Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I wanna spend every minute of every day with you


I wanna spend every minute of every day with you

Сообщений 21 страница 40 из 54

21

он заметил, что с тех пор, как они знакомы,
события, чувства и мысли обретают подлинное значение только после того,
как он расскажет ей о них.
ц.

        Как бы странно это не было, но жизнь порой дает нам гораздо больше, чем мы у нее просим. Она дает не только возможность получить желаемое, насладиться им, но и шанс исправить собственные ошибки, пересмотреть свои взгляды на многие вещи и, может быть, даже вернуть то, что когда-то по собственной глупости потеряли. К сожалению, нельзя остановить время, нельзя вернуться во вчерашний день или стереть какое-то событие из истории, но можно быть мудрее сегодня, жить сердцем, а не сиюминутными порывами, доверять ему; делать все, что бы прийти к намеченной цели, что бы получить то, что тебе действительно нужно, а не размениваться по мелочам, ведь ни единой прожитой минуты уже не прожить вновь, ни одного брошенного слова не забрать назад. За всю свою жизнь мы совершаем немало ошибок и, хоть большинство из них и можно исправить, некоторые ошибки непоправимы. Говорят, что угрызения разъедают душу. Говорят, что злость быстро проходит, а ненависть с годами смягчается, и только чувство вины неподвластно времени. Мне до сих пор было неловко, или даже стыдно, перед Дэми за некоторые свои поступки. Например, за ту нашу первую серьезную ссору из-за мистера Купера - я не имел права ревновать Гудмэна к нему, а он же, в свою очередь, не был ничем мне обязан и имел право жить как хотел и с кем хотел. Меня по сей день мучает совесть из-за подслушанного в канун Рождества разговора и, хоть именно благодаря этому мы сейчас и вместе, я прекрасно понимал, что ни одно из произнесенных в те минуты Дэмиэном слов не было предназначено для моих ушей. Я пообещал себе тогда, что настанет день и я расскажу ему все-все; тогда, когда буду уверен в том, что мое признание не навредит нам, нашим отношениям, нашей семье. Этот день еще не настал но, как мне кажется, он был уже близок. Я пообещал себе, что не стану насильно удерживать Дэми возле себя как бы сильно я его не любил, но пока он будет рядом я сделаю все, что бы он хотел оставаться со мной как можно дольше, а лучше всегда, ведь у меня весьма далеко идущие планы, главная роль в которых принадлежит лишь ему.
           Я сидел и слушал. Слушал и понимал, что, наверное, либо я просто сплю, либо все же окончательно доведен Гудмэном до безумия, потому как сейчас, пожалуй, звучало именно то, чего я больше всего хотел услышать от него. Точно так же в свое время я терял рассудок от его "я люблю тебя", точно так же сердце сбивалось с отлаженного ритма, немели пальцы, к горлу подбиралась волна сладостного переживания, того самого, что ощущаешь, срывая яркую финишную ленту в конце дистанции. Это было только начало одной из них и, конечно же, мне было страшно. Страшно все по тем же причинам - что не оправдаю его надежд, что не смогу стать опорой для него во всем, что не смогу давать ему всех тех чувств и эмоций, что Дэмиэн хочет от меня получать. Страшно разочаровать, страшно потерять, страшно не суметь быть нужным, однако от осознания, что это вовсе не сон, а прекрасная реальность, жизнь, о которой я мог только мечтать, наша с ним жизнь одна на двоих, страх потихоньку отступал. Все не могло быть так идеально, но все же было. Обеими руками крепко-крепко обхватив торс Дэми, сжимая его в объятиях и лихорадочно касаясь шеи парня губами, мне было плевать на все - на официантку, появление и мгновенное исчезновение которой я даже не заметил, на всех и каждого посетителей кафе, на чью-то тонкую душевную реализацию и консервативные взгляды на жизнь - пусть подавятся всем этим! Я боялся только одного - что мое сердце вот-вот вырвется из груди, избавляя меня от этой щемящей боли, от боли счастья, боли из-за обострившихся в мириады раз ощущений. Мы справимся со всем - и с кошкой, и со всеми нашими мелкими проблемами, страхами, опасениями, мы сможем стать хорошими родителями нашим будущим детям, мы сможем все, если только Гудмэн будет со мной. Наверное, я и сам не понимал, что творю, попросту не отдавал отчет своим действиям из-за лавины обрушившегося на меня счастья - все же не стоило так открыто показывать свои чувства и то, что связывает нас, у всех на виду. Дэмиэн старался в общественных местах быть сдержаннее и я тому не перечил, но когда твой любимый человек говорит, что хочет прожить всю жизнь с тобой, хочет создать семью, настоящую семью с детьми, чаепитиями на веранде и пушистыми котами, невозможно просто кивнуть в ответ. Ослабив кольцо своих рук вокруг талии любимого, я чуть подался назад, попутно касаясь губами его щеки и едва слышно, так что лишь дыхание мягко коснулось его кожи, произнося - Я люблю тебя. Больше жизни.
           Нервно передвигая корзиночку с круассанами, неловко перемещая чашки с кофе по поверхности стола, словно делая шахматный ход, я никак не мог окончательно поверить с реальность происходящего. - Извини. - Снова поворачиваясь к Дэми и беря его ладонь в свои, немного смущенно извиняюсь, не в силах подобрать слов, что бы сказать все то, что буквально рвется наружу. - Нет. Совсем нет... - качаю головой и делаю несколько маленьких глотков воздуха - Я не хочу больше тянуть, ждать, я не хочу "когда-то потом", я хочу в обозримом будущем. Это касается абсолютно всего, потому что я больше не позволю себе так все тормозить, собираясь с мыслями и силами. Вспомни, сколько времени нам потребовалось, что бы осмелиться сделать следующий шаг, хотя ведь, наверное, оба уже давно понимали, что все должно быть не так. Я не говорю, что к следующему Новому году у нас по плану должен быть сын, а еще через пару лет дочь, мы должны быть к этому готовы, должны понять, что уже готовы, но.. может мы начнем реализовывать наши планы и начнем с кота?.

+2

22

Слишком серьезный разговор, чтобы заводить его в первом попавшемся на пути кафе. Но так уж случилось. Не нам выбирать где прозвучат важные слова. Можно строить какие-то планы, но жизнь все равно посмеется и внесет свои коррективы. Потому что иногда самое сокровенное произносится вот так, без подготовки, просто потому что оно было внутри очень долго, терпеливо выжидало подходящего "своего" момента, но устало ждать и решило само пробиться наружу. Возможно, иногда это и лучше. Не готовишь правильные слова, а просто отдаешься на волю эмоций, которые сами выстроят нужные предложения. Может быть немного скомканные и неуверенные, но все же самые честные из тех, что могут быть.
Но как же я боялся, что это было слишком. Боялся, что Габи скажет что-то вроде "Притормози", потому что перебрасываться шутками, сидя на диване - это одно, а вот так открыто говорить о том, что мечтаешь о семье - совершенно другое. Это нечто более серьезное, чем брошенное в процессе просмотра семейной комедии "когда у нас будут дети, я...". Хотя даже в эти моменты я чувствовал, как сердце начинало биться быстрее. Потому что в какой-то момент я начал высматривать в этих фильмах себя - человека, который не уверен, что со всем этим справится. Я смеялся над проколами экранных молодых родителей, а сам думал, на какое же количество грабель смогу наступить я. Но когда я чувствовал, что Габриэль обнимает меня, притягивая к себе, я выдыхал спокойнее. Потому что на протяжении всего этого выматывающего марафона он будет рядом со мной, мы будем учиться на общих ошибках, делая каждый новый шаг вместе. Я снова переводил взгляд на экран и видел что-то большее, чем нелепые ситуации, в которые может попасть молодой и неопытный отец. Я видел, что все это - любовь: когда не находишь себе места, потому что ребенок плачет, когда просыпаешься по ночам из-за визга стоящей возле уха радионяни, когда проверяешь температуру детского питания, чтобы малыш не обжегся. Потому что только жизнь и спокойствие безумно любимого человека может быть настолько важной, важнее своих собственных потребностей и желаний. И это любовь не только к иногда все же засыпающему в колыбельке маленькому человеку, в большей степени это любовь к тому, с кем ты захотел разделить все это. Наверное, это странно, но я уже любил наших детей. До того, как они появились бы на свет. Потому что я уже готов был вложить в них всего себя. И не важно чьими они будут биологически, потому что они всегда будут нашими. Хотя мне все же безумно хотелось, чтобы у детей были темные непослушные кудряшки и огромные золотисто-карие глаза. Иногда мне снилось, как я гуляю в парке, держа за ручку маленькую копию Габи, и просыпался с, наверное, наиглупейшей улыбкой на свете.
Я резко вдохнул, когда губы Габриэля коснулись моей шеи. Я не ожидал такого не только из-за своей предыдущей тирады, но и по той причине, что вокруг на сейчас был не один десяток людей. Мы всегда старались быть осторожнее в подобных обстоятельствах, ведь никогда не знаешь, что творится в головах у окружающих, даже несмотря на то, что зачастую нам не выражали своего особого одобрения, когда мы иногда позволяли себе держаться за руки, гуляя по парку или сидя в кафе, как сейчас. В конце концов, Габи - мой парень, мы живем вместе, мы мечтаем о семье. Неужели же мы должны ходить друг от друга на пионерском расстоянии и бояться прикоснуться? Жаль только, что не все считают так же.
Но все переживания отошли на второй план, когда я услышал мягкий шепот Габриэля. Губы растянулись в улыбке. Я чувствовал себя самым счастливым человеком на свете, хотя понимал, что это не предел, ведь каждый день рядом с Габи я думал, что прекраснее наша жизнь быть уже не сможет, но с какой радостью, просыпаясь на следующий день, я понимал, что это не так. Кажется, любить еще больше нельзя, но я каждую минуту влюблялся в него заново, все сильнее и сильнее.
Я внимательно проследил за тем, как любимый сосредоточенно передвигает чашки по столу. Может такое случиться, и сейчас за признанием последует какое-то "но" и он сейчас обдумывает, как бы сказать это помягче? Я смотрел на Габи чувствуя, как его руки накрывают мою ладонь и боялся. "Но" было, однако оно было прекрасным.
Я не мог сдержать улыбки. Габриэль прав - мы слишком часто затягивали с новыми шагами, причем для этого не было никаких видимых причин. Мы боялись или опасались? Не знаю, наверное. Каждый из нас боялся поспешить, чтобы не наломать дров и не нарушить уже устоявшийся порядок. Но когда кто-то из на все же решался сделать движение вперед, это было счастьем для обоих. Наши планы больше не будут чем-то абстрактным. Они так же реальны как то, что мы сейчас сидим за столиком, а вокруг нас витает запах кофе. И их не нужно бояться, потому что это правильно, ведь пока мы вместе не может быть неверных решений.
- Я согласен, - кивнул я. Своего рода котенок - это тоже ребенок, ведь за ним нужно все время следить. Нужно будет столько всего купить - все эти мисочки, игрушки, витаминки, корм - голова кругом пойдет от одного только списка. А если мы не справимся даже с котом? Нет, все будет хорошо. Все обязательно будет хорошо. От всех этих переживаний у меня разыгрался зверский аппетит и я потянулся за круассаном и откусив от него кусочек с радостной улыбкой посмотрел на Габи, - Итак, он должен появится у нас уже сегодня, чтобы не затягивать. Тогда мы сначала погуляем, а потом пойдем в зоомагазин выбирать своего маленького питомца, согласен? Потому что если сначала мы купим кота, то кто-то из нас весь день не выпустит его из рук, - наверное я сейчас смотрел на Габи взглядом, отчетливо говорящим, что этим кем-то буду я, - Или перенесем прогулку на другой день и будем возиться только с котенком? Как ты хочешь?

