обвила мою шею руками и начала целовать мои губы. И снова я оказался в нирване, наслаждаясь этой сладостью любимых губ! Эти поцелую кружили мне голову, и если бы я стоял на ногах, обязательно бы рухнул на пол, ибо из-за таких поцелуев подкашиваются ноги, становятся ватными. А Шерри все ласкала меня, то отрываясь от меня, то целуя вновь. И это невозможно описать словами. И вот легкий толчок, как ни странно, но все мое тело понимало, чего именно хочет вторая его половина. Поэтому я с легкостью поддался и оказался на спине, положив свои широкие ладони на бедра любимой. Жена склонилась надо мной, увлеченно целуя мое лицо. А я, зажмурив глаза, улыбался, наслаждаясь этим мгновением.
-О да! - протянул я, соглашаясь со словами Шер и вкушая ее лучезарную улыбку, словно нежное пирожное, - оу, с каких это пор ты стала ленивее меня? Не порядок! В нашей семье это моя прерогатива! - я засмеялся, ведь и вправду, меня можно было назвать настоящим ленивцем, ведь я любил поспать и поесть. Настоящий тунеядец, если бы не работал. И все же, самым любимым занятием было любить и радовать Шерри, а это уже... отчасти активная деятельность, а значит, не такой уж я и лентяй. Забавная выстроилась логическая цепочка, с которой, как ни крути, не поспоришь.
Шер на некоторое время снова легла на меня, прижимаясь лбом к моему подбородку. Я же сжал ее в объятиях, скрещивая руки у нее на спине. Я был так счастлив, что наша жизнь стала походить на сладкий сон. Я чувствовал тело жены, слышал ее горячие дыхание и все это в купе как-то возбудило меня. Но, мы две половины единого целого, мы в этом убедились и не раз. И только мне стоило подумать о чувственном поцелуи, как Шерри привстала и впилась в меня своими горячими, влажными губами, ласкаясь своим игривым язычком. И снова моя голова закружилась, вот только поцелуй не оказался слишком долгим. И то верно, у меня может случиться передоз!
-Скажи-ка, женушка, когда ты научилась читать мои мысли? - тяжело дыша от нахлынувших чувств, поинтересовался я. Ведь я никак не показывал видом, что хочу впиться в ее желанные губы поцелуем. Она просто прочитала мои мысли и удовлетворила нас своим потрясающем поцелуем!
Мы и так долго провалялись в кровати, пора было идти в душ. Но и там мы не были скоростными. Как только пошла вода, я прижал Шерри к стене своей грудью, как и грозился ей полчаса назад в кровати, когда игриво шептал ей на ухо. Это было волшебно. Наши мокрые тела, этот глубокий во всех смыслах поцелуй, эта атмосфера любви и праздника! Минут десять мы ласкались в объятиях друг друга, целуясь, страстно переплетая языки. Я утопал в нашем медовом месяце! Через десять минут нежностей и страсти, мы все же вернулись к тому, к чему шли, а именно к водным процедурам. Сначала я помогал любимой принять душ, потом она мне. Я нежно водил руками по ее животику и изогнутой грациозной спинке, прижимал ее к себе, ощущая пахом ее упругие ягодицы. Определенно так душ принимать в миллион раз приятнее! Теплая водичка, густая пена и женушка, которая натирает тебе спинку - что может быть прекраснее?? Ее руки скользили по моему телу, а я наслаждался каждым этим прикосновением, я, простите за мой французский, ловил кайф! Я почувствовал, как ее горячие губки прикоснулись ко мне коже.
Я обмотал бедра махровым полотенцем и стоял у зеркала, расчесывая свои волосы. Шерри искала что-то в чемодане в соседней комнате. Шер все любопытствовала куда же я ее поведу этим вечером. И я почему-то был уверен, что этот сюрприз ей понравится, учитывая, что я не раз был назван неуклюжим медведем, который наступает всем на ноги.
-Ага, так я тебе и сказал! - усмехнулся я, выдавливая полоску зубной пасты на щетку, - оденься во что-нибудь удобное, чтобы не стесняло твои движения, тебя ждет активное развлечение! - я итак сказал слишком много, поэтому я просто запихнул щетку в рот, теперь, даже если я буду говорить, она ничего не поймет.
Пока я возился в ванной, Шерри, сидя на кровати, проявляла интерес к Франции, предлагая не сидеть в Париже. Шер смогла заинтересовать меня, что я выполз из ванны. Пляж - эта идея казалась мне не просто чудесной, а превосходной! Когда еще удастся поваляться на песочке с любимой женой и погреть косточки? Собственно, дата отлета была открытой, мы решили не ограничивать себя рамками и вернуться в Америку тогда, когда посчитаем нужным.
-Конечно - улыбнулся я, наклоняясь к чемодану. Мне бы тоже не мешало надеть нижнее белье, - во Франции много курортов, Сен-Тропе, Ницца, можем даже в Монако съездить, так мы два государства посетим, уже можно назвать маленьким путешествием! - я достал трусы и натянул их на место полотенца, - а вообще, хотел тебя свозить в Дижон. Мой родной город, лет 20 там не был - я мечтательно отвел взгляд, вспоминая свое детство. Хоть оно и не было радужным, но оно было моим беззаботным периодом в жизни. Голод и отсутствие денег можно пережить, а одиночество - увы, это не так просто. И теперь, когда я не одинок, когда со мной моя верная спутница жизни, моя любимая Шерри, почему бы не показать ей место, где и родился ее любимый муженек.
Итак, провозившись в номере с прихорашиванием и одеванием, мы выползли в свет в четвертом часу. Я запланировал завтрак, не смотря на то, что уже даже и обед прошел, недолгую прогулку, потом переодевание и долгожданный сюрприз!
Мы вышли из отеля, я вел любимую по руку. Я знал отличное кафе недалеко от нашего отеля. Мы сели на летней террасе, официант принес нам меню. Однако этого и не потребовалось, я уже знал, чем буду угощать свою женушку. И так непривычно было снова говорить на французском! В этом было свое волшебство. Я сжал руку Шерри, лежавшую на столе.
-Ты у меня такая красивая - протянул я, любуясь своей спутницей жизни. Она и правда была прекрасна. Я широко улыбнулся ей и поцеловал ее нежную ручку.
Через некоторое время нам принесли заказ. На тарелке лежало множество круассанов с различной начинкой. Я решил, что стоит попробовать все, поэтому заказал все вкусы. Да, Шерри меня по голове не погладит, но перед нами лежала целая гора этих хрустящих булочек, где-то 15-20 штук. С шоколадом, клубникой, творожным сыром, лимонным джемом, орехами, медом, с яблоками и корицей! Все, что для Шерри было привычно - это кофе, который я тоже заказал сам, взяв смелость на себя. Шерри гостья, и я обязан ее покормить по-королевски!
-Ну, душа моя, попробуй вот этот! - я взял круассан и протянул любимой. В нем таилась нежная клубничная начинка.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-06-17 08:13:30)

