Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Попробовать просто не воевать, оставить всю свою жесть


Попробовать просто не воевать, оставить всю свою жесть

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Angelo Montanelli и Agata Tarantino
Место: квартира Агаты
Время: третья неделя марта 2013, после освобождения Гвидо
Время суток: ночь
О флештайме: Анжело решил нагрянуть в квартиру Агаты без приглашения, чтоб познакомиться. Но его предупреждали, что испанка "горячо" принимает гостей.

квартира

http://s3.uploads.ru/EfUjw.jpg

Примерная планировка.

http://s2.uploads.ru/ksY4H.png

+1

2

внешний вид
машина

- Да, - Анжело рявкнул в трубку, раскрыв раскладушку и прижав её плечом к правому уху. Руки уверенно сжимали руль, который беспрестанно вертелся то в одну, то в другую сторону. По свойственной ему манере, Монтанелли беспрестанно перестраивался из ряда в ряд и обгонял машины одну за другой. Несмотря на практически полночь, поток на трассе не спадал: это же Сакраменто, тут ночью может быть больше народу, чем днём. В течение нескольких минут мужчина выслушивал из трубки гневные предостережения дяди Монтанелло, Гвидо, недавно освободившегося из тюрьмы и занявшего место босса мафии. Посадить на место андербосса собственного племянника было вполне логично, хотя он был не доволен тем, что тому пришлось покинуть Майами-бич и его предыдущую компанию. А вот для самого Анжело это была прекрасная возможность отомстить за деда и отца, о чём он давным-давно грезил.
Причина, по которой младший Монтанелли вот уже несколько часов слушал наставления дяди, заключалась в конечной точке его прибытия на сегодня, а именно в террористке, известной как Агата Тарантино, одной из местных знаменитостей в кругу мафии и соратницей семьи Витторе, предыдущего босса мафии. Сам Анжело, конечно же, тоже был наслышан о ней, поэтому не сомневался в необходимости знакомства и вынюхивания информации даже в такой поздний час. Гвидо же заладил одно и то же: она испанка, она опасна, она может не принять тебя или принять чересчур горячо. У Монтанелли это всё вызывало сардоническую улыбку, однако он всё-таки прихватил с собой кольт, валявшийся на тумбочке. Стрелять ему приходилось мало, да и не было в том когда-либо необходимости: чёрную работу выполняли солдаты или вовсе люди со стороны, даже не вникавшие в обстоятельства заказа. Несмотря на то, что он всегда стоял по лестнице власти ниже босса, это не мешало ему напрягать людей гораздо ниже рангом и быть ещё одним мозговым центром всех операций.
- И где ты сейчас? – голос Гвидо отвлёк Анжело от его собственных мыслей. Племянник босса вздохнул и затормозил напротив нужного дома.
- У её дома, - он нетерпеливо взял трубку и размял затёкшую шею, которая не преминула хрустнуть.
Из трубки снова послышалось неодобрение, предостережение и прочий поток слов, в который Анжело не вникал, однако такая суета вокруг одной особы порядком её раздражала и только заставляла двигаться вперёд, поддаваясь собственному импульсивному характеру. Он что-то невнятно буркнув в трубку, сбросил вызов, отключил звук и положил телефон во внутренний карман пиджака. Мужчина вышел из машины, прикоснулся к заряженному кольту, засунутому за ремень. Холодный металл обжёг горячую кожу пальцев. Монтанелли облизнул пересохшие губы и двинулся прямо по лужайке к дому. Не было смысла заходить через входную дверь. Дом с виду казался пустым: некошеная трава, выключенный свет. Он мог бы дождаться владелицы в машине, но это был бы не Анжело, любивший удобства и кофе. Андербосс обошёл дом и перелез через деревянные перила ограждения. Подёргав ручку двери, он почувствовал, что замок заметно болтается в гнезде. Приложив немного больше усилий, удалось выломать его корень и, наконец, проникнуть внутрь. Маленький дом был весь поглощён темнотой, однако в лунном свете виднелись очертания скромной обстановки. Монтанелли прошёлся по ковру, вглядываясь в вещи. Здесь и правда никого не было довольно длительное время: большая часть вещей покрылась пылью, серебрящейся на отсветах луны. Анжело хмыкнул, проследовал к единственному кресло и опустился в него, заняв удобную позицию. Не было понятно, сколько же придётся ждать визита хозяйки сего логова, но Гвидо обмолвился, что она скоро должна пожаловать, так что всё, чем смог себя занять сейчас Анжело, так это курением крепких сигарет. Мужчина придвинул на стоящем столике напротив какую-то маленькую тарелочку и, совершенно не смущаясь, стряхивал туда пепел и пускал клубы дыма вокруг. Вскоре, после нескольких сигарет, маленькое помещение уже пропахло сигаретами.
Затушив очередной окурок, Монтанелли скучающим взглядом снова обвёл обстановку. «Интересно, она прячет здесь арсенал боеприпасов на всякий случай?» Эта мысль заставила его снова подняться с места и беспардонно отправиться кухонные шкафчики, но здесь было более чем скучно, хотя он и нашёл банку полупустого древнего кофе. Не рискнув распивать её, мужчина положил её на место. Перейдя к холодильнику, он открыл дверцу, и свет на первое мгновение ослепил его, зато небольшая комнатка озарилась хоть каким-то источником света. Впрочем, и здесь ничего интересного для себя он не нашёл. Анжело померил шагами комнату и остановился около стола, бесцельно обшаривая взглядом стену.