Отредактировано Damien Goodman (2013-08-03 16:25:31)

+1

23

возможно, я не столько хочу, чтобы ты это знал, сколько хочу сказать это тебе.
ц.

           Говорят, что прошлое так или иначе всегда тянет нас назад, заставляет снова и снова возвращаться в свои воспоминания, анализировать поступки или корить себя. Мое же прошлое меркло и задыхалось на фоне настоящего, окончательно растворяясь в воздухе на фоне нашего будущего, которое мы уже старательно начали выстраивать - кирпичик к кирпичику, обдуманно, осторожно и не спеша - так уж сложилось в наших с Дэми отношениях с самого их начала, но зато мы точно знали, что хотим этого; более того, обдуманность всех решений служила и некой гарантией, что мы сумеем избежать, если не всех, то хотя бы части ошибок, встречающихся на пути молодых пар, выбирающих для себя взрослую новую жизнь, мысли о которой пугали, но, в то же время, пускали в кровь дозу адреналина. Удивительно, но мне это не внушало никакого страха, в очередной раз будущее показалось мне куда более реальным, чем настоящее, словно это было так логично и естественно, словно все это уже было с нами и мы проживали это вновь, заведомо зная, что наша сказка будет доброй, с самым счастливым, из всех возможных, концом.
         Слегка откинувшись на спинку стула, тем самым сдерживая себя от желания снова заключить любимого в объятия или поцеловать от переполнявшего меня счастья, а внимательно следил за каждым его движением, за каждым взмахом ресниц. Нет, я не примирился с правилами современного мира, в котором одно движение руки или одно неправильно понятое слово могут стоить человеку жизни или в миг запятнать его репутацию, но и идти против толпы тоже было глупо, особенно когда у нас с Гудмэном был свой собственный мир, лишь для нас двоих. Мы будто бы разговаривали на своем волшебном, тайном языке, растворяясь друг в друге; в процессе наших бесед все вокруг затихало, а окружающие растворялись в воздухе, как призраки, погружая нас в сказочную атмосферу познавания друг друга. Сколько бы мы ни разговаривали, насколько бы хорошо ни знали друг друга, у нас всегда находились общие темы, Дэмиэн раз за разом открывался мне с новой стороны, сверкая неизвестной ранее гранью своего характера, не переставая удивлять. Так и сейчас - его искренность слегка повергла меня в шок, приятно удивив и в очередной раз доказывая, что все, что было до того момента, как в моей жизни появился Дэми - было бессмысленным.
            - Сегодня и правда необычный день... - мягко улыбнувшись, я немного крепче сжал руку любимого, все еще не в силах отвести от него глаз - Мне немного страшно от того, что я с чем-то не справлюсь или не оправдаю твоих ожиданий, но пока ты держишь меня за руку, я смогу справиться со всем. И это было чистейшей правдой - идущий рядом со мной Дэми придавал мне сил и вселял уверенность в завтрашнем дне. - Я не хочу ничего переносить, неееет... - покачав головой, я мельком глянул на чашку с кофе, над которой поднимался ароматный дымок, понимая, что от волнения слегка пересохло в горле. - Сегодня весь день только для нас, котенок никуда не убежит и дождется нас к вечеру в магазине - свободной рукой осторожно поднеся чашку к губам и сделав несколько глотков ароматного напитка, тут же мягко обволакивающего гортань, я вновь улыбнулся; казалось, последние минуты улыбка и вовсе не сходила с моих губ; - А вот у нас может больше не найтись смелости, что бы так легко прогулять работу и все свои важные дела. Так что пока действуем по плану. Я не слишком любил четко спланированные и организованные мероприятия, привязывающие ко времени и ограничивающие меня в свободе, куда проще мне было действовать по ситуации, опираясь на настроение и принимая спонтанные решения; именно таким я хотел видеть и сегодняшний день, хотел видеть улыбку любимого человека и блеск в его глазах, видеть в них свое отражение, внезапно оказавшись на какой-нибудь витиеватой пустынной улочке, где я наконец смогу его обнять, прижав к разогретой ярким солнцем стене одного из домов, не думая в этот момент ни о чем, кроме как о том, что я безмерно счастлив; хотел сделать кучу общих снимков, поднявшись на самую вершину колеса обозрения, на фоне ясно-голубого неба и панорамы города, подарившего мне столько счастья, главным из которых, конечно, был Дэми; целую кучу дурацких фотографий, держа камеру или телефон на вытянутой руке, но на каждом снимке без труда можно будет понять, что мы безумно влюблены и настолько же счастливы. Рядом с Гудмэном я словно бы рождался заново или примерял на себя маску другого человека, того Габриэля, каким я был лишь для него и лишь с ним - возможно излишне романтичного, нежного, податливого, старающегося исполнить любой его каприз, потому что больше всего на свете хотел видеть Дэми счастливым. Порой одна лишь его улыбка затуманивала мой разум, меняя меня до неузнаваемости. Готов поспорить, что никто из моих коллег даже представить себе не могли, что я способен быть таким. Впрочем, мне было безразлично их мнение на сей счет, как и на все темы, касающиеся моей личной жизни, от и до строившейся вокруг Гудмэна. - Кстати, какого цвета ты хочешь что бы он был? - поинтересовался я, откусывая круассан, который успел немного остыть пока мы разговаривали. Для меня это совершенно не было принципиально, но вдруг у Дэми были какие-то представления о котенке его мечты?

+3

24

Did you know that life has given love a guarantee
To last through forever and another day. ©

У нас не было отношений, которые привычны для других. Мы просто всегда были рядом, узнавая друг друга слово за словом, поддерживая в сложные моменты и радуясь в минуты успеха. Возможно, если бы в какой-то момент в голове что-то не щелкнуло, давая понять, что дружба - это меньшее, что мы можем дать друг другу и поэтому ее никогда не будет достаточно для нас обоих, то мы сейчас так же сидели бы в этом кафе, но обсуждали бы лишь учебу или работу, перекидывались бы шутками и общими фразами, задевающими лишь отвлеченные темы. Но, к счастью, этот щелчок произошел. И мы просыпаемся каждое утро в одной постели, считая своим солнцем не большую звезду, согревающую Землю, а человека, лежащего рядом. Мы можем говорить о детях, семье и нашем общем будущем, потому что однажды, задув свечу, мы загадали на двоих одно желание - всегда быть вместе - и твердо знаем, что оно исполнится. И не только оно, ведь подсознательно, мечтая вечности, проведенной вдвоем, мы мысленно наполняли каждый ее день только любовью и огромным счастьем.
- Ты думаешь, что мне не страшно? Да я просто в ужасе - хихикнул я в ответ на опасения Габи, - Мне кажется, что я буду худшим отцом из возможных, а вот ты станешь лучшим на свете папой, я уверен, - я улыбнулся любимому. Мне всегда казалось, что он запросто может поладить с детьми. Даже близнецы Морганов, кажется, уже его полюбили. Кажется, мне придется прикладывать все усилия, чтобы соответствовать своему идеальному Габриэлю, чтобы ему не приходилось  слышать вопрос "Да что ты в нем нашел?" настолько часто, чтобы остановиться и серьезно задуматься об этом.
- Хорошо, - кивнул я, соглашаясь, - Значит все будет так, как мы задумали, - хотя и задумано-то ничего по сути не было. Были лишь общие идеи, неровные наброски будущей красивой картины. Возможно, когда мы вернемся домой, я нарисую что-нибудь. Не знаю, что это будет, но эмоции нужно выплескивать - в моем случае на холст. Возможно картина выйдет яркой, может быть нежной - это все придет само. Точно я знал лишь одно: на рисунке будут два силуэта, держащихся за руки. И только мы с Габриэлем будем знать, что это не фантазия художника, а красивая реальность. А возможно между нами на рисунке будет идти маленький ребенок, а у ног будет кружить красивый пушистый кот.
- Это не столь важно, - покачал головой я, делая глоток кофе из своей чашки, - Думаю, когда мы его увидим, мы поймем, что это наш котенок и никому, кроме нас, он принадлежать не может, - наверное, это сентиментально, но я почему-то верил, что так и будет. Что как где-то есть особенный человек для каждого из нас (а мой человек сейчас сидел рядом со мной), так где-то рядом обязательно есть наш кот, - Мы просто посмотрим на него, осознаем, что это он, я схвачу его и мы сбежим домой, - я тихо засмеялся. Появление в доме кота могло гарантировать целую кучу хлопот, но это было уже не столь важно - мне всегда казалось, что мурчанье пушистого комочка создает ощущение настоящего семейного уюта, так же как это могут сделать треск горящих поленьев в камине или чашка горячего шоколада.
Я чувствовал себя спокойно и расслабленно, несмотря на то, что мы были в достаточно людном месте. Запах кофе и свежей выпечки приятно окутывал, располагая к хорошему продолжению дня. Хотел бы я, чтобы каждый день был таким же как сегодняшний? Конечно. Думаю, каждый из нас мечтает об этом, даже те, кто дуются, забившись в углу, и говорят, что романтика - это глупость. Большое, растянувшееся на целый день, свидание - это, наверное, мечта. Тем более если учесть, что у нас с Габриэлем как таковых свиданий вообще не было. Не было этих неловких вечеров за столиками в кафе, когда пытаешься казаться лучше, чем ты есть на самом деле, не было прогулок, во время которых не знаешь, можно взять человека за руку или пока еще рано, не было заминок на пороге дома, когда думаешь о том, должен ли вечер окончиться поцелуем и каким он должен быть. Наверное, сегодня мы просто берем реванш за те вечера, которых не было из-за нашей излишней осторожности.
Заметив, что людей в кафе немного поубавилось, я подозвал официантку и тут же расплатился, не давая Габи даже притронуться к счету, объясняя это тем, что раз уж я все это затеял, то как минимум завтрак сегодня на мне.
- Итак, - я встал из-за столика и повернулся к любимому, протягивая ему руку, чтобы увести из прохладного кафе на наполненную солнечным светом улицу, - Сейчас мы пойдем впадать в детство в парке аттракционов или будем атаковать маленькие магазинчики? Я хочу, чтобы на память об этом дне у нас осталось что-то особенное. Действительно, сегодняшний день был особенным. Особенно безумным. Вот так бросить все, чтобы окунуться в летний день даже без намека на серьезные мысли в голове. Это было несвойственно мне, это было не в стиле исполнительного и ответственного по отношению к работе Габи, но, к счастью, это просто случилось. Мы редко позволяли себе рисковать, но раз в сто лет можно позволить себе немножко посходить с ума и делать то, что действительно хочется, а не то, что отвечает всеобщим стандартам.

+2

25

я благодарю тебя.
благодарю тебя со всей серьезностью и с неизменным легким волнением за то, что ты есть.
и за то, что я могу быть.
ц.