+1

14

- Это разумеется, Этьен, - протянула я, когда услышала предложение съездить в Дижон. Я даже не отметала такой возможности, более того, считала очевидным, что мы туда поедем. – А еще у нас лето, солнце, пляж! Полагаюсь на твой вкус в выборе курорта.
Собственно, трудно было сказать иначе, я ведь и понятия не имела, что из себя представляют французские курорты. В общем, я сделала так, как сказал Этьен: одела легкое платье, не стесняющее движения. Надеюсь только, у него нет в планах бегать от жандармов. И все же я не пыталась задаваться вопросами. Это дело все равно бесполезное.
Наконец-то мы собрались и вышли из здания отеля. Мы приехали достаточно поздно, успело стемнеть, потому у меня не было возможности лицезреть все пейзажи города. Незнакомая местность, люди, кажется, даже воздух другой. Не удивительно, что я прижалась к французу, не отставая от него ни на шаг, но с интересом вертя головой,  и улавливая совершенно новые для себя виды. Ушли мы недалеко от отеля, но и этого хватило, чтобы я погрузилась в долгое молчание из-за слишком резких и сильных впечатлений. Кажется, я даже не сразу услышала, когда Этьен предложил мне присесть. Летняя терраса, зонтики, прекрасная погода, а мне не по себе. Наверное, это заметно отразилось на моем лице. Этьен заказывает что-то, общаясь с официантом на французском, вокруг люди, говорящие на французском, официант отвечает на французском, а я сижу и ничего не понимаю. Чувствую себя инопланетянином среди жителей другого мира, от чего становится не очень комфортно. Я пытаюсь делать вид, что все хорошо, но на лице отражается легкое смятение. Однако, это ведь нормально? Я оказалась в чужой стране, я здесь всего второй день, может, так надо? Крутя обручальное кольцо на пальце, я продолжаю вертеть головой, разглядывая здания, вид которых открывается с террасы.
- М? – наконец-то отвлекаюсь я, слыша голос Этьена. – Спасибо, - единственное, что протягиваю я на его комплимент. – А она больше, чем я думала…, - задумчиво добавляю я, смотря на Эйфелеву башню, возвышающуюся над крышами зданий.
И все никак не могу оторвать от этого строения взгляд. Не могла оторваться в номере отеля, не могу и здесь. Правильно говорят, что Эйфелева башня – символ Франции. Смотря на нее, я понимаю, что нахожусь в Париже, и даже дух захватывает. Однако, смотрела я недолго. Вскоре нам принесли заказ, и я даже слегка приоткрыла рот, а потом засмеялась.
- Серьезно? – сквозь смех проговариваю я, глядя на такое количество еды. – Этьен, мы собирались на курорт. Там надо ходить в купальнице, но боюсь после этого, я буду смотреться в купальнике немного нелепо, - однако муж уже протягивает мне  круассан. – Ладно, - безвыходно произношу я, пробуя кондитерское изделие.
На самом деле, я пробовала круассаны, но, должна признаться, в штатах вкус был совсем другой. Я сразу же промычала, почувствовав вкусную клубничную начинку, однако спешить доедать весь круассан не спешила. Хотелось попробовать, как можно больше. Меня хватило на пять половинок с различными начинками. Увы, мой желудок, в отличие от желудка Этьена, не обладал бесконечным запасом места. А тут круассаны, вдобавок кофе, не удивительно, что уже через минут пятнадцать, я облокотилась на спинку стула с таким ощущением, как будто съела все угощения, которые для меня приготовил любимый.
- Ну все, - протянула я. – Я сыта и в меня больше не лезет. Не знаю, о каком активном развлечении ты говорил, но после такого сытного завтрака, я еще часа два буду отсиживаться.
Услышав позади французскую речь, я немного обернулась, однако через секунду снова посмотрела на Этьена. Все еще не по себе, но раз так, буду смотреть на него и улыбаться. Возможно, тогда станет спокойнее.