+1

3

Ей не спится. Снова. Предчувствие чего-то не хорошего. То, что произойдет в недалеком будущем. В ее жизни сгущаются тучи.
Испанка поднимает голову к небу. Сакраментовская ночь звездами не радует – их не увидеть из-за ярких огней ночного города. Но ясно одно – дождя не будет.
Агата переводит взгляд на свой красный пикап, пытаясь рассмотреть в салоне авто дисплей с часами. Без двадцати полночь. И уже как пять минут ей должны были сготовить аппетитный и вредный сендвич с листьями салата и нагетсами, но его до сих пор нет.
- Обитель зла – фыркнула испанка, глядя на горящую вывеску общепита с оранжевой буквой «М». Впрочем, так не лестно террористка отзывалась еще и двух заведениях: банк и Белый дом. Поэтому у нее был особый азарт к ограблению сейфовых комнат.
- Ваш заказ – наконец то высунулась девушка с бумажным пакетом, с замученной улыбкой на лице, она протянула поздний ужин испанке.
- Грасиас – буднично ответила террористка, запрыгивая в пикап и медленно выезжая на шоссе. По кольцевой она сделала еще крюк, чтоб скоротать время за поеданием ароматных булок с кунжутом. Возвращаться домой она была еще не готова. Но в квартире ее ждал скучающий ежик Таракан, пищащий о свежем блюдце с молоком. А еще слой пыли, который Тарантино не заботилась убрать еще со своего переезда в эту квартиру месяц назад. Впрочем, она считала, что месяц это малый срок для устоявшейся пыли, у нее есть дела поинтереснее, чем скакать по полкам с тряпкой.
С кольцевой съехала на «худую» улицу, где стоял небольшой супермаркет, работающий семь дней в неделю, 24 часа в сутки. Полки в этом магазине были полупустые, да, район, в котором жила испанка, не был богатым. Скорее наоборот, славился криминальной репутацией, частыми кражами и разбоями. Но ей было все нипочем даже не смотря на то, что Агата не носила с собой оружие – велик риск быть остановленной полицией. Они ведь любят проверять каждого, кто не похож на бледнолицего американца.
С пакетом молока и французским позавчерашним багетом, девушка вышла из супермаркета. Уже начала доставать ключи от дома, звеня ими на всю улицу. Дернула подъездную дверь и та через несколько секунд с грохотом встала обратно. Где-то, на втором этаже, ругаются муж с женой. Проходя по лестнице Та-Та услышала, что спор был из-за остывшего ужина. Агата в очередной раз порадовалась, что ей готовить ни для кого не надо – ее никто не ждал, и она никого не ждала. Довольно грустно, если задуматься, что ты один во всем мире. Но это более оптимистично, чем погибнуть от руки своего разъяренного мужа – опыт совместной жизни с прошлым андербосом, ныне доном мафии, что находился под стражей, доказывал это.
Тарантино вставила ключ в замок и поняла ,что не имеет никакого смысла – дверь была не заперта. Единственная мысль, которая пришла к ней в голове, так это то, что в квартиру проник вор. Члены же мафии, да и просто друзья, были более вразумительны, чтобы не проникать в квартиру испанки без спроса. Да и знаете, в обычной жизни это как-то не принято. Но разве Семья жила обычной жизнью?
Агата как можно тише отворила дверь, хотя уже до этого спалила себя. Но все-таки старалась действовать осторожно. Опустила пакет с продуктами на пол и потянулась рукой в угол, где лежала бита. Бейсболом она никогда не занималась. Не было у девушки и мужчин-спортсменов, сейчас, скорее, биту приобретают как оружие, нежели для игры в мяч.
Преодолев одним шагов прихожую, Тарантино заметила черную тень в зоне кухни. Широкие плечи тени дали понять, что к ней проник мужчина. Если вор, то поделом ему, если враг, то туда же.
Палить из ствола опасно – шум привлечет внимание соседей, а вот близкий бой не будет вызывать таких подозрений – подумаешь, молодожены отношения выясняют.
Агата замахнулась битой и резко обрушила ее. Незваный гость успел отскочить. Удар пришелся на столешницу. Испанка инстинктивно зарычала, как охотница.

одета

http://cs10988.vk.me/v10988292/5f3/xwG1KMBRi04.jpg

Отредактировано Agata Tarantino (2013-06-10 12:31:03)