         
                   Я никогда не питал особой любви к детям, никогда не умилялся розовощеким карапузам, смотрящим на меня на улице или с экрана телевизора, а мысль о том, что одно неловкое или неосторожное движение может причинить  малышу боль и вовсе приводила меня в ужас. Со стороны мамы и папы, толкающие перед собой коляску или корчащие забавные рожицы своему чаду, дабы тот не хныкал - выглядят так естественно, словно нет этих бессонных ночей, вымотанных нервов, бесконечных подгузников, вечного заваривания молочных смесей и выбора детского пюре из всего его многообразия на полках в супермаркете.. Я всегда этого боялся, боялся одних лишь мыслей об этом, но сейчас, когда картинка в моей голове приобрела четкость и я отчетливо видел и понимал, что это наш с Дэми ребенок - на душе становилось легко и радостно. Вот удивительно - как кардинально может поменяться отношение к той или иной ситуации из-за одного лишь осознания, что через все это предстоит пройти вместе с любимым человеком.  Кроме того, общение с близнецами Морганов и правда послужит нам хорошей практикой, надо бы видеться с ними почаще, а уж если Тони справляется с обязанностями отца, то тогда, может быть, в словах Дэми есть правда и даже я смогу стать хорошим папой? От этой мысли я вновь заулыбался, наблюдая как любимый с аппетитом доедает круассан со своим любимым шоколадом, запивая его кофе. Да, он сам порой был как ребенок, с этим я не мог не согласиться, да я и сам от него недалеко ушел, но у нас впереди еще много времени, ведь к утру аист не принесет нам на порог младенца в ворохе капустных листьев, а потому мы всему еще научимся; все приходит с опытом, пускай для этого и придется совершать ошибки и набивать шишки, но ведь не зря говорят, что не ошибается тот, кто ничего не делает.
             Зная о любви Дэмиэна к представителям семейства кошачьих, я все это время недоумевал - почему он не обзавелся пушистым комочком прежде? Он жил один в собственной, отнюдь не маленькой, квартире, где уж точно нашлось бы место и кошке, к тому же как приятно, когда вечерами на пороге тебя встречает хоть кто-то... Если говорить на чистоту, то я уже заранее ревновал Дэми к котенку. Согласен, это дико глупо и смешно, но одна лишь мысль о том, что теперь какая-то часть внимания и нежности любимого будет предназначена не мне - пугала, ведь мне итак всегда было мало времени, проведенного с Гудмэном, а что будет теперь? Теперь котенок, наверняка, даже спать будет в нашей постели, в объятиях Дэми, тогда как мне придется обнимать свою подушку. - Но с появлением в доме кота ты же не станешь забывать и о моем присутствии, да?. - на всякий случай решил уточнить я, стараясь спрятать смесь из огорчения и неловкости за, ставшим таким привычным и, честное слово!, получающимся как-то самим-собой, взглядом щеночка. Конечно, я все утрировал и сгустил краски в своем воображении, но, в любом случае, это будет неплохим уроком в попытках научиться делить внимание Дэми, ведь когда у нас появится малыш, все внимание будет уделяться ему и только ему - это нормально и естественно, но вот что бы принять эту правду жутко ревнивому человеку - нужно время.
             Покончив с завтраком и заплатив по счету, мы вышли из кафе, на долю которого выпал наш столько сокровенный и личный разговор с Дэми. Вышли, держась за руки, не обращая внимание ни на кого, кроме друг друга. Утреннее солнце, нежное и еще не такое обжигающее, приятно щекотало кожу своими лучами, теплый ветерок развевал на ходу волосы, и даже спешащие по своим делам прохожие не казались этим утром такими суровыми, как обычно. В моей голове не было ни мысли о работе - о неподготовленном отчете, непроверенных расчетах к чертежам, сметах, что завтра утром по-прежнему будут ждать меня на рабочем столе среди прочих бумаг - все это будет завтра, а сегодняшний день я полностью хочу посвятить Дэмиэну, своему любимому Дэми, исполняя все его прихоти, делая снимок за снимком, пачкая мороженым кончик его носа и целуясь в тенистых парковых аллейках.
            - Может, магазинчики дождутся нас чуть позже? А пока мы можем взять билеты на великое множество аттракционов, не забыв о колесе обозрения, потому что на самом-самом верху мы сможем побыть вдвоем, пускай и на пару мгновений, какой-нибудь самой милой карусельке с колокольчиками и, на всякий случай, американских горках? Я с детства не катался на последних, а все потому что... я немного боюсь! - я звонко рассеялся, снова на доли секунды ощутив себя ребенком - Только пускай это будет нашим маленьким секретом, угу? Не хочу рушить свою репутацию бесстрашного Габриэля! - сейчас мой смех звучал еще громче, рука Дэми по-прежнему была в моей руке и ничто не могло разрушить моего ощущения безграничного счастья. - Что ты думаешь об американских горках, мм?. Готов поспорить, ты тоже всегда обходил стороной ту часть парка?. Признайся же!

+1

26

- К слову, никто не изменит того, что мое внимание всегда будет направлено только на тебя, особенно кот, – засмеялся я, когда мы уже покинули кафе. Конечно, возня с котенком займет много времени, но даже появление в нашем доме маленького беззащитного существа, о котором нужно все время заботиться, не заставит меня оставить Габриэля без моей любви и заботы. Он всегда был и будет единственным, кого я вижу перед собой, когда задумываюсь о доме, потому что мой дом рядом с ним. Но я и сам был уверен, что котенок заполнит своим существованием хотя бы частичку его мыслей, а дети, которые обязательно со временем появятся, тоже отхватят себе добрую часть внимания Габи. Необходимо привыкать к этому, хотя мне и так тяжело дается то же сидение у телевизора в ожидании любимого, когда все время поглядываешь на часы и думаешь, когда же двери откроются, и звук любимого голоса наполнит квартиру. Время, проведенное врозь, тянется долго, словно нас разлучили на неделю или даже на месяц. А вот минуты, в которые мы можем обнять друг друга, просто наслаждаясь присутствием любимого человека рядом, мелькают, словно секундные вспышки. Наверное, я уже сейчас могу гарантировать, что с появление с доме малышей, мы с Габриэлем уже не сможем устраивать себе такие и без того редкие выходные, а каждое мгновение, проведенное вместе, будем ценить как самый большой подарок на свете. Хочешь научиться ценить секунды, заведи детей. Но пока что мы были молоды, счастливы и не обременены колясками. Поэтому можно было просто идти по улице, держась за руки, и не заботясь, что дома нас кто-то ждет, потому что единственный человек, который сейчас нуждается в твоем присутствии, идет рядом.
Солнечные лучики играли на лице, и я уже подозревал, что целый день, проведенный на солнце, может посулить мне обилие веснушек на носу, которых я потом буду страшно стесняться. Хотя горящие от смущения щеки в сочетании с веснушками – это еще хуже, чем что-то одно из перечисленного. Поэтому я предпочел веснушки, ведь они будут напоминанием о сегодняшнем дне, пусть и ненадолго. А Габи, надеюсь, любит во мне все, вплоть до россыпи мелких крапинок на бледном лице. Именно это заставило меня отвлечься от мысли о своем ужасающем несовершенстве.
- Хорошо, тогда идем составлять конкуренцию маленьким детям по уровню радостного визга, - рассмеялся я. Парк аттракционов уже давно казался мне чем-то далеким и забытым, и я никак не думал, что вновь приду сюда и буду, так же как и раньше, радоваться перспективе залезть на какую-нибудь карусель. В детстве мне казалось, что колесо обозрения способно поднять нас на самую вершину мира. Мне уже очень давно не удавалось увидеть город с такой высоты, подняться к самым облакам – самолет не считается, ведь в нем не почувствуешь дуновения ветра и иллюминаторы не дают даже надежды на то, чтобы коснуться облаков руками.
А вот упоминания об американских горках вызвали невольную дрожь. Я покрепче сжал руку Габи в своей ладони, - Да я их безумно боюсь, вот такой я трусливый. Мне кажется, что когда этот вагончик начнет лететь вниз, обязательно что-нибудь раскрутится, слетит, не знаю, что там еще может произойти, но добром это не кончится, и я встречусь с землей раньше, чем успею осознать, что происходит, - протараторил я, глядя на любимого. Я всегда боялся залезать на горки, даже в детстве. И в то время как мои сестра и брат радостно визжали, обязательно садясь на передние сиденья, я либо стоял рядом с аттракционом и снимал все это безумие на камеру, недоумевая, как они вообще могут получать удовольствие от подобного сумасшествия, либо сидел позади своих радостно пищащих родных, категорически отказываясь открыть глаза и желая лишь одного – чтобы все это поскорее закончилось.
За смехом и воспоминаниями о детских страхах, мы шли по аллее в сторону аттракционов. В это время суток спешащим по своим делам людям некогда было обращать внимание на медленно прогуливающуюся парочку. Они могли почувствовать разве что зависть из-за того, что им приходится бежать в душный офис, а кто-то может позволить себе гулять по  парку и никуда не спешить, ни о чем не волноваться. А может кто-то сможет остановиться на мгновение и порадоваться за нас, потому что мне казалось, что мы светились изнутри, когда были рядом и смотрели друг другу в глаза, но надеяться на это не приходится. Поэтому я просто отбрасывал свои мысли целыми охапками, оставляя лишь те, что касались Габриэля.
- А еще я хочу заглянуть в фотокабинку. Потому что там можно будет целоваться, а я хочу, чтобы у нас были и такие фотографии тоже, - полушепотом уточнил я и рассмеялся. Ну как объяснить мое сегодняшнее поведение? Не знаю. Это что-то в утреннем свежем воздухе, наверное. Я чмокнул Габи в щеку и потащил его вперед быстрее, потому что аттракционы уже виднелись впереди.
В основном здесь были дети, звонкий смех которых разрезал воздух, и их родители, следившие, чтобы их малыши не влезли куда не надо. Наверняка мы сейчас были единственными, кто не попадал ни под ту, ни под другую категорию. В обмен на пару купюр в кассе нам выложили целый веер разнообразных цветных билетиков. Билеты на американские горки я быстро, пытаясь не привлекать внимания Габи к этому жесту, засунул в задний карман брюк и раскрыл остальные перед Габи.
- Итак, что мы сделаем в первую очередь?

+1

27

Наверное, это осознание того факта, что теперь я несу ответственность не только за себя, но и за Дэми, сделала меня еще более серьезным, чем скурпулезная работа, требующая от меня внимательности и точности, что бы не совершить ошибок в расчетах и чертежах и, тем самым, не подвести разом множество людей. Я уже неоднократно приходил к выводу, что знакомство с Гудмэном разительно меня изменило, а наше общение, становившееся все более близким и доверительным, со временем вытеснило из моей жизни многих других людей, всю ту шумную компанию друзей-товарищей, без которых я раньше не представлял своего существования, с кем проводил каждый день и творил такие вещи, о которых сейчас даже и думать неловко. Я был безбашенным компанейским парнем, готовым с радостью вляпаться в разного рода передряги, а сейчас представлял собой порядочного семьянина, который после трудового дня спешит домой, где его встретит тот самый единственный и неповторимый, один на семь миллиардов, один на всю мою жизнь. Меня нисколько не угнетала такая разительная перемена по отношению к жизни и жизненным ценностям, но иногда хотелось отбросить все заботы и дела куда подальше и просто наслаждаться обществом любимого, что я сегодня и делал. Прогулка по парку солнечным утром среди ребятишек, убегающих от мамаш и при этом задорно смеясь, поднимала планку настроения просто до небес, до тех перистых облачков, что не спеша плыли по нежно-голубому небу, подгоняемые легким ветерком. Когда-нибудь мы с Дэмиэном точно так же будем бегать за малышом между деревьями, катать его на качелях и вместе кормить лебедей, а пока нас самих ждут карусели и яблоки в карамели, поцелуй в кабинке на вершине колеса обозрения, неловкие, словно украденные, объятия и все это сложится в поистине волшебный день, который останется в нашей памяти на долгие-долгие годы, встав в один ряд с важными событиями нашей с ним жизни.
            - Да брооось, ничего страшного не случится! Если что, я торжественно клянусь тебя поймать и не допустить встречи с землей - усмехнувшись, я огляделся по сторонам - мы уже приближались к аттракционам и стоило выбрать с чего мы все же начнем. Американские горки обязательно будут включены в нашу программу-максимум на день, но отложим это немного на попозже, все же, начать следует с чего-то более спокойного и приятного. - Ну ведь нам обоим будет не так страшно, если мы будем сидеть на соседних креслах и держаться за руки, а? Давай начнем бороться со своими глупыми страхами, Дэми? А ведь и правда, в наших головах, в наших мыслях обществом было заложено столько предрассудков, столько пугающих и мешающих нам жить вещей, который нужно было во что бы то ни стало искоренить, если мы хотели создать свою семью и научиться не бояться косых взглядов и недовольного бурчания окружающих. Конечно, это было не так просто, как сесть в одну из кабинок и вытерпеть несколько минут безумных гонок по кругу, но надо же с чего-то начинать, верно?
              - Сначала мы идем на колесо обозрения. - мягким, но уверенным, голосом вынес я свой вердикт, сжимая ладонь Дэми в своей - Надеюсь, эти билеты ты не припрятал так же, как и билеты на горки? А то ведь мне не составит особого труда получить их... - последние слова были сказаны уже совсем тихо, практически на ушко любимому, с нотками хитрости и настойчивости - А уже потом заглянем в фотокабинку - и снова я шел как ни в чем не бывало; шел так, словно только что не я поборол в себе невероятное желание наплевать на всех и поцеловать Гудмэна; словно это не я хотел бы оказаться сейчас в нашем утре, в нашей спальне, когда я только вышел из душа и едва одетый Дэми так и льнул к моему обнаженному торсу.. Тряхнув головой, отгоняя эти мысли словно назойливую муху, я протянул старичку в форменном костюме два квиточка, на которых яркими цветами пестрили изображения каруселек - Идем же, пошли.. - я снова потянул любимого за собой, делая шаг к одной из кабинок - Выберем эту?.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-08-16 14:23:28)

