vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Чем больше я смотрю на мир, тем меньше он мне нравится.


Чем больше я смотрю на мир, тем меньше он мне нравится.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Тайра, Чарли
Место: где-то в Сакраменто. какой-то перекресток  http://imgs.su/tmp/2012-11-24/1353757210-517.jpg
Время: вечер, 17.06.13
Погодные условия: пусть будет дождь и ветер
О флештайме: Люди встречаются, люди влюбляются, нет, эта история ни об этой встрече. С визгом тормозов, заносом на мокрой дороге и ударом о тело живого человека...
http://s2.uploads.ru/clvOK.png

+1

2

Выгляжу так

-Ты перепутала смены, - отличное начало рабочего.. вечера. Как остолоп смотрю на график работы и понимаю, что мой календарь отстает на один день, я понимаю, что сегодня совсем не шестнадцатое, а семнадцатое. И что сегодня по графику у меня выходной. Дура Тори, так любит свою работу, что вышла даже в выходной день. Иди домой, - напарник хлопает меня по плечу, направляя мою тушку к выходу из бара. Вымученно улыбаюсь ему, понимая, что сейчас придется переться домой пешком, ведь мотоцикл стоит в гараже, а машину я разбила. Непруха полная, как всегда в моей жизни.
Забавно, но ничего страшного. Салютую коллегам и бодрой походкой направляюсь к выходу. На улице уже стемнело, вдоль дороги зажглись фонари, и от света их видно, что небо затянуто тучами. Слышу вдалеке глухой грохот, который оповещает, что гроза не за горами, хмыкаю себе под нос, доставая мп3 из сумки. Не то, чтобы я дождь боюсь или не люблю, скорее наоборот, я до одури и дрожи в коленках люблю дождь и грозу, особенно с молниями и громом. Это настолько захватывает дух, что не описать словами. И я готова часами гулять под струйками воды, которые каплями стекают с неба на землю. Они как будто очищают что ли...
Затыкаю уши наушниками, включаю плеер. Сразу раздается знакомые ноты инструментальной музыки, кое-где проскальзывает отзвук женского голоса, не уловимо, но он придает мелодии свой шарм. Ставлю на повтор, мелодия быстрая, отчего иду я довольно-таки быстро. Такси я не вызывала, живу в двух кварталах от бара, поэтому прогуляться под начинающимся дождем - дело чести. Улыбаюсь, насвистываю в такт мелодию, забывая смотреть по сторонам. Дождь начинает накрапывать, чуть смачивая кофту, покрывая её характерными полосочками, я улыбаюсь ещё шире, немного замедляюсь. Чувствую вибрациюв  сумке, отвлекаюсь от мелодии, доставая наушник из уха и машинально притягивая к себе сумочку. Роюсь в ней, нащупываю телефон и прикладываю к уху, нажав принятие вызова. Из трубки раздается голос брата, которогоя  не сразу узнала. Он сообщает,ч то хочет снова со мной встретится.
-Давай потом, - нервно бросаю ему и нажимаю отбой. Черт, я никак не могу до конца поверить,ч то у меня есть брат и что я в этом мире не одна. Где-то там есть отец, который меня искал... Приподнимаю бровь, как будто удивляясь чему-то невидимому, снова затыкаю ухо наушником и делаю шаг вперед.
Слышу визг тормозов, успеваю повернуть голову в сторону. Замечаю фары, закрываю глаза рукой, но не успеваю ничего увидеть. Резкая боль в моем боку меня практически сшибает с ног, бампер "целует" мой бок, а я складываюсь пополам от приступа. Черт меня дернул выйти на дорогу не посмотрев по сторонам.
Чертыхаюсь про себя, медленно сползаю на асфальт, скрючиваясь в две погибели, а то и в три. Тихонько скулю то ли от боли, то ли от неожиданности,а может и вовсе от досады. Дождь уже хлынул что надо, и я не могу понять, неужели я плачу на улице? Или это струйки дождя стекают по глазам? Обхватываю себя руками, сидя на коленях, лбом соприкасаюсь с асфальтом. Черт, это ужасно больно, и кажется, мне сломали пару ребер. Я не врач, но адская боль в груди.. А может это бок? Машина не едет дальше, и кажется,я  слышу хлюпающие шаги. Хочу закричать, но не могу, хочу отключиться, но не могу. Что за организм мне попался? Никогда меня не слушается, даже в таких ситуациях...

+1

3

внешний вид

Возвращаться к работе после перерыва, оказывается не так легко. Люди смотрят на тебя уже иначе. Не удивительно, я не работал почти полгода. Был какими-то мелкими набегами, разве назовешь это работой? Нет, вряд ли. Кропотливый труд нескольких лет в набирании репутации хорошего надежного врача резко ушел коту под хвост. Сначала на это и были веские причины, такие, как смерть отца, но потом... потом я сам пустил свою жизнь под откос под хорошим углом. Резко, внезапно и необратимо. Кого надо научить в таком тонком деле - обращайтесь, у меня теперь в этом есть даже опыт. Радует, что лучший друг вернулся из горячих точек и осел в Сакраменто. Пытается пожить мирной жизнью. Пусть и по моей просьбе, но он пытается, за что ему спасибо, дружеская поддержка мне сейчас нужна как никогда. Кристо... пытается жить дальше, как и я когда-то. Вправляя ему мозги на место, я делаю все, что в моих силах. Влезть в его голову, я к сожалению, не могу. Хотя порой очень хочется, или просто настучать ему по голове, чтобы он выкинул от туда всякую дурь. И брат. Вернувшийся в Сакраменто. Внезапно. Зато у которого налаживается личная жизнь на фоне краха моей. Нет, я за него искренне рад, хотя бы сейчас, ибо знаю, что он имеет черту свойственную всем Хантерам - рушить все вокруг. Отношения с людьми в первую очередь. Как рядом со мной ее остались хоть какие-то друзья - одному Богу известно.
Улица встречает меня ведром и мелким моросящим дождем, который не прибавляет позитива. В голове крутится два варианты событий. Поехать к Кристо и вытащить его из дома напиться. Поехать к Марку и напиться у него дома. Перспективка. Ловлю себя на мысли, что привил себе эту губительную привычку, даже скорее непозволительную - слишком часто выпивать. Почему непозволительную? Иногда могут вызвать и среди ночи, а я в стельку. Вот это будет шикарный номер. В этот раз ловлю себя на мысли, что сижу в незаведенной машине и тупо смотрю перед собой. А за окном уже начался ливень, чтоб его. Это же Калифорния, откуда такая сраная погода?! Завожу свою многострадальную машину, которую мне еле удалось привести в порядок после визита Оуэн в загородный домик. Ничего, она и не такое переживала.Отъезжаю с парковки у госпиталя и раздумываю куда все же направиться. По дороге решаю позвонить Марку, узнать планы на вечер и начинаю искать телефон по машине. Сидения, брюки, где он черт возьми. Наклоняюсь к бордачку прямо на ходу, и, о чудо, выуживаю оттуда телефон, как вдруг машина обо что-то ударяется. Не сильно, скорость была не большая, но бля, опять в сервис?! Пытаюсь рассмотреть во что я врезался, но ничего не вижу из-за дождя. Ругаясь про себя, выскакиваю из машины, обходя ее...
- Твою ж мать... Вы целы? - голова судорожно начинает соображать и прикидывать. Скорость, возможные травмы, состояние девушки по внешнему виду. Оставалось надеяться, что все обойдется. А обойдется ли? Присаживаюсь рядом с девушкой, скорчившейся рядом с моим бампером. Сказать что ТАК я себя не чувствовал никогда в жизни - не сказать ничего.
- Я отвезу вас в больницу, вы можете подняться? - о да. Чарли. Твое призвание, если ты забыл - спасать жизни людишек, а не сбивать их, ставя эти самые жизни под угрозу! Аккуратно помогаю подняться девушке, не реагируя на ее стоны. - Придется потерпеть, до больницы здесь совсем недалеко. - обхожу машину, помогая неспешно передвигаться и девушке, открывая для нее дверцу пассажирского сидения. - Осторожно. Не торопитесь. Я - врач, все будет в порядке. - блять, еще и выдал сам себя. охрененный врач, что сказать. Ладно, скажем сами себе спасибо, что не уехали с места ... ээ... преступления? Об этом я как-то не подумал...
Усаживаюсь на водительское сидение, промокнув до нитки под ливнем, который разбушевался за окном. - Дайте я вас осмотрю... - поворачиваюсь к девушке, которая свернулась почти калачиком на сидении, понимая, что никакого осмотра. Она в сознании, значит пять минут роли не сыграют. - Как вас зовут? Мы сейчас доедем до Госпиталя Святого Патрика, я там работаю. Лучше скажите как вас угораздило попасть мне на бампер, пока мы туда едем...

