vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I wanna spend every minute of every day with you


I wanna spend every minute of every day with you

Сообщений 1 страница 20 из 54

1

Участники: Gabriel Livano & Damien Goodman
Место: 13 Street 18/3 -> кафе -> парк аттракционов -> 13 Street 18/3
Погодные условия: жара, безоблачно
О флештайме: Я хочу разделить каждую минуту своей жизни с тобой. Но давай начнем с малого. Давай забудем обо всех и обо всем хотя бы на сегодня.

http://s2.uploads.ru/A5Uoc.jpg

Отредактировано Damien Goodman (2013-09-12 19:48:35)

+3

2

Прошло всего лишь три с половиной месяца, не так уж и много по меркам  а я уже категорически отказывался от мысли, что возможно такое начало дня как "проснуться без Габи". Каждую ночь я засыпал, чувствуя руки любимого на талии и его спокойное размеренное дыхание, щекочущее кожу на шее, а просыпался примостив голову у него на груди и обнимая Габриэля так сильно, словно во сне мне пригрозили, что отнимут его. Лишь изредка, если Габи приходилось надолго оставаться на работе, мне приходилось заставлять себя засыпать одному, но если это и удавалось, то сон был беспокойным, наполненным тяжелыми снами. И это изменялось лишь когда я сквозь метания чувствовал легкое прикосновение его губ к моей щеке и крепкие объятия. Тогда я успокаивался и таял в его руках, проваливаясь в крепкий сон, который держал меня в своем плену до самого утра, когда я слышал звонкую мелодию будильника. Надо ли упоминать еще и то, что теперь я не скрывался за плотными пижамами, отдавая предпочтение майкам, что позволяли лишний раз чувствовать случайные соприкосновения рук. То ли еще будет. Все то время, что мы жили вместе, я менялся и искренне верил, что только в лучшую сторону, потому что для Габи я хотел быть именно таким.
Я уже минут пять просто лежал и слушал стук его сердца. В приоткрытые глаза ударил льющийся в окно свет и я недовольно поморщился - вот поленился вчера задернуть шторы, теперь мучайся. Интересно, который час? Потому что звонка будильника я не слышал. Может забыли завести?  Нехотя выпутавшись из объятий Габи, я потянулся к телефону, лежавшему на тумбочке у кровати. Без пяти. Значит у меня осталось всего триста несчастных секунд, а потом придется вернуться в реальность. Нет, я не хочу так. Я обернулся к Габриэлю. Вид мирно посапывающего парня всегда заставлял меня улыбаться, и в те редкие дни, когда я просыпался раньше него, я проживал весь день с приятным воспоминанием о спутанных кудряшках и сонном недовольном бурчании, когда Габриэль освободившимися от моего присутствия рядом прижимал к груди подушку. Вот как можно разбудить и такое чудо? Это ведь просто преступление. А мысль о том, что сейчас прозвенит будильник, и нам придется вновь бежать каждому по своим делам и не видеться почти целый день, и вовсе разрывала изнутри. Поэтому решение, абсолютно необдуманное, принятое под влиянием одних лишь эмоций и ничего больше, появилось мгновенно. Пара нажатий на нужные кнопки, и телефон этим утром уже не нарушит тишину комнаты громкой музыкой - хотя бы один потенциальный раздражитель устранен. Полностью удовлетворенный этим, возможно не совсем правильным, поступком, я отложил телефон на его прежнее место и улыбнувшись поудобнее устроился рядом с Габи. Нет, это будет как-то неправильно, если он просто проспит. И получится, что я его подставляю, эгоистично поддавшись своему желанию. Надо предоставить ему хоть какое-то подобие выбора. Я приподнялся на локте, вглядываясь в лицо любимого. Что ж, если и будить такую прелесть, то пусть это будет не так жестоко как с противными писклявыми трелями будильника. Хотя в них тоже был свой плюс: чтобы выключить ненавистную мелодию хотелось вскочить так быстро, как только возможно, и сна не оставалось ни в одном глазу.
- Габи, просыпайся, - тихо прошептал я, целуя парня в висок. Мне показалось, что этого мало, и вскоре я покрывал мелкими поцелуями его щеки, старательно обходя стороной приоткрытые губы. Вот же паршивец, неужели так крепко спит? Наклонившись и оставив несколько поцелуев не шее любимого, я быстро перевел взгляд на его лицо, на котором на мгновение промелькнула тень улыбки и тут же сменилась тем же умиротворенно-спящим выражением лица, - Прекрати притворяться, что ты спишь, я же видел, что ты улыбался, - тихо засмеялся я, кладя голову на подушку рядом с Габи.

+3

3

как я могу жить без жизни? как я могу жить без собственной души?
ц.

                 Раньше, когда я жил еще в кампусе, а не с Дэмиэном, когда возвращался к вечеру в пустую комнату и холодную, узкую, словно бы чужую, кровать, а не в дом, где меня ждут и нежно обнимут перед сном, я не знал, да и не мог знать, что это в принципе возможно - проводить с человеком весь день, каждый день сутки напролет и понимать, что даже этого тебе мало. Я не представлял, что когда-то буду настолько зависим от одного лишь человека, который станет для меня целым миром, дороже моей собственной жизни и сейчас, испытав все это, я не готов был отдать ни единой минуты, проведенной рядом с Дэмиэном, даже за все богатства мира. Он стал моим другом, моей семьей, самым дорогим, важным, близким и любимым человеком, моим покоем и моими переживаниями, моей жизнью, мною самим. Рзумеется, он видел все это, чувствовал, но понять всей своей значимости для меня до самого конца, думаю, он не мог. Я и сам не смог бы этого ему объяснить, но одно я знаю точно - если бы он оставил меня, просто ушел, пускай даже и не к кому-то другому, я бы не смог этого перенести.
              Сейчас для меня, любителя поспать подольше, даже утренние пробуждения не казались столь ужасными, ведь они начинались с того, что перед едва приоткрытыми глазами я видел сперва лицо Гудмэна, а уж потом и солнечный свет, ловко проскальзывающий лучиками на нашу постель, и стрелки часов на циферблате, что обещали мне припасенные пару минут в объятиях Дэми прежде, чем придется подскочить на ноги и начать собираться на учебу или работу... Сегодня я не слышал столь раздражающей трели будильника, вместо нее мой слух ласкал шепот любимого человека, настолько мягкий и нежный, щекотавший кожу, что казалось, будто я еще сплю. Невесомые прикосновения его губ к щеке, и вот я уже потихоньку возвращаюсь ото сна к реальности, к новому дню, что нетерпеливо требовал нашего присутствия в самой пучине своих событий, но мне настолько не хотелось отпускать от себя этот голос и эти поцелуи, что веки упрямо не двигались, а организм пребывал в сладкой дреме, наслаждаясь ощущениями, которые были не то явью, не то прекрасным сном. Если честно, то иногда я довольно умело притворялся спящим тогда, когда Дэми будил меня, лаская и целуя, дабы бонусом получить еще и еще, а потом просто уверенно утянуть его обратно на кровать, в свои объятия, и безумно хотеть что бы вдруг наступила суббота... Ощутив его губы на своей шее, я довольно улыбнулся, хотя это и означало, что меня вот-вот рассекретят, но сдерживать эмоции искреннего счастья слишком тяжело, по крайней мере для меня, да и слишком внимательный Гудмэн, конечно, без труда все понял.
             - Тебя не проведешь... - сонно бормоча и чуть подавясь вперед, что бы поцеловать его в кончик носа, а затем обнять парня за талию, притягивая ближе к себе под одеялом, я все еще пытался понять что происходит; если будильник не сработал и мы проспали, Дэмиэн едва ли бы сейчас был так спокоен и умиротворен; будить меня гораздо раньше обычного времени он бы тоже наврят ли стал, тогда что?. - Сейчас ведь утро, да?.. - щурясь от яркого солнца и пытаясь спрятаться от него, я утыкаюсь носом Гудмэну в плечо, вдыхая аромат кожи и, наверное, какого-то ночного крема. - Мы же сейчас еще спим?.. - и снова невозможно сдержать улыбку - Я пока еще не понимаю ничего, кроме того, что до невозможности тебя люблю...

+3

4

Интересно, кто вообще придумал, что на работу нужно идти с самого утра? Именно в то время, когда хочется свернувшись калачиком понежиться в теплой постели, хочется чуть ли не мурлыкать от нежных заботливых прикосновений любимого человека, наслаждаться утренним кофе и радоваться лучам утреннего солнышка, когда оно еще не сводит город с ума, доводя температуру воздуха до критической отметки, а всего лишь бережно укрывает улицы своим теплым мягким светом. И именно в эти несколько часов, когда и тело и душа требуют полного расслабления, нужно срываться с места и бежать, бежать, бежать. Это чья-та злая шутка, наверное. Но сегодня мне ужасно не хотелось следовать чьим-то чужим правилам.
- Вот и не пытайся меня перехитрить, - протянул я. Хотя мне, безусловно, было приятно, что с помощью этой маленькой хитрости он пытался оттянуть момент пробуждения, - К сожалению да, утро подкралось незаметно, - я с улыбкой наблюдал за тем, как Габи забавно поморщился, когда яркий свет ударил в глаза, и крепко прижал его к себе, словно пытаясь оградить от солнечных лучей. Если кто-то считает, что только что проснувшийся человек не может быть до неприличия красивым, то этот человек явно не видел Габриэля. Да я никому и не позволю этого видеть, потому что очаровательнейшее зрелище его пробуждения отныне безраздельно принадлежит только мне. Подрагивающие ресницы, сонный взгляд каре-зеленых глаз и спутанные вьющиеся пряди, которые я сейчас с плохо скрываемым удовольствием перебирал кончиками пальцев. И в его вопросе, в этом приглушенном голосе, я услышал столько надежды на то, что нам еще не нужно выпускать друг друга из рук и выбираться из постели. А признание в любви, проскользнувшее словно невзначай (вот только он так умел, серьезно) и вовсе подвело опасно близко к той грани, за которой отключается мозг и остаются только чувства и эмоции, - Я тоже очень люблю тебя. Больше, чем ты можешь вообразить, - вот сейчас бы соврать, что я просто проснулся раньше, и мы можем спокойно проспать еще пару часов, наслаждаясь теплом друг друга, а дальше будь что будет. Но я не смог этого сделать, - И поэтому когда я проснулся пару минут назад, я отключил будильник, чтобы он нам не мешал. Хотя мне кажется, что я и сам неплохо справился с этой обязанностью, правда? - улыбнулся я, - Я просто не хочу тебя отпускать сегодня. Воспринимай это как мой крохотный каприз.  Только ты и я. Будем делать все, что хотим двадцать четыре часа, - я приподнялся и навис над Габи. Мне хотелось провести день только с любимым. Без работы, начальников, бумаг, телефонных звонков. Отгородиться ото всех и провести день так, как хотим мы, а не так, как навязывает нам заранее установленное расписание. Отключить телефоны и гулять в парках, заглянуть в какое-нибудь крохотное кафе, чтобы выпить чего-то холодного, и отправиться дальше, забредая по пути в маленькие магазинчики, которые обычно не замечаешь, когда спешишь по очередному делу, и разглядывать всевозможные безделушки - побыть, если угодно, туристом в городе, который знаешь наизусть. Или позволить Габи выбрать, что он хочет делать - ведь это наш "день на двоих" и я не могу требовать исполнения лишь своих желаний. Стоп, мою фантазию уже унесло, а ведь он еще даже не согласился на эту авантюру. Я уставился на Габи - Пожалуйста? - и прикусил нижнюю губу, призвав к себе на помощь невинный взгляд из-под ресниц. Надеюсь, что это сработает, потому что если Габи проявит выдержку и не поддастся на уговоры, то мне придется придумывать что-то совершенно новое.

