Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » turn the page;


turn the page;

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s3.uploads.ru/4BPfK.gif

Участники: Caesar Avery, Emilia Kramer
Место: прачечная.
Погодные условия: тепло и немного душно, после полудня.
О флештайме: «Переверните страницу». 3 июня 2013 года.
Встреча Цезаря и Эмилии под вентиляторами прачечной.
С момента их расставания на маяке прошло уже четыре года.

0

2

внешний вид

http://24.media.tumblr.com/dc0a5e87a84d863bc3550c819e025f24/tumblr_mert9dbJAr1r2brtxo1_500.jpg

Я готовлюсь к своей первой выставке. Галерея открывается через две недели. Дни напролет я провожу в экспозиции.
Все то и дело произносят это имя Фрэнк Мэки. Фрэнк Мэки тут. Фрэнк Мэки там. О нем судачат на лестнице и в курилке. Мне сразу же на ум приходит книга Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». С первых ее страниц герои задают друг другу вопрос: «Кто такой Джон Голд?». Я невольно сопоставляю двух этих невидимых для себя героев. Кто такой Фрэнк Мэки? Кто такой Джон Голд?
На четверг мне была назначена встреча с тем самым неуловимым Фрэнком Мэки. И вот я блуждаю по улицам Сакраменто после запоздалого обеденного перерыва, и тешу себя иллюзиями. Признаться, еще в самом детстве, прочитав «Атлант расправил плечи», я ассоциировала себя с Дагни  — главной героиней. И мою голову теперь совсем не покидают мысли: «А что если Фрэнк Мэки и есть мой Джон Голд?».
Хорошенько подпитав себя подобного рода фантазиями, я покинула кафе «Старбакс» со стаканчиком холодного капучино и направилась на прогулку вдоль улицы — по направлению к офису.
— Если Фрэнк Мэки будет Джоном Голдом, то кто же мои Хэнк Реарден и Франциско Д’Анкония? — я мечтательно огляделась по сторонам, словно боялась, что кто-то из прохожих может прочитать моим мысли и подумать: «Боже, эта девочка сумасшедшая, какая у нее ванильная фантазия». По моим щекам непроизвольно пробежал румянец. Я преподнесла к губам кофе и отвела волосы на бок.
— Чарли Хантер похож на Реардена. Он такой же последовательный и целеустремленный. На его лице так сложно прочитать эмоции… Да, Чарли Хантер определенно похож на Реардена… А кто же Франциско? — мне так хотелось, чтобы книга «Атлант расправил плечи» стала чем-то вроде предсказания моей жизни. И все и в самом деле было случилось так, как предрекла Айн Рэнд в своем романе…
Я замешкалась у дверей прачечной. Ее здание было ужасно маленьким. Со светлыми стеклами. Мне нравилось рассматривать в них свое отражение…
И тут мое сердце заколотилось так бешено, и дыхание мое перехватило, что я едва ли смогла устоять на ногах. Франциско Д’Анкония моих фантазий сейчас стоял передо мной. По ту сторону стекла. Я боялась пошевелиться. И чем-то выдать свое присутствие. Моя душа снова окунулась в ту ночь на маяке. Мы снова стояли напротив друг друга и я гладила его овсяные волосы.
— Франциско, Франциско, ФРАНЦИСКО! — я подскочила к двери, повинуясь своему сиюминутному страстному порыву, и расхлопнула ее с такой силой, что, как мне казалось, все обитатели прачечной и люди, блуждающие по улице, мигом оглянулись на меня. С раскрасневшимися щеками и дрожащими руками, всем нутром ощущающая свой пульс, я прошла вперед…
— Ты ведь сказал, что мы будем вместе, когда придет время, — говорило мое сердце. И я шла к нему. К Цезарю Эйвери. К тому мальчику, которого я любила так сильно в прошлом.
Я застываю в нескольких шагах от него и вглядываюсь ему в глаза. Мои жесты вышли ужасно неуклюжими и прерывистыми… Я так сильно спешила к нему…
Мое горло парализует странная немота. Я набираюсь смелости сделать последний шаг. И вот мы стоим уже напротив друг друга. Я закутываю его ладонь в свои руки.
— Здравствуй, Цеза, — едва слышно произношу я, встаю на цыпочки и тянусь к нему.