+2

4

Боль проникает везде, дыхание перехватывает на несколько секунд, чувствую резкую слабость и отчасти головокружение.
Остановите Землю, я выйду! - как будто перепила только что, и было бы именно так, если бы не боль в боку, хотя мне всегда казалось, что болевой порог  меня достаточно высокий, возможно сейчас он был достигнут. Прижимаю одну руку к боку, пытаясь закрыться от внешнего мира, второй уже упираюсь в мокрый асфальт. Ещё мгновение и я упаду на дорогу, скрючившись, как сморчок. Наклоняюсь в бок, от ощущения острой боли, которая с каждым мгновением всё больше и больше усиливается, понимаю, что чьи-то, чужие, совсем не мои руки меня уже поддерживают. Где-то в мозгу переключается рычажок, и до меня начинают доходить слова, что произносятся около меня. Мой лоб уже упирается в чье-то плечо, с губ срывается стон, когда неизвестный человек поднимает или помогает подняться мне с колен и ведет к машине. Странно всё, ведь я даже не могу переставить ногу, мозг команду отдает, а конечности не слушаются. От движения боль усиливается, заставляя меня жалобно всхлипывать, хочу, чтобы меня оставили тут, пусть я умру, только быстрее...
-Ай, - мужчина, а в том, что мне помогает мужчина, у  меня сомнений нет, слишком сильно сжал мои ребра, чем вызвал ещё один приступ боли. Как укол, как будто нож всадили под ребра. Когда же я наконец стану как все и не буду вляпываться в разные ситуации? Мое тело словно магнит для неприятностей - пули, ножи, удары... Дайте мне спокойно жить!
Незнакомец помогает сесть в салон машины, где я опять-таки не могу разогнуться. Пытаюсь, прилагая огромные усилия, чуть слышно стону, так, чтобы было слышно мне одной, но кажется, что это все слишком громко, это всё не со мной. Даже руку уже отлепить не могу от бока, постепенно пропадает чувство ног и рук, но мозг яростно сражается, отправляя нервные импульсы к пальцам, заставляя меня ими двигать.
Свободной рукой упираюсь в седушку водительского сиденья, вопросительно смотрю на мужчину, который собрался меня осматривать?! Не надо, прошу, - даже губы уже не слушаются, я просто хочу, чтобы меня оставили так как есть. Я верю, что он хочет мне помочь, и что возможно, он не нарочно меня сбил, но пусть он меня сейчас не трогает, ведь боль только утихла, а от его прикосновений она только разгорается вновь, заставляя меня делать несвойственные для меня вещи.
Спа... сибо, - когда он понял, что попытки осмотреть мою тушку ему не удастся, всё-таки убирает руки от меня. Я же ещё больше скрючиваюсь на сиденье, теряя контроль и нервно смотря куда-то через мужчину.
-Меня...Я.. не помню, - я становлюсь заикой, меня охватывает приступ паники. Я тщетно пытаюсь собраться с мыслями, пытаюсь вспомнить, как меня зовут, но не могу... Радует только, что в таком положении мне гораздо лучше, боль отступает, если я не двигаюсь, стараюсь как можно меньше шевелить пальцами, понимая, что сейчас это мне не нужно. Когда лежу, оказывается, даже говорить могу. Делаю над собой усилие, поворачивая голову в сторону сидения водителя, это движение сопровождается новым приступом боли, но когда я замираю - она отступает. Заглатываю, опять терплю ноющие удары молотком в мозг, сопровождающиеся болью в боку, и вымученно скалюсь, приподнимая краешки губ.
-Откуда я знаю? - наверное, это прозвучало слишком грубо, ведь я проговорила это сквозь зубы, попутно закрывая глаза, это вы на меня наехали, а не я на вас...
Слышу, что он разворачивается и заводит мотор. Сейчас мне снова будет больно, когда машина двигается с места, меня немного трясет и я стискиваю зубы, чтобы не застонать.
Держись, ты сильная! - шепчу себе, всё ещё не открывая глаза. Может, он совсем не в госпиталь меня везет, а в лес, чтобы добить и спрятать мой труп. Всё равно, лишь бы мучения окончились. Машина тормозит через какое-то время, не знаю, может минут пять прошло или десять. Снова стискиваю зубы, чтобы подавить приступ боли, и понимаю, что сейчас мне будет ещё больнее. Да, в такт моим мыслям открывается дверца и две руки осторожно помогают мне выбраться из салона. Приходится открыть глаза, но ноги всё-также меня не слушаются. Почти повисаю на мужчине, когда он полностью "вынимает" меня из салона, я же смотрю вокруг. И вправду, меня привезли в госпиталь. Значит, он не маньяк, а может он просто меня тут скинет и убежит?

+1

5

Отставить панику, нельзя паниковать. Сколько раз ты спасал людей, Чарли? Именно. Сотни раз. Из этой сотни или даже тысячи волноваться тебе приходилось всего несколько. Когда собирал по кускам Кристо. Когда оперировал Джейми. Когда работал в Кейптауне - все семь дней ада. А здесь всего лишь твоя вина, подумаешь. Вдох-выдох и собери мысли в кучу. Завелся, тронулся и в госпиталь. К подъезду для скорой помощи. Именно.
- Какое сегодня число, день недели, что помните? - забыть имя - всякое бывает. Головой стукнулась, дезориентация. Сейчас приедем и все проверим. Посматриваю на девушку на соседнем сидении. Вымокшую, стонущую и ужасно беззащитную. Никакой жалости, Чарли, не сейчас. Сделай сначала, все что должен, нюни распускать будешь потом!
Остановившись у подъезда для скорой помощи, нам быстро подкатывают каталки, спасибо за оперативность. - Ее сбила машина. На осмотр, рентген и обезболивающее в первую очередь! - я тактично умолчал о том, что сбившая ее машина - моя. Иначе меня могут не допустить обследовать ее, с чем я был бы крайне не согласен. Обхожу машину и открываю дверцу, аккуратно помогая выбраться незнакомке. - Не спешите, сейчас будет легче. Спокойнее, не торопимся... - уже оказавшись ногами на земле, девушке неловко соскользнула в моих руках, от чего я подхватил ее чуточку сильнее. Но сразу после этого услышал легкий вздох, вскрик, и она совсем обмякла в моих руках. Потеряла сознание? Отлично просто... - Помогите мне! - мне приходят на помощь. Укладывают девушку без сознания на каталку, вкалывают ей обезболивающее, укатывают на рентген, узи. Следую за каталкой, забыв убрать машину с проезда, одеть халат и прочие мелочи.
- Как ее зовут?
- Я .. я не знаю. Я спросил у нее когда посадил в машину, она не ответила. Голову тоже проверьте.
- Нет, скорую вызвать было не проще, она была в двух минутах отсюда!
Эти расспросы начали выводить меня из себя, пока я не наругался на персонал. Оторвался на коллегах за их работу. Но в первую очередь всегда пациенты, а потом уже остальное, неужели сложно об этом помнить?

- Это серьезно? - рассматривая снимки вместе с Эбби, задержавшейся на работе, я задумчиво оценивал травмы незнакомки. Сотрясение мозга, пара треснутых ребер, кисть левой руки. Беспокоило меня только сотрясение и дезориентация девушки сразу после столкновения. Может ударилась, когда упала? - Спасибо, Лори. Не засиживайся, езжай домой. Я еще здесь побуду. - выпроводив подругу с работы, я все же направился в палату девушки, которую я сбил. Я сбил. Смирись Хантер, ты ее сбил. Смириться смирился, а легче не стало.
В палате тишина, даже темно, свет только от одной лампы и звук работающих аппаратов. На руке уже гипс, ребра, наверное, тоже замотаны. Капельница, наверное, со снотворным. Подкатываю к кровати высокий стул, усаживаясь рядом с девушкой. Задумчиво рассматриваю ее, ловя в который раз уже, что она мне знакома. Слишком знакома. И на мысли, что судьба - жестокая штука, раз не дает мне вспомнить, откуда я могу ее знать. Включаю поярче свет в палате и обхожу кровать с другой стороны, желая получше рассмотреть ее лицо. Мне удается ее узнать не сразу. Время всех меняет, а сейчас, с ушибами на лице, мне и вовсе нелегко было узнать в сбитой девушке свою... невесту в прошлом? Можно ли ее так назвать, не решаюсь даже про себя. Сколько прошло времени? По ощущениям лет пять не меньше. Я все же решаюсь ее разбудить, хотя мне и посоветовали этого не делать до утра. Закручиваю регулятор на капельнице, прекращая подачу лекарств тем самым и сажусь обратно на стул, ожидая, пока девушка проснется. Я беру ее за руку, на несколько секунд, чувствуя себя сентементальным школьником.
Она начинает просыпаться, я выпускаю ее руку, ожидая ,пока она окончательно придет в себя.
- Как вы себя чувствуете? Вы в госпитале, вас сбила машина, вы это помните? - я намеренно обратился к ней на Вы. Если она меня вспомнит, я надеюсь она сразу же скажет об этом. Если нет, просто понадеюсь, что она подыграла.
- Помните что-нибудь еще? Куда направлялись перед тем, как вас сбили? Какие-нибудь детали? - надежда, знаете ли, умирает последней.

