В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Всё пройдет, и завтра снова засветит солнце.


Всё пройдет, и завтра снова засветит солнце.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники:
Matthew Brown
Taira Nyman
Miranda Warren
Место:
один из баров города -> дальше как попрет
Погодные условия:
лето ведь, жарко
О флештайме:
11.06.2013.
Как вы празднуете день рождения? Любите подарки? А что делать, если о вашем дне рождения никто не знает? Праздновать в одиночестве. Но всё пошло не так, как шло обычно, случайная встреча превратилась в нечто необычное и непривычное.

http://s2.uploads.ru/DvpGB.gif

+3

2

Red – Already Over

Откладываю книжку и смотрю на часы. Уже половина двенадцатого, и пора бы ложится спать. Странно, сегодня  как-то рано нахожусь в постели, читая очередную книгу,в место того, чтобы идти в клуб и снимать очередного кавалера. Что-то нашло на меня в последние пару дней, и причиной всему - меланхолия по случаю наступающего дня рождения. Я не люблю этот день, он вгоняет меня в сильную, почти жуткую депрессию, с капельками истерики. В этот день я вечно что-то порчу, кого-то достаю. Я привыкла проводить день в одиночестве, даже друзья не знаю, что у меня есть день рождения, мне удавалось скрыть от них сей досадный факт в моей биографии. Хотя сейчас, когда четверть века почти позади и через полчаса мне исполнится ровно двадцать пять лет, я сожалею. Особенно, когда оглядываюсь назад, вспоминая каждый свой день рождения. Я всегда одна, всегда нелюдима, замкнута в себе. Никого не пускаю дальше обычных знакомых или приятелей. Да, в этом году у меня появился хороший друг.
Улыбаюсь, одна мысль про Ванду греет, я обожаю эту девушку как сестру, и готова помочь ей всегда. Но и ей я не сказала про этот день. Не знаю почему, но всё же.
Смотрю в окно, вглядываюсь в ночное небо. Кажется, прямо над моим окном виднеется Кассиопея - моё любимое созвездие, и не потому что оно такое простое. Откидываю простынь, подхожу к окну и прижимаюсь к нему щекой. На улице темно, окна моей квартиры выходят как раз на переулок, где мало светящихся фонарей, их скорее всего разбили хулиганы. Но сейчас это не важно, я смотрю на звездное небо и мечтаю о том, что могло бы быть, расти я в нормальной семье, а не в приюте, где каждый пытался меня унизить или обидеть. Знали бы они,в  кого превратился тот гадкий утенок, и на кого она стала похожа. Скорей всего половина тех детей спилась, а может сидит в тюрьме. Мне повезло, наверное, что я повстречала наставницу, которая поверила в меня и обучила, потом в моей жизни была Дебора, которая снова вернулась ко мне, потом Джеф. Сейчас я такая, какой меня сделали, отчасти, эти люди. Я впитала их опыт, синтезировала в своё восприятие и свои навыки с умениями.
Отлипаю от окна, провожу по стеклу кончиками пальцев. Один палец случайно проводит ноготком, стекло скрипит,а  я передергиваюсь. Звук неприятный, мурашки тому доказательство. Встряхиваю головой, отгоняя грустные мысли, не получается, тру лоб рукой и снвоа опускаюсь на кровать. Смотрю на часы, осталось пять минут..
Надо бы отметить, - скручиваю волосы в пучок, откидываю на спину,в стаю и иду на кухню. Там наливаю себе в стакан сок, и снова иду в спальню. По дороге задерживаюсь у зеркала, осматриваю себя, убеждаюсь, что новых цветов, кактусов и другой нечисти не выросло, захожу в спальню. За стенкой слышу какие-то левые шумы, похожие на вечеринку. Надо же, Тори, ты сдаешь позиции. Но мне сейчас лучше не появятся нигде, многие удивятся, когда увидят меня в таком состоянии. Переконтуюсь дома, а потом можно вернутся в люди с новым запасом пофигизма и оптимизма.
-С днем рождения Тори Нейман, - бубню под нос, поднимаю стакан с соком, чокаюсь с невидимым бокалом и делаю глоток. После ставлю стакан на тумбочку и ложусь в кровать. Долго ворочаюсь,в итоге допиваю сок и засыпаю.

Внешний вид
Весь день дома - это что-тоновое. но если этот день 11 июня - всё понятно. Я становлюсь нелюдимо-необщительная, и лучше меня не трогать. Может сделать сегодня исключение? После получасовой ванной, когда всё отмокло и отлипло, а я вышла вся как новорожденная, рассматриваю себя в зеркале. Полотенце лежит как коротенькое платье, укрывая только часть тела, выставляя на показ длинные ноги. Ухмыляюсь, думая, что возможно, я и не такой уже гадкий утенок, затем скидываю полотенце и прохожу к комоду с бельем.
Определенно, я пойду сегодня в бар, напьюсь и буду звонить бывшему, чтобы он меня забрал пьяную домой. А может и не буду, сумею словить такси и приехать домой.
Зарываюсь в шкаф, выбирая наряд для своих "приключений", не долго думаю и достаю новое платье с глубоким вырезом чуть выше колена. Из обуви достаю классические "лодочки", навожу марафет на лице, сушу волосы и уже спустя какие-то полчаса спускаюсь на улицу, где уже ждет заказанное такси. называю водителю адрес бара и откидываюсь на спинку сидения. Поворачиваю голову к окну и рассматриваю ночной город, наблюдая за счастливыми жителями, сетуя внутри на свою одинокую судьбу. Странно это все, но кажется, один день в году я могу позволить себе депрессию.
-Спасибо, - протягиваю водителю деньги, сдачу не жду и направляюсь к бару. Внутри довольно много народа, выбираю столик у окна, который на удивление свободен и не забронирован, усаживаюсь и жестом подзываю официанта.
Тот услужливо подходит и аккуратно кладет передом ной меню. Заказываю бутылку самого дорогого вина, бокал, чем ввожу официанта в ступор, не удивляюсь и захлопываю меню. Парень испаряется, а я окидываю всех посетителей снова. Не вижу никого знакомого, значит смогу спокойно напиться без опасений быть узнанной. Но я ошибаюсь, ведь в бар заходит пара новых посетителей. Как раз в этот момент я отворачиваюсь от входа и смотрю в окно. Забавно, снаружи уже темно, и тусклый свет внутри чуть мешает рассматривать проходящих людей.
-Ваше вино, - парень ставит передо мной бокал, хочет налить в бокал, но я останавливаю его, - Спасибо, справлюсь дальше сама, - звучит немного грубо, но мне как-то.. фиолетово что ли. Он отходит, а я наполняю бокал ароматным напитком.

+3

3

одежда, прическа;

Massive Attack - Angel

Который день меня преследует лишь одно навязчивое желание – напиться в усмерть. И вроде бы,  в моей жизни не произошли такие уж страшные и пугающие события, ну, если сравнивать с теми масштабными бедами, что обрушиваются на окружающий мир, но я, от чего то, была сломлена. Может от того, что я открылась и доверилась, поведала о своих чувствах, а надо мной все равно надругались, то ли от того, что одновременно с этим чувствовала непреодолимое чувство вины и стыда перед своим молодым человеком. Ведь все могло бы быть по-другому, события той ночи зависели только лишь от меня, а я дала слабину, поддалась своим импульсивным желаниям, открывая наружу все свои тайные грезы и фантазии.
Но это было неправильно, и уже не в первый раз я корила себя за свое поведение. Как я могла это допустить, как я могла после уймы унижений и оскорблений в свой адрес вдруг дать понять ему, что мне не все равно? Неужели Скарлетт Стоун становится слабой и хилой девчонкой, которую так легко сбить столку мужским напором и требовательным вниманием? Нет уж, так не пойдет.
Я не виделась ни с Максом, ни с Митчелом вот уже почти месяц. И знаете, что? Я пока и не хотела их видеть. Обоих, но по разной причинам.
Брину мне было чертовски стыдно смотреть в глаза. На душе скребли кошки, и чувство отчаяния поглотило меня полностью. Я видела себя в роли предательницы, а ведь так и было, я предала его доверие, его верность и его надежды, однажды стать моим первым, и возможно, единственным мужчиной.
А Макс… Перед Максом мне было стыдно показываться самой. Он одолел меня, взял верх, победил, а я очень не любила проигрывать, тем более проигрывать так откровенно, по собственной глупости, по причине своих собственных непонятных мне самой эмоций.
Разумеется, я никому не рассказала о том, что произошло между нами двадцать пятого мая, это слишком стыдно и позорно, заявлять об изнасиловании от лица собственного мужа. Смешно, да и ведь именно моей ошибкой стало то, что я дала ему шанс, дала ему намек на то, что я, якобы, не против.
Не хочу думать об этом, хватит. Все эти дни я мучала и терзала себя, то и дело прокручивая в голове варианты решения этой проблемы. Плюнуть на деньги и подать на развод? Рассказать все Митчеллу? Поговорить с родителями? И все варианты казались такими ничтожно глупыми, что под конец ночи мне хотелось одного – напиться. Залить свое горе и безумную голову несметным количеством алкоголя, утопить суматошные мысли в этиловом спирте, забыться и дать себе время хоть немного отдохнуть.
Я не могла читать, не могла есть и спать, перед глазами вновь и вновь представали картинки из прошлого. И я решила нарушить общение, что однажды дала Майклу. Не пить не при каких условиях. К черту все, к черту все!!