+1

15

Одна женщина может принести столько счастья. Главное, встретить ту самую женщину, которая перевернет весь мир, откроет глаза, научит жить. Мне казалось, что я схожу с ума от одной только мысли, что Шерри сейчас рядом, держит меня за руку. Я уже представлял, как бы мы нежились на пляже лазурного берега, как бы он целовала мою грудь, а я бы натирал ее упругую грудь маслом для загара. Мы бы купили фруктов в шоколаде и бутылочку шампанского, которое бы пряталась от палящего солнца в сумке-холодильнике. От одной только мысли сердце начинало бешено стучаться. Мне стало даже как-то стыдно, что я не подумал о курортах Франции, и я был так счастлив, что Шерри предложила. Мы обязательно съездим погреть косточки и понежиться в объятиях друг друга.
Я вел Шерри, показывая улочки Парижа и восхищался ее красотой. Она была так прекрасна, заворожена очарованием города, словно ребенок. Это не могло не умилять. Я осторожно ввел ее вперед, оберегая от спешащих пешеходов или внезапно появившихся ступенек. Шер прижалась ко мне, словно боялась потеряться, но она не теряла интереса к окружающему ее миру, напротив, почувствовав меня рядом, она спокойно продолжила любоваться местными красотами.
Шерон была молчалива, когда мы пришли в кафе. Это немного меня обеспокоило, моя жена редко бывает такой задумчивой, чаще всего, когда есть какая-нибудь проблема. И чем больше она молчала, тем больше я волновался. Когда я отправил официанта выполнять заказ, я сжал ее руку, делая ей комплимент, в надежде, что она "вернется" ко мне. И мне удалось привлечь внимание Шерри, я улыбнулся ей, целуя ее сладкую ручку.
-Башня? Да, завтра мы поднимемся на самый вверх - я слегка наклонился, чтобы достать до уха любимой - и я поцелую тебя.. - я снова сел на стул, но руку Шерри так и не отпускал. С моего лица не исчезала улыбка радости и счастья, я никогда не чувствовал себя настолько хорошо и умиротворенно, словно сладкий сон, который не заканчивается, а продолжается, у него нет конца и я рад этому.
-Более чем! - довольно ответил я на смех любимой, когда принесли на "завтрак", - пробуй, не причитай - усмехнулся я, протягивая круассан, - Шерри, родная, сегодня ты сбросишь больше, чем эти круассаны! Не беспокойся.. И еще, зачем нам на пляже купальники? - игриво протянул я, откусывая круассан, который только что попробовала жена. Я не шутил, я и правда не видел смысла нам надевать купальники. Только она и я, уединившись на диком пляже, ласкаясь в объятиях друг друга. О нет, все это будем делать без купальников!
Шерри продержалась не долго, ее хватило всего лишь на пять неполных круассанчиков.
-Родная, ну это же не серьезно! - протянул я, откусывая выпечку с яблочной начинкой. Она знала, что я шучу, собственно, я без проблем справлюсь с этими круассанами, она знает, какой у меня не угасающий аппетит. Оу, и не только к еде. Еще больший голод я испытываю к своей женщине! Нам и целой жизни не хватит, чтобы насладиться друг другом! - Иди сюда - протянул я, подтягиваясь к любимой. Я поцеловал ее сахарные губки, аккуратно положив ладонь на ее щеку. Боже, разве можно представлять такую жизнь? Такую идеальную? Я оторвался от губ, и поцеловал кончик ее носа.
-Я люблю тебя - я снова уселся на свое место, не сводя с любимой взгляда. Она была такой очаровательной, как же блестел ее голубые глаза! Шерри повернулась назад, услышав французскую речь. Я понял, что это еще один повод для ее переживаний. Какой же я дурак, да, она не понимает французскую речь
-Переживаешь, что не понимаешь? - поинтересовался я, когда Шер повернулась ко мне и улыбнулась - он сказал, что расплатиться наличными.
Не знаю, как облегчит это жизнь Шерри, но теперь она знает, о чем говорил тот человек. Так интересно было за ней наблюдать, как она пытается адаптироваться к новой среде, как она испытывает культурный шок.
Доев круассаны, мы пошли гулять. В моих планах было дойти до нужного места, до сюрприза. Как раз растрясем все, что съели, посидим в парке и просто поболтаем.
-Я думаю, мы побудем в Париже еще пару дней. Правда, этого мало, чтобы увидеть весь город, но я тебе покажу свои любимые места.. - протянул я, ведя Шерри под руку куда-то вперед по тротуару. Периодически я смотрел на Шерри, следил за ее поведением, как она все с интересом изучает. И каждый раз широко улыбался, она такая очаровательная.
Время близилось к вечеру, мы сидели в парке на лавочке, солнце начинало постепенно заходить. Я загадочно улыбнулся. Место, которое я хотел показать любимой совсем было недалеко.
-Пойдем, тебе понравится - шепнул я ей на ухо и встал, подавая ей руку. Как только мы подошли к нужной улице, я остановился, - подожди, надень вот это - я протягиваю шарф и, заходя Шер за спину, помогаю завязать его на глаза. И вот я веду ее вперед, держа за обе руки и идя спиной к людям. Я подбадривал любимую, пока шел, интриговал ее. И вот, мы заходим в это место, играет музыка, слышен стук стекла, слышно топот ног, чувствуется дым. В этом месте играла энергичная музыка, латина, если я не ошибаюсь. Мы садимся за столик для двоих, я заказываю нам по бокалу легкого розового вина. Я сижу совсем рядом, обнимаю ее за плечо и, прижавшись губами к ее шее, говорю..
-Есть предположения, где мы? - протянул я. Собственно, когда она увидит, где мы, тоже не сразу поймет, что это за место.. Я провел кончиками пальцев по ее щеке, спускаясь на шею и грудь. Ничего не говоря, я поцеловал ее в щеку, а потом снял повязку.
Перед ее глазами появилась свободная площадка, за которой был самый настоящий ринг. Для чего он? Для битв. Но не простых битв, а танцевальных. Для танцоров самбы, латины, танго. Я знал, как сильно Шер любит танцевать, я пересилил себя и пару недель смотрел обучающие фильмы, что было забавным, особенно если бы кто-нибудь наблюдал за мной со стороны.. - ну как тебе? - хотя, я не думаю, что это место настолько привлекательно. Здесь нет помпезного дизайна, все просто и аккуратно, без перегрузок пространства. Все внимание должно было сконцентрировано на площадке и ринге за ней. Начало композиции, я понимаю, что нужно позвать Шерри танцевать, ведь мы же не смотреть пришли, а действовать. Я волновался, я действительно волновался, переживая, что буду выглядеть нелепо и глупо, среди всех этих танцоров. Хотя здесь были не только профессионалы, любители горячих танцев тоже были завсегдатаями этого заведения. Я сделал пару больших глотков вина, чтобы побороть страх.
-Не желаешь потанцевать со мной? - поинтересовался я, вставая со стула и протягивая Шерри руку. Я предложил не просто потанцевать, я предложил довериться мне. И Шерри согласилась. Мы вышли на площадку, вокруг нас было много народу, но я никого не замечал, видя только счастливое лицо Шерри. Мы начинаем танцевать, внимательно делая каждый шаг. Самое страшное - это поддержки. Я чувствую, когда нужно это сделать, но боюсь, что сделаю неправильно, и не дай бог покалечу любимую. И вот я ее приподнимаю, прижимая к своей груди, потом ставлю на землю...