+1

6

Боюсь ужасно, меня бьет сильная дрожь. Сейчас я четко ощущаю свое состояние не стояния, оно более ярко выражено, чем в момент аварии. Самое страшное, что я не могу вспомнить, как меня зовут. Что со мной? Кто я? Что я? Зачем я вообще тут?
Я слышу голос, знакомый, тот самый мужчина, что подобрал меня на дороге. Почему он так заботлив? Что он говорит?
-Я не помню, ничего не помню, - судорожно тараторю, ловлю пальцами воздух, голос дрожит, я растерянно смотрю по сторонам, пока он меня держит. Ноги подкашиваются, мне плохо и ужасно больно. Яркий свет слепит глаза, больно, глаза слезятся и неприятно щипят. Грудь болит, двигаться не могу. Не люблю быть слабой, и что-то внутри подсказывает, что я никогда не любила такое состояние. Я должна быть сильной, просто для себя, просто.. .Чтобы выжить.
Смотрю на здание клиники, чувствую, что сейчас меня стошнит. Еле слышно вздыхаю, темнеет в глазах, ноги подкашиваются. Где-то далеко слышу голос мужчины, чувствую его руки, цепляюсь за остатки разума, но не могу. Теряю сознание.

-Проснись, красотка, - чей-то голос, до боли знакомый, руки тормошат меня, я открываю глаза, и кажется, что я в каком-то здании. Ощущение легкости, везде светло и тепло. Мне немного не комфортно, но рядом находится какая-то женщина, лицо до ужаса знакомое, но я опять же не могу вспомнить её имя. Она улыбается, и зовет меня с собой. Я верчу головой в разные стороны, я боюсь идти за ней, за ней темнота и пустота, а я боюсь высоты. Может,я  сплю? Разбудите меня...

Декорация резко меняется, тело тяжелеет. Открываю глаза. Надо мной мелькают какие-то лампы. Рядом идут взволнованные люди. Вон тот мужчина мне знаком, он же привез меня сюда. Почему его глаза не встречаются с моими? Почему он так озабоченно смотрит в какой-то листок? Что со мной? - сжимаю какие-то железные поручни, они холодные. Отключаюсь.

Снова накатывает видение. Прошлое? Настоящее? Я не знаю, но это уже какой-то банкет. Я в красивом, длинном, белом платье. Рядом стоит женщина, которая мне что-то говорит. Недалеко за столиком сидит мужчина, кажется, я его не знаю, но женщина рядом улыбается мне и кивает на того мужчину. Кажется, я должна что-то сделать. Смотрю, как она встает, протягиваю руку. Вижу свои ногти, Они красивые, с блестящим, телесным лаком. Мне нравится этот цвет. Опять ищу глазами ту женщину, вижу, что она мне кивает. Не знаю, что я должна сделать, но мое тело все решает за меня, я встаю и иду к ней. СТОЙ! - что-то ударяет по мне, больно, холодно. Всё темнеет перед глазами. Не понимаю ничего... Хочу ухватится за это воспоминание, но не могу.

Снова открываю глаза. Я в какой-то комнате. Пытаюсь поднять руку, она не слушается. Надо мной склоняется симпатичная девушка в халате. Она улыбается, и шепчет, что со мной все хорошо, всего пара ушибов. Она что-то скрывает, и я ей не верю. Она вертит какой-то прибор, чувствую, как тяжелеют веки. Стойте, я не хочу спать! ГДЕ Я?! Я хочу понять.. Не надо... Остановитесь! Снова закрываю глаза. Я не хочу спать...

Никто меня не слышит, я в темноте. Рядом слышу знакомый мужской голос, опять же не помню имени. Он зовет какую-то девушку, но не называет имени. Я понимаю, что зовет он меня. Иду на голос, улыбаюсь ему, обнимаю, пряча лицо на груди. С ним хорошо и он кого-то мне напоминает. Он гладит мои волосы, нежно и аккуратно. Может, это мой брат? Или другой родственник? Почему-то сразу откидываю эти мысли. Я уверена, что у меня никого нет, иначе я бы не спала здесь. А я точно сплю? Кто-то держит меня за руку, кто?!

Мужчина исчезает, ощущение тепла пропадает. Мне снова плохо и холодно. Снова открываю глаза. Рядом сидит мужчина, который привез меня сюда.
-Вы кто?... Где я?... - с губ срывается лишь звук, я даже слова произнести не могу. Хочу подняться, опираюсь на локти и падаю бессильно на подушки.
Я?.. - мне удается издать примитивный звук, но человек рядом явно недоволен. Он интересуется моими воспоминаниями. Мне удается поднять руку и дотронуться до виска. Черт, я  метила в лоб..
-Я... не помню... - глаза бегают от окна к мужчине, потом к двери, потом снова к мужчине, и снвоа к окну. Меня тошнит, чувствую подступающий ком к горлу, сглатываю, кажется, что я задыхаюсь. - Душ..но.
Прикрываю на секунду глаза, собираюсь с мыслями. Кажется легче. Хочу пить, ужасно. Открываю глаза, ищу судорожно стакан с водой. Замечаю его на прикроватной тумбочке. Двигаю рукой по кровати, не обращая на вопросы мужчины. Сейчас мне важно добраться до стакана с водой, расспросы потом.
-Пи..ть, - рука натыкается на стакан, но я не могу его поднять. Ненавижу себя! Ненавижу быть слабой. - Поможете? - уже более четко, собравшись с силами произношу я, глядя на мужчину в халате. Наверное, действие препаратов прошли, я уже не так плохо себя чувствую. Но меня смущает белое пятно в моей памяти. Даже не пятно, а пятнище!
-Почему я не помню ничего? Что я здесь делаю? Вчера я была в Амстердаме, вроде бы бежала от бывшего мужа. - Где я? Сбили? Кто сбил? - Черт, что произошло? - помню удар, но не помню, что это было... Начинаю судорожно хватать ртом воздух, сжимаю рукой края одеяла, приподнимаясь на локтях. Двигаюсь вверх, как-то неуклюже опускаясь на подушки. - Какое сегодня число? - Вчера было 21 мая 2008 года, сегодня должно быть 22 мая. Мне надо собирать вещи, чтобы уехать в Сакраменто. Меня могут поймать, тогда мне будет плохо..
- Меня зовут... А... Наоми, и я.. кажется.. я.. Что сегодня за день? - чуть не выдаю свое имя, вспоминаю, что я же документы Алисы оставила в машине, которую сбросила в реку с обрыва. Я решила стать снвоа Наоми, чтобы уехать из Европы и начать жить заново. Черт, что происходит? Мне не по себе... Я не знаю, что делать и почему, черт возьми, я в больнице?
С мольбой смотрю на доктора. Он же доктор? Что я делаю в больнице? Я же скинула машину в овраг, я не пострадала, тогда что я делаю здесь? Помню столкновение, меня что, потом сбила машина?- почти бессознательно тру лоб ладошкой, не могу свести концы, не сходится ничего, как будто выпало что-то... Но что? Чувствую, как сердце стучит около горла. Снова тошнит, ищу глазами куда бы всё это вывернуть. Я не хочу, чтобы он это видел... Так и должно быть?

