Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Lune de miel


Lune de miel

Сообщений 61 страница 80 из 96

61

Я до последнего не говорил, куда мы едем. И я видел, как глазки любимой блестели, наполненные интересом. Это умиляло настолько, что я хотел побыстрее добраться до заветного места.
На самом деле эта поездка очень важна для меня. Я ее затеял не просто так, потому что нужно как-то провести еще один вечер. Это не типичная вылазка на природу, это не проявление романтики. Нет. Я хотел подарить Шерон кусочек своей жизни. Чистой, непорочной, настоящей. Этот кусочек ждал именно ее, ведь я так трепетно хранил его от посторонних глаз. Я здесь был всегда один, еще ни один человек не узнал, что у меня есть местечко, где мне нравилось быть, где я любил отдохнуть от всего мира, просто посидеть и подумать. Кажется, этот кусочек я прятал от всех только для того, чтобы поделиться им с любимой женщиной. Больше года назад, скажи мне кто-нибудь, что я приведу в мое место женщину – я бы рассмеялся и гордо заверил бы, что этому не бывать. Сегодня мое сердце переполнено, перенасыщено любовью и доверием, и я знаю, что эта женщина, только эта женщина достойна разделить со мной жизнь. Не только будущую, не только настоящую, но и прошлую. И я так был счастлив, что остались еще не испорченные кусочки, которые не просто хочется показать, а необходимо. Я был уверен в том, что это лишь укрепит наш молодой брак.
Природа здесь прекрасна, пейзаж – великолепен, но ничто не может сравниться с красотой Шерри. Ни одно чудо света, все блекнет и растворяется на ее фоне. Одни только глаза цвета лазурного океана заставляют сердце трепетать от восторга!
И я видел потрясение любимой, видел ее завороженный взгляд, который, кажется, влюбился в это место. Помнится, я был точно таким же, когда гулял по этой дороге, то поднимаясь в деревушку, то опускаясь в город. Я старался помалкивать, давая возможность любимой насладиться атмосферой, проникнуться чудесным закатом. Я присел на капот машины, она прижалась ко мне. Она разговаривала со мной, но я чувствовал, как ее сердце бьется от нахлынувших чувств, как она очарована красотой.
-Мне было где-то десять лет. Мы с бабушкой жили в деревушке, что вверх по дороге, всегда спускались в город. Ходили в церковь, ели в таверне, в которой и я тебя пытался накормить. Помню, ночью я убежал из дома. Всю ночь гулял на побережье. Поймал морского ежа. И знаешь, тогда я не думал, что это может быть опасно. Бабушка так волновалась. Утром мне влетело по первое число, но ночью я был самым счастливым мальчишкой, отдавшись своему юношескому одиночеству и предавшись сладким мечтам.
Я тихо шептал Шерри, прижавшись губами к ее щеке. Она могла чувствовать, как шевелятся мои губы, как тепло моего дыхания обволакивает ее кожу. Я крепче сжал ее в своих объятиях.
-Я должен был поделиться этим воспоминанием. Я хочу тебя познакомить с собой. Не всегда хватает рассказа, кое-что нужно увидеть своими глазами. Знаешь о чем я мечтал, когда гулял ночью по побережью? Я видел там мужчину и женщину, я спрятался за валун, чтобы они меня не заметили. Сейчас это смешно, но тогда я не знал, чем они занимаются, я лишь видел силуэты их тел в лунном свете. Я слышал тихие стоны, но они не пугали меня, напротив, казалось, что эта женщина шептала мужчине «спасибо, что ты со мной». И когда они ушли, я вышел к морю, сидел, тыкал палкой ежей, которые в это время выползают поближе к берегу, и мечтал. Знаешь, уже тогда я понимал, что у меня будет семья. И я хотел любить свою женщину так же, как и этот мужчина, чтобы в простых человеческих стонах слышать нечто другое. Да, я с детва был слишком мечтательным. Бабушка говорила, что я поэтичен. Говорила, что такие творцы, как я, создавали славу Луары.
Что же, таким маленьким рассказом о своих мечтах, я дал понять Шерон, что мечтал о ней еще с детства. Я знал, что у меня будет женщина, которую я полюблю так сильно, что это не будет походить на правду. Я в это искренне верил. И я не знаю, как благодарить Небеса за то, что за все мои грехи они преподнесли мне настоящий подарок.
Мы пересели на ограждение. Я налил Шерри вина, а после того, как наши бокалы стукнулись друг о друга, мы поцеловались. Это стало нашей доброй традицией. Я чувствовал вкус вина на губах любимой, и это сделало поцелуй более выразительным, более терпким. Какое-то время мы молчали. Шерри устроилась у меня на коленях, а я охотно ее сжал в своих объятиях, так аккуратно и трепетно, словно ребенка. И сейчас я желал лишь о том, чтобы за нами подглядывал какой-нибудь мальчишка и, увидев нашу любовь, обзавелся своей первой, искренней и большой мечтой. Мечтой любить.
Через некоторое время Шер пересела с моих колен. Это был дивный вечер, я смотрел на нее с восхищением и теплой нежностью в глазах.
-В детстве я был здесь всего раз. У меня было слабое здоровье, я всегда недоедал, потому что всегда не хватало денег. Мама вкалывала в больнице. Я ее почти не помню, она жила на работе. Ну а бабушка решила, что свозит меня к морю. Она продала свою фамильную брошь, и нам хватило, чтобы побыть здесь с недельку. Я был так счастлив. Помню, один старик угостил меня мороженым и подарил деревянную саблю. Сказал, что у него был сын, и я напомнил ему о нем. Всю неделю я ходил к этому старику. Мне нравилось проводить с ним время. Бабушка была против, поэтому я всегда сбегал. Он был простым рыбаком, у него всегда был вкусный суп из мидий или жаренные морские ежи. Это он научил меня их ловить.
И я снова пришел к рассказу о своей мечте.
-Утром, когда я возвращался домой с двумя морскими ежиками, я остановился перевести дух здесь. Я встретил рассвет. Это было прекрасно. Однако дома меня ждали неприятности. Бабушка так разозлилась, что ударила меня. Это был первый раз, когда она подняла на меня руку. Но я все равно был счастлив. Потом я приезжал сюда пару раз. Приезжал, когда доводил себя до отчаяния. Ты думаешь, бабникам хорошо живется? Я был омерзителен сам себе. Обманывал, использовал. Но тогда, в детстве, этого не было Не было в моих мыслях и мечтах. И именно сюда я приезжал, чтобы прикоснуться к той наивности, к той непорочности. Я мог сидеть здесь часами. И мне было так хорошо, хоть я и был одинок. И сейчас ты разделяешь мое одиночество, ты первая, кого я привел сюда, - я взял руку Шерри в свою ладонь, - спасибо тебе, ты моя сбывшаяся мечта.
Я кротко улыбнулся, но все продолжал смотреть Шерри в глаза. В какой-то момент я встал и подошел к машине. Я включил радио, нашел станцию, где крутили спокойные мелодии для релакса. Я улыбнулся, кажется, это соответствовало атмосфере. Я подошел к Шер и протянул ей руку. И мы стали танцевать, под свет фар, под тихую, струящуюся музыку фортепиано.
-Шер, я дарю это место тебе. Это мой свадебный подарок – прошептал я ей на ухо и прижался своей щекой к ее щеке.

+1

62

На Этьена нахлынули старые воспоминании в окружении всей прелести этих мест, воспоминания, которыми он решил поделиться вместе со мной. И я слушала, внимательно и молчаливо, с доброй и легкой улыбкой на лице. Мне, правда, было интересно, и я усмехалась каждый раз, когда в рассказе бабушка давала подзатыльник моему будущему мужу. Это так необычно, слушать что-то из его прошлого и чувствовать, как становишься еще ближе. Не удивительно, что сердце мое трепетало, он делился со мной частичкой своей жизни, и, тем самым, я понимала, кем являюсь для него. И непросто близким и родным, я поистине чувствовала себя особенной, ведь знала, что кроме меня об этом никто и никогда не слышал. И сами истории были интересными. Когда Этьен заговорил о женщине и мужчине, моя улыбка стала еще шире. Уж не знаю, кого это для психики юного мальчика, но мне понятен смысл. В жизни он просто запутался, пошел не по той дорогой, но в Сакраменто… судьба вновь вернула ему его мечты и воплотила их в реальность. А еще было интересно слушать про его бабушку. Эта женщина так много сделала для моего мужа, так заботилась о нем и отдавала буквально все. Наверное, если бы она была жива, я бы непременно увидела ее и сказала «спасибо», ибо уже сейчас я питаю уважение и благодарность.
- Я думаю, что любую жизнь можно изменить, - задумчиво протянула я, когда Этьен обмолвился о том, что и бабникам живется не сладко. -  Можно перестать обманывать и использовать, если от этого так… омерзительно, - и пусть это не звучит в укор любимому. Просто, зачем так жить, если это не приносит тебе удовольствия, а столько страдания? Но я не стала развивать эту тему, это было неважно, муж продолжал, и мое лицо снова расплылось в мягкой улыбке. – Ты переоцениваешь мою значимость, - тут же усмехаюсь я, не в силах скрыть своего смущении. Ну да, я все еще не понимаю, как такой человек, как я, может стать сбывшейся мечтой.
Я с интересом наблюдала за последующими действиями Этьена, когда он встал и направился к машине. Через несколько секунд заиграла медленная музыка, и я снова усмехаюсь, ведь редко когда инициатором танца становится мой муж. Хотя, помимо этого, я просто в очередной раз убедилась в том, что раз уж Этьен делает подарок, то делает его с особой тщательностью, но главное, со всей любовью. Что ж, я встала, ложа руку на плечо мужа. Некоторое время я смотрела на него, и просто улыбалась. Но улыбка стала еще шире, когда я услышала о подарке, который мне сделали на свадьбу. Что драгоценности и прочие материальные вещи, разве это оригинально, разве это не надоедает? Мне подарили место, место, которое раньше принадлежало моему мужу, а теперь принадлежит нам. В очередной раз я чувствую ту близость и родство, в очередной раз я понимаю, что мы значим друг для друга. Ответить я не смогла, мне просто было нечего, слов не подобрать. Вместо этого, я прижалась щекой к щеке Этьена и, закрыв глаза, продолжила незамысловатые движения в такт музыке. Через пару минут я поцеловала его в щеку, губами ощущая приятное покалывание. Так не хочется, чтобы этот медовый месяц заканчивался, но я знала, что это не конец. Мы будем ездить и отдыхать, мы еще будем танцевать  под светом ночного неба. Жалею, что у меня не было такого места. В детстве я была более практичной, думала о более материальных вещах, нежели красивые пейзажи и виды. Но это вовсе не значит, что мне не было что показать мужу. Было, и я покажу, как только мы отправимся в Австралию.
Трудно сказать, сколько времени прошло, на часы мы не смотрели. Однако вскоре, еще посидев немного на ограждении, мы собрали остатки еды и отправились домой. По пути я продолжала разглядывать окрестности. Эх, если бы моя воля, поселилась бы тут, на родине мужа. Но мы ведь купим небольшой домик, а значит, сможем путешествовать, когда заходим. В общем, через полчаса мы были дома. Я с удовольствием вдыхала чистый морской воздух, улыбалась мужу и даже вывела его на задний дворик перед сном, дабы в очередной раз ощутить ту атмосферу. Я снова кротко поцеловала его в губы, аккуратно провела ладонь по волосам, а затем повела в спальню. Мы приняли душ и улеглись на мягкую кровать. Я повернулась к Этьену спиной, но так, чтобы спина плотно прижималась к его груди. Француз обняла меня, а я же положила свою руку на его. Так и уснули, в тишине и спокойствии, под приятные звуки волн. Под их же я и открыла глаза, в которые тут же ударил яркий солнечный свет. Эта тропическая атмосфера просто сводит меня с ума! В самом хорошем смысле. Я уже спала на спине. Повернув голову, я заметила, что и Тьен спит точно так же. Глянула на время, было почти 10 часов утра.
- Тьеша, уже утро, - как всегда протянула я, подаваясь к мужу и аккуратно дотрагиваясь губами до кончика его носа. Мне дико хотелось в уборную, потому я пока что не предпринимала традиционных попыток разбудить сонливого француза. – Вставай, - в очередной раз протянула я, после чего встала сама.
Я направилась к ванной комнате, где умыла лицо и поправила растрепанные волосы. Благодаря прохладной воде, я быстро проснулась и решила вернуться к мужу, чтобы разбудить и его. Я шла, рассматривая полки и стены, хотя особо не вдаваясь в то, что там стоит. Все же чужой дом, стоит быть благодарным хозяевам за то, что впустили, а не копаться в их белье. И все же я резко остановилась, пройдя полку с фотографиями и пытаясь осознать, что же знакомое я там увидела, за что зацепился взгляд. Я медленно повернула голову, и так же медленно направилась к этой полке. То, что я там увидела, вызвало у меня сначала львиную долю изумления, а затем смех. И если до этого момента я была относительно сонной, то теперь проснулась окончательно. Что ж, через минут пять я снова вернулась к Этьену, который все еще сладко спал или, по крайней мере, делал такой вид. Я прилегла около него на бок и, оперев голову рукой, тяжело вздохнула.
- Этьен. Тьеша, я влюбилась, - вполне серьезно протягиваю я, смотря на сонное лицо супруга. – Мне неловко тебе об этом говорить, но… ничего не могу с собой поделать. Как только я увидела этого человека…, - с этими словами я приподняла рамку с фотографией, которую принесла с той полки и продемонстрировала ее своему французу, - я поняла, что именно о таком мужчине мечтала всю жизнь.
Я сохраняла серьезное выражение лица, пытаясь делать вид, что говорю совершенно искренне, без шуток. Делалось это намеренно, чтобы Этьен немного взбодрился. Хотя, чего от греха таить? Я, действительно, влюбилась в того человека, который изображен на фотографии, и влюбилась с первого взгляда, так что я не лгала. Но мужчина успокоится, как только посмотрит, что за фотография была красиво поставлена в эту рамку и вызвала у меня столько эмоций. А на фотографии был сам Этьен, да только в более эксцентричном виде: его изумительные губки накрашены губной помадой, темные жесткие волосы скрывает светлый женский парик, а тело облачено в какую-то обтягивающую желтую футболку. Именно это и вызвало у меня смех и изумление, видимо, другу тоже этот образ понравился настолько, что он поставил фотографию рядом с остальными. А мне вот Этьен не говорил, что способен так преображаться!

+1

63

Мне было приятно поделиться чем-то своим с Шерри. Чем-то добрым и теплым, чем-то, что я всегда держал в себе. Именно мои откровения, помогли мне почувствовать, что теперь я точно не один. Чувствовать, что рядом с тобой жена, женщина, которая все о тебе знает, чувствует тебя, понимает, дорожит тобой и поддерживает, волшебно.
-Шерон, я не переоцениваю. Я знаю тебе цену. Я знаю, что ты сделала для меня, - я коснулся ее щеки и посмотрел в голубые глаза, - ты смысл жизни. И, прошу, никогда об этом не забывай. Не забывай, что ты больше, чем ты думаешь. Перестань недооценивать себя.
Я наклонился вперед и поцеловал любимую в губы. Этот кроткий поцелуй нес в себе всю мою любовь и нежность, что я испытывал к любимой. Сердце мое трепетало от счастья. Я никогда не мог бы подумать, что буду так счастлив в браке. Я помолодел рядом с Шерон, я не чувствовал себе рваным башмаком, я ощущал себя сильным и значимым, я был уверен в себе, а все потому, что в моей жизни есть женщина, которая всегда была рядом, вопреки всем своим страхам и сомнениям. И это достойно похвалы. Зная мое прошлое, зная то, как я поступил со своей женой, она рискнула, потому что любит меня, потому что хочет быть рядом, и я позволяю ей это, я сам тянусь к ней.
Я встал с ограждения, включил музыку в машине и пригласил жену на танец. Конечно, мне это не свойственно, я страшно неуклюж и труслив в плане танцев, но все это куда-то улетучивалось, когда я был с Шерри. Она вселяла в меня уверенности, она научила меня танцевать и не бояться провалов, и теперь я охотно приглашаю ее на танец. И вот я дарю ей мое место, и оно автоматически становится нашим. Это наше место, которое мы не раз навестим, и о котором будем всегда вспоминать, как только речь будет заходить о медовом месяце. Шерри прижалась ко мне, я чувствовал тепло ее тела, и мог сказать наверняка, что так хорошо мне еще никогда не было. Хотя нет, вру, конечно же было. С самой первой ночи, с самого первого поцелуя. Я чувствовал, как мое тело наполняется счастьем, и я боролся за свое счастье. Тогда было тяжело, но сейчас я не могу сказать, что мне было плохо. Опять же, было тяжело, но я знал, к чему я стремлюсь и я понимал, что просто не будет. Шерон была не просто женщиной, с которой мне хотелось провести время. Она была и остается женщиной, с которой мне хотелось бы провести жизнь. Я ощущал ее теплое дыхание на своей коже, чувствовал ее тело, которое я крепко обнимал, пока мы медленно двигались в танце. Каждую секунду я убеждаюсь, что я не просто люблю женщину, что я не представляю жизни без нее, не вижу смысла, если ее не будет рядом. Она самое дорогое, что у меня есть!
Она молчала, я не настаивал на словах. Все было понятно и без них. Я все понимал, я знал, что она благодарна, я знал, что она счастлива. Ее лазурные глаза говорили об этом. Они светились от счастья, от радости, что она испытывала в этот вечер. Мы немного перекусили и решили, что пора возвращаться домой. Мы собрали остатки еды, сели в машину. Всю дорогу, что мы ехали обратно, я одной рукой сжимал ее теплую ладонь, не желая отпускать не на секунду. Через полчаса мы были дома, Шерри повела меня на задний дворик. С дворика открывался красивый вид на море. Она встала ко мне спиной, я прижался к ней грудью и положил голову на плечо. Глаза мои были закрыты, я наслаждался моментом. Потом Шерон повернулась ко мне, он провела рукой по мои волосам, отчего по телу пробежали мурашки, и кротко поцеловала мои губы, отчего сердце сжалось от удовольствие. Было бы кошкой, обязательно замурлыкало.
Мы приняли душ и уже готовились ко сну. Шерри улеглась на постель, легла ко мне спиной. Я накрыл нас одеялом, и все же, больше внимания уделял Шер, закрыл ее ножки и тело, убедился, что она полностью укрыта. И мне было все равно, что часть моей спины оголилась. Я прижался к любимой и обнял ее. Сразу почувствовал тепло ее рук на моей ладони. Так и уснули. Я самый счастливый человек в этом мире. Я чувствовал спокойствие и умиротворение, которое могла дать мне только моя жена.
Сквозь сон я слышал голос Шерри, но все же не проснулся. Находясь в состоянии дремоты, я перевернулся на бок и вжался в подушку, стараясь сохранить остатки сна. Я почувствовал движения на кровати, и открыл глаза, щурясь из-за яркого света.
-М? - спросил я, если это можно было назвать вопросом. Я не понимал, что вообще происходит, видел Шер и слышал, что она в кого-то влюбилась, - не понял? - уже недоуменно спросил я, открывая глаза шире, и приподнимаясь на локте. И тут Шер показывает мне фото в рамке и я начинаю смеяться. Не думал, что мой друг мог сохранить это позорище.
-Дурочка! Ты где это взяла? - смеялся я, рассматривая фотографию, - мне здесь 29. Мы отмечали день рождение Бальтазара. Ну, моего друга, у которого сейчас гостим. Эм, примерно так выглядела его первая любовь, вот мы и посмеялись над ним. Ему было 16, а она была его учительница литературы. Красивая женщина, да? - засмеялся я, показывая фотографию теперь Шерон.
Однако совсем скоро я убрал фотографию, и прижал к себе Шерри. а ночь я страшно соскучился по ней. Мои губы припали к сладким губам, я чувствовал ее язык, ее тело, я гладил ее сквозь шелковую сорочку. Оторвавшись, я у нее поинтересовался.
-Хочешь фондан? - спросил я, совсем рядом с ее губами. Я смотрел ей в глаза, я знал, что она хочет, чтобы я ее поцеловал, но я хотел выяснить, чем мне кормить мою девочку - это шоколадный кекс с жидким шоколадом внутри, - я кротко поцеловал ее губки.
Итак, мы приняли душ, я засел на кухне, Шерри дожидалась завтрака на заднем дворике. Пришлось повозиться, я как раз вытащил кексы из духовки, как появилась Шерон, недовольная, что я так долго. Я достал из холодильника взбитые сливки.
-Почти готово, иди посмотри, какая красота, - я подозвал любимую, и она подошла, чтобы посмотреть на мои кексы. Я стоял совсем рядом, а потом развернув ее, аккуратно надавил на колпачок сливок и выдавил немного на нос Шерри. Она заулыбалась, а я аккуратно съел сливки с кончика ее носа.
-Даже и не знаю, что вкуснее, твой носик или взбитые сливки, - протянул я. Заметив, что у меня рука испачкалась в шоколаде и сливках, я облизнул один палец, а потом увидел взгляд Шерри. Я улыбнулся, и спросил, - хочешь попробовать?