+1

28

Сложно было узнать серьезного и прилежного студента Гудмэна в парне который сейчас весело оглядывался вокруг, пытаясь запомнить каждый оттенок, которыми переливались воздушные шары, цвет чистого неба, яркие краски, которыми были разукрашены аттракционы. Мне показалось, что если я не впал в детство, то явно снова стал подростком, потому что мне хотелось куда-то бежать, не останавливаясь, и громко смеяться. Но рядом с Габи я не боялся быть таким, потому что любимый поймет, и мое ребячество не огорчит его. Похоже, когда у нас появятся дети, лично у Габриэля их будет на одного больше: малыши и я, за которым тоже нужно все время приглядывать. Хотя, возможно, появление детишек окончательно сделает меня ответственным и Габи не придется переживать за меня. Но мне бы этого не хотелось - все же забота любимого человека всегда приятна и желанна.
Но этот страх не глупый, и если тебя не будет рядом я даже смотреть не буду в сторону горок, потому что это действительно опасно, - я притворно-обиженно надул губки, глядя на любимого исподлобья, - И если ты меня все-таки затащишь на этот ужасный аттракцион, то я либо закрою глаза и не открою до самого конца поездки, либо буду полными ужаса глазами смотреть на тебя. А еще у тебя может внезапно заболеть рука от моей испуганной мертвой хватки, - я заранее решил предупредить Габи о возможных последствиях, потому что он еще не видел меня настолько напуганным, каким я мог быть на горках, - Но ты ведь все равно будешь рядом со мной? - с мягкой улыбкой на губах спросил я, хотя Габи мог и не отвечать. Я и так знал ответ, потому что он мой герой и мой рыцарь. Он спасет меня от всех бед, защитит и обнимет, когда мне будет страшно. Рядом с ним можно ничего не бояться, но не запрещено сделать вид, что мне очень страшно, чтобы любимый прижал меня еще ближе к себе. Коварный план. А на колесе обозрения и вовсе можно притвориться, что я боюсь высоты. Хотя там, поднявшись над толпой людей, над городом, можно ничего не бояться, целуя любимого, пока никто не видит и мы можем побыть только вдвоем, не страшась никого и ничего. Поэтому я с улыбкой кивнул, когда Габриэль предложил сначала посмотреть на город с высоты птичьего полета, поднявшись к облакам в одной из десятка кабинок.
- Нет, эти билеты со мной, - тихонько ответил я, чувствуя, как на щеки горят от появившегося на них румянца, и протянул Габриэлю два нужных маленьких билетика, - Там ведь не так страшно, как на горках, а значит опасаться нечего, - задумчиво произнес я, мысленно представляя себе, каково это - провести время в небе, и думая, что я бы, возможно, совсем не расстроился, если бы кабина колеса обозрения на некоторое время зависла в воздухе. Если бы было возможно устроить свидание в небе - это было бы очень красиво и, наверное, чрезмерно романтично, если подумать. Хотя это ведь возможно организовать, если постараться. Похоже, я только что придумал, где можно провести еще один безумный вечер.
Со всеми планами Габи я был абсолютно согласен, поэтому беспрекословно шел за ним к огромному колесу с кабинками, которые одна за другой поднимались в небо, унося ввысь людей, которые решили провести день, даря радость и кусочек детства себе и близким. Приятный дедушка, который работает здесь явно не первый год, взглянул на билетики и попустил нас к платформе, с которой отправлялись кабинки, медленно скользя совсем низко над шероховатой поверхностью платформы.
- Да, давай сюда, - улыбнулся я. На вид все кабинки были почти одинаковыми - их отличал лишь цвет ободка вокруг больших стекол, через которые открывался прекрасный вид. Я присел на одно из сидений рядом с Габи и сжал его руку ладонью. Кабинка потихоньку уносила нас в небо, а музыка, играющая в парке стала немного тише. Нас могли сейчас увидеть лишь люди, сидящие в кабинках, едущих вниз, да и то, они находились так далеко друг от друга, что разглядеть что-либо было практически невозможно, да и кому это нужно?
Я положил свободную ладонь на щеку Габриэля и подался к нему, чтобы поцеловать. Нежное прикосновение губ на неизвестно какой высоте - романтика такая романтика, - Я так люблю тебя, Габи, - едва слышно прошептал я, разорвав недолгий поцелуй, и был уверен, что любимый точно меня услышал.

+1

29

Я никогда не умел говорить красивых речей, никогда не умел со всей чувственностью выражать свои эмоции, наполняя ими слова, особенно это касалось Дэмиэна; меня нельзя назвать стеснительным или скромным, но вот в общении с Гудмэном я был именно таким. Я боялся сболтнуть лишнего, сказать что-то совсем не то, чем-то задеть его, не сумев совладать со своими эмоциями и оказаться слишком откровенным, слишком навязчивым или через чур дотошным и, тем самым, докучать ему своей опекой. Порой мне казалось это огромной проблемой, но буквально недавно я посмотрел на вещи под другим углом. Нам всегда, все полгода наших отношений с Дэми, говорили, что мы напоминаем женатую не первый год пару, у которых все так складно, тихо и идеально - хоть статьи в журнал пиши, и я с этим соглашался. Возможно, мы просто уже настолько прикипели друг к другу, что не нуждались в многочасовых разговорах, а нежное объятие, переплетение пальцев или поцелуй перед сном имели способность передавать всю ту любовь, что переполняла нас друг к другу? Сейчас, сидя в яркой кабинке на колесе обозрения, держась за руки и провожая взглядом отдаляющуюся землю постепенно с уменьшающимися до размеров муравьев людьми и всеми нашими проблемами, изо дня в день путающими наши планы и мешающими быть вместе, я в очередной раз в этом уверился. Работа, учеба, непонимание окружающих и законсервированное, подобно бабушкиному малиновому джему, восприятие мира многими из них - все это сейчас не имело никакого значения, все это был так далеко и, словно даже, в другой жизни, а тут - на высоте в десятки метров, можно было не думать ни о чем, кроме как о нас с Дэми, о нашем настоящем, о том самом миге, который никогда уже не удастся пережить вновь, отдаваясь ему и друг другу полностью, без остатка.
             Чувственные нежные губы возлюбленного прильнули к моим, ладонь его коснулась моей щеки и, кажется, сердце в ту же секунду взмыло куда-то вверх, опережая нашу кабинку и обгоняя ее. Разум был слегка затуманен, а я словно оглушен - не видел и не слышал вокруг себя ничего и никого, кроме Дэмиэна. Наверное, так и должно быть. Притягивая свободной рукой парня к себе за талию, скользя ладонью по спине и задерживая ее на пояснице, я ответил на поцелуй, а когда Гудмэн попытался отстраниться, не пожелал отпускать любимого от себя. - Я знаю. И я тоже очень тебя люблю.. - шептал я, нежно прикасаясь к его губами, щекам, мягко проводя кончиками пальцев по шее, по оголенным ключицам, не в силах оторваться. - Я не хочу возвращаться на землю... - еще одно мимолетное прикосновение к его губам - Если бы только можно было задержаться тут еще хоть ненадолго... Здесь, под куполом неба и изумрудных крон деревьев, сквозь которые несмело пробивалось теплое солнце, словно был какой-то изолированный ото всех мир, не ограничивающийся стеклами  кабинки. Казалось даже, что обняв и прижав к себе любимого, я смогу просидеть так хоть до самого вечера, позабыв о каких-то своих нуждах и потребностях, но, увы, круг вращения уже подходил к концу и мы неминуемо опускались в низ, вновь погружаясь в звонкие голоса и смех прогуливающихся по парку, разбавляемые веселой музыкой откуда-то из глубины сквера.