+3

5

Можно ли как-то измерить счастье? Счастье конкретного человека в каких-либо единицах? В поцелуях, объятиях, возможности касаться тела самого важного в твоей жизни человека, всматриваться в его лицо, такие любимые и родные глаза, слышать обращенный к тебе голос?... Если да, то сейчас я был самым счастливым человеком, потому как просыпаться от прикосновения губ к коже, а не от трели мерзкого будильника, и ласкающего слух голоса Дэми - сплошное удовольствие, и почему он так редко прибегает к подобным методам?. Яркое солнце уже вовсю щекотало нас шаловливыми ласковыми лучами, но шум города оставался за пределами нашей спальни, которая отгораживала нас от внешнего мира, создавая маленький уютный мирок, который покидать мне совершенно не хотелось. Потихоньку вырываясь из цепких объятий сна и перебираясь в объятия Дэмиэна, в которых было в неисчислимое количество раз лучше и спокойнее, я неминуемо осознавал, что скоро придется расстаться и с этой радостью жизни, а это весьма удручало. Даже если у нас есть еще пара часов сна, они не сравнятся с тем отрезком времени, что мы проведем порознь, вплоть до самого вечера, пока не встретимся вновь в стенах этой квартиры, так что моя рука уверенно лежала на его талии, не желая отпускать парня от себя, словно я старался насытиться каждым прикосновением на весь день вперед. Как же это сложно - отпустить его или уйти самому, понимая, что он стоит у двери и провожает меня взглядом до тех пор, пока створки кабины лифта не сомкнуться, унося меня взниз..
                - Ммм.. - томно потягиваясь и жмурясь, я по-прежнему не отпускал Гудмэна от себя, хотя он итак никуда уходить не собирался - Ты чудесно с этим справился, жаль, что это бывает редко... - изобразив недовольство, я снова прикрыл глаза, делая вид, что намерен спать дальше и, тем самым, настойчиво требуя порцию поцелуев, но его следующие слова заставили меня пару раз моргнуть и удивленно поднять на любимого глаза. Не спорю, его предложение было крайне заманчивым, знал бы Дэми, сколько раз мне приходилось старательно отгонять от себя такие желания, зная о его ответственности, но вот так просто прогулять работу... мне нравилось это! Мы всегда жили по каким-то непонятным правилам, подстраиваясь под других людей, и так редко делали что-то действительно для себя, для нас двоих, что я готов был в ту же секунду пробормотать довольное "да", но была одна загвоздочка... Раньше моим непосредственным начальником был Этьен - мало того, что за все время моей работы в архитекторской компании у нас сложились неплохие приятельскте отношения, так он еще и оказался моим биологическим отцом! - с ним проблем бы не возникло, но сейчас, когда Моро ушел работать в университет, его пост занял другой человек.. Безусловно, он знал меня как положительного и ответственного сотрудника, ни разу не уличенного в прогулах или серьёзных опозданиях без уважительной причины, но как он отреагирует на мой утренний звонок и просьбу дать входной среди недели - я не знал. - Крохотный каприз, говоришь? - не скрывая довольной улыбки я смотрел на Дэми - такого домашнего, растрепанного, каким его видели за всю жизнь, наверно, считанные единицы - его семья, я, возможно Эмма, может кто-то еще.. Об этих "кто-то ещё" я старался не думать, потому как мы не особо часто затрагивали тему того, как жили до момента нашей близкой дружбы, явно переросшей в нечто большее, но старательно отрицая этот факт, и я не знал что именно его могло связывать с другими... людьми. - Такой вот совсем малюсенький?. - если я и собирался сперва немного поупираться, сославшись на свою исполнительность и ответственность,  то в эту секунду я был полностью обезоружен! Перед таким взглядом я совершенно не мог устоять и Дэмиэн прекрасно это знал, а потому нередко использовал этот запрещенный прием! Да когда он так на меня смотрит, закусив губу и хлопая пушистыми ресницами - я готов был даже съесть целую банку оливок, которые не переносил даже на запах, не говоря уже о вкусе, так что просьба прогулять работу и остаться с ним - была мною окончательно принята и одобрена - Наверное, мне надо позвонить и предупредить, что меня не будет, да?. - Ухватившись пальцами за ткань его майки, я слегка потянул Гудмэна, нависшего надо мной, на себя, потому что мозг уже превратился в манную кашу и не выдавал никаких разумных указаний - И так нечестно! Ты же знаешь, что это запрещенный прием, Дэми! - рассмеявшись, я сильнее потянул любимого на себя, готовый принять его в свои объятия в любую секунду.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-06-18 01:10:15)

+3

6

Ответом на недовольное бурчание Габриэля послужила лишь легкая улыбка. Я бы и сам с огромнейшим удовольствием каждый день устраивал ему такое пробуждение, потому что для меня не было большей радости, чем видеть как он сонно улыбается по утрам, ведь это определенно было самое милое из того, что я видел в своей жизни, даже милее, чем корзинка с маленькими пушистыми котятами. В такие моменты даже больше чем обычно хотелось заобнимать и зацеловать Габи до полуобморочного состояния, не взирая на возможные протесты (однако я был уверен, что с таковыми сталкиваться не придется). Но я все же переживал, что это может приесться и ему быстро надоест просыпаться от чрезмерного количества моих прикосновений, а мне ни за что на свете не хотелось со временем стать для любимого скучным и предсказуемым. Именно поэтому обязанности живого ласкового будильника выполнялись мною нечасто и были чем-то вроде бонуса за хорошее поведение, и я искренне надеялся, что он был одинаково приятным для нас обоих.
- Совсем крошечный, - подтвердил я, с улыбкой кивнув головой. Это же не кусочек луны с неба достать, и не отправиться в кругосветное плаванье. Я читал где-то, что некоторые пытаются разнообразить свою жизнь подобными способами и считал, что эти люди совсем уж не в себе, если готовы пойти на такое. Но лишь с Габи я понял, что если он попросил меня о чем-нибудь таком, то я уже наверняка бронировал бы место в каком-нибудь космическом шаттле или искал подходящий кораблик, чтобы завтра же отправиться в путь и выполнить его желание. Так что моя просьба по сравнению с плодами бурной фантазии некоторых влюбленных, живущих на земле, была невероятно скромной, - Тогда мы сможем назвать сегодняшний день очень затяжным свиданием, если это не глупо - ходить на свидания с человеком, с которым уже больше трех месяцев живешь под одной крышей, - тихо засмеялся я, при этом не сводя с Габи внимательного взгляда. Ну давай же, соглашайся. Иначе мне придется начинать масштабную кампанию под не менее масштабным и эпичным названием "На что еще готов пойти Дэмиэн Гудмэн, чтобы заставить своего любимого парня подольше оставаться в постели, по возможности используя лишь честные методы." В голове уже выстраивались возможные варианты, на первое место становились самые милые и более-менее соответствующие образу ангелочка-Дэми, которым я старался быть, а в самый конец списка уходило что-то вроде "привязать любимого к кровати до того самого часа, когда не будет уже никакого смысла появляться на работе". Но все они быстро растаяли, когда я услышал такое желанное согласие, и практически упал прямо на любимого, когда Габриэль потянул меня на себя, - Знаю, прекрасно знаю, поэтому пытаюсь добиться виртуозного исполнения, - я хитро прищурился, но продолжил серьезным голосом, - Но это вполне честно, потому что ты - один сплошной запрещенный прием. Нет, ты - оружие массового поражения и тебя нужно хранить в тщательно изолированном месте, причем это место должно быть рядом со мной, - я улыбнулся, и перекатившись с Габи на свою половину кровати потянулся за телефоном, - Мне ведь тоже надо отпроситься, - объяснил я. Но прежде чем набрать номер своей непосредственной начальницы, я потянулся к Габи, чтобы поцеловать его. Никаких нежных ленивых поцелуев, только хардкор, только так, чтобы дыхание сбилось. Любимый наверняка не понял, что нашло на меня в этот момент, но не сопротивлялся. Остро ощутив нехватку воздуха в легких, я отстранился и тут же нажал на кнопку вызова.
- Алло. Привет, - произнес я в трубку слабым, хрипловатым голосом. Учащенное дыхание тоже явно работало на меня, потому что на другом конце провода тут же поинтересовались, что случилось и нормально ли я себя чувствую, - Да, я, кажется, немножко приболел, но, думаю, мне просто нужно денек отлежаться, - я подмигнул Габи, - Хорошо, завтра утром я перезвоню и предупрежу если не станет лучше. Спасибо, - я тут же нажал на нужную кнопку и, убедившись, что вызов завершен, прицельно отбросил телефон на стоящее рядом кресло.
- Я правда болен, у меня хроническое воспаление хитрости еще со времен школы, - громко засмеялся я, глядя в потолок, - Правда тогда чтобы добиться учащенного дыхания и сердцебиения, мне приходилось бегать вверх-вниз по лестнице, а теперь у меня есть гораздо более приятный способ, - я повернулся к Габи и, чмокнув его в щеку, устроил голову у него на плече, - Теперь твоя очередь выпрашивать у начальства внеочередной выходной.

Отредактировано Damien Goodman (2013-06-19 21:38:12)

