Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ¿Eres la sed o el agua en mi camino?


¿Eres la sed o el agua en mi camino?

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Участники: Francesca Salvatore, Daniel Norling.
Место: Севилья, Испания.
Время: конец мая 2007 г.
Погодные условия: ясно и жарко, днём до +35 на солнце. Дует лёгкий ветерок.
О флештайме: несколько месяцев спустя продуктивной совместной работы Дэниел всё так же не может понять, кой чёрт дёрнул его оставить этой незнакомке свой номер телефона. Свой настоящий номер, по которому его так легко было отследить, окажись заветная бумажка в неправильных руках. Вне всяких сомнений, Франческа оказалась замечательным партнёром и именно благодаря ей последняя афера с фамильными драгоценностями увенчалась успехом, хотя Дэн никогда бы не признал этого вслух. Правда, произошла небольшая накладка, и им пришлось на время убраться из страны, чтобы "залечь на дно". Порознь. Оставив все деньги в руках Франс и даже не договорившись о точном времени встречи. И вот теперь он, как последний идиот, дожидается её в баре отеля, разглядывая подвыпивших туристов, обалдевших от жары, обилия красок и местного колорита. Сколько ему известно, он может ждать тут хоть до Второго Пришествия, но вот появиться ли она?

Отредактировано Daniel Norling (2012-02-07 22:35:12)

+1

2

Никто в этом мире не застрахован от ошибок. Каждый человек на своём веку успевает совершить массу разного рода поступков, из-за которых, позднее или немедленно, ему приходиться страдать, бледнеть и краснеть, ломая руки, кусая губы и отчаянно желая повернуть время вспять. И Дэниел Норлинг, вне всяких сомнений, не был исключением из этого универсального правила. Хотя, по природе своей, Дэну было свойственно заранее просчитывать возможный исход того или иного своего действия, но и в его багаже имелось достаточное количество просроченных штрафов, пара непереведённых через дорогу старушек и несколько крупных пролётов, едва не стоивших ему не только потрескавшихся губ, но и всей головы целиком. Какой-нибудь ханжа не преминул бы заметить, что вся его жизнь, в глазах закона и общества, была одной большой ошибкой. Но, по крайней мере, эта была та ошибка, которой он наслаждался. Большую часть времени.
Он вполне мог бы наслаждаться ей и теперь, сидя на открытой террасе бара роскошного отеля в центре Севильи с видом на набережную и мерно текущие воды Гвадалквивира, но было одно небольшое обстоятельство, которое мешало ему вполне расслабиться и получить удовольствие от столь приятной обстановки. Небольшое обстоятельство в количестве семнадцати миллионов долларов, чьё местонахождение было Дэниелу неизвестно, равно как и местонахождение его очаровательной помощницы, в чьи руки он самолично и передал сей капитал. Расставание в аэропорту было столь поспешным и скомканным, что обговорить заранее точную дату и время встречи они как-то не успели. Однако Франс вполне хватило времени, чтобы запечатлеть на его губах довольно жаркий поцелуй, и сейчас, когда неделя ожидания была уже на исходе, Дэну внезапно пришло в голову, не было ли это всего-навсего милым отвлекающим манёвром?
Эта мысль заставила его вдруг откинуть голову назад и тихонько рассмеяться. Наверное, со стороны зрелище было довольно занятное: хорошо одетый мужчина, явно иностранец, с кожей такой светлой, что жаркое испанское солнце было над ней почти не властно, сидит в одиночестве за столиком в дорогом баре и смеётся без всякой видимой на то причины. Но Дэну было совершенно плевать, на то, что и кто подумает, он наслаждался самой восхитительной ошибкой, которую успел совершить за всю свою неидеальную жизнь.
Возможно, она не стоила семнадцати миллионов долларов или стоила намного дороже, но что-то ведь заставило его так поступить. Проверка на доверие? Мгновенное помешательство? Или обычная глупость? Нет, глупостью было оставлять Франческе связь с ним тогда, когда он совсем не знал её, когда она действительно пыталась его ограбить, бога ради! Но что-то подсказало ему тогда, что она не только не сдаст его, но и вернётся. И он оказался прав. Так почему же теперь, столько месяцев спустя он продолжал нервничать, напряжённо вглядываясь в толпу прохожих, прогуливающихся по набережной, силясь разглядеть среди них знакомый силуэт?
Положа руку на сердце, Дэниел мог, хотя бы самому себе, признаться, что главная ошибка была сделана гораздо раньше. В нарушение всех своих правил и принципов, помогавших ему так долго выживать и преуспеть в том, чем он занимался, он успел привязаться к своей прекрасной напарнице куда сильней, чем следовало. И сейчас мысль о том, что Франческа могла просто так оставить его, заставляла Дэна нервничать не в пример больше, чем мысль о потерянной прибыли.
Чёрт, и надо же было так вляпаться.

+1

3

Это была лучшая весна всей жизни двадцативосьмилетней Франчески Сальваторе. Сейчас, стоя в просторном холле отеля в ожидании ключа от номера, разглядывая смуглых местных жителей и обгоревшие обветренные лица туристов, она поняла это так ясно и так отчетливо, как никогда ранее. Лучшие дела, принесшие на личный счет в банке женщины немыслимые суммы, лучшие части света, где она с детства мечтала побывать, лучшие отели, поражающие своим великолепием неискушенного зрителя, лучшие машины, глядя на которые хотелось прыгать от восторга... Список этот можно было продолжать почти до бесконечности, но, самое главное, что всего этого не было бы, если бы не Дэн.
Воспоминание о мужчине вызвало мечтательную полуулыбку на губах Франс, от которой проходящий мимо мужчина поперхнулся своим коктейлем и во все глаза уставился на женщину. Покручивая на пальце ключ от номера, она не спеша направлялась по коридору, в другой руке удерживая ручку чемодана на колесиках. Она не находила себе места целую неделю, которую планировала помучить Дэниела. Никогда раньше они расставались настолько долго с момента знакомства. Сейчас это время показалось изысканной пыткой, сжигающей всю самоуверенность женщины. Она скучала и вполне отдавала себе в этом отчет, однако то, что творилось в ее душе, заставляло ее чувствовать себя неудобно.
Тори никогда не задумывалась о природе отношений между мужчиной и женщиной, выбирая легкое пренебрежение в общении с поклонниками. То, что она чувствовала, когда смотрела на Дэна, не поддавалось никакому логическому анализу, к которому женщина привыкла обращаться в затруднительных ситуациях. Тот простой факт, что она влюблена в мужчину, почему-то упорно не желал приходить ей в голову, отвергаемый привычкой видеть в представителях сильного пола лишь источник обогащения.
С такими тяжелыми думами Франческа зашла в свой номер, и, наскоро освежившись в душе, натянула атласное черное платье в пол, приобретенное три дня назад. Несмотря на жару, она хотела сделать Дэниелу сюрприз, а наблюдать пораженное и восхищенное выражение его глаз многого стоило. Особенно теперь, когда она не знала, ждет ли мужчина ее или нет.
Глядя в голубоватое отражение своей фигуры, затянутой в черную ткань, она нахмурилась. Один вопрос, никак не желающий выходить из головы, мучил ее уже неделю, отвергая все доводы здравого смысла. Почему Дэн доверил самую главную часть операции ей? Почему не побоялся того, что она может легко и непринужденно скрыться с семнадцатью миллионами? Почему он доверился ей? Размышление над вопросами такого масштаба грозило обернуться нешуточной головной болью, и Тори, двумя небрежными движениями поправив прическу, спустилась вниз, в бар отеля.
Дэниел сидел спиной к ней, но Франческа увидела его сразу же, узнав не только по рыжеватой шевелюре и знакомому повороту плеч, который могла бы нарисовать с закрытыми глазами, но по чему-то более тонкому и эфемерному. Глубоко вздохнув, чтобы успокоить сбившееся дыхание, она проследовала к его столику, на ходу перебрасывая волосы на одно плечо. Он должен был почувствовать ее приближение, по крайней мере, она на это надеялась. Распространяя легкий аромат вербены, ее рука опустилась на его плечо, заставляя мужчину обернуться.
- Доброго вечера. Что делает такой привлекательный мужчина...один? - она чуть склонила голову набок, когда в голову ей пришла замечательная идея, - Здесь не занято?
Не дожидаясь ответа, она присела за свободное место напротив Дэна и сложила руки на коленях, глядя ему в глаза. Сейчас было бы самое время отвлечься от тяжелых мыслей и немного поиграть, если он, конечно же, ей поможет. Почему-то именно сейчас в голову Франс закралось подозрение, что мужчина ее не поддержит. Он всегда умел ее удивлять.
- Позвольте представиться, меня зовут Франческа Сальваторе, для друзей просто Франс, - она протянула ему руку через стол, - Не согласитесь ли вы составить мне компанию на этот вечер?