+1

64

Как я и надеялась, мое заявление вызвало у Этьена искреннее удивление и даже недоумение. Нечасто с утра услышишь, что твоя жена в кого-то влюбилась. Он тут же проснулся, приподнимаясь, чтобы понять, что за муха меня укусила. А я же продолжала смотреть серьезно, дабы блеф сработал. Но разве можно долго держаться, когда видишь такую фотографию? Вскоре я засмеялась, и Этьен успел заметить человека, в которого я влюбилась. Засмеялся и он, видимо, не в силах поверить, что друг мог так его подставить.
- Хах! Испугался? – не каждое утро начинается с такого чистосердечного признания. - На полке стояла. Может он специально поставил, чтобы я полюбовалась? – смеялась я в ответ, рассматривая пухленькие губки Этьена, покрытые красной губной помадой. – И что? Решили, что ты на нее похож больше всех? – на секунду я остановилась, нахмурившись, как будто серьезно пытаюсь оценить красоту этой «женщины». -  Ммм, думаю, тебе не идет такой цвет, - имея ввиду помаду, с наигранной серьезностью протягиваю я. – У меня в косметичке есть помада такого нежно розового цвета, мне кажется, тебе будет лучше. Принести? Эй! – возмутилась я, когда Этьен отобрал у меня рамку. – Я хочу сделать копию! – но он не слушал, прижимая меня всем телом к кровати. В общем, не удивительно, что о фотографии я забыла. Но лишь на время! – Хочешь отвлечь меня от мадемуазель Помпадур? – имея ввиду фотографию, тихо и с улыбкой поинтересовалась я.  Наши губы были совсем близко, я обхватила шею француза руками, ощущая, как его широкая грудь прижимается к моей. Я слышала его дыхание, чувствовала его на своей коже и таяла от этой близости. – Что это? – тут же усмехаюсь я, явно не понимая, что за слово такое произнес Этьен. Муж тут же пояснил, и я согласно кивнула, после чего получила свою порцию утреннего поцелуя. – А нельзя сразу было сказать «кекс»? Обязательно ставить меня в неловкое положение? - шутливо заметила я, отмечая свои знания в кулинарии, после чего засмеялась. - Ты сам сладкоежка и меня такой сделаешь.
После француз пошел в душ, я же встала с кровати и еще раз сладко потянулась перед лучами яркого солнышка. Здесь было так спокойно и уютно, словами не описать. Это место, оно так и пестрело отдыхом! А я ведь раньше даже не задумывалась о Франции и здешних местах, считала, что нет места лучше Гавайев. Но, как оказалось, любое место волшебное, если рядом правильный человек. Потому здесь я чувствовала себя превосходно! Нет, я чувствовала себя еще лучше. Каждый день вставала с улыбкой, каждый день получала удовольствия от лучей солнца и живописного пляжа. И разделяла все это с Этьеном, присутствие которого увеличивало это удовольствие в десять, а может и во все сто раз! Да, я привязалась к этому месту, здесь отдыхаешь, гуляешь, здесь наслаждаешься жизнью с тем, кто тебе дорог. Прибавьте красочный пляж, тропическую атмосферу и веселье – все уже понятно. Не хочу даже думать о том, что мы отсюда уедем, но мы вернемся. К тому же, потом ждали не менее приятные путешествия. Я горела желанием увидеть Дижон! Вот, чего я действительно хотела. Но мы отвлеклись. Я сидела на кровати, потирая шею. Скоро меня ждет вкусный и сладкий завтрак. Я встала, случайно замечая рубашку Этьена, валяющуюся на полу. Она просто слетела со стула, на который Этьен ее кинул. Поднимая его одежду, я улыбнулась сама себе. Мне так нравился этот запах, запах мужчины, Этьена. Как бы сентиментально это не казалось и не звучало, но периодически я вдыхала сладкий аромат его вещей. Говорят, одежда носит в себе энергетику своих хозяев, энергетику и, конечно запах. Когда человека долго нет, скучающий прижимается к его одежде и происходит что-то невероятное. Этьен был рядом, но мне все равно было приятно прикоснуться к его вещи, я словно лишний раз хотела убедиться, что он здесь, ну и просто получить удовольствие от запаха настоящего мужчины. Да, считайте меня ненормальной… Хотя, наверное, я и есть ненормальная! Ну и что? Зато я счастливая ненормальная.
Итак, через несколько минут настал и мой черед идти в душ. Разумеется, сперва я игриво ущипнула француза за ягодицы, скрывающиеся за полотенцем. Без этого никак. А потом зашла в ванную и бросила его рубашку в корзину для грязного белья. Помылась быстро, гораздо дольше пришлось ждать очередного кулинарного творения француза. Но это время я провела на заднем дворике, вглядываясь в чистое небо и гладкую водную гладь. Слышался веселый смех отдыхающих на пляже, слышались даже удары по мячу. Видимо, снова играют в волейбол. Я прошла чуть глубже, ощущая, как легкий и теплый ветерок ласкает лицо. Ну и глупая же я была, ведь раньше не замечала всего этого. Материалистка с практичными взглядами. Скорее человек с ограниченной фантазией. Этьен многому научил меня, в том числе, обращать внимание на такие приятные мелочи жизни. Я по-прежнему многого не понимала, по-прежнему оставалась циничной и материалисткой в некоторых вопросах, и, наверное, так будет всегда. Но кое-что он мне все же привил, кое в чем изменил, и я благодарна за это. От мыслей меня отвлек посторонний шум, доносящийся из дома. И чего он так долго? – подумала я, и направилась к мужу.
- Ну, ты скоро? – поинтересовалась я, смотря на духовку. – Словно готовишь первое, второе, третье и четвертое, на всякий случай, - однако мои возмущения оказались напрасны, кексы почти приготовились, и я с удовольствием глянула на них. – Выглядит аппетитно, - с этими словами я развернулась, и Этьен выдавил немного сливок на мой носик. Усмехнувшись, я закрыла глаза, ожидая, пока француз аккуратно исправит эту «неприятность». И, боже, можно было закричать от удовольствия ощущать его губы на своей коже. – Носик, конечно, - с наигранным возмущением протягиваю я, после чего, молча, делаю то, о чем заговорил француз. Взяв в руки его руку, я аккуратно облизнула каждый пальчик. – Ты такой запачканный…, - проговорила я, облизывая и второй. – А можно так? – я взяла у него тюбик со сливками и тоже выдавила на нос. – Он у тебя большой, потому и сливок больше, - засмеялась я, дотрагиваясь губами до носа француза. А что, мне тоже хочется! – Кстати, я тебе говорила…, - обхватив голову Этьена руками, я продолжала увлеченно целовать его нос, - что хочу в Монако? Ну после основного тура, - я усмехнулась, имея ввиду Дижон, куда мне хотелось сильнее. – Ты ведь не откажешь жене? – далее последовал еще один поцелуй, я словно пыталась подкупить Этьена, чтобы ответил согласием.
После этой небольшой игры со сливками, я принялась дегустировать кекс. Как я и ожидала, он был очень сладким, но это не значит, что мне не понравилось. Забавно, но мне нравилось все, что готовил Этьен, даже если раньше я этим и немного брезгала. Позавтракав, я все же потянула Этьена в ту таверну, в которой нам так и не удалось посидеть! На это меня побудили его вчерашние слова, что он ходил туда в молодости. И мне захотелось настолько, что в этот раз нас уже ничто не остановило. Вскоре мы уже сидели внутри, за столиком, ожидая выпивки. Француз был прав, здесь просто великолепно, сама атмосфера. Плюс, как я поняла, здесь бы какой-то праздник, стояла небольшая сцена и все, кто хотел, выходили танцевать или даже петь. Но основное время занимали профессиональные музыканты.
- Люблю живую музыку, - смотря на сцену, с улыбкой протянула я. – И часто ты сюда приходил? – снова задевая прошлое, поинтересовалась я. А в это время ведущий снова зовет на сцену добровольца или грозиться выбрать самостоятельно (так мне перевел Этьен). – Так, мне нужно в уборную, - понимаю я и встаю, однако через секунду внезапно прямо на меня светит эта световая лампа, а ведущий что-то болтает на французиком. Мне не нужен перевод, я поняла, что произошло недоразумение. – Хах, нет-нет-нет, я просто… мне нужно отойти, - меня спутали с добровольцем!
- О, американка? Oui? – интересуется ведущий, который уже успел спуститься со сцены и подойти к нам с микрофоном.
- Oui, - точно так же отвечаю я. – Извините, но я правда не собиралась…
- Ну как так? Иностранка и не побывать на сцене заведения чудесного лазурного берега? Ну не обижайте нас, - продолжал уговаривать ведущий, чем еще больше смущал меня. Ну да, было как-то не по себе среди публики, языка которой я особо не знала.  - C'est ваш супруг? Какая очаровательная пара, – смешивая различные языки, интересуется ведущий, после чего пожимает Этьену руку. – Вы же позволите ей? Мы не можем просто так отпустить иностранку, - слышу, как и другие люди начинают подначивать, конечно, им просто, их же не выбрали, это я унижаюсь, не зная, что от меня требуется. – Ну просим, s'il vous plait!
- Этьен, нет, - уже смеясь, начинаю я молить мужа, чтобы он запретил мне идти на сцену, но он лишь предательски улыбается. Хотя я морально уже настроилась на поражение, поэтому просто развожу руками, аля «сдалась». Слышу, как люди аплодируют. Я иду к сцене. Зачем, для чего? Уже стоя около микрофона и смотря на француза, я снова развела руками и пожала плечами, мол «не знаю, как так вышло». И я вовсе не стесняюсь, меня просто застали врасплох и я не знаю, что тут делать.

+1

65

Сегодня было самое необычное пробуждение из всех. Смех, воспоминания, все перемешалось этим утром. Шерри вдоволь позабавилась, увидев меня в весьма непривычным для нее образе. Я и не удивлен, что эта фотография стояла на самом видном месте именно тогда, когда нам было разрешено погостить. Бальтазар получит по первое число, если удосужиться приехать к нам и показать свою наглую морду, в хорошем смысле этого слова.
Пробуждение плавно перетекло в душ, а затем и в завтрак, точнее в его приготовление. Шерри покорно ждала, прогуливаясь по заднему дворику, но и ее терпение не вечно. Однако я не хотел спешить, еще не хватало потерпеть фиаско на кухне! Еда для Шерри должна быть идеальной, а не испорченной, да простит она меня за мое безумие.
-Да нет, первое, второе, третье и четвертое я пропустил, перешел сразу к десерту! Ты вообще знаешь, что десерты готовить сложнее всего! Это тебе не какие-нибудь десертики! - усмехнулся я, и вскинул вверх деревянную ложку, испачканную в шоколаде. Мне кажется этот жест добавил мне некой убедительности, - спасибо - с улыбкой проговорил я, когда Шер сказала, что кексы выглядят аппетитно, - ты выглядишь аппетитнее - мурлыкнул я.
Мне захотелось поиграть, поэтому я начал слизывать сливки с носика Шерри. Да, она права, нос у нее все же вкуснее взбитых сливок. Шер охотно облизала шоколад с моих пальцев, а потом захотел повторить мой трюк со сливками.
-Все же есть польза в моем большом носе, - засмеялся я, как только Шерон коснулась губами моего носа, - щекотно! - улыбнулся я, смотря, как Шерри наслаждается процессом, она даже зажмурила глаза от удовольствия. Она обхватила мою голову руками, тут уже я закрыл глаза, наслаждаясь процессом.
-Шер, когда я тебе вообще отказывал? - усмехнулся я, услышав новость про Монако. Я был там всего пару раз и никогда толком не видел города, всегда приезжал по работе, представлял проекты заказчикам. Так почему бы и не посмотреть на город уже с точки зрения туриста? - надо бы добраться до Дижона, а потом до Бордо, где живет мой отец. Если конечно, ты все еще хочешь с ним познакомиться.
Да, у нас с отцом были не самые теплые отношения, и я очень переживал, что он испортит наш визит в Бордо. Поэтому иногда я справлялся, хочет ли Шерон познакомиться с моим отцом, ведь никто не знает, как он поведет себя в обществе мой жены, учитывая, что у него весьма жесткий характер.
Мы наконец-то позавтракали, после непродолжительных игр с едой. Хоть в детстве и учат, что это не хорошо, это чертовски соблазнительно, особенно когда твоя женушка кончиком языка слизывает сливки с лица. Фонданы получились отменными, Шер снова оценила мою стряпню по достоинству. И я снова, словно поросенок, испачкался в шоколаде, но дело исправила Шерри, она заботливо убрала губками шоколад у меня с щеки и подбородка. Безумно люблю ее за это.
После завтрака, Шер повела меня в таверну, в которую мы все никак не могли сходить, а если и появлялись там, то не задерживались. Забавно, дома съесть десерт, а потом посетить таверну, чтобы плотно пообедать или позавтракать, честно говоря, я уже запутался.
В таверне был какой-то праздник, по крайней мере, на сцене уже с утра трудились музыканты.
-Нет, я ж бедняком был, так что, были всего один раз, взяли пасту с морепродуктами и разделили на двоих. А потом, когда уже стал зарабатывать, я приезжал к Бальтазару и мы частенько здесь бывали.
Как ни странно, Бальтазар - это единственный друг, с которым мы не пытались снять девушек. Мы просто наслаждались нашей дружбой, не смешивая ее с отношениями и прочим. Но он жил здесь, часто был в отъезде, всегда искал вдохновения. 
Нас отвлек голос ведущего со сцены, который уже искал счастливчика, который споет всем гостям. Я перевел Шер, и она сразу засобиралась в уборную. Я ее понимаю, французы настырные, если им понравилась женщина, они затащат ее на сцену по-любому. Закон подлости, Шерри идет в уборную, и ее ловит ведущий. Он смешивал французский и английский, что звучало забавно и странно. Шер уже просила защиты у меня, а я просто улыбался, смотря, как она пытается спастись от уговоров всего зала. Однако как только я увидел ее на сцене, забеспокоился, что они ее совсем засмущали.
Я встал из-за стола и поднялся на сцену. Обращаясь ко всему залу, я говорил на французском, а потом поворачиваясь к любимой переходил на английский.
-Меня зовут Этьен, и это моя жена - Шерон. И, я хотел бы спеть вместо нее, для нее.. - и я поворачиваюсь к Шер и повторяю последнюю фразу на ее языке. Я вспомнил хорошую песню Джо Дассена, которая переводится, как идеальная женщина. Давненько я не пел, и все же ради Шерри готов был тряхнуть стариной. Музыканты заиграли знакомую мелодию и я начал петь. О чем эта песня? О несовершенстве человека. Да, Шер не совершенна, но она идеальна для меня. Не стоит относиться к тексту песни серьезно, нужно лишь понять ее скрытый смысл. В припеве я заменял имя Анжелина, на имя Шерон. Джо пел о своей любви, а я пою о своей, немного поправив его текст. И вот песня заканчивается, и я, подаюсь вперед, и целую сладкие губки Шерри.
Нам аплодируют, а я и не слышу. Мои руки уже обвили талию любимой и мы просто целуемся, захлебываясь в собственных чувствах. Оторвавшись от ее губ, я прижался к ней, и, коснувшись губами ее уха, прошептал
-Ты моя идеальная женщина, я люблю тебя..
И мы снова вернулись к столику, нам подали обед, а ведущий больше нас не трогал, лишь припоминал со сцены о "страстной и красивой паре". Думаю, он не скоро забудет мое выступление и наш поцелуй. Что же, мы увековечили нашу пару в этим заведении. Я дал попробовать свой салат Шерон, протянув ей свою вилку. Стулья наши были, как обычно, сдвинуты, чтобы мы были совсем близко друг от друга.
-Может сегодня посмотрим дома? Как думаешь? Найдем уютное гнездышко для четы Моро! - я прижался носом к шее Шер и стал тихо мурлыкать ей наше будущее - у нас будет свой пляж, каждое утро буду готовить тебе что-нибудь вкусненькое и приносить в постель вместе с кофе, а по вечерам будем сидеть на террасе, ты будешь сидеть на моих коленях, будем рассказывать разные истории из жизни или читать..
Я не удержался и поцеловал Шерри в щеку, а позже мы попросили счет. Было решено, надо посмотреть недвижимость. Я позвонил знакомому и он прислал мне адреса домов, которые сейчас продаются. А пока мы ждали звонка, мы прогуливались по городу, снова зашли в магазинчики, посмотрели всякие безделушки, я подарил Шер новые часы, которые ей так понравились в одной лавке.
Через полчаса мы уже ехали к нашему первому пункту назначения, знакомиться с домом. Честно, я был вдохновлен идеей приобретения жилья на лазурном берегу. Это будет наше маленькое убежище с Шерри. Убежище от реальности.

