Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Lune de miel


Lune de miel

Сообщений 21 страница 40 из 96

21

-Да уж, ты предлагаешь нам напиться и провести ночь за решеткой? - засмеялся я, когда Шер коснулась моего подбородка.
Да, для пьяного дебоша мы были не нужной кондиции. Пили с большими паузами танцевали и попросту выветривали алкоголь. Можно, конечно, устроить трезвый дебош, но все равно это будет не то. Не так весело или не так опасно, точно не могу сказать. Во всяком случае, сейчас как-то хотелось обойтись без нарушений законов. Так что, мы с Шерри просто присели на лавочку. Мы не устали, просто атмосфера потрясающая. Ночь, тепло, рядом любимая женщина. Можно просто посидеть и насладиться моментом. Это словно невидимое волшебство.
Да, кажется Шер и правда задремала, а может это просто действие алкоголя. Не знаю, она, казалось, не сразу вникла в сеть вопроса, поэтому по-началу просто усмехнулась. Я же продолжал улыбаться и смотреть ей в глаза, ожидая ответа. Ох, эти бесконечно голубые глаза. Пока я ждал, я снова утонул в нежнейшей лазури ее радужек.
-Теперь я твой муж, я стал лучше тебя понимать - улыбнулся я, чувствуя, как Шерри касается моей щеки. Однако Шер ловко перевела тему в шутку, снова пригрозив разводом, - дурочка! - засмеялся я. Конечно это здорово, шутить, но так спокойно говорить о разводе. Нет, для меня это, пожалуй, сложно.
А вот и компенсация, Шерри подалась вперед, и я почувствовал вкус ее сладких губок. Я прижал ее к себе, обвивая руками ее талию. Этот поцелуй был таким чувственным, таким жарким. С каждой секундой я растворялся в нем и желала большего. Вот моя рука уже скользит по талии любимой и ложиться на ее бедро. Я знал, что она всегда будет меня так целовать. Я знал, что мы никогда не растеряем нашу любовь, но Шер должна мне обещать. Так мне будет спокойнее. И только я подумал об этом, как она, оторвавшись от моих губ, сказала заветное "обещаю". Она игриво облизнула губы, сердце мое сжалось, как я хотел ее. И, похоже, наши чувства были схожими.
Она начала целовать мое лицо, приговаривая какой я. Это было невероятно приятно, я закрыл глаза и улыбался, чувствуя ее поцелуи на своей коже.
-Оу, тогда ты у меня самая австралийская австралийка! - засмеялся я в ответ, когда мне был присвоен эпитет "французский". А почему бы и нет, если моей женщине нравится моя национальность? - ты так горяча - протянул я, обнимая Шер.
-Почему же не оценят? У нас по ночам в Булонском лесу из кустов выползают трансвеститы, предлагая с ними переспать, так что, мы будем только каплей в море. Однако да, пошли в номер - несмотря на то, что ночью Париж кишит редкостными извращенцами, я предпочел бы провести ночь в теплом и уютном номере с любимой женой.
Через несколько минут мы пришли в отель. Время уже позднее, но, как ни странно, спать даже не хотелось. Мы и не думали об этом. Я смотрел на нее, на ее соблазнительные формы и понимал, что только у меня такая жена красавица! И чем больше я себе это говорил, чем больше любовался ее бедрами и талией, тем сложнее было терпеть и контролировать себя. И вот мы стоим у дверей нашего номера, я пытаюсь вставить ключ в разъем, сам не могу свести глаз с любимой. И только открывается дверь, я ставлю на пол нашу награду и прижимая Шерри к стене, страстно впиваясь в ее нежные губы. Ее руки обвили мою шею, стали взъерошивать мои волосы. Я же, приподняв любимую, прошел в гостиную и повалил ее на диван. Губы мои скользили по ее кожи, от губ к шее, от шее к ключице. Я чувствовал грудью, как стучит ее сердце. Оторвавшись на мгновение, я стянул с нее платье, что скрывало от меня тело богини. Мои губы припали к ее сахарной груди, а потом снова впились в губки Шерри.
Это была великолепная ночь. Испробовав любви, мы просто лежали, прижавшись друг к другу, я гладил обнаженную спину любимой, она прижималась губами к моей ключице, обжигая меня своим горячим дыханием.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-06-28 18:06:39)

+1

22

- Да, но ведь это не значит, что и нам пора присоединяться к их компании, - засмеялась я, услышав про трансвеститов. – Хотя, заняться сексом на лавочке – заманчивая перспектива. Но давай в следующий раз, сегодня как-то прохладно.
Потом мы все же решили пойти в отель. Этьен взял награду, и мы потопали вперед. Я чувствовала себя как нельзя бодро, не хотелось спать, не хотелось сидеть на месте, зато я знала, чем займусь по приходу в отель. По дороге я продолжала обращать внимание на все новое и незнакомое. Но самым поразительным, разумеется, была Эйфелева башня, освещаемая тысячами лампочек. Она светилась словно елочная игрушка, символизирующая о том, что мы находимся в Париже. Глядя на это, я улыбнулась, а потом повернулась к французу, безмолвно давая понять, в каком восторге нахожусь от красоты и величия Эйфелевой башни.
Ну а потом мы пошагали дальше. Навстречу нам шли разные люди, я обращала внимание и на пары. Все болтали на беглом французском, меня это и смешило и расстраивало одновременно. И вот наконец-то наше убежище показалось на горизонте. Вежливый швейцар открыл перед нами дверь, поздоровавшись на английском языке. Наверное, больше всех остальных люблю это место только из-за того, что и я здесь всех понимаю, и меня здесь все понимают.
Кажется, дойдя до номера, и я забыла о том, чем хотела заняться. Это легко объясняется лишними рюмками абрикосовой водки. Оказавшись в прихожей, я хотела двинуться вперед, но Этьен внезапно потянул меня и прижал к стене. И я поддалась, воспламеняясь новой порцией страсти и желания. Обхватив шею мужа руками, я крепко держалась за него, пока он нес меня в гостиную.
- Этьен, ух ты, там балкон! – уже лежа на диване, внезапно воскликнула я, ведь даже не замечала этой пристройки. Мы приехали поздно вечером и сразу приступили к брачной ночи, не помню, чтобы я вообще заходила в гостиную, а тут заметила небольшую террасу со стульями и столиком, да еще вид на Эйфелеву башню. Мое удивление можно понять, однако продлилось оно недолго. Этьен так и не ответил, продолжив свои действия, ну а я быстро сконцентрировалась на нем, хотя какое-то время еще и пыталась обратить внимание на обстановку гостиной. Но разве можно было долго сопротивляться его прикосновениям и губам?
Мои ноги обхватили талию француза, руки лихорадочно водили по его спине, периодически поднимаясь до волос. Через несколько секунд одна ладошка скользнула под воротник, под рубашку, дотрагиваясь до кожи Этьена на спине. Чтобы французу было легче снять с меня платье, я подняла руки, поддаваясь каждому его движению. А после снова просунула ручку под рубашку, из-за чего, кажется, оторвалось несколько пуговиц.

+1

23

Дом

Еще паре дней мы были в Париже. Шерри, кажется, привыкла к обстановке и чувствовала себя намного увереннее на улицах незнакомого ей города. Как я ей и обещал, мы собирались на пляж.
На днях я позвонил другу. Нам с Шер улыбнулась удача, в этом месяцы старый приятель не жил во Франции, поэтоу с радостью поделился своим домом на лазурном берегу. Что же, мы сняли машину, забрали ключи у его сестры и отправились навстречу новым приключениям.
Дом утопал в зелени, цветах. Казалось, что это кусочек рая. Если спуститься с возвышения, на котором покоилась эта благодать, можно было найти дикий пляж. Тот самый, про который я уже успел рассказать любимой. А что нужно двум влюбленным людям? Солнце, песок, теплое море и вторая половинка, которая натрет спинку кремом.
Мы рано утром, день в дороге и вот, ближе к вечеру мы были на месте.
-Пойдем! - с нетерпением проговорил я, подавая Шерри руку, чтобы та вышла из машины. Не успела она оказаться на твердой земле, как я подхватил ее. Нет, такую женщину нужно носить на руках. Ее ножки не должны ступать грубой земли! Она звонко смеялась, а я поставил ее на твердую почву только возле двери. Казалось, что это не вилла, а симпатичный каменный домик исключительно для двоих. Я открыл дверь и, взяв ее ручки в свои ладони, потянул за собой, впуская в дом. Мы прошли через гостиную, кухню и вышли на задний дворик. Он утопал в цветах и был до неприличия уютным.
-Идем - уже тише проговорил я, подходя к спуску. И только мы вышли из-за куста, как перед нами появился шикарный вид на бухту и на все побережье. Казалось, что это место просто создано для нас. Я прижался к Шерри, обнимая ее за талию и прижимая к себе.
-Нравится? - поинтересовался я, прижавшись губами к ее уху. На самом деле - это было моей мечтой. Жить в таком тихом месте, подальше от шумного города. Вот только спутница моя не могла без этих городов. Да, она привыкла к спешке, к шуму, а я всегда мечтал о покое. Да, но можно найти покой физический, но никогда не найти покой душевный, если рядом нет нужного человека. А у меня был. У меня есть Шерри - именно она подарила мне рай, вырастила сад в моей душе. Тогда, зачем нужен тихий домик на окраине, если мне комфортно везде, лишь бы рядом была моя жена? Однако я надеялся, что эта неделя ей запомнится на долго.
Мы приняли решение искупаться после долгого пути. Вообще, у нас планы были наполеоновские. Поторчать на пляже до захода солнца, а потом сходить в местную таверну, поесть всяких морских гадов. И не нужно морщить нос, это ведь настоящие деликатесы, которые, увы, не каждому придется по вкусу. Но, все же, лучше попробовать и пожалеть об этом, чем не попробовать и жалеть об этом вдвойне!

Мы не стали разбирать вещи. Быстро переоделись, быстро собрались и пошли в эту бухту. Ну что может быть лучше? Пляжный зонт, огромное покрывало, клубника с ананасом и бутылочка шампанского, спрятанная в сумке-холодильнике. Но все же сначала мы пошли в море.
Запрыгнув в нагретую от солнца воду, я окатил любимую морскими брызгами. Она засмеялась, началась брызгаться в ответ, на что я нырнул под воду и схватил ее за талию, выныривая на поверхность.
-Попалась! Акула поймала тебя и сейчас съест! - я демонстративно укусил ее за пальчик руки, - боишься меня? Ну хоть чуть-чуть?
Но моя жертва меня ничуть не боялась, напротив, желала укусить акулу в ответ. Повиснув на воде, как поплавки, мы погрузились в атмосферу томного и нежного поцелуя. В лучших традициях мелодрам.
Выйдя на берег, мы уселись на нашем покрывале, я открыл бутылочку шампанского, разлил по бокалам.
-Я хочу сказать тост - улыбнулся я, пряча бутылку обратно в сумку, - я хочу выпить за женщину, которая не боясь ничего, решилась стать моей музой жизни. Я клянусь, я буду благодарить тебя за это каждый день. Каждый день, я буду целовать твою ручку, напоминая о том выборе, что ты сделала. И я буду предан тебе, потому что ты никогда во мне не сомневалась - я взял ее руку и поцеловал кольцо на безымянном пальце, а после, мы звонко чокнулись бокалами и испробовали вкус шампанского.
-Хочешь клубничку? - полюбопытствовал я, доставая ягоду из коробки.