+1

4

Дэниел был влюблен в Испанию с самого детства, когда он и мечтать не мог о том, чтобы, просто так, взять и отправиться на каникулы куда-нибудь в Европу, но у каждого, не лишённого известной доли воображения, мальчишки всегда есть один способ совершать увлекательные, полные открытий и приключений кругосветный путешествия. В том маленьком городишке в холодной Миннесоте Дэн, в любую минуту, мог перенестись туда, куда он пожелает, стоило только раскрыть книгу и погрузиться в мир, сотканный из слов и предложений, из чувств, красок и света. Все те места, которые ему, гораздо позднее, предстояло посетить наяву, он уже видел, чётко и ясно, вплоть до мельчайших деталей, у себя в голове. Конечно, в реальности всё было немного иначе, поскольку теперь он мог видеть всё собственными глазами, а не в преломлении восприятия и настроения автора, однако, Испания, со своим море и солнцем, со своими звенящими реками и апельсиновыми рощами, не разочаровала его ни при первой встрече, ни при всех последующих.
Сейчас, рассеянно прислушиваясь к торопливой и бойкой речи местных жителях, с акцентом, разительно отличавшимся от мексиканского, к которому он привык дома, перемежавшей короткими трелями диалоги отдыхавших вокруг туристов, преимущественно на английском и французском языках, Дэниел вспоминал свои давнишние путеводители по этой волшебной стране. Конечно же, Хемингуэй, с его насыщенной, рубленной прозой, с его корридой и праздником, который не кончается никогда. Толика испанских поэтов, Лорка и Хименес, звонкие и точные, как частый перебор струн испанской гитары, и грустно-лиричный Мачадо… Дэн вдруг подумал, что, если Тори так и не появится, он вполне может остаться жить здесь. Отрастить бороду, ловить по утрам форель в ручье, пить херес до обеда в маленьких шумных кафе, среди непризнанных поэтов и безработных актёров, ходить на корриду. Может быть, заняться боксом и засесть за мемуары. Последняя мысль вновь заставила его улыбнуться.
Протянув руку, он обхватил пальцами уже успевший нагреться стакан с сангрией и сделал небольшой глоток. Не смотря на выбивающийся из сил вентилятор (от кондиционера на открытой площадке было мало толку), было душно, как в печке. Раздражённо оттянув воротник лёгкой светлой рубашки, Дэниел подумал, что стоило бы пойти прогуляться и немного проветрить голову. Бездействие начинало его утомлять. Именно в этот момент, когда он уже совсем собрался встать и выйти из бара, Дэн спиной ощутил на себе чей-то внимательный взгляд. Слегка напрягшись, он заставил себя не оборачиваться, дожидаясь, пока тот, чьё внимание было сейчас сосредоточенно на его нескромной персоне подойдёт сам или отвлечётся на что-то ещё. При его образе жизни, никогда нельзя было быть точно уверенным в том, чем может обернуться случайная встреча с кем-то из старых знакомых.
Однако, уже через несколько секунд сползшая было с его лица улыбка вернулась на свой привычное место, когда обоняния Дэна коснулся запах знакомых духов. Прикрыв глаза на мгновение, он тихо выдохнул, ощущая, как прикосновение лёгкой руки к его плечу одним лишь этим движением отбросило прочь все его тревоги и сомнения. Чуть повернув голову, взглядывая снизу вверх на подошедшую женщину, Дэниел улыбнулся ещё шире, перебарывая в себе такое странное, почти иррациональное, желание подняться на ноги и крепко обнять Франческу. Тысяча вопросов, вертевшихся у него на языке, пока он дожидался её появления, тут же были забыты. В этот момент всё казалось ненужным, неуместным. Главное, что она была здесь, снова.
Если бы Дэниел мог трезво проанализировать своё состояние, то он бы, к своему собственному удивлению, понял, что испытывает самое настоящее, ничем не замутнённое счастье.
Скользнув одобрительным взглядом по затянутой в чёрный атлас фигуре женщины, грациозно устроившейся напротив него, Дэн тихо хмыкнул, слегка приподняв бровь, удивляясь игре, которую она затеяла. Впрочем, это было довольно забавно и избавляло от необходимости обсуждать что-либо, связанное с недавним делом и её, таким долгим, отсутствием.
- Очарован, - заверил он, беря протянутую Франс руку в свою ладонь, легонько касаясь губами костяшек её пальцев. – Дэниел Граймс, к вашим услугам.
Фамилия, на которую был выправлен его последний паспорт и имя, которое он предпочитал не менять, без крайней необходимости, прекрасно зная, как легко бывает проколоться в самый ответственный момент, судорожно соображая, к кому именно обращается твой собеседник.
- Отвечая на ваши вопросы, нет, здесь, как видите, не занято. Да, я ждал одну свою знакомую особу, но, поскольку она сильно задерживается… - Дэн сделал короткую, едва заметную паузу, в которой слышался лёгкий укор за эту неделю ожидания в полной неизвестности, - думаю, не будет ничего страшного в том, что вы побудете здесь, со мной. Я буду счастлив провести время в обществе такой обворожительной особы. Надеюсь, что не разочарую вас, и вы не сочтёте моё общество слишком скучным.
Игра, определённо, начинала развлекать его. В этом было даже что-то весьма милое, представить себе, как могло бы произойти их знакомство при других, более мирных, обстоятельствах. Немного пофантазировать, создать новое прошлое. А, возможно, и будущее. Кто знает?.. Нужно было пройти этот путь до самого конца, чтобы узнать наверняка.
- Что будете пить? – спросил Дэниел, коротким кивком благодаря подоспевшего с меню официанта. – В такую погоду лучше всего идёт холодная сангрия, рекомендую. Фрукты освежают, а алкоголь почти не чувствуется… Или, возможно, вы голодны? Давно приехали?
Снова прозрачный вопрос-намёк, сопровождающийся быстрым взглядом в сторону Франчески, ни к чему не обязывающий, но дающий понять, что он волновался, ждал.

+1

5

Горячий, душный, влажный от близости реки, пропитанный запахом сигар, но такой родной воздух Испании благотворно влиял на самочувствие Франчески. Еще недавно бывшая огромной проблемой раздражающая до зубного скрежета неуверенность была отброшена, уступая место приятной расслабленности. Сейчас все было хорошо, она была дома, ну или почти дома, что в общем-то, не меняло сути. Она дышала родным воздухом, удивляясь сейчас всем своим страхам, которые беспрестанно грызли ее всю прошедшую неделю.
Франс смотрела на знакомое до боли лицо, не веря происходящему, но наслаждаясь этими мгновениями так же полно, как если бы сейчас волшебство исчезло, испарилось в горячем воздухе, отбрасывая ее назад, в пустую однокомнатную квартиру на Олд Кент Роуд. Дэниел был рад ее возвращению. Это легко читалось в его глазах, вспыхнувших игривыми огоньками, когда он разгадал ее маленькую игру, но еще не потерявших тень удивления, явно вызванную ее появлением.
Сейчас она сидела напротив, молча разглядывая его прямым открытым взглядом, не в силах сказать хоть слово или высвободить, наконец, свою руку из его большой теплой ладони. Он до последнего сомневался в ней, сомневался, что она приедет вообще когда-нибудь. Осознание этого неприятно кольнуло где-то под ребрами, и заставило, наконец, мягко, но решительно отобрать свою ладонь. Он не должен был усомниться в ней, ни на миг, если бы чувствовал то же, что чувствовала она, когда его пальцы мягко обхватывали ее руку, когда он просто смотрел на нее, вызывая необъяснимое чувство легкости во всем теле и одновременно с этим свинцовой тяжести в животе. Но, как бы то ни было, сейчас было явно не время и не место для выяснения отношений. Она вообще сомневалась, что когда-нибудь подходящее время настанет. А если и настанет, то сама женщина будет долго и упорно откладывать этот момент до тех пор, желательно, до самой старости.
- Знакомая особа? - уголки ее губ приподнялись, - Могу сказать, что ей крупно повезло. Я не думаю, что вы скучны. Скорее, даже наоборот. Высокий лоб - признак незаурядного ума, складки вокруг губ намекают на то, что вы много смеетесь. Простая, но достаточно дорогая рубашка свидетельствует о том, что достаток у вас явно выше среднего, что среди заурядных людей встречается очень редко.
Улыбнувшись теперь уже достаточно широко, Франс, склонив голову, наблюдала за реакцией Дэна. Почему-то именно сегодня ей хотелось сразить его наповал любым способом. Не сказать, что это желание было редким, она всегда старалась соответствовать статусу мужчины, но что-то, возможно, интуиция, подсказывало ей, что сегодняшний поединок остроумия и вообще, ума, будет решающим.
Откинув волосы назад, за спину, Тори поставила локти на стол, сложив пальцы в замок, и уперлась подбородком в пальцы, внимательно изучая принесенное услужливым мальчиком-официантом меню. Привычка ставить локти на стол была одной из худших, но сама женщина ничего не могла с этим поделать. Она чуть покачал головой на последний вопрос Дэниела и ткнула пальцем в один из свежих овощных салатов. Пока официант записывал название в маленький блокнотик, женщина подняла голову и полувопросительно взглянула на мужчину напротив, приподняв одну бровь.
- Такой интерес к моей скромной персоне... Я польщена, - искусственное, но от этого не менее трогательное выражение святой невинности в глазах призвано было растапливать сердца мужчин, - Я прибыла в отель буквально полчаса назад. Знаете, я так мечтала приехать сюда на неделю раньше, чтобы подольше отдохнуть и вдоволь насладиться всеми прелестями Испании, но... К сожалению, некоторые накладки с продажей древних украшений... Впрочем, не будем о грустном. Сейчас я здесь и, пожалуй, сангрия будет лучше всего.
Коротко улыбнувшись официанту, Франс вручила ему меню и вновь повернулась к Дэну.
- Как вам Испания? Чудесная страна, на мой взгляд... Вы уже нашли себе какие-нибудь развлечения здесь? - она подмигнула мужчине, - Говорят, что испанские женщины - самые страстные.