+1

16

- На нудистский пляж я не пойду. Так что как знаешь, - вполне серьезно заявила я, хотя в голосе прослеживался явный сарказм. Разумеется, я поняла намек француза, но решила преподнести его на свой манер.
Затем, из-за моей реакции на французскую речь, Этьен быстро догадался, что же меня так сильно беспокоит. На его вопрос я лишь пожала плечами, что можно было расценивать как согласие. Он перевел мне слова незнакомого мужчины, но вот легче все равно не стало. Не будет же муж переводить мне слова каждого прохожего, а так не хочется чувствовать себя с другой планеты, чужой. Ведь у нас медовый месяц, время праздника и веселья, а я ничего не могу поделать с создавшимся дискомфортом. Вот уж не думала, что пребывание в чужой стране так скажется. Уповая на то, что эти неприятные ощущения пройдут, я продолжила пробовать кондитерские изделия, пытаясь не вслушиваться в то, что говорят вокруг. Однако сделать это было непросто. Снова слышу французскую речь из уст официанта, который, судя по всему, интересуется, нужен ли нам счет. Слышу французскую речь из уст мужа, который ему отвечает. Попутно поворачиваю голову куда-то в сторону, вместо людей желая сконцентрироваться на зданиях. Уже через несколько минут мы встаем и направляемся куда-то вперед. Я не задавала никаких вопросов. Про сюрприз все равно не узнать, да и гулять по Парижу было весьма увлекательным занятием.
- Явно не Сакраменто, - подытожила я, усаживаясь на лавочку в парке. – Мы можем сюда еще вернуться, - заметила я на слова о том, что нескольких дней мало. – Начали с Парижа и закончим на нем. А здесь можно брать машины напрокат? Ну чтобы не платить постоянно за такси, можно взять машину и ездить, если недалеко от города.
Правда, что инопланетянин.  В штатах у меня бы такого вопроса не возникла, там это обыденность, а в Европе я даже не знала, практикуют ли подобную деятельность и насколько сильно она развита. В общем, решив не задаваться подобными вопросами, я облокотилась на спинку лавочки и просто наблюдала за прохожими. Нет ничего удивительного в моем безмолвном состоянии и в этой амебности, если можно так выразиться. Я все еще чувствовала себя не в своей тарелке, вот и пыталась адаптироваться, наблюдая и изучая обстановку. Конечно, это не поможет с языком, но, надеюсь, хотя бы Этьен зачастую будет изъясняться на английском. Хоть какой-то лучик в этом языковом облаке.
По правде сказать, я не совсем понимала, в чем заключается сюрприз мужа. Сидеть вот так на скамейке? Если да, что даже это приятно и очаровательно. Раньше бы я не сочла в этом ничего интересного, но раньше в моей жизни не было Этьена. Такие предположения объяснимы. Просто он молчал, никак не выдавая этот факт. Однако потом он внезапно встал. Улыбнувшись, я встала следом, и мы снова пошагали по улочкам Парижа. Дойдя до одной улицы, Этьен внезапно остановился.
- Ты что? – с усмешкой протянула я, глядя на какую-то повязку, которой, судя по всему, муж собирался повязать мне глаза. – Это правда необходимо? – нет, я доверяла ему, но меня сегодня целый день гложет любопытство, а эта повязка лишь отдаляет меня от раскрытия тайны.
Глубоко вздохнув, я все же повернулась спиной. И вот передо мной образовался мрак, Этьен вел меня куда-то вперед, предупреждая обо всех препятствиях. Если честно, не самые приятные ощущения для человека, который пережил несколько недель слепоты. Не удивительно, что я с силой сжимала руку француза. И все же прежние воспоминания и что-то наподобие страха  не заставили меня отступить. Я шла, медленными и аккуратными шажками, но шла. И чем дальше мы направлялись, тем отчетливее слышалась музыка. Притом далеко не французская. Я приподняла  голову, осознавая, что мелодии доносятся совсем рядом, буквально из-за двери, около которой мы стоим. Несколько секунд и мы явно в помещении. Чувствую себя нелепо, ибо слышу голоса людей, а я тут с повязкой на глазах.
- Этьен, когда можно будет снять повязку? – поспешно интересуюсь я, не в восторге от того, что на меня могут смотреть любопытные зеваки, да и любопытство берет свое. – В клубе? – делаю догадку, когда мы уже уселись. – Можно уже снимать?
От света я сначала прищурилась, пытаясь разглядеть то, что вокруг. Кажется, я угадала и это клуб. Только музыка другая, энергичнее, без надоедливых и бессмысленных басов. Та самая, которую я любила. Осознав, в каком месте мы находимся, я радостно улыбнулась, после чего повернулась к французу и крепко поцеловала его в щеку, словно ребенок, которому подарили долгожданную игрушку. Сюрприз явно удался. И дело не только в том, что само место было приятным, просто в очередной раз я убеждаюсь, насколько внимателен Этьен по отношению к моим вкусам и интересам.
- Желаю, - с улыбкой протягиваю я, подавая руку мужу, не стоит упускать момент, если он сам приглашает.
Как только заиграла новая мелодия, мы начали двигаться. Я ощущала напряжение со стороны Этьена, но одновременно чувствовалась и какая-то уверенность в его движениях. Такое чувство, что он успел попрактиковаться. Я улыбалась, давая ему понять, что имеет смысл расслабиться. Мои движения были резкими и четкими, как и требовало танго. Обхватив рукой шею Этьена, я закинула ногу на его талию, после чего мой кончик носа дотронулся до его. В такой обстановке сразу перестаешь чувствовать себя чужой. И вот мы двигались и, кажется, так увлекались, что столкнулись с кем-то из танцующих. Впрочем, не ясно еще, чья это была вина. Я обернулась, услышав вызывающий тон. Девушка сказала что-то на французском, я не поняла, но и по тону все ясно.
- Тоже смотреть бы не мешало, - все еще держась рукой за плечо мужа, протянула я. Раз мы столкнулись, значит, не только мы не заметили, но и они.
- Американцы, - брезгливо фыркнул спутник той девушки на английском языке, после чего я сильнее сжала плечо Этьена, а-то еще ринется в бой. Буквально.
И как мы решили разрешить конфликт? А той самой танцевальной битвой, которая устраивалась в этом клубе. Не знаю, возможно, я поспешила, учитывая, что Этьен не был профессиональным танцором, но нужно было как-то проучить самоуверенных людишек. В конечном счете, я тоже далеко не профессионал, но когда мы с мужем танцем вместе – что-то происходит. А может и я самоуверенная. Не знаю, сейчас все выясним. Мы отошли с Этьеном в сторону, пока наши противники вышли на воображаемый ринг. Заиграла музыка, они начали двигаться. Должна признаться, очень неплохо. И даже больше! Время испугаться, но битва не проиграна, пока все в ней не поучаствуют.
- У меня есть идея, - пока играет музыка, протягиваю я в сторону француза. – Будет тоже самое, только медленнее и более плавно. Тебе нравится восточная культура? – загадочно интересуюсь я, после чего касаюсь губами щеки мужа. – Я сейчас.
Затем слышаться аплодисменты, зрители впечатлены выступлением, и я их понимаю. Но вместо того, чтобы порадоваться за соперников, я разворачиваюсь и направляюсь к диджею. Трудно объяснить на английском то, что тебе надо. Но тут в голову приходит мысль: в клубе латинские танцы, может здесь на испанском языке говорят? И я не ошибаюсь, диджей понимает мой отличный испанский и дает мне прослушать мелодии того стиля, о котором я его попросила. Оказавшись довольной выбором, я возвращаюсь к Этьену и снова прижимаюсь губами к его щеке.
- Будет легче, - шепчу я, - потому что медленнее. Расслабься. Почувствовать меня и мои движения тебе явно не составит труда, - после этого я слегка отстраняюсь и, улыбнувшись, провожу ладонью по щеке француза.
Соперники улыбаются, ожидая нашего выхода, а в это время слышится музыка. Танго? Самба? Сальса? Если бы! Слышится что-то восточное! Интересно, кто-нибудь пробовал исполнять латинские танцы под восточный мотив? Не знаю, но сегодня мы с Этьеном попробуем. Как соединиться два стиля? Очень просто. Это то же танго, только движения, как я говорила, медленнее и более плавные, но не менее четкие и резкие там, где это надо. Несмотря на музыку, это будет выглядеть, как латинский танец, я в этом не сомневалась. И вот, пропустив слишком медленно вступление, я ложу руку на плечо француза и начинаю двигаться, делая медленные и широкие шаги назад в такт музыке. Потом разворачиваюсь к нему спиной, прижимаясь к груди и закрывая глаза. Мы плавно идем вперед, все теми же широкими шагами. Я ложу ладонь на руку Тьена, которая держим меня за талию. Затем плавно разворачиваюсь, обхватывая его талию одной ногой. Он может идти назад, разница лишь в том, что делать это нужно в такт музыке.
- Ничего сложного, - шепчу я, в то время как губы мои находятся всего в нескольких миллиметрах от его.
Мы делаем один поворот вокруг своей оси, я медленно и плавно провожу ладонью от плеча Этьена до запястья, а потом обратно, останавливаясь на шее. Теперь мне уже все равно, победим мы или нет. Важен процесс, а процессом я наслаждаюсь, не просто так с огромным увлечением, раз за разом, дотрагиваюсь до своего мужа.
[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuz/folders/Default/media/c117a770-89ac-40b7-88ce-8baf11f3e4e9/24.%20Muhtesem%20Yuzyil.mp3|Мотив[/mymp3]