+1

4

Анжело закинул руки за голову, потянувшись позвоночником и тихонько хрустнув. Бездействие, кажется, утомляло его больше всего. И не так утомляло, как раздражало. Конечно, вторгнуться в чужую квартиру было верхом бестактности, но нормы поведения и знакомства с посторонними людьми были не во вкусах младшего Монтанелли.
«Наверное, многих в сфере криминала бы прельстила возможность познакомиться с такой выдающейся личностью. Вот только мне безумно лень здесь и дальше сидеть.» Анжело только собрался покинуть тёмное и пыльное чужое убежище, повернулся к двери, когда сзади на него обрушилось нечто достаточно увесистое, разбив столешницу. Следом же за этим довольно близко послышалось невнятное рычание. Мужчине сразу стало понятно, что этим всё не закончится, и рассерженная гостья не намерена решать вопрос прямо сейчас мирным путём. Поэтому гораздо вернее было пересечь всё комнату, выскочить на балкон, опуститься по стене на корточки и вытащить на всякий случай кольт. Сняв с предохранителя верного спутника во всех неясных ситуациях, он зажал его в руке и выставил часть дула пистолета в  проход. Мелком заглянув в тёмную комнату и ничего толком не увидев, он не нашёл ничего лучше, чем пальнуть  предупреждающий выстрел в потолок, так сказать, для порядка.
«С равной долей вероятностей это могла быть посторонняя воровка и сама хозяйка. Вот только когда это воровки ходили с увесистой битой наперевес? Кроме того, раз бита взята из квартиры, то хозяйка наверняка знала, где она лежит, а воровка бы предпочла удалиться из квартиры, где уже кто-то находится…. Да, гениальные соображения.» Анжело закатил глаза, злясь на самого себя за несообразительность. Логичнее всего, для быстрого урегулирования непонятной ситуации, было бы выйти с поднятыми руками, предварительно бросив на пол оружие. Вот только шанс остаться в живых с такой вспыльчивой хозяйкой был минимален, да и не хотелось младшему Монтанелли оставаться без значительного перевеса в свою сторону, пусть даже против деревяшки.
- Наслышан о вашем благодушном характере, - решил он, наконец, подать хоть какой-то признак собственной активности. Анжело встал, всё также вплотную прислонившись спиной к стене, и почувствовал, как в голове начинает учащённо и горячо пульсировать: явный признак надвигавшегося раздражения. Мужчина постарался унять свой организм, соображая, что вспылить – сейчас явно не в его пользу. Несмотря на сумасбродный характер, периодически он всё же мог в сложных ситуациях контролировать себя.  – Это немного невежливо с моей стороны вторгаться в чужую собственность, - мужчина поморщился от собственной лжи.
«Как будто меня это действительно беспокоит: что нравится людям, а что нет.»
- Тем не менее, срочное дело не терпит отлагательств, так что я был вынужден дождаться вас после вашего длительного отсутствия по причинам, которые… кхм… не стоит произносить вслух, но мы оба их итак знаем, - Анжело опустил дуло пистолета, продолжая держать его на вытянутых руках. Он на мгновение замолчал, думая, как лучше продолжить свою триаду и не сорваться. Всё-таки с незнакомыми людьми надо быть осторожнее. – Не знаю, в курсе ли вы значительных перемен в… семье, однако такое лицо как вы я не мог обойти стороной, – мужчина замолчал, прислушиваясь, но ровно ничего не смог услышать, отчасти из-за того, что в ушах колотилась кровь и давление сильно ударяло по голове, между прочим, не хуже той же биты, которая едва не размозжила его затылок, или куда уж там метила хозяйка квартиры.
- В любом случае, предлагаю всё обсудить более мирно, нежели сейчас. Скажем, за чашечкой кофе, - Анжело посмотрел на светящуюся луну и нисколько не смутился, всё равно он страдает бессонницей и даже не имеет кровати в своей квартире. – Если вас это не устраивает, предлагаю лично убедиться в… кхм… настоящих изменениях в нынешнем положении.
Монтанелли достал телефон из внутреннего кармана пиджака. Кричать на всю улицу о мафии не представлялось ему достаточно умным, по крайней мере, нисколько не умнее, чем притащиться в чужую квартиру. Анжело открыл раскладушку и набрал номер Гвидо.
«Дядя будет смеяться надо мной, лишь бы ещё кому не рассказал ради шутки.» Монатнелли скрипнул зубами, но всё же набрал номер. Гвидо, с его точки зрения, обладал большим авторитетом, хотя бы потому что в семье Витторе его знали, а вот Анжело вообще был с боку-припёку. Когда пошли гудки, андербосс опустился на корточки и, выставив дуло пистолета, пихнул телефон от себя, раскладушка прокатилась в глубь квартиры и удаляющиеся гудки были ещё слышны Анжело, а затем за ними последовал звук снимаемой трубки и голос его дяди, который, он, однако, уже не мог услышать.

Отредактировано Angelo Montanelli (2013-06-11 01:11:40)

+1

5

Обрушив всю мощь, к сожалению, всего лишь на столешницу, Агата резко развернулась. Тумба, которая была куплена в самом экономном магазине мебели, пошла трещиной. Но на понесенный ущерб испанка не обращала внимания, ее мысли занимал посторонний человек в ее комнате. Словно этот чужак мог не только украсть что-то из ее вещей, но забрать глубоко в ее сущность, сознание, нашкодить там, выпотрошить, убить, изменить. Мой дом – моя крепость – и этого правила Агата придерживалась, заботясь о своем одиночестве. Пожалуй, она даже начинала этим наслаждаться. Привычка, как говорят многие философы.
К тому времени, когда глаза Агаты смогли привыкнуть к темноте, мужчина скрылся на пожарной лестнице. И более того, он сделал первый выстрел. Испанка отпрянула за угол, в коридор, опускаясь на пол. Если в ход пошло оружие, да еще и без глушителя, то значит, этот бравый юноша точно безумен. Вопрос лишь в том кто из этих двоих, бегающих по малюсенькой квартире-студии, был менее в ладах с головой?
– Это немного невежливо с моей стороны вторгаться в чужую собственность – Тарантино фыркнула.
- Это было так же и опрометчиво с твоей стороныне говоря уже об опасности для здоровья. Вы еще хотите знать почему террористка никогда не принимала гостей? Ни друг, ни подруга, ни коллеги, никто не заглядывал к ней на чай. Исключение она делала для любовника, но тому была неугодна сия скромная обитель, поэтому голубки встречались в его двухэтажной квартире, оставляя дом испанки девственно чистым от похождения мужиков.
– Не знаю, в курсе ли вы значительных перемен в… семье, однако такое лицо как вы я не мог обойти стороной – мужчина все болтал и болтал, а у девушки уходило терпение. По правде, она просто выжидала подходящего момента.
- Насколько я обучена правилам этикета, то по гостям не ходят со стволом, а уж тем более не стреляют в хозяина дома – едко заметила испанка, выглядывая из-за угла.
- В любом случае, предлагаю всё обсудить более мирно, нежели сейчас. Скажем, за чашечкой кофе
- Нашел дурака – тихо, себе под нос прошептала Та-Та.
– Если вас это не устраивает, предлагаю лично убедиться в… кхм… настоящих изменениях в нынешнем положении. – она услышала как мужчина за окном завозился и его лицо осветил свет дисплея от телефона. Агата же была теперь вся во внимании, натянута как струна, накалена до предела. Ее все еще гложила пуля в новенькой стене и испорченные обои.
Через всю комнату, к ногам пролетел телефон, на котором уже шли первые секунды разговора. Впрочем, это было последнее, что смог сделать мобильный, ибо испанка вновь применила свое оружие не по назначению – опустила биту на «раскладушку», закрывая вопрос для гостя о возможности в ближайшее время совершить звонок. Мобильный раскололся на десятки кусочков.
- Если ты думаешь, что я поверю во все твои уловки, то глубоко ошибаешься – вообще-то, Тарантино уже догадывалась, что к ней проник один из членов Семьи, и с кем ей надо было поговорить по телефону. Но, будучи женщиной мстительной, вредной и своенравной, она считала своим долгом показать свой характер новому человеку.
Террористка поднялась на ноги и хлопнула рукой по выключателю. В комнате зажглась лампа, стоявшая на прикроватной тумбочке и пара светильников на стене. Теперь эти двое могли посмотреть друг другу в глаза и познакомиться. Впрочем, я слукавлю, если скажу, что Агата жаждала этой встречи.
- Кто ты и что забыл здесь? – испанка пошла навстречу, останавливаясь возле окна, за которым находился кудрявый брюнет. И как же ей захотелось, чтобы в данную минуту на Сакраменто, а точнее по улице Линкольн (той улице, на которой стоит ее дом), обрушился шквальный ливень. Тогда бы испанка могла даже поверить в Всевышнего и его кару.