+1

6

Лёгкая полуулыбка на губах Франс всегда завораживала Дэниела. Ему дела не было до того, что означала знаменитая улыбка на губах Джоконды, - мёртвые итальянки вообще занимали его в наименьшей степени, - но он всегда, с самого первого момента их встречи, хотел знать, о чём думает Франческа, когда её тонкие губы изгибаются, тонко и мягко, на этом спокойном лице. Когда он увидел её впервые, на том курорте, мельком, кажется, в холле отеля, где она ждала кого-то, рассеянно листая глянцевый журнал, Франс вдруг, не то почувствовав его взгляд на себе, не то просто устав от однообразного действа, подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза, всего на пару секунд, не дольше, улыбнувшись вот так же рассеянно и легко.
Дэн понятия не имел тогда, кто она такая, как её зовут и чем она занимается. Насколько он мог знать, эта эффектная рыжеволосая красавица могла оказаться дочерью какого-нибудь богатея, избалованной светской львицей, трофейной женой или даже хостесс в местном ресторане. Но, от чего-то, он был уверен, что всё вышеперечисленное – не о ней. И, всё по то же, необъяснимой, причине, ему захотелось вдруг иметь возможность видеть эту улыбку как можно чаще, чтобы, в один прекрасный день, она перестала быть для него тайной.
Возвращаясь мыслями в настоящий момент, Дэниел покачал головой, тихонько рассмеявшись на щедро расточаемые ему комплименты. Слышать подобные слова из уст Франчески было довольно неожиданно, но от этого не менее приятно. Ей, как никому другому было известно, как он падок на лесть, даже самую откровенную и неприкрытую.
- Вы увлекаетесь физиогномикой или у вас просто намётан глаз на одиноких скучающих мужчин? – он не смог удержаться от лёгкого подтрунивания, склоняя голову к плечу, невольно копируя её выражение святой простоты и невинности. – В любом случае, вы необычайно милы. Спасибо вам. Насколько повезло моей знакомой особе, может знать только она сама, но я искренне завидую тому мужчине, для которого вы надели это платье… Судя по вашему виду, вы собирались на свидание? Хотя, пожалуй, такая роскошная женщина всегда выглядит сногсшибательно.
Дэниел коротко улыбнулся, глядя Франческе прямо в глаза. Оставаться в долгу перед ней он не собирался, тем более, что не смотря на всю пышность и заезженность этих слов, они действительно были искренними. За свою жизнь он повидал не мало женщин, разного достатка, привычек, характера, с различными внешними данными, но Франс была тем редким сочетанием внешней красоты и богатого внутреннего содержания, изящества и стиля, которые ярким пятном выделялись на фоне остальных. Которую невозможно было забыть и трудно сравнить с кем-либо ещё.
Кивнув официанту, чтобы тот убрал согревшийся уже кувшин с прохладительным напитком и принёс новый, а так же чистые бокалы, Дэн снова переключил своё внимание на собеседницу. Он слегка приподнял бровь, удивлённый и немного встревоженный её ответом, но прикусил язык, прежде чем успел спросить о подробностях. Разрушать очарование этой маленькой игры не хотелось вовсе, тем более, Франс уже была здесь, живая и здоровая, значит, всё завершилось благополучно, и вопросы могли подождать.
Достав из лежавшей на столе пачки сигарету, Дэн прикурил, откидываясь на спинку стула и выдыхая дым в сторону.
- Испания действительно чудесная страна, - кивнул он, соглашаясь. – А Андалузия, пожалуй, самая волшебная её часть. Я здесь уже не первый раз и, признаюсь, порой меня посещают мысли, что неплохо было бы поселиться здесь, когда-нибудь. Возможно, купить домик на побережье… заняться разведением лошадей. Что-нибудь в таком духе. Что же до развлечений, - губы его дрогнули в лёгкой улыбке. – Нет, я не успел свести знакомство ни с одной из местных сеньорит. Хотя, они действительно довольно любезны и приветливы.
Коротко взглянув на подоспевшего с их заказом официанта, Дэниел дождался, пока парнишка поставит перед Франс блюдо с салатом и запотевший кувшин с плавающими в розоватой жидкости кусочками фруктов посреди стола. Когда официант отошёл, он разлил немного вино-фруктовой смеси по бокалам и приподнял свой, универсальным жестом приветствия.
- Наверное, стоит выпить за знакомство и за приятный вечер. Пусть он таким и будет.

+1

7

Это извечное соревнование, подшучивание друг над другом было их излюбленным развлечением. С заметным удовольствием Франческа отметила, что эта часть их общей жизни не изменилась даже сейчас, когда они вели эту завораживающую игру "Узнай меня, если сможешь". Она тихо рассмеялась на его замечание о скучающих мужчинах, но внезапно, как по мановению руки, лицо ее приняло серьезное выражение. Сокрушенно качая головой, женщина с легким укором взглянула на Дэниела.
- Обижаете... Это обычная наблюдательность, не более. - как она ни старалась, но после комплимента мужчины удержать серьезное выражение лица надолго не удалось, в глазах ее заплясали веселые искорки, - Вы правы, я собиралась на свидание... Но, похоже, мой кавалер не думал, что я приду.
Обведя быстрым взглядом людей за столиками, будто выискивая несуществующего кавалера, Франс вновь повернулась к Дэну, но теперь уже с выражением неподдельной грусти в глазах, и пожала плечами. Эта игра все больше затягивала ее  свое русло, и женщина уже не была уверена, что сможет остановиться с такой же легкостью, с какой вовлеклась. Однако реакцию мужчины на последние слова стоило увидеть, какой бы она ни была.
Затаив дыхание, Тори ждала ответа, изо всех сил убеждая себя, что ей абсолютно безразлично его мнение по данному вопросу. Сейчас она напоминала себе собаку на сене: у них с Дэниелом никогда не было договоренностей о верности или еще какой-нибудь подобной чепухи. Однако то приятное, нежное и одновременно томительное чувство, что испытывала женщина в его руках, когда он обнимал ее, или целовал, или просто смотрел ей в глаза, так прямо и открыто, как будто видел ее насквозь (а именно так, скорее всего, и было), хватало ей с избытком. И как-то так само получалось, что смотреть на других мужчин не было абсолютно никакого желания.
Время, кажется, замедлило свой ход, почти остановилось в те мгновения, когда она ждала ответа. Подоспевший официант испортил Франциске все настроение, она бросила досадливый взгляд в его сторону, даже не поблагодарив молодого человека. Больше всего женщине сейчас не хотелось, чтобы Дэн заметил ее нервное ожидание. Но обмануть саму себя она не могла - мужчина всегда замечал такие вещи, точно также, как она могла заметить респектабельного самца за несколько метров. Оставалось лишь надеяться на то, что он спишет дрожь в ее руках на... Да на что угодно, только не на настоящую причину ее странного поведения.
Занятая своими мыслями, Франс пропустила большую часть монолога Дэниела о прелестях Испании, очнувшись лишь тогда, когда мужчина приподнял свой бокал над полированной гладью стола. Смущенно улыбнувшись, женщина последовала его примеру, небрежным движением руки отсалютовав ему своим бокалом.
- За приятный вечер, - эхом отозвалась она, - Пусть все вечера будут такими же.
Тори отпила немного, радуясь возможности частично скрыть свое лицо, и тут же опустила голову вниз, рассеянно гоняя по тарелке свежие помидоры черри. Внезапно в голову женщины прокралась безумная мысль. Она уедет сегодня же ночью, чтобы не мучить себя невероятными догадками и домыслами, она уедет, не предупредив его, сменит все номера телефонов и документы, перекрасит волосы в черный цвет и купит себе небольшой домик в предместье Лондона, там, где никто, даже Дэн, не сможет ее найти. Поэтому, да, именно поэтому она должна сделать сегодняшний вечер незабываемым. Отставив в сторону тарелку с нетронутым салатом, она легко поднялась на ноги. Живая музыка на небольшой площадке как раз напротив их столика зачаровывала, заставляла женщину постукивать ногой в такт мелодии.
- Не хотите потанцевать? - легкая улыбка на непроницаемом лице, - Ставлю восемь с половиной миллионов на то, что вы неплохой танцор.

+1

8

За время общения с Франческой Дэн уже успел привыкнуть к тому лёгкому напряжению, в ожидании очередного выпада, каким всегда сопровождались их словесные пикировки. Это было похоже на игру в покер, где твой противник так же хорош, как и ты сам, обладая умением не выдавать себя ни взглядом, ни жестом, внезапно делая ход, заставляющий тебя соображать с лихорадочной быстротой, чтобы придумать такой же достойный ответ. Пожалуй, отличием было лишь то, что сам Дэниел в такие мгновения не пытался просчитать всё наперёд, просто расслабляясь и получая ни с чем не сравнимое удовольствие от самого процесса, позволяя разговору течь свободно и легко, искрясь от этого взаимного напряжения.
Однако, от его внимания не ускользнула некая нервозность во взгляде Франс, когда она, со странным беспокойством подняла на него глаза, так, будто пыталась отыскать в его лице что-то. Некий ответ на вопрос, не дававший ей покоя. Рассеянно улыбнувшись, Дэн чуть пожал плечами:
- Такая женщина, как вы, вольна сама выбирать, с кем и как она хочет проводить время. Возможно, ваш знакомый не был уверен в глубине вашей симпатии.
Конечно, Дэниел знал, что нравится Франс. Не мог этого не знать, достаточно было взглянуть в её лицо, когда она смотрела на него, с мягкой нежностью, с тем особым выражением, присущим влюблённой женщине, любующейся объектом своей привязанности. Он был достаточно самоуверен, чтобы считать, что является одной из самых неординарных личностей, какие только встречались Франческе за всю её жизнь. Но было ли этого достаточно? Если он хоть немного успел узнать эту женщину за все последние месяцы, Дэн сказал бы, что именно это, скорее всего, и могло отпугнуть её.
Франс боялась привязанности почти так же сильно, как и он сам. Дэниел всегда в своём поведении руководствовался одним простым правилом: будь готов в любой момент дня и ночи подняться с места, оставив за спиной всё и начав всё с начала. При его роде деятельности он просто не мог позволить себе иметь семью, близких друзей или возлюбленную. Иногда он думал, что, возможно, когда-нибудь потом, когда со всем этим будет покончено и он, наконец, выберет место, где сможет осесть и пустить корни… Однако с появлением Франс он всё чаще и чаще начал ловить себя на мысли, сможет ли он вот так легко оставить её? Ответа на этот вопрос он не знал и не хотел знать. Он просто надеялся, что ему никогда не придётся выяснять это на практике.
Пока он раздумывал над этим, наблюдая, как Франческа привередливо ковыряется в своей тарелке, в повисшем за столиком недолгом молчании окружающая какофония звуков снова завладела его вниманием. Всё та же мешанина разнообразных наречий, кипучий коктейль, разбавленный шумом вентилятора, звоном посуды, звуком  шагов, скрипом отодвигаемой мебели и музыкой. Музыка пронизывала всю Андалузию насквозь, к этому он привык очень быстро. Здесь мешались народные цыганские мотивы, жаркое фламенко и много, много чего ещё. В данный момент слух Дениела терзали две ярко контрастировавшие между собой мелодии: какая-то лёгкая латиноамериканская популярная мелодия, льющаяся из динамиков над барной стойкой и звук живой гитары, выводивший совсем другой мотив на открытой площадке напротив бара.
Играла группа музыкантов, по-видимому, местных. Небольшой пятачок уже окружила толпа зевак. Кто-то одобрительно прихлопывал в ладоши, кто-то насвистывал, а кто-то, не теряя времени даром, уже начал танцевать, выстукивая чёткий ритм каблуками по камням мостовой.
Приглашение, последовавшее из уст Франчески показалось вполне ожидаемым. Довольно улыбнувшись, Дэн поднялся с места, предлагая руку своей даме.
- С радостью. Постараюсь вас не разочаровать.
Сжав тонкую ладонь женщины в своей руке, Дэниел подошёл вместе с ней к окружившей музыкантов группе, среди которой было больше туристов, чем местных. Впрочем, насколько он мог заметить, обе танцевавшие пары были испанцами. Дождавшись, пока песня закончится и заиграет новая мелодия, Дэн вывел свою партнёршу на середину круга, занимая исходное положение.