+1

30

Жаль, что ни у кого из нас нет суперсилы, способной остановить время, задержать его в одной точке, чтобы весь мир замер, давая нам двоим насладиться мгновением столько, сколько мы пожелаем, и растянуть всего лишь секунду до продолжительности вечности. Но, если вспомнить все то время, что мы проводили вместе, я бы с уверенностью мог сказать, что, не удержавшись от такой возможности, останавливал каждое мгновение, впитывая в себя даже не столь важные на первый взгляд мелочи. Хотя разве было в наших отношениях хоть что-то, что можно было бы посчитать несущественным? Определенно нет. Все, что происходило с нами и все, что нас окружало в эти моменты, было словно маленькие кусочки мозаики, подробно отображающей нашу жизнь, и абсолютно ничего из них я бы не позволил себе упустить из памяти.
Все-таки сегодня фантастический день, и никто не сможет убедить меня в обратном. Ведь кода мы еще сможем вот так просто целоваться фактически в центре города и не натыкаться на чей-то пытливый взгляд, говорить друг другу, что любим и не волноваться, что кто-то услышит и осудит. Как же мне надоело бояться, как же хочется выйти из дома и бросить вызов всему миру. Но я слишком мягок для этого, слишком труслив, и все, что нам остается - это украденные у повседневной жизни дни и часы, которые мы можем провести лишь вдвоем, спрятанные от всего мира прикосновения губ и рук. Хотя, однажды мы обязательно сможем бесстрашно выйти на улицу не скрываясь от чужих взглядов, и в этом самом парке я буду обнимать Габи, пока наши дети визжа от восторга будут кататься на какой-нибудь из ярких каруселей. Я буду следить за ними, не отпуская руки любимого мужа и никто не сможет сказать, что это плохо. Потому что когда любишь - все правильно.
А я любил. Так сильно, как никогда в жизни. Так, как даже не представлял, что могу любить. Я хотел разделить с Габи всю свою жизнь и не был согласен на ту безопасность, которую предпочитали многие однополые пары - просто жить вместе, не узаконивая и не усложняя. Да, у меня всегда было много "хочу", гораздо больше, чем "могу". Но это не останавливало дальнейшего полета фантазии, потому что закрывая глаза я видел, с чего должна начаться наша вечность, официально оформленная на бумаге.
С красивой, полной цветов церемонии, где рядом будут только самые близкие, те, кто всегда поддерживал и не осуждал. Со слов серьезного человека, который может вершить судьбы "властью, данной ему штатом". С тоненького маленького колечка, надетого на палец. С первого поцелуя супругов. Первого танца молодых. Наверное, об этом мечтают только маленькие девочки, собирая в толстые альбомы красивые вырезки из журналов. У меня такого альбома никогда не было, потому что время идет вперед. У меня были многочисленные закладки в браузере, которые скрывали в себе стили оформления залов, эскизы украшения тортов, фотографии костюмов и бутоньерок и, несомненно, изображения обручальных колец. Все как на подбор было лаконичным и элегантным, каждый аспект праздника должен был подчеркнуть всю нежность наших отношений. Я наверное схожу с ума, да? Как хорошо, что Габриэль пользуется своим компьютером, потому что если бы он увидел все это безумие, он бы, наверное, подумал, что я таким образом давлю на него. И поэтому я никогда не показывал Габи эту свою маленькую тайну. Я ругал себя за то, что наверняка слишком спешу всеми способами привязать Габриэля к себе, но все равно рука сама тянулась к мышке и я кропотливо проверял обновления на особенно понравившихся сайтах пока любимый не видел.
Интересно, а когда мы поженимся, исчезнет ли романтика? Поцелуемся ли мы еще когда-нибудь на вершине колеса обозрения? Мне бы этого хотелось, потому что взлететь с любимым человеком над городом - это волшебно, а мне все время хотелось добавлять в нашу жизнь капельки такой простой, но такой важной магии. Я не хотел, чтобы Габи отпускал меня из своих объятий. Ни сейчас, на вершине колеса обозрения, ни когда-либо потом.
- Я тоже не хочу возвращаться, - мягко улыбнулся я, стараясь как-то сгладить свою светлую грусть, которая наверняка была видна в уголках глаз, потому что нам приходилось возвращаться на землю к тому миру, из которого мы так хотели сбежать, - Но мы не можем пробыть здесь вечно, а жаль, - я мечтательно вздохнул, положив голову на плечо Габриэля.
О том, что мы так и не сфотографировались "на вершине мира", увлеченные друг другом, я вспомнил лишь тогда, когда кабинка уже спускалась вниз. Фотоснимок на вытянутой руке - это уже, наверное, классика жанра, но все равно, придвинувшись ближе к Габриэлю, я сделал фото как упоминание о том, что мы пусть и не надолго, но все же были в небе, держась за руки и принадлежа только друг другу.
Шум парка вновь накрыл с головой, делая воспоминания о приятной тишине, окутывавшей нас ранее, еще более приятными. Выбравшись из кабинки и встав обеими ногами на твердую землю, я радостно улыбнулся. Мое внимание привлек стоящий неподалеку киоск с мороженым, вокруг которого кружили дети клянча у взрослых лакомство. Следуя их дурному примеру, я развернулся к Габи и постарался повторить выражение детских лиц. Хлопанье ресницами, надутые губы и совершенно невинный взгляд.
- Я хочу мороженого. Пожалуйста-пожалуйста, - я пытался не рассмеяться сам над собой, но все же не смог сдержать глупую широкую улыбку, которая совсем не вязалась с процессом выпрашивания вкусняшки.

+1

31

Это было похоже на пробуждение ото сна - уютного, теплого и нежного сна, где кроме нас с Дэмиэном никого нет, как нет и всяких дурацких устоев, ограничений и глупых правил поведения в обществе, которое нас принимать отказывалось. Возможно, кстати, именно потому нам, как и большинству однополых пар, куда комфортнее было находиться дома друг с другом или в небольшом кругу друзей, стать отшельниками, нелюдимыми или и вовсе незаметными для окружающих, но так искренне, по-настоящему любящими, чем снова и снова ощущать на себе недовольные взгляды. Я совершенно не был против такого, слегка затворнического, образа жизни, более того, мне было спокойнее, когда наши отношения не вывешиваются, подобно белью, во дворе на всеобщее обозрение, так они будут только крепче и надежнее, а внимание со стороны нам просто не было необходимо. Сейчас, когда я ощущал под своими ногами землю, а вокруг музыку и голоса, сжимая ладонь Гудмэна в своей, я испытывал ощущение дежавю, что случались почти каждое утро - вроде бы мы до сих пор рядом, вот он, еще сонный и растрепанный, нежно меня целует, я касаюсь его плеча, притягивая к себе и не позволяя отстраниться или и вовсе вылезти из-под одеяла и встать из кровати, но в воздухе витает легкий аромат скорой разлуки и целый свод все тех же чортовых правил. Правила, правила, правила, правила!.. Кто из вообще выдумал? Да они у меня в печенках уже сидят от того, что порой оказываются так некстати. Осматриваясь по сторонам, пытаясь продумать дальнейшие планы, мы остановились в стороне от визжащих ребятишек и очереди к колесу обозрения, в тени большого старого дуба. Вариантов у меня было просто масса - начиная с оставшихся билетов на американские горки (которые я, все же, решил оставить напоследок, а может и вовсе не применять по назначению, оставив их на память о сегодняшнем дне спокойно лежать в заднем кармане джинсов любимого) и еще какие-то аттракционы, поход по узким улочкам среди палаток с сувенирами и всякими приятными мелочами, какие-то магазинчики, о которых говорил Дэми.. Из моих мыслей меня вытянул Гудмэн, невинно хлопающий густыми ресницам и слегка дергая меня за руку, кивком указывая в сторону яркого лотка с мороженым, к которому малыши упорно тащили своих родителей, клянча любимое лакомство.
         Я любил видеть его таким беззаботным, таким настоящим и искренним, немного дурачащимся - одним словом именно таким, каким я его узнал и полюбил, но каким видеть мне его теперь удавалось не так уж часто. Возможно, тут играло свою роль время - все же Дэмиэн повзрослел за эти годы, какие-то привычки забыл, оставил позади, какие-то, наоборот, приобрел, но ничто из этого не умаляло моей любви к нему. Улыбнувшись парню, я неторопясь направился к эпицентру холодных сладостей, не выпуская руки Гудэмна из своей.
-Какое ты хочешь? Шоколадное? Фисташковое? Или, может, чего-то клубнично-малинового, мм?. - честно говоря, у меня и у самого глаза разбегались от такого разнообразия, но, как знатный кофеман, я не мог оставить без внимания самый идеальный, как мне казалось, вид мороженого. Заказав два шарика кофейного и, для разнообразия, поместив на верхушку ярко-желтый шарик от которого исходил невероятный банановый аромат, я снова повернулся к Дэми, взглядом спрашивая что же он решил. Он у меня был тем еще сладкоежкой и готов был, наверно, душу продать за шоколадный торт, коробку пирожных, ведерко мороженого и пару шоколадок в придачу, но не исключено, что сейчас он снова удивит меня своим выбором, сделав его в пользу яблочно-мангового вкуса или кокоса с карамелью. Сегодня в принципе был день удивлений, начиная с самого утра, когда меня разбудил не противный звонок будильника, а нежно целующий Дэми, когда он уговаривал меня прогулять работу и провести день только вдвоем, когда я без труда согласился... Что-то мне подсказывало, это еще далеко не конец, а впереди все будет еще только интереснее.

+1

32

Солнце уже поднялось достаточно высоко над городом, чтобы можно было почувствовать, что оно решило понемногу начать припекать вместо того, чтобы продолжать так же как и утром ласкать кожу своими теплыми нежными лучиками. А поскольку убегать из парка пока не хотелось, да и билеты на аттракционы еще были разложены по карманам, мороженое или холодная газировка казались лучшими помощниками в борьбе с палящим Калифорнийским солнцем.
Улыбаясь так, словно я только что выиграл в лотерею самый большой из возможных призов, я сжал ладонь Габи, чтобы не дать ему никакой возможности потерять меня в образовавшейся у лотка небольшой очереди. Очень мило: вокруг одни детишки с родителями и я, крепко держусь за ладонь любимого и сияющими глазами смотрю то на него, то на иногда открывающийся взгляду большой выбор и пытаюсь, решить, чего же я хочу сегодня.
Правы мои родители: какие могут быть мысли о детях, если я сам еще как ребенок? Прихожу в восторг при виде большого разукрашенного лотка со сладостями, читаю фантастику, рисуя себе в голове другие миры, а дома по вечерам периодически позволяю себе посмотреть старую добрую диснеевскую классику или перечитать "Гарри Поттера". Можно запросто сказать, что я еще не вырос достаточно, чтобы заводить своих детей, когда мои глаза загораются, если я вижу плитку шоколада, или я напеваю в машине песенку из "Утиных историй". Хотя я честно пытаюсь стать серьезнее, показать, что я могу быть таким, каким должен быть взрослый человек: сосредоточенным и вдумчивым, взвешивающим свои шаги, чтобы они не смогли оказать плохого влияния на нашу жизнь. Да, и это говорит человек, которому утром в голову внезапно взбрело уговорить своего парня отпроситься с работы только потому, что мне захотелось провести с ним побольше времени. Но ведь у каждого из нас периодически случаются такие моменты, когда хочется хотя бы немножко побезумствовать, позволяя себе сделать то, на что раньше не решился бы, и совсем замечательно, если эти мгновения разделяешь с человеком, которого любишь всем сердцем.
Я решил не изменять своей любви к шоколаду, но все же немного разбавить его и чем-то другим, поэтому большой вафельный рожок быстро наполнили шарики шоколадного, ванильного и апельсинового, чтобы немного разбавить сладость двух других. Забрав свое мороженое и расплатившись, мы отошли к пустующей в тени какого-то раскидистого дерева лавочке. Она была слишком отдалена от эпицентра аттракционного веселья, поэтому я не удивился, что ее еще никто не занял: для того, чтобы следить за бегающими в парке детьми она находилась слишком далеко, а для нас она мне казалась идеальной - в меру скрытая от посторонних глаз, к тому же крона дерева могла защитить от жары. Я присел на лавочку, наслаждаясь прохладой после проведенного на солнце времени, и набросился на мороженое. На жаре оно таяло достаточно быстро, но мы не давали прохладной растаявшей массе "сбежать" из рожка и запачкать пальцы, собирая языком тающее лакомство и разговаривая ни о чем.
- Я точно сполна поплачусь за этот день, - после непродолжительных раздумий рассмеялся я, - Сладости сделают меня толстым, а от солнца появятся веснушки. Я стану некрасивым и ты меня разлюбишь, - я надулся, хотя горящие глаза выдавали меня целиком и полностью. Сегодня я точно не могу быть серьезным и даже притворную обиду достоверно изобразить не могу.
- Я всегда хотел, чтобы мы с тобой могли позволить себе просто гулять, держась за руки, целоваться в парках, как это делают другие, - заговорил я тихо, когда с мороженым было покончено, - Я только сейчас понял, что все то время, что мы провели вне дома, мы держимся за руки, - губы изогнулись в мягкой мечтательной улыбке, - Помнишь, мы однажды поцеловались в магазине, и никто не сказал нам, что это неправильно или что-то вроде того? - я с надеждой смотрел на любимого, надеясь, что из того похода по магазинам Габриэль помнит именно это, - Мы сейчас не совсем на виду, - я пожал плечами, ведь дерево действительно неплохо закрывало нас от посторонних, да и мало кто смотрел. Прикрыв глаза, я сделал глубокий вдох, - Поцелуй меня, пожалуйста, сейчас. Я просто хочу почувствовать, что мы можем быть такими же как все, хоть ненадолго. Давай рискнем.

