vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Из-за каждой обиды нельзя отрекаться от друга.


Из-за каждой обиды нельзя отрекаться от друга.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Park Avenue, 666 ----- продолжение

Участники: Nikita Owen и Samuel Alessandro
Место: Квартира  Никиты
Погодные условия: дождь,  гроза и молнии
О флештайме: Когда вся жизнь переворачивается с ног на голову. Когда все рушится как карточный домик и, когда ты узнаешь , что это по вине близкого тебе человека! Все живое и человечное умирает, рождается злость, ненависть , ярость. Месть. Которая управляет не только сознаем , но и телом.
Вдвойне тяжелее переносить обиды со стороны тех людей, от которых мы всего менее вправе ожидать их.

Отредактировано Nikita Owen (2013-06-12 21:48:10)

+1

2

Thought you were beside me
But I reached and you were gone
Sometimes I hear you calling from some lost and distant shore
I hear you crying softly for the way it was before

Ясный июньский вечер плавно подходил к концу. С сумерками наступала ночь и с севера раскатами и свежим и тревожным ветром, надвигалась гроза. Где-то в отдалении, словно пробиваясь сквозь плотный слой ваты, громыхнул гром. Когда первые капли дождя забарабанили по плащу, я даже не обратил внимания. Пока шел по направлению к дому Никиты, сосредоточенно раздумывал, что же могло произойти. Я понял, что промокаю только когда плащ окончательно дал течь и белая рубашка стала бежевой, прилипнув к коже. Тяжело дыша, я остановился и поднял голову, с севера небо было почти таким же черным, как ночное и его, вслед за раскатами грома, полосовали яркие молнии, с юга, за его домом, где дорога по которой с визгом бежали обратно в школьники, таяла тонкая полоса красного заката. Еще пара минут и я на месте, благо наши с Никитой дома расположены совсем недалеко друг от друга, так что я даже решил пройти пешком. Только вот я не знал, стоит ли вообще приходить, тем более сейчас. Мне было известно, что кто-то из мафии уже уничтожил контору Никиты и я предполагал, что они наверняка уже наведывались и к ней домой. Все же она была для меня настоящим другом, в самом полном смысле этого слова. Но могу ли я назваться ее другом, после всего, что случилось. Ведь я прекрасно знал, что Оуэн бросила обязанности адвоката членов Семьи, да еще и, пожалуй, самым рискованным из всех возможных способов и нужно быть дураком, чтобы решить, что это может просто сойти ей с рук. Хвала Небесам, они оставили ее в живых, и то только по той причине, что Торелли сейчас не к чему лишнее внимание полиции. Я был членом Семьи уже долгое время, при этом неукоснительно соблюдал все правила и принципы, но ничего не мог с собой поделать, когда дело касалось близких. Да, так не поступают, мафия - это не мелкая учебная организация в захудалом городишке, и так просто уйти из нее не получится. Но все же я понимал ее, понимал всей душой. Загнанная в угол, Оуэн была словно окутана комком проблем и неприятностей. Единственная мысль утешала меня все это время: я знал, что Никита невероятно сильная, она как раз та, кто способна вырваться даже из таких передряг, которые другим покажутся безнадежными, да еще и сделает это с достоинством. Но все же я не мог удерживать себя в состоянии решительно и непоколебимо настроенного капореджиме, когда вспоминал ее, хрупкую, беззащитную в сравнении с целым кланом девушку, которая пострадала за желание воли и свободы. К тому же с маленьким ребенком на руках, которого хочет защитить больше всего на свете. Она словно маленький смелый воин на чужой войне, оставленный на растерзание целой армии. Единственное, в чем я мог ее винить, так это в том, что вообще начала эту игру, позволив своей непомерно самоуверенной стороне взять верх и связаться с мафией.
В воздухе пахло грозой. Я свернул за угол и наконец, увидел дом Никиты. Издалека сразу заметил открытую дверь. Черт, они были здесь, наверняка уже наведались к ней и кто знает, что именно сделали. Ускорил шаги и вот уже я возле порога. Я вижу вспышку молнии, необыкновенно яркую для здешних мест, за ней следует оглушительный раскат грома и после этого, словно по сигналу, дождь превращается в раскатный ливень, звонко барабанящий по земле. Дома было тихо, на стоянке я заметил машину Оуэн. Чтобы ни произошло сейчас, я знал, что она будет очень зла на меня, и это еще слабо сказано. Но я все равно не задумывался, ни на секунду, стоит ли нам видеться. Если я не могу помочь ей как капо мафии, помогу как друг, хоть это и кажется ничтожно малым. В доме было тихо и я, глухо постучав по дверной панели, сразу прошел в прихожую. Снял промокший до нитки плащ и внимательнее огляделся. В аккуратном и уютном доме все напоминало о хозяйке и каждая деталь, будто бы заставляла меня все больше проникаться состраданием к ней и ее сыну.
-Никита, ты тут? Ответа не последовало, но я тогда, по необъяснимой причине, пребывал в  полной уверенности, что она тут.
- Это Сэм. – сказал я еще громче и услышав шум где-то в соседней комнате, приготовился к самому худшему.