Отредактировано Daniel Norling (2012-02-09 12:14:13)

+1

9

Не так часто, как могло бы показаться на первый взгляд, Франческе приходило в голову, что когда-нибудь, в ближайшем или не очень будущем, им с Дэниелом пришелся распрощаться навсегда. Они работали вместе не так долго. чтобы эта мысль успела прочно обосноваться в ее голове, заставляя мучиться от неизвестности. Однако сейчас, когда мужчина так легко вел ее в танце, она автоматически выполняла всевозможные па, которым научилась еще в детстве, в то время, как мысли ее текли совершенно в иную сторону, не такую приятную, как хотелось бы.
Она не хотела расставаться с этим мужчиной, открывшим для нее целый мир с калейдоскопом приключений, наполнившим ее жизнь яркими красками. Иногда ей казалось, что он послан ей судьбой за все годы мучения с престарелым мужем, а потом, еще более долгие годы жизни в поисках и обольщении новых "сладких папочек". Одна мысль о том, что она может больше никогда не увидеть его светлые глаза, наблюдающие сейчас за ней, его улыбку, ту, которую он посылал ей, когда никого не было рядом, от которой начинали подгибаться колени, одна эта мысль вызывала чувство грызущего беспокойства, эхом отдававшегося где-то под грудью.
Франс была благодарна Дэну за все, что он для нее сделал, и именно поэтому мысль о том, что расставание их должно произойти как можно скорее, казалась ей все более и более убедительной. Ей не хотелось мучить ни себя, ни его долгим и мучительным прощанием, и идея уйти по-английски сейчас была самой приемлемой сейчас для них обоих. Где-то в глубине души женщина надеялась, что, возможно, иногда он будет скучать, хотя разум упорно настаивал на том, что его привязанность к ней не настолько сильна.
- Я не ошиблась, вы прекрасно танцуете.
Сейчас Тори осмелилась взглянуть в глаза мужчине, скрывая свои мысли и чувства за чарующей улыбкой. Жара понемногу спадала, свет, льющийся из распахнутых дверей отеля, превращал самые обыденные вещи в сказочных существ. Всё казалось волшебным и нереальным, сейчас это чувствовалось так ясно, что, казалось это волшебство можно было потрогать руками.
Закружившись на месте, Франциска чуть было не потеряла равновесие, но вовремя успела опереться на плечо Дэниела, сопроводив движение извиняющейся улыбкой. Сейчас, когда решение было принято, она могла полностью отдаться танцу, погрузиться в атмосферу чарующей испанской ночи с головой, желая, чтобы эти мгновения продолжались бесконечно. Она танцевала легко, с чувством, со страстью, присущей ей только в моменты душевного напряжения или же, наоборот, абсолютного безмятежного спокойствия. Она была вся - огонь, манящий и дразнящий своей близостью, но неуловимый, неизменно ускользающий из рук, если попытаться его приручить. Приблизившись к уху Дэна, женщина положила обе руки на его плечи, подстраиваясь под более спокойную и плавную мелодию.
- Спасибо... Вечер действительно чудесный, благодаря вам.
Она встала чуть ближе почти касаясь обтянутой в черный атлас грудью его груди, положив голову на его плечо, наслаждаясь одним из немногих моментов близости, вдыхая знакомый запах его одеколона. Прикрыв глаза, Тори постаралась выкинуть из головы все тревожные мысли, обещая самой себе, что больше ничто сегодня не сможет омрачить ее настроение.

+1

10

Дэниел едва ли рискнул бы назвать себя великим танцором, даже при всей, присущей ему, самоуверенности, но ему, вне всяких сомнений, нравилось танцевать. Это действие словно бы вовсе не требовало никаких усилий с его стороны, стоило только отдаться на волю мелодии и позволить ей нести себя, повторяя и воплощая в физическую форму нечто неосязаемое, воздушное. Превращая звук в движение. И, конечно же, ни один танец, даже самый прекрасный, не доставлял исполнявшему его человеку столько удовольствия, как танец с партнёром. Это взаимное скольжение, касание тел, порой небрежное, а порой настолько интимно-близкое, что оно вызывало невольный трепет восторга, отзываясь лёгкой волнительной дрожью, пробегающей вдоль позвоночника.
Даже незнакомые люди, танцуя, становятся близкими и родными друг другу, пусть всего на несколько минут. В танце есть познание, не доступное всем иным формам общения. Он требует доверия к партнёру, полного и безоговорочного, взаимной отдачи. Он позволяет узнать то, о чём ты никогда не догадался бы за целую жизнь, а для этого достаточно всего лишь обнять и закружить в медленном или быстром темпе, прислушиваясь не к словам, которые всегда лгут, так или иначе, а к языку тела, который не обманывает никогда.
Сейчас ему не хотелось думать ни о чём, просто наслаждаясь этим мгновением, но Франс, всегда бывшая чудесной партнёршей, со своей природной грацией, своей гибкостью и податливостью прирождённой танцовщицы, хотя и повторяла все движения, не сбиваясь с ритма, вела себя так, будто бы какие-то невидимые кандалы опутывали её тело, мешая расслабиться полностью. Какое-то невидимое бремя словно мешало ей отрывать ноги от земли с привычной лёгкостью. Выражение задумчивости на этом красивом и видимо-спокойном лице, заставило Дэна слегка нахмуриться. Он уже собирался спросить Франческу о том, что её тревожит, рискуя даже разрушить очарование вечера, когда, внезапно, она будто бы встряхнулось от сна наяву, взглядывая на него из-под длинных ресниц с весёлыми искорками в глазах. Шаги её сделались уверенней, теперь она двигалась с знакомой беззаботностью, чутко предугадывая каждое его движение.
В ответ на очередной комплимент Дэн улыбнулся, с видимым облегчением, обрадованный этой переменой:
- Вы чудесная партнёрша. Только в этом всё дело.
Мелодия переменилась, стала тише, мягче, как будто музыканты, осознанно или нет, создавали подходящий аккомпанемент для стремительно спускавшейся на город южной ночи. Влажная духота вечера после ясного знойного дня понемногу сменялась живительной прохладой. Ветерок с реки касался лёгкими поцелуями разморенной кожей, принося с собой запах ночных цветов, которым была окутана вся Севилья, зелёная от многочисленных садов и скверов, в эти весенние дни. Хотя апельсиновые деревья уже успели отцвести, на смену им подоспели сотни других, не менее прекрасных, даров щедрой и богатой природы этих мест. Окна домов, одно за одним, вспыхивали, роняя бледные пока ещё отблески на камни мостовой, а на понемногу темнеющем, наливающимся бархатной чернотой, небе уже светились первые звёзды.
Обняв Франческу обеими руками, Дэн прижал её ближе к себе, ощущая дыхание женщины на своей шее, мимолётно касаясь губами её виска, вдыхая тонкий аромат, исходящий от густых рыжих локонов, такой знакомый и чарующий. Теперь они едва двигались, осторожно переступая на месте, покорные нежной, баюкающей мелодией. Танцующих пар вокруг стало больше, но никто из танцоров не обращал внимания на тех, кто кружился поблизости, полностью поглощённые каждый своим партнёром. Доносящиеся из бара и с окрестных улиц голоса, чей-то смех, обрывки посторонней музыки, казалось, долетали до них совсем из другого мира, который, на время, перестал существовать для них.
Наконец музыка оборвалась, и со всех сторон послышались аплодисменты. С неохотой отстранившись от Франс, Дэниел тоже повернулся лицом к встающим со своих мест музыкантам и от души похлопал в ладони, благодаря их за это чудесное мгновение. Люди понемногу начинали расходиться, выступление было окончено. Снова взяв Франческу за руку, Дэниел вопросительно взглянул на неё.
- Думаю, мы могли бы продолжить этот вечер, если вы этого хотите. От причала у Золотой башни каждые полчаса уходит прогулочный катер… Или мы могли бы нанять частную лодку, чтобы никто не мешал нам наслаждаться видом и мы сами могли выбрать маршрут. Например, до садов Гвадалквивир, а потом пройтись обратно до моста Триана, что скажете?