+1

6

- Mio Dio, donna! Телефон-то тут при чём? – взревел внезапно Монтанелли, возвращаясь в вертикальное положение и отходя за стену. Он вернул пистолет на место, засунув его под пиджак. Становилось жарковато, несмотря на март. Анжело посмотрел на ночное небо, на минуту заглядевшись на звёзды. Это был один из его пунктиков: отвлекаться на посторонние вещи, несмотря даже на серьёзность ситуации. Тем не менее уже через несколько минут он пришёл в себя от звука приближающихся шагов. Испанка, похоже, решила не тянуть, однако, не выпуская биты из рук, которой не так давно привела телефон андербосса в абсолютно нерабочее состояние.
«Благо, я синхронизировал все данные с рабочим компьютером. Но телефон всё равно жалко, он был с позолотой». Мужчина недовольно скривил губы, ощущая горьковатый привкус во рту. Захотелось закурить, но разговор не терпел отлагательств, а лишние движения могли послужить хорошей провокацией для хозяйки квартиры. Кстати говоря, требовалось убедиться, что это действительно она. Ничего не оставалось, как слегка приподнять руки, таким образом показывая свою безоружности и выйти из-за угла на полное обозрение. Монтанелли приподнял подбородок и проделал необходимые действия. В его поле зрении сразу очутилась молодая испанка. Вопреки своей безграничной любви к блондинкам, он не мог не отдать должное, заметив про себя, насколько прелестно состояние взбудораженной внезапным визитом непрошенного гостя женщины.
Убедившись, что демонстрировать свою безоружность уже не требуется, он медленно опустил руки и облокотился о перила на балконе, наконец, закурил и несколько минут спокойно выкуривал сигарету.
- Я племянник Гвидо Монтанелли, Анжело. Гвидо теперь занимает место Витторе, а я – его подручный. Ты, конечно, могла бы убедиться об этом от самого Гвидо, но, наверное, звонить с чужого телефона моветон в здешних краях, - он сделал ещё несколько затяжек, выпуская дым через зубы. Монтанелли вспомнил, что дядя уже взял трубку, а его так невежливо прервал тяжёлый предмет, так что он, вероятно, мог слышать лишь грохот. А так как он в курсе, куда приехал его племянник, то уже вовсю смеётся над поспешностью родственника, сидя в тёплой гостиной. А вот младшему Монтанелли приходилось болтаться на балконе, разглядывая пусть и красивую, но разозлённую испанку. Впрочем, он не жалел о содеянном, отчасти потому то вообще редко о чём жалел, а отчасти потому что такое оригинальное знакомство вызвало у него улыбку. И тем не менее лицо его сохраняло спокойное и даже несколько холодное обыденное выражение, что часто только лишь раздражало собеседников.
Анжело докурил и выбросил сигарету. Стоять на холодке его явно не прельщало, так что приподняв и тем самым показывая свободные ладони, он зашёл в комнату и бесцеремонно устроился на кресле, обернувшись к испанке через плечо, чтобы продолжить разговор. Его взгляд упал на пробитую пулей дырку в стене. Моргнув, он перевёл взгляд на испанку.
- Если повесить Гойена, то никто ничего не заметит, - он приподнял бровь и развернулся затылком к хозяйке, в надежде, что той не взбредёт в голову мстить битой за испорченную стену. – Гвидо не так давно вышел из тюрьмы, где пересёкся с Альваро, Уэйт, как он многим также известен, тот назначил его доном на то время, пока дело имеет такой оборот, какой имеет сейчас, - голос Анжело при переходе к деловой теме стал серьёзен и ровен, словно в этой комнате появился совершенно другой человек, поглощённый своей работой и не имеющий ничего общего с тем сумасбродом, решившим ворваться в обитель испанки. Монтанелли расстегнул пиджак и вынул нераспечатанную пачку сигарет. Закурив, он откинулся в кресле, всё ещё находясь в опасном положении относительно хозяйки квартиры.
- Я наслышан о вас, - он покрутил сигарету в руке и снова затянулся, - однако не отказался бы, чтобы вы сами удостоили меня чести, представившись. Хочется давать людям возможность проворачивать знакомство добровольно. Ну, более или менее, - младший Монтанелли усмехнулся. Взгляд его невольно упал на разбитый вдребезги телефон, и мужчина болезненно поморщился. Перегнувшись с сигаретой в зубах, он пошарил в остатках того, что раньше называлось телефоном в надежде найти целой хотя бы сим-карту, но и та была проломана пополам. Анжело недовольно цыкнул и вернулся в первоначальное положение.
- Думаю, у вас талант ломать всё с первого удара. Радует, что это была хотя бы не моя черепная коробка, иначе бы окончательно стал инвалидом на голову.