Двери бара тихонько скрипнули и я шагнула внутрь. Стук каблуков раздался эхом в помещении, привлекая в мою сторону несколько заинтересованных взглядов. Не люблю такие заведения, но сегодня я решила действовать импульсивно, заходя в первое попавшее заведение подальше от собственного дома. Не хочу, чтобы меня видели такую. Жалкую, разбитую и подавленную. Ненавижу себя за это, за то, что на данный момент испытываю к себе лишь мерзкое чувство жалости.
- Малышка, я грел это место специально для тебя. – но я брезгливо повела носом, убирая с лица мешающую прядь каштановых волос, пробегаясь беглым взглядом по заведению.
Сидеть за барной стойкой мне не хотелось, я искала свободный столик, и нашла лишь единственный, где сидела одинокая женщина с вином. Возможно, она кого-то ждет, быть может, ее муж отошел в туалет, но скорбь в ее глазах и равнодушный вид говорили об обратном. Сегодня она здесь одна, как, кстати сказать, и бокал на ее столе.
- Вы не против? В зале нет ни одного свободного столика, а я так не люблю сидеть за барной стойкой. – не хватало мне еще встретить очередного бармена и снова влюбиться в него по уши. – Судя по вашему скромному запасу – вы тут одна? Что-то празднуете? Хотя вряд ли, скорее скорбите. Значит, нас привела сюда одна цель – залить свое плохое настроение и найти хорошее. – красивые интеллектуальные речи – мой конек, не зря же я журналистка.
Подзываю к нам официанта, с терпением глядя на то, как он вытирает руки о сальное полотенце. Ничего страшного, у меня есть влажные салфетки.
- Нам еще один бокал, пожалуй… И сырную тарелку, наверное. А шампанское у вас есть?
И лишь чуть позже, когда я устраивалась поудобнее, я заметила в чертах лица женщины что-то знакомое.
- Простите, а мы не могли с вами видеться раньше? Метью – протягиваю ладонь для приветствия. – А вы?

+3

4

Ты остаешься один, не плачь, такое бывает.
Ты остаешься один.
И это даже не грустно.

look

Сумасшедшие дни допросов не окончены. Сколько предстоит ещё - наверное, не знает сам Бог. Детектив Бёркхарт уже не таит от меня того факта, что на этот раз уйти от правосудия будет не так просто, как в предыдущие. Не в том месте, не в то время - убеждаться в правоту этой морали не хочется, но приходиться. Не в то время родители узнали, что я подрабатывала в эскорте четыре года назад на протяжение двух с половиной лет, не в то время они отправили меня в злосчастную Японию, не в том месте я встретила спутника, который оказался вором, и узнала, что на нём числятся десятки краж, не в том месте я была, чтобы смогла избежать своей поимки и не в то время меня привели впервые в "допросную", чтобы избежать своего наказания. А оно будет. О, черт возьми, оно будет и тут точно не помогут деньги родителей. За кражу подобных вещей взятки не помогают. И, кстати, стоит ли говорить о том, что тому кабелю это сошло с рук? Строя из себя канадца-джентельмена, он весьма искусно использовал моё положение для своей аферы, ещё и убедил, что против закона мы не идём. Что это было? Где была я в тот момент?
Солнце печально покрывало мои оголённые до локтя руки болезненного бледновато-лазурного оттенка. Лазурного от того, что многочисленные и нескончаемые нити вен от силовых нагрузок словно из-под призмы выступали под кожей. Упругие, то тонкие, то в пять раз толще маленьких. Меня не покидало идиотское убеждение, что если не буду прятать их под одеждой, то кожа обязательно лопнет и они вылезут наружу. Бледная кожа досталась от предков, как и цвет волос, но, на удивление и моё везение, со временем лучи солнца покрывали мою кожу равномерным оттенком немного светлее шоколадного. Теперь предвкушение пляжного сезона будет лишь в моей голове. А на деле, наконец, сбудется моя "идиотская мечта": кожа на руках никогда не лопнет, так как будет скрыта под одеждой заключенного. Это лето я проведу без паники. Как и десять следующих.
Моё странствующее где-то внимание привлёк стальной щиток, стоящий на краю дороги около бордюра, как раз напротив того заведения, которое он рекламировал. Бар. Нужно ли мне туда? Можно ли? Последний раз, когда я заходила в подобного рода заведение, мне там не очень понравилось. До этого я регулярно посещала ночные клубы Сакраменто, встречаясь со своими друзьями. Почему бы нет? Страшно порой было, но когда ставили пластинку с моей любимой музыкой, страх уходил. Ноги вели в гущу людей к оглушающим ритмам клубной музыки, вглубь той темноты, которую в определённом темпе разрезали линии ослепительного белого. Там были все: белые и чёрные, богатые и среднего достатка, молодые, как я, ещё младше меня и зрелые люди, чаще уединяющиеся от нашей массы. Но месяц назад, когда последний раз перешла через порог клуба, я чувствовала себя уже не так. Я смотрела на юношей, молодых мужчин, девчат и девушек, играла одна из моих любимых песен там, но ноги не несли меня танцевать, я вообще не хотела двигаться под те, когда-то жизненно необходимые мне, ритмы. Очень быстро произошла смена ночи и дня.
Повзрослела ли, стала ли старше не только внешне, но и внутри?
Тогда я думала, что мне просто плохо от того, что творилось в моей семье. Сейчас я думаю, что мне тоже плохо. От того, что скоро буду сидеть в тюрьме, но мне необходим этот последний глоток кислорода, прежде чем на года отправлюсь на ледяное дно океана.
Я резво свернула своё направление на девяносто градусов вправо, решив заглянуть в бар. Может, мне удастся в последний раз потанцевать на барной стойке бара и подмигнуть последний раз тому парню, который никак не может решиться сделать что-то, что будет чуть-чуть выходить за его обычные рамки? По наблюдаемой мною обстановке в баре, до этого состояния помещению было ещё далеко. Все столики заняты, лишь сама стойка пуста, но всё было слишком цивильно и спокойно, даже сердобольно на мой взгляд. Да разворачиваться обратно не хотелось. Я выйду отсюда только тогда, когда избавлюсь от этой летней грусти.
К сожалению, я была не того пола, чтобы игриво присесть к какой-нибудь одинокой кампании девушек, выдав по-старинке штамповые фразы. И я не была девушкой не совсем вменяемого поведения, которая спокойно сможет начать флиртовать с мужской кампанией.  Для начала решилась на стакан апельсинового сока, думая, что самое главное будет впереди. Этот стакан ушёл в меня с поразительной скоростью, и мне больше нечем было прикрывать свою персону. К слову, всем было фиолетово на меня. Я не смогла разглядеть ни одного лица. Кто-то курил и, видимо, с непривычки откашливался; кто-то крайне болезненно вёл себя, ёрзая на своём месте; а кто-то задушевно беседовал с соседом, так, будто никогда с ним не виделся. Таковыми мне показались две девушки, совершенно не похожие друг на друга, тем не менее нашедшие общую тему разговора.
- Может, хотите чего-то по-крепче? - бармен подмигнул мне, и я не сразу поняла что он мне предлагает: алкоголь или наркотики?
Зато мой ответ поставил все точки над i заранее.
- Пошёл на х*й.
Это было сказано слишком громко и с душой, чтобы никто не смог повернуть свою голову, сгорая от не терпения узнать что там такое. Голова официанта встрепенулась, будто я плюнула ему в лицо. Он прищурился и состроил лицо аля "Я чего-то не понял". Я лишь пожала плечами в ответ и улыбнулась, мол, если бы не приставал всё было бы удачнее.
Всё же он имел ввиду алкоголь, а не наркотики. Бармен продолжил натирать бокалы всевозможных размеров, не удосужившись выгнать меня за агрессивное поведение. Наверное, не в первый раз слышит подобное, да при моей видимой полной трезвости счёл это одним из признаков пмс. Кстати, о птичках...