Отредактировано Daniel Norling (2012-02-09 20:27:17)

+1

11

Танцевать под яркой, полной луной, заливающей своим мягким серебряным светом все вокруг, насколько хватало взгляда, прикрыв глаза, всецело отдаваясь медленной, плавной мелодии, чарующе-волшебной, как и все в эту ночь, осторожно и легко обнимая за шею единственного мужчину, который сейчас существовал для Франчески было наивысшим счастьем. Так просто - почти не двигаясь с места, находиться в его руках, невыразимо бережных и сильных, прижиматься ближе, почти неощутимо выдыхая в его шею.
Она не сразу услышала, что мелодия закончилась, все еще находясь в объятиях упоительной близости, и запоздало хлопнула несколько раз в ладони, рассеянно улыбаясь наблюдая за тем, как музыканты собирают инструменты и расходятся, довольные сегодняшним представлением. Глядя на них, все еще обнимая Дэниела, женщина внезапно представила, как, возвращаясь домой, тучный мужчина с флювиолью целует в щеку пышную жену, треплет детей по волосам, и, отужинав всей семьей, растягивается в шезлонге в патио. Молодой и худощавый парнишка с тамбурином спешит на свидание к юной страстной девушке, которая совсем заждалась его на скамейке парка и уже составила в голове список возможных ругательств. Повернувшись к Дэну, который до сих пор держал ее руку, она на секунду приподнялась на носочки, оставляя на щеке мужчины нежный поцелуй, но тут же отстранилась, шаловливо улыбаясь.
- У меня есть идея получше. - она потянула его за руку в сторону маленькой тропинки между кустарников и деревьев, - Пойдемте, вы не пожалеете, обещаю.
Тонкие каблуки босоножек полностью погрязали в мягкой земле, отчего идти было совсем тяжело. Франс поняла, что обратно придется идти босиком, но не остановилась и не повернула обратно. Еще со времен юности она знала одно безлюдное и от этого еще более привлекательное для них с Дэниелом местечко на краю крутого спуска к реке. Вид на огни ночного города и полную луну над всем этим великолепием должен был быть потрясающим.
Через две минуты они были на месте. Заслоняя мужчине вид между деревьями, Тори повернулась к нему лицом, закрывая его глаза ладошками и с трудом сдерживая смех. Несколько осторожных шагов назад, медленных, чтобы не оступиться и не упасть спиной вниз, и она отняла руки от лица Дэна, одновременно поворачиваясь к нему полубоком и делая широкий полукруг рукой.
- Cielo en la tierra...*
Сама она, несмотря на то, что была здесь не единожды, замерла, зачарованная прекрасным зрелищем. Полная луна покачивалась в отражении реки, края ее были размыты, как на полотне искуснейшего мастера. Яркие огоньки на той стороне реки, завораживающие и загадочные, приковывали к себе взгляд. А вид широкой реки, распростертой, казалось, прямо под ногами, создавал ощущение полета. Тихий шелест листвы дополнял картину, точно так же, как нежный аромат диких роз, доносившийся снизу, с самого берега.
Франческа прижалась спиной к широкой груди Дэниэла, не решаясь больше нарушать разговором момент незамутненного счастья, переполнявшего сейчас ее душу, распространяясь от нее нежными волнами. Легкий ветерок, подувший с реки, заставил женщину вздрогнуть и обнять себя за плечи руками, но не отрывая взгляда от луны, мерно движущейся в глади воды. Она закрыла глаза, полностью сосредотачиваясь на этом ощущении блаженства и покоя, не думая ни о чем, кроме волнующей близости мужчины, дрожью отзывающейся в коленях.

*Cielo en la tierra... - Рай на земле...

Отредактировано Francesca Salvatore (2012-02-09 20:20:03)

+1

12

Рассеянно проводив взглядом расходящихся музыкантов, Дэниел слегка улыбнулся, позволяя Франческе увлечь его за собой, в сторону от улиц и домов, к небольшому оазису свежей зелени, которые во множестве были разбросаны по всей Севилье. Признаться, Франс сумела заинтриговать его своим поведением, хотя он уже представлял себе, что увидит. Когда-то он уже бывал в этой роще, но только днём. Там, под тенью деревьев было так приятно отдохнуть от изматывающей жары, и вид на реку открывался просто великолепный.
Следуя за Франс, время от времени удерживая её за руку, когда каблуки её изящных туфелек застревали в растрескавшейся земле, Дэниел ожидал прекрасного зрелища, но ничто не могло подготовить его к тому, что он увидел, когда Франческа, в каком-то детском порыве закрывшая его глаза руками, вдруг отвела ладони от его лица, широким жестом представляя его раскинувшейся у их ног панораме. Ровный и точный диск луны в небесах, на котором, казалось, можно было сейчас разглядеть каждую отметину, каждую неровность, заливал серебристо-голубоватым светом всё вокруг, отражаясь в спокойных водах Гвадалквивира. На противоположном берегу реки, за высокими стрелами пальм с их точёными листьями, поникшими от почти летней жары последних дней, вырисовывались силуэты зданий, в которых причудливо сочетались различные эпохи и стили, отражая долгую и сложную историю, этого лакомого кусочка земли, испокон веков переходившего из рук в руки. Там, вдалеке, кипела жизнь, вспыхивали всё новые и новые огни, носились машины и ходили люди, радующие приходу живительной прохлады ночи, а здесь было тихо, лишь из-за деревьев и кустарников, за их спинами, далёким эхом доносилась радиомузыка, чей-то негромкий смех. Пахло цветами, травой и рекой, а цикады надрывались так, что за их звучным стрёкотом прочие шумы тонули почти полностью.
- Волшебное зрелище…
Прошептал Дэниел, снова взглядывая на Франческу, и сложно было сказать, к чему именно относились его слова: к этому восхитительному пейзажу или к тому, как прелестно выглядела сама женщина, озарённая лунным светом, в своём простом, но изысканном наряде, с разметавшимися по плечам волосами. Заметив, как она вздрогнула, инстинктивно подаваясь назад, вжимаясь спиной в его грудь, будто бы ища тепла, Дэн обнял её, смыкая пальцы на животе Франс, становясь ещё ближе, словно пытаясь укрыть её от вечерней прохлады собственным телом.
- Я так понимаю, вы уже бывали здесь прежде? – продолжил он так же негромко, наклоняясь ближе к уху Франчески. – Наверное, это не первый раз, когда вы приводите сюда кого-то из своих… знакомых?
В вопросе не было упрёка, недовольства или ревности, лишь простое любопытство. Не смотря на то, что они провели вместе почти целый год, Дэниел по-прежнему знал о своей напарнице не так уж много. В силу характера, привычек или по каким-то иным причинам они оба не слишком любили говорить о своём прошлом. Чем меньше информации, тем легче забыть человека. Обрастая деталями и подробностями, привычками и милыми чудачествами, личность становиться слишком уникальной для вас. Наверное, именно поэтому, они не отличались особым любопытством. Но, в этот момент, Дэн вдруг испытал острое желание, необходимость даже, восполнить эти пробелы, наверстать упущенное.
- Я приехал в Севилью семь лет назад. Это был первый город в Испании, который я увидел. Так уж сложили обстоятельства… Знаешь, - он сам не заметил, как перешёл на привычный, неформальный тон, что было так естественно теперь, когда она прижималась к нему так близко и доверчиво, - слово "Андалусия" всегда меня завораживало. С тех пор, как я услышал его где-то, ещё мальчишкой. Мне почему-то казалось, что это должна быть совершенно особенная, волшебная страна, - покачав головой, словно бы в насмешку над собственной наивностью, он рассмеялся негромко. – В каком-то смысле, так оно и оказалось. Ну а Севилья…
Замолкнув на секунду, он прикрыл глаза, вспоминая, прежде чем начать читать, негромко, с чёткой ритмикой человека, потратившего не мало времени на то, чтобы сам звук его голоса завораживал людей, заставляя прислушаться и довериться:
- Севилья - башенка
в зазубренной короне.

Севилья ранит.
Кордова хоронит.

Севилья ловит медленные ритмы,
и, раздробясь о каменные грани,
свиваются они, как лабиринты,
как лозы на костре.

Севилья ранит.

Ее равнина, звонкая от зноя,
как тетива натянутая, стонет
под вечно улетающей стрелою
Гвадалквивира.

Кордова хоронит.

Она сметала, пьяная от далей,
в узорной чаше каждого фонтана
мед Диониса,
горечь Дон-Хуана.

Севилья ранит.
Вечна эта рана…

Позволив последним строчкам раствориться в окружающем их нежном полумраке, Дэниел осторожно потянул Франс на себя, заставляя развернуться к нему лицо, проводя ладонью по её щеке, заглядывая в эти глаза, казавшиеся чёрными сейчас, с расширившимися до предела зрачками.
- Есть места, которые невозможно забыть, куда хочется возвращаться снова и снова… И есть люди, обладающие точно такой же притягательностью.