0

7

Ничего. Ничего внятного от девушки не удается получить. Не помнит. Что именно не помнит? Как правильно спросит? Душно... это лекарства... поэтому советовали до утра не будить, но мне становится не по себе, мои догадки теперь подтверждаются, она не помнит. Не знаю ,как много, но не помнит. Смотри на меня и не узнает. И что теперь, мне радоваться или расстраиваться? Не время сейчас для личных драм и расспросов почему она сбежала, ох не время.
- Вас сбила машина, вы упали, и ударились головой. У вас легкое сотрясение, несколько ушибов, по сути, ничего серьезного.. - спокойным рабочим тоном выдаю ей информацию о ее состоянии. Я не умею быть слишком деликатным, всегда могу в лоб выдать самый страшный диагноз, самые жуткие опасения, но всегда предпочитаю сначала их подтвердить.
- Расскажите о последнем вашем воспоминании... до аварии, до того, как вы попали в больницу. - я внимательно смотрю на нее, наблюдаю за ее усилиями что-то вспомнить. Вижу, что она старается, но это не дает результатов?
- Наоми? Мы не нашли при вас документов, поэтому не могли бы назвать еще и фамилию? - я делаю пометки в ее карте, мелкие, незначительные. Я сам могу дописать ее фамилию, но важно, чтобы она сама ее вспомнила и назвала. Но мне мучительно наблюдать, как она страдает. От того, что пытается вспомнить и не получается и от лекарств, которые еще губительно на нее действуют.
- Попытайтесь уснуть. Утром мы попробуем вспомнить что-нибудь  еще... - я снова перемещаю регулятор на капельнице, отправляя девушку в глубокий сон. Так будет лучше. Осматриваю комнату, нахожу в тумбочке ее вещи. одежда, сумочка и больше ничего. Не колеблясь, я начинаю обыскивать сумочку. Телефона нет, кошелька тоже, есть ключи, но это ничего не даст. Может наведаться в квартиру, где она жила раньше? Так, стоп, она уже тогда с нее съехала. Шанс, что она вернулась туда же - один на миллион, и то надо быть совсем идиотом. Пачка орбита, нить для зубов, очки, чек... чек! Выписанный на имя Тайры Нэйман. Подруга? Но тут есть адрес! Уже что-то...

Оказывается очень легко себя почувствовать детективом, шпионом, а еще и взломщиком-вором, все в одном флаконе, когда отправляешься по незнакомому адресу, пытаясь выяснить сам не зная что. Окажется это адрес подруги, что я спрошу? НЕт, мне будет, что сказать. Ваша подруга попала в аварию, она в больнице. Ну же Чарли, ты врач, ты найдешь, что сказать!
Но все оказывается куда прозаичнее. На звонок в квартире никто не отвечает, даже в десятой попытки. Остается слабая надежда, но я все же пробую... открыть дверь ключами из ее сумочки. И они подходят к замку!В квартире темно и тихо, никого нет. Это плюс, потому что я сам не знаю, как бы я смог объяснить кому-либо как я сюда попал и зачем. А правда, зачем? Будь это просто пациенткой, я бы даже не подумал рыться в ее сумке, куда-то идти, узнавать...
Я исследую квартиру на наличие... сам не знаю чего. Ищу фотографии, ищу документы, ищу хоть что-нибудь. Кухня, гостиная, спальня. Все просто и аккуратно. Что дальше? Где могут быть какие-то документы, хоть что-то? Обыскиваю шкаф, стол, тумбочку в спальне (а у Тори там секс-игрушки Оо). Наконец мне попадается водительское удостоверение. Фотография моей бывшей невесты и подпись рядом. Тайра Нэйман....
Читаю еще раз, смотрю на фото, снова и снова. Это какая-то ошибка? Шутка? Нет, шутка исключено, не специально же она мне под колеса попала. Тогда что? Чего я не знаю, не знал о девушке, в которую был влюблен? Я забираю удостоверение с собой и покидаю в раздумьях квартиру, замечая на выходе интересную вещь. Фотографию Я и Наоми в парке развлечений. Летний день. Я помню эту фотографию, мы на ней очень счастливые... Забираю и ее с собой.

- Доброе утро... - пускай уже середина дня, для нее сейчас утро. - Как себя чувствуете? Голова больше не кружится? Это от лекарств, если кружится - скажите мне, назначим другие. Выглядите отдохнувшей. - теплая рабочая улыбка и я увлекаюсь снова изучением ее карты. Снимки, анализы, хотя голова забита совсем другими мыслями. Хочется сесть напротив и расспрашивать. Обо всем, о причинах, о ее побеге, обо всем. О новом имени. Что произошло. Что заставило ее настолько координально поменять жизнь. Одни вопросы и нет ответов. Ей приносят завтрак, аппетит уже должен был проснуться и сообщить о себе.
- Наоми, попробуйте вспомнить что с вами было до попадания в больницу. В обратном порядке. Главное не торопитесь.

+1

8

Чувство тошноты не проходит, но я усилием воли заставляю себя не думать об этом. Глаза разбегаются, тщетно пытаясь словить фокус. Впечатление, что я перебрала с алкоголем, добавила в коктейль ещё  пару таблеток, наверное, даже переборщила с курением, хотя отродясь не брала сигарету в рот. Шарю рукой по простыне, которой накрыта, мне всё ещё душно и я жутко хочу пить.
-Брайент, Наоми.. Брайент, - немного неуверенно говорю я, вспоминая то, что написано в моих поддельных документах. Мне нельзя вспоминать про Алису, Алиса мертва. - В каком я городе? - я должна разобраться, должна вспомнить. Тру лоб, он горит огнем, я начинаю нервничать ещё сильнее. Меня смущает его взгляд, смущает его присутствие, я боюсь, вдруг сюда кто-нибудь зайдет, вдруг меня найдет Джек... Черт, нельзя, надо бежать... Глаза то и дело бегают, выражение лица меняется вслед за мыслями, которые пулей мелькают в моей голове. Мозг начинает давить на череп, или наоборот, голова снова начинает кружиться.
-Нет, я не хочу спать, - начинаю возмущаться, как он не может понять, что мне надо бежать из страны,у  меня поезд скоро, - Машина? - теперь я отчетливо вспоминаю толчок и резкую боль. - Я помню столкновение, но .. Что я делала на дороге? - разговариваю как будто сама с собой, я не могу ему прямо сказать, что я была на дороге, потому что мне пришлось сбросить чужую машину с дороги в реку, изображая собственное самоубийство. Или могу?
Мысли путаются, мужчина наклоняется к катализатору, и снова заставляет лекарство бежать к моей крови. Чувствую, как веки тяжелеют, отчаянно борюсь с действием снотворного или что там ещё. Боюсь остаться беззащитной, цепляюсь пальцами за воздух. Падаю... Финита..

-Ты уродка, Нейман! - здоровенный детина подбегает ко мне и с силой бьет по плечу. Я сжимаюсь в комочек от боли, глаза застилают слезы. - Ну, давай, разревись! Ты больше ни на что не способна, слабачка! - его голос шипит над моим ухом, он сжимает мое плечо.
-Ты... - я заставляю себя не плакать, дышу тяжело, сбито, злобно смотря на обидчика. Кровь бурлит, сердце стучит в груди, я ощущаю всю ненависть, которую когда-либо могла чувствовать. Заношу голову назад, разгоняясь и с силой бью парня в нос, а затем, не теряя времени, ударяю коленкой в пах. Я видела в каком-то фильме этот прием, помню, отрабатывала на стенке, сбивая коленки в кровь....

Ворочаюсь, открываю глаза. За окном стрекочет сверчок. Его звук раздражает меня, я скольжу взглядом по стенам, пробиваясь сознанием через действие препаратов. Не могу, снова падаю. Сложно.. Больно... Далеко...

-Мама? - я снова в шкафу, снова за дверцей мужские голоса. Опять этот кошмар, когда я не слышу свое имя, но отчетливо слышу мамин голос. Дрожу, боясь, что меня могут найти, сейчас понимаю, что мне холодно, жутко холодно и больно. Рука горит, привлекая внимание. Подношу её к глазам, она красная, и на пальцах видны следы ожогов. Прячу лицо в ладошках, хлюпаю носом. Забиваюсь дальше в угол, понимая, что кто-то идет к шкафу...
-НЕТ! - вопль женщины заставляет меня вздрогнуть, - не трогайте её! - грохот, хлопок, я выпадаю, теряю связь. Мама, - кричу не своим голосом, но не могу удержаться..