+2

24

За прошедшие дни, мы увидели и побывали в разных местах. Помимо этого, я неустанно связывалась с родственниками и извинялась за то, что все произошло настолько спонтанно, несмотря на то, что особой вины не испытывала. Влюбленные вместе, пусть и такой ценой. Жалеть не о чем. Не повременила я и с отправкой сообщений, а потом и сообщения электронной почтой, Бруклин. В частности попросила прислать ник в скайпе, чтобы можно было связываться хотя бы по вечерам. По правде сказать, я сильно скучала по Дэнни, Меган и Бруше, но, слава Богу, вспоминала об этом только в такие вечера, когда связывалась с ними. В остальное же время, я отвлекалась, делала то, ради чего, собственно, и прилетела в Париж: расслаблялась и получала удовольствие бок о бок со своим французом.
Не сказать, чтобы за пару дней в Париже, я как-то освоилась и перестала испытывать дискомфорт. Все же на это требовалось больше времени, а мы уже собрались уезжать на Лазурный берег. И меня это крайне радовало! В Сакраменто не было пляжей, порой я летала в Лос-Анджелес, к брату в Гонолулу, но ведь все это не сравнить с отдыхом во Франции, да еще в компании любимого человека, мужа. Так что, я была крайне довольна сложившимися обстоятельствами, как и  тем, что мы вскоре будем нежиться на пляже. Солнце, море и песок – настоящий отдых! А потом вернемся в Париж, я была решительно настроена привыкнуть к этому городу, да и на Эйфелевой башне так и не успели побывать, а ведь это основная цель всего путешествия.
- А ты меня познакомишь с этим другом? – поинтересовалась я у Этьена, как раз когда мы направлялись к домику, который принадлежал приятелю мужа.
Я знала, что этот мужчина сейчас в отъезде, но познакомиться с ним хотела, как и с другими друзьями Этьена. Я хотела познакомиться с его жизнью, несвязанной с другими женщинами, с жизнью, в которой были хорошие друзья и родственники.
Я даже и не заметила, как мы приехали. И я влюбилась в это место с первого взгляда. Ярко улыбаясь, я подаю руку Этьену и выхожу из машины. В глаза бьет яркое солнце, на улице потрясающе, вокруг все завораживает. А я и очухаться от этого не успеваю, как оказываюсь на руках у мужа.  Он несет меня до красивого домика, а мне уже не терпится узнать, что кроиться за дверью, а главное, за самим домиком. Мы быстро проходим в помещение и оказываемся на заднем дворе. Внутри меня все замирает. Такая красота. Сравниться это может только с видом Гонолулу, да и то совсем другая атмосфера. Приоткрыв рот, я неотрывно смотрела на эту красоту. Голос Этьена как-то разбудил меня. Улыбнувшись, я прижалась к нему еще сильнее и, повернув голову, дотронулась губами до его щеки.
- Здесь просто чудесно, - прошептала я, хотя слова трудно подбирать, эту красоту надо видеть. Через несколько секунд я повернулась к Этьена лицом и крепко обняла его. Ничего не сказала, но это безмолвная благодарность. Ведь он привез меня сюда, он показал это прекрасное место. – Я тебя за это обязательно отблагодарю, - отстранившись, игриво заметила я, после чего чмокнула Тьена в губы. В чем будет заключаться благодарность, знала только я, но муж, наверняка, догадывался.
Мы решили не тратить время. Просто затащили вещи в домик, нашли плавки, тунику и купальник, очки, переоделись и сразу направились на пляж. Людей было достаточно, но мы врятли замечали кого-нибудь. Я тут же окунулась в теплую воду. Ощущения… не описать. Светит солнце, море, песок, любимый муж. Боюсь привыкнуть к этому. Я нырнула, однако когда оказалась на поверхности, Этьена рядом не было. Оказалось, мужу передалось мое замечательно настроение, ибо через несколько секунд я оказалась подхваченной.
- Ау! – воскликнула я. – Ты вроде не пил, - смеюсь я, когда муж начинает нести чухню про акулу.
Потом я еще немного поплавала. Люблю воду. Однако, устав, мы вернулись на берег, где нас ждало шампанское. Улегшись рядом с Этьеном, я взяла свой бокал и приподняла его. По правде сказать, стало даже не по себе от такого тоста. Однако я благодарно чмокнула мужа в губы, после чего отпила немного шампанского. Затем я улеглась на спину, нежась на уже вечернем солнце. И все же было совсем не холодно, напротив, я бы сказала, душно и жарко. В это время Этьен предлагает мне клубнику. Приспустив очки, я смотрю то на него, то на ягоду.
- Хочу, - с этими словами залажу на француза, заваливая его на спину, сама стою над ним на четвереньках. Съев с рук клубнику, я слегка наклонилась, дотрагиваясь губами до его уха. – Можно спросить у тебя кое о чем нескромном? – впрочем, какая скромность? Мы уже муж и жена.  – Расскажи мне о своих фантазиях…, - неожиданный поворот событий, верно? Ехидно улыбаясь, я продолжаю играть с мочкой уха любимого, несмотря на то, что вокруг есть люди. Ну не верю я, что у него ни разу не было каких-нибудь похабных фантазий! – Ну давай, ну ведь не могла ни быть! Хотя бы в подростковом возрасте. Султан и наложница? Пациент и медсестра? Пони и единорог? – после этих слов я и сама засмеялась. Сильно испугаюсь, если относительно последнего окажусь правой. – Пошли, расскажешь по дороге. Только не врать!
Мне хотелось немного пройтись по пляжу, помочить ноги в воде. Я нацепила тунику, и мы пошли вдоль длинного побережья. Я приобняла француза сбоку, мы медленно вышагивали вперед, осматривая пляж.

+2

25

Не смотря на то, что мы были далеко, Сакраменто и Даллас все равно были рядом. В удобную минутку Шер связывалась с родственниками, а я присоединялся к ней, ведь это теперь и моя семья. Непривычно, конечно. Всю жизнь быть одиночкой, а здесь приобрести целое семейство, которое, как ни странно, приняло тебя, как родного, без лишних вопросов, без левых подозрений.
И конечно же дети. Неожиданно для самого себя, я стал отцом большого семейства. Привязался к каждому, без исключений. Поэтому я был рад общаться с ними в тихие вечера, когда Шерон налаживала связь с Сакраменто. Так же, я общался с Габи, поддерживал дружеские отношения, хоть это было и не просто. Слава Богу Дэми всегда поддерживал его.
Однако родственники родственниками, но я был полностью растворен в Шерри. Все наше время было посвящено друг другу. И вот, одно из мест нашего медового месяца - Лазурный берег. Я был счастлив подарить любимой этот кусочек рая.
-Если он приедет из Бельгии, то конечно, устрою встречу - скромно улыбнулся я. Что же, мой друг был очередным архитектором, который любил со мной спорить. Часто он мне проигрывал. Ему повезло, что от отца у него осталось хорошее наследство, иначе бы остался без штанов. А сейчас он успешен и богат. Собственно, он проиграл спор, утверждая, что я никогда не женюсь. Да я и сам так думал, пока не встретил мою Шерри.
Однако дом его был шикарен. Я видел, как он нравился Шер, как она с интересом рассматривала интерьеры. И все, чего нам сейчас хотелось, это отдохнуть на пляже после долгой дороги.
На пляже было не много людей. Большинство из них уже собирались в своих отелях или домах поужинать в теплой компании. Мы же с Шерри не торопились. Так приятно было наслаждаться соленым воздухом, теплым солнцем, клубникой с шампанским и любимой женщиной, которая сейчас была рядом.
Я предложил жене ягоду. Она согласилась и, завалив меня на спину, игриво съела клубнику с моих рук. Я облизнул пальцы, по которым стекал сок клубники.
-Нескромный вопрос? Ты меня прямо-таки заинтриговала - так же тихо ответил я на ее слова. Однако я никак не ожидал подобного поворота событий. Фантазии - это и есть тема сегодняшнего вечера. Я как-то призадумался, ведь фантазия фантазии рознь. У меня много было фантазий, на разные темы. Однако мою женушку интересовали, как не странно, мои мысли сексуального характера.
Она мне дала время на раздумья. Ей хотелось прогуляться вместе со мной и просто поболтать о чем-то таком, о чем мы уже не можем стесняться. А чего стесняться, мы ведь должна знать все друг о друге. И если она хочет знать о моих фантазиях, то почему я должен скрывать?
Шерри обнимала меня за талию, прижимаясь к моему боку. Мы шли, морские языки ласкали наши ноги, солнце пригревало нас, ветер гладил нашу горячую кожу.
-Значит фантазии? Что же, ролевые игры меня никогда не прельщали, я как-то обычно обходился малым. Ну, скажем так, не было того человека, с которым бы хотелось безумствовать. В подростковом возрасте? Нет, пожалуй, похабно мыслить я стал в университете. По мне, так извращенной фантазией был анальный секс, - я замялся. Надеюсь, Шерри не подумала, что мои студенческие фантазии вдруг распространяться на нее. Тогда, под действием травки и порнухи.. молодым был, дураком был. Сейчас, мне этого и не нужно было. Ведь мне всего хватало в достатке.
-Может быть, если попробовать эм, какие-нибудь новые позы? Просто мне некогда фантазировать на подобные темы. Благодаря тебе, у меня просто нет на это времени! - я поцеловал любимую в плечо, намекая, что с нашим регулярным сексом разве можно о чем-то еще мечтать? мечты уже давно сбылись.
-Раз уж пошла об этом речь, а какие у тебя фантазии, пони и единорог? - я вспомнил эту фразу. Да, было бы странно, но, развивая эту мысль, можно было бы предположить, что именно будет выступать как единорожий рог.

После откровений на пляже, мы вернулись в дом. Сегодня нам предстояло поужинать в местной таверне. Я был здесь всего пару раз и навсегда влюбился в кухню маленького и неприметного заведения.
Мы собрались и пришли в нужное место. Столик нас уже ждал. В бокалы разлили белое вино, я усадил Шер на стул, сам сел напротив. Играла приятная, живая музыка, слышался звук шумящих волн, чувствовались запахи еды и тропических цветов, вьющихся вокруг летней террасы. Пока нам не принесли блюдо, я поднял бокал.
-За нас! - улыбнувшись, проговорил я, звонко чокаясь с бокалом Шерри, - Шер, - начал я, вертя бокал в руке, - а что тебе во мне не нравится? Пусть сегодня будет вечер откровений - улыбнулся я, в надежде узнать что-нибудь о себе. Узнать и искоренить. Ведь меняться никогда не поздно, я это доказал сам себе.

+1

26

Не знаю, что меня дернуло задать подобный вопрос. Наверное, если уже знать друг друга, то знать от начала и до конца, ну а тем более такие вещи. И все же, я не услышала то,  о чем интересовалась. Вместо этого Этьен поделился иными фантазиями, которые тут же вызвали у меня смех. Но не потому, что те были бредовыми, просто это отнюдь не то, о чем я спрашивала.
- Этьен! – смеясь, проговорила я, убирая руки от француза. - Я спрашивала о ролевых играх, а не о позах.
Ну и, признаться, было немного оскорбительным выслушивать предложение попробовать чего-то нового, в то время как и спрашивал совсем о другом, и был уверен в том, что у нас интимная жизнь и без того полна разнообразия. В общем, прогуливаясь по пляжу, пришлось переваривать откровенный ответ мужа. Я успела пожалеть о том, что вообще поинтересовалась этим, но уже ничего не поделаешь. Я обогнала Этьена, после чего остановилась в нескольких метрах от него, вглядываясь куда-то в горизонт. Уже темнело, но от этого на улице становилось все лучше и лучше. Люди уже не купались. Кто-то просто лежал на остывающем песке, кто-то ходил, а кто-то собирал вещи. Я же смотрела вперед, оценивая невиданную красоту Лазурного берега.
- А? – вопрос Этьена меня немного отвлек. Становилось прохладно, потому я быстро скрестила руки на груди. – Ты мне о своей так и не сказал, с чего это мне говорить? – усмехнулась я, ведь позы – не фантазия.
До конца была уверена в том, что у француза достаточно развитая фантазия, чтобы и в этом плане преуспеть, потому не очень верилось в то, что он никогда и ни о чем не думал. А может так оно и есть. В любом случае, я услышала сегодня совсем не то, на что рассчитывала, потому не стала и развивать эту тему. Постояв так немного на берегу, мы вернулись в домик. Этьен захотел посетить какую-то таверну, я же хотела провести немного времени с ним наедине, ведь мы только сегодня приехали, но спорить не стала. Видимо, муж уже бывал в том заведении и очень хотел посетить его еще раз. А он и без того выполняет все мои капризы, даже привез меня на другой конец Франции, как только я захотела немного солнце и песка, пришло время сделать так, как хотел он. Я переоделась, и мы пришли в какое-то заведение.
- Здесь… мило, - неловко протянула я, не в силах подобрать других слов. – Ой нет, спасибо, я не буду, - улыбнулась я официанту, который хотел налить мне белого вина. – Не люблю белое. Можно сока? Любого, - буквально через минуту мой стакан заполнился апельсиновым соком. – За нас.
Отпив немного сока, я снова начала вертеть головой, осматривая все вокруг. Окружение действительно напоминало Гонолулу. Странно и непривычно. Однако от анализа меня снова отвлек Этьен, и отвлек достаточно интересным вопросом. По правде сказать, я даже немного растерялась, потому, прежде чем открыть рот, допила весь апельсиновый сок. Да и что сказать? Я даже не знаю.
- Я не знаю, Этьен, - честно ответила я, ведь этот вопрос застал меня врасплох, так сразу не сосредоточиться. – Послушай, а может… пойдем?
Но мы еще посидели немного, зато потом отправились домой. Мне было интересно осмотреть весь домик, однако, вместо этого, я вышла на задний двор, погрузившись в настроение задумчивости, что ли. Я присела на лавочку, поджав ноги под себя и наблюдая за морскими волнами. Поднялся ветер, было холодно, но все же так спокойно.