+2

5

Жизнь однообразная, и кажется, сегодня я дам волю своей депрессии. Хах, депрессия и я не совместимые вещи, но в один день в году - можно себе позволить такое чувство.
Верчу наполовину наполненный бокал в руках, подношу к носу, вдыхаю терпкий аромат алкоголя. Чувствую, что вино, хоть и не пятидесятилетней выдержки, но оно вполне терпимое, и даже вкусное. Отпиваю глоток, слегка обжигаю горло, но тепло сразу разливается по жилам. Становится приятно, немного кружится голова. Хм, я ведь ничего не ела, но так даже лучше. Быстрее напьюсь, может забуду, что одна сегодня. Вспоминаю про лучшую подругу, и пару минут думаю, почему же я не позвонила ей. Ответ накатывает внезапно - Ванда же не пьет! А у меня ярко выраженное желание напиться до потери сознания и туфель.
Делаю второй глоток, уже не обжигаюсь, смотрю в окно. Мимо, иногда, проходят парочки. За ними интересно наблюдать, смотреть на их светящиеся лица, радоваться за них. Но не сегодня. Сегодня я злюсь, они меня раздражают и я отворачиваюсь от окна. Окидываю зал взглядом, народу уже собралось достаточно, яблоку упасть негде, все столики заняты. Я пришла вовремя, успела занять свое место под солнцем,... Кхм, под лампой. Делаю ещё один глоток, а вино крепкое, мне нравится. Взгляд падает на входную дверь, куда только что зашла привлекательная девушка. Осматриваю её с ног до головы, пока она не замечает меня, оцениваю туфли, затем всматриваюсь в лицо. Оно кажется знакомым, где же я её видела? Подпираю голову рукой, второй держу бокал, отвожу взгляд, когда она смотрит в мою сторону. Интересно, а куда она сядет? Не успеваю додумать свой вопрос, как замечаю краем глаза, что знакомая незнакомка идет в мою сторону.
-Конечно, - жестом указываю на стул на против, даже практически не задаваясь целью послать её и остаться в одиночестве. Мозг лихорадочно ищет ответ на вопрос о нашей предыдущей встрече, но не может его найти. Может я с ней на улице сталкивалась? - нахожу для себя самое рациональное решение, отвлекаюсь и делаю глоток из бокала.
Девушка много говорит, мне это почти нравится, сейчас внутри меня говорит алкоголь, обычно я тоже могу быть разговорчивой, но это бывает редко. Хотя знакомые считают, что со мной не соскучишься - я считаю обратное. Кажется, не видь я своей улыбки в зеркало - сказала, что не умею так делать. Но об этом не сейчас.
-Скорее второе, чем первое. Насчет места - не волнуйтесь, как уже догадались, я никого не жду, и уж лучше ваша компания, чем вон тех пьяных уродцев, - улыбаюсь, кивая головой на компанию подвыпивших мужчин, которые постоянно стреляют взглядами на мой полупустой столик и бокал. Да, каюсь, сегодня я уже перехотела кого-то цеплять. - А скорблю я по поводу того, что сегодня у меня день рождения, но это такая мелочь, что я просто об этом не хочу думать. Присоединяйтесь, вместе будет веселее скорбеть, и может веселое настроение не покинет нас, - снова улыбаюсь, наблюдая, как девушка просит ещё один бокал и тарелочку с сыром. Черт, а  я об этом не подумала. Забавная, она мне нравится.
-За что будем пить? - наполняю её бокал, ведь руку нельзя менять, а я уже начала трогать бутылку - значит, на разливе моя тушка. Обновляю напиток в своем бокале, ставлю бутылку и снвоа беру бокал в руку. - Давайте за то, что воля судьбы свела нас здесь вместе, - говорю бред, но сейчас, в отличие от недавних мыслей о пользе одиночества, я рада, что она села ко мне за столик. - За знакомство? - спрашиваю, потом вспоминаю, что даже не представилась, - Я Тайра, но лучше Тори, так прикольнее звучит, -наклоняю к ней руку с бокалом, касаюсь стеклом её бокала, и отпиваю глоток. - Может, перейдем на ты? Или против?
Шум возле барной стойки отвлекает мое внимание от девушки, замечаю ещё одну, блондинку, которая слишком громко отшивает бармена. Воля случая, я ведь тоже бармен. Но меня она бы не отшила, я к ней клеится не думала бы. Сегодня как-то слишком много одиноких девушек собралось в одном месте. Может, пригласить её к нам? Но тогда одной бутылки вина нам будет мало... Перевожу взгляд на сидящую рядом девушку, вымученно улыбаюсь, - Может стоит её позвать к нам, а то вон та компашка уже положила на неё глаз. - а что, и ей польза, и нам веселее...

+2

6

В баре играла веселая музыка, и знаете, вместе с ней развеселилась и я, соглашаясь с тостом Тайры и делая парочку уверенных глотков, закусывая ароматное вино двумя кусочками сыра.
- Неужели вам исполняется так много лет, что вы вместо празднования решили скорбеть? Выглядите отлично, нет, серьезно. – профессия журналиста просто обязывала иметь подвешенный язык, алкоголь в  крови лишь заставлял этот язык работать интенсивнее. – Сколько там вам исполняется? Если не тридцать пять, то и печалиться пока не из-за чего. Вот сколько вы дадите мне? Только без глупых шуточек и женских жеманностей на тему – ну что вы, лет восемнадцать, не более! – обычно мне дают не меньше двадцати двух, но я думаю этому причина моя образованность и умение преподнести свою личность как умную и культурную девушку. Ну а что? Я знала себе цену, я умела себя вести, да и события, что произошли в моей жизни не так давно, просто обязаны были заставить меня повзрослеть раньше, чем мне бы того хотелось.
- Я тоже не люблю праздники, слушать лицемерные поздравления и лживые пожелания крепкого здоровья и чистой любви. Смешно, да? С незнакомцами легче, особенно с пьяными. Они не пытаются тебе понравится. Меня часто подкупает откровенная грубость и прямолинейность.
Кажется, в этом месте я одна болтаю без умолку, хотя я и не считаю это своим недостатком. Слежу взглядом за пальчиком Тайры, замечая у барной стойки светловолосую девушку. Кажется, я ее знаю.
- Странно, это девушка моего мужа. Что она тут делает? – скорее, это был риторический вопрос, мне непроизвольно захотелось прятаться под стол и убедиться, что Мира пришла в этот бар одна, и Брауна по близости нет. А тем временем мужчины так и наступали на нее своим чрезмерным вниманием. – На будущее – я не люблю играть роль всеобщего спасителя, но эта девушка – моя подруга по несчастью. – имя которому Макс Браун.
Поднимаюсь из-за стола, напрвляясь к блондинке уверенной походкой, одариваю ее надоедливых ухажеров счастливой улыбкой.
- Спасибо, что не дали ей скучать, пока я была занята. Мира, ты совсем не опоздала, мы только начали праздновать, идем. – и толком не дожидаясь ответа девушки, утягиваю ее в сторону нашего столика. Мы не были знакомы с ней официально, но я почему то была уверена, что мое лицо и имя ей будут знакомыми. Я видела ее на фотографиях у Макса, я о ней наслышана, да и вряд ли она не в курсе о браке своего любимого мужчины. – Я Метти. – на всякий случай поясняю, усаживая знакомую на свободный стул и подзывая официанта, чтобы заказать там еще один бокал. – Жена Макса. Ты же сейчас пришла без него, я надеюсь? Это Тайра, у нее сегодня день рождение и она угощает нас вином за свой счет. Но это только первую бутылку, потом скидываемся!