+1

13

Мысль о том, что бывают идеальные минуты никогда не приходила в голову Франчески. Опираясь спиной на грудь Дэниела, ощущая его руки на своем теле, женщина могла поспорить на что угодно и с кем угодно, что эти минуты, когда ночной воздух мягкой прохладой обволакивал все тело, а негромкий голос мужчины звучал прямо над ухом, негромко, и от этого еще более интимно.
- Знакомых?... - эхом отозвалась она, рассеянно поглаживая его руки кончиками пальцев, устремляя свой взгляд куда-то за горизонт, - Это не совсем верно. - откровенность Дэна подтолкнула женщину на ответную откровенность, - В общем, когда мне было восемнадцать и я только вышла замуж, из-за тяжелого состояния моего мужа нам нельзя было ехать в свадебное путешествие слишком далеко, и мы остановились здесь. В этом месте я провела целый день после первой брачной ночи.
Удивительно, но сейчас, стоя на этом самом месте вместе с Дэном говорить о кошмарах прошедших лет, изредка навещающих ее и сейчас, было просто и естественно, как разговаривать о погоде. Она точно знала, что не услышит слов жалости или чего-то еще из этого разряда, в которых она не нуждалась тогда, и уж тем более не нуждается сейчас. Годы, которые она прожила, плохие ли, хорошие, привели ее к нему. Или его к ней, что, впрочем было совершенно неважно сейчас, когда она слушала его голос, такой родной и знакомый, затаив дыхание.
Он мягко, но уверенно повернул ее лицом к себе, проводя по ее щеке ладонью, отчего Тори едва ощутимо вздрогнула, инстинктивно подавшись навстречу этому прикосновению, трогательному и бережному. Сердце пропустило несколько ударов, сбилось с привычного ритма, когда Дэниел заглянул в ее глаза, темные, с расширившимися до предела от нахлынувших эмоций зрачками. Затаив дыхание, она целую вечность смотрела в его глаза, не находя в себе ни сил, ни желания отвести взгляд, пока, наконец, не прижалась к его губам с тихим вздохом поражения. Ее руки скользнула вверх, обвивая нежным, ласковым движением его шею, зарываясь тонкими прохладными пальцами в его волосы. Приподнявшись, чтобы стать еще чуть ближе к нему, она прикрыла глаза, позволяя себе полностью отдаться этой сбивающей с ног волне нахлынувших чувств.
С тихим вздохом сожаления Франческа отстранилась от мужчины, раскрывая глаза, в дюйме от его лица. Она долго смотрела на него, просто вспоминая и запоминая родные черты, пока, наконец, не отступила на шаг, сжимая в руке его пальцы.
- Пойдем отсюда, иначе это место потеряет свое очарование.
Улыбнувшись, она прикоснулась пальцами к нижней губе, чуть припухшей, и, скорее всего, раскрасневшейся. Наклонившись, Франс быстро расстегнула ремешки босоножек и сжала их в руке. Другой рукой она снова потянула мужчину за руку, и повела его другой дорогой, сначала на утоптанную тропинку сада, примыкающего к парку, а потом и через сам парк к маленькой площади, которая никогда не была местом массового скопления туристов. Остановившись в паре шагов от неширокого круглого фонтана со скульптурой миловидной женщины, в одной руке которой был зажат кувшин, из которого текла вода, Тори повернулась к Дэну, махнув рукой на фигуру женщины.
- Ты знаешь примету. Кинешь монетку - обязательно сюда вернешься... - она замолкла, ощупывая бока платья, пока не сообразила, что карманов в нем не предусмотрено, -  А я как назло оставила кошелек в номере...
Гениальная мысль, пришедшая в голову женщины, осветила ее лицо. Она аккуратно поставила босоножки на каменные плитки, устилавшие площадь и с серьезным сосредоточенным лицом принялась подбирать подол платья, пытаясь завязать его на бедре в цветкообразное нечто, которое упорно отказывалось завязываться вообще. Чертыхнувшись, она кое-как закрепила узел, и, оглядевшись по сторонам в поисках представителей местной полиции, перешагнула через низкий бортик фонтана.
- Надеюсь, никто из туристов не обидится, если я позаимствую у них монетку...

+1

14

Слова Франчески заставили Дэниела слегка напрячься. Он не ожидал этого признания, и не знал, как следует на него реагировать, поэтому только обнял её чуть крепче, желая показать этим простым жестом, что теперь уже всё хорошо. Что бы там ни было с ней раньше, это осталось в прошлом, и он не позволит ничему дурному случиться с нею опять. Это желание, опекать и защищать её, от всех неприятностей и невзгод, было совершенно естественным для него, хотя ничто в облике или характеры женщины не говорило о том, что она нуждается в защите. Если в ней была хрупкость и уязвимость, то Франческа давно уже научилась искусно скрывать это за маской совершенной уверенности. Казалось, ничто в целом мире не может заставить её грустить и печалиться, причинить ей страдания или сбить её с ног. Даже сейчас, когда она говорила, в голосе Франс не ощущалось тоски или сожаления. Это были просто факты её биографии, которыми она делилась с ним сейчас, не из желания разжалобить, а потому, что ей хотелось, чтобы он знал.
- Это красивое место.
Повторил он, вглядываясь в её лицо, бывшее сейчас так близко, в эти огромные глаза, полные не сожаления о прошлом, а счастьем настоящего момента. Лёгкий вздох, едва осязаемо, коснулся его губ, прежде чем Франс вся подалась вперёд, одаряя его поцелуем, неожиданным и сладким, нежным, как окружавшая их южная ночь. Дэниел чувствовал, как её тонкие пальцы перебирают его волосы, как вся она прижимается к нему, так близко и доверчиво, отдаваясь на волю его рук, отдавая всю себя в этом поцелуе. Недавнее сомнение, тревога, закравшиеся в его мысли там, на площади, улетучились разом. Ничего плохого просто не могло случиться, только не с ними и только не сейчас.
Когда Франческа отстранилась вновь, он невольно вздохнул, разочаровано, отвечая ей таким же пристальным, изучающим взглядом, будто бы не знал каждую чёрточку этого прекрасного лица, так же хорошо, как собственное отражение в зеркале.
- Ты абсолютно права, моя дорогая, - улыбнулся он, наблюдая за тем, как Франческа разувается. – Всему своё время и своё место. Когда красоты слишком много, она становиться пресной…
Пока Франс возилась со своей обувью, Дэниел огляделся по сторонам, находя поблизости куст не отцветшей ещё, благоухающей до одури белой сирени, срывая с него большую пушистую гроздь соцветия. Покрутив его в руках, рассеянно поднеся мелкие цветки к лицу, глубоко вдыхая, Дэн развернулся к Франческе, уже дожидавшейся его наготове и, протянув руку, заправил ей за ухо выбившуюся прядь волос, украшая их сиренью
- Прекрасные – прекрасной. Цитата, возможно, не вполне уместная, но отражающая самую суть.
Пробормотал он с лёгким смешком, снова беря в свою ладонь предложенную ему руку и позволяя Франческе увлечь его за собой по тропинке сада к одному из городских парков, а оттуда на другую площадь, украшенную фонтаном, странно пустынную для этого времени суток. Было ещё довольно рано, но людей поблизости почти не было, не считая какой-то парочки, устроившейся на лавке в тени деревьев и слишком занятой, чтобы обращать внимание на весь остальной мир, да случайных прохожих, судя по тому, как они спешили мимо, не взглядывая по сторонам, местных.
- Не думаю, что это обязательно, - покачал Дэн головой, улыбаясь словам Франчески. – Я не верю в приметы, что даже странно… Мне по роду деятельности положено быть суеверным. Но если ты захочешь вернуться сюда опять, ничто не помешает нам это сделать. Ты же знаешь…
Однако женщина и не думала слушать его, занятая собственной идеей, с присущей ей настырностью и нетерпением взявшись за исполнение этой, довольно дурацкой затеи. Не успел Дэн добавить, что его бумажник находиться при нём и он с радостью поделиться с ней мелочью, как Франческа, забавно подоткнув подол длинного платья, решительно направилась к широкой чаше фонтана, ступая внутрь босыми ногами. Зрелище было столь же комичным, сколь и волнующим – высоко задранное платье открывало взгляду пару прекрасных стройных ножек, да и волноваться за то, что Франс простудиться в такую погоду не приходилось. Однако, Дэниел всё же попытался урезонить её, подходя ближе и протягивая женщине руку.
- Ну же, милая. Что за ребячество? Выбирайся оттуда и я дам тебе эту чёртову монетку, если ты так хочешь…

+1

15

Франческа медленно пробиралась к центру наполовину заполненной водой чаши фонтана, внимательно смотря под ноги в поисках мало-мальски оригинальной монеты и лишь досадливо отмахиваясь рукой на увещевания Дэниела покончить с этим глупым ребяческим занятием. Сейчас женщиной двигал лишь азарт, какое-то необъяснимое чувство вседозволенности, свободы, таким одурманивающим и пьянящим, но не идущим ни в какое сравнение с поцелуем на краю обрыва.
Она лениво пинала пятицентовик, отливающий серебром под толщей воды, пока, наконец, не нашла кое-что, что могло бы понравиться Дэну. С широкой улыбкой Тори извлекла из небольшой трещины на дне фонтана небольшой пластиковый диск с шахматным узором по всему краю. Зажав фишку в ладони, она повернулась к мужчине, протянувшему к ней руку.
- Ни за что не поверишь, что я нашла, - она с гордостью продемонстрировала фишку, - Такой мелочи у тебя в бумажнике нет, готова поспорить...
Повернувшись к свету, лившемуся от ближайшего фонаря, Франс внимательно осмотрела находку с обеих сторон, поцарапала ее ногтем, и, в конце концов, решила, что она достойна стать ее личной монеткой. Пробравшись к статуе, женщина почувствовала, как ткань платья медленно соскальзывает с бедра, а через секунду подол уже медленно покачивался на воде, промокший насквозь, но не тонущий. Обращать внимания на такие пустяки она не собиралась, поэтому, сосредоточившись на своем желании, она вложила фишку в проем между кувшином и рукой статуи, чуть задержав руку на холодном камне.
С загадочной улыбкой Сальваторе повернулась к мужчине, оценивающе оглядывая его с ног до головы. Придя к какому-то решению, она кивнула самой себе, пробираясь обратно к краю чаши. Остановившись в шаге от мужчины, она вложила свою ладонь в его руку и крепко сжала его пальцы.
- Почему нельзя хоть иногда почувствовать себя ребенком?... - она задумчиво склонила голову, - Впрочем, если ты так настаиваешь, то...
Франциска занесла ногу над бортиком, будто собираясь выбраться обратно на сушу, но резко опустила ее в воду, одновременно с этим резко дернув рукой, зажатой в ладони мужчины, на себя. Не удержавшись на месте, Дэн споткнулся о край чаши и полетел вперед, в воду. Рискуя потерять равновесие вслед за ним, женщина резко развернулась на месте, пальцы ее вцепились в рубашку мужчины, чуть ниже воротника, не давая ему уйти под воду с головой. Когда падение закончилось, она еще несколько секунд смотрела в его глаза, борясь с желанием расхохотаться во весь голос, рискуя предстать сумасшедшей перед влюбленной парочкой на скамейке неподалеку и случайными прохожими. Впрочем, сейчас ей было на это наплевать. Отпустив края его рубашки, она позволила себе улыбнуться.
- Не могу поверить, что ты повелся на такой дешевый трюк, - она фыркнула, скрывая смешок, - Ты должен был быть более осмотрительным, прежде, чем довериться незнакомой женщине.
Подняв подол, Тори придержала рукой цветок в волосах и с поистине королевским достоинством опустилась рядом с Дэниелом, садясь прямо на кафельную плитку так, будто это был самый что ни на есть настоящий трон. Она расправила платье так, чтобы ткань равномерно распласталась по воде, и внимательно и на удивление спокойно для сложившейся комичной ситуации взглянула на мужчину рядом с ней.
- Ничего не хочешь сказать в свое оправдание?