Отредактировано Emilia Kramer (2013-06-04 19:54:07)

+1

3

внешний вид

http://cs10771.vk.me/u6864887/128598438/y_ee22b63c.jpg

Десять дней. Я уже целых десять дней был отцом, но ничерта не мог к этому привыкнуть. И хотя внешне все оставалось прежним - для окружающих людей я был все тем же Цезарем Эйвери, мне казалось, что-то в моей жизни изменилось так бесповоротно и необратимо, что я уже совсем-совсем другой. И, признаться, мне куда больше нравился Цезарь прежний.
  Я отмахивался от этих мыслей, потому что зачастую они мешали мне работать; я разгонял их, как стаю назойливых мух, я снимал их с закоулков своих мозгов, как паутину, но оно возвращалось снова и снова. Стоило мне взять в руки сценарий и попытаться в него вникнуть, как перед глазами тут же вырисовывалась "умилительная" картина: вот я; сижу, работаю; а вот на меня, спотыкаясь и вырисовывая в процессе бега восьмерки, несутся маленькие ножки; вот оно - маленькое ушастое существо, вскарабкивается мне на колени и сценарий летит к чертям. А вот другая картина: я отлучаюсь на всего ничего - возвращаюсь, а мои рабочие бумаги измяты, изодраны в клочья, изрисованы...И на меня снизу вверх смотрит лопоухая копия, невинно вопрошая: "Пап, тебе нравится, как я нарисовал машинку?".
  Я не готов. Я не готов к этому всему. Я не готов умиляться первым шагам и картавым, исковерканным до невозможности словам. Я не готов ежесекундно отвлекаться от работы, от учебы, чтобы восхититься бесформенными каракулями на нужных документах. Ну какой я, черт возьми, отец? Я хочу быть режиссёром. Я хочу до изнеможения, до хрипоты орать, размахивать руками и кирпичик за кирпичиком строить Новое. То, на что будут смотреть миллионы пытливых глаз, то, что будут обсуждать большими и маленькими компаниями. То, что будут пересматривать, засматривать до дыр и цитировать. Это то, чего я хочу.
  И осознание собственной беспомощности заставляет меня почти что с остервенением запихивать в стиральную машину одну шмотку за другой, игнорируя некоторые простые житейские мудрости... Даже здесь, в этой тесной чертовой прачечной, я не могу отвлечься. И сержусь на себя за это.
   Встаю, расправляя чуть измятые края белой рубахи, рассеянно верчу головой - я хотел позвонить Пеппер, узнать, уладила ли она вопрос с пятым павильоном на завтрашнее утро, и отзвонился ли ей этот заносчивый ублюдок Лео; но я либо забыл телефон в машине, либо сунул его в стиральный агрегат вместе с толстовкой, в кармане которой он покоился еще какими-то несколькими минутами ранее. Глухо чертыхаюсь, поднимая глаза и... и понимаю, что передо мною такое до боли знакомое лицо. Лицо человека, девушки, которую я менее всего ожидал встретить здесь и сейчас. Когда моя ладонь уже успела оказаться в твоем плену, Эмилия? Я вообще где нахожусь? Все еще в "подвешенном" здесь и сейчас, или на меня просто накатило прошлое, подсунув оборванный фрагмент прожитой жизни?
  - Эмили? - недоверчиво переспрашиваю, словно кто-то один из нас сейчас мог обознаться - либо некая незнакомка, спутавшая меня со своим старым приятелем, либо я сам, обнаружив в девушке знакомые и некогда любимые черты. Но нет, это, конечно же, была она, и я, инстинктивно отвечая на ее движения, подаюсь немного вперед, целуя Крамер в щеку.
   Черт возьми...! Четыре года. Четыре года назад я обещал себе, что я дождусь, что в один прекрасный момент все станет как раньше, за исключением того, что мы оба добьемся чего-то в этой жизни! Самореализация всегда стояла для меня во главе угла, и на ее бездонный алтарь я готов был положить решительно все. Мои чувства к этой шальной бесконечно талантливой художнице, ее чувства ко мне - амбициозному нулю (на тот момент, по крайней мере), "нас" и все, что было с этим связано. И я верил, что все вернется во сто крат, но... Но прошел год, и в моей жизни появилась другая. А затем еще одна, и еще, и еще... Алексис, Эстель, Карен - вереница имен, которые закончились на Амбрелле, моей жене.
  - Ты... вернулась в Сакраменто? - глупый вопрос, за которым стояла дурацкая неловкость и нелепость всей ситуации в целом. Эта внезапная встреча с Эмилией вдруг напомнила мне о том, каким я был тогда и, глядя в ее глаза, которым я столько всего обещал, я просто не мог не почувствовать себя тем Цезарем, четырехлетней давности, срок годности которого, пожалуй, уже истек. И, каким бы внезапно виноватым я сейчас себя ни почувствовал, я был рад ее видеть - ровно настолько, что, выйдя из недолгого ступора, порывисто и горячо прижал художницу к себе. - Черт возьми, Крамер, я... - что я? Скучал? Ждал этой встречи? Теперь никогда тебя не отпущу?
  Нужный глагол так и не нашелся, поэтому я просто заткнулся, передавая эстафету инициативы Четыре_Года_Назад_Моей Эмилии.