+1

66

Я стояла на сцене и наблюдала за всеми посетителями, хотя, конечно, основное внимание было уделено лишь одному. Не сказать, чтобы я стеснялась или смущалась. Поверьте, если бы я точно знала, что у меня нет голоса – я бы сюда не вышла ни под каким предлогом. Но голос у меня был, средненький, но все же был. Проблема была в другом. Напротив меня сидели французы, и я не знала их языка, лишь на поверхностном уровне, ведь всегда старалась улавливать то, что говорил Этьен. В общем, у меня не было такого репертуара, который бы стоило иметь. Муж говорил, что все французы – патриоты, а значит, будет неуважительно петь что-то на родном языке. Но у меня не было выбора, потому, глубоко вздохнув, я уже было хотела спросить у музыкантов, знают ли они одну из великолепнейших американских мелодий, как внезапно на сцену вышел Этьен. Я с удивлением наблюдала за его действиями. Он хочет меня забрать? Что ж, я с удовольствием уйду! И вот он что-то говорит на французском, я пытаюсь делать вид, что все понимаю и соглашаюсь с ним. Он ведь говорит, что я не могу петь, верно? Однако, правда заключалась в другом. Как только Этьен перевел все на английский, я даже слегка приоткрыла рот от удивления, явно не зная, что сказать и как реагировать. Он будет петь? Но он никогда не пел, он даже танцевать выходил с большим одолжением, потому что стеснялся своих способностей. Они у него были, я это ни раз говорила, но мужу это трудно объяснить. Тем не менее, я видела, какие шаги он предпринимает, я видела, как он старается. Ради меня. А сейчас это. Удивление смешалось с чем-то невообразимым. Ведь это тоже ради меня. Мой мужчина вышел на сцену, переборол свой страх. Ради меня. В общем, мне оставалось лишь улыбнуться и посмотреть на публику, которая одобрила такое стечение обстоятельств. Что ж, я отошла в сторону, позволяя Этьену начать. И он запел. Я не понимала смысла песни, более того, мне она казалась не мелодичной, но, кажется, я даже не прислушивалась. Меня привлекал голос Этьена, я видела его старания, но, самое главное, видела, что в каждое слово он вкладывает нечто особенное. Потому мне только и оставалось, что стоять и улыбаться, ведь я до сих пор не верила ни глазам, ни ушам. Не знаю почему, но сердце забилось сильнее. Столько усилий, и все ради меня одной. Эта песня, ради меня одной. Ну разве можно остаться равнодушной. Стоило Этьену закончить, как я тут же подошла и крепко обняла его, не в силах даже слова произнести, настолько была изумлена. Да и что я могла сказать? В этот момент он коснулся моего уха, прошептал свои слова, и я засмеялась. Не потому, что мне было смешно, засмеялась от счастья. И что я могу ответить? Разве что:
- Спасибо. Я люблю тебя. Хотя нет, - я отстранилась и обхватила его голову руками, все остальные как-то смешались с предметами, мы были одни. – Я безумно тебя люблю, - хотя даже это отражает лишь ничтожную часть моих чувств, нет тех слов, их еще не придумали и никогда не придумают. После с снова крепко поцеловала француза в губы. Только сейчас до меня стали доноситься аплодисменты. Его выступление понравилось, я была горда. Через несколько минут мы спустились со сцены и вновь вернулись к своему столику. – Что ты еще от меня скрываешь? – усмехнулась я, присаживаясь на стул. – Ты неплохо танцуешь, играешь в волейбол, ломаешь плохим парням пальцы и, как оказалось, умеешь петь. Чего я еще не знаю? – с этими словами я слегка наклонилась и поцеловала мужа в щеку.
Затем дело дошло до дома на лазурном берегу. Эту мысль я встретила с особым энтузиазмом. Даже не знала, что во Франции мне понравится так, что мне захочется купить тут домик. Хотя,  причиной тому было не только место, но и Этьен. Это его родина, и я невольно проникалась к ней, если не любовью, то глубочайшей симпатией и даже родством. Мне было приятнее ездить на отдых сюда, чем в любое другое место. А, услышав мечты француза, у меня и вовсе не возникло сомнений.
- Этьен, замолчи, - засмеялась я, после его представлений, - иначе я заставлю тебя сюда переехать навсегда, - я уже булла на грани! – Что ж, давай, - в полной готовности я потерла в ладоши. – У тебя же есть знакомый, да? Нам же не обязательно на пляже? До него можно и пешком доходить. Но только чтобы идти было недалеко.  Мы уже не молоды, - и снова смеюсь, хотя, чувствую, Этьен не обрадуется такому заявлению, и не потому что за себя обидно, скорее за меня.
Вскоре француз позвонил своему знакомому, нам дали несколько адресов небольших домиков, которые находились либо на пляже, либо недалеко от него. Было даже забавно, мы словно снова искали наш дом. Собственно, мы его и искали, только для отдыха. Я думала, что лучше уже не будет, но я ошибалась. Из каждого дома показывался свой вид, непохожий на остальные, но такой прекрасный! Солнце, пляж - красота! Я была готова остаться в каждом из этих домой, вернее, в каждом из задних двориков этих домов, но они нам не подходили. Одни были дороговаты, другие слишком большие. Держась с Этьеном за руку, мы прохаживались по комнатам третьего дома. И снова чудесный вид из окна. Боже, не может быть место настолько совершенным!
- Черт, - все еще держа Этьена за руку, простонала я, смотря в окно, выходящее на задний двор. – Почему здесь так здорово, а? Почему я раньше не ездила на Лазурный берег? – хотя понимаю, что без Этьена это место бы мне так не полюбилось, и стало бы очередным курортом. Но сейчас это что-то особенное и даже родное. Отчасти поэтому и хочется бывать здесь чаще. Я же Моро! Мне положено здесь быть. – Ты же только посмотри, - я возмущенно махнула рукой на окно. Действительно, как это место только посмело быть таким изумительным! – Отдых. Такой атмосферы нигде нет. Но…, наверное, - я оглянулась, осматривая комнату. – Этот дом слишком большой для нас. И он дороговат, - я заглянула в брошюру, которую в руках держал Этьен. – Кажется, между нами возникло недопонимание, - я имела ввиду риэлтора, которого друг моего мужа и  попросил показать нам дома. После этих слов, я подошла к этому щупленькому мужчине. – Тьен, переводи. Слово в слово. Вы, наверное, нас не поняли. Мы попросили небольшой дом, в пределах стоимости, которую мы Вам назвали, - я говорила медленно, проговаривая каждое слово, словно разговаривала с умственно отсталым. – Итак, а теперь еще раз вбейте себе это в голову, подумайте, назовите адрес и надейтесь, что дом будет соответствовать всем этим критериям. Еще одна ошибка, и на сегодня вы будете искать других клиентов. Спасибо!
Я ярко улыбнулась, после чего направилась к машине. Да, следующий дом попадал под все критерии, риэлтор не остался без клиентов, но жилище нам все равно не понравилось.
- Еще немного и я сдохну, - устало пожаловалась я, когда мы подъезжали к следующему дому. Выглядел он вполне прилично, снаружи, по крайней мере.

+1

67

В чем прелесть медового месяца? Это когда двое влюбленных занимаются тем, чем никогда и не занимались! Шерон когда-нибудь любовалась красивейшим закатом с любимым человеком? А я не припомню, что бы я выползал на сцену и делал что-либо ради кого-либо. Всю жизнь я был страшным перфекционистом, всегда работал пол лозунгом: "Если делать, то идеально, если не делать, то не делать вообще". Если я не умел танцевать, я не танцевал. Но что касается пения. Считайте, травма детства. Мне нравится петь, я люблю петь, но после того, как в школе я опозорился, попросту забыв текст песни, я перестал петь для публики. Даже в скромной компании я не решался открыться, и просто тихо подпевал, стараясь смешаться с голосами товарищей.
А сейчас я был абсолютно трезв и я понимал, что я делаю и зачем. Мне казалось, что Шерон попала в очень непростую ситуацию. Французы ожидают от нее нечто французское, как бы банально это не звучало. Именно поэтому я вызвался на помощь. Но я пел не для людей, именно поэтому мне не было страшно и неловко. Я пел для своей жены, единственной женщине, достойной моих песен. И я вкладывал в каждое слово всю свою душу, в надежде, что Шерри поймет, о чем я пою. Не нужно знать текст, знать перевод, достаточно послушать, с какой любовью, с какой осторожностью кто-то поет. И нет ничего прекраснее слышать в конце, как сильна та, для кого я пел, любит меня. Мы сели за столик, и я услышал вопрос, который, пожалуй,  ожидал услышать.
-Что же, я не плохо фехтую, знаю итальянский и умею держаться в седле - я подмигнул Шерри, - я похож на человека эпохи Возрождения?
Да, для полного счастья мне не хватало таланта рисования, ведь чертежи это все равно другое. Все, что у меня получалось рисовать - здания. Да, в художественной школе мне было неинтересно зубрить пропорции и основы теней, меня всегда тянула к какой-то точности и резкости, я не хотел рисовать лошадей или натюрморты в виде винограда и яблока, меня всегда тянуло к замкам, мне нравилось мечтать и фантазировать, кто бы мог жить в здании, которое я только нарисовал.
Что касается зданий, я предложил любимой заняться поиском дома именно сегодня, я уже начал соблазнять ее, расписав наше идеальное будущее, на что Шерри засмеялась, а еще припугнула меня, что мы переедем сюда жить. Но разве меня этим запугаешь? И все же я знал, как сильно Шер любит родину, у нее там родня, а у меня, по сути, никого нет, кроме отца и многочисленных друзей, которые, в принципе, имеют возможность навещать меня в Сакраменто.
-Так, еще раз скажешь, что ты не молода, я тебя укушу! И не смей возражать, не молодая женщина не может так в постели скакать! - аргумент, с которым не поспоришь. Не молодые не могут заниматься всю ночь любовью, им хватает прелюдии и пару несуразных движений под одеялом, чтобы смело заявить, что супружеский долг выполнен до следующей недели. Но с моей тигрицей нам это вообще не грозит.
Итак, в конце концов, мы отправились смотреть дома. Зачастую они нам не подходили по цене, нам все же нужен домик для отдыха, не тесный, но и не огромный. Но риелтор показывал нам шикарные виллы, которые, видно, давно стоят без хозяев. И я понимал его ход. Чем дольше здание простаивает, тем быстрее падает его цена. Это не выгодно архитекторской конторе, если проект не окупится, они понесут убытки. Однако терпение у нас с Шер не резиновое, и, кажется, мы обозначили цену, по которой мы хотим приобрести жилище.
Шерри уже не выдержала и попросила перевести мужчине все, что она скажет. Говорила она жестко, как коп, я же переводил все более в любезной манере. На всякий случай я предупредил риелтора, что мою жену лучше не злить и делать все, что она захочет. Как только мы надавили на него, он понял, что именно мы хотим. Снаружи дом выглядел очень мило, по крайней мере вызывал симпатию. Шер успела пожаловаться, что сдохнет, если мы приедем еще куда. И я ее понимал, она уже устала, надо бы и отдохнуть.
-Обещаю, этот последний на сегодня - я сжал руку любимой и поцеловал ее в висок. Нам открыли дверь и мы прошли внутрь. Что же, выглядел он очень уютно, но когда мы вышли на задний дворик, мы оба онемели. Дом действительно находился на пляже. Выходишь за пределы двора - и ты уже на море. Мы прошли внутрь дома, выглядел он скромно и не вызывающе, но при этом очень уютно. Я извинился перед риелтором и мы снова вышли на дворик, но уже одни. Я обнял Шерри сзади и мы стали смотреть на море.
-Кажется, это наше. Как думаешь? Здесь очень уютно. Не тесно и пусто. Как-то все в меру. Берем?
Мои руки лежали на ее животе, а голова была возле плеча. И я уже представлял, как мы каждый вечер выходим сюда и смотрим, как заходит солнце.
Шерри дала согласие, так что, в скором времени мы станем счастливыми обладателями этого домика. Риелтор тоже был счастлив, наконец-то у него будет премия. Хотя, не думаю, что здесь есть проблемы с продажей недвижимости, все же, многие хотят иметь свой дом на море.
Наконец-то мы вернулись в свой дом, точнее, в дом моего друга, не столь важно. Мы так утомились, пока искали дом, что задремали на часок, как только легли на диван. И снова меня разбудила Шер, видно, он не ожидала, что мы уснем, словно два бурых медведя в зимней спячке.
-Пойдем-ка на пляж... поспим там  - засмеялся я. Знаю, Шерри мне теперь точно не даст поспать. Мы переоделись и снова прошли на пляж. Все, как и обычно, ребята играют в волейбол, мороженщик торгует сладким, дети плескаются в воде, кто-то играет в бадминтон.
Мы искупались, а потом снова вернулись к шезлонгам. Слегка обсохнув, Шер решила помазать меня защитным кремом. Как только тюбик попал в мои руки, я вдоволь насладился процессом, аккуратно лаская тело любимой. Я даже игриво залез рукой под купальник и дотронулся до груди.
-Что? А вдруг обгорят? - усмехнулся я, оправдывая свои действия. Забавно, у нас два шезлонга, но мы постоянно ютились на одном. Я уселся поудобнее так, чтобы Шер прижалась ко мне свой спиной. Я поглаживал ее животик и смотрел на море через ее плечо.
-Хорошо тут, - шепчу я ей на ухо, уже посыпая поцелуями плечо и щеку, -кстати, это наша первая совместная поездка на море.
Тут к нам прилетел воланчик от бадминтона. Я поднял его с песка и повертел в руках, пока за ним не подошел паренек.
-Не хочешь партеечку? Мне нравится играть с тобой на желания, - сладко шепчу я ей на ухо.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-08-13 20:48:24)

+1

68

- Боже, ну и аргументы у тебя, - засмеялась я, когда услышала отговорку Этьена. – Я люблю спорт, родители засунули меня на каратэ в семь лет, так что…, - после этих слов  с игривым выражением лица я наклонилась к мужу и провела по его щетинистой щеке ладонью, - благодари их за это. Хотя это звучит как-то… неправильно, - сделав задумчивое выражение лица, я невольно усмехнулась, ибо неудобно даже думать о том, что Этьену следует благодарить родителей за мое поведение в постели.
Итак, спустя некоторое время, было решено отправиться на поиск дома. Я даже не представляла, что это будет так тягостно. С одной стороны, здорово искать новое пристанище, но с другой… Не удивительно, что под конец я уже просто начала ныть Этьену. Да, я, вот такая выносливая и спортивная. Сейчас мне хотелось отдыхать и веселиться, потому излишняя работа напрягала. К счастью, Этьен пообещал, что это последний дом на сегодня и, глубоко вздохнув, я вышла, наблюдая вполне себе неплохую обстановку. Впрочем, предыдущий выглядел так же, нужно было глянуть, что внутри. Мы с мужем прошли вглубь дома, стараясь не отрываться друг от друга. Мне была интересна его реакция, не хотелось, чтобы он согласился покупать дом только потому, что тот мне понравится, он должен был нравиться нам обоим.
- Ух ты…, - протянула я, оказавшись на заднем дворике. Все виды были хороши, но вид с этого дома почему-то вызвал у меня мурашки по коже. Пляж был совсем рядом, не подле дома, но, буквально, в ста метрах от него, две минуты пути. – Мне кажется, мы что-то нащупали, - усмехнулась я, возвращаясь в дом. Небольшой и уютный, приемлемый по цене. Сперва я подумала, что здесь кого-то убили, потому цена снижена (ну коп, что еще сказать), но риелтор уверил, что просто по сравнению с другими домами, этот относится к разряду «скромных» для такого курорта, как Лазурный берег, от того и цена. Что ж, я вышла во второй двор. Там стояла скамейка и на клумбах виднелись какие-то статуэтки восточного стиля. – Этьен! – тут же позвала я мужа. – Этьен! Смотри, тут даже статуэтки в восточном стиле на клумбах стоят. Мне это место явно нравится, - а муж, как никто другой, знал, какую я симпатию питаю к восточной культуре. А еще аккуратный газон и ухоженные цветы, здесь явно знают, как привлекать покупателей - все держать в чистоте и порядке. – Тьеша, у меня хорошее предчувствие, - словно девочка, полная энтузиазма, я подпрыгнула и, поцеловав мужа в губы, пошла и дальше исследовать дом.
Разумеется, по глазам мужа я видела, что этот дом его тоже заинтересовал, поэтому уже и позволила себе показать свои истинные эмоции. А эмоции захлестывали. Я ходила по каждой комнате, и уже видела ее интерьер, уже представляла, что и где будет стоять. Это любовь с первого взгляда! Через несколько минут я все же вернулась к Этьену, мы решили пойти на задний дворик, чтобы принять окончательное решение. Я молчала, по моему поведению муж мог понять все, что ему надо. И он словно прочитал мои мысли. Я улыбнулась, дотрагиваясь до его рук, лежащий на моем животе, а затем повернулась, касаясь губами его щеки. Безмолвное согласие.
- Пойдем, - и я потянула его за собой, да, француз видел дом, но мне хотелось поделиться и собственными впечатлениями. – Смотри, здесь можно сделать гостиную, - перед нами было помещение со ступеньками. – Но знаешь, что самое привлекательное? – пройдя вглубь помещения, я развернулась и улыбнулась мужу. – Свет. Здесь так много света! – а это уже создает именно ту атмосферу, которую я и искала.
В общем, я вела себя, как ребенок, которому купили велосипед, но, на деле, меня просто переполнял энтузиазм. Мы только что заключили договор на покупку дом на Лазурном берегу! Жаль, что нельзя въехать прямой сейчас, но у нас еще будет много возможностей. Итак, после  всех формальностей, мы вернулись домой, а после часового дрема я тут же захотела пойти на пляж. И снова чудесная теплая вода. Люблю воду, люблю плавать, люблю рассматривать подводные красоты с помощью масок, которые мы купили. Затем пришло время отдохнуть. Несмотря на приближающийся вечер, солнце светило ярко, потому я решила воспользоваться кремом.
- Ну не дергайся ты, - водя руками по спине француза, говорила я, как только он пытался повернуться, - иначе пропущу какой-нибудь участок. Готово, твоя очередь, - мы поменялись местами, однако ручки Этьена полезли совсем не туда, куда следовало. – Конечно, обгорят, если и дальше будешь пытаться снять купальник, - посмеявшись немного, мы удобно устроились на шезлонге. Мне нравилось даже это, просто сидеть и вдыхать приятный аромат морского воздуха. – Эм…, - тут же задумчиво протянула я, как только француз обмолвился о первой поездке, - нет, это наша первая совместная поездка, в принципе, - я засмеялась, ведь это правда. Мы ездили только по штатам, ну и в Канаду с друзьями, но то не считается, то ближнее зарубежье. – Оп, - прокомментировала я падение воланчика для бадминтона. – Что, в бадминтон? Как-то это не по-взрослому, - усмехнулась я, после чего встала с шезлонга. – Я пойду еще немного поплаваю, а ты морально готовься к этому…, - большим пальцем я указала на играющих в волейбол. Люблю эту игру, ничего не поделаешь.
Прежде, чем уйти, я поцеловала француза в кончик носа, а затем нырнула в приятную теплую воду. Вот это отдых. Плавала я недолго, где-то минут пять, после чего, как и обещала, мы направили к людям, играющим в волейбол. Были новенькие, были и те, кто помнил нас. Мы снова разбрелись по командам, и снова я не могла удержать от того, чтобы не подразнить своего мужа. Вскоре мы уже просто прогуливались по пляжу.
- Завтра с утра надо позагорать…, - ступая по приятному песку, рассуждала я. – Этьен, - развернувшись, я обхватила шею француза руками, - ты счастлив, что у нас теперь есть домик во Франции? И… из-за песка, который приклеился к купальнику, мне очень неудобно ходить, ты не мог бы меня донести до дому? – хоть я и засмеялась после этих слов, просьба была вполне серьезная, этот песок создавал жуткий дискомфорт!