+1

27

Было видно, что Шерри не ожидала подобного вопроса от меня. Да и я начал жалеть, что не подыграл ей в нужный момент. Фантазии? Не знаю почему, но на эту тему я не фантазировал. Хотя нет, я лукавлю, у меня была одна мыслишка, но, увы, она никак не связана с ролевой игрой. Конечно, можно было обыграть, что я кондитер, а Шерри торт, но.. это уже откровенное извращение. А вот игра с едой, против этого я ничего не имел, но Шерон как-то не решился сказать. Боялся, что я отвергнет это. Неприятно, когда близкие не принимают твои мысли, а напротив критикуют или отвергают.
Я чувствовал себя как-то виновато перед Шерон. Она мигом стала задумчивая и неразговорчивая, делиться своими фантазиями она и вовсе отказалась. Мне лишь оставалось смириться, я не собирался выпытывать у нее правду.
И как-то после всего этого вечер не заладился. Шерри без всякого энтузиазма собиралась в таверну, которую мне так хотелось показать ей. Когда я говорил, что был пару раз - я не врал. Первый раз мне удалось здесь побывать, когда я был ребенком. Бабушка, получив приглашение от своей кузины навестить ее, взяла меня с собой и привезла на Лазурный берег. Мне здесь нравилось. Я гулял по берегу вечерами, играл с местным собаками и кидал камушки с местными мальчишками. Однако, когда мы пришли в эту таверну, мы потратили все деньги, что у нас были. Но зато это был самый вкусный ужин на последние деньги. А потом мы вернулись в Дижон, в привычную, серую рутину. Второй раз, когда мы гуляли на свадьбе Мишеля. Собственно, это и была его вилла. С женой он развелся, но дом все-таки смог оставить себе. Но тогда мы хорошо погуляли в этой таверне, наелись до отвела и сразу легли спать. Смешно, обычно мои праздники заканчивались по-другому и в другой компании, но тогда все было по-другому.
И вот, я третий раз в этом месте, и я понимаю, что все идет не так, как должно было. Нет, в моих фантазиях все по-другому. Черт, опять фантазии. Так значит, я умею и могу фантазировать, просто не замечаю? Неужели Шерри не весела именно из-за этого? Из-за того, что я не разделил ее интерес к ролевым играм, или что?
Первое, что было странным - это отказ от вина. Я, словно алкоголик со стажем, пил в одиночестве, в то время как Шер пила сок. Она всем видом показывала, что ей хотелось бы вернуться домой, а я понимал, что все это из-за меня. Понимал, но не хотел признавать. Возможно, это и есть моя ошибка.
На ее просьбу уйти поскорей я лишь молча кивнул, смущенно попивая вино. Я не знал, что сказать, что сделать. Я вмиг почувствовал глупым и неопытным мальчишкой, который не знает, как развеселить женщину, как поухаживать за ней. Я постукивал пальцем по бокалу, иногда смотрел на Шер, но как только ловил ее взгляд на себе, сразу отводил глаза в сторону. Я чувствовал какое-то напряжение, которое мне совсем не нравилось. Это словно плохое предчувствие, или знак или что-то в этом роде.
Я попросил официанта завернуть наш ужин с собой. Резким жестом я ему показал, что спрашивать про их таверну, про уровень обслуживания и т.д. сейчас как минимум не корректно. Не знаю, что он придумал в своей голове, по какой причине мы уходим, но что бы то ни было, я не хотел этого знать. Меня больше интересовало настроение Шерон, которое поменялось как-то резко и неожиданно.
Я заплатил по счету, забрал пакет с устрицами и прочими моллюсками, и пошел вместе с женой домой. Пока я возился на кухне и с чемоданами (да, порой во мне просыпается отчаянная домохозяйка), Шерри вышла на задний дворик. На Лазурном берегу по вечерам прохладно, так что, я вышел на задний дворик с пледом, аккуратно кладя его плечи Шерон. Я сел рядом, посмотрел в сторону моря, а потом повернул голову к Шерон.
-Радость моя, почему ты хмурнее тучи? - я положил свою ладонь на ее руку. По мне было видно, что я не просто беспокоюсь, я искренне переживаю и самоистязаю себя. Все в моем духе, - это из-за разговора на пляже? - я все-таки решился поделиться собственной догадкой.

+1

28

На улице становилось прохладно. Забавная вещь: в таких местах, как в пустынях, днем жарит солнце, а вот ночью придется несладко, если помимо короткой футболки и шортиков на вас ничего нет. И все же я не замечала прохладного ветерка, шедшего со стороны моря. Ведь помимо холода, он приносил с собой приятные запахи, чувствуя которые, было невозможно не улыбнуться. От чего такая задумчивость? И сама не пойму. Да и не успела понять, позади послышался звук открывающейся двери. Этьен, - сразу же подумала я, слегка опуская голову, ибо чувствовала вину перед ним. У нас медовый месяц, мы на шикарном пляже, а у меня вот такое настроение. Но муж, вместо слов, накрыл мои плечи теплым пледом. Я лишь благодарно улыбнулась ему, следя, как Тьен садиться рядом. Его вопрос был вполне закономерен.
- Нет, нет, - тут же с грустной усмешкой протянула я, сковывая пальцы наших рук в замок. Разговор на пляже действительно не имел к такому настроению никакого отношения. Думаю, я уже успела забыть об этом недоразумении (по крайней мере, я этот разговор так называла). – Дело не в этом.
А в чем? Я и сама не могла объяснить. Просто задумчиво смотрела на горизонт, вслушивалась в звуки моря, горящих костров и разговаривающих людей. Может я устала, а может до меня только сейчас дошло, что мы все в моей жизни коренным образом  изменилось. В любом случае, посидеть и подумать никогда не помешает. Сегодня такая, завтра буду совсем другой. И я не стала говорить о своих мыслях Этьену, пусть и чувствовала, что он корит в таком настроении себя. Вместо слов, я просто поцеловала его ладонь и встала.
- Уже поздно, я пойду… спать, - я пыталась улыбаться, хотя все равно было видно, что что-то не так. – Завтра все будет хорошо, - уверила я француза. – Наверное, просто смена обстановки так действует. Спокойной ночи, дорогой. Приходи, - держа плед, чтобы не спал, я наклонилась и поцеловала мужа в лоб, после чего пошла внутрь дома.
Наверное, Этьену нужно было еще позапирать двери и прочее, не знаю, какие там ему указания дал его друг. Так что, спать я отправилась первой. По правде сказать, спальню нашла не с первого раза. Сначала зашла в хозяйскую комнату, такую просторную и красивую. Надеюсь, спальня для гостей будет не хуже. И я не ошиблась. Возможно, чуть меньше, но не менее приятная для глаз. Вещи мы так и не разобрали, так что я быстро переоделась в ночную сорочку, почистила зубы, умыла лицо и легла спать. Возможно завтра, настроение будет иным и я даже посмеюсь с сегодняшней хандры.

+1

29

Настроение Шерон меня никак не радовало. Странное дело, но мы были связаны невидимыми нитями - грустно ей, грустно и мне. Стоило ли мне вообще вспоминать о том, как Шерон чувствовала мой жар через другую комнату. Все это можно отнести к разряду чудес, не иначе, ведь другого объяснения мы оба найти не могли. И сейчас, я чувствовал внутри себя пожирающую тоску. Это чувство образовалось без причины, и поглощало меня, как воронка. Ах, если бы я только мог забрать всю грусть себе, Шерри бы сейчас улыбнулась мне своей лучезарной улыбкой. Но я видел лишь печаль в ее глазах. Казалось, что этот чистейший аквамарин поблек, отчего мне становилось не по себе.
-Тогда в чем, родная? - не унимался я, когда Шер пыталась успокоить, отрицая мои догадки. Сегодня, пожалуй, я до конца осознал, что значит быть половиной чего-то целого. Я не могу быть спокойным и радостным, когда вторая моя половина даже не может улыбнуться. Она сжимала мою руку, и лишь это придавала мне сил. Не раскисать. Сердце сжалось, когда ее горячие губы коснулись моей руки. Я тяжело вздохнул.
Шерон не стала долго сидеть, а решила пойти и лечь спать. И это мне тоже не нравилось. Она редко когда уходила спать без меня. Обычно мы все делали вместе, и даже уходили спать в одно и то же время, буквально держась за руки. В общем, эти резкие перемены остались для меня загадкой. Я отпустил Шерри, молча кивнув. Не знаю, поняла ли она, что в душе у меня настоящая паника, что я кричать готов от непонимания. У меня словно все пошло не по плану, все рушиться, а я не могу понять из-за чего. А может Шерон права? Завтра все будет хорошо? И не стоит так себя накручивать? Но я по другому не умел, и я уже начинал беспокоиться, что первые дни брака пошли насмарку. Неужели я и правда человек, не созданный для семьи? Пару дней и все, моя жена уже не хочет со мной вместе ложиться спать.
Я позволил себе выпить пол бокала вина, чтобы хоть как-то успокоить вспыхнувший вулкан в моей груди.
Я пришел в спальню, Шерри уже лежала. Но я не чувствовал, что она уже спала. Скорее просто отдыхала, думала, рассуждала. Я принял душ, умылся и прилег рядом с женой, прижимаясь к ней и обнимая за талию. Губы мои коснулись ее шее.
-Любимая, ты спишь? - пожалуй, это самый глупый вопрос в мире, но я задал его для достоверности, - Шерри, прости меня, хорошо? Я виноват..
Однако она не подавала виду, и я решил, что говорю спящему человеку.
Этой ночью я спал не просто плохо, а отвратительно. Я постоянно просыпался, а потом подолгу не могу уснуть, ворочаясь в кровати и боясь разбудить любимую. В итоге, я почти не спал и проснулся до смешного рано. Кто в свой выходной просыпается в 6 утра?
Я бродил по дому, придумывая себе занятие. Мне не хотелось будить Шерри, казалось, что у нее был крепкий сон. Ее вечернее поведение я попытался списать на смену обстановки, тоску по дому и т.д.  Мне не хотелось до конца верить в то, что я плохой муж.
В общем, я решил, что логичнее всего приготовить завтрак к пробуждению Шерри и принести его в постель,  в лучших традициях романтики. Я написал ей записку на тот случай, если она проснется, а меня не будет рядом. Я поехал на местный рынок, купить все самое лучшее. Через час я уже был дома. Рынки здесь открываются рано, чтобы местные кулинары могли закупить продукты и испечь свежайшие булочки к завтраку. Я же не был исключением.
Приехав домой, я принялся за готовку. Процесс приготовления пищи меня успокаивал. Чувствовал себя мастером, который создает маленький, но все же шедевр. А для какой публики! Для любимой жены! Да, ради это стоит жить!
Меню на сегодня было обширным, если я увлекался, меня было не остановить. Тем более, мне приходилось передвигаться как можно тише, чтобы не разбудить Шерон. Да и незнакомая, чужая кухня заметно замедляла скорость. 
Уже было 11, когда я полностью закончил готовить и убрался на кухне. Я приготовил венские вафли, раздобыл лавандовый мед, поставил в вазу на поднос аккуратный букетик, купленный у пожилой цветочницы на рынке, положил тарелку с сырами и приготовил свежий сок. А ведь это только начало. Если переместить Шер на кухню, ее ждало много разных вкусностей.
Я зашел в спальню с подносом. Шер еще спала. Поставив поднос на тумбу, я присел на корточки рядом с кроватью и, положив руки на одеяло, дотянулся до носа Шер, аккуратно целуя его кончик.
-Просыпайся, сладкая моя - шептал я, улыбаясь, как же очаровательно она пробуждалась, хлопая своими глазами, - у меня для тебя сюрприз. Вкуснейший завтрак на побережье прямо в постель. Давай, вставай
Я встал на ноги и снова взял поднос, демонстрируя любимой то, что я приготовил для нее.

+1

30

Не знаю, как скоро я уснула. Другое место, другая атмосфера, да и Этьена рядом не было, я уже было начала жалеть, что ушла раньше. Но вскоре Морфей начал приходить. Отдаленно я слышала голос мужа, он о чем-то спрашивал. Но нет, я решила, что это сон, глупый сон, ведь ему себя винить не в чем. Так и уснула, не став поддаваться, а-то заговорю во сне. Спала я спокойно, все-таки морской воздух давал о себе знать. А проснулась, услышав знакомый голос. Я слегка улыбнулась, пытаясь открыть глаза. Яркое солнце светило в лицо, холод вчерашнего вечера ушел, было тепло.
- Ммм, - промычала я, это единственное, что я спросонья смогла сделать, а после все же заставила себя открыть глаза. – Доброе утро. Что? – снова сонно протянула я, услышав что-то про завтрак на побережье.
С утра голова все еще не соображала, но, взглянув на тумбочку, я увидела поднос, который был заполнен едой. Увидев это, я как-то сразу проснулась. Слегка пристав, я усмехнулась, после чего посмотрела на Этьена, который уже взял поднос на руки. Да, такая забота не впервой, но, почему-то я вспомнила вчерашний сон, который, с утра, почему-то перестает таковым казаться. Нет, это был не сон. Я просто была в полудреме, и Этьен в действительности шептал мне на ушко, просил прощения. За что и почему? Я так и не стала уточнять, усаживаясь поудобнее и готовясь испробовать утренний завтрак, несмотря на то, что утром мне, как правило, кроме кофе никогда и ничего не хотелось. Но я не могла отказать. Не знаю, во сколько муж проснулся, чтобы порадовать меня, а при мыслях о такой заботе, невольно просыпается аппетит, а на лице появляется улыбка.
- Спасибо, - благодарно произношу я, замечая даже небольшой букетик, украшающий поднос. – А себе ты тоже сделал? – ну я же не буду завтракать одна.
Пододвинув подушки, я устроилась удобнее, позволяя французу поставить поднос около моих ног. С количеством еды, кажется, он даже переборщил, но я с удовольствием попробовала вафли, один кусочек сыра и выпила весь сок. За ночь меня замучила жажда. А затем, смотря на француза, я решила вернуться ко вчерашнему дню, чтобы он не чувствовал себя виноватым, почем зря. Отставив поднос на тумбочку, я немного пододвинулась вперед, к Этьену, поджимая под себя ноги. Всем своим видом я выдавала то, что сейчас собираюсь о чем-то поговорить. Сегодня, к слову, настроение у меня лучше, по крайней мере, я не чувствую того уныния.
- Послушай, Тьен…, - неловко начала я, сомкнув пальцы рук в замок. – Тебе не за что вчера было просить прощения. Ты ведь не виноват в том, что у твоей женушки началась хандра, - после этих слов я как-то грустно усмехнулась. Но не потому, что у меня снова началось что-то подобное, а потому что было неприятно осознавать, что вынудила Этьена чувствовать себя настолько некомфортно. – Большое спасибо за завтрак, - я снова улыбаюсь, только на сей раз более счастливой улыбкой. – Рано встал, наверное? – с этими словами я повернула голову в сторону, и случайно увидела бумажку, от чего сразу усмехнулась. Наверняка, записка. – Ну, все в порядке? – с улыбкой я приблизилась к французу, надеясь, что он забудет вчерашний вечер и, одновременно, в ожидании утреннего поцелуя, разумеется.