+2

7

Скучно было лишь первое время. Огонь между мной и барменом-липучкой затушило игнорирование с обеих сторон. Но на смену ему, по обе стороны от меня, "подачу" приняли мои ближайшие соседи. За стойкой не было ни единой женской души, кроме меня. Неужели за ней, думают, сидят только алкоголики, которые уже берут "взаймы" зарплату своей жены или пенсию бабушки? Я не обращала внимания на них до того момента, как один из них откровенно не начал... Тереться о меня. Но потом облагоразумился. Стоит ли подтверждать, что, да, наверняка меня приняли за девчушку, ищущей постоянного хорька для своей "норки"? Это было и словно лицом в грязь, и крайне комично. Выходит, что если девушка не дурна на лицо и одета чуть прохладнее погоды на улице, то она занимается далеко не невинными делами, а села за стойку среди мужчин для того, чтобы быстрее заинтересовать их. "Бред сивой кобылы" - как бы выразился мой отец. И мужская логика к слову. Но у этой медали была и обратная сторона. Да, эскорт. В последнее время его призрак преследует меня чаще обычного. Сначала мое бурное прошлое вскрывается родителям нежданно, после нахожу случайно телефон одной из моих лучших приятельниц в эскорте - Америки Дикс, затем в Департамент во время моего допроса заявляется мой давний клиент, который, оказывается, в каком-то родстве или приятельских отношениях с детективом, допрашивающим меня, и в своих целях он попросил рассказать про эскорт лично для него. Не мелочь, и тем более неприятно. Кажется, вспоминая сейчас этот кавардак, этот бесконечный поток мыслей, воспоминаний и картинок того времени, я поняла ненависть многих людей, которых заставляют поднимать прошлое на поверхность. Вспомнив единственную вещь, например, тот же момент, когда Америка диктовала мне свой номер телефона, сознание рисует без твоего ведома, не обращая внимания на запреты, те мгновения. Если прикрыть глаза, то становится ещё хуже.
Мы сидели на трёхместном диване, обитым чёрным заменителем кожи, было половина второго ночи. Помещение было относительно маленьким, чуть побольше моей кухни, в которой вмещается двадцать три квадратных метра. Освещение тоже было скупым в отличии от вечерних часов. Была, грубо говоря, "наша смена" и мы сидели начеку. Как и должно - было скучно. Рядом с моим подлокотником стоял столик с журналами, но их все и я, и она перечитали несколько раз. В надежде как-нибудь скоротать время, стали обсуждать всё: от политики и известных людей до выбора стиральной машинки в мою новую квартиру. Результатом наших полутора часовых сплетен и выводов и стал обмен телефонных номеров. Мы, девушки из эскорта, все были удивительно прекрасными, но ее я считала своим тайным кумиром. Всего лишь выдумки, нелепое подражание, ведь многое из её поведения мне хотелось взять и себе. Проведя с ней всю ночь, я поняла, что она всего лишь умеет управлять собой, ставить границы. Её речь наедине со мной была не такой уж красивой, хотя всё равно не менее захватывающей, жесты, поведение были намного свободными, чем перед всеми девушками. Она была такой же простой, незамысловатой девушкой, однако, конечно же, с долей таинственности. Тогда ночью, каждую секунду после нескольких первых минут, я твердила себе "Вот оно, ты ждала этого! Давай же, лови каждый момент, больше того не повторится, скорей же!..", отчего нередко пропускала мимо ушей её слова. Так оно и случилось. Такого больше не повторилось, но я воспользовалась тем временем; поэтому не хочу вспоминать. Это было слишком близко...
Тот мужчина опять осмелился, "невзначай" задевая меня своим длинным локтём. Как только мой взгляд убил его пару раз, мужчина, кажется, победно оскалился, но до моего ответа ему дело, увы, не дошло. После этого меня бы наверняка отправили пинком под зад. Вместо ответа меня подхватила маленькая девчушка под руку и явно применяя силу направляла в нужную ей, и, видимо, мне, сторону. Пройдя уже достаточный отрезок, мне захотелось таки ответить этому придурку, но и тут меня вновь, что называется, обломали.
Это милая девушка, имя которой я точно узнала позже, была мне незнакома, но лицо, как то всегда бывает, казалось как раз не незнакомым. Когда она обмолвилась словом, что является женой моего, всё ещё, молодого человека, я проглотила язык. На меня не накатил приступ гнева, злости, ревности, желание обозвать её "тварью" или "шлюхой", закрыть ее рот и поджарить вместе с этим заведением... Это было... Странно. Я чувствовала лёгкую растерянность, которая так и оставалась ею же, не перерастая во что-либо иное. Я не с самого начала поняла отчего она так охотно раскрывала себя мне, так охотно и по удивительному легко продолжала это делать. Тайра, девушка рядом со мной, была поодаль, но хотя бы растерянность здесь я чувствовала не одна.
- Приятно... Очень приятно, - хаотично киваю, будто только что оглушили гранатой, - я здесь одна. Мы с ним давно не... Не... Не встречались, - пытаюсь подобрать слова, пожав раз плечами.
Кажется, как я только узнала, что Макс женится, я тут же обдумала слова, вопросы, которые хотела бы озвучить его второй избраннице. Но судя по её вопросу ко мне, семейная жизнь полна ухабов и ям. И сейчас они застряли в одной из.
- А, нет, нет, нет... - тараторю, когда просыпаюсь, - не надо, не стоит. Я не пью. Вообще, - снова киваю, обращаясь то к Мэтти, то к Тайре, всё же большее доверие питая ко второй, - вообще я тут между делом. Зашла, чтобы... Чтобы побыть с людьми. Дома душно, пластиковые окна делают из мое квартиры парник. Но мне скоро надо будет заявиться на рабочее место... - связывая ложь в предложения как только можно более бессмысленнее, уже совсем скоро я поняла причину этого.
Я безалаберно разглядывала Мэтти. Порой, раньше, я не раз задавалась обычным вопросом "Как же она выглядит - его жена?", а сейчас она сидит передо мной. Пожалуй, стоит наслаждаться каждым мгновением, как то я делала наедине с Америкой.
- Как... Он?..
Выпаливаю, не успевая закусить передними зубами язык, после чего театрально откашливаюсь, желая заглушить сказанные только что слова; надеюсь, что никто не слышал их. Вопрос, конечно же, к Мэтти. Разве можно обсуждать ещё какого-то другого "Его", если за одним столом сидят Его жена и Его девушка. Тут же становится крайне неудобно по отношению к Тайре, всё же незнакомая девушка, и так обособлять её чужой историей, мягко говоря, и не очень-то хочется, и неудобно.
- Вы давно знакомы? - даже не желаю слышать ответ на свой предыдущий вопрос, посему перебиваю всех и вся и "мастерски" увожу разговор в иное русло, спрашивая одновременно своих собеседниц.
Да, мы три девушки и разговоры о мужчинах - дело тривиальное в таких кампаниях, но сидящих пред собой особ я вижу с глазу на глаз впервые. Отношения тоже надо выяснить.

+2

8

[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuz/folders/Default/media/6da7a544-8a49-4fb9-9ff4-8b08782ce9e4/radioactive.mp3|Imagine Dragons – Radioactive[/mymp3]

Компания рядом с неизвестной девушкой была и вправду сомнительная, и, помня, как сама как-то оказалась в такой ситуации, я и решилась помочь незнакомке.
-Девушка мужа? - прожевываю её слова, как будто давлюсь этими словами и быстро моргаю, будто ослышалась. Меттью не опровергает их, а значит, что мне не послышалось. Приподнимаю правую бровь, удивленно наблюдая за происходящим. Рука до сих пор сжимает бокал с вином, наверное, чуть сильнее, чем надо, но хрупкое стекло не трескается, а я вовремя замечаю, что почти сдавила бокал до состояния битья.
На лице играет какая-то тупая улыбка, я не двигаюсь с места, наблюдая, как новая знакомая идет к девушке, слышу отчетливо все её слова и глазами перебегаю от компании парней к двум девушкам. Когда обе возвращаются за столик, тактично кашляю, приходя в себя, протягиваю руку уже знакомой девушке.
-Тайра, очень приятно, - с интересом  смотрю на Меттью, когда она нас знакомит и сообщает о моем милом празднике. Внутренне сжимаюсь, не то, чтобы мне денег жалко, но я даже и не думала о том, что компания уже двух молодых дам задержится около меня дольше, чем закончится бутылка вина. Я вообще-то планировала провести этот вечер в гордом одиночестве, но.. Видать, не судьба.
Растерянность Миранды похожа на мою, я пока не понимаю, о ком идет речь, но она явно об одном и том же человеке. Макс? - я знала одного человека с таким именем, и Метти я видела там же, где и узнала этого человека. Так, не может быть!
-Стоп, стоп, стоп, - щелкаю пальцами, отпуская на время бокал с вином. Алкоголь дал о себе знать, моя язык развязан,а  голова слабо сопротивляется. - Вы о каком Максе говорите? - я смотрю поочередно то на Миру, то на Метти, затем опускаю руку к бокал, начиная водить подушечками пальцев по контуру, издавая тонкий звук бокалом. - Метти, мы же встречались с тобой уже, да? - скорее констатирую факт, чем задаю вопрос, - Но ты меня, наверное, не помнишь, там ведь такие события разворачивались. На дне рождения Бруклин Джордан, припоминаешь? - странная штука, память. Я совсем внезапно вспомнила всё, что происходило тогда. Ведь я сидела рядом с ней, и она меня видела, но её внимание было пригвождено к Максу и ещё какому-то парню. Вроде бы первый говорил, что она его невеста. Не помню точно что именно, я ведь была расстроена, да и пьяна чуть сильнее, чем обычно.
-Как тесен мир, ведь я знаю о ком идет речь, - все встало на свои места. Жена, девушка и любовница за одним столом, жизнь - внутреннее "я" ухахатывается, сваливаясь в истерике под стол, странная штука, а в юморе с ней не сможет состязаться ни один человек.
Растерянность и неловкость уже прошли, я улыбаюсь, меня забавляет эта ситуация. Я поднимаю бокал, чувствуя, что в горле начинает пересыхать и мне нужна новая доза алкоголя. Другое что-либо пить мне сейчас противопоказано, я хочу именно вино. Залпом осушаю бокал, как раз в этот момент приносят третий. - Мира,- делаю паузу, затем продолжаю более "серьезным тоном", - я думаю, вам стоит всё же выпить с нами. Наша встреча напоминает мне слова из одной русской сказки, когда три девицы под окном пряли как-то вечерком, - улыбаюсь, наполняя все три бокала красной жидкостью, затем щелкаю пальцами, подзывая парнишку-официанта обратно. - Нам нужна ещё одна! - делаю заказ, провожая парня, затем поднимаю взгляд на своих собеседниц. Стоит выпить за того, кто нас объединяет, - поднимаю свой бокал, снова улыбаюсь, чувствую, что нас ждет интересный вечер обсуждения, а может.. Черт его знает, к чему всё это приведет. На мужчину я не претендовала, да и мало помнила вообще, что тогда произошло. Моя память отключилась в момент, когда он согласился подвезти меня домой, а на утро я просто проснулась с ним в одной постели. Он не отрицал, что между нами что-то было. А я не стала копаться в этом. Тем более, что на взаимные чувства я не надеялась.