+1

69

Шерри была счастлива, увидев дом. Не было никаких сомнений, что он ждал именно нас. Моя жена сейчас походила на самого счастливого в мире ребенка, чьи мечты сбывались одна за одной. Она восхищалась каждой мелочью, а я ходил за ней по пятам и восхищался ее энтузиазмом. Мне нравилось любоваться своей женой, она невероятно очаровательна в такие моменты радости. Я внимательно слушал и представлял, как же выглядит то, о чем она говорит. Дом и правда был великолепен, я уже представлял, как бы мы проводили вечера.
Мы без лишних рассуждений решили, что нам стоит взят этот дом прямо сейчас и подписали договор о покупке этого домика. Это событие подняло настроение на весь день.
Остаток дня мы проводили на пляже. Здесь, как всегда, царила атмосфера непринужденности и свободы. Ничто не напоминает о буднях, здесь просто все расслабляются.
-Я не пытаюсь снять купальник, я пытаюсь поласкать твою красивую, сочную, упругую грудь - замурчал я, ощущая кончиками пальцев грудь и сосок.
Мы удобно улеглись на шезлонге и просто наблюдали за людьми, наслаждались видом моря, вдыхали соленый воздух.
-Это да, но мне очень понравилась наша поездка на озеро Клементия - улыбнулся я воспоминаниям, и стал поглаживать животик Шерри, как бы намекая, что там было и пытаясь заставить ее вспомнить события того отдыха. От мыслей нас отвлек волан, который приземлился совсем рядом.
-По-детскому? За этим воланчиком не так-то просто прыгать, между прочим! - пытался убедить я Шер, что игра очень даже взрослая и интересная. И все же, Шерри была убедительнее меня, и поэтому, пока она устраивала очередной заплыв, я морально готовился к игре в волейбол. Когда Шер вернулась, мы снова разбрелись по разным командам. Иногда соперничать со своей женой полезно. Полезно и нужно.
После активной игры мы прогуливались по пляжу. Наша традиция. Я уже представил, как мы придерживались бы этой традиции в нашем новом доме. Шерри рассуждала о завтрашнем дне, я одобрительно угукнул на ее мысли. Потом мы остановились, Шерри обвила мою шею руками.
-Шер, я счастлив, что у нас теперь есть свое место. Такое же, как и у меня в детстве. И совсем скоро мы заполним его воспоминаниям. Конечно я счастлив. Мы теперь можем сбегать сюда хоть зимой, хоть летом. Наше убежище от реальности.
Но реальность меня настигла быстрее, чем я ожидал. Шер поделилась своими ощущениями по поводу песка, я усмехнулся и, поцеловав сладкие губки любимой, поднял ее на руках.
Я принес ее домой и отнес сразу в ванну, чтобы она отмывалась от песка. Пока я ждал очередь в ванну, я попил чаю с фонданом, который остался с утра. Правда теперь он стал обычным шоколадным кексом. Шерри вышла, и когда я заходил в ванную комнату, сказал:
-Приоденься, сегодня необычный вечер! - и снова я говорил загадками, и снова я приготовил сюрприз. Во всей суете приготовлений очень быстро настал вечер. Я вызвал такси и, когда мы сели в салон, я завязал Шерри глаза.
-Да, все серьезно, это большой сюрприз! - продолжал я интриговать жену. И вот мы на месте, я аккуратно вывожу Шерри из машины и завожу ее на то место, которое я заготовил. Мы прошли еще немного и, остановившись, я развязал жене глаза. Мы были на красивой яхте, украшенной тысячами огоньком. Мы стояли прям у носа корабля.
-Я подумал, что нужно отметить покупку дома - прошептал я Шерри на ухо. Кажется она не ожидала такого размаха, да и вообще не могла предположить, что я готовлю именно такой сюрприз. Взяв ее под руку, я повел ее по корме к каютам. Спустившись вниз, мы оказались в огромно зале, похожем на гостиную. В центре стоял стол, недалеко стояла барная стойка, а за ней официант, который приветствовал меня и жену. Я посадил Шер за стол и присел рядом. Официант открыл бутылку шампанского.
-Выпьем за любовное гнездышко четы Моро! - мягко произношу я, любуясь красивой улыбкой Шер. Бокалы звонко чокнулись, и мы отпили по глотку. Через какое-то время заиграла музыка. Это была песня Скорпионс, под которую мы танцевали наш первый танец. Я поднялся и, взяв любимую за руку, повел ее на свободное пространство, чтобы окунуться в незабываемую атмосферу танца.

+1

70

- Договорились, завтра будем прыгать, - засмеялась я, кажется, Этьену удалось убедить меня в этой игре, только вот не знаю, легче ему от этого станет или нет. Я вот с удовольствием посмотрю, как мой муж будет прыгать и бегать за воланом, летающим по всему пляжу из-за ветра.
Ну а пока что мы увлеклись игрой в волейбол, и снова Этьен показывает себя только с лучшей стороны. В очередной раз замечаю, что его надо лишь подтолкнуть и этот мужчина сможет удивить. Ну а потом мы двинулись вдоль пляжа, что уже стало нашей своеобразной традицией. Мне нравилось прогуливаться по вечерам. Здесь красиво, дует приятный теплый ветерок, рядом любимый человек – ничего не хочется менять. Однако я остановилась, решив поинтересоваться насущным вопросом. Нет, я знала, что Этьен был рад, но насколько? С Францией его связывают не только хорошие воспоминания, и я переживала, что эта покупка скажется не самым лучшим образом. Однако муж уверил меня, что все прекрасно. Забавно, я думала, он счастлив, потому что домик именно во Франции, а он счастлив только потому, что это наше убежище.
- Убежище во Франции, - улыбаясь, все же отметила я, ведь знаю, как муж относится к своей Родине.
Ну а затем пришло время возвращаться домой. Без казусов не обошлось, я бы смогла дойти, но песок создавал жуткий дискомфорт. К счастью, француз не отказал и легко донес меня на руках. Поблагодарив мужа, я отправилась в ванную, дабы принять душ. Даже не верилось, что мы скоро уезжаем из этого чудесного места. Однако я точно знала, что дальше будет не хуже. По сути, мне и вовсе было все равно, где быть, главное, чтобы рядом находился один человек. Итак, вымывшись, я вышла, укутанная полотенцем. Вторым полотенцем я вытирала волосы. В спальне уже ждал француз. Я улыбнулась, но ничего не успела сказать, как внезапно услышала интригующую фразу. Спорить и расспрашивать не стала, вместо этого, потратила время на сборы. Высушила волосы, нашла подходящее платье и аксессуары. Этьен никогда не перестанет меня удивлять, никогда не перестанет привносить в нашу жизнь что-то новое. Меня раздирало любопытство, потому я была рада, что наступил вечер. Собравшись, я вышла из спальни и наткнулась на мужа.
- Ух ты…, - протянула я, подходя ближе, - ты такой красивый в этом костюме, - осматривая его с ног до головы, словно завороженная, протянула я, после чего проехалась ладонями по пиджаку. Нет, Тьен красивый и презентабельный мужчина сам по себе, но некоторые вещи настолько подчеркивали это, настолько подходили, что оставалось лишь раскрыть рот и благодарить судьбу. – Этьен, это обязательно? – усмехаюсь я, как только мои глаза закрывает повязка. – Что ты придумал?
Эти вопросы я задавала скорее по привычке, ведь знала, что француз никогда в жизни не раскроет своих планов. Потому оставалось лишь молча сидеть в машине в полном неведенье от того, куда меня везут. Наконец-то автомобиль остановился, француз помог мне выйти и вел меня, все дальше и дальше. Странно, показалось, что в нос ударил морской воздух, но, что еще страннее, через несколько минут, мне пришлось через что-то переступать и, по ощущениям, почва была не такая уж и устойчивая. Мы покачивались и у меня даже не бывало вариантов, что это за место. Несколько раз я пыталась узнать у мужа, куда он меня ведет, но ответ получала один и тот же.  Однако вскоре он снял повязку. Я прищурилась от резкого света, но все же быстро поняла, где нахожусь. С приоткрытым ртом от удивления, я посмотрела на Этьена. Яхта? Забавно, я понимала, что мы около воды и была готова предположить, что мы садимся на плот, но уж точно не на яхту!
- Этьен, я…, - вырывается из моих уст, но сказать нечего, это так неожиданно, потому в итоге  просто улыбнулась и двинулась дальше.
Мы спустились вниз, а внизу нас уже ждал столик. Я улыбаюсь, присаживаясь на стул, француз присаживается рядом. Даже не знаю, сколько денег он потратил на все это, не удивлюсь, если в медовом месяце мы потратим все свои сбережения, но это никого не волновало сейчас. Я просто наблюдала за действиями мужа, слушала его слова и… улыбалась. Не знаю, что происходило внутри, сердце словно сжималось и одновременно билось сильнее. Я не находила слов не только, чтобы выразить Этьену всю благодарность, но и чтобы описать свои впечатления, от которых внутри все трепетало. И вот муж подымает бокал, я согласно киваю, мы чокаемся, играет музыка.
- Признайся…, - улыбаясь, протягиваю я, для танца обхватывая шею француза одной рукой, мы начали медленно двигаться, - тебе стало нравиться танцевать, - моя рука уже начала аккуратно поглаживать волосы Тьена на затылке. – По правде, я сначала подумала, что ты меня завел на какой-нибудь плот, - после этих слов я засмеялась, вот такая скромная у меня фантазия.
До конца песни мы танцевали, потом выпили еще немного, и я предложила французу выйти на палубу. На улице уже стемнело,  но путь нам освещали многочисленные лампы, расположенные на яхте. Их отблеск виднелся в воде, шум которой был отчетливо слышен. Персонал, если таковой имелся, спрятался в своих каютах, давая возможность влюбленным побыть наедине. И вот, подойти к носу, я развернулась и снова подошла к французу, дотронувшись руками до воротника его пиджака. Все-таки он у меня очень красивый, очаровательный и статный. Этот костюм четко подчеркивал его фигуру, широкую грудь и даже сильные ноги. Передо мной стоял мужчина. Настоящий. И внутренне и внешне. От этой мысли я улыбнулась, после чего немного поправила воротник рубашки, который лежал неаккуратно. Люблю, когда он без галстука, Этьену такой стиль идет. Через несколько секунд мои ладони скользнула по талии мужа. Так я обняла его, после чего положила голову на плечо. Обняла крепко, хотя…, можно сказать, что скорее прижалась.
- Здесь прекрасно, - закрыв глаза, единственное, что я смогла произнести. Было так комфортно и тепло, что рот просто не открывался, а слова застревали в горле.
Так мы стояли около минуты, может чуть больше. Я прижималась к мужу, а когда слегка отстранилась, обхватила его голову руками и аккуратно, закрыв глаза, несколько раз коснулась губами его губ. Затем руки съехали вниз и легли на его плечи, кроткий поцелуй перерос во французский. Медленный, нежный, плавный, я бы даже сказала, тщательный, ведь мы старались получить как можно больше удовольствия, наслаждаясь каждой секундой этого момента. И вот я отошла от Этьена и прошлась вдоль ограждения. Нахлынули старые воспоминания, но не факты из биографии, скорее воспоминания меня самой, такой, какой я была. Остановившись, я снова развернулась, спиной опираясь на ограждение. Этьен ведь даже не понимает, что делает для меня каждый день, и я хочу попытаться ему это объяснить.
- Знаешь, а ведь когда-то…, я и не знала, что так вообще можно, - посмотрев куда-то в сторону, я усмехнулась, имея ввиду такие вечера. – Кажется, после того, как надела форму, я забыла, что такое быть… простым человеком, со своими радостями и желаниями. В детстве я смотрела фильмы, и там красивых накрашенных женщин приглашали на ужины при свечах, им говорили приятные слова, их восхваляли. После академии я поняла, что это не про меня, - я снова начала медленно подходить к Этьену, ведя рукой по перилле. – Я отличалась от тех женщин. И я действительно не нуждалась в таком отношении. Ведь это абсурдно! Ужин при свечах с женщиной в погонах… или даже просто прогулка по парку, отдых на пляже, игра в волейбол. Глупо. И я искренне верила в то, что так быть не должно, это неправильно, такие, как я – мы из другого теста, - я уже подошла совсем близко и снова оперлась спиной об ограждение. Этьен встал напротив меня, наши груди соприкоснулись. Свой короткий рассказ я продолжила, прижавшись носом к щеке мужа и закрыв глаза. – Служба в полиции, несмотря на то, что она давала больше свободы, почти никак это не изменила. Все было однообразно, даже отношения. Но пришел ты. Этьен, - я слегка приподняла голову, но кончик носа по-прежнему соприкасался с лицом француза, - я знаю, ты говоришь, что влюбился в женщину, но… полицейский – это не работа, это призвание. Ты влюбился в женщину-полицейского, доказав, что все, что я знала, все, в чем была уверена – глупость. С тобой мне захотелось попробовать, с тобой я почувствовала… необходимость в чем-то… подобном, - имелись ввиду те самые вечера, прогулки в парке и прочее. – И в итоге я поняла, что…, - отстранившись от мужа, я улыбнулась и развела руками, - хэй, а ведь ко мне тоже так можно относиться, и это вовсе не абсурдно, - затем я снова обхватила голову Этьена руками. – Ты понимаешь? – внимательно смотря в его глаза, с улыбкой интересуюсь я.
Но меня волновал не сам рассказ, понимает ли он смысл? Как он изменил мои представления. Как он дал то, чего мне не хватало, хотя я и сама этого не понимала и даже не догадывалась. И дело не в романтике. Во всем. Во внимании и ухаживаниях, в веселых времяпровождениях, романтичных, в совместных отдыхах. Он дал мне разнообразие, хотя много лет назад я была уверена в том, что оно есть. Но, боже, как я ошибалась! Тогда это называлось «отношения с перчинкой», но ведь это и есть скучное однообразие, так как помимо перчинки ничего и нет. А теперь есть все, и перчинка, и шоколад, бананы, ананасы, не знаю, с чем еще все это сравнивать, все виды фруктов, сладостей и перцев!
Через несколько секунд я провела ладонями по его рукам, от плеч до запястий, сама же приблизилась к нему, почти вплотную, кончики наших носов соприкоснулись. Я чувствовала, с какой силой забилось сердце, а он мог слышать тяжелое дыхание, вырывающееся из приоткрытого рта. Дыхание было прерывистым из-за начавшейся дрожи. Я часто так ощущала себя рядом с ним, этот человек притягивал и вынуждал реагировать мое тело именно так.
- Ты, видимо, очень смелый, - продолжая прерывисто дышать, тихо и с улыбкой протягиваю я, имея ввиду, что нужно быть чертовски смелым, чтобы влюбиться в копа и бороться за эти отношения. – Или безрассудный, - тоже вариант.