+1

31

Шерри наконец-то проснулась, и я поставил поднос ей на ноги, как только она села на кровати. Я был счастлив, что могу ее так радовать, так баловать, мою сахарную девочку. Я готов был окружить заботой любимую до конца жизни. Она знала об этом еще с тех пор, как ослепла. Когда я готов был сдувать с нее пылинки, не взирая ни на что. Потому что я любил ее, потому что она была моим сокровищем. И сейчас, думая об этом, я становился самым счастливым на свете.
-Да я уже все утро ем, - усмехнулся я. Вообще я ем, когда у меня стресс, но здесь в ходе готовки, я не мог отказать себе и не попробовать, - Шерри, это только малая часть того, что я сделал для тебя - протянул я, вспоминая, что на кухне еще булочки с корицей, салат, да еще и не стоит забывать про моллюсков, которые ждут своего звездного часа в холодильнике.
-Так что, кушай на здоровье - улыбнулся я. Не знаю, как это объяснить, но я любил наблюдать за ней. Как она спит, как она есть, как моется, даже просто, как сидит и о чем-то думает. В ней было столько природного очарования, что этим просто нельзя было налюбоваться вдоволь. Всегда хотелось еще. Смотреть на нее целыми часами, потому что моя женщина прекрасна. Я это не устану повторять, я не устану доказывать всему миру!
Итак, я сидел рядом и смотрел, как Шерри кушает свой завтрак. Возможно, это выглядело со стороны весьма странно, но мне нравилось любоваться Шерри. Через некоторое время, когда она наелась, однако я больше, чем уверен в том, что она покушала из вежливости и уважения ко мне, чем из потребности ее организма, она убрала поднос в сторону. Я понял, что она хочет мне что-то сказать. И я не мог понять, что-то плохое или хорошее. Но вчера она мне обещала, что все будет хорошо, поэтому я старался не беспокоиться по этому поводу. Если она обещала, значит все будет хорошо.
-Шер, она у тебя началась так резко и, пожалуй, неожиданно, что я и не понял. Просто, я извинился за то, что не сообразил сразу, что именно тебе нужно. Потащил в эту таверну, да еще и эти вопросы про фантазии - да, мне все это не давало покоя. У меня было чувство, что я ей соврал, ей богу, от того мне было паршиво на душе.
-Я знаю, сейчас поздно уже откровенничать, но, чтобы ты знала, я не против поиграть в ролевые игры. Это даже интересно посмотреть, кем мы можем быть кроме полицейского и преподавателя искусств. Эм, а что касается моих фантазий, это извращение, но мне всегда было интересно поиграть с едой, ну там взбитые сливки, мед, джем..
Я выдохнул. Забавно, мы муж и жена, а я испытал какое-то смущение. Я ведь не должен это испытывать или должен? Во всяком случае от того, что я все-таки сказал, признался, мне стало намного легче, как камень с души.
Я улыбнулся Шерри. Слова не описать, как сильно я ее любил. Так хочется, чтобы этот медовый месяц никогда не кончался. Только она и я. Только мы.
-Я плохо спал, так что, проснулся рано, съездил на рынок. На кухне тебя ждут булочки с корицей, можем взять их на пляж, - я так увлеченно рассказывал, что не сразу понял, что Шерри уже совсем рядом. Я просто начал чувствовать, как все во мне сжимается, я беспричинно хочу смеяться и плакать.
-Да, - честно ответил я, подпуская любимую к себе. Мои губы коснулись ее горячих, трепетных губ. таких сладких, нежных, словно мякоть персика. Сердце мое трепетало, пело, стонало от всепоглощающей любви. Мои ладони легли на талию любимой. Я слегка навалился на Шерон, она поддалась моему порыву, и уже через мгновение я прижимал ее грудью к кровати. Губы мои все так же ласкали ее сахарные губки, я не мог оторваться от них, настолько сладки они были. Руки мои, плотно прижатые к ее телу, уже скользили вверх, аккуратно снимая золотой шелк с боков Шерри. Губы неустанно ласкали ее кожу. Избавившись от легкой сорочки, я снял с себя легкую, льняную рубашку. Я сразу почувствовал теплые ладони Шерр у себя на спину. Я прижался к ней грудью, чувствуя ее возбужденную, горячую грудь. Губы мои ласкали ее нежную, сахарную шейку, я ощущал как ее ножки касаются моих бедер. Я слегка отстраняюсь и снимаю с нее последнюю деталь ее ночного одеяния. Лукаво улыбнувшись, я целую ее упругий животик. Сил не было выжидать сигналов и т.д., я приспустил штаны и припал к ее разгоряченному телу, погружаясь в нее. Шумный выдох выскочил из ее груди. Я прижался к ней так сильно, как только мог. Я постанывал, прижимаясь губами к ее ключице. Невозможно быть настолько прекрасной во всем, настолько идеальной. Но Шерри была этим кусочком невозможности. Она была настоящим воплощением того, во что я никогда не верил. Воплощением чуда. Я слышал ее стон, это казалось настоящей мелодией, словно песня морской сирены, которая соблазняет путника своими чарующими нотами. И хоть этот секс не был продолжительным, он не был хуже остальных. В момент пика, я жадно впился в губы жены, крепко прижимаясь к ее телу пахом. Я чувствовал, как ее ножки сдавливают меня, словно она боится, что я уйду.
Я тяжело дышал и еще некоторое время лежал на ней, целуя ее личико. Голос мой дрогнул, когда мой пах отстранился от Шерри. Это что-то невероятное! Столько эмоций! Я лег рядом, подставляя свою руку в качестве подушки. Шерри прилегла на нее и прижалась к моей груди. Я повернул голову и посмотрел на ее личико, убрав с него прядь волос.
-Как же я люблю тебя - прошептал я, словно и не ей говорил, а целой вселенной.

+1

32

На новость о том, что это еще не весь завтрак, я ничего не ответила хотя бы потому, что мой рот был забит вафлями. Но я была приятно удивлена. Этьен, наверняка, потратил немало времени на готовку, и во сколько он проснулся? Впрочем, о еде пришлось забыть, как только разговор коснулся более серьезной темы. Я попыталась объяснить мужу, что он не имеет никакого отношения к моему понурому настроению. Смена обстановки, серьезные изменения в жизни – причин немного, но в этих причинах нет Этьена Моро. И все же он волновался, я видела это, я слышала это по его голосу. Да, неприятно было слышать про предложения относительно разнообразия в интимной жизни, сразу чувствуешь себя немного разочарованной в своих способностях. Но не думает же он, что неправильный ответ послужил испорченному настроению? Я же не истеричка. Возможно от этого, услышав слова француза, я усмехнулась. Сейчас он казался мне наивным, но до боли очаровательным мальчиком, который старался сделать и сказать все, лишь бы доказать, что является хорошим и способным мужем. Но я знала, что он такой, мелкий прокол, о котором я успела забыть, никогда в жизни не изменил бы моего мнения об Этьене и уж тем более, не заставил пожалеть о нашем браке. Это ведь такая мелочь.
- Этьен…, - с улыбкой протянула я, пытаясь показать мужу, что он зря волнуется и это тут совершенно ни причем. Но продолжить не решаюсь, он говорит и даже открывается по поводу еды. Я снова усмехнулась, но вовсе не потому, что фантазия мне казалась странной, просто он так отчаянно пытался исправить то, в чем был не повинен, что не улыбнуться было просто невозможно.
Я же продолжила, просто улыбалась и положительно кивала в знак понимания. По поводу его фантазий, ничего извращенного не видела, скорее приняла к сведению. Не просто же так спрашивала. А потом пододвинулась ближе, пристально всматриваясь в его лицо, которое освещало утреннее солнце. И вот Этьен медленно наклонился ко мне и аккуратно дотронулся губами моих губ. Закрыв глаза, я ответила на сладкий поцелуй, положив ладошку, на пальце которой блестело золотое кольцо, на его щеку. Все это казалось таким неловким, словно целуемся впервые. Но мы всегда испытывает подобные чувства: поцелуй прекрасный и нерешительный, как будто он первый. Однако потом француз начал действовать решительнее. А я поддалась, он никогда не оставляла мне шансов. Утренний поцелуй перерастал в нечто большее, чему я была не в силах сопротивляться, да и не хотела этого делать.
Через несколько секунд я оказалась на спине, покорно подчиняясь каждому движению Этьена. Я поднимаю руки, помогая ему снять с себя ночную сорочку, потом я помогаю ему снять рубашку. На протяжении всего времени, я не могу оторваться от его губ, ладони гладят его спину, а потом обхватывают лицо и взъерошивают волосы. Я глубоко вздыхаю, в его действиях и прикосновениях полно нежности, тепла, трепета и страсти. Сердце бьется с бешеной скоростью, кажется, даже кожа покрывается мурашками. Двигаясь навстречу возлюбленному, я невольно облизываю губы, каждая клеточка моего тела трепещет от удовольствия. Под конец я просто уткнулась носом в шею француза, пытаясь сдержать порыв эмоций, да и то не получилось. Тяжело дыша, я продолжала так лежать, замерла, не в силах отпустить его. Губы дотронулись до его шеи, носом я вдыхала аромат его парфюма, а грудью чувствовала тепло его тела, которое так крепко прижималось к моему. Ну разве может мое настроение сегодня быть таким же, как вчера вечером? Этьен ведь знает, насколько сильно я люблю, когда его животик касается моего. Да и не только животик.
В общем, мы тяжело дышали, я все еще не отпускала мужа, крепко прижимая его к себе, но совсем не ощущала тяжести. Потом Этьен начал целовать мое лицо, на что я, разумеется, лишь улыбалась от удовольствия, закрыв при этом глаза. Мои руки по-прежнему обхватывали его голову, периодически я поглаживала его жесткие темные волосы. И вот француз поворачивается, я поворачиваюсь за ним, ложась на его руку. Ладонью я тут же снова касаюсь его щеки и заботливо провожу по волосам около виска. Я не могу не улыбаться, это поразительное утро. А еще эти слова. Француз сделал меня зависимой от них.
- Я тоже тебя люблю, Этьен, - с улыбкой произношу я, продолжая аккуратно поглаживать щеку мужа. – И никакие фантазии это не изменят, - после этих слов я усмехаюсь, дотрагиваясь кончиком носа до кончика носа Этьена. Скромный намек на то, как глупо было думать, что неправильный ответ мог вызвать во мне какие-то сомнения. – Даже если бы это были единорог и пони.
Посмеявшись, я пододвинулась к мужу еще ближе, так, чтобы кончики наших носов соприкасались. Моя ладонь по-прежнему ласкала его щеку, глаза смотрели в глаза. Чудесное утро, чудесный медовый месяц. Я хотела искупить свою вчерашнюю вину. Знаю, Этьен хотел, как лучше, а из-за моего настроения мы и посидеть в таверне нормально не смогли. В общем, через несколько минут непрерывного зрительного контакта, я повернулась, оказавшись над Этьеном, и аккуратно коснулась губами его щеки, после чего прижалась своей щекой к его лбу, как делала это, когда он болел.
- Сходит куда-нибудь? – поинтересовалась я, водя ладонью по грудь француза, а затем ложа ее на его щеку. – Вчера не особо получилось. Можно туда же, а можно куда-нибудь еще. А потом позагораем и поплаваем. Давай?