+1

9

- Мы тоже. – улыбаюсь ей, словно вижу в ней сестру по несчастью. Она так волнуется, когда я упоминаю его имя, что заставляет меня чувствовать себя как-то, увереннее что ли. Не я одна во власти его дьявольских глаз, не я одна…
Мы устраиваемся за столом, я даже не спросила у Миры, согласна ли она находиться в кампании со мной и моей спутницей, просто поставив ее перед фактом. Этот день все равно однажды бы настал, так почему бы нам не познакомиться сегодня? Когда мы обе пьяны, когда мы обе настолько подавлены и раздавлены, что у нас нету сил и даже желания друг друга ненавидеть. А за что? У нас общее горе, общая болезнь, так может и лекарство нам целесообразнее тоже искать вместе?
Не смотря на ревность и чувство собственничества, которое совсем недавно стало только расти, я отнеслась к Уоррен весьма дружелюбно, если так можно охарактеризовать отношения жены и любовницы. Мы устроились за столиком, я спешно представила Миру Тайре, заполняя свой бокал и делая пару крупных глотков. Чувствую, предстоит серьезный и сложный разговор, я его жду, действительно жду, мне хочется с ней поговорить… Быть может, мне хочется разузнать у нее о Максе. Смешно и грустно одновременно.
- Я тоже не пью, но сегодня особенный случай. Я нашей с тобой подруги сегодня день рождение – кивая бокалом на Нейман – и мы должны ее как следует поздравить. Да и тем более, мы должны наконец выпить за наше знакомство. Я завидую твоему терпению, я бы не смогла простить любимому человеку брак с другой. Даже фиктивный.
И вот что странно, Митчелл мне простил такое положение вещей, и сейчас, глядя на то, как Мира виновато и волнительно кусает пухлые губы, как неуверенно нюхает бокал со своим вином, делает пробный глоток, я думала о том, что либо это самое сильное и великое чувство на свете толкнуло их на такое, либо наоборот, трусость и нежелание отпускать то, что у тебя есть на данный момент.
Но в любовь к себе верить хотелось куда охотнее, так что я чокнулась с девушками бокалом, и вновь коснулась губами сладкого напитка.
- Тебя действительно интересует, как давно мы знакомы? – я улыбнулась, чуть отклоняясь на спинку стула. – Я не знаю, как он. Мы не виделись со дня нашей свадьбы. По моей инициативе. Я думала, вы помирились… - небольшая пауза, и я вновь слежу за Мирой, изучаю ее повадки, слежу за ее поведением и реакцией на каждое мое слово. Неужели она любит Макса? Неужели действительно одно упоминание о нем заставляет ее испытывать самые странные и сложные эмоции, заставляет чувствовать себя неловко… Неужели ее он волнует гораздо больше чем меня?
Ох уж эта любовь сравнивать и чувствовать себя лучше. Как не вовремя мои недостатки дают о себе знать, и заглушив в себе очередной порыв ревности, я продолжила.
- Мне часто звонит его мать, у него все хорошо, так же работает, так же отдыхает… Не стоит волноваться.
Словно мои наставления ей помогут.
И тут нас отвлекают. Я перевожу карий взгляд на Тайру, что решается составить нам кампанию в разговорах о Брауне.
- О Максе Брауне, ты его знаешь? – ее бурная речь и факты. Что она называла один за другим, заставляли волноваться теперь меня. Я смотрела в лицо девушки и потихоньку начинала вспоминать. Та свадьба попьяни, та попытка разрушить будущее и пойти наперекор родителям, те драки и желание Макса разругать нас с Брином.
- Так это ты была тогда с ним. – И я разозлилась. Я, черт возьми, разозлилась, тут же поднимаясь из-за стола и глядя на Тайру совсем недружелюбным взглядом. – Любовница? И ты так просто при нас об этом заявляешь?
Ладно Мира, я привыкла к ее постоянному присутствии в своей жизни, пусть и косвенному. Она девушка моего мужа, она страдает из-за его брака со мной и мне было ее по человечески жаль. Я просто знаю, с чем ей пришлось столкнуться и какого человека ей повезло полюбить.
Но мириться с какой-то очередной любовницей у меня не было желания, я злилась на Тайру, злилась на нее за то, что она так просто заявляет об этом, наивно полагает, что нас что то объединяет. Но нет, мы – неизменные женщины в его жизни, она – лишь одна единственная ночь.
- Господи, Тайра, зачем? Тем более ты была свидетелем той ситуации, ты знала, что я его будущая жена, но все равно пошла с ним спать? Не хочу этого знать, это мерзко. Интересно, в этом баре есть хоть одна девушка, которую не трахал Браун?

+1

10

Я обитала в какой-то иной прострации, которую проектировала мне Вселенная. Как-то открывая одну за одной страницы Интернета, я наткнулась на вопрос откуда же, всё-таки, как мы стали существовать. Прочитанное меня ничуть не удивило как любопытного во многом человека. Я живу, мы живём, и, возможно, мы всего лишь голограмма, воспроизводимая Черной материей Вселенной на Землю. Только зачем она, порой, так хитро сплетает линии незнакомых людей в одни нити? Неужели заняться нечем? Неужели проделки ради потехи? Тайра и Мэтью... Я бы их и никогда не узнала, если бы ни они, ни я не решили провести этот день в этом заведении. Фактически я знала самую молодую собеседницу в нашей кампании и до этого события, но эта история во многом параллельна нашей, однако и в ней кому-то не сиделось на месте, почему и будто в новинку мне моя жизнь; с некоторых пор, которые настали после знакомства с Америкой, иногда я вовсе не понимаю себя и смотрю на себя словно со стороны. Теперь же наши истории вовсе не параллельны. Я молчу, кажется, местами недоумеваю, но по-прежнему слышу всё, что спускается с уст моих милых собеседниц. Кстати, правильно: неужели в Сакраменто осталась хоть одна обделённая девушка старше шестнадцати близким вниманием Макса Брауна? Я не поведусь на благоразумие моего молодого человека, в частности потому, что ему далеко до верной души. Теперь весть о том, что обе мои соседки здесь были в достаточных, для того, чтобы сделать выводы, контактах, меня не заставала врасплох. Было плохо и больно в первый раз, но второй казался иным. Я прикрыла на время глаза ладонью, желая замедлить процесс переваривания сложившейся ситуации. Второй раз, сейчас, уже не так больно, конечно, основное было задето в первый, но это зависит не от слов девушек, а от того, о ком они говорят. Из равновесия с собой после нескольких секунд меня вырывает внезапная тряска стола. Не землетрясение. Мэтти, эта миниатюрная девушка, которую я так и порываюсь назвать девочкой, встала из-за стола и стала внезапно громко, резко спрашивать Тайру и о её благоразумии. Не раздумывая, я накрыла ближайшую ко мне её ладонь; своей тёплой, которой прикрывала глаза.
- Эй, присаживайся обратно. - требую в мгновение и смотрю на выступающие вены с тыльной стороны своей ладони, под которой ладонь девушки, надеясь, что "внушение глазами" тоже поможет мне, - Этот разговор, когда пройдёт ещё несколько минут, заставит нас выцарапать друг другу глаза. Если обсуждать мужика, то нейтрального: Брэда Питта, Джонни Деппа, Леонардо ди Каприо. Макс, Макс... - а ведь он никогда не претендовал на роль порядочного; прежде многих это я хотела видеть его таким, - думаю, сейчас у него намного благоприятное времяпрепровождение будет, чем у нас, если мы не прекратим мусолить кости Брауна. - с неприязнью далось выговорить фамилию своего, всё-таки, пока какого-никакого, а молодого человека, желая, чтобы его имя и фамилия больше не звучало ни на одних женских устах этого заведения. Макс не непорочный мужчина, кому из нас не знать об этом, и поэтому я не хочу ещё раз слушать историю этой его стороны. - Через половину часа я буду в дрова даже от этого единого бокала алкоголя, а на следующий день температура поднимется, но хоть какое-то преимущество этим днём я буду иметь. - спускаю ладонь на стол, переставая держать ладонь Мэтти, и ею резво беру бокал с вином, будто не привыкать, в какой это раз - не в последний точно, и делаю первый глоток, после которого отстраняюсь, морщу нос и лоб, брови собирая в домик, и допиваю остальное небольшое количество жидкости в два глотка.
Правда была в том, что последний раз я брала в рот алкоголь четыре года назад, а до этого лишь однажды, в пятнадцать лет. С того раза, первого, десять лет назад, реакция на алкоголь не изменилась, пусть сейчас ещё стенки желудка не впитали его, он лишь плавает в пустом мешке тракта, а я с уверенностью в девяносто девять процентов опишу своё поведение через двадцать минут после первого глотка уже сейчас: ощущение ватного комка, полная недееспособность как у человека в состоянии комы. Различие в том между нами, что завтра я точно буду жива и моя жизнь продолжится в любом случае, если без осложнений. Четыре года назад я не "вылезала" из этого состояния четыре дня: весть о беременности и моментально мозг сработал на то, чтобы сохранить своё тело "в первозданном виде" и выйти как можно более сухим из воды. Я начала пить на свой страх и риск, наконец желая почувствовать тот самый летний бриз в пении птиц. Одинокая, с войной в сознании, но я ехала вперёд, а алкоголь просто причинял физическую боль, к которой я привыкла. Я бы не остановилась, если не закончившиеся деньги, как я тогда думала, не вовремя. Теперь я говорю, что вовремя.
Если бы я сдалась тогда, то не смогла бы насладиться клубком сегодняшней жизни.