+1

71

Это был прекрасный вечер, я чувствовал, что я попал в яблочко, когда ломал голову, как же разнообразить наш медовый месяц. Конечно, каждый день был незабываемым, но я хотел стремиться дальше, выдумывать и творить для своей женщины. В конце концов, я знал, что у нее ничего такого и не было. Хотя, кто знает, может в ее жизни был какой-нибудь мужчина, который так же, как и я хотел сделать ее жизнь слаще. Нет, не хочу даже думать об этом.
Когда я только познакомился с Шер, она была самой настоящей железной леди, которой не нужны подарки, внимание и ухаживания. О таких женщинах я отзывался, как о сумасшедших феминистках и, если признаться, держался подальше. Почему же Шерри стала моей избранницей? Потому что первое, что я увидел - это ее глаза. Я словно проник в ее душу и мне захотелось сделать многое для этой женщины. Мне захотелось быть рядом.
Но не будем ворошить прошлое, ведь будущее намного слаще. Я видел, как сверкают ее нежно-голубые глаза, я видел восторг и изумление. Она не может подобрать слов. Я улыбаюсь, как только она запнулась, и прижался носом к ее виску, как бы говоря, что не переживай, все хорошо. Ведь так оно и было. Мне не нужно было слов, они все равно не смогут описать то, что сейчас ощущала любимая. Я все видел в ее глазах. Они и сейчас охотно пускают меня в душу моей, теперь уже, жены. И тогда пустили. И с каждым днем, с каждым часом, с каждой минутой и секундой я понимаю, что мы созданы друг для друга. И все, о чем я могу жалеть, что мы слишком поздно встретились. И все же, любить никогда не поздно. Разве мы могли бы позволить себе в 20 лет купить любовное гнездышко на берегу моря? Раз я мог в студенческие годы сводить ее в ресторан или утроить свидание на яхте? Да, если бы мы встретились в юношестве, все было бы по-другому и приятное делалось бы по мере возможностей, которых, не думаю, что было много. Однако я больше, чем уверен, что история повторилась бы, как и с моей первой женой. Чтобы любить так, как мы любим сейчас, нужно было многое пережить, осознать, понять, чтобы найти рай в друг друге. Увидели бы мы это в 20 лет? В 25? В 30? Не знаю, но мы должны были созреть друг для друга, и как только это произошло, Господь свел нас. И кого мы должны благодарить? Воришку, который выбрал самый удачный день. Интересно было бы найти его сейчас и сказать спасибо, хоть это и выглядит абсурдно. Но я действительно очень благодарен тому пареньку и обязан ему по гроб жизни!
Мы прошли с Шер вниз, выпили шампанского, и я снова повел ее танцевать. Да, жена не могла это не прокомментировать, и я понимал ее. Вспоминая, какой я упертый был, как не хотел танцевать, она сотворила чуда. И, могу сказать, она единственная женщина, с которой я не просто могу выводить круги часами, но и действительно очень хочу.
-Мне нравится танцевать с тобой - кротко улыбаюсь я. Танец  - это нечто невообразимое. Ты чувствуешь тело своего партнера, видишь его глаза и ощущаешь дыхание на коже, когда он приближается. И все эти чувства невозможно описать, да я и не пытаюсь. По мне итак все видно, без лишних объяснений.
-Оу нет, дорогая, ты достойна большего, чем плот. Когда же ты начнешь мыслить более глобально! - улыбнулся я, прижимаясь щекой к щеке любимой, - однако на этом волшебство вечера не заканчивается.
Так я намекнул, что Шер ждет еще один сюрприз. Не знаю, понравится он ей или нет, и все же, я был уверен в своем успехе.
Танец закончился, и мы решили прогуляться по палубе. Шерри аккуратно вела меня, держа под руку, а я, не в силах смотреть на яхту, любовался своей женой. Она была великолепна. Это платье лишь скрасило ее, подчеркнуло прелестную, соблазнительную фигуру. Закрыв глаза, я лишний раз поймал себя на мысли, что мне крупно повезло в этой жизни. Это достойная награда, за все беды и неудачи, что меня преследовали.
В какой-то момент мы остановились, и Шер обняла меня, а голову положила на плечо. Руки мои сразу же обвили ее, я прижался губами к ее лбу. Казалось, что время потеряло счет, мы просто так стояли и нам ничего не нужно было, лишь бы все это никогда не заканчивалось. Шерри отстранилась и подарила мне сладкий, нежный и чувственный поцелуй, от которого кожа покрылась мурашками, а сердце заколотилось, как кувалда, пытаясь переломать всю грудную клетку и прижаться к груди Шерри. Оторвавшись от ее губ, я не сразу смог прийти в себя. Все было как в тумане, она вскружила мне голову. Шерри отошла от меня, а я внимательно начал следить за ней. Она ступала медленно и грациозно, словно пантера, ступала мягко и аккуратно. Как только она заговорила, я стал внимать каждому ее слову, стараясь не пропустить не буковки из ее речи. Ближе к концу рассказа, я подошел к Шерон ближе, не в силах держать дистанцию. Да, меня притягивало к ней ,как магнитом, я не мог представить, что могу стоять вот так, совсем один. Она отошла от меня всего на два шага, а мне уже кажется, что она невероятно далеко.
Прижавшись к ней грудью, я продолжил слушать ее рассказ. Руки мои лежали на ее бедрах, я чувствовал ее горячее дыхание на своей щеке. И вот она отстраняется и смотрит в мои глаза. И она не увидит там ничего, кроме любви и восхищения.
-Да, понимаю, - тихо ответствовал я, улыбаясь.
Шерри провела теплыми ладонями по моим рукам, я закрыл глаза, ощущая это тепло через ткань пиджака.
-А ты как думаешь, какой я? - улыбнулся я, отвечая вопросом на вопрос Шерри. Скорее все же безрассудный. Я потерял голову, как только мы провели ночь вместе. Чувствуя ее губы, ее тело, я понял, что хочу чувствовать это всегда! И я не знаю, как все это произошло, и я гордился тем, что Шерри стала моей единственной женщиной, последней, а главное той, которой я ни разу не изменил и и даже не задумался о измене. Нет, я любил ее так искренне и так крепко, что о других женщинах не могло идти и речи. Все они пустышки.
-Я хочу тебе подарить еще один подарок, - тихо промурчал я, и отошел на шаг назад, чтобы достать подарок из внутреннего кармана пиджака, - знаешь, я долго ждал счастья. Так долго, что все это превратилось в мечту. Знаешь, это как дети, сидят у окна и ждут, когда упадет звезда. И я долго сидел у своего окна, долго смотрел на звезды, пока одна не спустилась ко мне на руки. И имя этой звезде - Шерри.
Я достал небольшой листок, свернутый в трубочку и перевязанный золотой, атласной лентой. Это был сертификат. Теперь одна из звезд на небе носила имя Шерри. Зарегистрировал я звезду еще в Сакраменто и, признаться, хотел подарить ее любимой в день нашей свадьбы. Но я чувствовал, что слишком много эмоций на один день, и я ждал момента, который настал прямо сейчас. Я протянул свиток любимой и внимательно смотрел, как она развязывает ленту и разворачивает свернутый лист. Сердце мое трепетало от волнения, я боялся, что подарок придется не по вкусу, хоть это было и маловероятно.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-08-14 22:18:41)

+1

72

Мы продолжали так стоять. Этьен мог слышать мое прерывистое дыхание, мог ощущать дрожь, пронзающую все тело. И я ничего не могла с собой поделать, такова была естественная реакция моего организма на его присутствие и близость. Я чувствовала тепло, слышала его дыхание, и просто ничего не могла с собой поделать. И вот я сделала свои выводы, это не было вопросом, но француз решил все же поинтересоваться моим мнением. Не меняя своего положения, я усмехнулась, подняв голову, чтобы посмотреть мужу в глаза.
- Не знаю…, - я мягкой улыбкой протянула я. – Мне нравится думать, что и такой и такой, - я улыбалась так, словно стеснялась собственных мыслей, словно чувствовала, что говорю что-то наивное и глупое. – Достаточно смелый, чтобы вообще решиться, - имелись ввиду погони за отношениями с такой женщиной, как я, - и достаточно безрассудный, чтобы решиться вопреки последствиям.
Непросто жить с таким офицером полиции, как я. К вечной нервотрепке прибавляется и опасность, ведь у меня много врагов и никогда не знаешь, когда они окончательно съедут с катушек. Но, вопреки всем этим последствиям, Этьен решил идти дальше, решил добиваться и бороться. Ну разве не безрассудство? Но в то же время, разве не смелое решение? Это две стороны одной медали, потому да, мне нравилось думать, что Этьен и такой и такой. Улыбнувшись этим мыслям, я аккуратно провела тыльной стороной ладони по щетине француза, затем пальцем дотронулась до его губ. Это просто невозможно, но в этом человеке все совершенно для меня! Через несколько секунд я подалась вперед, касаясь губами щеки Этьена. Как оказалось, на сегодня сюрпризы не заканчиваются. Муж отошел назад, а я лишь наблюдала и слушала его со слегка приоткрытым ртом от охватившего меня любопытства. Что он еще придумал? – витало в моем голове. По словам Этьена я пока что ничего не понимала. Он медленно доставал что-то из своего кармана, а потом закончил. И, по правде сказать, я так и не поняла, о чем он говорит. На моем лице явно читалось недопонимание. Какая звезда? Что он показывает? Я медленно подошла, принимая сверток из его рук, и несколько раз перечитала, прежде чем понять, о чем мне только что сказал муж. И мое недопонимание можно простить, мне еще не делали подобных подарков, поэтому поверить в это не так уж и просто.
- Звезда? Но… как? – я снова перечитала сертификат, а потом с улыбкой подняла голову, вглядываясь в звездное небо. -  Этьен, это…, - смотрю на мужа, но не нахожу слов, чтобы описать свои ощущения. И понимаю, что для международного астрологического сообщества все эти сертификаты не имеют никакого значения, но ведь это неважно. Этот поступок, этот подарок просто лишает дара речи и вынуждает сердце биться быстрее. – Для меня еще никто ничего подобного не делал, - с улыбкой протягиваю я, рассматривая сертификат.
Думаю, это уже можно было рассматривать как благодарность. Обычных слов, типа «спасибо» в такой ситуации было недостаточно, так пусть просто знает, что таких подарков мне не делал никто. Но в какой-то момент мне становится обидно. Да, именно обидно. Эта яхта, эта звезда… А что могу подарить Этьену я? Конечно, не моя вина, что родилась с такой ограниченной фантазией, но мой муж заслуживал чего-то особенного и оригинального. Окунувшись в эти мысли, я снова подняла голову, глядя на мужчину.
- Знаешь, порой мне так неудобно, - я усмехнулась, понимая, что Этьен сочтет эти слова глупыми, но для меня это было важно. – Ты даришь мне все это, делаешь такие подарки, а я не могу ответить чем-то достойным. Но…, - с этими словами я приблизилась к французу и обвила его шею руками, - я буду стараться, - никогда не поздно развивать свою фантазию! И я знаю, что Этьену достаточно и того, что я даю, но он достоит большего, я хочу дать ему большее!
После этих слов, я широко улыбнулась и поцеловала мужа. В данный момент, это единственный способ выказать свою любовь и благодарность – с помощью страстного и крепкого поцелуя, пропитанного нежностью и любовью. Затем я снова провела по щеке француза ладонью, и мы начали высматривать в небе звезды. Я словно ребенок, интересовала у мужа, где моя звезда. Эта или другая, справа или слева. Понимаю, определенности нет, но мы ведь могли выбрать что-то и сейчас. Порезвившись немного, мы спустились вниз, чтобы поужинать. Однако я не смогла долго сидеть в каюте. Мы ведь на яхте, на море, нельзя долго сидеть в закрытом помещении. Так что вскоре я снова вытащила Этьена на палубу. Мы немного походили, пообнимались, и мне захотелось пройти к штурвалу. Обычно это было запрещено. Но я убедила капитана в том, что как лейтенант полиции, осознаю всю ответственность и ничего лишнего не сделаю. Профессия, видимо, расположила седого мужчину, и он дал, если не порулить, то хотя бы прикоснуться к штурвалу. В общем, эмоций было достаточно. Возможно, поэтому время пролетело достаточно быстро. Откровенно говоря, мне не очень хотелось обратно на сушу, но пришлось. На пристани уже ждало такси, а на протяжении всего пути к дому, я только и делала, что рассказывала Этьену о своих впечатлениях, не переставая целовать его в губы, ведь эти впечатления – его заслуга.
Как только мы оказались дома, в мою ненормальную голову пришла идея. Еще на яхте я пожаловалась французу на свою фантазию, и мне правда хотелось сделать что-то особенное для него. Понимаю, Этьен был бы счастлив по уши от стриптиза или чего-то в этом роде, но хотелось проявить фантазию, хотелось разнообразия. Я до конца не знала, сочтет ли Этьен это сюрпризом, будет ли смысл, понравится ли ему это вообще, но зато все равно будет весело. Итак, я спряталась в комнате, переодев платье, пока француз что-то делал в гостиной. После я вышла в закрытом купальнике и пляжной тунике – явно не наряд для сна.
- Мы идем на пляж, - с широкой улыбкой протягиваю я и по виду не похоже, что я приму какие-либо отговорки. – Переоденься во что-нибудь легкое.
Конечно, темно и все в этом духе, но так и задумано. Вместе с собой я взяла небольшую сумочку. Как только француз переоделся, мы двинулись на пляж, на котором уже никого не было. Время близилось к глубокой ночи, если и были слышны чьи-то голоса, то только вдалеке. Я не раскрывала Этьену всех своих планов, хотя, это врятли можно назвать чем-то интересным и интригующим. Просто мне показалось это символичным. И вот мы вышли на пляж, и я сразу же ступила в прохладную воду, доставая из сумки пару плотных перчаток, которые нашла еще несколько дней назад. Надеюсь, друг Этьена, на меня не разозлиться. Я отбросила сумку назад, на песок, и вручила французу одну пару перчаток, пока что не говоря ему о планах. Сама же я нагнулась, словно вглядываясь в водную гладь.
- Будем ловить морских ежей, красавчик, - поворачивая голову в сторону француза, внезапно с улыбкой протянула я, раскрывая свои планы.
Он ведь сам говорил, что в детстве убежал из дома и ловил посреди ночи морских ежей. Я подумала, будет интересно сделать то же самое спустя столько лет, только уже сделать не одному, а когда мы вместе. Перчатки, разумеется, для того, чтобы не пораниться. Все тело этих зверьков покрыто иголками, не хватало еще заразиться чем-нибудь. Так что и ступала я аккуратно, чувствуя приятное прикосновение воды к босым ногам. Порой я натыкалась на других зверьков, названия которых не знала, но выглядели они чудаковато. Это будет веселая ночь.

+1

73

Oh this is the night, it's a beautiful night
And we call it bella notte
Look at the skies, they have stars in their eyes
On this lovely bella notte

Я видел, как в ее лазурных глазах отражаются звезды. И не было сейчас место на земле милее, чем это. Даже не весь корабль, а всего пару дощечек его палубы, на которых мы стояли. Сердце мое изнемогало от волнительного трепета, который возникал всякий раз такого интимного вечера. Каждый раз сердце сжималось приятной болью, когда Шерри смотрела на меня таким взглядом. Ее радужки были переполнены волшебством вечера, я видел, как в них плещутся теплые волны сладкой любви, которую мы испытывали друг к другу.
Казалось, что Шерон стеснялась собственный слов. И я не осуждал ее, я принимал ее такой, какая она есть, и я прекрасно понимал, что признаваться в любви, говорить нежности и клятвы для нее не просто. Однако я всегда видел, как она менялась на моих глазах и от этих метаморфоз мне становилось как-то непривычно тепло и уютно.
-Все это легко объясняется, дорогая - я имел в виду именно свое безрассудство, ведь понимал, что именно она имела в виду. Вообще, очень странно полагать, что человек с весьма мирной профессией не может влюбиться в пожарного или, в данному случае, полицейского, - когда любишь, готов на любые крайности - я мягко улыбнулся, вспоминая, как я готов был получить пулю, когда залезал на крышу ее дома. Может быть именно поэтому теперь у нас одноэтажный дом? Да, я готов был отсидеть ночь в обезьяннике, где когда-то сидели алкоголики или наркоманы. Я готов был согласиться на опасное задание, не взирая на то, что скажет моя Шерри, лишь бы помочь ее и беречь. Что же, да, я безумец, но именно наша любовь сделала меня таким.
Шерри аккуратно провела рукой по моей щеке, а я мечтательно закрыл глаза, наслаждаясь теплом ее руки. Однако вечер на этом не заканчивался, и я решил, что сейчас самый подходящий момент, чтобы подарить жене ее же звездочку, звездочку названную в ее честь. Пожалуй, я знал следующую реакцию Шер, но все же, я волновался. Волновался, как мальчишка, который впервые делает такие подарки. И все же, это правда, я впервые делаю нечто такое, что можно лишь увидеть на экране телевизора. И мне приятно от той мысли, что я делаю жизнь Шерри сказочной.
Кажется Шерри была немного растеряна, она никак не ожидала, что я могу подарить ей целую звезду. Эта озадаченность и восторг превращали ее в маленького ребенка, который получил запечатанный подарок на Рождество. И это то состояние, когда хочешь узнать, что внутри, было сейчас с Шерон. Этот интерес к самой ситуации, тот трепет, с которым она держала сертификат в своих руках. И как мне приятно знать, что для нее такого еще никто не делал. В такие моменты подчеркивается мое особенность, именно в такой момент, хочется подписать под моим именем - единственный.
-Шерри, брось эти глупости, - улыбнулся я, когда она говорила, что у нее плохая фантазия, - а медаль, которую ты мне подарила на сорокалетие? А тот сюрприз в спальне? Ведь именно ты игралась с виноградом, что теперь мы частенько делимся едой с губ друг друга. Перестань себя недооценивать - улыбнулся я.
И вот мы уже целовались, прижимаясь друг к другу, я чувствовал тепло ее тело, и мне было так хорошо. Эти поцелуи, боже, я чувствовал любовь не только духовно, но и физически. Меня словно не было здесь, я поднялся высоко в облака, задыхаясь от нахлынувших чувств и эмоций. Руки обвивали тело жены, а губы становились все настырнее.
Вечер пролетел очень быстро. Мы искали нашу звездочку на небе, мы ужинали, танцевали и просто хорошо проводили время на палубе яхты. И так не хотелось возвращаться на берег. Хочется представить себя пиратами, которые бороздят океаны в поисках сокровищ. И если бы я был пиратом, то я был бы несомненно очень богат, ведь у меня было такое сокровище, которого не было бы ни у кого - Шерон.
Мы спустились с палубы, сели в такси. Я предвкушал уютный вечер в компании жены, мне достаточно было бы даже простых объятий и какого-нибудь фильма, чтобы назвать сегодняшний вечер великолепным. Пока я возился в гостиной с телевизором, все же я решил, что неплохо было бы на ночь посмотреть какой-нибудь фильм, Шерри приготовила для меня новый сюрприз, который я, собственно, никак и не ожидал. Видимо, она все еще переживает из-за своего якобы отсутствия фантазии.
-На пляж? - удивленно спросил я, однако улыбаясь, ожидая что-то необычное, - ты на часы смотрела?
И все же спорить я не стал. Одел плавательные трусы, шорты и футболку. Через несколько минут мы уже были на ночном пляже, звезды отражались в морской глади, а землю нам освещала круглобокая луна. А вот и сюрприз, Шер достала грубые, рыбацкие перчатки и протянула одну пару мне. Я не сразу понял в чем дело, пока Шер не посвятила меня в свои планы.
-Ежей? И ты говоришь, что у тебя нет фантазии?
Мы вместе зашли в воду, я попытался взять Шер за руку, но это было не просто в таких-то перчатках. Подведя жену к камням, я присел на корточки и пальцем показал, что шуметь не стоит. И вот я аккуратно запускаю руку в расщелину под камнем и вытягиваю одного морского ежика.
-Вообще это делается специальной палкой с двумя остриями, так что, аккуратнее.. - я показал Шер ежа, - правда сейчас и не поймешь, самка это или самец. Едят самок, самцов отпускают на волю - улыбнулся я.
Что же, после нескольких попыток и Шер удалось поймать ежа. Мы поймали около пяти ежей, а потом просто присели на сухой песок и смотрели в море.
-Как здесь красиво.. А знаешь, ты все же красивее всего, что здесь есть.. - да, никакой пейзаж не сравниться с красотой моей женщины, она была великолепна: эти влюбленные, лазурные глаза, эти сахарные губы, эти волосы цвета спелой пшеницы, которые на солнце блестят золотом.
Я полностью лег на спину и посмотрел на россыпь звезд на ночном небе.
-И блеск звезд не сравнится с сиянием твоих глаз, - я лег на бок и подпер голову рукой, согнутой в локте, - знаешь, порой и не верится, что мы есть друг у друга. Страшно проснуться. Спасибо, что выбрала меня..
Да, я действительно был благодарен ее выбору, ведь я далеко не идеален, но женщину может сделать счастливой мужчина далекий от совершенства.