+1

7

Диалог, пусть и пока не продуктивный, который, скорее, носил характер ядовитых подколов со стороны Агаты, все таки был лучше, чем устраивать перестрелку в малюсенькой комнате и громить и без того ломкие вещи.
Мужчина опустил оружие и вышел из-за угла, располагаясь на перилах балкона.
- Я племянник Гвидо Монтанелли, Анжело. Гвидо теперь занимает место Витторе, а я – его подручный.
- Прошу заметить, слава богам, что Гвидо не занимает место Витторе, ибо тот труп. – несмотря на все уважение к погибшему Донато, испанка не могла не заметить, что участь у них с Гвидо разная. Да, и по сути, должности тоже: дон мафии, Данте, «унаследовал» власть и тут же загремел в тюрьму. А Гвидо лишь исполняет обязанности босса. Тем не менее, это не отрицает всю важность бывшего чистильщика.
О том, что Гвидо пару дней назад вышел из тюрьмы, террористка знала одна из первых – самолично встречала Монтенелли из мест лишения свободы. А вот о своем племяшке Патологоанатом умолчал при их встрече.
Испанка хмыкнула, рассматривая мужчину уже в новом свете. Не сказать, что статус Анджело заставит Тарантино любить его, скорее наоборот, но прекратить свои попытки убить гостя придется. Кажется, Агата даже успела пожалеть об этом. Впрочем, с того момента как погиб Витторе и доном голосованием был выбран Данте (он же лжеДжон), испанку перестало устраивать в Семье многое. Да, 2012 год не был для девушки удачным, для мафии тоже.
Анжело отправил в полет сигарету и переступил порог балкона. Тарантино так же успела заметить, что гость пробыл в ее квартире достаточно долго – свидетельство тому заполненное окурками блюдце. И эта наглость приводила девушку в еще большее негодование.
Ты свалился от куда непойми, пришел в мою Семью. Пришел ко мне домой без приглашения, лазил по моим шкафам и пачкал мою посуду. И я терпеть не могу запах сигаретного дыма в комнате.
Девушка сморщила нос. Анжело сел напротив нее в кресло, которое он уже успел облюбовать и закурил.
Нервничает? Подумала Та-Та, наблюдая за тем, как мужчина выкуривает одну за одной, лишь сменяя дислокацию.
– Гвидо не так давно вышел из тюрьмы, где пересёкся с Альваро, Уэйт, как он многим также известен, тот назначил его доном на то время, пока дело имеет такой оборот, какой имеет сейчас. – испанка кивнула. Эту новость она знала как никто другой лучше. И более того, девушка не раз навещала дона в тюрьме, где он отдал ей важное поручение. Но это уже другая история.
- Хочется давать людям возможность проворачивать знакомство добровольно. Ну, более или менее.
- Будет лестью, если я скажу, что жажду с тобой познакомиться – бесцеремонно брюнетка перешла на «ты», оставаясь по-прежнему негативно настроенной – ее внимание привлекала более тлеющая сигарета, чем слова нового андербосса. Не выдержав более ажурных облаков сизого дыма у себя под потолком, Агата быстрыми шагами сократила расстояние до Монтенелли и выдернула у того изо рта сигарету, не дав сделать третью затяжку.
- Хватит – резко оборвала испанка. – В моем доме не курят. Если бы ты спросил разрешения закурить в присутствии дамы, то узнал об этом. И в свете этого сообщаю, что твои попытки держаться вежливым при всем своем напыщенстве и нахальстве на меня не действует. Ты мне не нравишься. И друзьяшками нам не быть. – наверно, если бы они встретились случайно на улице, то итальянец даже показался Агата симпатичным и даже его нахальство не спугнуло бы испанку. Но нового андербосса Тарантино принимала с трудом, как и новых людей. Будто этот малый мог их предать, может и так, если бы не его громкая фамилия. А может виной тому, что у Та-Ты был роман с прежним андребосом, он же дон, и повторение ситуации не хотелось.
- Агата Тарантино - после паузы произнесла девушка - А стреляешь ты отвратно - и это засвидетельствовано на стене.

+1

8

Больше всего Анжело бесило, когда к нему подходили ближе, чем на расстояние, которое установил он, и без его ведома. А вырванная сигарета была равносильна пощёчине. Конечно, он сам виноват в том, что портит чужую квартиру, но вот кого-кого, а младшего Монтанелли это никоим образом не беспокоило. Некоторое время андербосс молча сидел в кресле, взирая на Агату с сигаретой в руках, в его глазах была такая пустота, будто при выдёргивании сигареты женщина зацепила случайно провод, подающий питание ему в мозг, так что он никак не реагировал на неё. Затем фокус его зрачков резко сменился на стену. Незнающий человек нашёл бы его поведение более чем странным, а вот близко знающие Анжело сказали бы сразу, что он сейчас на грани бешенства.
   Да, мужчина весьма и весьма вспыльчивый, он может в порыве ярости перевернуть стол и разнести квартиру вдребезги, но если остальные люди, впадая в бешенство, ведут себя как разозлённый младший Монтанелли, то он сам, впадая в ярость, становится похож на анаконду, тихо заглатывающую жертву и не подающую особых признаков жизни. Сейчас в черепной коробке андербосса было девственно пусто, потому что в бешенстве у него вылетало из головы ровным счётом всё и сразу, и если злиться он мог с совершенно работающей головой, то образумить его в бешенстве не могло ничто. Тем не менее, он сидел и молча взирал на стену, пока Тарантино общалась, как это получается, сама с собой.
- Я знаю, - внезапно тихо и с каким-то невнятным рыком произнёс Монтанелли. И его ответ относился сразу ко всем фразам испанки, которые она произнесла. Анжело выпал из оцепенения, выдернул из руки хозяйки квартиры собственную сигарету и затушил её, только тогда более или менее совладав с собой. – Мне всё равно, хочешь ты со мной познакомиться или польстить, кроме того, я более чем рад, что ты в курсе большинства вещей, произошедших в этом мире. Кроме меня, естественно, - мужчина расплылся в ядовитой улыбке, прошипел последнее слово и кивнул головой собеседнице. Улыбка тотчас соскользнула с его лица. Придя сюда, у него было настроение не фейерверка, а сейчас словно и сами фитили повыдёргивали из праздничных «хлопушек».
   Младший Монтанелли подскочил с кресла и неспешно подошёл к продырявленной стене. Вытянув руку, он нащупал аккуратную дырку. Хмыкнув себе под нос и что-то неразборчиво промычав, он обернулся к Агате. Так было гораздо лучше: всё-таки теперь над ним никто не нависал и не дышал ближе, чем в двух метрах. В квартире отличная акустика, чтобы говорить аж с другого конца комнаты, так зачем подходить ближе? Несомненно, это его ещё один дурацкий пунктик, которому он любил следовать, как, впрочем, и всем своим пунктикам в бессчётном их количестве. Ну а у кого их нет? Просто кто-то их либо не замечает, либо отказывает в удовольствии их исполнять. Сложно определить, отдаёт это самовлюблённостью или вполне нормально для любого человека: собственные капризы. В любом случае, в этом весь Анжело, какой бы он ни был.
- Мне итак хватает пререканий с одной милейшей особой, освободите меня от необходимости отвечать на ваши колкости. Я очень плох в попытках войти в положение другого человека, так что могу только дать слово, что больше не буду утруждать вас в принятии меня в качестве гостя. Надеюсь, вас это крайне обрадует, ведь, как вы там сказали, - Анжело на мгновение поднял глаза к потолку и сжал при этом губы в задумчивости, а потом вновь посмотрел на испанку, - «друзьяшками нам не быть». Исходя из этого, предполагаю, что стрелять меня также никто не научит, так что ваши обвинения с этого момента по поводу моей меткости неоправданны. Возможно, вы загубили гения во мне.
   Монтанелли закинул руки за спину и измерил одну из стен шагами. Найдя её неприлично маленькой, он снова остановился около дырки и посмотрел на Агату.
- Ладно, - он нахмурился и уставился за окно. Странно, что соседи ещё не подняли всех на ноги. Выстрел был достаточно громким, однако всё вроде бы даже затихло. Или это затишье, как всегда, перед бурей, или тут палят в стену, по крайней мере, раз в неделю. – С моей стороны нет ещё ничего веского, чтобы расспрашивать вас о том, что у мафии с состоянием оружия, поэтому скажу конкретнее. Насколько мощный вы можете отрыть арсенал? Если, конечно, не секрет, и наши отношения зашли достаточно далеко, чтобы андербосс мог как можно быстрее вникнуть в положение дел Семьи относительно оружия.