+1

17

Почувствовав знакомую атмосферу, Шерри расслабилась, а я не мог не радоваться этому. Ее задумчивость и молчаливость пропали, я чувствовал, как ей комфортно в этой обстановке.
И вот, я пригласил ее на танец, а сам боялся сделать что-то не так. И она это почувствовала. Всегда чувствовала. И я обожал эту невидимую связь, эти ощущения, которые она давала. Я чувствовал себя уверенным, рядом с Шерри, ничего не боялся, доверял любимой.
Шер улыбалась мне, одобряла каждое мое движение и, в конце концов, я расслабился, отдаваясь чувствам с головой. Я ощущал жар наших тел, я не видел людей вокруг, я видел только мою жену, такую страстную, желанную, притягательную, очаровательную. Она двигалась с грацией кошки, так плавно и уверенно, что я восхищался ей, восхищался каждым ее движением. Она обхватила мою шею, закинула ногу мне на талию и я почувствовал, как кончики наших носов соприкоснулись. Я широко улыбнулся, мы двинулись дальше, полностью увлеченные друг другом. Мы и не заметили, как столкнулись с другой парой на площадке.
И сейчас, как фильме, тьма рассеивается и вокруг нас появляются люди. Оказывается, мы были не одни! Я слышу, как материться девушка, недовольная этим столкновением, я слышу замечание парня.
-Иди сюда, щенок, поговорим! - крикнул я парню на английском, - и тяфкалку свою держи на поводке! - я почувствовал, как Шерри сжала мое плечо, да, я начал злиться, а она остановила. И я люблю ее за это, за то, что она всегда рядом, всегда помогает. И все же, я готов был бросить выбор всему клубу и защитить свою жену!
Шер отвела меня в сторону, я уже предвкушал, что меня успокоят и на этом все закончится, но Шерри тоже была азартной и вспыльчивой. У нее появился план, который я с ходу и не понял.
-Восточная культура? Эм, разве что кальян - протянул я, вспоминая, что вообще имеется в восточной культуре. Шерри оставила меня возле барной стойки, а сама пошла болтать с диджеем. Я недоумевал, я так и не понял, что придумала Шерри. И вот, она берет меня за руку, мы поднимаемся на ринг к нашим будущим соперникам, которые уже оттанцевали танец так, что можно только завидовать. Сердце мое заколотилось, боже, я бревно, а не танцор. Танцевать сейчас - это верный провал. Но разве я могу отказать любимой, она верит в меня, а значит, я даже не имею права сомневаться в собственных способностях.
Заиграли приятные, восточные мотивы, и теперь я понял, почему она меня спрашивала про Восток. Но как это связано с горячим и страстным танго?
-Легче? - переспрашиваю я Шерри, понимая, что мне легче будет вряд ли. Однако я готов был полностью довериться ей, я даже не сомневался в ее уверенности и в том, что я смогу расслабиться. Но так не хотелось, чтобы мы выгляди плохо из-за меня.
Шер дала понять, что пора начинать. Я сжал ее руки, Шер могла почувствовать, как сильно я волнуюсь и переживаю. Эти двое, что наехали на нас, они стояли на ринге, в стороне и смотрели на нас, ехидно улыбаясь. Но я пытался всего этого не замечать, точно так же, как и Шер старается не замечать французскую речь вокруг нее. Она делает шаги назад, я следую за ней, впиваясь в ее лазурные глаза взглядом. Мне страшно сделать ошибку. Она разворачивается ко мне спиной, прижимается ко мне и все... я забываю обо всем. О батле, об обиде, обо всем, я полностью отдаюсь этой женщине. Я расслаблен и спокоен, я снова с ней один. Никого рядом нет. Я касаюсь губами ее шеи, я ласкаю ее тело, я иду в такт музыки. И это волшебно! Настоящая арабская сказка. Шер тоже увлеклась процессом. Она провела рукой по моей руке, поднялась к шее... И вот, не выдерживая напряжения, я впиваюсь в ее сахарные губы прямо в танце. И отвлекает меня от поцелуя шум, шум аплодисментов. Народу понравилась наша чувственность, наши эмоции. Я и не надеялся на победу, но сейчас я понимал, что мы просто сделали этих двоих в сухую. Я улыбнулся Шерри, мы засмеялись. Я сжал ее в объятиях и начал кружить на месте, кажется, мы оба не ожидали подобного результата. Мы спустились с ринга. Когда хозяин заведения узнал, что мы молодожены, он угостил нас выпивкой и поздравил с победой. В память об этом дне, нам достались два красных платка, сделанных из шелка. На кончиках платков была черными нитями вышито название клуба. Как-никак, а все равно память.
-Ты великолепна - улыбнулся я Шерри, а потом поцеловал ее в губы, - как ты соблазняюще прижалась ко мне спиной в самом начале!

+1

18