+3

7

Что самое интересное и, пожалуй, самое обидное в наших с Дэми отношениях, так это то, что свиданий, как таковых, у нас и не было. Не было даже "того самого" первого, о котором принято затем рассказывать своим детям, внукам, вспоминать в день помолвки и свадьбы, упоминать в своей клятве и мысленно восстанавливать какие-то моменты в памяти самыми дождливыми и серыми вечерами. У нас в принципе не было периода, когда мы только узнавали друг друга и постепенно влюблялись (ну или не очень постепенно), все это мы переживали, прячась за масками друзей и боясь открыться, хотя ведь оба друг по другу просто с ума сходили, так что и тех переживаний перед каждой встречей, смущенных взглядов, отводимых в сторону, якобы случачайных соприкосновений кончиков пальцев и первого поцелуя на пороге дома у нас тоже не было; у нас все было гораздо лучше, по-особенному, что ли, благодаря чему и сейчас мы больше походили на семейную пару с приличным стажем совместной жизни, нежели на влюбленных молодых и неопытных людей, однако я не мог оставить без внимания столь заманчивое предложение любимого устроить затяжное свидание. Кстати говоря, я совершенно не считал это глупым или смешным, более того, я готов был постараться сделть все, чего бы не захотел Дэми - лишь бы он был счастлив.
        - Мы можем прогуляться по парку, покататься на каруселях, только, пожалуйста, давай не будем есть эту липкую сладкую вату, хорошо?.. Потом заглянем в какой-нибудь зоомагазин... и тут, словно в предвкушении, губы расплылись в довольной улыбке... Поиграем с котятами... Только все это немного позже.. сперва мы какое-то время еще побудем здесь, да?. - теперь уже настала моя очередь умоляюще смотреть на Гудмэна, потому что каким бы счастливым и веселым не был этот день, у всех на виду я не смогу в любую секунду, когда мне этого захочется, обнять его или поцеловать, потому что кому-то из прохожих это, видите ли, может не понравиться, так что такая роскошь была позволена нам лишь наедине друг с другом или в кругу близких друзей и родственников. Честно говоря, я уже абсолютно загорелся этой идеей, ведь даже в выходные дни мы не могли вдоволь насладиться обществом друг друга - постоянно в наше уединение врывались какие-то дела, какие-то знакомые, коллеги или однокурсники, за что я их даже тихонько ненавидел... 
             Немного приподнявшись в подушках и лениво придумывая свою речь для начальника, я параллельно наблюдал за Дэми, потому как просто не мог отвести от него глаз, и уже было приготовился слушать его выдумки, но не тут то было! Я и опомниться на успел, как возлюбленный уже целовал меня, да так, словно мы никогда с ним больше не увидимся или, и вовсе, не виделись лет пять! Требовательно, уверенно, страстно, от чего у меня мгновенно кровь запульсировала в висках, а ладонь скользнула по его спине, прижимая парня как можно ближе к себе. Я понимал, что дышать становится все труднее и труднее, но не мог отстраниться, равно как и не хотел позволять этого сделать Дэми... - Ууууух ты!! - только и сумел выдохнуть я, набрав полную грудь воздуха - Ничего себе! Ты, я смотрю, настроен решительно? Какой же он все-таки был необыкновенный! Порой как ребенок - такой же милый, наивный, совершенно безобидный и бесхитростный, немного излишне обидчивый и вредный, а иногда вот как сейчас - у меня даже подходящих слов нет, что бы описать того Дэми, что был сейчас передо мной. Более того, я никак не мог понять - каким он мне нравится больше! Всяким, совершенно любым. Даже таким хитрым и изворотливым, умело привторявшимся больным ради того, что бы побыть со мной...
             Не говоря ни слова, что бы не растерять те наброски мыслей, что хороводом бродили в моей голове, я набрал номер своего руководителя и, стараясь говорить как можно более сбивчиво и взволнованно, затораторил - Алло, мистер Лерой? Да, это Габриэль, и вам доброго утра! Мне очень неловко, но у меня ЧП! У соседки начались роды, а она одна дома с трехлетним ребенком! Я вызвал для неё скорую, но до вечера мне придется посидеть с малышом, потому как его отец сечас в Нью-Йорке по  работе... Нет, никаких срочных дел, отчет я вчера подготовил и положил вам на стол. Спасибо, я побежал, кажется, врачи приехали! - зажмурившись, я вернул телефон на тумбочку и, переведя дыхание, повернулся к любимому - Так сгодится? Он поверил, м? А я заслужил награду за старания? За то, что обманул свего руководителя ради того, что бы провести веееесь день только со своим любимым мальчиком, да еще и выключив телефон вплоть до самой ночи?. Прищурившись и едва заметно ухмыльнувшись, я внимательно смотрел на Дэми, ожидая его реакции.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-06-21 01:44:16)

+3

8

Пока я слушал сложнозакрученную ложь Габи, адресованную человеку на другом конце провода, я изо всех сил пытался не смеяться. Сам я врать никогда не любил, но еще в детстве усвоил, что если приходится прибегать ко лжи, она должна быть простой и содержать минимум подробностей, за которые потом можно зацепиться в разговоре. А тут и роды, и ребенок, и отец семейства в командировке. Главное, чтобы завтра, если на работе его спросят как все прошло у соседки, он ответил "все хорошо", а не "какая соседка? какой ребенок? о чем вы вообще говорите?" Представив себе эту сцену я, не сдержавшись, уткнулся носом в шею любимого и тихо хихикнул. Возможно Габи и было щекотно или что-то в этом роде, но виду он не подал, иначе это был бы провал. Но судя по тому, что начальник Габриэля быстро согласился отпустить его на целый день, он ничего подозрительного в этом телефонном звонке не заметил. Я мысленно поблагодарил этого человека и тут же забыл о нем, понимая, что наше  предстоящее продолжительное свидание официально началось.
Пафосно произнеся, - В награду за свой подвиг можешь просить все, что хочешь, мой рыцарь, - я улыбнулся. Габи ведь и правда был таким. Если бы где-нибудь существовал измеритель рыцарства, при появлении Габриэля он бы наверняка зашкаливал или и вовсе взорвался. Габи защищал и оберегал меня, даже в мелочах он проявлял заботу и нежность, в нем собрано все самое прекрасное, что только может быть в человеке. Я просто везунчик, и я повторяю себе это каждый день, с того момента, как Габи появился в моей жизни,- К слову, нам теперь нужно будет тщательнее подбирать маршрут, чтобы быть максимально далеко от твоего офиса и той школы, в которой мы сегодня должны были снимать сцену. Потому что если попадемся на глаза кому-то из коллег, я-то смогу красиво объяснить, что ты - моя прекрасная болезнь, которая продержит меня в состоянии слегка повышенной температуры и учащенного сердцебиения до завтрашнего утра. Все поймут, что я влюблен, и отпустят с миром. А вот ты при всем желании и изобретательности не сможешь выдать меня за трехлетнего соседского мальчика, - засмеялся я, - А теперь вернемся к планированию, - я сел на кровати, поджав ноги, - Я готов ради тебя отказаться от сладкой ваты при условии, что ты купишь мне самый красивый в парке воздушный шарик или выиграешь какую-нибудь мягкую игрушку. Что? - спросил я, увидев широкую улыбку любимого, - Я поддерживаю твою же легенду: мне три года, - он и так считал, что я иногда веду себя как ребенок, так что хуже не станет. Тем более ему, кажется, это нравилось - быть сильным и уверенным рядом с маленьким и наивным мной. Хотя "маленьким" - громко сказало: я был и старше и выше него, но вот "взрослое" поведение у меня явно хромало, особенно когда Габриэль был рядом. Это ведь невероятно легко - чувствовать себя свободным, просто дурачиться и быть собой, когда знаешь, что любимый человек не считает тебя сумасшедшим и будет смеяться не над тобой, а вместе с тобой, - Потом у нас..., - я задумался, вспоминая слова Габриэля, - котята, -  с улыбкой протянул я. Вот уж действительно универсальный способ поднять настроение. Одна мысль о пушистых мяукающих комочках вызывает умиление у любого человека, имеющего в своей груди сердце, а не кусок камня, - Имей ввиду, этот пункт очень опасен. Мне нельзя долго держать на руках котенка, потому что мне тут же захочется забрать его домой и накупить ему кучу бантиков, меховых мышек и прочих мелочей. Так что я надеюсь, что ты сможешь меня остановить и наш дом к вечеру не наполнится десятком котят, - я практически не преувеличивал степени своей любви к кошкам. в детстве я таскал с улицы домой всех котят, которых видел. Некоторые жили у нас, некоторых мы отдавали соседям и знакомым. Но как только мои родители пристраивали одного, я тут же появлялся на пороге с двумя новыми и умоляющим взглядом смотрел на маму. Так что серьезно, мне опасно давать на руки котенка, лучше от греха подальше занять их чем-нибудь другим, - Камера, нам обязательно нужно взять камеру. Я хочу сделать множество фотографий, - наверное сейчас обо мне можно было сказать "глаза горят". Но я и правда хотел запечатлеть этот день в десятках, сотнях фотоснимков, которые потом показывал бы детям, опуская лишь моменты, о которых детишкам узнавать было бы рановато.
- Кстати, ты цени мою решимость. Если бы не она, я сегодня так и не рискнул бы просить тебя остаться со мной, ты бы уже допивал свой утренний кофе и бежал к лифту, сметая все на своем пути. - я потянулся к Габи за новым поцелуем и, незамедлительно получив его, довольно усмехнулся. Да, в неожиданно проявившейся решимости  есть свои большущие плюсы.

Отредактировано Damien Goodman (2013-06-22 10:36:24)

+3

9

  Я себя открывал, что хочешь - бери (с)

          Хорошо, полдела сделано, можно даже сказать, его основная часть - мы оба совершенно свободны до завтрашнего утра и предоставлены только сами себе и друг другу, но вот вопрос как избежать пересечения с коллегами, как моими, так и Дэми - все еще висел в воздухе. Даже когда продумываешь маршрут от и до, заостряя внимание на любых, даже  самых мелких деталях, нет гарантии, что не захочется "случайно" оказаться вооон в том магазинчике или в любимом парке рядом с моим офисом, особенно, когда дело касается нас - любителей спонтанных решений, с которых уже и начался этот день. Дэмиэн был прав - мне никак не удастся выдать его за трехлетнего соседского мальчика, если во время обеденного перерыва мы вдруг столкнёмся с моим руководителем или любым другим сотрудником из конторы, так что осторожность сегодня - наше все. В конце-концов, вечером то мы можем спокойно гулять где нам вздумается, когда я "сбагрю малыша вернувшемуся из Нью-Йорка отцу", а до этого времени придется как можно тщательнее скрываться от чужих глаз на уютных скамеечках в тени парковых деревьев, за дальними столиками открытых кафе, на самых отдаленных аллейках и маленьких ярких улочках, куда мы так редко выбираемся - но вся эта романтика была нам только на руку, все-таки это наше затяжное свидание и мне ни с кем не хотелось делиться этим временем.
               - Ммм, да, ты прав. Будем ходить окольными путями в ожидании шести часов, после которых уже сможем выйти в люди. Если нам этого захочется, конечно. - Подавшись вперед, я чмокнул Дэми в лоб, после чего сел как и он - поджав под себя ноги и, не в силах не улыбаться, не мог отвести от него взгляд - Да хоть семь шариков, что бы собрать радугу, и пять игрушек, сегодня я весь день буду утолять твои капризы, только никакой сладкой ваты... - и снова умоляюший взгляд, потому как я не переносил её даже на запах, а одно лишь ощущение этой не самой приятной субстанции на кончиках пальцев или языке вызывала во мне едва скрываемую дрожь отвращения. Никогда не понимал, как люди это едят, ведь только ее тошнотворно-сладкий запах чего стоит, но если Дэми хочется сладкой ваты - я ни слова против не скажу, он же, надеюсь, прекрасно понимает, что это не более чем мои капризы по причине отличного настроения, причиной которого, в свою очередь, был он сам.
              - Если честно, я бы с радостью позволил этому милому трехлетнему мальчику притащить домой хотя бы даже одного котенка.. - кажется, с самого момента пробуждения от поцелуев Дэмиэна, улыбка не сходила с моего лица - Но если ты просишь за тобой следить, то так оно и будет - Представители семейства кошачьих всегда были моей слабостью, особенно те, кто едва ли ассоциировался с "пушистыми комочками", ведь сердце моё навсегда было отдано среди них только сфинксам - самым инопланетным существам, которых и кошками то было сложно назвать, однако один лишь взгляд на них заставлял сердце сладко трепетать - ну почему эту прелесть многие так не любят? Впрочем, даже самые стандартные кошки были мне безумно милы и казались явно лучше собак, которых я и вовсе нелюбил, разве что догов или хаски, но речь то не о них... Однако, я очень боялся что если мы с Дэми решим завести котенка, то почти все его внимание будет доставаться именно ему, а не мне, я же тот еще ревнивец..
                    - Я ценю не то что твою решимость, я ценю тебя. Если бы не ты, моя жизнь не была бы столь интересной и удивительной, ты же знаешь.. И я совершенно не лукавил - с появлением Дэмиэна в моей жизни, даже в роли моего друга, у меня появился стимул и ходить в университет, что бы увидеть там Гудмэна, и хорошо учиться, как и он, что бы хоть немного соответствовать своему "другу", а о настоящем времени нет смысла даже говорить, ведь Дэми был моим всем, моим смыслом жить, и я совершенно не преувеличиваю.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-06-23 20:31:10)