+1

9

Анжело показывал удивительные способности спокойствия. И в тишине, Агата слышала не только как тикают часы над кроватью, но и как под столиком ползает ее маленький ежик. Вот, он высунул нос из-под стола, но, заметив мужчину, который поднялся с кресла, юркнул обратно. Тарантино даже была готова составить зверю компанию, ибо речи Анжело начали ее утомлять.
Сама испанка была человеком прямым, резким и даже молчаливым. Она не распылялась на слова и «выканье», особенно, когда это неуместно и кажется смешным. Потому-то девушка и потупила взгляд, когда новоявленный андербосс заливал соловьем. Впрочем, из всего сказанного, суть была в том, что общение не доставляет удовольствие никому. В таких случаях террористка предпочитает не тянуть кота за яйца.
- Возможно, вы загубили гения во мне.
- Все что я услышала от тебя это «бла-бла-бла». – махнула испанка рукой в воздухе и отвлеклась от созерцания гостя. Девушка присела на колени и заглянула под журнальный столик. Там, треща морковкой, сидел ее ежик Таракан, пожалуй, самый лучший собеседник. Агата бережно и осторожно, чтоб не уколоться, протянула руки к зверьку и потянула его к себе. Ежик крепко схватил в лапках морковку, на ходу пытаясь запихнуть все в рот, словно боялся, что незнакомый дядя отнимет у него овощ. Тут террористка вспомнила, что гостю так ничего и не предложила: ни чая, ни кофе. Но следом решила, что Анжело не заслужил ее горячего пойла. К тому же уже стало понятно, что если мужчине что-то надо, он сам возьмет это.
Снова встав на ноги, Тарантино уже держала на ладони ежика, почесывая того пальцем по розовому брюшку.
- Насколько мощный вы можете отрыть арсенал? – наконец-то девушка услышала хотя бы одно предложение по делу. И тут же ее лицо приобрело серьезный вид.
- Месяц назад мы взяли в аренду два склада, находящиеся загородом. Они вмещают до 18 тонн запакованного груза. Думаю, это более чем достаточно, чтобы стереть с лица земли сам Вашингтон и взять в заложники президента. – с готовностью ответила испанка.
- Вообще-то все рабочие моменты я предпочитаю решать на нейтральной территории. – сделала замечание испанка опять таки в сторону внезапного появления Монтенелли.
- Но у нас есть «дыра», которая заключается в том, что наш поставщик и торговец оружием, он же несостоявшийся андербосс, пропал вместе с Данте. Хочу сказать, что это повлияло на отношение поставщиков. Нам нужна новая наработанная база. – у Агаты были, конечно, свои каналы, но он были настолько малы, что не способны и на четверть заполнить один из складов.
- Сейчас надо вывести остатки оружия из магазина, каким владел пропавший андербосс. Потому что организация терпит крах – оно и понятно. Без капитана, корабль на плаву не удержать. – Если это все, то позволишь мне завалиться спать? Или андербосс занимается теперь и тем, что укладывает своих солдат? – не могла не сострить террористка.