+1

33

Мне просто было хорошо с Дэми, до того хорошо, что я забывал обо всем на свете, о всех проблемах, невзгодах и неудачах на работе. Поговорка "не важно где, важно - с кем" полностью оправдывала себя, когда рядом со мной был Дэмиэн, потому как без него я не был бы счастлив даже в раю, если представить, что это это место действительно существует, а вместе с ним даже шалаш казался бы раем, шикарными хоромами. Я готов был благодарить небо, что круг моего общения  не зависел от мнения родителей, хотя, уверен, мама полюбила бы Дэми с первой секунды, да и Этьен хорошо к нему относился. В противном случае, от мнения отца тут ничего бы все равно не зависело - ведь без Моро я как-то прожил всю свою жизнь до самого недавнего времени, а потому у него нет никаких прав решать теперь что-то за меня. Я все равно был бы с Гудмэном, не взирая на мнение всех и каждого, ведь я любил его и был с ним счастлив - разве не это главное в жизни? То, к чему стремится человечество - найти свою "вторую половинку" и не потерять ее снова? Теперь я был целым, настоящим и абсолютно довольным своей жизнью, а потому ни за что на свете не согласился бы ничего менять и ни от чего отказываться.
          С любопытством наблюдая краем глаза за тем, как ловко Дэми управляется с разноцветными шариками мороженого в вафельном рожке, я пару раз забывал о своем лакомстве, что так быстро таяло на полуденном солнце, в результате чего едва успевал уворачиваться от стекающих по ребристому рожку сладких капель, но это того стоило! Он был так увлечен поеданием мороженого, что вполне мог сравниться сейчас с пятилетним малышом, у которого сбылось главное желание дня, если даже не всей жизни! Казалось, никто и ничто сейчас не в состоянии завладеть его вниманием, хотя, может мне бы и удалось, но мешать любимому совершенно не хотелось - зачем портить удовольствие как ему, так и мне, тихонько наблюдающему за ним? Вот если бы только мы чаще могли уделять целый день лишь нам двоим, нашим отношениям и интересам друг друга... Если бы окружающий мир замирал хотя бы на полчаса в сутки или, если уж мечтать по-крупному, вот бы мы умели становиться невидимыми и не думать о всякой ерунде, потому что жертвовать своим счастьем ради посторонних людей казалось мне совершенно безумным и глупым!
                - Не говори ерунды, одно мороженое еще никого не увеличивало до размеров воздушного шарика, а веснушки тебе очень идут - улыбнувшись, я положил руку Дэми на колено, придвигаясь чуть ближе и поднимая глаза на него - К тому же, я все равно буду тебя любить - с веснушками или без, на пять килограмм толще или худее. Это все такая ерунда на самом деле. - я и правда так считал, ведь изначально полюбил Гудмэна не за его внешний вид, пусть и идеальный в моем понимании, но все же это не главное.  Хотя, если честно, я даже не смогу сказать за что же именно полюбил Дэмиэна... Наверное, просто за то, что он именно вот такой и только для меня, ни для кого больше! - Помню. - я кивнул, вспоминая тот поход по магазинам и дотошного продавца, которого мне хотелось просто размазать по стенке за весьма откровенные взгляды в сторону моего бойфренда и совершенно нескрываемый флирт с ним. Я тогда назло этому белобрысому мальчишке и поцеловал Дэми прямо посреди магазина, что бы показать кто есть кто и раз и навсегда пресечь его желание пялиться на чужих парней. И я готов сделать тоже самое прямо здесь и сейчас, но уже лишь потому, что хочу этого не меньше Дэми и, знай я, что он хорошо воспримет подобное проявление чувств с моей стороны, я бы не стесняясь обнимал и целовал его у всех на глазах постоянно. - Тебе вовсе не обязательно в следующий раз просить меня об этом, ты же знаешь, Дэми.. - наклонившись к парню, я скользнул ладонью по его шее, слегка притягивая к себе и касаясь его губ своими. Сперва немного робко и нежно, а затем уже совершенно без тени смущения, все требовательнее и требовательнее, упиваясь вкусом любимых губ, утопая в ощущениях и прикосновениях Дэмиэна.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-08-26 17:36:14)

+1

34

Если бы прямо сейчас меня спросили, о чем я жалею больше всего в своей жизни, я бы не задумываясь ответил: "О том, что потерял так много времени" и знал бы, что Габриэль поймет мой ответ правильно. Я так ревностно оберегал нашу дружбу на протяжении столь продолжительного времени, так бережно хранил ее в своих руках, что боялся даже заглянуть глубже. Если бы я сделал это, то уже давно признался бы себе, что рамок дружбы было невыносимо мало, и наверняка заметил бы, что Габи думает так же и чувствует то же самое. Мы уже давно могли быть вместе. Я взваливал на себя всю вину за эту медлительность и за то, что мы упустили так много драгоценных минут. Теперь мне каждый день хотелось наверстывать это время, но все равно казалось, что этого мало. Именно поэтому я позволял себе иногда спешить в мелочах, строить планы на такое далекое будущее, о котором многие бояться даже задуматься. Но все равно продолжал бояться не только самих больших и смелых шагов, но и разговоров о них. А не хотел ни к чему подталкивать Габи, ни к чему принуждать. Разве что попросить - это все, на что я способен. Попросить провести со мной немножко больше времени, чем обычно, попросить поцеловать...
Такие дни, как сегодняшний, были большой редкостью. И, наверняка, так было не только у нас. Ведь бывает так трудно иногда выкроить не то что целый день, но даже одну минутку, чтобы провести ее безраздельно только с любимым человеком. Мне казалось, что весь сегодняшний день я проведу с улыбкой на губах, даже если иногда она была грустной. Но это была светлая грусть, потому что я не знал, получится ли у нас еще когда-нибудь вот так вырваться из привычного круговорота, но надеялся, что это случится, даже если снова придется притвориться больным и отпроситься с работы. Это стоит того, чтобы целый день доказывать другому человеку, как сильно ты его любишь, говоря об этом или делясь своим чувством через прикосновения или нежные взгляды.
Я понял бы, если бы Габи сказал, что нам лучше не целоваться в центре парка, ведь это может вызвать неодобрение окружающих. Мы всегда были достаточно осторожными, чтобы не привлекать лишних взглядов, но иногда эта осмотрительность становится просто невыносимой и так хочется перестать скрываться хотя бы на мгновение. И я улыбнулся, услышав ответ Габриэля на мою просьбу и почувствовав прикосновение теплой ладони к шее. Из неуверенного и легкого поцелуй как-то незаметно перерос в более смелый и настойчивый. Я подвинулся поближе к Габи, обхватил ладонями его лицо, нежно поглаживая скулы большими пальцами, и продолжал целовать губы, на которых еще остался привкус кофейного мороженого. Мне хотелось, чтобы этот поцелуй не заканчивался никогда, ведь это было так приятно - целоваться, когда легкий теплый ветерок скользит по коже, а вокруг шумят деревья, играет музыка и слышится веселый смех. Как же повезло тем, кто может вот так просто каждый день позволять себе остановиться посреди улицы и обнять или поцеловать любимого человека. Это так просто, что они наверняка не ценят подобных мелочей. Я ценил бы, записывал бы на подкорку памяти, радовался бы как подарку.
Разорвав поцелуй я уткнулся лбом в лоб Габриэля и руки соскользнули ему на плечи.
- Судя по тому, что нас никто не прогнал, нас либо не заметили, либо в этом парке гуляют очень хорошие люди, - выдохнул я и тихонько засмеялся. Мне было так хорошо и необъяснимо легко от понимания, что мы ни от кого не прятались, оберегая нежные чувства жителей города, как это зачастую бывало. Я наконец-то открыл глаза и сразу же наткнулся на взгляд медовых глаз Габриэля, - И хотя дома целоваться гораздо безопаснее, если ты когда-нибудь захочешь поцеловать меня у всех на виду, не задумывайся. Просто целуй. А если что-то пойдет не так, мы сбежим вместе, но я буду знать, что мы больше ничего не боимся, - Хотя американских горок я все еще опасаюсь, - я широко улыбнулся, вспомнив про билеты, которые наверняка немножко помялись от пребывания в кармане, и, устроив голову на его плече Габи, принялся наблюдать за снующими возле аттракционов людьми. Я смотрел на счастливые семейные пары, на бегающих вокруг них детей. И несмотря на атмосферу веселья в голове вертелась масса вопросов. Как думаешь, мы с тобой когда-нибудь сможем на самом деле пожениться? - мелькнуло в голове, но мозг не позволил озвучить эти слова. Похоже, весь наш день будет сочетанием  детского веселья, минут умиротворения и моих попыток не задавать слишком неожиданные и смелые вопросы.

Отредактировано Damien Goodman (2013-08-27 00:12:46)

+2

35

Будь со мной
Ведь память так не совершенна*

               Если в ту секунду, как я поцеловал Дэми посреди парка, мир и обрушился мне на голову, то только ощущением безграничного счастья, а вовсе не осуждением и неодобрением. Если бы все происходило в одном из столь обожаемых Дэмиэном мультфильмов, то вокруг меня всенепременно бы запархали и зачирикали разноцветные птички, на небе появилась бы радуга, а зрачки под опущенными веками обрели бы форму сердечка! Не хватит всех слов мира, что бы описать мои эмоции в тот момент, передать все те чувства, что вихрем закружили у меня в животе и защекотали в горле. Никогда раньше, те же год-полтора назад, я бы и подумать не смог, что столь простые вещи, как прогулка по парку с поеданием мороженого, боязнь хотя бы на пару секунд выпустить руку любимого из своей, поцелуи на скамейке в тени раскидистого дерева - могут так меня осчастливить! До какой же степени может изменить твою жизнь лишь один-единственный человек, встретившись однажды на пути, и насколько бессмысленной эта жизнь будет казаться затем без его в ней присутствия...
          Сейчас мы выглядели как обычная влюбленная парочка, хотя, мы ведь и были влюбленной парочкой, только не все об этом знали; я не кричал направо и налево о том, что у меня есть любимый человек, а если и затрагивал эту тему, то не уточнял, что это парень - вовсе ни к чему, что бы кто-то лез в нашу жизнь со своими советами. Я ни в коем случае не стеснялся своей ориентации и, уж тем более, Дэмиэна, я был готов и, что более важно, собирался прожить с ним всю свою жизнь, просто нужно было немного подождать. Подождать, пока мы оба привыкнем к реакции окружающих в ответ на нашу любовь, подождать, пока мы не перестанем смущаться целоваться в присутствии друзей, что иногда бывало, и только тогда заявлять всему миру во всеуслышание, что мы пара, что наши чувства будут попрочнее чем у многих гетеросексуальных пар, которые размениваются по мелочам в плане отношений, что мы уже почти семья и дело лишь за малым... Если действовать опираясь на чувства и слушая сердце, то я уже этим вечером готов был сделать Дэми предложение, но разумом прекрасно понимал, что рано нам еще жениться, что мы немного не доросли до брачной церемонии, а те сложности, что встретятся нам на пути к официальной регистрации наших отношений, могут этим отношениям повредить. Я очень дорожил Гудмэном, я оберегал то, что нас связывало, так трепетно, так аккуратно, словно боясь все разрушить, что не готов был так рисковать, а вот видеть тоненькую полосочку кольца на пальце любимого мне безумно хотелось! Наверное, я эгоист, но я иногда я желал прижать Дэми крепко-крепко к себе и никогда никому не отдавать, никого к нему не подпускать и вообще, закрыть квартиру изнутри, а ключи выбросить в окно. Это все он, Дэми так на меня действовал, изменял меня, переправлял, перекраивал, да я был и не против - лишь бы он сам был счастлив.
            - Ну смотри, ты сам сказал это! Ловлю на слове! - словно закрепляя наше новое мини-соглашение о позволении целовать парня на улице, я вновь прикоснулся к его губам и, отстраняясь, едва слышно прошептал - Какой же ты прекрасный.. И за какие заслуги мне так повезло, м? Он был не просто прекрасным, он был лучшим, самым чудесным и порой я сам не верил своему счастью. - Может, сбежим отсюда? - я глянул на наручные часы, отмечая, что время пролетело незаметно, а у нас еще и половина плана-максимум на день не выполнена! - Что у нас осталось? Магазинчики, узкие улочки со старыми домами по пути к ним, где так мало людей.. - я мечтательно ухмыльнулся, но тут же одернул себя и продолжил - Какое-нибудь уютное уличное кафе, да-да, под навесом или большими зонтиками, я помню от твоих веснушках, Дэми - нежная улыбка любимому - А оставшиеся билеты оставим на следующий раз, да? В том числе и те, что на американские горки, я все-все помню! А вот поужинать предлагаю дома, потому что, мне кажется, мы настолько устанем, что у нас будет лишь одно желание - поскорее оказаться дома.. - снова улыбнувшись Дэми, я взял любимого за руку, поднимаясь со скамейки - Закажем что ты захочешь, что-то дико вкусное и еще более вредное, и завалимся смотреть мультики. Согласен?