+3

10

Я с нежностью смотрел на парня, сидевшего передо мной. Надо же, а ведь когда-то я даже мечтать не смел о том, что у меня появится человек, которому захочется каждый день неустанно твердить, как сильно я люблю его, как он нужен мне, напоминать, что без него я просто тень живого человека. А с ним... Мне хотелось открыть окно нараспашку и кричать на весь город о том, как я счастлив. Написать об этом огромными буквами на крыше дома, чтобы даже из космоса было видно. Хотя мне сейчас, наверняка, ничего особенного и не нужно было делать, чтобы окружающие видели, что я до безумия влюблен. Ведь не спрячешь никуда горящие глаза и мечтательную улыбку, при упоминании о нем. Сложно не заметить, что я все время верчу в руках телефон и то и дело поглядываю на экран, ожидая сообщения с номера, который знаю наизусть, или набирая ответ, наполненный нежными словами, так быстро, словно от этой sms-ки зависело существование целой Вселенной. Но сегодня мне не придется спасать космические цивилизации с помощью скоростного набора сообщений и сверлить взглядом часы, отмеряющие часы и минуты до конца рабочего дня. Мне вообще хотелось забыть о том, что есть такое понятие как время и не обращать внимание на то, с какой скоростью кружат по циферблату стрелки, просто растворившись друг в друге до того момента, когда завтра привычная трель будильника вновь напомнит нам, что хоть от реальности можно сбежать, но рано или поздно все равно придется вернуться.
- Не бросайся словами, - хитро прищурился я, - Я ведь могу заиграться в своих капризах, а зачем тебе нужен будет вредный требовательный мальчишка? Так что будь осторожнее с обещаниями, даже когда они касаются только шариков и плюшевых зверушек, - усмехнулся я. Я был практически уверен, что меня не занесет до такой степени, что я стану невыносимым, но все же стоит быть осмотрительнее. В отличие от Габи я любил эти сахарные облачка на палочке еще с раннего детства, когда отец за ручку водил меня в парк, но ради любимого готов был отказаться от этой маленькой радости. Тем более, что было множество вещей, которые могли бы запросто заменить ее: например, мороженое или яблоки в карамели, или привкус этих сладостей на губах Габриэля. Хотя последний вариант наверняка нельзя даже ставить в сравнение ни с чем - он в тысячу раз прекраснее, чем все сладости мира вместе взятые. Эта мысль прочно обосновалась в моей голове, настойчиво требуя в ближайшее время подтвердить заманчивую теорию не менее увлекательной практикой. Интересно, мне хватит той самой пресловутой смелости и решимости?
Я улыбнулся и покачал головой в ответ на слова Габи. При желании его фразу можно было трактовать как разрешение завести котенка, но если бы уже сегодня в нашей квартире появился еще один маленький обитатель, то это наверняка была бы уже передозировка приятностей на минуту времени, а слишком хорошо - это тоже, в каком-то понимании, плохо. Поэтому кот будет, обязательно, но чуточку позже.
- Меня без тебя просто не существовало бы, - Без тебя я был бы озлобленным на весь мир пареньком, который кутался бы в свое одиночество как в теплое одеяло. - Я взял любимого за руку, переплетая наши пальцы, и прошептал, словно нас подслушивали, а мне не хотелось, чтобы эти слова услышал еще кто-то, - Я очень люблю тебя, все сильнее с каждым днем. И я сделаю все, чтобы быть для тебя лучшим парнем из возможных,- Как бы мне не хотелось просидеть вот так весь день, вглядываясь в глаза Габриэля, нужно было выбираться из постели, поэтому я нехотя оторвался от разглядывания крошечных золотистых крапинок в его глазах и поднялся с кровати, - Поэтому сейчас лучший в мире парень пойдет в душ, чтобы выглядеть попривлекательнее, чем сейчас. А ты можешь еще поваляться, наслаждаясь ничего-не-деланьем, - улыбнулся я, скрываясь за дверью ванной.
И как он умудряется любить вот это? - удивился я, глядя на свое отражение, "радовавшее глаз" растрепанными волосами и в целом довольно помятым видом. Надо избавляться от этого и, несмотря на то, что у меня был вагон времени, я постарался привести себя в божеский вид как можно быстрее. Вообще по утрам, выполнив все необходимые процедуры, я чувствовал себя словно заново родился, чего стоил один холодный душ, который мог окончательно разбудить организм, в каком бы состоянии он не пребывал до этого. Поэтому ощущая себя уже значительно посвежевшим, я поправил повязанное на бедрах полотенце (да, я до сих пор "мстил" Габи за то, самое первое, утро) и схватив другое, поменьше, чтобы высушить волосы, вернулся в комнату.
- Не скучал? - несмотря на то, что в квартире была и другая ванная, мы уже настолько привыкли делить эту, что я был абсолютно уверен, что Габи не отправится в другую комнату. Тем более, что, имея в запасе вагон свободного времени, спешить нам было некуда.

+3

11

Даже не представляю как выглядела бы моя моя жизнь сейчас, если бы у меня не было Дэмиэна. Сладкие пробуждения, нежелание вылезать из постели, что бы хотя бы лишнюю минутку побыть рядом с ним, совместные завтраки, приготовленные Дэми, его нежный поцелуй и грустный взгляд, провожающий меня до лифта, совместные обеды, до которых отсчитываешь последние минуты, теплые домашние вечера - все это было бы где-то за кадром, в моем воображении и моих мечтах, если бы в ту Новогоднюю ночь я не явился к нему на порог и не поцеловал в полночь, тем самым, хотелось бы верить, задав нам ежегодную традицию, поскольку в моих далеко идущих планах мы будем вместе с Дэми всегда. Всю жизнь. Нашу общую на двоих жизнь. Не скажу, что если бы не было Гудмэна - не было бы и меня. Был бы, но этот Габриэль был бы другим. Задорным весельчаком, душой компании, слегка несерьезным и без конкретных планов на будущее. В те времена, еще год-полтора назад, такой образ жизни мне очень нравился и полностью меня устраивал, но вот смог бы тот прежний я поверить в то, что уже совсем скоро превращусь в ответственного и семейного, заботящегося о любимом, от поцелуев которых буду просыпаться каждое утро? Едва ли, наверно. Дэмиэн так внезапно ворвался в мою жизнь, перевернув её с ног на голову, вытеснив очень многое и заменив это собой, за что я, безусловно, крайне ему благодарен, и теперь я уже точно никогда его не отпущу.
             - Ты сейчас снова поднимешь мои слова на смех и ни разу в них не поверишь, как обычно, но ты будешь нужен мне любым. Угу. - в подтверждение я несколько раз кивнул и молча уставился на любимого, совершенно не понимая почему он так не любил себя по утрам. Он же был сейчас, пожалуй, самым милым человеком на Планете - таким счастливым, улыбающимся, растрепанным, до безобразия чудесным и вызывающим во мне неистовое желание заобнимать его, прижимая к себе. Я не сомневался, что у Дэми полно воздыхателей, хоть он это и яро отрицал, потому как его просто невозможно не любить; более того, я не сомневался и в том, что по нему сходит с ума ни один десяток девчонок, что беспокоило меня чуть меньше, чем его поклонники мужского пола. Впрочем, пока им не выпадет шанс встречаться с Дэмиэном Гудмэном, им всем никогда не узнать насколько же он прекрасен на самом деле, но этого, разумеется, никогда не произойдет. Можете мне поверить.
            Накинув на плечи одеяло и завернувшись в него как в кокон, я по прежнему не сводил взгляда с бойфренда, наблюдая за тем, как он поднимается с кровати и направляется в ванную. Как только он закрыл за собой дверь, я плюхнулся на кровать с широченной улыбкой, до сих пор не понимая чем заслужил такое счастье, и принялся обдумывать планы на день, вечер и часть ночи, но мысли совершенно не хотели складываться в логическую цепочку, хаотично мелькая своим безумием. Все же, рядом с Дэми, когда нам удавалось остаться наедине, я терял над собой контроль, терял способность здраво мыслить и полностью отдавался чувствам, надеясь лишь на его благоразумие, ведь Гудмэн был на порядок серьезнее и сдержаннее меня - по крайней мере по общеизвестным официальным данным, если вы понимаете о чем я. На самом деле я знал, вернее догадывался, что до того, как мы начали близко и тесно общаться, когда Эмма была еще не замужем и совершенно безрассудна, его жизнь была куда более разнообразной и яркой, а те времена таили в себе множество секретов, которых знать мне не положено, иначе Дэми уже давно бы мне все рассказал. Ну что ж, я не буду его пытать и допрашивать, это его жизнь и он имеет на то полное право, кроме того, тогда мы только-только начинали дружить и очень многого не знали друг о друге.
           Твою же мать!! - только и пронеслось в моей голове, когда Дэмиэн вышел из ванной в одном лишь полотенце, повязанном вокруг бедер. Это был уже удар ниже пояса! Нечестный и запрещенный прием! Настоящее издевательство надо мной! Я даже снова сел на кровати, во все глаза глядя на любимого и не находя подходящих слов. - Эээ.. оо... очень вовремя ты, надо бы мне поторапливаться, а то я совсем обленился, почувствовав свободу... - сглотнув, я соскочил с кровати, как ужаленный и, проходя мимо Дэми, провел кончиками пальцев по обнаженной спине, попутно целуя его в плечо - Ты тоже не скучай, я быстро.
             Холодный душ был очень даже кстати - мысли потихоньку приходили в порядок, но картинка, представшая перед глазами пару минут назад, до сих пор не отпускала мое воображение. Все же, порой Гудмэн был до безобразия вредным и разбалованным, позволяя себе такие выходки, что бы увидеть мою неоднозначную реакцию. Ну ничего... Наверное из-за того, что мне уже не терпелось поскорее вернуться в спальню, сегодняшние утренние водные процедуры уложились минут в пять-семь от силы, после чего я поспешил последовать примеру любимого и, обернув вокруг бедер пушистое полотенце, открыл дверь - Мм, сколько примерно у нас времени до выхода, Дэми? .