+1

74

- Смотрела, - тут же ответила я, услышав замечание Этьена по поводу позднего времени. – И сейчас самое время для пляжа!
Француз не стал спорить. Собственно, это бы и не помогло. У меня был небольшой сюрприз, если это можно так назвать. Я не считала это проявлением фантазии, просто символичный жест, напоминающий мужу о том, что теперь он не одинокий мальчик, сбежавший от бабушки. Теперь с ним любящая женщина, которая готова ловить морских ежей хоть целую ночь, если ему это будет доставлять удовольствие. Однако Этьен не разделил моего мнения, сочтя это вполне неплохим проявлением фантазии. Я лишь улыбнулась и пожала плечами, после чего начала вглядываться в темную воду, пытаясь разглядеть живность. Тьен рассказывал, что ежи подползают к берегу ночью, но пока что мне не везло. Зато мой муж, более опытный в этих делах, быстро нашел лазейку. Я тут же подошла ближе, самой было интересно, вблизи я никогда не видела этих животных.
- Оо, хорошо, - кивнула я, когда Этьен сообщил о палках, в моем голосе уже звучал сарказм. – Скажем твоему другу, что он плохо подготовился к нашему визиту: с перчатками нужно было положить и палки! – конечно, все это была шутка, перчатки я нашла по чистой случайности, они не предназначались для ловли ежей. Да и Этьен сказал это чисто для информации, но я же не могла обойти это замечание стороной. – Ну вот… Вроде как обидно, но вроде как и доказательство того, что самки всегда самые аппетитные, - впрочем, для кого как, у меня вот есть аппетитный самец.
Немного посмеявшись, мы продолжили это увлекательное занятие. Теперь уже это не только символично, но и безумно интересно: ловить посреди ночи с любимым человеком морских ежей. Считаете нас ненормальными? Частично так. Даже мелочь вызывает у нас дикий восторг, если делаем ее вместе. А это не просто мелочь. Я считала, что это частичка жизни Этьена, которой он поделился со мной, и которую мы сейчас разделяем. Я ведь знаю, что он был счастлив тогда: юный мальчишка, сбежавший на пляж. Счастлив и сейчас, занимаясь тем же самым, только без побегов и последствий в виде подзатыльников.
- Дорогой, смотри! – тут же восторженно позвала я мужа, когда обнаружила очередного ежа, но уже самостоятельно. – Такие тонкие иголки… Говорят, они ядовитые, а другие доказывают, что нет. Хочешь проверить? – разумеется, всего лишь шутка, за которой следует смех. 
Несколько минут я рассматривала причудливую живность в руках. Не поверила бы, что она живая. Но потом все же отпустила, театрально помахав ежу рукой. Обернувшись, я заметила, что Этьен уже удобно устроился на песке. Была уже глубокая ночь, но я совсем не хотела спать. Вместо этого, я присела рядом с мужем, вглядываясь в горизонт. Темно, но в море виднелось отражение луны, и, поверьте, это прекрасное зрелище. Этьену понравился пейзаж, однако, кое-что понравилось ему больше. Улыбнувшись, я повернула голову, смотря на мужа.
- Ты хочешь, чтобы я лопнула от смущения? – усмехаюсь я, ложась на живот около него. Песок был прохладным, но все же ночная погода радовала. Продолжая улыбаться, я смотрела на француза. – Как поется в той песне? Et si tu n'existais pas, Dis-moi pour qui j'existerais. Des passantes endormies dans mes bras, Que je n'aimerais jamais, - вспомнила я слова песни Джо Дассена. – Не я выбрала тебя. Мы выбрали друг друга, потому что иначе…, а тут уже очередь текста из песни, - я усмехнулась, хотя так и получается, потому что «Если бы не было тебя, для кого жить? Для всех тех, что ласкал не любя, И кого хочу забыть?». Да, многие со мной поспорят. А как же дети? Но правда в том, что дети растут и покидают родителей, а любимый остается навсегда.
Через несколько секунд я подалась вперед, аккуратно касаясь губами губ француза. Я все еще лежала на животе, он на боку, поэтому мне было удобно достать и до его шеи, которую я тоже с особым удовольствием покрыла поцелуями. Затем я замерла, прижимаясь губами к коже его шеи. Тепло и спокойно, я слышу его дыхание, чувствую приятное покалывание щетины и улыбаюсь сама себе. Эти ощущения не описать словами! Я счастлива. Примерно через минуту я снова отстранилась, продолжая, глядя на мужа, улыбаться. Мне так хотелось подарить ему что-нибудь, не материальный подарок, скорее свою нежность и заботу. Поэтому я снова наклоняюсь, касаясь губами его щеки, и кроткими поцелуями «идя» чуть дальше, до губ и выше. В конечном итоге, я прижалась щекой к его щеке. Не переставая улыбаться. Даже промычала от удовольствия.
- Должна признать…, - сладко протянула я, не отрываясь от мужа, - что и самцы весьма аппетитны, - усмехнувшись, я все же заставила себя оторваться от возлюбленного, но лишь для того, чтобы надавить на его грудь, таким образом, побеждая лечь на спину.
Сама же я, как только Этьена лег, положила руку на его грудь и, возвышаясь над ним, смотрела в глаза. Затем пальцы аккуратно коснулись сначала его подбородка, потом губ, ну а потом я сама наклонилась, сладко целуя его в губы. Забавно, но сейчас я вспомнила эпизод с Налой и Симбой из короля льва, как она возвышалась над ним после того, как повалила во время радостной встречи. Мы не прерывали зрительного контакта, на моем лице красовалась мягкая улыбка. Это такое счастье, что он со мной.
- Обними меня, - все так же улыбаясь, протянула я, ложа голову на грудь француза. Обниматься посреди ночи на пляже – французская романтика!

+1

75

Сюрприз удался. Я окунулся в детство с головой, вместо взрослых, мужских рук, я видел худенькие ручонки мальчишки, который еще так неопытен и пуглив, аккуратно приподнимает камень, чтобы поймать морского ежа. Этот детский трепет и немой восторг, когда держишь добычу в руках, поглотил не только меня, но и мою жену. Я видел, как ей весело, как интересно, как блестят ее глаза в лунном свете.
Да, сейчас на пляже не было взрослых. Просто мальчишка и девчонка сбежали от родителей и веселятся на ночном пляже, ловят ежей, мочат ноги в воде и валяются на прохладном песке. И их не заботит, что на утро может появиться насморк, или же можно уколоться ежом. Они просто счастливы, счастливы, что они здесь и сейчас, счастливы, что они вместе.
-Да, ты просто лакомый кусочек, самочка моя - усмехнулся я, снова нагибаясь к морю и осторожно, вороша песок под камнем, я пытался нащупать ежа. Шерри тоже пыталась поймать зверька, и как только у нее это получалось, я видел безграничную радость в ее глазах. Да, именно та детская, неподдельная радость, которой можно только завидовать.
-Можно попробовать на мне, но я не думаю, что ты хочешь стать вдовой. Вообще их разрезают ножницами у рта - усмехнулся я, пальцами показывая ножницы.
Однако Шерри оказалась к ежам гуманней меня, поэтому она отпустила бедолагу в море, да еще и помахала рукой, словно маленькая девочка попрощалась со своим лучшим другом детства.
Нам было так хорошо. Мы валялись на песке, слышен был морской прибой, было так спокойно. Настоящий отдых души. И все же, ничто не могло сравниться с моей женой. Даже глупо было что-то сравнивать, она была неповторима, она была прекрасна. Она была нежнее морских волн, она была очаровательнее звезд, она была мягче песка.
-Нет, я хочу, чтобы ты знала правду.. - улыбнулся я, наслаждаясь блеском глаз любимой женщины. И вот Шерри начала вспоминать строчки песни Доссена, и это было волшебно. Хоть и с акцентом, но слушать, как она мурчит на французском - бесценно. Я слушал ее внимательно, ее бархатный голос ласкал мой слух и я по-настоящему отдыхал рядом с ней. И я молчал, немо соглашаясь с каждым словом. Она могла видеть это по моим глазам.
И вот она подается вперед, и я ощущаю сладкий вкус ее губ, и я утонул в этой сладости. Прибывая в каком-то сладко-туманном состоянии, я чувствовал, как ее губы касаются моей шеи, а лицо мое украшала мягкая, легкая улыбка. Однако Шерри не могла остановиться, и я действительно был рад этому, наслаждаясь каждым ее поцелуем. Шер могла услышать, как тяжелело мое дыхание, как сердце вырывалось из груди. Шерри прижалась к моей щеке, словно кошка, наслаждаясь моей щетиной.
-Ты хочешь меня съесть? - улыбнулся я, когда услышал про собственную аппетитность. И это все, что я успел сказать, Шер слегка нажала на грудь и через секунду уже возвышалась надо мной. И вот она наклоняется и снова дарит мне те самые жаркие поцелуи, от которых я сходил с ума. Грудь моя вздымалась от тяжелого дыхания. Этот купальник, обтягивающий красивое тело жены, эти волнистые волосы, эти блестящие глаза. Как же она была великолепна! Настоящая львица! И только она попросила ее обнять, как я сразу же повиновался ей. Я не хотел сопротивляться, я отдавался в плен нашей любви. И вот я ее крепко сжимал в своих объятиях, тем самым показывая, что никогда ее не отпущу, пусть даже и не надеется. И чем дольше я чувствовал ее тело, ее движение, ее сердцебиение, связанное с моим сердцем тугой, невидимой ниткой, я понимал, что схожу с ума от любви к этой женщине. Я каждый день буду удивляться безграничностью этих чувств, которые переполняли меня с каждой минутой все больше и больше.
И вот я переворачиваюсь, и Шерри оказывается подо мной. Теперь моя очередь посыпать ее поцелуями. Я аккуратно и нежно целовал каждую частичку ее тела, я наслаждался ее кожей, гладил ее бок. Оторвавшись на секунду, я посмотрел в ее глаза.
-Знаешь, что мне сказала Шанталь в день нашей свадьбы? Она сказала, что у нас будет удачный брак.  Она рассказала мне притчу. "-Что такое удачный брак, - спросил как-то раз ученик у учителя, - это когда мужчине уютно в доме, хорошо с женой и он не мечтает о свободе?
На что учитель ему ответил: - Нет, удачный брак, это когда им уютно в доме, хорошо друг с другом и они свободны!"
И знаешь, я сегодня окончательно это понял. Я по-настоящему свободен с тобой.

Именно так, она подарила не только долгожданную любовь, но и свободу, о которой, оказывается, я никогда не знал. Я поцеловал ее сахарные губы. В этом поцелуе смешалось все, любовь, благодарность, преданность. Я слегка увлекся, руки мои уже ласкали ее тело, но при этом я прижимался к ней все сильнее и сильнее, чувствуя легкое возбуждение. Эта атмосфера, она добавляет какой-то оригинальности нашему времяпрепровождению.
Однако я остановился. Не знаю, что меня остановило. Я снова оторвался от Шерри и посмотрел на нее, а потом аккуратно поцеловал в кончик носа.
-Пойдем, погуляем.. - улыбнулся я и встал, помогая встать и Шерри. И мы пошли вдоль пляжа, я обнимал ее за талию и прижимал к себе. А потом я потянул ее в море. Хоть оно и было прохладным, нам было хорошо. Мы прижимались друг к другу, бесились, обрызгивая друг друга водой и, в конце концов, прижались, зайдя по пояс в воду.
И снова я не могу скрыть своего желания насладиться Шерри и начинаю ее целовать, крепко прижимая ее к себе и лаская ее спину.
-Ты всегда будешь желанна.. - протянул я на ухо. Да, мне приятно думать, что я буду хотеть свою жену и через год и через два, и через десять лет. Я слегка прикусил ее за мочку уха, а потом засмеялся, слегка сгибая колени, и погружаясь в воду по грудь.

+1

76

Сказать, что мы проводили время прекрасно – не сказать ничего. Все было гораздо лучше и замечательнее, нежели это можно передать словами. Ночь, пляж, слышны звуки волн, и мы вместе, обнимаемся под светом ночной луны. Кому-то может показаться это банальным и неоригинальным. Но пусть эти знатоки ответят на простой вопрос: а у них такое было? Оригинальное – это то, что происходит редко, и я могу с уверенностью сказать: подобные вещи между любимыми людьми теперь происходят не слишком часто. Теперь такие отношения действительно превратились в некую редкость, ценность которой не вызывает у меня сомнений. Так что же теперь является банальным?
Впрочем, я недолго загружала свою голову этими мыслями. Это было невозможно, когда тебя целует такой мужчина. Закрыв глаза, я улыбалась, позволяя французу отвечать на мои поцелуи. Рука моя лежала на его затылке, аккуратно поглаживая волосы. Вторая сжимала его мускулы на руке. Ощущая приятное покалывание щетины, я невольно усмехнулась. Мне никогда не перестанет это нравиться. В итоге Этьен слегка отстранился, решив рассказать то, что поведала ему Шанталь. Почему-то сразу у меня эта новость не вызвала особого восторга, его сестра достаточно непредсказуемая. Сначала у нас были натянутые отношения, на свадьбе, внезапно, все изменилось, мы стали чуть ли не лучшими подругами. Странно. Однако, как оказалось, ничего плохого она ему не сказала, и я улыбнулась, услышав старую притчу.
- Только сейчас? – засмеялась я, намеренно потянув француза за волосы, словно наказывая за это. – Не «я», - уже мягче, тут же поправила я мужа, дотронувшись пальцем до кончика его носа, - «мы», мы свободны рядом друг с другом. Кажется, именно в этом была суть всей притчи.
Наверное, по отдельности никто из нас не свободен. Я же не могу сказать, что свободная пташка, я ведь в браке, я ведь принадлежу одному человеку. Это та свобода, от которой я была готова и хотела отказаться ради другой – нашей. Вместе мы можем дышать, вместе мы чувствуем себя по-настоящему свободными, мы ничем и никем не ограничены. Сложная тема для размышлений, но суть одна: когда есть «мы» - это просто фантастика! Это непередаваемые ощущения, которыми хочется делиться день за днем. Только сейчас мне хотелось делиться этим со своей второй половинкой, и я успешно это делала, отвечая на все сладкие поцелуи. Мои ладони водили по его рукам, ездили по спине, скрытой под футболкой. Кожа лица ощущала его щетину…, трудно не отреагировать. К счастью, Этьен вовремя оторвался и предложил погулять. Я тут же кивнула и протянула ему руку, чтобы помог встать.
- Ты с ума сошел? – смеялась я, когда Тьен захотел покупаться в море. – Вода же прохладная и… Ну и черт с тобой, - я всегда сдаюсь в такие моменты, так что, после этих слов, с визгом от ощущения холодной воды, я нырнула, чтобы тело адаптировалось.
Через пару секунд мы уже брызгались, нам было хорошо и весело. Я все пыталась повалить Этьена полностью в воду, но у него получалось крепко стоять на дне. Еще я невольно шутила, как бы нам на морского ежа не наступить, вдруг он захочет отомстить за свое пленение. Я и сама не заметила, как ко мне быстро подошел муж и обхватил своими руками.
- Оу, - от неожиданности, протянула я. – Сдаюсь, - а он, тем временем, прижимал еще сильнее, от чего прохлада ночной воды уходила, на ее место возвращалось прежнее тепло, исходящее от тела возлюбленного. Я бы даже сказала, становилось жарко. – Время покажет, - усмехаюсь я на его замечание, и это скорее в шутку, знаю, что муж не любит подобные выпады с моей стороны, даже шуточные, поэтому уже жду жесткой реакции. – Шучу, - тут же оправдываюсь я, потому что понимаю, что и самой бы было неприятно такое слушать.
Смотрю на своего мужа и  понимаю, что он всегда будет желанным. Эта щетина, этот контур губ, нос, эти густые брови с такой изумительной мимикой – ведь все это никуда и никогда не уйдет. Сейчас мысли невольно забиты и его телосложением. Зря я подумала об этом, теперь только и вижу перед собой, что его широкую грудь, его сильнейшие руки, его взгляд, его лицо. Черт, хорошо, что мы в воде, нужно освежиться, особенно после действий Этьена. Кажется, освежиться не помешает и ему, ибо муж тут же опустился, погружаясь в воду. Я сделала то же самое, попутно обвивая его шею руками.
- Тебе нравится? – улыбаясь, интересуюсь я, водя ладонью по волосам у области виска. Мне было интересно, испытывает ли муж такое же удовольствие от нашего время провождения, как и я!
Затем я наклонилась, целуя его губы, на которых чувствовался привкус морской воды. Так приятно было ощущать его оголенную кожу, при прикосновении чувствовать его жесткие волосы… Мы еще немного поплавали, после чего вылезли на берег. Стало невероятно холодно, однако от этого я лишь засмеялась, обвинив в моей предстоящей простуде мужа. Я побежала к месту, где мы оставили свои вещи. К счастью, домик был недалеко, так что я попросила Этьен подождать, а сама побежала за полотенцами. Вернувшись, я кинула одно французу, мы быстро вытерлись, я убрала назад влажные волосы, после чего обернулась. Был поздняя ночь, но спать совсем не хотелось. Но я нашла развлечение. Подойдя к Этьену, я снова обвила его шею руками и прижалась к его влажной груди.
- Чем еще можно заняться посреди ночи, помимо купаний и ловли ежей? – загадочно поинтересовалась я, начав водить пальчиками по влажным волосам француза. Подавшись вперед, кончиком носа я коснулась носа Этьена, затем губы дотронулись до его щетины, но я не заходила дальше. – Давай пройдемся, - наконец-то произношу я.
Муж не мог мне отказать, так что мы направились куда-то вперед, к здоровым валунам. Остановившись как раз у одного из них, я обернулась, делая вид, что о чем-то задумалась, а затем снова посмотрела на Этьена. Я постелила небольшое покрывало, взятое с прежнего места, и присела, указав и французу на место подле меня.
- Здесь шикарный вид, - улыбнулась я, наблюдая за тем, как муж присаживается рядом. – Ты еще не хочешь спать? – после этих слов я подаюсь вперед, в очередной раз побуждая Этьена лечь на спину.
Сама же оказываюсь сверху и начинаю целовать Тьена в губы, затем ласкать губами его щеку, затем шею. Всеми действиями я четко давала понять, что мы сюда пришли не на виды смотреть. У меня фантазия скудная, но это не значит, что я не могла исполнить фантазию Этьена. Вернее, не фантазию, а сделать то, чего он никогда не делал. И вот я полностью налегла на мужа, водя рукой по его широкой груди, комкая его кожу. Дыхание участилось, стало слышным, но я по-прежнему не отрывалась от его губ. Затем начала опускаться ниже, вырисовывая дорожку из поцелуев. Мои губы коснулись его груди. Через несколько минут я снова подтянулась, рука скользнула вниз, к паху, вторая лежала на его волосах.
- Надеюсь, ты не против, - прошептала я в его губы, разумеется, всего лишь сарказм. Несмотря на ночь и прохладу, уверена, Этьен совсем не против.