Отредактировано Caesar Avery (2013-06-05 15:25:00)

+1

4

Я прикрываю глаза.
— Эмили, — спрашивает он… И я сбивчиво киваю… Его ладонь оказывается в моих руках… Мои пальцы дрожат так сильно, что мне начинает казаться, словно я схожу с ума. 
Я оказываюсь в машине времени. Вокруг меня витают осенние листья. Мы с Цезарем снова стоим у подножия маяка. Я приподнимаю вверх руку и указываю ему на свет, словно попытке ухватиться за его золотистую нить пальцами. От волнения у меня склеиваются губы, и дыхание перехватывает… «Мы обязательно встретимся через какое-то время. Эта разлука станет для нас испытанием. Я люблю тебя так сильно. Остальное не имеет никакого значения».
— Ты... вернулась в Сакраменто? — я снова киваю. И на моих глазах непроизвольно наворачиваются слезы. Вот он Цезарь Эйвери. Мальчишка с золотистыми волосами, с которым я простилась на маяке. Он кажется повзрослевшим.
— Черт возьми, Крамер, я... — мне не хватает смелости, чтобы посмотреть ему в глаза. Я ласкаю его ладони в своих руках. Мною даже овладевает странный порыв преподнести к губам их и поцеловать. Цезарь Эйвери тот человек, которым я обязана своим творчеством. Он стал для меня кем-то вроде путеводной звезды. Благодаря нему мне захотелось сильнее сражаться за себя, рисовать до изнеможения в Италии, отдаваться искусству… Цезарь Эйвери помог мне найти свою нишу. Я смогла взять ответственность за свою жизнь. Отказаться от стабильности. Путешествовать. Открыть свою экспозицию. Меня всегда пугала возможность проснуться однажды в старости, взглянуть на свои испещренные морщинами руки, неспешно очертить ими овал лица, подойти к зеркалу и сказать про себя: «Эмилия Крамер, тебе уже семьдесят четыре года, ты прожила честную жизнь, но не совершила ничего великого. Ты могла так многое, но ничего не достигла. Ты побоялась неустойчивости и предпочла подстилку комфорта. Уверенность в завтрашнем дне была лишь только видимостью. Тебе так хотелось рисовать, но сейчас начинать уже слишком поздно».
Он притягивает меня к себе. Я  прижимаюсь к нему всем телом. Цезарь Эйвери никогда не был для меня настолько родным как в эту секунду. Я украдкой касаюсь губами его плеча и вновь прикрываю глаза. Воспоминания становятся моей клеткой. Мне никак не удается оттолкнуть их от себя.
«Цезарь, как ты? Как твои дела? Как сложилась твоя судьба? У тебя кто-то есть?» — мне хочется больше узнать о том, как повернулась жизнь Цезаря. Но я не решаюсь задать ему ни один вопрос, волнующий меня в эту секунду. Мне будет так страшно узнать, что сейчас его окружает совсем другие люди, у него кто-то есть, он повзрослел и нашел себя не в том, где мы мечтали оказаться вместе раньше… Я жила воспоминаниями о Цезаре Эйвери. Я отказывалась вернуться в действительность.
Я не хочу себя обнаружить с Цезарем Эйвери в прачечной. Не хочу, чтобы наши разговоры стали повседневными. Не хочу, чтобы он рассказывал мне о своей жизни и о женщинах, с которыми его связывают отношения. Я не хочу потерять его образ. Мне не хочется говорить о себе. Не хочется показывать ему, какой я стала. Не хочется признавать, что с нашей последней встречи уже прошли годы и тот маяк погас.
— Цезарь, — шепчу я его имя.
— Я хочу нарисовать тебя сейчас. Моя галерея находится в нескольких минутах ходьбы от прачечной. Пожалуйста, не рассказывай мне ничего о себе. Можно я тебя просто нарисую сегодня? Через несколько недель открывается моя галерея. В ней не хватает всего одного портрета.

Отредактировано Emilia Kramer (2013-06-09 00:58:28)

+1

5

Игра стоит
В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » turn the page;