+3

12

А что, любимый мой, тебе можно устраивать мне чуть ли не ежедневные приступы аритмии, а мне нельзя? Тень хитрой улыбки промелькнула на лице, как бы сильно я ни старался ее сдержать. Ну что поделать, если это так приятно, когда задуманный коварный план срабатывает на все сто процентов. Да, я знаю, что Габриэль полюбил "тихий омут", а вот нравятся ли ему черти, которые в нем обитают - большой вопрос. Но я надеялся, что это так, потому что эти чертята были частью меня. Интересное сочетание: невинное лицо и хитро прищуренные глаза, потому что этот наивный скромный мальчик точно знает, что он делает. Габриэль был прав, я знал свои запрещенные приемы и умел ими пользоваться. Это было своего рода баловство, игра, но она была особенной, потому что предназначалось только для Габи - за закрытой дверью, за зашторенными окнами. Только он мог видеть меня таким и ему придется любить меня опять же таким. Возможно когда-нибудь я и стану серьезным мужчиной, который не строит глазки своему любимому и не пытается урвать момент чтобы лишний раз поцеловать его, но сейчас можно позволить себе побеситься и списать все это на молодость. Тем более, если весь день обещает быть одной сплошной романтической авантюрой.
Я прикрыл глаза, наслаждаясь легкими прикосновениями пальцев и губ. Как жаль, что каждый день мы так спешим, что практически не успеваем делать ничего подобного. Неторопливые поцелуи и ленивые медленные прикосновения - участь выходного дня, в то время как трудовым будням достается зачастую лишь быстрый утренний поцелуй под аккомпанемент будильника и легкий чмок в щеку, когда нам приходится расставаться у порога. А это невыносимо мало, - Я уже скучаю, - практически пропел я за несколько мгновений до того, как двери ванной закрылись за Габи. Полотенце, впитавшее, насколько возможно влагу из волос, полетело на кресло в углу, и я оглядел комнату. Знакомая картина: свет утреннего солнца льется в окно, и я слышу, как в ванной зашумела вода, оставшись один на один со смятыми простынями и сбившимся одеялом. Только если обычно мне нужно было справиться с ними как можно скорее, чтобы тут же убежать на кухню с огромным желанием порадовать любимого вкусным завтраком, то сейчас я радовался тому, что можно было не спешить. Но привычка - великое дело, поэтому кровать в два счета была заправлена, и ее хоть сейчас можно было фотографировать в журнал для домохозяек с не претендующим на гениальность названием вроде "Идеальный дом".
Вещи Габриэля уже давно расселились по всей квартире, потесняя на полках и в ящиках мои собственные. Две яркие чашки с надписями "Самый любимый бойфренд" соседствовали с фарфоровым сервизом "для особых случаев",  фотографии в ярких рамочках делили между собой каминную полку, набитые листами с расчетами строгие папки Габи лежали вперемежку с моими разноцветными подшивками эскизов, а о том, что мы уже давно не могли разобраться где валяется чей конспект и говорить не стоит. Но особенно его присутствие ощущалось именно в гардеробной, где вещи словно переплетались между собой, и где с каждым днем все реже звучало "я возьму твою футболку/рубашку/галстук". Просто уже не нужно было предупреждать, потому что в какой-то определенный момент вещи стали общими. Наверное это произошло в тот день, когда я без всякой задней мысли схватил его бабочку, потому что она больше подходила под мой костюм, а ему взамен, так же, не говоря ни слова, заботливо повязал на шею свой любимый шарф. Теперь каждый раз я чувствовал какое-то непонятное тепло, разливающееся под кожей, когда переступал порог этой комнаты. Возможно это называется спокойствием, ощущением "именно так и должно быть". Улыбаясь и напевая "Perfect for you, I will be perfect for you" я снял с вешалок несколько вещей, которые по моему мнению прекрасно подходили для такого повода как романтическое свидание, и успел надеть лишь белье и брюки, когда услышал голос Габриэля.
Да, нельзя было мне выглядывать из-за двери, потому что Габи не хуже меня знал о том, как произвести нужное впечатление на без памяти влюбленного в него человека. Хотя я ведь знал, что скрывают под собой все его рубашки и пиджаки еще когда мы даже не начали даже дружить, но все равно каждый раз у меня дыхание перехватывало. Я подошел ближе и закусил губу.
- Габи, я должен тебе признаться. Я влюбился в парня, который только что сошел с обложки «Playgirl». Так что не ревнуй, но я его сейчас поцелую. Поверь мне, если бы ты видел насколько он красив, ты бы меня понял. Перед ним никто не устоял бы, - я улыбнулся и нежно проведя пальцами по все еще мокрым кудряшкам на его затылке, прижался губами к его губам. Может нам вообще не стоит сегодня выходить из дома? Я бы рассмотрел такой вариант развития событий.

+3

13

И как ему это удавалось? Вот вы только посмотрите на него, хотя нет, лучше не надо, не смотрите! Просто скажите как этому человеку удавалось сочетать в себе абсолютно не сочетаемые вещи?! Как, будучи таким хрупким, нежным, нуждающимся в постоянной заботе и внимании, подобно тепличному растению, одним лишь своим словом он мог повлиять на меня, заставить идти за собой? Одно только словно, один взгляд и я, подобно загипнотизированной жертве, уже плелся куда бы он не сказал и делал все, о чем бы он не попросил. С виду милый и безобидный, он творил со мной страшные вещи, о чем порой и сам, наверное, не подозревал, хотя, в некоторых случаях, он прекрасно все понимал и очень умело пользовался моей слабостью перед ним. В нашей паре ведущим в отношениях был, скорее я, да что уж там, именно я и положил им начало, осмелившись перешагнуть через высокий барьер дружбы, который мы оба так долго и так старательно выстраивали между нами и боялись признать, что это уже давным-давно не дружба, а нечто большее, но теперь, стоило только остаться с Дэмиэном наедине, - я растекался лужицей по асфальту, как пломбир в июльский зной. Гудмэн был по истине удивительным человеком и, что самое интересное, даже проводя рядом с ним столько времени, я никогда не знал чего от него ждать; практически каждое его слово, каждое действие, каждый поступок были для меня неожиданностью, порой слишком удивительным, порой очень приятным сюрпризом и, я уверен, так будет продолжаться всю нашу жизнь. Чего он добивался сейчас? Зачем он перебирал кончиками пальцев мои волосы, прильнув настолько близко, насколько это вообще было возможно, полуобнаженным телом к моей груди, да еще и смел целовать? Это не он, это я в такие моменты становился наивным пингвиненком, и у этого пингвиненка тут же напрочь сносило крышу! Конечно, я знал, что Дэми нравится мое тело каким бы неидеальным оно все же не было, знал и тоже иногда этим пользовался. Нет, я не расхаживал по квартире в одном лишь белье но, выходя из душа или переодеваясь, я намеренно двигался более размеренно и плавно, улавливая на себе заинтересованные и слишком долгие взгляды Дэмиэна. Я, вот честно, в первое мое появление в этой квартире, не имел никаких корыстных целей, выходя из ванной в одних лишь джинсах, накинув на плечи пушистое полотенце, но смущенный взгляд любимого уже тогда мне понравился, хоть я был и не в том состоянии, что бы заострять внимание не деталях.
              - И где же он? Ты прячешь его под нашей кроватью?.. - с хитрым прищуром я скользнул ладонью по линии его позвоночника, тут же опуская веки и целуя бойфренда в ответ. Парки с каруселями и автоматами мягких игрушек? Магазинчики с милыми безделушками? Кафе с приятной музыкой и вкуснейшим мороженым? Все это теряло всякий смысл сейчас, не хотелось никуда идти, лишь только запереться в квартире до самого вечера вместе с любимым, позабыв о существовании всего и всех, всей планеты в целом, но в планы Дэми это, наверняка, не входило....
            - Мм.. вот что ты делаешь сейчас?.. Дэми?.. Это было уже не смешно, еще немного, и я перестану владеть собой, отдавать отчет своим действиям и контролировать ситуацию, а мы ведь этого не хотим... - Если ты решил окончательно и бесповоротно довести меня до безумия, то ты выбрал правильную технику. - Нехотя отстранившись и положив ладони Гудмэну на плечи, я мягко улыбнулся любимому, радуясь, что стою спиной к окну и он не видит моих расширенных зрачков, из-за чего глаза казались, наверно, совсем черными - Хотя, куда еще хуже то, да?. Что правда, то правда, я давно помешался на нем, из-за чего так дико и ревновал ко всем, в глубине души желая скрыть Дэми от посторонних глаз, что бы он был только моим и ничьим больше.

+3

14

Вот бы каждый день начинался так неторопливо и нежно. Может быть уговорить Габи взять отпуск и рвануть куда-нибудь далеко, чтобы просыпаться ближе к полудню, позволять себе лениться круглые сутки, не думая ни о чем, каждый вечер гулять под звездным, держась за руки, и загадывать желания на падающую звезду... Мечтать не вредно, но я все еще лелеял мысль о том, что однажды мы сможем вырваться куда-нибудь, где нет наших друзей и знакомых, где единственное, что сможет нас потревожить - это шум моря за окном и яркие солнечные лучи, пробивающиеся сквозь невесомо-легкие занавески на больших окнах, где можно проводить целые дни просто обнимая друг друга. В идеале там вообще должен быть минимум цивилизации. Только самолет, который принесет нас на побережье, и он же, который, к сожалению, рано или поздно доставит нас в шумный и людный город. Интересно, есть вообще где-нибудь такое райское место, где эта прекрасная фантазия будет осуществима?
- О чем ты говоришь? Такое сокровище ни в коем случае нельзя под кроватью прятать. Хотя иногда хочется действительно запереть и никуда не выпускать, - я улыбнулся и невольно расправил плечи, чувствуя прикосновение к спине. Приятно чувствовать, что тебя обнимают такие сильные руки и смотреть в эти невероятные красивые глаза. Вообще-то на него все время хотелось смотреть, к нему хотелось прикасаться, его хотелось целовать. Поэтому каждая минута вдали от него казалась мне настоящей пыткой, и телефоны не спасали, а казались лишь орудием особенно мучительной пытки, когда слышишь голос, но не можешь дотянуться. Мне нужно было его внимание, словно это был какой-то абсолютно новый вид наркотика. С Габриэлем все вокруг казалось иным, и даже от простых на первый взгляд повседневных фраз становилось теплее где-то в районе сердца. Хотя, может, это я настолько сумасшедший, что все время слышу что-то не то...
Доброе утро, соня. («Я люблю тебя»)
Кофе будешь? («Я люблю тебя»)
Надень пиджак, там холодно. («Я люблю тебя»)
Не прикасайся! Ты мокрый и у тебя руки холодные! («Но я люблю тебя»)

- Что ты, я ведь даже не делал ничего такого, - невинно похлопав ресницами, я поцеловал его в щеку и тихонько прошептал на ухо, - Я только разминаюсь. Как же я люблю его лицо в такие моменты. Ничто не может сравниться с этим зрелищем, но не забываем о том, что в нашем распоряжении нет вечности. Есть только один день, который нужно провести на той же ноте, с которой он начался, сделать его незабываемым и ярким, чего бы это ни стоило. А значит необходимо пересилить себя и оторваться от Габриэля. Сложно, но, наверное, возможно. Я еще раз провел рукой по влажным кудрям любимого, словно пытаясь запомнить какие они на ощупь до следующего раза, когда мы вновь окажемся так же близко друг к другу, и отошел от любимого, направляясь в гардеробную, где уже лежали отложенные ранее вещи.Ему точно понравится.
- Только нам придется почаще держаться в тени. Это у тебя красивый загар, а я после дня на солнце стану несчастным обладателем россыпи веснушек на лице. Ты ведь не хочешь, чтобы я был весь белый в рыжую крапинку? - громко говорил я, одергивая уже традиционную тонкую белую майку, которая уже, наверное, стала частью меня. Я накинул на плечи фиолетовую рубашку, решив пока не застегивать пуговицы, и обернулся к стоящему в дверях Габи.
- Как тебе? - улыбнулся я, - Я решил сегодня порадовать тебя твоим любимым цветом. Чем еще тебя еще осчастливить? Позавтракаем дома или порадуем себя кофе и круассанами в каком-нибудь кафе?

+2

15

ты подарил мне нечто, чему трудно даже подобрать название.
расшевелил во мне что-то, о существовании чего я даже не подозревала.
ты — часть моей жизни.
и всегда будешь ею.
всегда.
ц.