На удивление, люди встретили нас тепло. Справедливости ради, мы не показали себя хуже наших противников. Да, поддержки у них были серьезнее, но по части исполнения движений, техники – мы тоже не уступали. Но взяли верх именно эмоциональностью. Этьен даже не сдержался, но я поспешила отстраниться, резко поворачивая голову и улыбаясь присутствующим. Все же мы танцуем, а не исполняем приватный танец, желая соблазнить друг друга, нужно учится держаться. Я люблю танцевать, что называется, по-настоящему, а не с примесью безудержной страсти. Нет, мне было приятно, что мои движения вызвали в муже такую реакцию, но ринг – не место для ее проявления.
Аплодисменты были заметно громче и дружественнее. Это не могло не радовать. Эмоциональность вкупе с оригинальностью, сыграли свое дело. Восточный мотив сегодня занял первое место. Даже противники не стали оспаривать превосходство, скрыв свои ухмылочки. Не знаю, что тут положено победителям, но мы снова вернулись к своему столику. Помимо этого, нас угостили бесплатной выпивкой, за что я поблагодарила хозяина заведения, и сделала это даже на французском языке. Снова неловкий момент: не очень здорово осознавать, что «merci», по сути, одно из немногих слов, которых ты знаешь, но я быстро забылась про это, вновь погружаясь в атмосферу латинских мотивов.
- За победу, - приподнимая стакан, протягиваю я. – Это танец, Этьен, - засмеялась я, когда француз заговорил о соблазняющих движениях, - так было нужно. В любом случае видишь, тебе не стоило переживать. Когда люди постоянно видят одно и то же, надо дать им что-то новое.
Я имела ввиду как раз тот самый восточный мотив. Судя по реакции людей, они здесь такого не видели. Возможно, не увидят и впредь. Сейчас вот играла уже другая латинская музыка, что-то наподобие самбы. Самбу танцевать я не умела, так что предпочла наблюдать за всем со стороны. Приятно видеть, как люди веселятся, невольно и самой хочется пуститься в пляс. К счастью, следующая композиция нравилась мне больше. Мамбо! Я не стала упускать возможности и, встав, потянула Этьена за руку прямиком к площадке, на которой творился настоящий праздник! От мужа даже не требовались четкие заученные движения, как в танго. Слушай музыку и прыгай под нее, веселись, крутись, а в нашем случае еще и просто поддавайся моим движениям. А движения мои были активные. Сразу видно, что я не танцевала какой-то сложный танец, считайте, просто веселилась под энергичную музыку. Периодически мы сталкивались с другими людьми, но кроме смеха ничего не было. Все разгорячились, когда услышали очередную энергичную мелодию в исполнению Лу Беги. Диджей четко подхватил настроение толпы. Несколько раз меня прокручивали под рукой другие люди (народу много, это своеобразный способ перехода от одной части площадки к другой), но лишь для того, чтобы я плюхалась в объятия своего мужа и продолжала веселиться. Мой брат живет на Гонолулу, интересно, у них зажигают так же? Потому что это чистое безумие, моменты смеха, улыбок и радости. Вот Этьен несколько раз прокрутил меня под рукой, с широкой улыбкой, я продолжаю двигаться. Забавно, француз так хорошо слышит музыку, что, кажется, среди его движений наблюдаются и шаги мамбо. На середине мелодии, мне понадобился паровозик. Я же американка! Мне так и горит задать тон. И все подхватили мысль достаточно быстро, собравшись в паровозик длиною во всех людей, веселящихся сегодня в клубе. Кто-то махал руками, кто-то пел, а я помахивала платком, подаренным хозяином заведения, а вторая рука лежала на руке Этьена.   
- Ух ты боже, - после долгого танца паровозиков радостно выдохнула я, плюхаясь на сиденье. Нам еще поднесли выпивку. Не посмотрев, что это, я залпом выпила все содержимое рюмки. Вроде не крепкое, или может я настолько заведена, что уже и не замечаю этого. – Жарко. Последний раз я так веселилась… давно, - я засмеялась, ведь даже вспомнить не могла, когда в последний раз позволяла себе сходить в заведение подобного рода. В Сакраменто такие есть, латинская культура сильно влияет на Калифорнию, а вот со временем беда. Потому я была неподдельно счастлива от того, что Этьен решил сделать мне такой сюрприз.
Здесь была очень дружелюбная публика. Всем, покидающим клуб, махали в знак прощания, мы не были исключением. А еще нам вручили что-то вроде небольшого кубка, за победу в танцевальном поединке. Я буду гордиться этой наградой, она из Франции, и она наша! Как только мы оказались на улице, я посмотрела куда-то наверх и закрыла глаза, глубоко вздыхая. На лице появилась широкая улыбка. Все это было чертовски весело и энергично, а я настолько заведена, что, кажется, о сне не может идти и речи. Сделав несколько шагов, я остановилась, повернувшись к Этьену. К сожалению, куда идти не знаю.
[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuz/folders/Default/media/23da02f5-7b1f-40a2-bc4c-95c78664ab13/lou_bega_-_mambo_mambo_(zaycev.net).mp3|паровозик [/mymp3]