-Что?! - меня колотит, я сжимаю одеяло в руках, смутно осознавая где я и что я. - Вы кто? - хватаю его за рукав, цепко держу, и недоуменно смотрю на мужчину. - Я вас знаю! - вижу проблеск надежды в его глазах,  -Вы вчера тут были, да? - огонек гаснет, он садится, снова начиная что-то черкать в своем блокноте.
-Уже не кружится, но я бы и вовсе от них отказалась, - вру, нагло вру, голова кружится, болит и давит. На меня всё давит, это больница так действует, я дышать тут не могу, воздух сперт и воняет медикаментами. Я в больнице отродясь не лежала, всегда дома выжидала, когда все пройдет. Да и болела редко, от силы два раза в жизни.. - Я помню дорогу, я была в.. Амстердаме, а сейчас я где? Помню аварию, как сидела за рулем. Потом не справилась с управлением, успела выпрыгнуть из машины, она скатилась вниз с обрыва. Потом очнулась тут.. - перебираю в памяти последние события. Взгляд шаркается по комнате, натыкается лишь на светлые стены. Этот бледно-голубой цвет начинает меня бесить. Чувствую себя гарпией и перевожу взгляд на доктора. Вижу часы и резко подаюсь вперед. Убиваю головокружение, хватаюсь за его руку и смотрю на циферблат. Не обращаю внимание на время, оно мне пока не нужно. Глаза округляются, не то от страха, не то от удивления.
-Восемнадцатое июня тринадцатого года? - выдыхаю почти шепотом, безвольно падаю на подушки, отпуская руку мужчины. Итак уже довольно много сделала, мне становится хуже, ловлю губами воздух, задыхаюсь. Начинаю рвать ворот на рубашке, она меня душит, мне не удобно в ней. Пустите меня, освободите отсюда.. Я не хочу быть тут...
-Что вы хотите мне сказать? Почему мне так ... неудобно - не могу правильно подобрать слова, я понимаю, краем глаза вижу, что происходит за окном. Там лето, там ясное небо, а я тут, заперта.. Ничего не помню. Сейчас 2013 год, вчера был 2008. Кто изобрел машину времени? Верните меня обратно... Дайте отдохнуть! - сползаю на подушки, опускаю руки. Кажется истерика прошла и я смотрю на мужчину, который, кажется, потерял дар речи,а  может просто не ожидал таких выпадов от меня, давая прокричаться...
-Простите.. - виновато смотрю на врача, который ни капли не виноват, и снова тру лоб, - Просто я никогда не болела.. И эти стены на меня давят, - уже более спокойно заявляю я.

0

9

Психолог. Ей нужен психолог. Примерно такие мысли подбрасывает мне мозг последние минут десять. Это не твой профиль, Чарли, куда ты лезешь. Твое дело - это физическое состояние пациентки, оно кстати стабильное. Но вот ее провал в памяти не дает покоя. И да, именно потому, что это не просто пациентка, потому что ты ее знаешь. А она нас не знает, не помнит, не желает вспоминать. В какие-то моменты хочется ее поднять и встряхнуть хорошенько. А что, вдруг поможет? Сколько она забыла, сколько пропустила из своей жизни? Она пытается вспомнить и хватается за мою руку. Часы.
- Успокойтесь. Наоми! - но не следует никакой реакции, она уже отключилась от реальности, блуждая где-то в своих мыслях, своих переживаниях, может воспоминаниях. Я хватаю ее руки, пытающиеся сорвать с себя одежду, зову на помощь медсестру, - Синтия! Успокоительное! - темнокожая женщина как всегда оказывается проворнее всех в этом госпитале и сразу же вкалывает дозу девушке. - Спасибо, возвращайся к дежурству. - мы снова остаемся вдвоем. Я все так же не выпускаю ее руки,в ожидании пока она придет в себя, пока успокоится и перестанет биться в истерике.
- Наоми... - получаю, наконец, сфокусированный взгляд на себе и отпускаю ее руки.
- Мне нужно вам многое рассказать. Но я должен быть уверен, что вы сможете меня выслушать и мне не придется снова звать медсестер на помощь. - на ее лице появляется удивление, возможно онаи не заметила, что в палате был кто-то еще, не важно.
- Вчера вы попали в аварию, вас сбила машина и вы ударились головой. Вероятнее всего, это вызвало травму и как следствие амнезию. Сейчас две тысячи тринадцатый год, это не шутка. Какой год вы помните последним? - я снова присаживаюсь рядом с ее кроватью, ожидая реакции на мои слова. Только бы не снова истерика, потому что это только начало рассказа.
- Вы помните как вас зовут, значит забыли далеко не все. Амнезия чаще всего проходит, это явление временное, главное, чтобы все проходило под наблюдением врачей. - важно сказал хирург,который в этом ни хрена не сечет. Ну почти не сечет.
- Наоми, у меня для вас еще большая новость, и я хочу, чтобы вы пообещали отнестись к ней трезво. Я нашел ваши документы. Там ваша фотография, но они не на Наоми Брайент. - выдерживаю небольшую паузу, запуская руку в карман халата, в поисках ее водительского удостоверения.
- Тайра. Тайра Нэйман. На это имя документы. - я протягиваю ей удостоверение, передаю в ее руки. Даю время на рассмотрение карточки и осознание. - В госпитале вы пока не записаны ни под каким именем, потому что с собой у вас документов не было. - снова пауза. Теперь пришло время сказать откуда же тогда документ. - У вас были ключи и чек с адресом. Документ оттуда. Я... взял на себя это иотправился к вам домой. Не подумайте ничего плохого. Просто раньше мы были знакомы, но и это вам удалось забыть. - подытоживаю, наконец, свой монолог.

+1

10

Oomph! - Wer schön sein will muss leiden

И снова ужасная боль, которая пронзает всё. Я теряюсь, нет, я боюсь, глаза бегают. В голове всё путается, я начинаю задыхаться. Отключите меня, убейте, дайте свободу. Воздух... Не хватает воздуха, нечем дышать.. Паника.. Страх, дикий, ужасный, сжимающий всё внутри и не позволяющий ничему хорошему и светлому влезть в мое сознание. Какого это, быть замкнутой в этой комнате, не имея представления, что же на самом деле случилось?
-Пусть это закончиться, - забиваюсь в самый угол кровати, с ужасом, с видом затравленного зверька смотрю на мужчину в белом. Мне кажется, или он похож на демоне. О нет, что со мной? Чего я наглоталась вчера?
-Отпустите! - бьюсь в припадке, пытаясь освободиться. Тщетно, даже не чувствую иголки, которая проникает под кожу, лишь неприятное ощущение пустоты. Заполните меня, чем-нибудь. Информация, мне нужны факты! - кричу внутри, уже не так сильно сопротивляясь. Успокаиваюсь, тупо смотрю в глубину комнаты, веки отказываются моргать. Наверное,я  похожа на сумасшедшую.. А может, я такая и есть?
-Аварию я помню, - словно встрепенувшись, уже спокойно сажусь на кровати, только сейчас замечая тупую боль в ребрах. Удар головой, амнезия? Кто ты вообще? - вопросительно смотрю на врача, и тупо соображаю, что попалась. Черт, надо было сразу сказать, что я Тайра, тогда бы не было тупых вопросов и моего попадалова. Надеюсь, он рылся не во всех моих вещах, или я была умнее и всё спрятала очень хорошо. Надеюсь…
-Окей, словили, - бубню под нос, и верчу удостоверение между пальцев, чуть краснея, улыбаюсь. Я не люблю называться сразу своим настоящим именем, - отчасти я говорю правду, утаиваю просто, что их у меня целых три! Хотя нет, уже два…
Да, вы правы, - подытоживаю его рассказ, поднимаю взгляд на мужчину, сжимая в кулаке ламинированный кусочек, на котором есть моя фотография и настоящее имя. Интересно, где он нашел адрес… - А адрес где вы мой нашли? Вообще, в каком мы городе хоть?  Долго мне тут придется быть? – опять грудную клетку пронзает тупая боль, от которой я замолкаю, и хватаюсь за ребра. Хочу выругаться, но думаю, что делать этого не стоит. – Не стоит помощи, всё уже хорошо, - предупреждаю его попытку мне помочь, выбрасывая свободную руку вперед, упираясь её в его грудь. Держу на расстоянии, согнувшись пополам, корча гримасу боли. Я не хочу ещё одну долю обезболивающих, успокоительных или ещё чего-то, что они готовы в меня вколоть. Да я в жизни столько лекарств не получала, даже… Когда же я не получала?
Боль отпускает, я с трудом выпрямляюсь, почти бессильно опираясь на подушки кровати. Закрываю глаза, глаза бегают, мозг лихорадочно пытается вспомнить что же произошло о аварии.  Начинают всплывать какие-то куски, обрывки, звуки. Звук стаканов, точно! Хоть что-то радует. СТОП! – снова, будто собрав осколки разговора, резко открываю глаза, недоуменно смотрю в сторону доктора.
-Вы сказали, что вы меня знаете, - удивленно приподнимаю правую бровь, медленно и вкрадчиво произнося каждое слово, откуда? И что нас связывает? – делаю акцент на последнем вопросе, который волнует меня больше всего. Всматриваюсь в его черты лица, они кажутся мне слишком знакомыми, это как непонятное чувство де-жа-вю, когда знаешь, что человека видел, но не можешь поймать тот момент, когда же и при каких обстоятельствах всё это произошло.
-Я хочу знать, - перекатываюсь на четвереньки и аккуратно приближаюсь к мужчине, заглядывая к нему в глаза. – Хочу понять, вспомнить… - сажусь рядом, едва ощутимо касаясь рукой его ладошки, -... что нас с вами объединяет, что я делала последние пять лет.. И почему у меня такое странное ощущение, что я накосячила… - делаю пятисекундную паузу, будто собираясь с мыслями, затем, будто набравшись смелости выдыхаю. - С именем, - решив начать первой, пока он молчит, - у меня их два. Наоми мне дали в приюте, - надеюсь он не сдаст меня моим приемным родственникам? Ах да, они же мертвы… - Тайра – то, которым меня назвали приемные родители. – ну соврала я немного, но ведь вся моя жизнь сплошная ложь. Я не помню ничего из того отрезка моей жизни, когда я была настоящая. Я не помню даже лица своей матери, которая умерла ещё в притоне. А сейчас из памяти стирается даже образ приемной.
-Можно я немного отдохну? - закрываю глаза, я устала, голова болит. Ищу опоры, незаметно для себя самой опираюсь лбом на плечо сидящего рядом мужчины. По телу разливается чувство защиты, почему-то ему я верю, сейчас, в этой обстановке. Хочу, чтобы он посидел со мной, рассказал то, что знает, и, повторюсь, возможно, прояснит для меня самой хоть какую-то часть информации обо мне. Мысли снова путаются,  – Я сделала вам что-то плохое? – какой-то укол в сердце, наверное, снова боль в ребрах разыгралась.