      Последнее время я часто задумываюсь, почему нас иногда так тянет к человеку? То есть не иногда, а постоянно, и не к кому-либо, а к весьма конкретному, определенному человеку, о чувствах к которому мы сперва себе даже и не признаемся. Чем это объяснить? Я до сих пор не нахожу ответа, просто иногда встречаешь человека до невозможности непохожего на других, слишком "своего", какого-то особо родного, близкого… Когда мы с Дэми только начинали общаться, я и подумать не мог, что всё сложится именно так, как сейчас, что я буду просыпаться от его нежных поцелуев, пить сваренный им, и только для меня, кофе, убегать на работу, целуя его в щеку на прощание. Сейчас же мне всегда его мало и, каждое утро, когда он провожает меня взглядом до закрывающихся дверей кабины лифта, мне очень сложно не кинуться со всех ног обратно к нему, закрыть дверь изнутри и никуда, никуда-никуда не идти, не отпускать его. Никогда. Я не хочу расставаться с Дэмиэном ни на миг, потому как без него я уже не целиком, неправильный и словно бы даже не настоящий; я понимаю, что буду безумно скучать несмотря на то, сколько времени мы не будем видеться - пару минут, весь день или неделю, ведь каждая минута разлуки итак покажется мне целой вечностью, а каждый час, проведенный затем с ним, пролетит как одна секунда. Но что значит "скучать"?. Это слово так ничтожно мало вмещает в себя, что даже не в силах передать тот тугой и болезненный узел сумасшедших эмоций, бьющихся внутри. В глухом переплетении букв sms не выразить неистовое желание увидеть. В глухом звучании слова "скучать" нет и намёка на "хочу услышать". Не читать  безжизненные буквы все в тех же sms`ах, а услышать нотки столь любимого голоса, ласкающего слух, стараться представлять выражение лица в данную секунду, запоминать слова, произносимые как-то по-особенному, с сердечной теплотой и нежностью, от которых по телу тут же расходится щекочущими импульсами тепло и все то же необъяснимое желание сейчас же оказаться рядом с любимым. В значении слова "скучать" нет "хочу коснуться", но не какой-то мелочи, что мы всегда носим с собой как некое напоминание и родном человеке, будь то подаренный кулон, часы, запонки или просто фотография на заставке телефона, а ощутить кожей простое прикосновение пальцев/ладоней/коленей/ресниц/губ... И я скучаю по Дэми уже сейчас, хоть сегодня нам и не нужно расставаться, сегодня весь день только наш, весь наш, но я все равно немного скучаю даже тогда, когда он всего лишь навсего отошел от меня на несколько шагов в гардеробную. И я хочу видеть его, слышать, прикасаться и ощущать прикосновения к себе.
          Губы невольно изогнулись в улыбке, когда секунд через десять Гудмэн вновь вышел ко мне, застегивая пуговицы  фиолетовой рубашки и, как мне показалось, немного хитро улыбаясь. - Нравится... Хотя без нее было лучше... Но вместо того, что бы озвучить хотя бы одну из множества мыслей, пчелиным роем закружившихся в моей голове, я приблизился к нему, мягко, но уверенно, очерчивая линию от плеч к запястьям, подушечками пальцев ласково проводя по расслабленным ладошкам и обвивая одной рукой талию любимого, притягивая Дэми к себе. Быстрыми движениями пробежав по только что застегнутым пуговицам рубашки и приложив недюжие усилия, что бы в ту же секунду их не расстегнуть вновь, уткнулся носом ему в шею, касаясь нежной кожи пересохшими губами - Я бы согласился и вовсе обойтись без завтрака... Кончики пальцев скользят по позвонкам, будто бы пересчитывая и, доходя до поясницы, второй рукой я лишь крепче прижимаю парня к себе - Но если вариантов только два, то лучше не дома... Я не могу от него отстраниться, а голос звучит слишком хрипло и сдавлено - вот что он со мной делает? Причем делает намеренно и осознанно, прекрасно зная мою реакцию на подобные свои выходки... Вот и как мне с ним таким быть стойким, если я даже свои эмоции рядом с Дэмиэном не могу держать под контролем?
             Я не знаю, какие слова правильнее подобрать, но я очень хочу, чтобы он знал, как сильно я боюсь однажды его потерять. Боюсь, что не смогу больше любоваться его глазами цвета лазури, боюсь, что не смогу больше идти рядом с ним и крепко сжимать его руку, не обращая внимания на прохожих; боюсь, что мы больше не будем вместе смеяться, строить планы на будущее, пить чай на веранде нашего загородного дома, как мы с Дэми себе представляли... Я вообще замечаю в последнее время, что все чаще мечтаю о будущем, о нашем совместном будущем, которое, боюсь, что никогда не произойдет… И дело тут в неуверенности в Дэмиэне, вовсе нет, я боюсь сам сделать что-то не так, подвести его или разочаровать. Боюсь оказаться ненужным, лишним, более неинтересным, привычным и обыденным. Чем-то вроде стула, который он видит каждое утро на кухне или вешалки в его гардеробной. Я боюсь, что я не "тот", что однажды он встретит "своего" человека. И все. У меня часто не находится подходящих слов, чтобы сказать ему обо всем, потому что боюсь испугать Дэми своим собственным страхом и неуверенностью, но одно я знаю точно: как бы не распорядилась в итоге судьба, выбор все равно всегда за нами; из семи миллиардов людей я выбираю его, несмотря ни на что - такого особенного для меня, такого родной для моего сердца. Лишь рядом с ним я узнал каково это - быть на самом деле счастливым и не хочу забывать каково это.

+2

16

Я никогда не представлял себе, что все это действительно может быть правдой - когда хочется быть рядом с человеком каждый день, радовать его, при этом будучи счастлив лишь от того, что он рядом, что он улыбается. Я думал, что это чистая романтика, которая бывает лишь в волшебных историях и хотел верить в то, что у одной пары из миллиона действительно могут сложиться такие отношения. Но я никогда не думал, что сам смогу почувствовать каково это. Наверное когда-то в прошлой жизни, я сделал что-то очень хорошее и важное, если у меня появилась такая возможность, если у меня появился Габи. Габриэль подарил мне самый удивительный подарок на свете - возможность быть любимым и любить в ответ самого прекрасного человека на свете. Наверное, я самый везучий житель этой планеты. И сегодня тот день, когда я смогу двадцать четыре часа  доказывать свою любовь к Габи, не переживая, что ему нужно уйти. Каждым словом и жестом, такой мелочью как кусок ткани нужного цвета или маленькими уступками, которые на самом деле не важны, когда любишь. Все не важно, когда он рядом.
Я улыбнулся, когда увидел скользнувший по рубашке взгляд Габриэля и мысленно поставил себе большую пятерку в дневник. Угодил. Ладони Габи скользили по телу, и даже через слой ткани я чувствовал их тепло. Быстрый резкий вдох, когда губы коснулись шеи. Я пытаюсь ближе прижаться к Габриэлю, хотя это уже невозможно, а рука любимого скользит по спине. Те, у кого в животе живут бабочки сейчас наверняка почувствовал бы, как их крылышки трепещут где-то в животе. А вот мне всегда казалось, что внутри меня вместо стайки мотыльков живет маленький котенок, потому что мне в такие моменты хотелось мурчать и я жалел, что не умею этого делать.
- Как скажешь, - улыбнулся я, слегка кивая. Глаза цвета растопленного меда обволакивали и хотелось смотреть в них целую вечность, стоя вот так посреди комнаты и вырисовывая кончиками пальцев непонятные даже мне самому узоры на плечах Габи. Но раз выбор сделан... - Тогда нам нужно поторапливаться. В это время многие хотят выпить свой утренний кофе и тогда нам придется драться за столик. И раз уж я не смогу делать этого на улице каждую секунду, - взяв лицо Габриэля в руки, я оставил легкий поцелуй в уголке его губ, - То мне нужен маленький допинг, - такой же нежный поцелуй с другой стороны, - Хотя я хотел бы целовать тебя каждую секунду, - тихий шепот в губы, - Знаешь, как детская игра - нужно считать машины определенного цвета. Я бы целовал тебя каждый раз, когда мимо проезжает красная машина, а ты целовал бы меня, когда мимо проезжает черная, - и предупреждая возможные вопросы, слегка пожал плечами, - просто таких машин больше всего, а ждать синюю или тем более фиолетовую, нам пришлось бы целый день, - я мягко улыбнулся. Мы все равно не будем этого делать, потому что идея до безумия глупа, но ведь пофантазировать можно.
Как же не хочется отстраняться, провести весь день в этих объятиях, не лишая себя ни на секунду тепла любимых рук, но мы и так позволили себе задержаться. Легкий поцелуй в губы и я выскальзываю из рук Габриэля, - Одевайся скорее. Город нас уже заждался, - я улыбнулся, убегая в гостиную. Где-то здесь, в одном из ящиков должен лежать фотоаппарат. Я хочу, чтобы этот день остался не только в памяти, но и в чем-то осязаемом, что можно было бы показать, поделиться счастьем, которое буквально пронизывает каждое запечатленное мгновение. Мне хотелось, чтобы каждая минута с Габриэлем откладывалась не только в памяти - она недолговечна, даже если кажется, что можно запомнить все-все-все, что происходило на протяжении всей жизни. А вот в фотографиях можно сохранить целую жизнь, самые ценные ее моменты. Фотокарточки - они как яркие закладки, они помогают найти нужную страничку даже если кажется, что ее уже не обнаружить среди исписанных строк или вообще считать вырванной из книги. Искать долго не пришлось. Камера стояла в гостиной, в нише шкафа на самом видном месте. Если я и правда хочу делать "закладки" в нашей с Габриэлем жизни, то мне теперь придется вообще не выпускать ее из рук. Я проверил заряд и карту памяти и вернулся к тому моменту, когда Габи был уже одет.
- Ты ведь знаешь, что ты прекрасный, правда? - улыбнулся я и наведя объектив на любимого, нажал на кнопку. На маленьком экране появилась миниатюра фотографии, - Чувствую, сегодня я буду разрываться от желания положить каждую из сделанных фотографий в свой бумажник. У тебя ведь есть моя фотография? - весело спросил я, направляясь ко входной двери, - Если нет, то мы ее сегодня сделаем. Нет, лучше общую. Я хочу, чтобы на каждой фотографии было видно как сильно я люблю тебя.
Наверное сейчас я выглядел как ребенок, который строит планы обо всех горках, на которых он покатается, когда его повезут в Диснейленд, но мне было слишком хорошо, чтобы сдерживать эмоции внутри. Обувшись и заперев двери, я поставил Габи перед фактом, что сегодня у нас не будет никакой машины - мы только гуляем пешком - и потащил его на улицу. Энергия просто била через край и если не подзаправиться, то мы оба быстро выдохнемся. Неподалеку от нашего дома было чудесное кафе и недолго думая, мы направились туда. Несколько столиков пустовали, но тот, что был в уголке у окна был мне милее. Любимый, ты ведь не станешь спорить по поводу столика? Усевшись, я тут же сделал кадр, изображавший Габи, который оглядывался в поисках официантки, - С тобой вообще может получиться неудачный кадр? Если я, конечно, его не испорчу, засветившись рядом.

+2

17

ты был всегда. просто пришел с улицы, и так стало.
ты был всегда, с тех пор как я люблю тебя.
но и прежде тоже. потому что никакого «прежде» до тебя не было.
ц.