+1

10

Анжело будто пропустил мимо ушей едкое замечание Агаты. «В конце концов,  женщины вообще не способны вычленять из общего разговора важные пункты, так что не стоит пенять на то, что она ничего не поняла. Ладно, оставим это без комментариев. У меня итак слишком сильно болит голова, чтобы возвращаться к уже сказанному повторно. Тем более, что меня совсем другое интересует. Итак…» Младший не успел открыть рот, потому что собеседница отчего-то полезла под журнальный столик, а затем извлекла домашнего любимца, которым неожиданно оказался ёж.
   «Хорошо, что он не был на кресле, в таких потёмках я бы обязательно на него сел. Однако, мне казалось, что у такой женщины должен обитать как минимум хищник из джунглей. Надо будет обязательно подарить на день рожденья Маргарите анаконду. Хотя  ней-то она подружиться. Нет уж, я лучше куплю себе какой-нибудь заведеньице, а милейшая консильери обойдётся открыткой и парой цветочков». Анжело мрачно созерцал почёсывающую брюшко ежу испанку. Монтанелли молча и внимательно выслушал вполне удовлетворительный ответ Агаты, но всё-таки недостаточно полный, чтобы у него не осталось вопросов. Андербосс качнулся с пятки на носок и задумчиво обвёл потолок взглядом, собираясь с мыслями.
- Гвидо пока ничего не говорил о Вашингтоне, но полёт мысли достаточно интересный, приму к сведенью ваши наполеоновские планы. Я не совсем в курсе всего того, что происходило до меня. Поэтому поинтересуюсь: ранее склады такого масштаба вообще заполнялись? В случае внезапной проверки властями нас довольно сильно накроют, и организация останется без огромнейшей части оружия. Я это к тому, а не легче ли выкупить пару складов среднего размера и снять контейнеры в порту на подставных лиц? По крайней мере, если кто и выйдет на наш след, то мы потеряем незначительную часть, которая послужит хорошим сигналом к тому, чтобы как можно быстрее спрятать концы в воду и вывезти остальной груз различными морскими путями. Это что касается непосредственно хранения. А вот относительно заполнения содержания… У вас есть связи? Это даёт уже что-то. Остальное можно наработать. Никогда не имели контактов с поставщиками из других стран? Мне лично нравится работать с бельгийцами, хотя они часто кончают свою жизнь в раннем возрасте наркотиками, это можно умело подмять под себя и ничего при этом не заплатить. Итальянцы, японцы, русские… Если каких-то контактов не хватает, можно съездить в другие страны. Как вы на это смотрите? В любом случае, я вас не тороплю, у вас больше опыта в этих делах. А про остатки оружия… Вы сами этим займётесь или можете написать мне адрес?
   Монтанелли полез во внутренние карманы пиджака, извлекая оттуда записную книжку и ручку. Лучше было бы, конечно же, воспользоваться телефоном, но устройство было буквально подавлено тяжестью обрушившегося гнева хозяйки. Мужчина ещё раз с сожалением поглядел на верного друга, которого он привёз из Майами, сетуя на всевышние силы, не заставившие Агату промахнуться. Пролистав несколько страниц с записями чисел, а Анжело записывал исключительно числа, не делая никаких пометок, он вырвал пару листочком из середины, закрыл книжицу и положил листы весте с ней и рукой на край пострадавшей столешницы, точнее, того, что от неё осталось, и вернулся обратно к стене. Пистолет начинал потихоньку натирать вспотевшую спину.
- Да, касательно того, где можно обсуждать эти самые рабочие моменты. Согласен, просто не терпелось познакомиться, а если уж вы не спали, то я и подавно. У меня бессоница, так что я привык срываться с места даже в глубокую ночь. Это в первый раз, постараюсь как можно меньше утруждать своим присутствием. Надеюсь, все проблемы касательно поставок решаться в скором времени. Если будут какие-то проблемы или вопросы, меня всегда можно найти через Гвидо или Маргариту, консильери, это как вам удобнее. В любом случае, скину sms со своего номера, как только восстановлю сим-карту, - Анжело слегка кивнул на обломки раскладушки. У него были вообще какие-то особенные чувства к технике: она не тупила в его руках, работала исправно и всегда помогала, а мужчина терпеливо заботился о ней и старался беречь по возможности. Кажется, единственное обоюдное чувство за последние несколько лет его жизни.
- Нет, в мои должностные обязанности не входит кипячение на ночь молока и мелодичная песенка у кровати, но если это так необходимо и поможет укреплению рабочих отношений, то я всецело «за», мне не составит это огромного труда, - Монтанелли слегка улыбнулся.

+1

11

Ну вот, еще один фактор, по которому Агата хотела, чтобы Монтенелли покинул ее дом - он вломился не только в квартиру, но и теперь пытался вломиться в ее дела. Да, конечно, аднербосс это важная шишка в Коза Ностре, и через него решаются почти все вопросы. Но... у террористки было свое отношение ко всем властям, иерархиям, пирамидам, верхам и бамонту. Перед ней можно было не строить из себя важного чиновника и не блестеть наручными часами из платины и алмазов - она не по количеству ноликов на счету в банке ценила людей. Поэтому и с верхами мафии Агата могла вести разговоры на равных, не боясь вступить в полемику и спор. Так и сейчас, когда речь зашла о складах, испанка качнула головой:
- Нет. Я сама займусь складами. У Семьи есть свои лазейки, поэтому могу с уверенностью сказать, что загород полиция не сунется. К тому же мы только арендуем, а владеет помещение организация по производству орг. техники - не вызывает подозрения. - девушка постучала пальцем по подбородку и эта пауза помогла принять ей нужное решение. Да, в словах Анжело была светлая мысль, но как же Тарантино не хотела этого признавать - Тогда в ближайшее время подыщу еще арендодателей.
- Никогда не имели контактов с поставщиками из других стран?
- Я работала с колумбийцами - она немного замялась, так договор был сорван ужасной стрельбой, при которой понесли потери обе стороны. Не стоит углубляться кто был инициатором и на чью совесть вешать смерти...
- Если каких-то контактов не хватает, можно съездить в другие страны. Как вы на это смотрите?
- Я не смотрю, я делу, если этого требуют нужды Семьи. - ответила как настоящий патриот и солдат. Осталось только честь отстегнуть от виска.
- А про остатки оружия… Вы сами этим займётесь или можете написать мне адрес?
- Я передам вам адрес - но точно не здесь и не сейчас. Ведь как знать, может человек перед все таки подставное лицо. Кажется, паранойя ей досталось от заключенного дона. Или это приобретенный иммунитет от предательств, ошибок и лжи?
Монтанелли запустил руку в карман, отправляясь на поиски небольшого блокнота. Несмотря на то, что у испанки не было желание сувать свой нос не в свои дела и записные книжки, но краем глаза она уловила беспорядочный ряд чисел, словно какие-то координаты. Мужчина оторвал листок из книженции и аккуратно положил на потрескавшуюся столешницу.
- В любом случае, скину sms со своего номера, как только восстановлю сим-карту - в ответ Та-Та кивнула, забывая даже изобразить сожаление о причиненном ущербе. Впрочем, ее тоже оставили с несколькими погибшими нервными клетками и дырой в стене.
Несомненно повешу туда картину. Может "Адам и Лилит"?
- Нет, в мои должностные обязанности не входит кипячение на ночь молока и мелодичная песенка у кровати, но если это так необходимо и поможет укреплению рабочих отношений, то я всецело «за», мне не составит это огромного труда
Агата даже представила эту умопомрачительную картину и больше держать лицо каменным не смогла, улыбаясь и тупя глаза в пол.
- Боюсь, что такие метаморфозы наших взаимоотношений не переживу я - призналась испанка, которую все еще пугало и настораживало нахождения малознакомого человека в доме. Тут уж ее бессонница обострится до состояния зомбистайл.
- А от бессонницы помогает мед с молоком - дружелюбно поделилась советом Агата, к какому прибегала в крайних случаях, когда утром надо отправляться по делам, а глаз не сомкнуть до четырех утра. Да, все успешные, богатые или грешные люди склонны к отсутствию сна. Бессонница - как показатель того, что тебе есть чего боятся: вора, проникшего в дом за твоими сокровищами, конкурента, лишающего тебя славы, полиции, мечтающей увидеть твое лицо за решеткой...