+2

11

Н-да, девушка явно переволновалась.. – смотрю на Мэтью стеклянным взглядом, размышляя, а действительно, не перегнула ли я палку. Ха, сожалеть это так забавно.. .Но не в моем стиле. Честно сказать, я даже плохо помню, что тогда было. Последнее, что отпечаталось в мозгу – так это то, как я ругалась с Кристианом на улице, как двинула Генри. .Вроде бы промеж ног.. А может промеж глаз, вот тут уже мысли путаются. Потом вернулась с какой-то девушкой внутрь, а потом.. Случайно упала на этого Макса. Хм, а потом аврал. Под утро, правда, очнулась в своей кровати голая и рядом с ним… Вот это я тогда нажралась..
-Любовница – громко сказано, устало улыбаюсь, ну давай меня за это линчуем, Господи.. Как же я ненавижу людей, которые делают из меня шлюху из-за одной ночи. А может я действительно потаскушка на одну ночь? Всё может быть...
Вспоминаю про Даррела и ночь в лифте, которая мне надолго запомниться, тру лоб и снова поднимаю взгляд на разозлившуюся девушку. – Не переходи на ультразвук, я  тебя умоляю, - ещё чуть-чуть и я сама взорвусь, - Что было – то прошло, и кажется, ты сама знала, за кого замуж выходишь… - поправляю сбившийся локон и залпом осушаю свой бокал. – Я могу вас…. –останавливаюсь на полуслове, хочу сказать, что могу оставить, но черт возьми, это я пришла сюда первая, и я нихрена их к себе не звала. Мне прекрасно было и в гордом одиночестве. Жаль только Амели нет со мной, чтобы я ей выревелась со словами, какая же жизнь сука и какая у неё подруга отвязная блядь. – Я бы сказала, что могу уйти, но тем не менее, вы сами ко мне пришли, а уж то, что нас объединяет один мужчина – это случайность, оплошность, которая случилась в жизни каждой из нас. – тянусь за бутылкой вина, намереваясь наполнить свой бокал. Я хочу сегодня напиться, отвалите от меня все, и уж точно не обсуждать случайную пьяную связь с каким-то Максом Брауном. – Свидетелем? – я усмехаюсь, и смотрю в глаза Мэтти, - Ё-моё, Мэтти, ты реально веришь, что в тот день я была в адекватном состоянии? НУ спала я с ним, ну убей меня за это, нож дать? Или пистолет принести? – склоняю голову набок и с явной насмешкой смотрю на девушку, -а лучше ремень или кнут, вперед, давайте выйдем на улицу, подпишем меня – «спала с Брауном» и пусть каждый проходящий кинет в меня камень. Честное слово, этот цирк начинает меня выбешивать.. И я уже собираюсь встать и уйти, чтобы найти место потише и без тех, кто считает меня адским злом. Но тут в разговор решает вмешаться девушка товарища Брауна и пытается осадить пыл его жены. Черт, а это даже забавно… Жена, девушка, любовница… А он кого-то любит из них? Хотя что такое любовь для человека, который женился на одной, встречаясь с другой. Из-за денег?
-Мне всё равно, - безразлично отмахиваюсь от слов Миранды, - я не собираюсь воевать из-за парня, которого почти не знаю. Было у нас с ним что-то, или нет, - ком застревает в горле, а действительно, может ничего не было? Начать – начали, а потом уснули… Улыбаюсь, перевожу взгляд на окно. Становится очень темно, и как-то не по себе находится тут. Замечательное день рождения, ничего не скажешь. И ничего уже не вернешь назад. – И что же мы будем делать? Устроим побоище в вишневом сиропе? – обращаюсь к двум девушкам, отмечая, что Миранда уже отпила из бокала вино. –Кстати, - обращаюсь к ней, временно дав Мэтти придти в себя и решить, что мне сделать плохого, - а почему ты не пьешь? Слабая сопротивляемость или проблемы? – не то, чтобы я ухожу от темы Макса, он как-то даже не интересен мне… Не стоит загоняться о том. Кому плевать на всех, кроме себя самого.
Беру бокал и делаю ещё один глоток. Кажется, что сознание уже поплыло, глаза немного собираются не в том месте, а в затылке начинает стучать молоток – явный признак, что домой мне самостоятельно уже не добраться: либо здесь заночевать, либо ползком, либо… в подворотне и мертвой. Перспектива классная, и кажется, я знаю, какой вариант для меня уже предначертан.

+2

12

Конечно, возможно я и зря отпустила тормоза, давая волю собственным эмоциям, кидаясь на Тайру с претензиями и нескрываемой обидой. Но алкоголь в крови уже давал о себе знать, да и я в последнее время стала через чур нервной и раздражительной. Конечно, меня это ни чуть не оправдывает, но для справки – мне не было стыдно.
Я смотрела ей прямо в глаза, словно пытаясь прочитать ее мысли и понять логичность ее поступков. Интересно, неужели ей самой нравится быть всего лишь женщиной на одну ночь? Какое в этом удовольствие, понимать, что мужчина хочет от тебя лишь близости. Его не интересует твой характер, твое хобби и увлечения. Ты как ты ему не нужна, его мысли витают где то в области твоих бедер, тебя это устраивает? Неужели ей не хочется принадлежать кому-то одному? Знать, что этот мужчина дорожит тобой, что ты вся, вся в целом его собственность и даже твое тело он воспринимает иначе, не сравнивая со своими бывшими любовницами. Словно ставит тебя на пьедестал, ты богиня, а он раб твоей красоты. Разве это сравнится с трахом на одну ночь? Что он дает? Нет, серьезно, какой в этом толк?
Для меня даже поцелуй является чем то откровенным и интимным, когда вы разговариваете без слов, только чувствуя и наслаждаясь моментом. С Максом нас связывали особенные поцелуи, но я ни в коем случае не ожидала оказаться так же девушкой на ночь. Это отвратительно, чувствовать и знать, что тебя использовали лишь для утоления своих собственных потребностей. Как вещь, не больше. Изнасиловал и забыл.
Не забыла лишь только я, и наверное, именно поэтому сейчас негодовала. Он стал моим мужем, а кем стала для него я? Одной из тысячи? Очередной девицей, что удалось затащить в постель. Хотя чем-то я и отличалась. Я оказалась в постели против своей воли.
- Словно я стремилась окольцевать его. – тихо добавляю я, усмиряя свой пыл и чувствуя прикосновение ладони к своей руке. Миранда? Одаряю ее вопросительным взглядом, вот уж не думала, что получу поддержку и успокоение в твоем лице. – Неужели тебя саму не обижает мысль – что ты не единственная? Как ты живешь с этим? Как ты спишь в его постели? Неужели в твоей голове не возникало мысли – а с кем он был сегодня днем, прежде, чем вернуться в мои объятия?
И я опускаюсь на место, освобождаясь от женских оков и свирепого взгляда. Извиняясь перед Тайрой движениями, она не виновата, что оказалась в постели мужчины, который не контролирует свои отношения и связи. Это не ее вина, и не наша.
- Хватит, на твоем месте могла оказаться любая, я не должна была себя так вести, но мне это осточертело. Я не хотела выходить за него замуж, но так вышло. Развестись не могу из-за идиотского контракта… Жить с ним десять лет, словно цепями прикованная. Мне будет уже тридцать, когда я освобожусь от него. Это ужасно. – в отчаянии прячу лицо в собственных ладонях. Неужели они не понимают? Не могут меня понять?
Алкоголь не хило развязал мне язык, и знаете, мне хотелось выговориться. Этим двумя женщинам, ведь они обе знают – кто такой Макс Браун.
Официант обновляет наши бокалы, и я пригубив вновь и вновь красного вина, от которого пьянею моментально быстро.
- У меня было все. Карьера, своя квартира, молодой человек. У меня были нормальные отношения, ну почти, но этот брак на всем поставил жирный крест. Хорошо, что мне не нужно с ним жить, но пресса постоянно достает нас этим вопросом. Почему счастливые молодожены живут раздельно? Не говорить же людям, что он храпит? Это невыносимо. Мира, прости. – внезапно поворачиваюсь к ней лицом, касаясь тонкими пальцами ее ладони. – Я не знаю, что творится у тебя на душе, но я уверена, ничего хорошего. Как долго вы встречаетесь? Полгода? Год? Вы живете вместе, почему ты не ушла от него? Ты любишь этого человека? – вопрос звучит так, словно я действительно лишь переживаю за эту девушку, но нет. От чего то мне и самой было не все равно. Словно хотелось понять – я такая не одна, струны не только моей души задел Браун своим существованием. Ищу себе оправдания, ищу надежду, ответы на многочисленные вопросы. Как забыть его? Как справиться с этим чувством? Научи меня быть такой же спокойной и отчужденной.