+1

19

Все прошло, словно во сне. Казалось, мгновение – и вот заканчивается мелодия, а вместе с тем и наш танец. В процессе Шерри отстранилась от моего поцелуя, что без сомнений озадачило меня и задело. Возможно, я не сдержан, я слишком люблю ее и не умею скрывать эмоции, и подобный жест любимой меня не то, чтобы расстроил, но привел в замешательство. Ощущение, будто Шер смущается или боится показать наши чувства, а мне ведь все равно, что вокруг люди. Если я хочу поцеловать свою женщину – я ее целую.
Я достаточно быстро забыл об этом инциденте, если можно назвать подобную ситуацию именно так. Забыл, потому что нас признали лучшими. Наш танец, наши эмоции, и этот отказ на в танце, думаю, они интерпретировали, как игру со стороны Шерри, которая пытается развести в своем партнере не просто огонь, а настоящий пожар, сжирающий все на своем пути.  Мы уселись за наш столик, нас угостили выпивкой, вечер проходил не просто потрясающе, а даже как-то идеально.
-Возможно, ты права – сказал я, отпивая из бокала, - по крайней мере, логика в твоих словах есть, ведь мы выиграли.  И все-таки, ты выглядишь так соблазнительно, в этом обтягивающем платье, с этими растрепанными волосами – я провел рукой по ее волосам, мечтательно улыбаясь…
Моя жена не умели долго сидеть на месте, особенно в клубе латино. Вот уже слышатся звуки мамбо, а я вижу, как встает Шер и тянет меня за собой. Никогда не любил танцевать. Но рядом с ней я забывал об этой «не любви» к танцам. Мне хотелось учиться, совершенствоваться и все для того, чтобы она была счастлива, чтобы мы были счастливы, ведь так приятно делать  что-то для своей второй половины. И всегда пытаешься прыгнуть выше своей головы, и все ради нее. Потому что хочется выглядеть самым лучшим в ее глазах, и все равно, что ты всегда будешь для нее самым-самым, даже если ты ничего не умеешь. И мне это не нужно объяснять, ведь я тоже вижу в любимой идеальную женщину. Мою женщину. Женщину, созданную для меня одного!
Танцевать мамбо оказалось не сложно, хоть это и был мой первый раз. Я смотрел за Шерри, повторял за ней и прислушивался к ее телу. В купе получался весьма неплохой энергичный танец, но не это было главным. Главным было то, что мы вместе, у нас медовый месяц и мы веселимся по настоящему. Я напрочь забыл о том, что неуклюж и что не умею танцевать, нет, я просто отдался этому празднику жизни с головой, окунулся, почувствовал вкус. Шерри была такая счастливая, ее улыбка грела мне душу. Я улыбался ей в ответ. Мы сталкивались с людьми, но с этим больше проблем не было. Все, погрузившись в эту атмосферу, просто радовались жизни, смеялись и не думали ругаться.
Песня менялась одна за другой. Вот мы уже танцуем огромной толпой, и все равно, мы с Шерри вместе. Она прижимается ко мне, я чувствую жар ее тела. Никогда бы не мог подумать, что танцы могут так заводить. Мне хотелось продолжать, мне хотелось еще и еще, просто танцеваться с женой и ни о чем не думать! Однако Шерри на этом не останавливалась. Через пару минут мы уже всей толпой дружно вышагивали друг за другом под музыку, образуя своеобразный паровозик. Одна моя рука лежала на талии любимой, другая на бедре. Сзади меня пристроился кто-то, но я этого не замечал.
Запыхавшиеся, мы снова присели за наш столик. Перед нами поставили две рюмки, Шер свою выпила залпом и незамедлительно. Я улыбнулся ей.
-Ничего ты пьешь абрикосовую водку – я сделал небольшой глоток, никогда особо не жаловал подобный напиток, - ууу, про себя я лучше промолчу, ведь я никогда так не веселился. Пьяный дебош – это не веселье – я усмехнулся, допивая комплимент от бармена.
Когда мы собирались уходить, нам вручили что-то типа кубка. Он собой представлял что-то слитное и абстрактное, я предположил, что это такое причудливое изображение пары в танце или что-то в этом роде. Во всяком случае, выглядело красиво, пока мы отдыхали, на ней сделали соответствующую гравировку. Теперь понятно, почему его нам не сразу вручили.
Мы шли по ночным улицам Парижа, я нес в одной руке кубок, второй рукой прижимал Шерри к себе. Мы просто гуляли, никуда не торопились.
Мы о чем-то долго смеялись, пока шли, и решили присесть на лавочку. Погода была отличной, было слышно пение сверчков, лавочку освещал тусклый свет фонаря, за деревьями была видна эйфелева башня. Какое-то время мы просто сидели молча, я поглаживал Шерри ногу, она положила голову мне на плечо.
-Шер, - тихо сказал я, убеждаясь, что жена не задремала, - Шер, пообещай мне, что я всегда буду особенным. Я хочу, чтобы мы всегда так веселились. Не хочу, чтобы через пару лет все это исчезло, потому что мы будем уверенны в том, что никуда не денемся друг от друга. Это ведь неправильно так считать, или нет? …
Я как-то задумал, однако, мне хотелось, чтобы Шерри пообещала мне всегда быть такой идеальной и веселой. Я даже боюсь представить, что мы вдруг станем среднестатистическими мужем и женой, которые веселятся просмотром телевизора и выполняют супружеский долг раз в сезон. Это прям мечта дешевого комедийного сериала…