+1

33

Мы просто лежали рядом и нам больше ничего не нужно было. Знала бы она, что она со мной сделала. Она подарила мне кусочек света, который сейчас теплился в моей груди, который лучился через меня. Я смотрел на нее и улыбался. Возле глаз появились небольшие морщинки, которые добавляли мне добродушия. Шерри сама того не зная, меняла меня одним лишь своим присутствием. Я не знал, как это происходит, но я чувствовал свою непохожесть с тем, что было раньше. Я чувствовал мягкость и нежность, которую никак не мог скрыть, да и не пытался.
-Надо же было придумать, пони и единорог - засмеялся я вместе с Шерон, а потом резко принял серьезное выражение лица - надеюсь, это не твоя фантазия?
А правда, что если Шерри всегда хотела? Нет, не буду об этом думать. Я просто улыбнулся еще шире, когда она подвинулась еще ближе и наши носы соприкоснулись. В этом что-то есть. Какое-то волшебство, которое заставляла все внутри сжаться от блаженства. Ее теплая ладонь ласкала мою щеку, и, пожалуй, если бы я был котом, я бы обязательно замурчал от этого удовольствия, что испытывал в эту минуту. Я смотрел в ее кристально-чистые голубые глаза и мог только догадываться, о чем она думает. Но я знал, что она счастлива. Такие глаза не могут быть несчастными. И я искренне был рад этому. И я забыл о вчерашнем вечере, о своих переживаниях и укорах в свой адрес. И как я могу сомневаться, когда она так смотрит на меня. Так ласково, так нежно, так преданно. Мне хватало одного лишь взгляда, чтобы быть уверенным в том, что я больше никогда не буду один. Мы всегда будем друг у друга, и я это видел в ее глазах.
Я провел рукой по ее груди, мягко скользя кончиками пальцев вверх по ее сахарной шейке. Улыбка моя стала шире, а пальцы уже ласкали ее губы, ласкали ее мягкую щечку. И вот Шерри перевернулась, касаясь губами моей щеки, я закрыл глаза, наслаждаясь теплом ее сладких губ. Она прижалась щекой к моему лбу, и я невольно вспомнил о своей простуде перед тем, как мы уехал в Даллас, чтобы пожениться. Этот жест отныне и навсегда ассоциировался у меня с заботой и волнением за меня, с преданностью и любовью, которую Шерон испытывала рядом со мной. Я прижался к ней еще сильней. Ах, как жаль, что мы не можем вот так лежать вечно.
Я чувствовал, как ее ладонь ласкает мою грудь, я поцеловал ее плечо, а после она переместила свою ладонь мне на щеку. Она могла почувствовать, как я улыбнулся.
-Если только вечером - протянул я, - сейчас с утра лучше на пляже поваляться. И, думаю, устриц можно смело выкинуть, они уже не свежие. И, если не хочешь морепродукты, можно сходить в итальянский ресторанчик, попробуешь местную лазанью.
А почему бы и нет? Вполне возможно, что Шер не особо жалует щупальца и сырых улиток, возможно, то, что уже привычно для ее желудка, не вызовет у нее плохих эмоций.

Повалявшись еще полчасика, мы все же решили, что стоит пойти на пляж. Собрались мы быстро, в этом и была прелесть пляжного отдыха. Не нужно много одежды, много косметики, много времени на марафет. Все просто, на пляже все становятся своими, никто не обращает на недостатки тела.
Мы снова разместились под зонтиками. На этот раз были шезлонги, что не могло не радовать. Постелив полотенца на шезлонги, я присел рядом с Шерри, открывая молочко для тела.
-Позволишь? - игриво спросил я, будто бы Шер могла сомневаться. Как же это приятно мазать кремом тело своей женщины. Я аккуратно и плавно двигал ладонями по ее спине, переходя на бока, а потом и на ее упругий животик. И когда я закончил, я нарочно испачкал ее нос кремом, что был на кончике моего пальца.
-И личико тоже - протянул я, аккуратно размазывая прохладное молочко по щечкам жены. На мгновение я остановился, кончиками пальце касаясь щеки Шер, - какая же ты красавица - я вздохнул. Я всегда любил акцентировать внимание на том, что Шер у меня невероятно красивая. Я любил ей об этом говорить. Уверен, ей приятно это слышать.
Когда крем высох, мы пошли купаться. Вода была божественной. Нежная, прохладная, мы резвились в ней, словно дети. Наигравшись вдоволь, я выполз на берег и улегся у кромки воды, словно тюлень. Шерри легла на меня, море ласкало наши тела.
-У меня никогда не было на пляже - как-то намекающе протянул я, игриво и кротко целуя ее губки, - это не намек, это просто.. констатация факта - усмехнулся я, словно сказал какую-то дельную шутку. На деле, я просто развлекался. Я любил играть с любимой. Рядом с ней я был мальчишкой.

+1

34

- А даже если так? – наигранно делая возмущенный взгляд, интересуюсь у Этьена. – По-моему из тебя получиться очаровательный единорог, - после этих слов я снова засмеялась, ибо до такого даже моя извращенная фантазия пока не дошла. 
Не знаю сколько мы еще так лежали. Кажется, около получаса. Время отошло на второй план, нам было хорошо и тепло. Я с удовольствием касалась ладонью щек француза, гладила его грудь и целовала лоб. Вчерашнее настроение ушло само собой, мне хотелось продолжения веселья. На предложение француза отправиться сначала на пляж я положительно закивала. Он прав, лучше отправиться сейчас, пока вода теплая, а на улице ярко светит утреннее солнышко.
Собрались мы быстро. Я надела открытый купальник, захватила с собой тунику, полотенце, ну а все комплектующие, типа зонтика и шезлонгов, затащил на пляж Этьен. Не передать, насколько здесь было уютно. Люди плескались к морской воде, играли в волейбол, смеялись и веселились. Ну а у меня было в планах поплавать немного с мужем, позагорать, поговорить. В общем, все, что угодно, но главное бог о бок с ним. Первым делом нужно было обмазаться молочком, чтобы не обжечь кожу.
- Нет, конечно, - с сарказмом протянула я, переворачиваясь на живот, чтобы, несмотря на мой шутливый ответ, Этьен мог обмазать меня молочком для тела.
Он делал это так, что я могла промычать от удовольствия прямо здесь и сейчас. В чем заключается эта магия, я уже, наверное, не пойму никогда. Но от каждого его прикосновения, даже кончиком пальца, меня всю бросало в дрожь. Вот и сейчас я была готова использовать хоть всю бутылку молочка, либо бы он не прекращал натирать мою спинку. Через несколько секунд мне пришлось встать, чтобы ручки Этьена прошлись и по животу.
- А теперь моя очередь, - не думает же он, что я оставлю его жариться на солнышке. – Давай, давай, ложись, - сама же я встаю с шезлонга и указываю на него французу.
Как только муж прилег на живот, настала моя очередь применить магию рук. Я водила ладонями медленно и аккуратно, от поясницы до плеч, стараясь не только доставить любимому удовольствие, но и, разумеется, покрыть молочком каждый участок его тела. Потом попросила Тьен сесть, дабы намазать его грудь. Это была самая сложная часть, ибо трудно нежно водить рукой по его груди и животу и, при этом, хотя бы слегка не возбудиться. Затем я намазала шею и сделала то же самое, что и он: коснулась пальцем кончика его носа, чтобы там тоже было белое пятнышко от молочка.
Дождавшись пока высохнет крем, мы отправились купаться. Вода была просто божественной. Запахи, атмосфера. Даже не представляю, как можно пробыть здесь неделю и не захотеть остаться навсегда!
- Здесь где-нибудь можно взять напрокат маски для глубоководного плавания? – вынырнув из воды и убрав мокрые волосы с лица, поинтересовалась я у мужа. – Не хочешь понырять?
Однако все это предстояло реализовать чуть позже, но не сегодня. Кажется, Этьен немного устал, потому уже отдыхал на берегу, омываемый слабыми морскими волнами. Я же еще немного поплавала, а после присоединилась к мужу, аккуратно умостившись на его груди.
- Ну…, милый, - усмехаюсь я после факта, заявленного французом. Я аккуратно дотронулась кончиками пальцев до его щеки, после чего наклонилась и поцеловала в уголок губ, сначала в один, потом в другой. – Я приму этот факт к сведению, - и снова усмешка, я действительно приму к сведению, ведь не каждый день нам выдается шанс побывать на лазурном берегу.
Через несколько секунд я сползла с возлюбленного и легла рядом с ним на спину. Чистейшее небо вызывало спокойствие, а вместе с ним и интересные мысли. Я повернула голову в сторону Этьена, пристальным и влюбленным взглядом смотря в его глаза. Подумать только, еще год назад я и представить не могла, что летом у меня будет медовый месяц с человеком, которого буду любить больше жизни, с человеком, которому поверю, несмотря на его прошлое. А он? А он думал об этом? Представлял? Планировал ли?
- Тьен…, - произнеся его имя, я перевернулась на живот, ощущая приятное прикосновение влажного песка. Я постаралась пододвинуться ближе к французу, чтобы мое лицо находилось около его. – А ты… думал когда-нибудь, что такое вообще случиться? – я имела ввиду любовь, свадьбу и все последствия. – И как это вообще случилось? – этот вопрос был адресован не Этьену, просто рассуждения вслух. – Ты, который не славился проявлением нежных чувств и я, которой далеко до… хрупких и милых девочек.
Надеюсь, француз поймет меня. Я не принижаю собственную персону, но мало, кто захочет жить с женщиной, которая по силе, как внутренней, так и физической, не уступит любому мужику. А он живет и любит, и это с учетом того, что раньше не знал, что такое нежные чувства. Так как это вышло?
Слегка улыбнувшись, я немного опустила голову, кончиком носа касаясь щеки  мужа. Сейчас я напоминала щеночка, которой просил у хозяина покушать и таким образом привлекал внимание.

+1

35

Море ласкало мое тело, но даже эти теплые волны не сравняться теплыми прикосновение ладоней Шерри. Я до сих пор чувствую, как они водят по моей спине растирая молочко от загара. В такие моменты становишься нелюдимым, особенно остро переживая, что пляж полон людей. Однако они мне не мешали. Собственно, я их не замечал. Разве можно что-то увидеть вокруг себя, если на тебя смотрит пара красивых, небесно-голубых глаз.
-Ну, здесь есть прокат, недалеко от той таверны. Наверное. Я давно здесь не был, а вчера как-то не рассматривал магазины. Что же, у нас будет повод погулять и поискать прокат инвентаря.
У любой проблемы есть свое решение. Я нашел не только приятный выход из ситуации, но и весьма полезный. Я готов закормить Шерри до смерти (не знаю, у меня такой способ заботы и выражение любви. Точнее, один из способов), а прогулки - верный способ держать нас обоих в форме. Да, конечно, ничего не изменится, если мы наберем пару килограммов, мы будем по-прежнему любить друг друга до гробовой доски, но почему бы не продлить нашу молодость здоровым образом жизни?
Да, именно так я оправдывал наметившуюся прогулку в город. А через несколько минут я выбрался на берег, любуюсь, как Шерри "воюет" с игривыми волнами Средиземного моря. Казалось, что я могу любоваться этим зрелищем вечность. Она так была красива. Капли морской воды россыпью бриллиантов блестели в лучах солнца на ее плечах. Широкая улыбка будоражила во мне столько эмоций, что я и не мог с ним справиться. Как мальчишка, чувствовал трепет в животе. То ли волнуюсь, то ли счастлив. Странное ощущение, когда не можешь усидеть на месте, хочется прыгать, скакать, сходить с ума. Как же светились ее глаза. Светились от счастья, когда она смотрела на меня.
И вот, мою русалку тоже прибило к берегу. Как хорошо, что мы не дельфин и русалка. А то как там поется? "Дельфин и русалка, они, если честно, не пара". Что же, надеюсь до неприличия красивая русалка и очаровательный, французский тюлень могут быть хорошей парой. А главное крепкой и преданной.
Факт о том, что у меня не было никогда секса на пляже, хоть это и звучит банально, был воспринят Шерон адекватно, и даже положительно. Я не горжусь своим прошлым. После того, как я встретил Шерон, я всегда жалел о своих похождениях, которые могут заставить любимую усомниться во мне. Я этого не хотел, я верен ей с той самой минуты, как провел ночь с ней. Она моя последняя женщина в жизни. Моя единственная. И мне чертовски приятно, когда появляются моменты, которые впервые я могу сделать только с Шерон. Это словно потерять девственность. Трепетно и волнительно, и не смотря на то, что ты уже не мальчишка, ты сделаешь это впервые. Впервые с тем, кого искренне любишь.
Шерри слезла с меня, пристраиваясь рядом. Мы лежали и смотрели на небо. Я хотел бы, чтобы мы всегда были такими счастливыми. Не важно, что будет с нами через год, через два, через три, через десять. Я хотел бы, что моя жена никогда не переставала улыбаться, что бы не случилось. Только ее улыбка греет мою душу и вселяет в меня покой и безмятежность, о которой я мечтал всю жизнь. Пока я размышлял и мысленно благодарил любимую, я и не заметил, что она смотрит на меня. Как только она назвала мое имя, я повернул голову в ее сторону, и столкнулся с нежным лазурным взглядом.
Я ничего не говорил, просто слушал ее размышления. Она уже прижималась ко мне, а я только и мог, что улыбаться. Я закрыл глаза и улыбнулся еще шире, когда Шерри коснулась моей щеки кончиком своего носа.
-Просто мы дополняем друг друга. Мы в гармонии, мы инь и ян, - протянул я, не открывая глаза и сжимая руку жены, - так и случалось. Мы ведь искали.
Я открыл глаза, посмотрел на любимую и, подняв руку, коснулся кончиками пальцев кожи на ее лице. Я провел рукой по ее щеке и убрал прядь волос за ухо, после продолжая гладить ее щеку.
-Я никогда не признавался себе, но я искал тебя. Знаешь, может быть из-за того, что ты не уступишь любому мужику, я и увидел ту самую непохожесть, которая меня начинала раздражать. Ты красивая женщина, нежная и страстная, заботливая, решительная, храбрая, порой жесткая. Ты независима. Я не играю роль какого-то предмета, типа кошелька, как это бывает у многих дамочек сегодняшних дней. Я чувствую себя мужчиной рядом с тобой. Живым, настоящим.
Я поцеловал ее в щеку, а потом снова улегся, смотря на небо. Щекой я прижался к ключице Шерри. Мне нравилось всем телом чувствовать ее присутствие.
-Помнишь, ты не верила мне, что ты красивая, женственная? Была уверенна, что твои отказы для меня игра. Но именно тогда, когда мы провели первую ночь, я понял, чего я хочу. И я хотел именно этого, - я окинул взглядом пляж, говоря, что о медовом месяце я  мечтал. Мечтал о том, чтобы связать жизнь именно с Шерон. Что же, правильно говорят, что нужно правильно мечтать. И тогда мечта обязательно сбудется.
-Так странно, я влюбился в тебя быстрее, чем ты в меня. Когда ты поняла, что я нужен тебе? - я невольно прикоснулся к ее щеке, словно направлял ее голову на себя, чтобы видеть ее глаза. Я хотел видеть в них только правду,какой бы она ни была.
Я сразу вспомнил наши расставания, особенно ту мучительную неделю, когда она не брала трубку, когда я болел от одиночества и отчаяния, когда я рыдал, словно умирающий в больнице, понимая, что мне осталось совсем не много. Когда ничего не помогало, я словно превращался в овощ. Гнил на своей лужайке, ждал, когда же меня подкормят заботой и лаской, ждал, когда польют сладкой любовью.