+1

11

- Вам нужно отдохнуть... Тори. - я слегка запнулся, привыкая к новому имени, которое для нее сейчас, видимо, было настоящим. - Мне не следовало все сразу вам рассказывать - уже поднимаюсь со своего стула рядом с койкой девушки, но ее вопрос меня останавливает. Как мне сразу объяснить, что именно между нами было, если я сам до конца не знаю. Я думал, что у нас хорошие отношения, серьезные. Я сделал ей предложение, после чего она исчезла. Было много мыслей о причинах - вплоть до того, что она беременна, но испугалась и сбежала, ведь перед ее бегством - она очень нервничала, облепилась тестами и сидела как на иголках. Так что такая теория очень даже имела место быть.
Она поднимается, оказываясь рядом, и я не могу уйти просто так, не ответив ей хоть что-то, усаживаюсь рядом. Но я не хочу ей ничего рассказывать, цель в том, чтобы она все вспомнила сама. Но я продолжаю молчать, сосредоточившись на теплее ее руки поверх моей. Так непривычно, но так знакомо.
- Приюте? - слегка удивленно спрашиваю я. Наоми никогда о себе не рассказывала много. Очень поверхностно и относительно, многие темы избегала, уводила тему в сторону, делала что угодна, только бы не дать узнать себя лучше. Зато сейчас, мне удается узнать о ней хоть что-то новое, и, возможно, настоящее. Настоящее ли? Почему ко мне закралось подозрение, что это розыгрыш? Она всегда была хорошей актрисой, умела играть, притворяться, неужели и сейчас? Девушка опирается на мое плечо, уставшая и измученная. Нельзя было рассказывать и заставлять ее вспоминать с еще большим рвением. Голова, конечно она гудит.
- Вам нужно расслабиться и прилечь. Память... ее нельзя насильно заставить вернуться. И Самый верный способ ее найти - перестать искать, она придет сама. - укладываю девушку обратно, на мягкие подушки, когда она задает свой вопрос. Накосячила? Не могу утверждать, потому что не знаю причин ее побега. Ужасно хотел бы, но не знаю, увы. Мотаю головой в знак отрицания.
- Нет, ничего плохого. - присаживаюсь рядом с ней, на койке, поглаживая ее волосы, рассыпавшиеся по подушке. Скоро ты сама все вспомнишь и расскажешь мне, что же было на самом деле. Я на это надеюсь. - теплая улыбка касается моих губ, пока девушка расслабляется и прикрывает уставшие глаза. Тянусь к ползунку ее капельницы, увеличивая дозу успокоительного, чтобы она поспала, смогла поспать, расслабиться и дать голове отдых. Иначе память может еще долго не вернуться, если она перестанет и дальше себя так же сильно мучить. Касаюсь губами ее виска, поднимаюсь и оставляю на столике рядом с койкой фотографию. Ту самую, на который мы счастливы. В парке аттракционов на фоне огромного колеса обозрения. Пусть, возможно это поможет.

+1

12

[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuzyka/folders/Default/media/5c3f10e2-e41c-470c-9658-cf0b69ddd7eb/Cliff%20Lin%20-%20Thought%20Crimes.mp3|Настроение[/mymp3]
Как же мне неудобно без воспоминаний. Кажется, что половину жизни вырезали, забрали столько лет жизни и мне совсем не двадцать четыре, как показала практика, а снова мои двадцать. Кажется только неделю назад я узнала о побеге Деборы, а вчера вечером спустила машину Джека со скалы, инсценируя свою смерть. Как я очутилась в Сакраменто, как вообще тут оказалась? Почему нельзя вспомнить всё сразу? Почему всё это произошло со мной?
-Как болит голова... - эхом повторяю свои же мысли, умоляюще смотрю на врача. Да, его лицо мне кажется знакомым, мы где-то виделись и его образ то и дело выскакивает в смутных образах омута моей памяти.
-Но я не хочу отдыхать, - кажется снова начинается приступ истеричного припадка, - я хочу... Нет, я должна всё вспомнить! СЕЙЧАС! - как мне объяснить этому знакомому незнакомцу цель моих попыток? Вдруг за мной по пятам идет мой муж... НЕТ! Алиса погибла, он больше не мой муж, а я не его жена. Меня ведь даже не Алисой зовут.. И не Тайрой.. Черт возьми, кто я на самом деле?! За что мне такое? В чем я провинилась?
Пока внутри меня клокотала буря, мужчина аккуратно помог мне улечься на подушки. Было поздно, когда я заметила его руку на ползунке капельницы, почувствовав томительную слабость во всех конечностях. Мои веки налились таким свинцом и мной овладела настолько сильная апатия, что я уже ничего не хотела. Казалось, что в комнате даже запорхали бабочки. Последнее, что я смогла уловить в сознании, как тяну куда-то руку, чьи-то губы на моем виске, нежное поглаживание руки на моих волосах.
Приятно, - закрывая глаза, проваливаюсь в сон.

-Не бойся, детка... - грубый, саркастичный голос, который еле выдавливает из себя слова. Его руки, словно клешни тянутся ко мне, я молчу, забившись в угол кровати, немая, не способная кричать. В ужасе наблюдаю, как ужасно - огромные, волосатые руки человека-гориллы тянутся ко мне. От него несет перегаром, а глаза тщетно пытаются словить фокус. Я подсыпала ему львиную долю снотворного, но она на него как-то медленно действует. И кажется, сегодня меня некому будет подстраховать и спасти от неминуемой близости. - НЕТ! Не трогай меня! - кричу не своим голосом, хватаясь руками за обивку кровати, пытаюсь вырваться из его цепких объятий, а он лишь смеется, валя меня на кровать и приминая своим весом. Я задыхаюсь, бью его в грудь, отталкиваю.. Пытаюсь оттолкнуть, но ничего не выходит...

В какую-то секунду ко мне возвращается сознание, открываю глаза, ловлю солнечный свет и жмурюсь от его яркости. Около кровати кто-то есть, я вижу его силуэт, и дергаюсь в сторону. Но ничего не успеваю сделать, опять.. Проваливаюсь в сон, чтобы снова жить в кошмаре. Остановитесь!

-Я не смогу этого сделать, - в моих руках телефон, с другой стороны разозлившийся клиент, у моего лба моя рука, которая трет его, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Он хочет какие-то документы, я знаю адрес, подробности заказа. Но мне мешает одна маленькая вещь -  я встречаюсь с хозяином дома, куда меня просят залезть. Я не могу с ним так поступить, он слишком хорошо ко мне относится, я даже чувствую к нему что-то. Я метаюсь по комнате, телефон каким-то образом оказался в разбитом состоянии, наверное, я настолько разозлилась, что кинула его в сторону стены. Не помню, не знаю.. Сейчас мне надо как-то обезопасить человека, который стал мне дорог. А единственный путь к этому - сбежать! Тогда все их силы будут направлены на меня, ведь я скажу, что документы у меня и Чарли - имя само собой всплыло в памяти, как должное, - будет в безопасности. Я никогда его больше не увижу, но зато он будет цел.