+3

13

- Кто-то умирает от царапины, кто-то пьянеет от глотка, - смотря на бокал Тайры, хмыкнула ей в ответ не как усмешкой, а как констатацией нелепого факта.
Я замыкаюсь. Однако минуту назад с незаинтересованным видом составляла кампанию девушкам и мистеру Брауну в их разговоре, но жадно как губка впитывала каждое их слово.
Я до девятнадцати лет старалась как можно реже сталкиваться с разговорами о противоположном поле, строила из себя "идеальную", по своим меркам, девушку - красивую да ещё умную. Понимание, что нечего скрывать это у себя в голове, это как кислород - часть жизни любого человека, пришло в том же эскорте. В свободное время, когда большинство из девчонок были в состоянии, мы собирались в холле в уголке из чёрных кожаных диванов и журнального столика и говорили, как мне казалось, только о мужчинах. Словосочетание "личная жизнь", слово "личное" не имело рядом с собой таких жёстких рамок как у  людей за пределами эскорта. Сначала шок и мысли "Обожемой, как они могут обсуждать их?". Типичная домашняя ромашка. Дальше - легче. В обсуждениях чаще слышала свой голос, видела взгляды десятка сверстниц, никак не успевая за своим переменчивым духом. Макс - это отнюдь не безразличная душа для меня, но желание вступать в разговор двух девушек не выплёскивалось за края. Знаю ведь прекрасно, что не одна; а из-за вести его женитьбы мы поругались в пух и прах, вплоть до мыслей, что это была наша последняя встреча - так казалось мне. непостоянство отношений для нас не в первой, но случаи размолвок - не константа. Зато моя мама уже вывихнула язык, повторяя "Вот так вы и будете то ссориться, то мириться! Миранда, это неправильно! Неужели не устала ещё?", я отвечаю молчанием, которое вновь и вновь выражает спокойствие, собранность мыслей, а также веру в лучшее. Её отсутствие поддержки в большей мере обосновано, но не могу сказать, что безразлично. Злость, обида, растерянность обычно находят применение в нотной тетради, а затем становятся мелодией, льющейся из фортепьяно в гостиной комнате. Как только пропадает звук - пропадает и злость, и обида, и растерянность. Спорт научил терпению, журналистика определённому течению мысли - так и справлялась с разочарованиями и падениями. Безусловно, менталитет родной страны также сказался.
- Обижает. Редко до злости, но не проходит мимо. Как только я узнала о его свадьбе, я поспешила порвать с ним, как обычно, навсегда. Больше недели жила с мыслью, что теперь меня ничего не связывает с Максом, я свободна. В это время мне было абсолютно неважно с кем он, где и в какой позе. Я решила, что он - больше не мой молодой человек, а я - не его девушка. Не знаю, сколько ещё у него девушек, но всегда знала, хотела знать именно то, что они - лишь промежуточный кадр и никогда не появятся на фотографиях с ним, которые потом будут в руках его родителей. Он делал многое, чтобы я была спокойна и уверена в его искренности слов. Думаю, это жест не того человека, которому всё равно на меня, мои чувства. Я где-то по середине - между борьбой и её отсутствием, - обвела взглядом своих собеседниц, затем вновь остановилась на ладонях, которые естественно лежали на холодном столе.
Я во многом бываю неправа, философия и афоризмы - никогда не являлись моей целью, обычно я говорю что на уме без ретуши. У каждого свои правила и устои. Я считала всегда, что мудрость в спокойствии; разумное и правильное не придёт в хаосе. Этот принцип помогал во многом; с этой ситуацией я столкнулась впервые, но решаю как обычно и уверена в правильности выбора. Обеим девушкам я сочувствовала, но Мэттью, безусловно, завязла куда больше. Она говорит о нём с такой ненавистью, что страшно вдохнуть. Я верю, что это правда. Но мы разные. Её слова - это её состояние, её суждения о Максе, но меня они не касаются. Наши отношения большинство времени были совершенной противоположностью их.
Ведь же мы не можем сойтись с каждым человеком; кому-то нравится зелёный, зато кто-то другой категорично за жёлтый.
Макс - не тот человек для Мэттью, и на меня это не распространяется.
- Да, я влюблена в этого человека. После последних наших разногласий, которые разгорелись из-за этой свадьбы, я все равно хранила теплые воспоминания о нём. Теперь, когда это дурачество прошло, я вновь говорю о своём отношении к нему открыто. И, Мэттью, мне зачастую неважно, что говорят о Максе. Доверяю лишь себе; то, что он непостоянен и еще не нагулялся - я знаю. Я тоже: люблю и с друзьями ночь провести, и поспорить на сотню долларов или на что-то по-горячее, и вбок посмотреть, но это только игры и мой непостоянный характер. Не могу точно сформулировать, что меня с ним держит. Я надеюсь, он не воспользуется мною как подушкой безопасности. - я жду когда же, наконец, я буду ближе к этим девушкам, то есть пьяна. Отсутствие волны начинает раздражать меня, потому что я ненавижу даже слегка подвыпивших людей. Я ненавижу в них всё: походку, движения, поведение, манеру общения, взгляды. Сейчас я откровенна и безо лжи говорю с девушками. Да, прилежная Миранда врёт. Не каждый раз - когда требуется. Эту, для многих, плохую привычку мне привёл тоже отец; он не завирается, помнит что кому слукавил и, чаще, делает это, чтобы раскрыть обман или заставить человека не вешать лапшу ему на уши и его друзьям.
- И ты не имеешь права голоса - даже для своих родителей? - отношения внутри у всех разные, сравнивать свой быт с семьёй Мэттью необъективно, однако всё же...
Внутренний голос же тем временем глупо повторял "А отчего мы в пролёте - у нас же тоже мама-продюсер, отец-художник, да с такими мешками денег, что...?". В какой-то мере он являлся озабоченностью моей персоны для Брауна, а с другой лишь простым воображением, о котором я никому не поведаю.

+2

14

Сижу, тупо уставившись в бокал с красной жидкостью. Сейчас я вообще как гость с другой планеты, мне не понятен разговор этих двух девушек, волей случая оказавшись за моим столиком. Что я вообще тут делаю, что забыла в этом баре? я ведь никогда тут раньше не была.. Или была? Только сейчас меня осеняет мысль, что мне плевать! Настолько плевать на всё окружающее меня, до дрожи в коленках.. Хочу просто оказаться дома, с бутылкой.. А лучше ящиком текилы, ужраться до потери памяти, до глубокой блевотины, чтобы всю ночь провести в обнимку с белым другом. Так, чтобы на утро ужасно болела голова, но перед этим, вечером, мне было нев*ебенно зашибись.
Машинально подношу бокал к губам, почти залпом его выпиваю. Я не слышу, что говорят мои соседки по столу, но догадываюсь, что обсуждают они камень преткновения и соединения наших тел. Смеюсь про себя, тянусь за бутылкой. В голове приятная легкость, отсутствие мыслей. Черт возьми, ещё пара бокалов, и я останусь тут ночевать. Место удобное, рядом с окошком. Надеюсь меня не выкинут на помойку два громилы -вышибалы. Где-то внутри слышу укол совести, говорящий, что надо бы извинится перед Скар. За что?
В мозгу звучит сразу текст сообщения, будто невидимая телеграфистка уже передает радиотелеграмму: Скар, прости что переспала с твоим женихом, когда сама была пьяна. Не хотела я после разрыва с Кристианом трахаться с твоим будущем мужем.. - бред, абсурд, хуже, пьяный сумасбродный бред. Да ну нафиг!
Что прости? - приподнимаю правую бровь, с грохотом опуская руку на стол, второй подпираю подбородок и с деланным вниманием смотрю на Миранда. Какая влюбленность, девочка моя? Любви не существует.. И точка. Есть желание,е сть страсть, есть влечение, а вот любовь может быть только у родителей к ребенку, остальное всё выдумки. Настоящей любви между мужчиной и женщиной - в принципе нет! И киньте в меня чем-нибудь, если я не права.
Чувствую, что слегка перебрала, но мне мало, я хочу ещё. Даж есть уже не хочу, просто пить, заливая свое чувство вины и самобичевания алкоголем. Последний раз, когда я так напилась - оказалась в двух штатах от дома, в постели с каким-то магнатом. Хорошо что не на кладбише или в морге в полиэтиленовом мешке. Где я окажусь завтра? в овраге, реке, мертвая с отрубленными конечностями? Плевать, тогда хоть моя жизнь будет закончена и чувство того, что я долбанная потаскушка уйдет.
-Девчонки, - будто падаю откуда-то сверху, встревая в их милую беседу, наливаю себе в бокал вина, пополняю оба других. Чуть придвигаю их к ним, после ставлю пустую бутылку на краешек стола.  - А давайте не будем говорить о мужиках? Ну чем они лучше нас? Тем что у них член растет между ног? Или то, что эта колбаска дает им ещё один мозг? Как будто... Они умнее от этого.. - Что я несу? Куда меня понесло? плевать, я пьяная, а пьяным всё пофигу! Хлопаю себя по лбу ладошкой, улыбаюсь до ушей, - Точно, а давайте обсудим член Макса, - хихикаю, притягивая к себе бокал вина, отпиваю и теряю мысль, которую хотела изложить девушкам, - Как-то вина мало... - поднимаю руку вверх, щелкаю пальцами, подзывая официанта. Не спрашивая мнения остальных просто заказываю ещё будтылку, не забыв шлепнуть паренька по заднице. - А у официанта такая упругая попка... - произношу между делом, откидываюсь на спинку диванчика, потягивая вино.
Так о чем будем говорить? или просто напьемся? - не свожу взгляда с попки официанта, пока тот не зашел за барную стойку, после возвращаюсь к девушкам и допиваю остатки своего вина.