+1

77

Что есть любовь? Это нечто особенное, без сомнений, но что это? С чем это можно сравнить? А разве существует нечто такое, что может сравниться с подобным чувством? Любовь - это что-то живое, теплое, я ощущаю, как это что-то дышит и обдает своим дыханием мою кожу и мою душу.
Шерон - это и есть любовь. Она нечто живое вдохнула в мою повседневность. И да, она была права. Не "я", а "мы". Я не знаю, существует ли вообще "я", и был ли я когда-либо свободным? Нет, одиночество не есть свобода - это лишь иллюзия легкости и независимости. И ведь верно, я был одиноким, а не свободным. А сейчас, я могу вздохнуть полной грудью и почувствовать этот сладкий запах легкости и воздушности, который раньше я просто не мог почувствовать и оценить по достоинству. Его не было, я словно полуфабрикат, всегда жил в вакуумной упаковке. И эта упаковка была моей защитой, стеной границей. Но от чего? Возможно, я просто очень боялся обжечься вновь. А Шерон? Она в первый же день сорвала с меня эту чертову упаковку, вытянула меня из вакуума на воздух. И мне стало легче. Стало проще дышать и жить. В жизни появился интерес, цель, которой я всегда пытался добиваться, добился сейчас, но и не собираюсь останавливаться на достигнутом. Думаю,уже понятно, что в первый же день моей целью стала Шерон. И я пытался стать ее другом. Не смотря на ее внешность, ее красоту, я пытался стать другом, а не любовником, ведь не хотел вычеркивать ее из жизни, как вычеркивал бывших. Я не хотел, чтобы Шерон попала в эту яму бывших подруг, она не такая, она не похожа ни на одну из них!
И вот, она появилась в моей жизни. И что я делал? Боролся. Мне было больно, обидно, но я боролся, потому что знал, что все это окупиться. Я влюбился в Шерон по уши и это нельзя было ни с чем сравнить. Это была особая любовь, которую поймет не каждый. Да, возможно я самоуверен, но ведь это так!
И все же, медовый месяц - прекрасное время, о котором мы всегда будем вспоминать с улыбкой. Да, мы всегда будем вместе, но к нам примешается еще и семья, бытовые проблемы, которые никак не избежать, проблемы на работе, и уже не будет чувствовать то волшебство уединения влюбленных от всего мира. Так хотелось, чтобы это время никогда не кончалось. Продолжалось, повторялось, но не кончалось. И сейчас мы гуляли по пляжу, а потом мы, как дети, резвились в холодном море. Существует ли двое самых счастливых? Да, сейчас и здесь, только мы, наше счастье нельзя с чем-то сравнить, оно особенное.
-Шерон.. - недовольно буркнул я, стоя в воде. Не люблю, когда Шерон намекает на старость. Ну и что. Состаримся мы, но это не значит, что состарится наша любовь. Нет, я буду любить ее как и сейчас, с восхищением и восторгом, я всегда буду очаровываться ее нежно-голубыми глазами и всегда буду наслаждаться ее теплыми поцелуями. И я знал, что она шутит, но даже подобные шутки вгоняли меня в какую-то мимолетную тоску, если можно так выразиться. Просто это не правильно, я думаю. Раньше я и вовсе считал себя стариком, пока Шер не стала на меня обижаться из-за этого, так что, я пересмотрел свои взгляды, но почему теперь Шерри подстегивает меня подобным? И не успел я высказаться ей, насколько я не люблю подобные темы, как она успела предупредить, что это шутка. Что же, не буду портить такой вечер такой пустяковой занозой.
-Нравится ли мне? Ты шутишь? - тихо мурчал я, чувствуя тепло ее тела, которое, собственно, и спасало от морского холода, - я словно заново родился и проживаю жизнь по-новому. Знала бы ты, как я счастлив, как бьется мое сердце, мне жить хочется, понимаешь? Я просыпаюсь по утрам с удовольствием! И мне грустно от того, что этот медовый месяц когда-нибудь закончится. Но я знаю точно, ты всегда будешь рядом.
Я улыбнулся, чувствуя, как сильно забилось мое сердце. И Шерри сладко целует мои губы, и я проваливаюсь в забвение, утопая в этой сладости и чуде, которое Шер мне только подарила.
Как только мы вышли на берег, я понял, что ночное купание было не лучшей идеей. И хоть Шерри обвинила меня в будущей простуде в шутку, я действительно чувствовал свою ответственность. Ведь правда, если Шерри заболеет, я буду в этом виноват, ведь я затащил ее в воду. Собственно, уверен, что Шер даже и не думает сейчас об этом, а я волнуюсь. Наверное, пора уже быть проще. И только эта мысль появилась в моей голове, как из дома прибежала Шерри, и принесла полотенца. Уже было поздно, но хотелось продолжения, хотелось наслаждаться нашей любовью, не смыкая глаз! Шерри снова меня заинтриговала своим вопросом. Подобные вопросы всегда вызывали у меня интерес, а что же будет дальше?
-Можно встретить рассвет... - улыбнулся я, давая идейку для продолжения банкета, так сказать. Шерри коснулось кончиком носа мой нос, и я улыбнулся еще шире, уже ощущая ее теплые губы на своей щеке. Она предложила пройтись, а я только и был рад этому. Просто проводить с ней время - было бесценно. Каждая минута - маленький бриллиант в шикарном ожерелье наших отношений. Мы дошли до валунов, и Шер расстелила плед на песке, предлагая присесть. Я удобно устроился на покрывале и посмотрел на морской горизонт. Здесь было не просто красиво. Здесь было как-то уютно, хотя, скорее всего, эту атмосферу создает именно моя жена, а не красоты природы.
-Нет, не хочу.. - прошептал я, когда Шер спросила, хочу ли я спать. Я чувствовал легкое напряжение, которое появилось между нами и предвещало лишь одно. Я широко улыбнулся, чувствуя трепет в сердце, чувствуя, как рой бабочек разлетается в моем желудке, как только я увидел белоснежную улыбку Шер. И снова я оказался на лопатках, а Шерри возвысилась надо мной, словно я ее добыча. Собственно, так оно и было, я готов был отдаться ей, ведь я прекрасно понимал, чего она хочет, чего хочу я.. и наши желания зачастую совпадали.
На ее вопрос, я впился в ее губы, словно говорил, "дурочка, почему ты остановилась! И что за вопросы!?" Да, что за вопросы? Как я могу быть против? Ведь я хочу свою жену каждый день, и я не знаю, как она это делает, что каждый раз чуть ли не в первый.
После легкого петтинга, я хотел взять ситуацию под контроль, именно поэтому теперь Шерри была подо мной. Я стоял на коленях возле ее ног и, зацепившись пальцами за лямки купальника, потянул их вниз, оголяя сладкую грудь любимой. Нет, я не спешил, я хотел, чтобы все это длилось размеренно, ведь мы никуда не торопимся. Я провел губами линию от шеи до правой груди. По всему телу ее пробежались мурашки, но я ведь знал, что все это не от холода. Я улыбнулся, ощущая, как напрягается ее тело, словно вытягивается в тугую струну. Я снова выпрямился, возвышаясь над Шерри, и снова, зацепившись кончиками пальцев за края купальника, потянул его вниз, оголяя тело жены. Как она прекрасна при лунном свете, и вся эта атмосфера добавляла какой-то пикантности. Я наклонился к ее телу, но не целовал. Приоткрыв рот, я позволял своему дыханию обволакивать ее тело, тем самым согревая ее. Боже, я сейчас себя чувствовал подростком, у которого будет первый раз. Как-то волнительно и волшебно одновременно. Я снял футболку и купальные трусы, откинув это в сторону на песок. Теперь мы с Шерри на равных. Мы оба мерзнем, но стоит нам сблизиться, как становится жарко. Что же, вместе нам всегда тепло, а по отдельности холодно.
Я погружаюсь в Шерри, начиная плавно двигаться. Осторожно, словно кот, я прислушиваюсь к Шер, будто и правда это было впервые. Я припал к ее губам, грудь раздирало тяжелое дыхание, а сердце билось, словно тугой солдатский барабан. Оно билось в такт моим движениям. Я чувствовал это. В какой-то момент я перевернулся на спину, не отрываясь от Шерри не на секунду, а потом и выпрямился, поднимая спину в вертикальное положение. Мои руки ласкают выгнутую, кошачью спинку Шерри, а потом ложатся на ее упругие ягодицы. Я вздохнул, чувствуя, что не могу сдерживать все в себе. И вот я помогая ей двигаться, приподнимаю и опускаю, чувствуя ее тело, чувствуя тепло и влагу.. Мы ускоряемся, даже не замечая этого, мы не сдерживаем наши сладкие стоны, мы понимаем друг друга, мы чувствуем друг друга, мы любим. И вот в какой-то момент Шерри останавливается, да, нам нужна небольшая передышка, чтобы продолжить дарить эту сладкую любовь. Я прижимаюсь щекой к щеке Шерри и шепчу ей на ухо..
-Я люблю тебя..

+1

78

Как я и ожидала, мужу не понравилось мое замечание по поводу возраста. Именно поэтому я поспешила сообщить, что это всего лишь шутка. И я не лгала. Не знаю каким образом, но Этьен убедил меня в том, что я не так уж и плохо выгляжу для своего возраста. А главное всегда буду так выглядеть в его глазах. Так что я просто игриво приложила пальчик к губам, как бы намекая мужу на то, чтобы вел себя примерно. Так или иначе, мы явно не ведем себя как люди среднего возраста. Молодежь спит, а мы наслаждаемся ночными купаниями. Сумасшествие, но не описать, какое это счастье! А сколько эмоций, просто плескаться в воде ночной Франции. Сейчас я больше походила на юную девочку, несерьезную и неопытную. А все благодаря ему. Я не преувеличу, если скажу, что с Этьеном моя жизнь началась заново, с самого начала. Раньше я и не думала, что можно резвиться, словно ребенок, в холодной воде, раньше я была серьезнее. Но теперь хотелось забить на все стереотипы устоявшегося мира. К черту все и всех! Мы живем и получаем удовольствие, мы любим и проявляем сумасшедшие эмоции, совершаем сумасшедшие поступки. И вот порезвившись так немного в воде, я снова подплываю к Этьену и обхватываю его шею руками. Мне интересно, что он чувствует и испытывает, нравится ли ему так же, как нравится мне. Ответ мужа вызывает у меня улыбку. Одной ладонью я продолжаю поглаживать его мокрые волосы, губы уже касаются его лба.
- А ты уверен, что он закончиться? – усмехнулась я, слегка отстранившись от мужчины. Но наши тела все еще соприкасались. Даже через купальник я ощущала тепло, исходящее от его груди. Впрочем, ощущала не только это. Широкая крепкая грудь, с которой медленно стекают капельки воды… Сама мысль заводит. – Нет, уехать нам придется, но я обещаю, что постараюсь раскрашивать для тебя каждый день в яркие краски. Ну и, мы ведь сюда еще приедем, - я усмехнулась, - и будем приезжать впредь. Притом, неважно будешь ты того хотеть или нет. Сам виноват, я влюбилась в это место, так что придется возить.
Мы еще немного поплескались в воде, обогревая тебя собственными телами, а затем вылезли. Я сразу же ощутила, как по моему тело прошелся холодок, так что незамедлительно стартанула за полотенцами. Разумеется, спать не хотелось, и я была рада узнать, что Этьен чувствует себя так же бодро. На его ответ по поводу того, чем заняться ночью, я лишь загадочно улыбнулась. По тону француза стало понятно, что он думает о том же, о чем и я. Разумеется, мы хотели друг друга. Посмотрите на эти чудесные пейзажи, почувствуйте эту атмосферу и вам захочется стать единым целым, приблизиться друг к другу настолько близко, насколько это возможно. Вот и мне захотелось близости, захотелось почувствовать своего мужчину, который и без того соблазнял обнаженной грудью. В итоге мы оказались около большого валуна, и я не стала оттягивать момент: сразу же оказалась на французе, получая то, что хотела получить. Я увлеченно целовала его щеки, медленно спускалась ниже. Моя ладонь аккуратно ездила по его груди до живота, от чего кожа покрывала мурашками. От ощущения его крепкого тела сносит крышу, а от звука его дыхания и горячих поцелуев можно лишиться сознания.
Однако Этьену захотелось контролировать ситуацию. А я что, я всегда ему поддаюсь, ведь мы хотим одного и того же. Так что вскоре я оказалась на спине, ощущая, как его крепкие руки дотрагиваются до моего тела. И снова мурашки по коже. Я никогда не смогу этого объяснить, почему так получается, почему я готова кричать, стоим ему меня только коснуться. Этьен в это время медленно снимает купальник, словно играет со мной, но мне эта игра нравится. Я криво улыбаюсь, наблюдая за его действиями. Затем француз наклоняется и касается губами шеи. Я тут же закрываю глаза от удовольствия и наклоняю голову в сторону, как бы давая ему больше места для действий. Его поцелуи неописуемы, у меня внутри все сжимается, кажется, я даже начинаю дрожать. Я тяжело дышу, сознание куда-то проваливается, но я все же медленно поднимаю руки и дотрагиваюсь до его спины. Ладони начинают аккуратно ласкать его кожу, сжимать его руки в области плеч, затем подымаются выше. Пальцы утопают в его влажных волосах. Затем Этьен полностью лишил меня купальника. Я ощущала теплое дыхание, вырывающееся из его рта. А еще я чувствовала покалывание щетины, ведь на протяжении всего «пути» подбородок касался моей кожи. И уже сейчас я была готова закатить глаза и закричать, но я лишь промычала что-то, скомкав одной рукой край покрывала, а второй сжимая плечо мужа. Тело напряглось, дыхание сперло, он не может со мной больше играть, я не могу терпеть. И вот наконец-то я чувствую своего мужчину. Движения Этьена медленные и плавные. Я пытаюсь смотреть ему в глаза, но периодически, от наплыва наслаждения, они все же закрываются. Руками я водила по его спине, периодически ручки проскальзывали между нами, касаясь его груди, а периодически медленно скользили по его спине, доходя до ягодиц. Чувствуя его аккуратные движения, я двигалась ему навстречу, неустанно смотря в глаза. Я продолжала тяжело дышать, сердце стучало как бешенное. Эмоции переполняли еще и от ощущения того, как его влажная грудь прикасается к моей и прижимается сильнее при каждом движении,  я чувствовала прикосновение его кожи каждой клеточкой своего тела. Ночные звуки придавали моменту некую особенность. Слышалось, как вода бьется о берег и камни, как передвигается мелкая живность. На улице было прохладно, но нам было жарко, нам было горячо. В конечном итоге, я выгнула спину вперед, еще крепче прижимаясь к груди француза. Спина уже не касалась твердой поверхности, упор пришелся на плечи, зато Тьену было удобнее обхватить меня и прижимать к себе сильнее и сильнее, чего я так хотела. Мои руки медленно водили по его телу, по плечам, рукам, по груди. Периодически касались лица. Большим пальцем я дотронулась до губ мужа, а затем, снова полностью улегшись за покрывало, подтянула его к себе, сплетаясь в странном поцелуе. Пальцы снова утонула в его волосах, язычок совершал незамысловатые движения, и делал это плавно и аккуратно. Ноги обхватывали талию мужа, всеми силами я старалась контролировать хватку, но в таких условиях, на сознание полагаться нельзя.
Через несколько минут француз перевернулся на спину и выпрямился, мы оказались в вертикальном положении. Теперь у меня была возможность не только ласкать его руками, но и работать другими частями тела. Я тут же захватила губами мочку его уха, потом с полуоткрытым ртом проехала по его щеке. Все это время мы не переставали двигаться, поэтому лицо мужа обжигало мое горячее дыхание. Зубами я словно пыталась покусывать его щеку, хотя это было невозможно, но мне просто нравилось ощущать это покалывание щетины на губах. Кажется, был близок пик наслаждения, а может, и нет. Мы просто получали удовольствие, невольно начинаясь двигаться быстрее. Стоны стали громче, они вырывались из моих уст в унисон нашим движениям. Я водила руками по спине мужа, ощущала, как и его сильные руки ласкают меня. Я выгнула спину от неописуемого удовольствия. Но вот мы остановились, понимая, что нам пока что мало.
- А я тебя сильнее, - тяжело дыша, с кривой ухмылкой шепчу я в ответ, украв этот самый ответ у самого француза. – Хотя…, как там правильно? Je t'aime? Je t'aime, сильно-сильно, - на смешанных языках протягиваю я, после чего снова начинаю двигаться.
Я снова закрываю глаза, ощущая прилив наслаждения. Губы касаются его щеки, затем опускаются чуть ниже. Я начала увлеченно целовать плечо мужа, его ключицу, затем покрывать поцелуями шею. Мы двигаемся, все еще медленно. Я обхватываю его голову руками, губы прижимаются к губам. Единственное, что я могла прошептать в такой момент, это выше сказанное: «Je t'aime». Я шепчу ему это в губы, и, кажется, начинаю заводиться и сама. После очередного французского поцелуя, я обвожу языком контур его губ, дотрагиваюсь даже до зубов и начинаю ускоряться. Тяжелое дыхание Этьена, которое обжигает мою кожу, прикосновения его рук, все это заставляет меня двигаться еще быстрее. Стоны становятся чаще и слышнее, тело напрягается сильнее, спина прогибается глубже. С каждой секундой я хочу чувствовать своего мужчину, целиком и полностью. И вот наступает момент экстаза, внутри у меня все напряглось, из-за судороги тело лишается контроля. Из уст вырывается не то стон, не то крик, но, в любом случае, признак неописуемого наслаждения. Я обхватила лицо мужа руками и, тяжело дыша, прикоснулась губами к его щеке. Он мог почувствовать, как я улыбнулась, услышать, как я засмеялась.
- С почином тебя, - тяжело дыша, тихо проговорила я, ведь это наш первый секс на пляже!
Восстановить дыхание было непросто, как и снова начать контролировать свое тело. Я все еще задыхалась от бури эмоций, не могла прийти в себя. Слегка отстранившись, я впилась в губы Этьена, на этой сладкой ноте заканчивая нашу маленькую шалость. Но мы не спешили уходить. Я подалась вперед, вынуждая мужа лечь на спину. Вместо того, чтобы как-то отойти от экстаза, я начала медленно целовать его грудь, касаясь губами каждой клеточки его кожи, но потом я все же положила голову на его грудь, и замерла с улыбкой на лице.
- Тебе должно быть стыдно, - протянула я с наигранной обидой в голосе. – Воспользовался моей слабостью, да еще в людном месте. Как неприлично, - и неважно, что это я начала, его грудь с капельками воды всему виной! – Что, не стыдно? – я подняла голову, начав щипать мужа за бока. – За это будешь греть меня, - я тут же поворачиваюсь на спину, намекая на то, что Этьену нужно лечь сверху. – Тихо, - внезапно протянула я, пока муж менял положение. Я повернула голову в сторону и посмотрела куда-то направо. – Ты слышишь? По-моему… кто-то идет. Черт, вставай.
Крайне неловкое окончание шалости. Лежишь тут в обнаженном виде, после обалденного секса, ну и конечно, кому-то обязательно нужно пройтись по пляжу, как раз в этот самый момент. Я успела схватить только покрывало, закрывая им свое тело, мы с Этьеном шмыгнули за валун, как раз в тот момент, когда на горизонте уже появилась молодая компания. Сначала было неловко, но потом, когда они проходили мимо, я еле сдерживала себя, чтобы не засмеяться. Стоят значит здесь, два взрослых человека, прикрывающие свои интимные места, чем только можно, и прячутся от людских глаз, потому что решили «пошалить» не в самом подходящем для этого месте.
- Фух, - наконец-то выдохнула я, как только люди скрылись за горизонтом. – Пронесло, - после этого я все же засмеялась, посмотрев на француза. – Я взрослая женщина, а прячусь за здоровым камнем, потому что сделала то, что делать очень неприлично. Что, все еще не стыдно? Но ты все равно красивый, - неожиданный конец. – Пойдем, тепловые процедуры никто не отменял, - меня все еще нужно согреть!