Снова сон ускользает, снова просыпаюсь, улавливая яркий свет. Чья-то рука ведет нежно по волосам, а может мне просто кажется, ведь веки снова тяжелеют, закрываются, чтобы унести меня в страну бессвязного бреда и ночных кошмаров.
-Спустя какое-то время-
Без понятия сколько я так металась в бреду, но сейчас, когда я в который раз открыла глаза - никакая рука не потянулась к ползунку, и я смогла чуть больше секунды взирать на реальный мир. Хотя я до конца не верила, что я нахожусь в реальности. Рук  я не чувствовала, тщетно пытаясь пошевелить пальцами, с ногами произошла та же ситуация.Голова гудела, глаза болели, не смотря на то, что открыла я их буквально пару минут назад. Делаю пару глубких вдохов, снова закрываю глаза, понимаю, что в сон меня не отправят. Уже более решительно открываю их, осматриваюсь. Больничная палата, все приторно-голубого цвета, который я начинаю ненавидеть и меня подташнивает от него. Снова делаю глубокий вдох, хочу хотя бы сесть, не говоря уже о том, чтобы встать и размять затекшие конечности.
-Ооох, - кажется я даже голос свой не узнаю, чуть приподнимаясь и снова валясь обратно. ПО моим меркам я уже сижу на подушках, а на самом деле - лежу плашмя.
-Вы кто? - с ужасом произношу я, ведь вначале не узнаю своего доктора, который снился мне так часто, потом вымученно улыбаюсь, узнавая мужчину, - Простите, я вас не узнала. - снова пытаюсь сесть, кажется, сдвинуться на миллиметр мне-таки удалось,  - Сколько я проспала?

+1

13

Несколько дней, почти неделю, мы держали ее в мире сна и невесомости. Лекарства, капельницы, снова лекарства и ожидание улучшений. Хорошая новость в том, что ушиб на голове уже не так критичен, и ее можно возвращать в этот мир, чтобы она снова пыталась что-то вспомнить, заставляя голову усиленно работать. Главное, чтобы опять не стало хуже, но для этого же здесь куча медперсонала и техники, напичканной в ее палате, верно?
- Доброе утро, Тори. Как спалось? - на моих губах легкая улыбка. Присаживаюсь на край ее кровати, чтобы ей не приходилось сейчас перенапрягаться в попытках подняться. - Ты спала почти неделю. Надеюсь крепко и без кошмаров. - снова улыбка, не менее теплая. Да, у кого-то сегодня хорошее настроение, но вот беда, как и всегда - напрочь нет чувства врачебного такта.
- Пришлось заставить вас так долго спать, чтобы дать время организму на исцеление. И не без результатов. Идете на поправку. Не против? - достаю маленький карманный фонарик, проверить реакцию зрачков на свет. Сажусь ближе, свет в один глаз, в другой, все в норме.
- Отлично, Тори. Еще неделя или две, ребра перестанут болеть и вернем вас к привычной жизни. Но неделю минимум придется потерпеть эту палату. Не смертельно? - обвожу взглядом скучную палату, останавливаясь взглядом на рамке с фотографией, оставленной мной неделей раньше. Толку, она всю неделю спала в окружении гномов.
- Что-нибудь удалось уже вспомнить? Какие-нибудь мелочи, возможно? - поправляю подушки под головой девушки. - За эти дни вас никто не навещал. Это... как-то странно, не кажется? - задумчиво выдаю я, протягивая руку к ее капельнице. Замечаю ужас на ее лице и тут же спешу успокоить. - На этот раз никаких снотворных, обещаю. - И когда девушка расслабляется, убираю капельницу вовсе.

+1

14

Нет, я спала долго когда-то, но точно не неделю, максимум сутки, может чуть больше.
Охватываю глазами часть комнаты – никто обо мне не вспомнил. Едва ощутимо хмыкаю, слегка приподнимая уголки губ вверх. Я не сомневалась, что ко мне в палату толпами ходить не будут, но кто-нибудь же у меня должен быть… Не помню кто, но что-то внутри подсказывает, что есть пара людей, которым я не безразлична.
Нжели, - в мыслях я удивленно вскидываю бровь вверх, на деле получается гримаса боли, а буквы проглатываются, язык отказывается меня слушать, я ерзаю на кровати, пытаясь улечься поудобнее и сделать так, чтобы перестала ныть нога, которая затекла и сейчас выгибает мои пальца на стопе под неестественным углом.  – Вам… виднее, - сделав глубокий вдох, я собираюсь с мыслями и уже более четко произношу желаемые слова. Отрываюсь от доктора, осматриваю оставшуюся часть палаты. Начинаю тайно ненавидеть бледно-голубой цвет – он давит на меня своей белизной и яркостью, глаза начинает щипать, когда я смотрю на окно, через которое пробиваются лучи солнца.
-Кажется, на улице лето? – я просто спрыгиваю со всех вопросов, не хочу думать, не хочу… А точно ли не хочу, - напавшая апатия пододвигается, уступая место любопытству, когда взгляд падает на фотографию на тумбочке.
-Это… - я осекаюсь, узнавая в улыбающейся девушке себя, и каково мое удивление, когда я вижу в стоящем рядом со мной мужчине – доктора, - ВЫ?! – глаза округляются не то в ужасе, не то в удивлении, перебегая со снимка на сидящего рядом доктора, – понять сложно, но я молниеносно выкидываю руку вперед, хватая кусочек фотобумаги с образами. Вглядываюсь в улыбающиеся лица, пытаюсь понять ту атмосферу, что запечатлела камера. В моих руках огромный медведь, я так … нежно улыбаюсь мужчине, как будто влюблена.. Кто это на снимке? Это не я, я не могла, я не умею. Мысли опять путаются, неизвестная мне пелена пытается закрыть круг обзора, застилая глаза. Опускаю карточку на колени и прячу лицо в ладошках. Голова снова начинает болеть, и я уже не совсем согласна и рада высказыванию, что если болит голов а- значит там есть чем думать, я просто хочу чтобы это все закончилось, чтобы я сейчас открыла глаза и оказалась.. В квартире, на корабле, в самолете, который несет меня в Америку. Встряхиваю головой, заставляя волосы разметаться по плечам, затем открываю глаза и смотрю на доктора. Глаза пару секунд ловят фокус на его лице, я пытаюсь понять, вспомнить, что нас объединяло в прошлом…
-Только лишь сны и обрывки, смутные образы, - дар речи восстановился, и я говорю вполне разборчиво. Руки уже вполне меня слушают, ноги тоже, я даже могу пошевелить мизинцем, когда пару минут назад не имела с ним связи. Теперь я могу подняться на подушках так, чтобы сидеть ровно, что и делаю. – Можно мне встать и походить? Затекло всё, и болит... – не спешу рассказывать ему ничего из того, что мне снилось, лишь отсутствующим взглядом смотрю в окно, на чистое голубое небо, хочу уловить ноздрями запах утра, а не больничных лекарств. В горле растет ком, и мне уже надо в туалет, или хотя бы уединиться, чтобы прийти в себя. Я не ожидала совсем, что сон, который видела и так отчетливо помню – будет правдой. В последнем уже не сомневаюсь, фотография доказывает о связи меня с «милым» доктором, но я не готова ещё откровенничать, рассказывая те куски, которые постепенно всплывают в моей памяти.
-Можно мне стакан воды? – каким-то местом соображаю, что сижу молча уже много времени и оборачиваюсь к уходящему доктору, и улыбаюсь заканчиваю, - Чарли, пожалуйста, не..держите на меня зла, - но осекаюсь и не заканчиваю, вовремя сглотнув ком, как раз подступивший к горлу, - уходите, - нахожу как закончиться фразу, - наверное, вы единственный, кто знает меня и кто знает, что я тут. - всё время, что я произносила слвоа, мои глаза смотрели на белую простынь, которой были укрыты мои ноги, - Я просто не знаю, что мне делать, я хочу вспомнить, понять, откуда это, - робко, даже немного опасаясь, поднимаю взгляд на Чарли, киваю на карточку, что лежит у меня на коленях, - рядом с вами тепло, и.. наверное, вы помогаете мне вспомнить. По крайней мере я очень хочу вас вспомнить… Скорее всего, это надо нам обоим? – то ли спрашиваю, то ли утверждаю. Возможно мне показалось, но в его взгляде иногда проскальзывает грусть, печаль и нотки нежности. Может я для него что-то значу, а может… Хотя нет, если бы я сильно его сидела – он бы не стал мне помогать так, как делает это сейчас, и из благодарности, я хочу помочь ему, вспомнив и объяснив, что же случилось с нами, если случилось и в этом моя вина. – Спасибо, - уже отдергивая одеяло, садясь на койке и свешивая ноги вниз, касаясь голыми стопами холодной плитки пола, почти через плечо завершаю свою речь, - за всё… - заканчиваю свою тираду, опираясь ногами и перенося массу тела с койки на ноги, встаю, покачиваясь и держась руками за стену. Ноги отказываются слушаться, и меня тянет обратно, но я делаю усилие и отрываю ногу от пола - делаю шаг, двигаясь к окну, словно месяц лежала без движения и все мои мышцы атрофировались. Но нет, - делаю ещё шажок, шаркая по полу, ещё один, чувствуя, как каждый шаг отдается неприятной болью в груди, но превозмогая боль, продолжая упорно идти к окну. Хочу свежего воздуха, и ради одного глоточка я готова потерпеть каких-то полчаса пути...