          Я далеко не идеален, я просто переполнен десятком, да что уж там, всей сотней недостатков самых разных калибров и степеней погрешности и тот факт, что Дэмиэн, даже узнав о них, не перестал любить меня, делает его еще прекраснее. Он и без того казался мне сказочным принцем, наследником трона какого-нибудь тридевятого царства в тридесятом государстве, о которых в детстве мне читала перед сном мама, а теперь и вовсе стал чем-то недосягаемым и моим одновременно. Тем подарком судьбы, которого я не был достоин. Должно быть, у Дэми неиссякаемое терпение, если ему до сих пор удается закрывать глаза не только на мою дикую ревность и не слишком хорошо скрываемое желание спрятать его от чужих глаз, скрыть в своих объятиях даже от золотистого солнца, так ласково прикасающегося к его нежной коже своими теплыми лучиками, но и на мои привычки разбрасывать по утрам вещи по всей квартире, оставлять в раковине чашку с недопитым кофе и крошки на столе, и это с его то любовью к чистоте и порядку! Я знаю, я был уверен, что сам Дэмиэн считает с точностью до наоборот, но он глубоко ошибался. На всей Земле и любой другой планете, где может быть жизнь, не найти человека более прекрасного и более достойного быть счастливым, чем мой Дэми и, именно поэтому, одним из главным моих страхов был страх несоответствия - несоответствия его идеалам, его желаниям, своим собственным требованиям и рамкам, которые я себе обрисовал, что бы не стоять на месте, а постоянно идти вперед; мне нужно быть для него лучше, только вот как этого добиться?..
            - Да.. нам нужно... - как в температурном бреду я урывками повторил некоторые его слова, те, которые успел уловить и хоть немного понять. Разумом я прекрасно понимал, что если мы решили провести этот день так, что бы он запомнился надолго, нельзя запереть себя в квартире до следующего утра (хотя, это смотря с какой стороны еще посмотреть!), но вот сердце и тело упорно пытались ставить блок пробивающимся и слишком слабым отголоскам здравого смысла и если бы не Дэми, так ловко выскользнувший из моих объятий и скрывшийся за дверью, мы бы точно еще не скоро смогли покинуть эту комнату... Сейчас я и представить себе не мог, что когда-то раньше, еще совсем недавно, моим домом был не он сам, не Гудмэн, а просто какая-то комната; да я ведь мог вместе с ним копать колодец, если бы оказалось, что там, куда он меня привёз, ещё нет воды. Все это было такими ничтожными мелочами, меркнувшими на фоне основной, и главной, составляющей - он был со мной; не с кем-то другим, а именно со мной и, ради того, что бы так было всегда, можно пойти на любые жертвы, отказаться от всего.
              Все еще не в силах окончательно прийти в себя и в попытках одеться я и не заметил, как прошло, наверное, минут пять, а может и больше - счет времени стал мне совершенно неподвластным, да это было и ненужно - не нужно следить за стрелками на циферблате часов в ожидании обеденного перерыва, когда мы встретимся в уютном кафе неподалеку от моего офиса, или окончания рабочего дня, когда я смогу, наконец, сломя голову помчаться домой, где меня уже будет ждать мой любимый. Порой я позволял себе такую роскошь, как, открывая дверь ключом, думать, что за ней меня встретит не мой парень, а мой муж. В эти секунды у меня совсем сносило крышу от счастья и я переступал порог с улыбкой, свойственной лишь последнему идиоту, и тут же тонул в объятиях Гудмэна, ловя на себе его непонимающие взгляды. Должно быть, он списывал это на радость от встречи, чем по сути это и являлось, но он не знал об одной маленькой детальке, которую я сообщу ему чуть позже, в надежде услышать в ответ что-либо, походившее на "да" или "я согласен". Дэмиэн появился на пороге с фотоаппаратом в руках, стремясь сходу меня сфотографировать и пополняя коллекцию снимков, на которых я слишком растерян и немного глуп. - Главное, что ты так считаешь, Дэми. - я улыбнулся парню, в очередной раз ловя себя на мысли, что ведь для меня, и правда, не было ничего важнее его мнения и его слова. - Я вполне готов отправиться навстречу новому дню, который мы сделаем незабываемым! Хотя остаться дома и как-то иначе выделить этот день среди прочих я бы тоже не отказался...
          Рядом с Дэмиэном мир становится таким, в котором есть место только для двоих — для меня и для него, и в который не стоит даже пытаться заглянуть посторонним, но даже тогда мое сердце тихонько стонет от понимания одной простой истины - сколько бы он не был рядом, сколько бы времени не держал моей руки в своей, мне будет этого мало. Трагически мало. Я категорически отказываюсь жить без него хотя бы день, один несчастный день. Не знаю, понимает ли он меня в такие моменты, но теперь в каждой песне про любовь, услышанной мной по радио или на рингтоне чужого телефона, я вижу нас, хотя раньше не обращал на них никакого внимания.. Рядом с ним мне вспоминаются все те стихи, что когда-либо "задевали меня", рядом с ним я меняюсь до неузнаваемости и только для него. Я правда очень боюсь, что этого может больше не повториться. Я до ужаса этого боюсь. Не будет Дэми — не будет меня.
                Он - самый необычный в мире. Нет такого же, как он. Нет и никогда не будет. Он океан, он мир, он вся вселенная, он то, чем я дышу. Даже сейчас, в кафе, среди множества людей я вижу только его, а мои попытки разглядеть хоть одного официанта среди этой толпы - довольно тщетны. Дэмиэн неустанно нажимает на кнопку фотоаппарата, постоянно слышен звонкий щелчок затвора объектива и я улыбаюсь, улыбаюсь ему, потому что иначе просто невозможно. На всякий случай махнув поднятой вверх рукой, в надежде, что хоть кто-то нас заметит и подойдет принять заказ, я наконец сфокусировал всё свое внимание на Гудмэне - Ну что за ерунда? Иди сюда, нам нужны общие фотографии, а не только мои, что от них толку то? - легонько потянув Дэми за руку, я пододвинул свой стул ближе к нему - Или ты не хочешь фотографироваться вместе со мной, а??

Отредактировано Gabriel Livano (2013-07-31 03:11:04)

+2

18

Говорят, что влюбленного человека легко узнать даже в толпе, у него глаза горят. Мне же казалось, что я весь сиял, когда рядом со мной был Габи или когда в моей голове мелькала мысль о нем, а значит, я светился всегда, потому что я всегда думал о Габриэле. Даже когда он был рядом и держал меня за руку я думал о нем, обо всех тех прекрасных моментах, которые я хочу ему подарить. Мне хотелось рисовать его, писать ему стихи, хотелось растянуть на небе радугу и написать на ней, как сильно я люблю, мне казалось, что даже звезду с неба достать или привезти камешек с какой-нибудь неизученной планеты - не проблема. Какие звезды, какие планеты, если мое сердце уже давным давно у него в руках, я весь, целиком и полностью у него в руках и не жалею об этом. Потому что я знаю, что Габриэль никогда не сделает больно, не заставит меня плакать, разве что от счастья. А мое счастье было в нем. Без Габи мир разрушался, но выстраивался заново, когда я видел огромные глаза, которые смотрели с такой нежностью, которую невозможно описать простыми словами, записанными в словарях на всех языках мира. В такие моменты мне казалось, что я недостаточно сильно его люблю. Но куда еще больше, если каждый раз, когда я обнимал его, сердце выскакивало из груди, словно желая оказаться ближе к Габи, избавившись от препятствий в виде ребер и кожи? Кто-то говорит, что такой любви не существует, но я готов поспорить с ним.
А если окончательно отпустить свою фантазию и представить, что нам разрешили пожениться? Да я ведь с ума сойду, а Габриэлю не нужен муж-псих. Он тут же сбежит от меня. Но если предположить, что я все же останусь в здравом уме? "Это не мой друг, не мой партнер, он мой муж. Единственный на всю жизнь, я поклялся ему в этом перед Богом и людьми". Как же мне хочется когда-нибудь произнести это вслух, чтобы заткнуть всех и каждого, чтобы показать, что несмотря на все проблемы и непонимание окружающих мы связаны, раз и навсегда. Я знаю, что мы и так в глазах самых близких друзей живем как семейная пара, но им не понять. Я хочу видеть как солнечные лучики отблескивают на тоненьком колечке на безымянном пальце давая всем понять, что я принадлежу Габи не только потому что мы просто чувствуем это, знаем как то, что Земля вертится вокруг Солнца, но и потому что теперь никто в мире не сможет оспорить этого.
Я смотрю на Габриэля через объектив камеры, потому что это единственное, что может сдержать меня от попытки коснуться его, взять за руку, поцеловать, перегнувшись через маленький столик. Я все еще помню, что не все люди в этом мире могут принять наши чувства, и иногда мне кажется, что я отдал бы все на свете, чтобы не бояться осуждающего взгляда со стороны. Я сдерживаю свои чувства, стараясь уберечь нас обоих, хотя они рвутся наружу словно бурная река, и ни одна дамба не способна удержать ее всю, что-то все же выходит на поверхность во влюбленном взгляде и в ласковой улыбке.
Габи бросил попытки высмотреть официанта и обернулся ко мне. Новый щелчок затвора и улыбка при виде маленькой фотографии на экранчике.
- В такие моменты я жалею, что Полароид ушел в прошлое, - тихо произнес я. Действительно, это был какой-то непонятный кайф, когда после нажатия на кнопку ты тут же мог взять в руки небольшую фотографию. Хотя потом приходилось ходить с целой стопкой фотокарточек в кармане, но оно того стоило.
- От них очень много толку, к твоему сведению, - возмутился я, пытаясь сделать лицо более серьезным, но у меня не получалось. Не тогда, когда Габриэль рядом, - Может это все моя завуалированная попытка поймать тебя во всех ракурсах, а потом написать самую великолепную картину на свете или целую сотню картин. Я только что выдал свой секретный план, - засмеялся я. Я зачарованно посмотрел на то как Габриэль прикоснулся к моей руке и подвинулся ближе, - Конечно, я хочу фотографироваться с тобой, я хочу, чтобы у нас были тысячи фотографий, чтобы полки просто ломились от рамочек с нашими снимками. Я хочу показать каждую из этих фотографий нашим детям, - добавил я после секундного замешательства. Я спешу. Совершенно определенно спешу. Почему-то когда мы сидели дома на диване, смотрели какой-то ситком и смеясь фантазировали о том, какими мы будем в старости, это не выглядело так серьезно как сейчас. Ведь Габриэль мог подумать, что я пытаюсь давить на него или что-то в этом роде. Как вовремя подошла официантка.
- Простите за задержку, людей по утрам просто море, - улыбнулась она, открывая блокнотик.
- Мы Вас прощаем, - кивнул я в ответ с улыбкой на губах, - но только если Вы сфотографируете нас вместе, - я вопросительно приподнял бровь, и в ожидании ответа положил камеру на стол, переставляя свой стул вплотную к Габриэлю.
- Конечно, - весело отозвалась девушка, хватаясь за фотоаппарат и наводя на нас объектив. Я приобнял Габи за талию и улыбнулся в камеру. Щелчок и официантка, довольно улыбаясь, передает мне камеру, - Если плохо получилось, я могу переснять.
- Нет, не надо, - я провел кончиками пальцев по экрану, - Она замечательная, - с улыбкой я повернулся к Габриэлю, - Итак, от моей яичницы и хлопьев по утрам ты уже наверняка устал, поэтому мы попробуем что-то новое. Кофе, чтобы я стал еще более гиперактивным, чем есть. Кофе, чтобы тебе не хотелось меня убить, пока я буду таскать тебя по всему городу. И круассаны с шоколадом? - я посмотрел на Габи, пытаясь изобразить взгляд кота из "Шрека", хотя прекрасно знал, что это моя не самая сильная сторона.
- Вы такие милые, - хихикнула официантка, но тут же осеклась и уткнулась в свой блокнотик, - Простите, просто нечасто встретишь по утрам таких сияющих людей. Обычно все злые, потому что спешат на работу.
- Ничего, нам приятно, правда? - я положил голову Габи на плечо. Все-таки я больше не хочу сидеть напротив него, я хочу все время быть рядом и держать его за руку.

+2

19

В морях есть такие рыбы, которые могут выдержать только строго определенное количество соли.
И если вода окажется более соленой, чем они переносят, у них начинается помутнение разума.
Так же обстоит дело и с нами. Потому что человеческое счастье как соль.
Когда его слишком много, теряешь рассудок.
ц.