+1

16

Вся эта ситуация, от части, вызывала у Дэниела раздражение, которое прекрасно знакомо любому человеку, хоть раз пытавшемуся догнать шаловливого котёнка, ловко увиливающего от ваших рук, когда вам кажется, что вы вот-вот должны схватить его, или тому, кто уговаривал ребёнка слезть с дерева, на которое взрослому ни за что не взобраться. С другой стороны, было в этом нечто упоительно-весёлое и нереальное, почти кинематографичное. Дэну вспомнилось вдруг знаменитое ночное купание в римском фонтане Треви, и, когда чёрное платье Франчески наконец обрушилось под собственным весом, сползая вниз, гладкая атласная ткань развязалась, распластавшись лепестком невиданного цветка по поверхности воды, она, действительно, напомнила ему в это мгновение незабвенную Анук Эмме.
Вряд ли такая же наивная и сумасбродная, большую часть времени, но не менее очаровательная сейчас, Франс вышагивала по воде, с грацией и достоинством истинной принцессы крови, не обращая никакого внимания на это досадное обстоятельство и полностью игнорируя его попытки воззвать к её здравому смыслу. Наконец, она, кажется, заметила то, что привлекло её внимание, наклоняясь и выуживая со дна маленький круглый предмет, разглядывая его с довольным возгласом.
- Хорошо, раз ты нашла то, что искала, то, может быть, закончишь уже это ребячество?.. – с притворным вздохом неудовольствия вопросил Дэниел, делая ещё одну попытку поймать её за руку.
К его немалому удивлению, Франческа всё же снизошла до его уговоров и, будто бы сдаваясь, вложила свою узкую ладонь в его руку. Дэниел недоверчиво взглянул на женщину, чувствуя за этим явный подвох, зная её не первый день и ни на мгновение не купившись на эту покорную податливость, однако, инстинктивно сжимая пальцы, чтобы помочь ей выбраться на мостовую. В следующую секунду, потеряв от резкого рывка равновесие, он уже летел через невысокий бортик в холодную, слегка отдающую запахом речной тины, воду. Глухо чертыхнувшись себе под нос, лишь чудом не приложившись затылком о каменный постамент в центре фонтана, Дэниел, судорожно глотая ртом воздух, уставился на слишком уж весёлое лицо Франчески сквозь мутное марево брызг, попавших в глаза при падении. Отпустив его рубашку из своих цепких пальчиков, Франс отступила в сторону, предоставив Дэну самому подниматься на ноги, неуверенно нащупывая опору.
- Ха ха. Это было так остроумно, - проворчал он, впрочем, без всякой обиды или злости в голосе.
Уцепившись наконец пальцами за пьедестал, на котором стояла мраморная фигура девушки, Дэн медленно поднялся на ноги, не задумываясь о том, что его дорогим кожаным туфлям, в отличие от него самого, вряд ли удастся пережить это купание. В конце концов, это были такие мелочи.
- В самом деле, как беспечно с моей стороны. Но будь уверена, я не повторю этой ошибки впредь…
Дотянувшись рукой до углубления в каменном кувшине, из которого била небольшая, тугая струя воды, стекая в большую чашу, где они сейчас находились, Дэниел зажал часть отверстия таким образом, чтобы струя брызнула в сторону Франчески, коротким душем обдавая её, всё ещё сухие до того момента, волосы.
- Тебе придётся поплатиться за своё коварство, женщина, - пообещал он, не без успеха имитируя карикатурный злодейский смех.

+1

17

Идея искупать Дэниела в старом фонтане увенчалась успехом, и, к великому удивлению Франчески, принесла ей гораздо больше радости, чем она ожидала. Женщина звонко рассмеялась, привлекая внимание спешившей куда-то дородной женщины, вмиг остановившейся и принявшейся отчитывать двух взрослых людей, занимающихся такими детскими играми.
- Perdone, señora, - она привстала с места, хватая Дэна за руку, - mi chico es una locura.
Поднявшись на ноги, с трудом удерживая равновесие на скользкой плитке и сгибаясь под весом тяжелого намокшего платья, Тори повернулась к мужчине, чтобы отчитать его за беспардонно неграциозное падение, когда короткая струя воды из кувшина статуи брызнула на ее волосы и лицо, заставляя мгновенно замолкнуть. Косметика, так любовно нанесенная на глаза, распозлась по щекам неаккуратными толстыми темными полосами, превращая лицо женщины в уродливую гримасу. Уголки ее сжатых губ подозрительно приподнялись, а подбородок смешно задрожал, и через секунду она громко хохотала, согнувшись пополам, почти касаясь воды кончиками волос.
Франс абсолютно не ожидала такого по-детски шаловливого и несерьезного поступка, но, несмотря на это, такое поведение мужчины приятно удивило ее. Всегда серьезный и собранный Дэниел сейчас предстал перед ней в совершенно ином свете, и этот новый мужчина, способный на подобную выходку, приятно волновал ее воображение и нравился ничуть не меньше, чем тот, которого она знала. Выпрямившись, все еще держась за болящий от смеха живот, она проверила сохранность веточки сирени в волосах, прежде чем повернуться к Дэну.
- Не ожидала от тебя подобного, но, признаться, мне понравилось, - она зачерпнула воду рукой и брызнула ей в лицо мужчины, - А вот над злодейским смехом тебе точно придется поработать.
Сальваторе опустила взгляд вниз, на рябую поверхность воды, и сдавленно ахнула от удивления. Лицо, еще недавно выглядевшее вполне презентабельно, сейчас превратилось в черно-белое полотно неизвестного импрессиониста. Набрав в ладони побольше воды, женщина умылась, несильно потерев глаза, чтобы смыть остатки косметики. Промокшая насквозь, она вздрогнула, когда кожи коснулся легкий прохладный ветерок. Обхватив себя обеими руками, чтобы хоть немного согреться, женщина искоса взглянула на Дэниела.
В абсолютно мокрой, прилипшей к широкой груди рубашке, мужчина выглядел героем из какого-нибудь классического женского любовного романа. Высокий, широкоплечий, с густой шевелюрой рыжих кудрей он притягивал к себе взгляд, и судя по всему, не только ее. Коротко и зло глянув на двух молодых девушек, замедливших шаг почти напротив них с Дэном, они о чем-то перешептывались и хихикали, не сводя взгляда с мокрых штанов мужчины. Встав так, чтобы загородить непрошеным зрителям обзор, Франческа протянула ему руку, теперь уже совершенно точно для того, чтобы вылезти из фонтана.
- Пойдем обратно в отель? - она жалобно смотрела в его глаза, - Мне нужно переодеться во что-то более удобное и сухое.