+1

15

Мне нравится, что она наконец проснулась. Каждый день сидя в свободное время рядом с ее койкой, привыкаешь к тишине и ожиданию. Ожиданию чего-то. Что она проснется,  вспомнит и, возможно, расскажет. Расскажет, что случилось. Расскажет, что произошло в прошлом, хотя и не таком далеком. И откуда взялись новое имя, новая фамилия. Откуда все это или что вынудило к этому? Но почему мне кажется, что я не получу ответы на эти вопросы. И даже не решусь их задать. Это уже прошлое, которое мы перешагнули и живем дальше.
Она замечает фотографию. Удивление. То, чего я и ожидал. Ждал, когда она обратит внимание, заинтересуется, сама захочет вспомнить и расскажет обо всем. - Это мы. - мягко поправляю ее, вглядываясь в ее лицо. - Это парк аттракционов, прошлая весна. - возвращаюсь на кресло рядом с койкой, потирая переносицу, коря себя за то, что все ровно давлю на нее, подталкивая к тому, чтобы она пыталась вспоминать. Но я имею право знать. Знать, почему она сбежала, исчезла, испарилась - назвать как угодно, но ее не стало. И не было объяснения. Такое на моей памяти было впервые.
- Я бы не советовал подниматься, хотя бы сегодня. Хорошо, я принесу воды. Если пообещаешь не пытаться подняться, а то я найду способ удержать тебя на койке. - слегка прищуриваюсь и улыбаюсь, поднимаясь с кресла. Некудышный из меня врач - не умею я выдерживать  тон и придерживаться врачебной этики. Даже здесь я пытаясь придать нотки веселья, желая заставить ее все же улыбнуться.
- Ты вспомнишь, обязательно вспомнишь. Просто не все сразу. Мне хотелось... просто задать нужное направление. - легко перейдя от официального "вы" на привычное знакомое "ты", даже стало легче говорить. И не только о нас.
- Без прошлого - жить в настоящем сложно, верное? Будто чего-то не хватает. Будто из книги вырвали несколько страниц или даже главу. - нет, я не страдал амнезией, но у меня были пациенты с таким же диагнозом. И моя беда в том, что я никогда не умел следовать советам, указаниям, как вести себя с такими пациентами, которые нам вдалбливали в университете. Я действовал наоборот, резко окуная пострадавших в их привычный мир, что делать почему-то запрещают. Но прелесть в том, что чаще всего - это срабатывало. Иногда быстро иногда медленнее, но это помогало. Разговоры - это пустота. Картинки в голове словами не заменишь, не восполнишь, человек должен вспоминать сам.
- Ты вспомнишь. И поделишься со мной, если будет желание. - уверенный в том, что она вспомнит. По ее более уверенным словам, движениям - ведь уже начала вспоминать. Сон и отдых - главные помощники при амнезии. И я ей дал неделю спокойного сна.
- Это поможет нам обоим просто идти дальше. - уже более серьезно, наклоняясь к девушке, оставляя поцелуй на ее губах. Знакомого вкуса и мягкости. Я не могу это помнить один, ведь не могу? Отводя от меня залившееся румянцем лицо, ты скидываешь с себя одеяло, свешивая вниз ноги. Неужели я не сказал несколькими минутами ранее, что прогулки лучше отложить? Сделаем вид, что я этого не говорил.
- Я пришлю медсестру. - с легким укором в голосе произношу, отдаляясь от койки к двери, наблюдая за попытками девушки пока просто опустить ноги на пол. - И я этого не видел. - легкий смех, который остается за мной, когда я покидаю ее палату. Непослушная, строптивая, как и всегда. Мало что в этой жизни меняется...

+1

16

В его глазах угадывается тепло, по крайней мере то, как он смотрит на меня. Значит, между нами было что-то не такое плохое, и по его словам понимаю, что я ушла первая. Но что же случилось, когда случилось? Толпа вопросов и темнота в виде ответов.
Скромно приподнимаю уголки губ, как ощущаю на губах его. Поцелуй едва ощутимый, но кажущийся настолько знакомым, даже в какой-то степени родным. Но ощущение настолько мимолетно, и так быстро ускользает, вместе с тем, как удаляется Чарли. Мне остается лишь улыбаться, и шагать дальше к окну.
-Конечно, - улыбаюсь, провожая его глазами. И вправду, рядом с ним было уютно, даже об амнезии забыла.
Добравшись до окна через какие-то пару минут, уставилась через стекло наружу. Там светило солнце, на площадке играли детишки, их крик доносился через окно, им было весело, они были счастливы, даже не смотря на то, что находились в больнице. Я дотрагиваюсь до губ, ощущая до сих пор на них прикосновение других губ, провожу по ним подушечками пальцев и закрываю глаза, пытаясь привести мысли в порядок.
-Вы зачем встали? – женский голос прямо с порога начал свою увещевательную речь, вырывая меня из пустоты воспоминаний, - Доктор запретил вам вставать, - она подходит ко мне и приобнимая за талию пытается увести к кровати. Я не хочу идти обратно, мне так нравится стоять тут, вдыхая воздух, проскальзывающий через открытую форточку, слушать крики детей, хотя кажется в прошлой жизни я их ненавидела. Но медсестра сильнее меня, она увлекает меня обратно к кровати, усаживая и помогая снова лечь. После накрывает одеялом. Я хочу сказать ей, чтобы она не включала капельницу, но она снова открывает зажим, и под звучное «кап-кап», погружает меня в сон.  Последнее, что помню перед отключкой, как она кладет фотографию с кровати на тумбочку.

Чарли нет! – уворачиваюсь от потока воды, закрывая лицо руками, а он убегает куда-то, я же  бегу вслед, преодолевая толпу людей и ищущего поверх других голов. В руках у меня что-то мохнатое, вокруг кричат люди и бегают дети. Меня они раздражают, но сейчас мне настолько легко и хорошо, что раздражение от маленьких детишек почти не ощутимо. – Вот ты где, - налетаю на мужчину, смотрю в его лицо, которое размыто. Ну почему, почему я не могу разглядеть его выражение лица, увидеть его улыбку? Он ускользает, когда я тяну к нему руки, пытаясь увлечь в кабинку для фотографий, а я снова бегу за ним, теряя силуэт среди остальных прогуливающихся парочек. Декорация меняется, и я уже разговариваю с какими-то мужчинами, что своими силуэтами давят на меня, заставляя пульс участится, а мозг лихорадочно работать даже во сне. Они кричат, а я не разбираю слов, они пытаются что-то сказать мне, но я не понимаю ничего. На заднем плане возникает две мужские фигуры, что привлекают меня, зовут, и тоже кричат. Почему все кричат в этом мире?

Хлопаю глазами, осматриваясь, до сих пор ощущая в ушах звуки криков, набатом бьющие по мозгам. Я снова в палате, одна, Чарли не пришел. Почему я проснулась? Сколько времени прошло? Делаю усилие, садясь на кровати, еле скидываю непослушные, ватные ноги с матраса и встаю, покачиваясь, опираясь о стены. Медленно подхожу к окну, смотрю на луну – уже ночь, мечтательно шевелю губами, шепча, казалось бы, молитву. На самом деле я вспоминаю то, что было раньше, сжимая в руках фотографию с двумя улыбающимися и кажущимися такими счастливыми людьми. Наверное я во сне её схватила с тумбочки, иначе как она оказалась в моей руке?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Чем больше я смотрю на мир, тем меньше он мне нравится.