*

Animal ДжаZ – Этажи

+2

36

Всю свою жизнь я чувствовал себя защищенным. С самого детства меня оберегали родители и сестра. Отец готов был порвать любого, кто поднимет на меня руку, а мама и сестра всегда вытирали слезинки с бледных щек и смотрели убийственными взглядами на тех, кто смел сказать хоть одно обидное слово. Тогда я думал, что это потому что я младшенький, но даже с появлением Кэма эта забота осталась, хоть и в меньшей степени. Даже повзрослев я всегда чувствовал на себе пристальный взгляд людей, готовых меня укрыть от опасности и помочь в беде. Именно поэтому я достаточно понимающе отнесся к тому, что после отъезда семьи за мной "приглядывали" специально обученные люди.
Однако, совсем недавно я заметил, что этот пристальный взгляд, который я уже привык чувствовать спиной и не обращать на него внимания, исчез. Я даже подумал, что мне показалось, но разговор по телефону с отцом доказал, что я не ошибся. В моем телефоне все еще был телефон, который я могу набрать, если мне понадобится помощь, но теперь за мной и моим домом не будут следить почти круглые сутки, а слова Метью "А зачем тебе теперь охрана? Тебя есть кому защитить" вызвали такую широкую улыбку, на которую я думал, что неспособен. Это было знаком, что мои родные полностью доверяют Габи, ведь для нас семья всегда была самым важным и это воспринималось как должное - заботиться о близком человеке, не дать ему упасть или подхватить, если он оступится.
Но если оберегать членов своей семьи - это долг, а для профессионала охранять человека, к которому он приставлен, - обязанность, то забота Габи была новой. Он сам хотел быть рядом со мной, хотя знал, что я неидеален: слаб и немного труслив, осторожен и нерешителен. Но это был целиком и полностью выбор Габриэля. В его словах, поступках и даже взгляде я видел, что он любит и хочет быть рядом со мной, что бы ни случилось. И я готов был ответить тем же, ведь нужно следовать за искренними чувствами, потому что спорить с ними бесполезно - мы оба уже пытались делать это и больше никогда не повторим подобных ошибок.
Легкий поцелуй вызвал довольную улыбку, а из-за услышанного комплимента щеки тут же покраснели. Возможно, влюбленность и вправду заставляет видеть в человеке только хорошее. Иначе я не мог объяснить то, что Габриэль каждый день говорил мне множество прекрасных слов. А вот я в свою очередь все равно считал, что не заслужил подобного, и каждый раз стыдливо прятал взгляд, тихонько надеясь, что я хотя бы немножко соответствую тому, каким считал меня Габи. Потому что он был идеальным, и это нельзя было списать на розовые очки, которые носят влюбленные люди. У меня есть доказательства этого - моя семья тоже считает его чудесным, а их взгляд не предвзят.
- Это мне с тобой повезло, глупенький, - тихо засмеялся я. Несмотря на шум вокруг нас, обстановка казалась такой нежной, что не хотелось разрушать ее, - Повезло влюбиться в человека достаточно безрассудного, чтобы хотеть терпеть меня рядом с собой добрые полвека, если не больше, - я прикусил губу и уставился на свои руки. Как-то меня сегодня прорывает на подобные высказывания. Но ведь мы уже мечтали, сидя на диване, о домике с верандой и садом, так что это вполне можно списать на разгулявшуюся по привычке фантазию.
Я с удовольствием принял руку Габи, поднимаясь с лавочки. Раз уж мы теперь решили, что при большом желании можем позволить себе целоваться на улице и не только в темноте ночи, то держаться за руки во время прогулки по городу - это уже совсем мелочи. Безумно приятные мелочи.
- Я согласен на все, что ты захочешь, - я улыбнулся, отдаляясь от скамейки, на которой было "скреплено" поцелуем еще одно наше маленькие соглашение. Может стоило нацарапать на ней что-то вроде "Г + Д"? Хотя нет, это было бы слишком по-детски.
Идея поужинать уже дома мне понравилась, ведь я и сам понимал, что к тому времени мы будем уж очень уставшими, чтобы ходить еще куда-то или, тем более, готовить самим. Неспешно идя по аллее к выходу из парка, мы оставляли позади шум, но забирали с собой приятные воспоминания. Впереди показались знакомые дома и небольшая и привычно немноголюдная улочка, на которой располагались несколько моих любимых магазинчиков, среди которых были какие только душе угодно: и книжный, и антикварный и даже... ювелирный, витрина которого то и дело привлекала мое внимание. Но его мы очень быстро пробежим, чтобы не будоражить и без того волнующееся море мыслей. Эта улица заполнялась людьми в основном вечером, когда немногочисленные жители Сакраменто, которые после насыщенного рабочего дня еще были в состоянии гулять, решали поискать тишины и романтики в шумном городе.
- Стой, я хочу сделать фотографию, - я вдруг затормозил прямо посередине улицы. Я притянул Габи к себе и, чмокнув любимого в щеку, запечатлел этот момент на камеру, которую держал на вытянутой руке. На небольшом экранчике появилось фото и я не смог не улыбнуться. Несмотря на то, что этот кадр нельзя было назвать шедевром фотоискусства, в нем было столько нежности, что она буквально лилась из снимка, заполняя все вокруг. Такую фотографию нельзя прятать в компьютере или на картах памяти, - Я знаю, что нам нужно. Мы обязательно должны купить рамочку для этого чуда, чтобы поставить на каминную полку.

+1

37

Come take a walk on the wild side
Let me kiss you hard in the pouring rain*

   Все самые глупые и веселые моменты из молодежных романтических комедий мне всегда хотелось "пережить" самому, будь то загадывание желаний на вершине колеса обозрения, держась при этом за руки, прогулки по магазинам с поцелуями и параллельно сотней снимков, сделанных в примерочной, перепачканный в мороженом нос любимого, который потом будет так сладко и смешно целовать, или же просто поваляться на мягкой травке в парке, рассматривая пушистые облачка и пытаясь определить по их форме на кого из зверушек они похожи - как я любил это делать в детстве. Мы могли быть с Дэми детьми, вести себя сегодня необдуманно, принимать спонтанные решения и действовать, что называется, по вдохновению - не зависеть ни от каких распорядков дня или прихотей чужих людей - начальников, преподавателей, коллег по работе; мы могли быть сами собой - теми Дэмиэном и Габриэлем, о существовании которых знали лишь мы сами, да самые близкие друзья, не заботясь, что это может кому-то не понравиться - ведь главное, что нам было весело и хорошо. Я улыбался, глядя на Гудмэна, такого счастливого и беззаботного - вот он только что внимательно оглядывался по сторонам, словно видя исхоженную вдоль и поперек улицу впервые, а вот он уже останавливает меня посреди тротуара и, целуя в щеку, делает снимок на фотоаппарат. Я ловил каждый его нежный взгляд, старался каждой клеточкой тела запомнить его прикосновения и объятия, а каждый раз, когда он крепче сжимал мою руку, словно ребенок, боясь потеряться в огромном супермаркете, - сердце мое то замирало, то начинало биться чаще. Наша память и в самом деле не совершенна и, пусть я не смогу запомнить сегодняшний день в мельчайших деталях, но я запомню то ощущение свободы и своей всецелой принадлежности одному только человеку, запомню разливающееся по телу тепло и трепет в груди от переполняющего счастья и любви к Дэмиэну - моему единственному на всю жизнь Дэмиэну. Я знал, что все будет именно так, ведь другой жизни я не хотел, я даже не представлял как без него можно жить. Можно ли вообще продолжать жить, существовать, если от тебя останется лишь половина, да к тому же еще и меньшая половина? Сомневаюсь.
           - Мне кажется, после сегодняшнего дня нам потребуется куда больше рамочек, чем одна, как думаешь? - приобняв парня за талию, я  коснулся носом его щеки, не в силах сдержать улыбку - Кстати о фотографиях, ты хотел же еще в фотокабинку. Или теперь, когда целоваться мы можем и у всех на виду, фотокабинка для нас потеряла свою актуальность? На самом деле,  желание Дэми подстроиться под мои желания противоречило правилу этого дня, ведь я еще утром пообещал любимому, что буду исполнять все его прихоти, лаже самые безумные, однако спорить не стал - лучше все незаметно сделаю по-своему, ведь его желания для меня куда важнее своих; так было почти всегда и навсегда так и останется. - А как ты думаешь, все вокруг сегодня думают, что мы сумасшедшие? Мне вот всегда казалось, что истинное, настоящее счастье - это почти безумие, эйфория, состояние аффекта... Хотя, рядом с тобой, я всегда пребываю в этом состоянии! Не обнимай я сейчас Дэми, я бы пожал плечами, мол, это все происходит без моей воли, но очень даже меня устраивает, но не захотел прерывать столь ценный тактильный контакт с любимым - Так ведь будет с нами всегда, да? Мы даже в семьдесят пять лет будем гулять по парку, держась за руки, и так же нерешительно выбирать мороженое?