+1

18

Франческа отчаянно веселилась, и Дэниел, глядя на неё, невольно задавался вопросом, почему они никогда не вели себя так раньше. Он не принадлежал к той породе людей, что ограничивают себя какими-то рамками, да и весь образ его жизни к этому располагал, но, рядом с Фарнс, он изначально выбрал некую строгую, деловую позицию, вероятно, желая правильно расставить акценты в их общении. Сейчас всё это было забыто. Они оба словно позабыли обо всём, что знали друг о друге раньше, поддерживая эту нечаянно начатую игру, открывая друг друга заново.
- Это кто ещё из нас сумасшедший, - вполголоса пробормотал Дэн, с ласковой усмешкой глядя на Франческу, помогая женщине подняться на ноги.
Сейчас она находилась в несколько более выгодной позиции, стоя на дне фонтана босиком. Вода не хлюпала у неё в туфлях и разбухшая обувь не мешала двигаться, но вот она наклонилась, с явным неудовольствием разглядывая собственное отражение. Дэниел успел заметить, в мягком свете уличных фонарей, что струя воды немного размыла косметику на лице Франс, но, по его личному мнению, это ничуть не портило её внешнего вида. Подумаешь, немного чёрной туши под нижним веком! В этом даже было некое очарование, в стиле женщины-вамп из двадцатых годов. Однако Франческа отнеслась к этому обстоятельству куда более щепетильно, старательно отмывая едва заметные подтёки на гладких щеках.
Зажмурившись, когда брызги воды полетели ему в лицо, Дэниел тихонько фыркнул, отряхивая намокшие волосы, и, приоткрыв один глаз, украдкой взглянул на свою спутницу. От его внимания не ускользнуло, как она вздрогнула от порыва ночного ветра, да и самому ему становилось немного не по себе в промокшем до нитки наряде, поэтому предложение переместиться в более тёплую и уютную обстановку было принято на ура. Всё же, прелесть озорства заключается, от части, в его сиюминутности. Если шалость слишком затягивается, она перестаёт приносить веселье.
- Думаю, это весьма мудрое и своевременное решение, - согласился он, коротко целуя Франческу в висок.
Выбравшись обратно на мостовую, хлюпая по камням промокшими насквозь ботинками, Дэниел развернулся и, поддерживая Франс за талию обеими руками, приподнял её, ставя на землю рядом с собой. Задержав это объятья на несколько мгновений дольше, чем следовало, зачарованный взглядом её глаз, снова оказавшихся так близко, сверкающих неподдельным весельем и мягкой нежностью, которую он так редко замечал в них раньше, Дэн вдруг порывисто наклонился вперёд, вновь целуя её, коротко и мягко, прежде чем отпустить.
- Прощайте, полторы тысячи долларов… - вздохнул он, наклоняясь и стаскивая с ног ботинки, которые тут же отправились в ближайшую урну. – Знаешь, это была чудесная обувь из мягчайшей кожи молодых итальянских телят. Ты могла бы хотя бы предупредить меня.
Тихонько усмехнувшись, Дэниел приобнял Франческу за плечи, стараясь защитить её от пронизывающего ветра и вечерней прохлады настолько, насколько мог, в этом состоянии, и бодрым шагом направился через арку в сторону оживлённых центральных улиц и самого отеля.
- Я надеюсь, они пустят нас внутрь в таком виде, - добавил он, на ходу нащупывая в кармане бумажник, где лежал и ключ от номера. – Как считаешь, существует закон, запрещающий мокрым людям посещать общественные места? Что ж, полагаю, скоро мы это выясним… 

+1

19

Вода в фонтане не отличалась особенно высокой температурой, и, несмотря на сравнительную теплоту ночного воздуха, Франческе уже хотелось поскорее выбраться из скользкой чаши и очутиться в номере отеля, желательно, в эту же секунду. Но не все мечты, к сожалению, сбываются, и женщина, двумя руками опираясь на плечи Дэниела, позволила ему вытащить себя из воды и поставить на мостовую. За несколько секунд, на протяжении которых руки мужчины задержались на ее талии, она успела рассмотреть каждую темную крапинку в его светлых глазах, затаив дыхание. Порывистый, нежный, но короткий поцелуй буквально сбил ее с ног, она не успела заметить, как она вся прильнула к нему. Он отстранился через мгновение, заставляя ее подавить тяжелый вздох разочарования. Закусив губу, она переступала с ноги на ногу, наблюдая за тем, как он разувается и отправляет ботинки в урну.
- Я подарю тебе свои туфли, - пообещала она, улыбаясь, - Они ничем не хуже, только лакированные, на высокой шпильке, несколькими размерами поменьше и стоять чуть-чуть дороже.
Рука Дэна на ее плече приятно согревала, и Тори совершенно расслабилась, шагая в сторону отеля, стараясь не наступать на швы между камнями дороги. Ее рука скользнула под его плечом, мягко обвивая его талию. Она попыталась подстроиться под его шаг, все также ступая лишь на камни, не задевая швы между ними. Столь сложная задача оказалась недоступной для женщины, и она просто примерилась к шагу Норлинга, стараясь не отставать.
- Я уже успела познакомиться с клерком, - заверила она, устраивая затылок на его плече, - Он должен узнать меня, хотя... Сейчас я в этом не особенно уверена.
Оглядев себя, Франс пришла к неутешительным выводам. Платье было безнадежно испорченно, босоножки, которые она оставила там, на площади - тоже. И хотя Дэниел по-прежнему выглядел внушительно, даже при отсутствии обуви и в мокрой одежде, вероятность того, что их могут не пустить в отель, существовала. С улыбкой она вспомнила, что очень кстати напротив окна гостиной ее номера находится пожарная лестница. Она не доставала до земли примерно на полтора метра, но если постараться, то до нее можно допрыгнуть, подтянуться на руках...
Сальваторе потрясла головой, отгоняя глупые мысли. Перед широкими дверьми она постаралась привести себя в порядок, разгладить складки платья и поправила прическу, заново закрепив за ухом уже успевшую немного опустить свои мелкие цветки сирень. С высоко поднятой головой и расправленными плечами она вошла в холл отеля, небрежным кивком поприветствовала молодую девушку-портье и с непроницаемым лицом прошествовала в сторону лифтов. Только когда они с Дэниелом оказались вне зоны слышимости, она позволила себе тихо рассмеяться.
- Ты видел лицо той девушки за стойкой? Она как будто шест проглотила... - приятный сигнал оповестил их о том, что лифт прибыл, - Моя комната на четвертом этаже.
Франческа ждала, что ответит мужчина, какой будет его реакция на ее заявление. Предложит ли зайти к нему или просто не оставит ей выбора? Какими словами он это скажет? Как он это скажет? Все вопросы разом отразились на ее лице, в широко распахнутых глазах, когда она, спиной входя в кабину лифта, тянула Дэна за собой обеими руками.

Отредактировано Francesca Salvatore (2012-02-13 09:42:04)

+1

20

Было нечто невыразимо приятное в том, чтобы вот так, обнявшись, идти по ночным улочкам Севильи, города фламенко, Дон Жуана и Кармен, когда голова Франчески уютно устроилась у него на плече, и неважно даже, что вода тонкими струйками продолжала капать на мостовую с их одежды и волос, заставляя некоторых, особенно весёлых прохожих, поворачиваться и со смехом кричать им вслед что-то одобрительное. Слегка улыбнувшись, Дэниел только крепче приобнял свою спутницу, стараясь загородить её от ветра, насколько мог, но не ускоряя шага, чтобы она случайно не наткнулась босой ногой на камень в полумраке. Вопрос о том, как они попадут в гостиницу, озвученный им ранее, занимал его не так сильно. Здесь его уже неплохо знали, и проблем с этим не должно было возникнуть, разве что кому-нибудь захочется узнать подробности о том, что с ними случилось, но на этот случай Дэн всегда мог отделаться какой-нибудь забавной байкой или просто промолчать.
Войдя в холл отеля, не оглядываясь по сторонам, но кожей ловя на себе любопытные взгляды гостей, проходивших мимо, регистрировавшихся или выписывавшихся, он быстро подмигнул явно ошарашенной девушке-портье и поздоровался с нею, пробормотав что-то про падение с лодки, на что она только торопливо закивала, продолжая разглядывать странную парочку всё такими же расширенными до невозможности глазами.
Неторопливо и с достоинство пройдя через всё помещение вслед за Франс, Дэниел ускорил шаг только тогда, когда они свернули за угол к большим гостиничным лифтам, рассмеявшись так же негромко.
- Думаю, такое с ней случается не каждый день. Спорим, она ещё долго будет об этом рассказывать всем стажёрам?
Медленным шагом войдя в кабину лифта, вслед за пятящейся Франческой, не отрывая пристального взгляда от её лица, обращённого сейчас к нему словно в немом вопросе, Дэниел, не глядя, нажал на кнопку, наощупь находя самую верхнюю клавишу, пятого этажа. Скользнув рукой по обтянутому мокрой тканью боку, он крепко обнял Франс за талию, притягивая её к себе, целуя медленно, почти лениво, так, будто впереди у них была ещё целая вечность, которая, однако, закончилось с тихим звоночком, оповещавшим пассажиров о том, что они прибыли на место. Створки дверь вновь плавно разъехались в стороны, открывая взгляду пустынный коридор с двумя рядами одинаковых дверей. С неохотой оторвавшись от губ Франчески, Дэниел легко подхватил женщину на руки, направляясь со своей очаровательной ношей в самый дальний конец помещения.
На ходу вытащив из заднего кармана брюк бумажник, сунутый туда вопреки всему здравому смыслу и мерам предосторожности для туриста, находящегося в Андалузии, Дэн протянул его Франческе.
- Поищи, пожалуйста, там должен быть ключ.
Дойдя до своей двери, Дэн немного наклонился, позволяя Фран самой отворить замок, и внёс её внутрь комнаты, прежде чем аккуратно поставить на пол посередине гостиной. Из приоткрытых балконных дверей доносились звуки музыки, голоса, отрывистый смех и достаточно света, чтобы не приходилось в темноте натыкаться на предметы. Проведя рукой по обнажённому прохладному плечу Франчески, Дэн слегка нахмурился, подталкивая её вглубь номера.
- Думаю, тебе срочно надо в горячий душ. Даже не спорь. Ещё не хватало в такую прекрасную погоду слечь с простудой… Там есть гостиничный халат, тебе он будет немного не по размеру, но он тёплый и чистый. Я пока позвоню в обслуживание номеров и попрошу, чтобы нам принесли чего-нибудь согревающего.
Дождавшись, пока женщина скроется за дверью ванной, Дэниел сделал заказ и быстро разделся, насухо обтеревшись полотенцем, найденным в большом просторном шкафу. Не успел он натянуть на себе свежую одежду, как в дверь тихонько постучали. Радуясь такому быстрому сервису, Дэн, не глядя, сунул в руку мальчишке в форменной курточке несколько свёрнутых купюр и сам вкатил тележку с угощением обратно в гостиную. Одобрительным взглядом окинув блюдо со свежей и крупной клубникой, первой, в этом сезоне, небольшие пирожные, которые, как он знал, просто таят во рту, помещаясь в нём целиком, Дэниел достал из металлической вазы со льдом бутылку шампанского и открыл её, разливая по бокалам.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ¿Eres la sed o el agua en mi camino?