+1

79

Я никак не мог понять, как Шерон из обычно времени может сделать чудо. Простая прогулка теряла свою природную простоту и превращалась в нечто особенное, теплое и нежное. Она словно обыденность превращала в сладкую, тягучую карамель, которой хочется наслаждаться снова и снова. Шерри слоно создала рецепт счастья и подавала мне это блюдо каждый день. И это единственное блюдо, к которому невозможно пресытиться, его хочется снова и снова. Подобно завсегдатаю ресторанчика, такого уютного и гостеприимного, я всегда заказывал одно и то же блюдо: счастье.
Я счастлив, по-настоящему счастлив, я готов смеяться, плакать, кричать, но что бы я не делал, все это не отобразит мою душу и не раскроет все мои ощущения.
Мы с Шерри нежимся на пледе, морской прохладный воздух обволакивает наши тела, ветер словно укутывает нас своей седой бородой, пропитанной морской солью. Волны лижут песок и издают характерный звук, шуршащий и успокаивающий, словно ласковая кошка, которая сладко мурчит своему хозяину на ухо, чтобы тот быстрее расслабился и уснул.
Я властвовал над Шерон, а она отдавалась мне, каждая частичка ее тела принадлежала только мне. И эта мысль, что эта женщина только моя, возбуждала с каждой секундой все больше. Эта власть, такая сладкая, что сложно остановиться. И я нежен к своей женщине, губы мои вырисовывают узоры на ее шелковой коже и обжигают ее своим жаром. Мы сходили с ума, от движений, от прикосновений, друг от друга. Мы два сосуда, переполненные чувствами, они льются через край, и мы ощущаем это. Наши тела дрожат в объятиях друг друга, мы словно впервые встретились, и словно знаем друг друга тысячу лет.
Мы на секунду остановились, чтобы перевести дух. Я тяжело дышу и, не открывая глаз, прижимаюсь к любимой. Я крепко держу ее, поддерживаю ее спину, простыми движениями я показываю ей свою силу, доказываю, что рядом она в безопасности. Моя фраза с ее уст звучит очаровательно, а попытка выразить свою любовь через французский и вовсе приводит меня в детский восторг. Признаться, в подобные моменты я ощущаю себя Гомесом Аддамсом, который сходил с ума, как его жена говорила по-французски. Если я скажу, что этот язык сексуален, то можно предположить, что я это говорю из патриотических чувств. Возможно, и все же я смею давать оценку из собственных ощущений. Как можно не соблазниться, когда Шерри соблазнительно рычит или же смягчает буквы, чтобы достичь нужного звука? Искусство языка доводит нас до искусства тела.
Шерри снова начала двигаться, я держал ее тело, гладил выгнутую кошачью спину и понимал, как тело мое наполняется сладким наслаждением, как оно напрягается, как мышцы сводить в приятной, тугой судороге из-за напряжения. Я словно не хочу выпускать из себя то удовольствие, что подарила мне Шерри. Но все же, в конце концов мы успокоимся, а пока, мы ловим момент волшебства.
-И тебя - мой смех смешался с тяжелым дыханием, я гладил упругие ягодицы жены, словно пытался подобными действиями успокоить напряженное тело. Грудь вздымалась, не в силах сдерживать в себе эту страсть, это жаркое дыхание, которое испепеляло меня изнутри.
Шерри слегка навалилась на меня и без труда уложила меня на спину. Собственно, это было очень просто сделать, я размяк от удовольствие, словно ломоть хлеба в топленном молоке. Шерри начала целовать мою кожу, а я готов был снова наброситься на нее и показать ей силу своей любви! Однако Шер остановилась и замерла с загадочной улыбкой, прижавшись к моему телу. Я знал, что сейчас что-то будет. Ведь она, подобно кошки, замирает, когда готова сделать прыжок.
-Какая ты податливая! - засмеялся я, услышав обвинения в мой адрес. Понимал, что шутка, поэтому не стал доказывать, кто все же начал это безумие на пляже! - Как тебя легко подчинить - я слегка приподнялся и прикусил ее подбородок, но Шерри не унималась и начала щипать меня за бока.
-Хей, хей, прекрати, щекотно ведь! - смеялся я, выворачиваясь под Шерри, - хорошо, но что будет со мной, если я застужу свою попку? - я специально состроил щенячьи глаза, мол я не хочу заморозить себя, однако при любом раскладе, я бы грел Шерри, ведь мне важно ее здоровье, а я не хотел, чтобы она простудилась от нашей потребности друг в друге.
Однако долго посмеяться не удалось, кто-то появился на пляже и мы сразу запаниковали. Я, конечно, не исключал варианта, что это какая-нибудь парочка, которая так же утопала в любви друг к другу, как мы с Шерри, и решила провести эту ночь, как и мы, в утехах на пляже. Вот только это оказалась компания подростков, которые, пожалуй, были завсегдатаями этого места, вот только они обычно проводят время на другой части побережья, именно туда они и направлялись - к клубам на пляже.
Мы спрятались за валун. Я прижался спиной к камню, а к себе прижал жену, которая прятала свое тело под покрывалом. Какая-то странная цепочка, но я прятал свое за Шерон. Я прижался губами к ее плечу, стараясь не засмеяться, ведь ситуация была весьма абсурдна. Шер могла почувствовать своей кожей, как я улыбаюсь и вздрагиваю, сдерживая свой смех.  И вот ребята уходят, а мы можем вздохнуть свободно, и когда мы это сделали, мы в голос засмеялись. Все же, случаются с нами приключения, они словно находят нас и превращаются в байки, которые мы еще долго будем вспоминать.
-Неприлично любить собственного мужа? - наигранно сурово спросил я и оторвал Шерри от земли, позволяя ей обхватить себя ногами. Я держал ее на весу и смотрел в ее красивые глаза, - мне стыдно? О нет, мне не стыдно любить свою женщину где я захочу, когда и как! В конце концов, пусть люди и позавидуют. Вон, прошли, по 20 лет, а все, что волнует - дешевая выпивка на пляже. Пусть учатся, салаги! - усмехнулся я и поцеловал сахарные губки любимой, - замерзла?
И мы снова зашли за наш валун, на теплое местечко. Забавно, но плед мы схватили, а на купальники нам все равно. Мы снова расстелили плед на песке, и я повалил Шерри, прижимая ее к земле всем телом, и целуя ее сладкие губы, с каждой секундой становясь напористее и несдержанней. Я аккуратно прикусил нижнюю губу и слегка потянул ее на себя, показывая, что я без ума от любимой.
-Тебе тепло? - улыбнулся я и снова вспомнил, как мы пробуждались. Ситуация повторялась и я снова захотел рассцеловать Шерри с ног до головы. Так и произошло, губы мои спускались все ниже и ниже и чем ближе я был к паху, тем напряженнее становилась Шерри. Я даже не могу представить, что с ней твориться, когда мой подбородок касается ее паха, в то время как губы прижимаются к низу живота, а кончик языка специально щекочет ее нежную кожу.
Через несколько минут я покончил с десертом, так сказать, и просто прижался всем телом к жене. Я посмотрел в ее глаза.
-Это теперь наше место? - тихо спросил я, имея в виду этот пяточек за валунами, на котором мы отдались друг другу. Позже мы не разговаривали, просто наслаждались присутствием друг друга, мы и не заметили, как начало подниматься солнце. Я сел, Шерри пристроилась между моих ног. Я прижимал ее к себе и счастливее не было никого, кроме нас. Мы встречали рассвет...

+1

80

- Ага, ты еще пригласи их посмотреть, - засмеялась я, когда француз решил высказаться относительно молодых салаг. – Они тебе буду благодарны за наглядное пособие.
После мы вернулись к нашему месту. Я слабо кивнула на вопрос Этьена, потому он тут же решил исправить сей недочет. Мне оставалось лишь лежать и наслаждаться теплом. Его грудь прижималась к моей, губы касались моих губ, не удивительно, что я просто закрыла глаза и улыбалась, позволяя мужу и дальше меня согревать. Руки обвили его шею, пальчики периодически ласкали жесткие волосы. Мне было хорошо настолько, что я даже не смогла ответить на его вопрос. Ком застрял в глотке, дыхание перехватило, так что я просто кивнула. Тепло? Да мне жарко. Одно ощущение его груди чего стоит. Такой мягкой, крепкой…, снова невольно поддашься соблазну. Видимо, Этьен и поддался.
- Этьен…, - жалобно простонала я, чувствуя, что сейчас ситуация снова выйдет из-под контроля. Я ощущала, как его щетина касается моей кожи, я ощущала его поцелуи и уже была готова повторить нашу шалость. – Остановись, иначе пропустим рассвет, - да, вместо рассвета, мы снова будем учить подростков, как нужно проводить время со своей половинкой.
Муж не допустил второго казуса. Даже не знаю, хорошо это или плохо, ведь он успел здорово поиграть с моим сознанием. В отместку, я ущипнула его за ягодицу, как только его грудь снова прижалась к моей, а затем снова обвела шею одной рукой, вторая гладила его щетинистую щечку. Я просто молча улыбалась, глядя на возлюбленного, слыша его дыхание и даже сердцебиение. Не знаю, что со мной происходит в такие моменты. Знаю просто, что падаю в пропасть, забываю о реальности, остаемся только мы вдвоем.
- Предлагаю найти наше место возле нашего дома, - усмехнулась я, одновременно намекая и на то, что мы порадовались жизни около чужого дома, и на то, что это далеко не последний секс на пляже! – И будем подбирать его тщательно, - кривая ухмылка, да, нужно опробовать много мест прежде, чем сделать выбор.
Близился рассвет. Разумеется, мы не могли упустить такой момент, потому удобно устроились на покрывале, смотря куда-то вперед. Красота состояла не только в этом. Сами пейзажи завораживали, добавьте к этому крепкие руки любимого мужчины, которые приобнимали меня сзади, и станет понятно, откуда на моем лице появился такой восторг. И нам не нужно было ничего говорить, достаточно просто нежиться под лучами восходящего солнца. Однако мы всю ночь не спали, на улице уже светало, так что вскоре мы встали и, собрав все вещи, пошли домой. Там приняли душ и улеглись в теплую постельку. На Лазурном берегу было крайне тепло, так что даже в обнаженном виде, а именно так я легла, мне не холодно.  Улеглась я на француза, прижавшись к его груди.
- Тьен, а будешь учить меня французскому? – уже закрыв глаза, тихо и с улыбкой протянула я. Этот язык давно перестал быть для меня чужим, но еще ни разу я не была готова серьезно взяться за его изучение, скорее просто внимательно слушала Этьена. – Я буду способной ученицей, клянусь, - усмехнувшись, я поудобнее устроилась на груди мужа, пора было спать. – Спокойно ночи, дорогой.
Уснули мы достаточно быстро. Я, по крайней мере. Сон здесь был таким беззаботным, а главное, всегда просыпаешься с улыбкой. Конечно, это в основном заслуга Этьена, но и место так же сказывалось. Хотелось поскорее проснуться, чтобы увидеть яркие лучи солнца Лазурного берега, чтобы почувствовать запах моря, чтобы выйти на задний дворик и обомлеть от волшебного пейзажа, а еще чтобы увидеть сонное личико моего очаровательного француза и его кроткую улыбку, которую он не мог скрыть, притворяясь, что спит. Столько эмоций, столько впечатлений. И вот я наконец-то проснулась, с привычной уже улыбкой. Проснулась, потянулась. Ночью, видимо, я сползла с груди мужа, так что сейчас мы оба лежали на спине, но все же близко друг к другу. Снова в глаза бьет летнее солнце, я приподнимаю руку, мои пальчики скрываются в волосах возлюбленного. Очередной способ пробуждения. День близился к трем часам. Однако я не спешила будить его. Вскоре, прекратив свои действия, я одела шелковый халат и вышла из спальни. Буквально через полчаса вернулась. Муж продолжал спать, от чего я лишь усмехнулась.
- Уже три часа дня, соня, - протянула я, аккуратно и медленно заползая на грудь мужа. – Вставай, - я мимолетно поцеловала Тьена в грудь. – Этьен, - снова протягиваю я, целуя уже подбородок, а потом медленно переходя на щетинистые щечки. – Сегодня я хочу покататься на катере! Ну же, -  видя, что не помогает, я засмеялась. Мой мальчик с каждым разом становится все требовательнее, вскоре дело дойдет до того, что он перестанет просыпаться без секса. Но я не сдавалась. Рядом, на тумбочке, стояла небольшая магнитола. Не слезая с груди мужа, я потянулась и нажала на красную кнопочку. Заиграла музыка, разумеется, французская, но я ее знала (Marie Laforet  - Manchester Et Liverpool)! Поразительно, сколько известных французских песен на деле  знаю, но никогда не придавала этому значения. - Je t’aime, je t’aime, - начала я подпевать, смотря на Этьена. - Que j’aime ta voix. Qui me disait: “Je t’aime, je t’aime”. Et moi j’y croyais tant et plus, - как только музыка закончилась, началась другая, играло радио, но я просто подтянулась к мужу и поцеловала его в щечку еще раз. – Все, жду тебя на кухне.
Спела под утро, разве нужно что-то еще? Однако это «что-то еще» было. Я не просто так скрылась из виду на полчаса, я готовила! Сэндвичи с семгой и яблоки с корицей. Скромно, кто спорит, но все же хотелось хоть как-то позаботиться о муже. Так же на столе стояла большая кружка какао. Я присела за стол, ожидая Тьена.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Lune de miel