+1

36

На первые слова француза я лишь кротко улыбнулась, бросив взгляд куда-то в сторону. Искала ли я кого-то? Нет, врятли. Я настолько привыкла жить одна, самостоятельно, что, в отличие от многих других женщин, не думала и не задумывалась о серьезных отношениях. Мужчины были и они уходили, я ни о чем не жалела, жила дальше, но а потом появился он, начавший упорно настаивать на своей любви. Он, который на первой же встрече рассказал о своей сущности и многочисленных романах, он говорил, что не может без меня, а я думала, что это игра. Отвечать взаимностью не хотела. Собственно, я и сама не заметила, как это произошло. Просто в один прекрасный день я с удивлением поняла, что думаю о том самом Этьене Моро. Думаю чаще, чем хотелось бы самой.
А вокруг веселились люди. Все еще ярко светило солнышко, вода омывала наши тела. Было так здорово, что мне не хотелось никуда уходить. Какая таверна, какой ресторан? Наверное, мы будем лежать здесь, пока вода не станет ледяной. А ведь так здорово. Вот Этьен коснулся моей щеки, от чего я тут же улыбнулась, закрывая глаза. Он продолжал говорить, а я слушала, пытаясь вникнуть в каждое слово. Несмотря на серьезность темы, проблематично сосредоточится, когда твой животик упирается во влажный песок, тело омывает морская вода, а лицо ласкает любимый мужчина. И все же я уловила каждое слово. Так интересно. Мужчины бояться сильных женщин, а Этьен только такую и смог полюбить. Но, справедливости ради, хочу заметить, что сильной женщине нужен сильный мужчина. Я бы не ужилась со слабым хлюпиком, беспрекословно подчиняющемуся каждому моему слову. Мне нужно было ощущать эту силу. А Этьен…, я никогда не пыталась водить его на коротком поводке, хотя бы потому, что сильно люблю. Мы можем рычать друг на друга и ругаться, но никто и никогда в наших отношениях не пытался стать лидером. Мы вместе, мы на равных.
- Так иронично, правда? – усмехнулась я, наклоняя голову, тем самым как бы прижимаясь щекой к ладони Этьена еще сильнее. – Можно играть с чем угодно, но не с любовью.
А ведь правда. Этьен играл с доверием юных красавиц, наивных девочек и солидных  женщин постарше, в его копилочке завоеваний много разных птичек. Но он оступился, когда встретил меня. Я уже не стала говорить, что до сих пор не понимаю, чем так смогла зацепить холостяка со стажем, муж не любит слушать мои сомнения. Но так случилось и это удивительно. Он играл со всем, но не смог играть с любовью. Зато решил свернуть ради нее горы.
- О чем ты думал на следующее утро? – разумеется, я имела ввиду утро после нашей первой ночи. – Ты ведь понимал, что это будет сложно, так как я… совсем не стремилась к серьезным отношениям.   
Странные ощущения ностальгии. Но я, наверное, никогда не перестану задавать подобные вопросы и говорить на подобные темы. Мне приятно слушать, как все начиналось, даже если ничего нового я уже и не услышу. В этот момент усилилась волна. Я с улыбкой повернула голову, смотря на чистейший горизонт, а потом снова повернулась к французу, который уже задавал свой вопрос. Глубоко вздохнув, я наклонилась, сначала касаясь кончиком носа его шеи, а затем целуя ее. Мои губы так и замерли, соприкоснувшись с кожей шеи Этьена. Я как будто не знала ответа на его вопрос, но пыталась подобрать слова, разбавляя минуты ожидания вот такими приятными действиями. Через несколько секунд я подняла голову, но только чтобы вновь наклониться и на сей раз губами коснуться его губ.
- Я не знаю, - честно шепчу в его губы я, ведь это происходило постепенно. – Но в Далласе я начала понимать, что мне скучно. Ты так отчаянно доказывал мне свою любовь…, - я довольно усмехнулась, вспоминая забавные поступки француза, - разве я могла не обратить на это внимание?  Недоверие сменялось привязанностью, а в итоге просыпаешься утром и понимаешь, что кого-то не хватает. И я…, я так надеялась, что все это не игра и ты искренен. Красивый и состоятельный иностранец,  - я хихикаю, касаясь лбом щеки Этьена, - мечта любой девушки.  А знаешь, когда я окончательно поняла, что влюбилась, а главное, поверила и в твои чувства? – я сделала задумчивое выражение лица, как будто пыталась вспомнить, хотя на деле, буду помнить этот момент до конца своих дней. – В ресторане. Помнишь, после аварии? – у нас тогда все только начиналось, я прилетела с Далласа, но внезапно попала в аварию. – Ты не умел танцевать, но увидев, как этого хочу я, пригласил на танец. Ну какой мужчина добровольно решит опозориться ради того, чтобы его спутница просто потанцевала? – после этих слов я засмеялась, ибо четко вспомнила тот вечер. Спустя год жизни со мной Этьен танцует просто великолепно, но тогда дела с этим обстояли плачевно. – А ты пытался, неуклюже и забавно, но пытался, не глядя на других, ради меня. Скромный жест, но для меня он многое значил.
Слегка отстранившись, я замерла с легкой улыбкой на лице. Я смотрела в глаза Этьена, как будто пыталась в них что-то прочитать. Его очаровательные морщинки, появляющиеся при каждой улыбке, просто не могли остаться без моего внимания. Я тут же медленно подалась вперед, обхватывая голову мужа и нежно целуя его в каждый глазик, а потом и вовсе припадая к его губам. Это так интересно осознавать, что все принадлежит только тебе одной.
- Не хочешь еще искупаться? – уже поглаживая волосы француза, с улыбкой интересуюсь я. – А потом, может, пройдемся вдоль побережья, сходим куда-нибудь, купим малышам сувениры, - так я называла детей. И хоть Денни, Бруклин и Габи было уже за 20, они для меня все равно были малышами. – Вставай, - с этими словами я снова поцеловала Тьена в губы и хлопнула его по груди, после чего встала и побежала в воду. А вода просто изумительная.

+1

37

-Да, иронично - задумчиво протянул я, продолжая ласкать щеку любимой, - я проиграл ей.
Именно проиграл. Я проиграл этой самой любви, не смог с ней тягаться, не с мог играть с ней, как играл с призраками прошлого. Да, именно так я называю женщин, которые по каким-то причинам решили связаться со мной на одну ночь. И если вдуматься, то разве я мужчина? Ко мне лезли под одеяло, чтобы отмстить мужу или впервые испытать оргазм, чтобы потерять девственность или чтобы забыть о проблемах на работе. А любить? Меня кто-нибудь вообще любил? Сейчас я понимаю, что любой бабник превращается в вещь, но всех заставляет думать иначе, потому что боится осуждений. Лучше его будут называть кабелем, нежели тряпкой. Шерри превратила меня в человека. В того, кем я должен был быть. Рядом со мной никогда не было нужной женщины. И как бы Шерон не пыталась характером походить на мужчину, она женщина. Только женщина может сделать из мужчины человека. Только нужная всегда будет рядом, всегда поможет, всегда поддержит. Она всегда будет на твоей стороне, даже если ты не прав, она всегда одобрит твои дела, даже если они вызывают сомнения. И она такая. Я смотрю на нее сейчас и кажется, что нет предела совершенству. Порой мне не верится, что мы вместе. Мы слишком разные. Если бы существовали миры, то мы были бы с разных планет. И я никогда бы не обрел покой на своей планете, если бы не вторгся на ее территорию.
-Думал? - улыбнулся я, переспрашивая Шерри, словно я был удивлен ее вопросом. На деле, я даже ждал его. О чем я мог думать, когда я не понимал, что происходит, - знаешь, я человек упертый, ты не раз меня называла с горяча бараном, но всегда попадала в яблочко. О чем я думал? Когда я готовил завтрак, я думал, понравится ли он тебе. Я прокручивал в голове, что мне сказать тебе, когда ты проснешься. Словно подросток, я представлял прощальный поцелуй и следующую встречу. К слову, поцелуй в реальности не был похож на тот, что бы у меня в голове. И только после этого скомканного поцелуя в дверях, я понял, что будет не просто. Знаешь, это было к лучшему, мне было интересно доказывать тебе, что я не шучу и я готов к большему, чем просто к сексу на одну ночь.
Сейчас я с Шерон было более, чем искренен. Что же, я был таковым с самого первого дня. Абсурд, рассказать, пожалуй, незнакомке, кто я есть такой. Да, тогда я изменил самому себе. Я не стал ублажать ее слух слащавыми фразами, думаю, ей хватило моих показаний в участке. И я рассказывал ей обо всем. Тогда речь шла беспрерывным потоком, я ничего не боялся, я просто хотел поделиться собой.
Я задал и свой вопрос, но Шер выжидала чего-то. Казалось, что пауза затянулась. Но я не торопил ее, я понимал, что ей не просто. Ей не просто признавать, что не любила меня так сильно, как я с самого начала. И я не виню ее. Я бы понял, даже если бы мы сейчас были простыми друзьями и не более того. Сложно полюбить кобеля со стажем. Особенно сложно принять его прошлое. Я ненавидел себя за это и редко говорил об этом Шерри. Я наперед знаю, что она скажет, но все же. Я не понимаю, как именно она влюбилась. Да, я добивался, я лез на крышу, я проводил ночь в обезьяннике, я вспоминал азы верховой езды и позорился в неважной стрельбе и танцах, но разве это повод влюбиться? Влюбиться так, чтобы выйти за меня замуж? Возможно, это навсегда останется загадкой для меня, но я не перестану благодарить любимую за то, что поверила, за то, что дала мне шанс, за то, что пригрела меня и позволила остаться в ее жизни.
Я чувствую, как она целует мою шею, потом чувствую сладость ее губок на своих губах. И снова в голове пустота, я поглощен этим сахарным поцелуем. Она шептала мне в губы, пожалуй, самые прекрасные слова в мире, которые я только мог услышать в своей жизни. И я понимаю, что всю эту речь можно уместить в одном простом уравнении "Я люблю тебя", но так хочется услышать это решение, эти слова.
-В Далласе, ты скучала, а я умирал - я говорил без намеков. Я и правда умирал. Эти чувства не были похожи на простую хандру, нет. Разве взрослый мужчина будет рыдать каждую ночь в подушку, как ребенок? Не думаю Возможно, это моя натура, накапливать в себе переживания, а потом в один прекрасный день все это выливать наружу бурным фонтаном. Но тогда проблема была одна - пустота. Она ушла и мне казалось, что из меня вырвали кусок плоти. Я был согласен с Шерри. Просыпаешься и понимаешь, что кого-то не хватает. Но я знал, кого именно мне не хватает. И я боялся, что этот кто-то никогда не вернется, сбежит, исчезнет из моей жизни.
-Когда? - а вот это уже было чем-то новым. Да, мы часто делились нашими впечатлениями о нашем прошлом, но это откровение мне только предстояло услышать. Почему мы всегда повторяем одно и то же? Все просто, чтобы никогда не забыть об этом. Это напоминание о том, какой путь мы прошли, сколько сил приложили, чтобы создать пару. Это только кажется, что все так просто - влюбиться и пожениться. Это всего лишь два кирпича из целого дома. В жизни не все так просто, как в кино.
И вот я слышу историю Шерри, а сам вспоминаю события того вечера. Это наше первое свидание, если подумать. Я помню, я расстроился, когда случилась авария. Когда я узнал, что Шер в больнице, я перепугался, но ее поведение, резко холодное и колкое расстроило меня. В какой-то миг мне показалось, что еще наша ночь оказалась просто шуткой. Ее шуткой. Но я понимал, что в этом вся Шерон. Ее настроение дикий мустанг, которого не приструнить никому. Он ведет себя всегда по разному. Когда-то дается погладить, а когда-то может и лягнуть. Но я тот еще ковбой. Эта лошадка подчинилась мне. И мы с Шер живем в гармонии. А если и ругаемся, то всегда по делу. Это особенно мне нравилось в Шерри. Ее профессионализм порой сказывался и на нашей жизни. Без фактов, улик, без веской причины, она никогда не поднимет шума.
Итак, события того вечера. Первое свидание. Я до сих пор помню, как я переживал, как я волновался, что она не придет. И вот, мы с ней в ресторане, играет музыка и я замечаю, как светятся ее глаза. Она словно просит меня. Я до сих пор не знаю, как я смог тогда решиться. Но мне хотелось все сделать для нее. И если бы она тогда застрелиться - я бы сделал без раздумий.
-Зато ты поняла, что у меня с этим проблемы и решила ее с легкостью. Я же сейчас лучше танцую? - засмеялся я в унисон Шерон, - я не знал, что этот жест станет значимым в наших отношениях. Я просто увидел твои глаза и... мне словно что-то подсказало, что нужно делать. И я делал, потому что все это было для тебя.
Про то, что я спокойно мог бы застрелиться по одному ее указанию, я решил промолчать. Все-таки этого ей знать не обязательно, тем более, что я знаю, как именно она меня назовет, открой я рот и скажи это. Дураком, не и иначе.
Шерри смотрела мне в глаза. Я мог только догадываться, что именно происходит в ее голове, пока я говорю. И вот, ее горячие губы касаются к моим глазам, я улыбаюсь шире прежнего, наслаждаясь этими прикосновениями. И вот ее губы впиваются в мои. Я прижимаю любимую к себе, погружаясь в очарование этого поцелуя.
-Хочу, - скромно признался я. Хочу, потому что Шер рядом, потому что я обожаю слушать ее заливистый смех, потому что я обожаю играть с ней.
Предложение после купания погулять по побережью показалось мне не менее заманчивым. Но вот когда Шер называла всех наших деток малышами, это вызывало у меня трепет в груди. Мне нравилось ощущать себя отцом, хоть и неродные или же запоздалым в случае с Габи. Но я любил наших детей, мне нравилось, что у нас большая семья, а мы с Шерри - главы этого семейства.
Я побежал вслед за Шерри. Ее поцелуи, ее прикосновения раззадорили меня. Теперь мне нужно было ее поймать. И я это сделал, крепко ухватившись за ее талию.
-Я тебя не отпущу - шепчу я, аккуратно касаясь ее губ. Помниться, так я сказал, когда она хотела уйти от меня будучи слепой. И я не соврал. Я не отпущу, пусть только попробует дернуться. Да, эта угроза, я ее накажу..
Через 15 минут купания, мы выползли на сушу. Подойдя к шезлонгам, она начала вытирать свое тело полотенцем, я же успел захомячить булочку с корицей, ибо уже начинал хотеть кушать.
-Попробуй, - протянул я Шерри свою откушенную булочку. Ну женушка же должна оценить старания мужа.