Отредактировано Samuel Alessandro (2013-06-14 13:10:44)

+1

3

Они ушли и оставили за собой злобу и ненависть, царившую в комнате. Предательство, это самое страшное, что приходиться пережить человеку в своей жизни. Нет, я не была готова к подобному исходу ситуации. Откуда они узнали о моем сыне, откуда, черт возьми, они вообще все знают!? Удивительно что я задалась этим вопрос, понимая , что такие как я и достают им информацию.
В моей голове до сих пор стоял разговор с Тони. Как? Как можно быть верным таким людям! Злым, холодным и чуждым к другим желаниям. Как верный пес хранил их святое имя, запрещая его порочить.
Мое сердце сжималось только о мысли, что этим людям я посвятила большую часть прожитой жизни, верила, была верна и совершала вещи, за которые мне гореть в аду, а получила!? Получила множество душевной боли и разочарования. Разве так поступает семья!? Нет, в моем понимание они не достойны зваться семьей , свора уличных бандюганов, вообразившими  себя Царями.
На моих руках была кровь лучшего друга. Кровь,  которую он заплатил из той же верности той же *Семье*. Хранить верность, кому!? Людям, которые  без стыда и совести убивают своих же руками  верных им людей!? Нет, я не могла заплакать! Это слабость способная меня сломать.
Я ,сидела на диване  не подвижно наблюдая за раскатами грома и молний, что на секунду освещали мой перевернутый, верх дном дом. Ветер, сквозняком проникал в него, раскидывая по комнате и без того, растрепанные листы из моего семейного альбома, через оставленную ими, открытую входную дверь.
Злость. Это чувство сковало меня  и заставляло думать только о плохом. О том, что моя жизнь кончена, покоя не будет! Куда бы, я не пошла, они будут ходить попятам. Выслеживать. Выслушивать, не трепанула ли я где лишнего. Почему нельзя к чертям разрушить эту структур!? Я буду вечно жить в страхе за своего сына, который в любой момент может оказаться под ударом из за прошлого своей нерадивой матери.
Даже смешно, ему уже почти шесть, а я не видела, как он первый раз пошел, его  первое слово, не удивлюсь, если вместо мама он меня назовет, просто тетя. Все из за чего? Веры в людей, которые все же и предали!?
Моя детская наивность и беспомощность погубили мне жизнь, но было что-то хорошее в том что мафия мне дала , это мой жестокий и отчасти холодный характер, сильная воля и стремление быть свободной , наплевав на все что творится вокруг. Но до тех пор, пока в моей голове таиться информации об этой структуре я не смогу жить спокойно. Меня будут мучить кошмары. Мне будет сниться мой друг, упрекая в том, что я его убила. Нет, я сойду с ума! Попаду в психушку, не смогу так жить, с этим грузом, совсем одна!
-Никита, ты тут? - я продолжала молчать. Мне уже было все равно, что происходит вокруг меня. Возможно, было бы проще, если бы нашли мое бездыханное тело по среди дома. Не пришлось бы объясняться или оправдываться, чувствовать вину.
- Это Сэм. - в груди что-то кольнуло, как сигнал об опасности. Руки интуитивно сжались в кулочки и затряслись от дикого желания встать и убить. Впервые в жизни в моей душе играют такие эмоции, сильная злость словно съедала меня, не давай думать  здраво.
- Что тебе здесь нужно, предатель!? - срываюсь с дивана очень быстро и оказываюсь в коридоре, предварительно кинув в бывшего, прошу заметить бывшего, друга вазу.
- Иди к своей *семье*, иди, как верный пес подчиняйся им!? Что? Они тебя , замести следы ,подослали!? - я замечала, что уже кричала. Чувствуя себя на грани, тряслась, словно зажатая в угол курица.
- Проваливай из моего дома! - толкнула руками его в плечи, выказывая все свое возмущение. Нет, предателям в моем доме не место. Я верила Сему, любила как брата и всегда доверяла. Мысль о том, что именно он доложил, о моем сыне будила во мне истинные животные инстинкты к самозащите.

Отредактировано Nikita Owen (2013-06-14 15:40:04)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Из-за каждой обиды нельзя отрекаться от друга.