офф

простите, что мало(

+1

15

Мира производила на меня весьма странное впечатление, я смотрела на нее с неподдельным интересом, впитывая в себя каждое сказанное ею слово,  словно оно имело значение. Не знаю, не знаю почему эта девушка пробудила во мне такой интерес к своей персоне, или все-таки знаю? Укол ревности, чувство собственничества, дух соперничества? Как то это глупо переживать из-за человека, который вытер об тебя ноги и попросту воспользовался, а я… Это какой то синдром жертвы, не более. Как жаль, что я пропускала лекции по психологии и сейчас не могла точно охарактеризовать свое состояние.
Я была зависима от Брауна, зависима даже от людей, которые были с ним связаны. Не имея возможности находится рядом с ним, я тянулась к людям, которые его окружали. Тянулась, чтобы вытолкнуть их прочь из его жизни. Маленькая эгоистичная девчонка, но никто и никогда не узнает об этой моей натуре. Для всех я образец совести и идеальных манер.
- Не хочу это слушать. – поднимаю руку выше, пытаясь остановить поток речи блондинки. Касаясь устами бокала и ощущая на языке приторно сладкий вкус красного вина. Ее речь была такой же сладкой на вкус, слишком нежной и фантазийной, так не могла рассуждать женщина в двадцать пять лет. Казалось, она совсем себя не уважает, позволяя Максу так подло с ней обращаться. Мне жаль Миру? Нет, мне жаль себя. Что я теперь так же привязана к этому мужчину невидимыми нитями ведущими из сердца. Неужели я буду такой же? Неужели я так же просто буду закрывать глаза на измены, предательства, откровенную ложь.
Так и хотелось спросить ее прямо – а тебя он тоже взял силой? Ты тоже была изнасилована? А затем обескуражена дикой информацией о том, что это была любовь.
- Многое… Многое скрывал от тебя и тщательно чистил входящие звонки? Конечно, конечно ему не насрать на тебя. – сказано с откровенным сарказмом, я даже жалостливо приобняла девушку за плечи поражаясь ее блондинистой логике. Даже я была не настолько наивна, хотя я и видела настоящую сущность Брауна, я знаю, каков он на самом деле и какие у него чувства. Но какое это имеет значения, когда по правде он жить не намерен? Да и я, честно сказать, тоже.
- Я тоже надеюсь, что тебя пронесет. – И рано или поздно вы все-таки разбежитесь.
Словно это что-то решит. Я не хочу быть с Максом, единственное, о чем я мечтаю, засыпая – это развод. Ни одни отношения не начинаются с таких откровенно грубых ошибок. Ничего не получится, мы слишком противоречивые и гордые, слишком сильные и волевые. Я не создана для отношений, и он тоже. Любить со стороны мне почему то нравилось гораздо больше. Это словно придавало мне больше внутренней силы и я чувствовала себя… чувствовала себя особенной и наполненной жизнью.
Тайра перебивает нас, и в одну секунду мне стало непреодолимо стыдно за то, что я забыла об ее существовании. Личность любовницы моего мужа настолько загипнотизировала меня, что я забыла обо всем на свете, тут же согласно вновь поднимая бокал в воздух и чокаясь с брюнеткой.
- Верно, все верно. Я не хочу провести остатки вечера обсуждая своего мужа. Я бы лучше сделала вид, что его в принципе не существует.

И началось. Абстрагировавшись и оградившись от внешнего мира мы втроем закрылись в своем, женском, счастливом, заливая все горести и неудачи красным вином, заедая его горьким шоколадом. Мы веселились, пели песни, втроем отправляясь на танцпол и заказывая у диджея песни своей молодости. Как странно, что именно в кампании этих женщин я позволила себе расслабиться. Расслабиться до такой степени, что я совсем позабыла про контроль.
У меня давно появились проблемы с алкоголем, со времен свадьбы они лишь усугубились. Туфли уже покоились в руках, я держалась за бармена, чтобы не свалиться с ног, махая Мире и Тайре, словно пытаясь им на языке жестов донести свою мысль. Они обе были не трезвее меня, платье Тори выглядело не таким безукоризненно красивым, Мира же сияла пунцовым румянцем опьянения. Пробить эту блондинку нам удалось лишь шампанским, хотя это вариант безотказный для любой женщины.
- Дамочки, нам надо закругляться, а то такими темпами я влюблюсь в очередного бармена. – мой злой рок и судьба. И почему таких прекрасных женщин, как я, всегда привлекают худшие из мужчин? – Вы можете кому-нибудь позвонить? Нас надо отвезти домой.
И девочки хором начали копаться в телефонах, не отставала и я, роясь в списке контактов и натыкаясь на имя Макса. Никогда не понимала людей, которые в пьяном состоянии звонят своим бывшим, но сейчас поняла, это просто не контролируется. Палец сам нажал кнопку вызова, а я уже прочищала горло, и старалась сделать более трезвый вид, чтобы поговорить со своим мужем.
- Алло? Макс, не разбудила? – вот уж внезапности, вряд ли он ожидал получить от меня звонок по среди ночи. Но я пьяна, мне сейчас и море по колено, так что позвонить своему насильнику – как два пальца об асфальт. – Мы с девочками задержались в баре и не можем поймать такси… Я была бы очень благодарна… О, заберешь? Замечательно, я в баре «N», да-да, жду.

офф

Дальше Макса подождем, думаю))

+1

16

Что делают нормальные люди ночью? Правильно, спят. Был ли я нормальным человеком? Безусловно. И ночью я, как и большинство граждан солнечной Калифорнии, спал и видел сны о своем прекрасном будущем.
Телефон мирно лежал на прикроватной тумбочке и не должен был зазвонить в эту ночь.
Но вопреки всем моим ожиданием глубоко за полночь из него полилась мелодичная ванильная композиция. Она звучала тогда, когда мне звонила Скарлетт Браун. Я лениво потянулся на кровати и спрятал голову под подушку, но звук мобильного настойчиво пробирался сквозь любые преграды, словно нашептывая «Макс, проснись и возьми трубку».. Только спустя несколько гудков я сообразил, что звонит Скар и тут же прислонил сотовый к уху, вслушиваясь в ее приятный, плавный голос.
- Ты что, пьяная? Какие девочки? – Она же натуралка, пролетает в голове, но я стараюсь не отвлекаться и не упускать сути разговора.
- Какое такси? Ты сума сошла, я за тобой заеду, да, я знаю, где этот ресторан. А вы там, чувствую,  неплохо погуляли, я буду через полчаса.
Приходится покидать свое нагретое место и одеваться. Ресторан «N» был в двадцати минутах езды от моей съемной квартиры в центре города, вся богема Сакраменто знала его и ужинала там по выходным. Как они могли позволить моей жене напиться до состоянии… Как бы его назвать? До состояния, когда она была готова совершать безрассудные поступки. Вот вам и семейная жизнь, разве так бывает у нормальных людей? Парень мирно спит дома, а девушка где-то куролесит, и куролесит она в компании не просто посторонних девочек, а в компании моей девушки и любовницы… И пока я этого еще не знал.
Через пол часа, как и было сказано по телефону, я припарковал машину возле условленного ресторана, заходя и осматриваясь. Три девицы сидели за столиком у окна, больше посетителей в ресторане не было…
- Вы за ними? – Я кивнул головой, и если Миру я узнал сразу же по копне роскошных белокурых волос и стройным ногам, то вот для того, чтобы вспомнить Тайру, мне понадобилось время.
- Привет, - перевожу взгляд со Скарлетт, на Уоррен, затем на брюнетку, вспоминая ее и опираясь руками на стол.
- С каких это пор вы подругами заделались? – Сдается мне, что обсуждали эти три красавицы не шмотки и не бармена, а меня, недаром всю ночь уши полыхали.
- Давайте, поднимайтесь, - боюсь, что у меня не хватит рук, чтобы помочь подняться каждой девушке.
- Есть тут вреди вас хоть одна, способная дефилировать до машины на своих двух и не упасть в лужу. Ночью был дождь. – Протягиваю руку Скарлетт, выдергивая из-за стола и обхватывая за талию. Так, ей точно хватит на сегодня и до машины на шпильках она не дойдет без моей помощи.
- А вы, милочки, помогите друг другу, да не упадите, осторожнее. Тебя в какой дом везти? – Снова вопрос к Скар. Где проживает Миранда я знал и так, а Тайра скажет адресок по пути. Всю жизнь мечтал подрабатывать таксистом, епт!
Стоп, кто тут сказал, то подрабатывать, за работу платят деньги, а я, почти как Данко, совершаю акт доброй воли, показывая дамам свою широкую альтруистическую душу!
Первой наш дорожный экипаж покинула Тайра, так как она проживала через два квартала от не безымянного ресторана, затем я свернул в сторону квартала, в котором проживала Мира, хотя она и жила значительно дальше Метт. Хотел высадить ее и остаться с женой наедине. Высадил, проводил до подъезда и убедился, что блондинка зашла в квартиру целой и невриимой. В салоне встретися с угрюмым взглядом Скар и невзначай покачал головой.
- Такая молодая и красивая девушка, а напилась, как подзаборная шлюха. Куда тебя везти? – Было несколько вариантов: в семейный особняк Стоунов (представляю, как бы ее встретили), в их с Майклом квартиру (отличный повод нарваться на ночной мордобой) или в наши совместные апартаменты, где было серо, уныло, пусто и одиноко.
Метью предпочла поехать к брату, я отвез, даже поднялся с ней на лифте, помогая девушке сохранять вертикальное положение, помог открыть дверь и снять кофту.
Было темно и тихо, ее брат, наверняка, или уже спал, или ночевал вне дома.
- Спокойной ночи, - целую ее в щеку, как можно скорее покидая квартиру и захлопывая за собой дверь.
На душе было гадко и тоскливо, словно за окном уже глубокая осень. А еще мне было стыдно за себя и за своих женщин, как бы иронично это не звучало, ведь ни одну из них я не сделал до конца счастливой, вынуждая напиваться в пабах в компании друг друга.

*конец*

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Всё пройдет, и завтра снова засветит солнце.