Мы гуляли по побережью, но у меня все не выходило из головы слово "малыши". Да, я в последнее время задумывался, задавая себе вопросы "а что, если...?" Я начал задывать себе подобные вопросы с тех пор, когда мы с Шер обнаружили ту фотографию десятилетней давности, которая заставляет пожалеть о многом. И вот, я решился задать вопрос любимой.
-Шер, если бы мы были помоложе, ты бы хотела от меня детей? - да, вопрос весьма прямолинейный. Но мне приятно было бы думать, что Шерон хотела бы стать матерью моих детей. Сейчас поздновато задумываться об этом, да и у нас уже есть дети. Ведь нет разницы, кровные они или нет. Главное, как мы к ним относимся. Как мы их любим.
Но чертова фотография не давала покоя, и я решил поделиться этим с Шерон. Она моя жена, она должна знать о переживаниях мужа.
-Просто, я все никак не могу оставить мысли о той фотографии. Я так жалею. Мы могли бы быть уже 12 лет вместе. У нас была бы семья. Глупо сожалеть о прошлом, но... я о многом жалею. Мне стыдно за себя, за свое прошлое. Спасибо, что дала мне шанс.. - я коснулся щеки Шерри, смотря в ее голубые глаза. Как я был ей благодарен за ту жизнь, что она мне подарила. За те качества, которые она во мне взрастила. Верность, преданность, нежность. Все это отсутствовало во мне, не существовало, а теперь... я буду примерным мужем, мне хотелось бы, чтобы Шерон мною гордилась и никогда не сомневалась в моих чувствах.

+1

38

- Да…, - протянула я, вспоминая черствое прощание в утро после жаркой первой ночи. – Ты немного напугал меня тогда. Представляешь, - я усмехнулась, намекая на то, что офицера полиции со стажем, так часто имеющего отношение с жестокостью и смертью, испугали чувства  практически незнакомого ей человека.
А ведь тогда я ничего не чувствовала. Нам было хорошо, это была потрясающая, жаркая и страстная ночь, но я ничего не чувствовала. А он наоборот, я видела это, я ощущала, по его прикосновениям и поцелуям. И да, я испугалась. Я не люблю играть с чувствами людей, я не люблю лгать на такие темы, мне не хотелось делать больно. Да и у самой не было цели завязывать новые отношения. Вот и убежала с твердым намерением больше никогда не видеться. Но я недооценила Этьена и его настырность. И сейчас была благодарна ему за это. Чем бы я занималась, если бы так и не решилась встретиться, если бы отец так  и не вбил ничего в мою глупую голову? Работала, занималась детьми, увлекалась мимолетными связями. А Этьен? Где бы был он? Сейчас я и думать об этом не хочу, мы так счастливы и это его заслуга, его и его смелости. Надеюсь, француз это понимает, а я готова говорить ему «спасибо» до конца наших дней и дальше.
- Прости, наверное, мне нужно было время, - как-то грустно улыбаюсь я на слова Этьена о том, что с ним происходило в течение тех недель, когда я просто трусливо сбегала от своей судьбы.
Потом я вспомнила момент, при котором поняла, что, наверное, влюбилась. Эта неловкость, с которой он танцевал, но смелость, которая позволила ему все же исполнить безмолвное желание женщины – это меня покорило. Это было очаровательно и так ново для меня. В общем, это стало первой ступенью покорения, так сказать. Я влюбилась, а после, эти свидания, вечера, романтичные и страстные – все это переросло в любовь, искреннюю и настоящую.
Приятно вспомнить то, как все начиналось, и мы вспомнит ни раз. Будем смеяться и улыбаться, вспоминая мою трусостью и решительность Этьена, но сейчас нам необходимо расслабиться. И вот я, игриво хлопнув мужа по груди, вскочила на ноги и побежала в воду. Однако, как и тогда, когда все только начиналось, он догнал меня, схватив за талию. Я звонко засмеялась, делая вид, что пытаюсь вырваться. Несколько секунд наигранного сопротивления, и вот француз уже шепчет мне на ушко и, разумеется, сопротивляться уже невозможно. Сердце стучит быстрее, лицо украшает  улыбка. Руками я дотрагиваюсь до его рук, обхватывающих мою талию. Мы стоим на мелководье, по-прежнему светит яркое солнышко, атмосфера изумительная, и здесь уже добавить больше нечего.
- Только попробуй, - с улыбкой грожу я. Пусть только попробует отпустить, пусть только попробует сделать шаг назад, теперь уже не позволю я. Впрочем, это всего лишь слова, я знала, что Этьен никогда этого не сделает, не сделаю и я.
Я тяжело дышала, бегать по колено в воде – не самая простая задача. Потом мы еще немного поплавали, и наконец-то, выбрались на сушу. Волосы прилипали к лицу, тело мокрое, но все равно было тепло, а главное, весело. Я бухнулась на шезлонг, переводя дыхание, и оглядывалась, наблюдая за гуляющими. Через несколько секунд Тьен предложил мне попробовать булочку. На самом деле, я не особо хотела, но он так старался этим утром, что отказать было невозможно. Я подалась вперед, откусывая кусочек с его рук. А после промычала от удовольствия. Булочка и вправду оказалась очень вкусной, хотя, казалось бы, вполне простое изделие. Но любовь – лучше любых добавок!
Ну а после мы отправились на прогулку по побережью. Я сразу для себя решила, что это будет наша традиция. Я надела тунику, солнечные очки и сразу приобняла мужа сбоку, вышагивая вперед. Несколько минут мы просто молчали. Нам не нужны слова, порой и так все понятно. Мы просто наслаждались моментом, на моем лице была нескончаемая улыбка. Периодически я поднималась голову, смотря на Этьена, и когда получала ответный взгляд, улыбалась еще шире. Как раз поднялся легкий, совсем не холодный, ветерок. Волосы начали сохнуть и развеиваться на этом ветру. Все было просто великолепно. Хотя последующий вопрос мужа меня немного смутил. Я тут же остановилась, повернувшись к нему. Лицо все еще украшала улыбка. Я не хотела отвечать, не хотела задумываться над вопросом: «а если бы…». Да, многое могло быть иначе, но теперь мы вместе. Глупо жалеть о прошлом, ведь посмотрите, какое у нас настоящее. Время получать удовольствие. А если бы… А если бы я была моложе, но не захотела детей? Он бы не захотел быть со мной, только со мной? А если бы мы встретились еще тогда? Нет, это слишком глупо. Никто уже и никогда не скажет, как все могло произойти.
- Мы вместе, Этьен, - протянула я, касаясь щеки француза ладонью. – Здесь и сейчас. Я не знаю, как бы все повернулось. Но, смотри-ка…, - с этими словами, чтобы окончательно успокоить Тьена, я взяла его ладошку и приложила ее к своей груди, прямо к сердцу, - сейчас оно твое, и будет твоим всегда, - все еще прижимая его руку, я подалась вперед, нежно и аккуратно, словно прикасаясь к хрупкому хрусталю, с закрытыми глазами коснулась губами подбородка мужа. - Только не возбудись, - после этих слов я засмеялась, а-то мало ли, ведь ручка чувствовала не только сердцебиение, но и мои женские прелести, которые так быстро заводили Этьена.
Еще несколько секунд я просто смотрела в глаза возлюбленного, а потом обняла, прижавшись к его груди. Потрясающий момент. Ясное небо, солнце, море, песок, и мы стоим на побережье, получая удовольствие друг от друга. Через несколько секунд я уткнулась носом в его шею, ощущая запах морской воды и покалывание щетины. Ну это ли не счастье? Не знаю, столько мы так стояли. Я как будто все никак не могла насладиться его запахом, теплом и объятиями. Хотя, почему «как будто», я и не могла. Но мы договорились походить по магазинам, пойти в ресторанчик, потому вскоре двинулись обратно, а  я все еще «висела» на шее возлюбленного. Как только мы оказались в домике, я быстро высушила волосы и переоделась в  легкое красное платье.
- Тьеш, деньги не забудь, - собираясь, произнесла я. По сути, сегодня я впервые увижу все прелести этого города.  – Можно и маски заодно купить, кстати. Пусть будут.
И вот мы собрались, решили идти пешком. Перед выходом я чмокнула мужа в губы и, взявшись за руки, мы направились… куда-то. Проводником был Тьен, он лучше знал, где здесь можно купить сувениры. Хотя, чего от греха таить, мне хотелось сделать подарки не только детям, но и нам самим. Я вот впервые на Лазурном берегу, хотелось оставить память.
- Мы ведь здесь не в последний раз? - сжимая руку француза, интересовалась я, направляясь к какому-то зданию. – Дорогой, а ты никогда не думал о небольшом домике здесь? – а что, вполне себе неплохая мысль, средств у нас хватало.