+1

20

- Ошибаешься! – тут же оспорила я слова Этьена о том, что пьяный дебош – это не веселье. – И я тебе как-нибудь это обязательно докажу, - с игривой улыбкой добавила я, дотронувшись кончиками пальцев до подбородка француза.
На самом деле, нет предела веселью. Много интересного и даже забавного, можно найти и в пьяном дебоше, все зависит от компании. А, учитывая компанию Этьена, – ему понравится эксперимент. Но сейчас мы были абсолютно трезвы (вернее, относительно, все же я выпила  рюмки три абрикосовой водки), получили поздравления и даже награду за победу в танцевальном поединке, и направились прямиком к своему отелю, пересекая улицы Парижа. Мне было непривычно, все напоминало о том, что я в чужой стране. Единственное, что было для меня родным и близким в этом незнакомом мире – это Этьен. Может, от этого я не отпускала его и не отходила ни на шаг. Мы прогуливались по улицам, я вдыхала этот необычный воздух и, одновременно, пыталась рассматривать все, что нас окружает. Периодически тянула Этьена за руку, показывая то или иное здание. «Смотри, смотри! В штатах такого не увидишь», - восторженно произносила я, словно ребенок, оказавшийся на студии «Universal», а потом мы двигались дальше. Потом мы все же присели на лавочку. Я все еще пребывала в заведенном состоянии, потому спать не хотела и с интересом разглядывала улицу, взяв Этьена под руку.
- М? – отвлеклась я, услышав француза, после чего повернула голова и посмотрела в его глаза.
Надо признать, слова мужа как-то быстро отрезвили меня. Почему-то я усмехнулась. Понимаю, он ожидал услышать что-то другое, услышать, увидеть, а я усмехнулась, посмотрев куда-то в сторону. Через несколько секунд я снова посмотрела ему в глаза, после чего дотронулась ладонью до щеки.
- Теперь ты разделяешь мои страхи? – с улыбкой протянула я, ведь на брак не решалась именно по этой причине: потому что боялась, что, дойдя до этой точки, у нас опустятся руки, мы остановимся, решив, что главное уже достигнуто. Какая ирония, теперь он тоже боится. – Ведь я боялась того же самого. Этьен, ты пообещал мне, что ничего не изменится и станет даже лучше. Так с чего ты взял, что свои взгляды изменю я? – мое лицо по-прежнему украшает добрая улыбка, ладонью я аккуратно поглаживаю щеку француза. – Кстати, по поводу «никуда не денемся»…, - не отнимая руки от лица Тьена, я задумчиво посмотрела куда-то в сторону, в голосе прослушивался сарказм, - я бы на твоем месте особо не обольщалась. Я всегда могу развестись с тобой, так что подумай прежде, чем расслабляться, - после этих слов мне оставалось только засмеяться. 
Все с тем же смехом я подалась вперед и впилась в губы француза, обхватывая его шею руками. Страшно даже представить, что  что-то может уйти из нашей жизни, это веселье, это внимание, романтика или страсть. Но мы – люди, закаленные опытом, мы будем трудиться над отношениями и уж точно не будем забывать о том, что брак – это только начало, притом начало следующего уровня, уровня который гораздо сложнее всех предыдущих. 
Я не отпускала француза несколько минут. Такое чувство, что своим долгим поцелуем я хотела доказать, что никогда не остыну. Как бы долго мы вместе ни были, как бы многого мы ни добились, во мне всегда будет пылать какой-то огонек, жаждущий самого Этьена, его внимания, его ухаживаний и сюрпризов.
- Обещаю, - наконец-то все же ответила я на его просьбу, оторвавшись и облизав губы. Ну как он может быть не особенным? Разве может мужчина сочетать в себе столько качеств? Разве может мужчина быть настолько внимательным ко мне? Разве может на свете существовать второй Этьен? Всегда говорила это: я не утверждаю, что Этьен – самый идеальный мужчина на Планете, но он самый идеальный для меня. – Самый красивый. Самый сильный, - каждый эпитет сопровождался поцелуем в щечку. - Самый веселый. Самый… французский, - после этих слов, целуя щечку, я засмеялась, ибо фантазия оставляла желать лучшего. – Самый соблазнительный. Самый особенный, - я слега отстранилась и улыбнулась. – И, честно говоря, я бы завалила тебя прямо на этой лавочке, но, мне кажется, жители Парижа не оценят. Так что пошли-ка поскорее в отель. 

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Lune de miel