+1

12

Андербоссу начинала нравится самостоятельность Агаты. Это гарантировало, что на этом фронте у него работы практически не будет, потому что всё будет контролироваться и вполне неплохо и без него. Единственное, за чем он будет следить, так это за самой Агатой. Не стоит скидывать со счетов тот факт, что она была достаточно близко знакома с предыдущей верхушкой, что может негативно сказаться не столько для Гвидо, потому что тому такая власть была лишь в тягость, а вот для Анжело – да. В лично его планы возвращение в Майами-бич или служба на более низкой должности не входила, и если кто из предыдущих мафиози постарается сцапать такое пригретое местечко у семьи Монтанелли, то Анжело откусит ему руки. Правда, это будет ещё не скоро. Пока что такая опасность не угрожала, и можно было спокойно вникнуть в положение дел, чем сейчас и пытался заниматься Монтанелли, пусть даже посреди ночи.
- Отлично, но, несмотря на то, что я считаю офицеров полиции безмозглыми баранами, проследить, кто арендатор они вполне смогут, при должном старании, и если не умрут от закупорки сосудов холестерином, - добавил Анжело значительно тише, потому что это не имело прямого отношения к делу, а удержаться от комментария по отношения к властям было весьма трудно для него. – Замечательно.
   Анжело неспешно подошёл к столику и забрал свои вещи. Полистав записную книжку, он наткнутся на давно забытую чисельную запись. Это явно был номер телефона. Решив, что как-нибудь всё же наберёт его, он захлопнул книжицу и спрятал на положенное ей место, то есть во внутренний карман пиджака.
- Ммм, спасибо за совет. У меня это с детства, так что я лучше займусь делами, чтобы скоротать ночи. Если не спать, открывается масса свободное времени, за которое можно переделать очень многое. Жаль, что остальные люди спят, иначе это бы решало больше проблем. Ладно, я заболтался. Совсем забыл, что вы с дальней дороги, - Анжело оправил пиджак, чтобы тот не топорщился сзади и не выдавал пистолет. Правда, от кого уже было его прятать в такую глубокую ночь и после пальбы в стену? Тем не менее, если до сих пор никто не подал признаков паники, это свидетельствовало либо о том, то все были заняты лично своими делами, либо об абсолютном пофигизме соседей Агаты, либо о том, что они привыкли. Последнее, естественно, можно исключить, потому что единственной дыркой в стене была проделанная недавно его собственным пистолетом.
- Если не столь сложно, попрошу держать меня в курсе событий, ну, или хотя бы информировать в случае необходимости, - Монтанелли сделал пару неспешных шагов к выходу из квартиры, понимая, что более не имеет права задерживаться здесь, а знакомство всё же удалось, хоть и не особо гладко.
   «Характером эта дамочка обладает достаточно суровым и вспыльчивым, что, тем не менее, только на пользу Семьи. Думаю, это сказывалось положительно и на деле Витторе. А вот приглядывать за не всё же стоит: мало ли что она отмочит без моего ведома. Расхлебать-то она сможет и одна,  и всё же не рассказать мне о малейшей неудаче спокойно сможет, пусть то из гордости или из вредности. С делами справляется вполне успешно, если имеет достаточно контактов, чтобы обойтись без моей помощи. Надо ей подкинуть ещё, пусть будет больше нужных людей, чтобы был выбор, брать то, что придётся, не очень хочется. Интересно, как отнеслись к моему «переводу» из Майми-бич поставщики и другие мафиозные группировки. Вероятно, попытались и не раз сцапать владения. Впрочем, это не столь интересно. Обратно меня не тянет».
   Анжело двинулся к выходу, потянул за ручку, впуская в квартиру приглушённый коридорный свет, окинул взглядом ещё раз стену.
- А всё же подумайте над Гойеном, - кратко заметил он и вышел в коридор, так нормально и не попрощавшись. Это вообще была его фишка: ну не любил он прощаться, а просто опускал разговор до состояния, когда мигает красная лампочка «закончено», тем более что сама хозяйка квартиры уже не тонко намекнула, что пора бы и освобождать законные владения, а ограничивать женщин в их собственных потребностях Анжело не любил, потому что часто за такими посягательствами следовала усиленная компассировка мозгов, чего на дух не переносил Монтанелли.
   Анжело тихонько прикрыл за собой дверь и спустился по ступенькам к выходу. Обогнув дом, он обнаружил нетронутую машину и, сняв её с сигнализации, сел на прохладное кожаное сидение. Вспотевшую спину обдало холодком включённого кондиционера. Размяв затёкшую шею, андербосс начал сдавать газ назад.
«Всё же, если даже мы не сошлись в общее, работать с таким человеком мне будет вполне нормально, она понимает своё дело и это хорошо. Только… поаккуратнее и повнимательнее, Анжело, повнимательнее к таким вот персонажам».

Отредактировано Angelo Montanelli (2013-06-15 02:47:04)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Попробовать просто не воевать, оставить всю свою жесть