+1

39

Мы шли по побережью и молчали, прижимаясь друг к другу, не в состоянии вообще существовать порознь. Я в голове прокручивал сегодняшний разговор, который, без сомнений, разбудил в моей груди трепет. Я снова окунулся в те времена, когда Шерри для меня была запретным плодом. А я так хотел сорвать его и совершить грехопадение. А сейчас я уже грешник. Это наливное яблочко только мое. И я счастлив.
Слышать в миллионный раз признания о том, что нам было не просто, было, как ни странно, приятно. Приятно, что мы прошли эту тропинку вместе. Да, было не просто, но было интересно. В чем прелесть строительства отношений, если все просто? Ничто не строится быстро и легко. И хоть наш "домик" уже закончен, это еще не все. Фасад одно, а вот интерьер - совсем другое.
И вот я решил задать вопрос, но не получил однозначного ответа. Я получил абстракцию, а не что-то конкретное. Но я был доволен и этим. Возможно, Шерон права, я слишком много думаю о прошлом или же о будущем. Глупо жить в других временах, кроме настоящего. Я закрыл глаза, когда ее ладонь коснулась моей щеки. Приятно ощущать тепло ее руки. Я открыл глаза, смотря в ее ясные глаза. Да, пожалуй, не нужно было задаваться подобными вопросами. Казалось, что я смутил Шерри своей прямолинейностью.
-Я знаю, - с улыбкой протянул я, когда Шерри положила мою ладонь на свою грудь и уверила, что ее сердце принадлежит только мне, - я знаю, родная. Мое тоже принадлежит только тебе...
Шерри подалась вперед, аккуратно целуя мой подбородок, отчего я улыбнулся еще шире. Я тоже не знал, как бы сложилась наша жизнь. Возможно, нам нужно было провести эти 12 лет порознь, чтобы потом почувствовать всю ценность друг друга. Однако в моих мечтах все останется по прежнему. Мы упустили 12 лет. Когда я болел, а именно этот случай с фотографией подтолкнул меня к идее пожениться немедленно, я начал думать, а как бы мы жили эти 12 лет. Я видел дом, своих детей и мою жену - хозяйку дома. Мы бы сидели каждое воскресенье на заднем дворе, дети бы играли с собаками, а мы бы прижимались друг к другу, понимая, что жизнь удалась.
Но мне не на что жаловаться. Фантазии остаются фантазиями, а у меня есть настоящее. Моя жена, моя красавица жена, которая будет любить меня до последнего вдоха.
-Боже, Шер - засмеялся я, когда Шерри разрядила сентиментальную обстановку своей шуткой, - я уже научился сдерживаться на людях! - засмеялся я, словно я научился не сдерживать эрекцию, а складывать журавликов из бумаги.
Я обнял Шер, прижимая ее к себе. Она прижалась носом к моей шее, я чувствовал ее горячие дыхание. сердце мое сжималось от нахлынувших чувств. Я начал аккуратно гладить ее по влажным волосам, вторая рука обвивала ее талию. Мы стояли так несколько минут. И я хотел продлить их как можно дольше.
У меня никогда не было медового месяца, у меня никогда не было настоящей любви, настоящих чувств, и все это пришло вместе в приходом в мою жизнь Шерри. Я никогда и предположить не мог, что можно так жить. Что бы я хотел и любил бесконечно обниматься с женщиной? Нет, такого в мою голову никогда не приходило. А сейчас, я не мог остановиться. Я так поглощен нашими отношениями, что готов безумствовать, придумывать все больше игр, занятий. Я превратился в счастливого и беззаботного мальчишку, который не видит ничего, кроме своей музы. Я вижу только Шерон перед собой.
Отстранившись на мгновение, я "взял" ее лицо в свои ладони и аккуратно поцеловал ее сахарные губки.
-Пойдем обратно, мы ведь хотели погулять по городу - с улыбкой протянул я, смотря в ее глаза. Не в силах сопротивляться своим чувствам, я снова припал к ее сладким губам. А потом, медленно и прижимаясь друг к другу, мы пошли обратно к шезлонгам.

-Не волнуйся, взял - улыбнулся я, распыляя духи на свою кожу. Я слушал планы Шерон на сегодня, в то время как причесывал свои волосы. Что же, можно было и купить маски. Признаться, здесь я никогда не нырял и даже не знал, что за живность обитает в этих краях.
Перед тем, как выйти на улицу, Шерри поцеловала меня, на что я широко улыбнулся. Это словно было благословение или же стартом для нашей прогулки. Но что бы это ни было, это было приятно.
Мы шли по улочке, проходя множество вилл. Какие-то были шикарными и огромными, что-то было скромнее, но все же уютнее стеклянных домов.
-Думаю нет. Мы ведь не ограничимся только медовым месяцем? По правде сказать, я по-началу думал, что ты согласилась на Францию, чтобы мне угодить. А сейчас вижу, что тебе действительно здесь нравится.  Знаешь, я бы с радостью перевез тебя сюда жить, но Сакраменто стал нашим домом - я усмехнулся. Услышал бы меня сейчас любой француз, подумал бы, что я сошел с ума. Французы всегда славились своей патриотичностью, а я буквально придавал Родину ради Шерри, но это того стоило. Франция моя Родина, а дом там, где моя жена.
-Ты хотела бы приезжать сюда на каникулы? - поинтересовался я, переполняясь восторгом от предложения любимой. Хотя, не скрою, подобные мысли приходили ко мне в голову, более того, я даже знаю, какие дома здесь продаются. Не такие огромные, как вилла моего друга, но на нашу семью, думаю, хватит, - я бы был не против, зато будет повод частенько прилетать сюда, верно? Тебе здесь нравится?
Поинтересовался я, прижимаясь на мгновение носом к виску Шерри. Словно подбодрил, чтобы она быстрее ответила. Через несколько минут мы были в городе. Кафешки, сувенирные лавочки, магазинчики. Я обожал свою страну за этот очаровательный уют, за эту размеренную жизнь. За Сакраменто я порой не поспевал, он был быстрее даже Парижа.
-Так, сначала покупки, а потом обед, или сначала обед, а потом покупки? - поинтересовался я у Шерри, проходя мимо кафе.
Мы решили, что лучше сначала пройтись по магазинам, нежели потом, после обеда, когда станет лень куда-то идти, заставлять себя заниматься шопингом. Сперва мы забрели в магазин дайвинга, чтобы прикупить пару масок. Что же, один пункт из нашего плана был выполнен, завтра же займемся погружениями в Средиземное море.
-Идем, здесь есть лавка с украшениями ручной работы! - я потянул Шер за собой, проникая в неприметный магазинчик, спрятанный под сенью плюща. Пока Шерон рассматривала украшения, я купил ей небольшой подарок. Это был совсем непримечательный браслет, который мне приглянулся именно из-за медальона, на котором было изображено причудливое дерево.
Мы с Шерри купили пару браслетов для Меган. Она так любила подобные украшения, бабушки всегда ее баловали, надаривая браслеты, которых уже, к слову, целая коробка. Что же, теперь время родителей, тем более, что это подарки из Франции.
Выйдя на улицу, мы присели на лавочку возле магазина. Я достал пакет с браслетом и протянул его Шерри.
-Это тебе, - Шерри открыла пакет, а я начал объяснять, почему именно это украшение - дерево - символ жизни. Так пусть это будет наш символ, символ жизни нашей пары. Процветание и изобилие, теперь ты всегда будешь помнить об этом.
Мне так хотелось сделать что-то приятное для Шер, даже подарить такую безделушку, сопровождая ее романтическими фразами.
Мы прошлись еще по нескольким магазинам. Как и хотели, купили подарки малышам. Но, думаю, это не последний наш поход в город, что-нибудь еще купим, обязательно.
-Так, ты хочешь кушать? Чего бы ты сейчас съела? - я не мог не вспомнить про еду. Шерри кушала только утром и съела кусочек булочки на пляже. Не хочу, чтобы она голодала или пропускала приемы пищи.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-07-03 15:56:01)

+1

40

- Дурачок, - засмеялась я, услышав, что думал француз о моем согласии полететь в эту страну. – Это твоя Родина, Этьен. Плюс я здесь ни разу не была. Париж чудесен, об этом месте, - имелся ввиду Лазурный берег, - я и вовсе молчу. Мне трудно освоиться из-за языка, но это не делает страну хуже в моих глазах. Напротив, это отличная мотивация для того, чтобы учиться. Ты ведь будешь моим учителем?
Наверное, я бы и сама настояла на Франции, даже если бы муж предложил что-то другое. Мне давно хотелось познакомиться с его жизнью. Нет, не с той, в которой были десятки женщин, а с другой, в которой были друзья и немногочисленные родственники. Да, мне хотелось познакомиться с отцом Этьена, только я не знала, как ему об этом сказать, ведь мужа и моего свекра связывали не самые теплые отношения. Этьен редко говорил об отце, а я услужливо не спрашивала. В общем, эта поездка не была одолжением, я действительно этого хотела и не пожалела. Франция великолепна. А незнание языка с легкостью компенсируется присутствием любимого человека. И я буду учиться, ведь так приятно осваивать что-то новое. Вдобавок ко всему, я чувствую какое-то родство с этой страной, благодаря Этьену, потому и изучение языка – лишь вопрос времени.
- Я предложила купить здесь домик, - смеясь, протянула я, продолжая сжимать руку француза, - уж наверное нравится. Я еще свожу тебя в Гонолулу, - весело заметила я, вышагивая вперед, - там тоже замечательно. Но домик хотелось бы иметь именно здесь.
Я даже как-то загорелась этой идеей. И это вовсе не бездумная трата денег. Недвижимость – всегда выгодное вложение, а у нас с Этьеном есть дети. Что плохого, если Денни когда-нибудь захочет отдохнуть, или Бруклин с Рендалом? Хотя, доверим ли мы им свой дом – это еще вопрос. В любом случае, меня радовала перспектива иметь здесь свой участок земли и ездить сюда при каждом удобном случае. Я хотела этого отчасти из-за Этьена. Периодически он скучает по Родине и родному языку, потому домик на берегу Франции – это меньшее, что я могу ему дать за то счастье, которое он мне дарить в Сакраменто.
Потом дело дошло до сувениров. Мы рассматривали разные безделушки, и хоть я не любила шопинг, здесь это оказалось весьма увлекательным занятием. Этьен куда-то убежал от меня на несколько минут, ну и я уже привыкла, я уже знаю, что это означает. Потому, в ожидании сюрприза, я продолжила с улыбкой рассматривать различные сувениры. Смотрела для всех, Меган, Денни, Бруши, Габи. Насмотрела даже что-то для Рена. Не уверена, что он будет носить этот браслетик, но главное, внимание. А это браслет с самого Лазурного берега. 
- Дорогой, как ты думаешь, - рассматривая очередную штучку, протянула я, когда француз уже вернулся, - Бруклин… суеверна? – мы находились неподалеку от магазинчика, в котором продавали вещи для новорожденных. Говорят, есть такая примета, по которой не родившимся детям еще нельзя ничего дарить. Я вот в это не верила, покупала Мегги вещи и, как можно заметить, родилась вполне себе здоровая девочка, разве что энергии больше, чем надо бы. – Потом заглянем туда, ладно? – имея ввиду магазин для новорожденных, протянула я. Несмотря на такое предложение, по моему лицу было заметно, с какой натяжкой я все это делаю. О да, я до сих пор не свыклась с мыслью о беременности дочери, но раз уж так получилось, нужно приспосабливаться.
Итак, мы вышли из магазина и Этьен сразу остановился. Я уже и забыла о его отлучке, однако, как только показался небольшой пакетик, мое лицо тут же расплылось в улыбке. Француз вытащил из пакетика на вид обычный браслетик. По его словам, это символ изобилия и процветания. Я тут же довольно протянула руку, позволяя мужу самому надеть на меня браслет. Несмотря на всю простоту и скромность, тот смысл, который нес в себе этот подарок, вызывал у меня чувство восторга и бесконечной благодарности. Ничего не сказав, я тут же потянулась к французу, дотрагиваясь рукой до его шеи и крепко целуя в губы. Один раз, потом второй, потом третий. Так бы и расцеловала всего прямо здесь. 
- Спасибо, - с улыбкой прошептала я. – Он всегда будет со мной, - и я не лгала. – Да, пошли, - тут же переключилась я, хотя кушать особо не хотела. Но я знала, что чувствует животик моего мужа, который, кажется, обладал неисчерпаемыми запасами свободного места. – Давай сходим в ту же таверну. Я так и не посмотрела, что она из себя представляет.
И это правда, хандра накрыла меня так внезапно и неожиданно, что я не обратила внимания ни на помещение, ни на обстановку. Сейчас самое время исправить ситуацию. И Этьен повел меня вдоль красивых и завораживающих улочек. Как и прежде, вышагивая вперед, мы держались за руки. Наконец-то на горизонте появилась таверна, однако до нее мы так иен дошли. По пути нарисовалось другое заведение, и я захотела заглянуть сперва туда. Мне захотелось пройти внутрь помещения. На удивление, внутри заведение выглядело достаточно скромно и напоминало обычный бар. Но все же атмосфера была иной, потому я с улыбкой потянула Этьена к барной стойке. Мы уселись, и я тут же повернулась лицом к мужу.
- Кто бы мог подумать, что все приведет к этому, - задумчиво протянула я, не в силах забыть о ностальгии. – Закончилась ночь и началась любовь. Спасибо, - протянула я бармену, который поднес нам выпить. Еще несколько секунд я молчала, с легкой улыбкой смотря на Этьена, я как будто не могла подобраться слов. А что я могла сказать? Да, все это странно и неожиданно, никто не ждал и никто не искал, но это случилось. И вопреки всем препятствиям, мы здесь, в нашем медовом месяце. – До сих пор совестно, что я пыталась убежать, - эти слова я произнесла с какой-то кривой ухмылкой на лице. Сейчас и совестно и смешно одновременно. – Но французы весьма искусны в любви. И мне нравится ощущать это, - мой голос стал тише, я не могла скрыть игривые нотки, - раз за разом…. А тебе? - опершись руками о стул, я медленно наклонялась к французу, явно полная желания снова ощутить вкус его любви и страсти.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Lune de miel