           Один из самых полезных жизненных навыков — это умение быстро забывать все плохое: не зацикливаться на неприятностях, не жить обидами, не упиваться раздражением, не таить злобу; не стоит тащить разный хлам в свою душу, добавлять в свои будни отрицательных эмоций - их итак там, к сожалению, предостаточно. Я никогда не отличался обидчивостью или злопамятностью, однако, кажется, все эти истины были забыты мною в ту минуту, когда Гудмэн "вылил" на меня всю ту лавину колких слов, в день нашего непосредственного знакомства. Я мог просто развернуться и уйти, а потом делать вид, что не знаю его, впервые вижу или и вовсе не смотреть в сторону Дэмиэна при встрече, но что-то меня остановило, что-то мне помешало, словно бы это что-то знало все наперед, решило все за нас самих. Я неоднократно ловил себя на мысли, что не пойди я тем вечером в бар, или не встреть меня тогда Дэми - все могло сложиться совсем иначе. Наше общение или и вовсе не имело бы места быть, или бы просто не переросло в крепкую дружбу, а затем и в чувство глубокой привязанности, в невозможность жить друг без друга. По крайней мере для меня жизнь без него не имела никакой ценности. Обидеть ведь очень просто; что бы причинить боль не нужно особо стараться, продумывать стратегию, строить планы - достаточно мысленно дотронуться кончиком пальца до самого дорогого и самого болезненного одновременно, до того, что мы так тщательно оберегаем и храним внутри себя. Пара необдуманных слов, поступок, совершенный под влиянием мимолетных эмоций - и карточный домик, так долго и тщательно выстраиваемый, пошатнется и рухнет. Конечно, от чужого человека подобную боль перенести куда проще, тогда как боль, причиненная любимым, навсегда останется на сердце шрамом. Нас с Гудмэном даже приятелями то тогда нельзя было назвать, а потому я просто подумал, что он один из богатеньких сыночков своих родителей, чей статус в обществе дает ему право спокойно втаптывать людей в грязь, извинился за свое несоответствие его представлениям о людях и ушел. Это не причинило мне никакого урона, а вот извинения, полученные вскоре, заставили навсегда изменить мое мнение о Дэмиэне. Думаю, именно это нас в итоге и сблизило; у меня никогда не было недостатка в друзьях и знакомых, но именно этот парень каким-то образом умудрился занять огромную нишу в моей жизни, в моем сердце. Смотри мы на вещи более трезво и смело - уже тогда могли бы понять, что нам не нужна никакая дружба, что наша встреча преследовала совсем иную цель; мы могли бы не потерять столько времени, хотя я ни о чем не жалею, ни о единой минуте, проведенной рядом с Дэми, в какой бы ипостаси я не пребывал.
          - У тебя уже не одна сотня моих дурацких фотографий, и это только за последний час! - усмехнувшись, я закрыл глаза ладонью в надежде, что это хоть немного сработает и Дэми отложит фотоаппарат в сторону, но мой проказник все не унимался. Даже когда он так живо и красочно рассказывал мне о своих шуточных планах, он умудрялся нажимать на кнопку и делать снимок за снимком, но вот слова о будущем, о детях, заставили меня, если не открыть в изумлении рот, то опустить ладонь на стол - так точно. Я не успел ничего ответить, не успел никак среагировать, потому что наконец-то подоспела девушка в длинном переднике и с блокнотиком в руках, на которую я тут же смущенно перевел взгляд. Пару раз мы обсуждали и наш домик у реки, и то, как будем ревновать друг друга к соседским дедушкам и бабушкам, которые возьмут в привычку, казалось бы беспричинно, наведываться к нам в гости, и даже касались темы детей, кроме того я и сам думал об этом, но сейчас слова Гудмэна прозвучали так неожиданно и, в тоже время, так естественно, что я даже немного растерялся. Рука парня скользнула по моей спине и легла на талию, его стул уже был вплотную придвинут к моему, а щекой я чувствовал исходящее от Дэми тепло; мне оставалось только обнять его в ответ, кладя вторую руку бойфренду на колено, благо цветастые скатерти скрывали мою смелость от посторонних глаз, и улыбнуться в объектив камеры. Согласно кивая на каждое предложение любимого, я нетерпеливо ждал когда девушка удалится и, когда это наконец произошло, на пару секунд замялся, глядя га Дэмиэна.
        - Ты.. ты же серьёзно про детей, да?. - в голосе отчетливо прослеживалась надежда, словно у малыша, в очередной раз выпрашивающего у мамы конфету перед обедом, а взгляд сейчас напоминал не иначе как взгляд маленького щеночка, не допускающего отказа. Я всегда, с раннего детства, мечтал о семье. Сперва просто о том, что бы у меня появился папа. Взялся из ниоткуда, нашел меня и всегда был рядом, что бы любил меня так же, как и мама; что бы просто был, так же как и мама. Когда немного подрос и должен был мечтать о профессии космонавта или карьере музыканта, я мечтал о своей будущей семье - любимом человеке, паре детишек, так что случайно вырвавшаяся фраза любимого всколыхнула во мне осевшие, подобно илу на дно, воспоминания, а та серьезность в его голосе пробудила огромное желание сгрести его в охапку, зарываясь носом в волосы. - Ты правда этого хочешь? Со мной?. Ложась спать, я иногда представляю себе картину: прошел десяток лет; я просыпаюсь утром, открываю глаза, а рядом со мной, обласканный нежными объятиями Морфея, спит он, мой Дэмиэн; я смотрю на него и не могу сдержать улыбки - сбылось то, о чем я так мечтал; я нежно, и в тоже время ревностно (что это какой-то там Морфей смеет к нему прикасаться??), целую его, ласково пробуждая ото сна.... Это наверное, самые счастливые мгновения, когда день начинается с самой родной улыбки любимого человека. Его голова на моем плече, прямо как было минутой ранее, а в комнату вбегают наши дети - задорно смеясь и вынуждая нас отстраниться друг от друга, потому как им всенепременно  хочется очутиться между своими папами.. - Конечно же позже. - уточняю я на всякий случай, глупо кивая, поддакивая самому же себе, но пока так и не решаюсь обнять, не узнав ответа.
               

Свернутый текст

з.ы. - прошлый пост, психанув, я удалил.
так что получилось то, что получилось.

+2

20

Наверное, это нормально - мечтать о будущем. Я мечтал о своем с самого детства, выстраивая его словно дворец из маленьких деталек конструктора лего, потому что мне хотелось, чтобы оно было идеальным. Со временем на меня свалилось понимание, что абсолютного совершенства не бывает и я начал редактировать свою мечту, меняя старые детальки на новые, иногда совсем не подходящие. Моя мечта изменялась. К двадцати годам она перестала быть идеально-розовой, в ней появились яркие пятна, словно недавно выкрашенную стену кто-то бомбил из пушек зарядами разных цветов, башенки изменили свои формы, исчезли четкие линии. Моя башня, в которой я планировал сидеть и распевать песни как Рапунцель в ожидании своего принца, исчезла вовсе, потому что я уже нашел его. Вот так просто. Без говорящих птиц и прочих Диснеевских уловок. Ему не пришлось убивать дракона или преодолевать заполненные лавой рвы. Он просто пришел. Просто открыл дверь своим ключом и сказал "Любимый, я дома".
Теперь я не выдумывал свою идеальную жизнь. Я просто жил ею. Хотя иногда все же позволял себе пофантазировать, но теперь уже заменяя слово "мое" на более приятное "наше". Это была наша идеальная жизнь. Габриэль помогал мне перестраивать мою несовершенную мечту и изменяя ее я понимал, что так лучше. Мой дворец уменьшился в размерах, превратившись в уютный маленький коттедж. Ведь что толку в огромном бальном зале? Ребенок может поскользнуться на намазанном мастикой полу и упасть, не надо сбрасывать со счетов их неуемную активность. Нет, здесь у нас будет детская, большая, с сотней мягких игрушек, у каждой из которых будут имена. И почему-то я уверен, что самой любимой игрушкой наших малышей будет огромный плюшевый медведь Рори, ведь когда детишки узнают, что он волшебный, ведь ему удалось сыграть свою маленькую роль в волшебной истории их родителей, они полюбят его больше, чем все игрушки на свете. Я точно знал, что у нас будет сад и по утрам я буду приносить в дом свежие цветы, добавляя еще больше красок в нашу и без того яркую жизнь. Мне больше не хотелось кровати с балдахином в вычурной спальне с позолоченной мебелью и тяжелыми темными шторами. Мне нравилась мысль о том, что по утрам в открытое окно комнаты будет врываться легкий ветерок, развевая легкие шторы, а Габриэль будет крепко прижимать меня к себе, чтобы я не замерз. И он не отпустит. Никуда и никогда. Он всегда будет рядом, потому что моя мечта строится вокруг него одного. Надеюсь, в его мечтах я тоже занимаю важное место и его не пугает моя далеко идущая фантазия. Ведь я хочу прожить всю жизнь с ним, обнимать только его, целовать его губы и касаться его кожи. Хочу быть лучшим мужем на свете и воспитывать детей до невозможности похожих на моего Габриэля.
Когда официантка удалилась, я опустил взгляд, разглядывая свои колени. Что ж, слово не воробей. А свести все это в шутку я не мог, потому что это было слишком важно. Для нас обоих. Я накрыл ладонью руку Габи, которая все еще лежала на моем колене даже после того, как раздался щелчок фотоаппарата в руках девушки, и слегка сжал ее.
- Я хочу всего с тобой, - ответил я, поднимая глаза на любимого. Я говорил шепотом, потому что это касалось только нас двоих и никого больше. Все, что было связано с Габи было слишком личным и интимным чтобы выставлять это напоказ, но он задал вопрос, и я обязан был ответить, хотя место для такого разговора было не совсем подходящим на первый взгляд: заполненный спешащими на работу людьми зал кафе, снующие между столиками официанты. Но в данный момент это было не важно, - И все, что я говорю, даже если это кажется смешным, глупым или нелепым - это не пустые фантазии, которые через мгновение забываются. Я помню каждую. Я помню о домике с верандой, помню о том, что хочу, чтобы у наших ног крутился кот. Я помню, как смотрел на тебя, когда ты держал на руках ребенка Тони и Эммы, и думал лишь о том, что хочу, чтобы точно так же ты держал нашего малыша, чтобы он был как две капли воды похож на тебя. И не важно, мальчик это будет или девочка, потому что я буду любить этого ребенка так же сильно, как я люблю тебя, - я затих, потому что к столику подошла официантка и тихо поставила перед нами наш заказ. Наверное, по нам было видно, что сейчас здесь происходит какой-то очень важный разговор и она сочла правильным не отвлекать нас от него. Я проводил ее взглядом и вновь посмотрел на Габриэля, - Я безумно боюсь, что не справлюсь со всем этим. По меркам моих родителей я сам еще ребенок и мне только в игрушки играть. Наверное они отчасти правы, - я улыбнулся, пожав плечами, - Но я хочу быть рядом с тобой, стоя у маленькой кроватки в детской, хочу слышать как ребенок скажет "папа" и недоумевать, кого из нас он позвал, - я тихонько засмеялся, ясно представив себе эту картину, - Я хочу с тобой всех этих сложностей, которые понесет за собой появление малыша и чувствовать, что ты рядом и готов помочь мне, когда я буду истерить, что не могу справиться с этим непоседой. Я хочу замазывать зеленкой разбитые коленки, хочу переживать, когда наш ребенок впервые пойдет в школу, так сильно, словно я сам туда иду. Но это будет, конечно же, позже. - шепотом повторил я слова Габи.
Кажется, я никогда еще не был настолько искренним. Я словно выворачивал себя наизнанку, при этом страшно переживая, что это будет слишком, но мне было трудно остановиться, пока я говорил об этом. Наверное, это то ощущение, которое называют "прорывает". Я прикусил нижнюю губу, глядя в глаза любимого, - Я, наверное, сказал слишком много и слишком рано. Я напугал тебя?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I wanna spend every minute of every day with you