*

Lana Del Rey - Born to Die

+1

38

А завтра будет совершенно обычный день. Хотя нет, у меня язык не повернется назвать так любой день, даже проведенный в нашем обычном рабоче-учебном ритме. Ведь это день без частички сердца, которая всегда покидает меня вместе уходящим на работу Габриэлем и возвращается лишь тогда, когда он вновь переступает порог, возвращаясь домой. Если бы можно было никогда не отпускать, даже на минуту, я считал бы это самым большим счастьем на свете, но реальность каждый день доказывает, что это невозможно. И поэтому каждое утро, прощаясь с Габи у двери квартиры, я чувствую, как та самая половинка сердца откалывается, оставляя меня одного с телефоном, с которого уже совсем скоро я отправлю привычное "Я уже по тебе скучаю". Именно поэтому мне хотелось, чтобы сегодняшний день продолжался вечно, но время наоборот бежало быстро, неумолимо отсчитывая секунды и минуты, складывая их в часы, которые приближали нас к завтрашнему утру, что обязательно начнется со звона будильника и такого привычного расставания.
Я тряхнул головой, прогоняя от себя эти мысли. Не стоит думать о чем-то грустном, особенно в такой прекрасный день, один на миллион, тот, когда хочется взлететь, не боясь ничего. Они бывают так редко, их приходится силой отбирать у реальности, так не стоит растрачивать драгоценные солнечные минуты на то, чтобы грустить. До того самого момента, как мы ляжем спать, нет, до той минуты, пока мы не проснемся завтра, я не позволю себе ни одной мысли, которая будет менее солнечной, чем этот день.
- Возможно, - улыбнулся я, обнимая Габи в ответ, - но тогда у нас просто не останется места для других фотографий, а я хочу, чтобы у нас было еще множество таких дней, которые захочется запечатлеть на снимках... Или придется расширить каминную полку, - после нескольких секунд раздумий добавил я. Мне хотелось каждую фотографию, даже те, что были случайными или смазанными, но на которых мы были вдвоем, вставить в рамочку и поставить на видном месте. Но иногда все же приходилось делать этот сложный выбор и на полке оставались лишь самые любимые снимки, а остальные перебирались в толстые фотоальбомы, выстроившиеся на полке в гостиной. Хотелось запомнить каждое мгновение, а сделать это могла лишь фотопленка и толстые страницы альбомов, которые когда-нибудь мы покажем нашим детям и они узнают, как влюблены были их папы и как сильно они хотели быть вместе.
- Именно, - я засмеялся, вспомнив о фотокабинке, в которую еще совсем недавно так рвался, - И у меня теперь есть фото, где я тебя целую, причем не в небольшой коробочке со встроенной камерой, а посередине улицы - это ценнее, не думаешь? Но мы всегда можем сделать эти фотографии, придя в парк вечером или на выходных, - в самом деле, сделать полоску фотографий - это не проблема, а вот поймать тот момент, когда улицы пустеют и можно делать что хочешь, не опасаясь чужого мнения, гораздо сложнее.
- Если кто об этом и задумался, то, думаю, без труда понял, что мы любим друг друга, - на губах заиграла счастливая улыбка. Мне иногда казалось, что когда мы смотрим друг на друга, прикасаемся или хотя бы просто находимся неподалеку, любой человек невооруженным глазом сможет увидеть всю ту нежность и любовь, с которой мы относимся друг к другу. Такое чувство невозможно скрывать, даже если очень стараешься, - Ты выдержишь меня до семидесяти пяти? - засмеялся я, ведь даже не мог представить себя в таком почтенном возрасте, - Но если это так, то да. Даже будучи седым и старым я буду любить тебя все так же сильно и не буду выпускать твоей ладони из своей. Мы будем прогуливаться по нашему саду, поедая мороженое, которое перед этим придирчиво выберем в магазине. Когда у нас будет свой дом, на кухне будет пахнуть цветами, только срезанными в саду, и шоколадным печеньем, которое нужно будет защищать от детей пока оно горячее... А через пару десятков лет и от внуков. На ночь мы всегда будем читать друг другу любимые книги, которые и так уже знаем наизусть, или смотреть кино, сидя на диване, - я мечтательно прикрыл глаза, воображая себе эту картину.
- Идем, мы уже задержались на одном месте, а я и так потенциально веснушчатый, - засмеялся я, крепко обняв Габи и прикоснувшись губами к его виску.

+1

39

Если бы у меня только была возможность увидеть все это со стороны, хотя бы на пару минут, я бы точно не смог остаться равнодушным, потому как мы оба, наверняка, просто светились счастьем и напоминали беззаботных детей и  женатую пару со стажем семейной жизни - одновременно. Мы так бережно заботились друг о друге, я знал, пожалуй, о всех предпочтениях и интересах Дэмиэна, а он же, в свою очередь, был прекрасно осведомлен о моих - даже о том, что утренний кофе я не могу пить горячим и его надо немного разбавить обычной холодной водой, но, параллельно с этим, мы дурачились как дети при выборе мороженого, покупая билеты на карусели или, вот как сейчас, фотографируясь посреди тротуара и не в силах перестать улыбаться еще с самого утра. От этого у меня уже даже немного болели щеки и, наверно, в уголках глаз пролегла парочка морщинок, но это и не страшно. 
           - Может и до семидесяти пяти, а может даже и дольше. До самого последнего дня, как в "Дневниках памяти", главное, что бы ты не захотел от меня сбежать, а то временами я тот еще зануда! - Что правда, то правда, порой я был, наверное, просто невыносим - как в своей дотошности в любимом и интересном деле, так и в своей ревности, в желании диктовать какие-то правила (главным образом они заключались в том, что Дэми только мой и никому в его сторону даже смотреть нельзя) или немного спорить с любимым, что бы все было именно так, как хочет он, а не так, как было бы "удобно" нам обоим.. Учитывая, что Гудмэн был тем еще упрямцем и врединой, иногда мне приходилось все же сдаваться под натиском  его веских причин в виде соблазнительного взгляда и фирменного приема - кокетливого закусывания нижней губы - я никогда не мог перед этим устоять и просто терял дар речи. - Ммм.. ты будешь сам печь детям шоколадное печенье на завтрак?. А мне?.. - думаю, шире улыбнуться было уже невозможно, но я все же попытался, представив себе как Дэмиэн, уже будучи моим законным мужем, выкладывает на белоснежную тоненькую фарфоровую тарелку только что испеченное печенье, над которым поднимается ароматный горячий дымок, и отодвигает лакомство подальше от края стола - что бы снующие по кухне малыши не смогли до него дотянуться. - Прежде, чем мы впадем в романтичный старческий маразм с тобой на пару, мы, я уверен, успеем пережить столько потрясающих моментов за всю нашу жизнь, что перед сном лет через пятьдесят будем ностальгировать и радоваться, что все это у нас с тобой было... И снова я подумал о свадьбе, уже в который раз за сегодня, да еще неподалеку замаячила вывеска ювелирного магазина, появившись словно из ниоткуда - как подсказка или знак, что я мыслю в правильном направлении. В конце концов, если я уверен, что хочу этого, что это именно то, что мне нужно на протяжении всей своей жизни, зачем тянуть и откладывать? Я вижу, я знаю, что и Дэмиэн готов связать свою жизнь с моей, что любимый задумывается о нашей семье, уже мечтает о ней, представляет, так и правда, зачем чего-то ждать? Мы и без того потеряли много времени - пора учиться на своих ошибках.
             Этот день был по истине невероятным и удивительным - мне удалось воплотить в жизнь все свои давние глупые мечты и безумные желания, мы побывали в стольких разных местах, совершено не похожих друг на друга, посмотрели на город с высоты птичьего полета (хотя, на самой вершине колеса обозрения нам было вовсе не до городских пейзажей, если вы понимаете о чем я), как дети радовались мороженому, которое точно не пройдет бесследно для фигуры (по крайне мере Дэми так точно через пару дней будет говорить, что любимые брюки теперь сидят на нем уже не так идеально, как вчера), побродили по старым узким улочкам Сакраменто, изучили витрины уютных магазинчиков и насладились любимым дессертом на открытой терассе милого уличного кафе... Не думаю, что за все последнее время в нашей жизни был более насыщенный на события и эмоции день и, уж точно, нам надолго хватит полученных впечатлений и фотографий, что бы хоть капельку меньше скучать друг без друга в ожидании вечеров...
            - Что у нас еще осталось неосуществленным из планов на сегодня? Кроме американских горок, разумеется. - усмехнувшись, я притянул любимого к себе, обвив его талию руками - Ты устал ведь, наверное? Может, будем уже двигаться в сторону дома?.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-08-31 03:38:19)

+1

40

- О нет, я тебя никогда не оставлю, потому что люблю именно таким, с твоими неоспоримыми достоинствами и выдуманными недостатками, - мягко улыбнулся я, глядя в любимые медовые глаза. При всей моей любви к некоторым романтичным моментам в "Дневнике памяти" вроде поцелуя под ливнем, я все же надеялся, что драма, которой в этом фильме было в избытке, обойдет нас стороной. Рядом с Габи мне виделось огромное и всепоглощающее счастье, которое просто невозможно чем-либо омрачить. И такое счастье должно длиться вечно, - Я буду рядом. До самого последнего дня, - шепотом повторил я слова Габриэля. Я готов был каждый день клясться ему в том, что каждое мгновение своей жизни, что бы ни происходило в нашей вселенной, я проведу с ним, потому что просто не могу жить без его взгляда, голоса и прикосновений. А если эти клятвы нужно будет доказать чем-либо, я сделаю все, о чем он попросит, все, что сможет сделать его еще чуточку счастливее.
Я тихо захихикал, когда Габриэль подхватил мысль о выпечке. Обещание печь по утрам печенье значило, что иногда мне, отъявленному соне, которого хлебом не корми, дай поваляться лишний часок в теплой постели, придется вставать пораньше. Но уже от одной мысли о том, как я ранним утром буду просыпаться, чтобы порадовать своих самых любимых людей чем-то вкусным и сделать их утро сладким, мне становилось тепло на сердце, то, с каким удовольствием я буду делать это не только в своих фантазиях, трудно даже вообразить, - Конечно сам, - с притворным возмущением произнес я, - дети любят тех, кто кормит их сладостями, поэтому миссию под кодовым названием "печенька" я не отдам никому, - звонкий смех сорвался с губ и я с нежностью посмотрел на любимого, - Но первое печенье всегда твое. Потому что ты мой первый и самый объективный критик. Но если ты будешь хватать горячее тесто, я буду тебя кусать, предупреждаю сразу, - неудачная попытка изобразить серьезность, но с губ не желала сходить предательская радостная улыбка, порожденная романтичной картинкой, на которой Габриэль, милый, заспанный, с растрепавшимися кудряшками, входит на кухню, привлеченный запахом свежезаваренного кофе и ароматной выпечки.
- ... и будем рассказывать об этом нашим внукам, как сказку на ночь. Прекрасную сказку о том, как сильно мы любили и всегда будем любить друг друга. Как думаешь, им будет интересна история о том, как принц Габриэль влюбился на свою голову в самого вредного на свете мальчишку и подарил ему целый мир? - я улыбнулся. Я мог называть своего любимого только сбывшейся мечтой романтика, выросшего на волшебных детских сказках и не желающего принимать реальность, в которой нет места маленькому волшебству и большим чувствам, - Я думаю, им понравится, потому что они увидят своими глазами, что "долго и счастливо" бывает не только на бумаге, да и самые лучшие сказки на этих словах не заканчиваются.
День, до краев наполненный прекрасными искренними эмоциями, когда даже облачка грусти были легкими и светлыми, проносившимися быстро и практически незаметно. Веселые разговоры и смех сливались со звоном крошечных колокольчиков над дверями магазинов, в которые мы заглядывали, увидев на витрине что-нибудь интересное. Замечая необычные вещицы, мы запоминали магазинчики и обещали себе сюда обязательно вернуться за теми мелочами, которые будут напоминать об этом дне, если окажутся на полочке в гостиной. В уютном кафе на стуле рядом с нами в бумажной сумке с подмигивающим смайликом пара милых рамочек, которые мы выбрали вместе в одном из магазинов, ждала, пока мы с удовольствием поедали вкуснейшие десерты. А мои запоздалые страдания на тему того, что не стоило идти на поводу у своих слабостей и позволять себе этот кусочек шоколадного торта тонули в поцелуях под понемногу темнеющим небом. Это был день, ставший маленькой волшебной историей только для двоих.
- Мы хотели заглянуть в зоомагазин, - задумавшись ответил я. Мне все еще безумно хотелось принести домой маленький пушистый комочек, но как Габи и заметил, я уже немного устал от сегодняшней прогулки, - Но я и правда подустал и, думаю, ты тоже. "Наш" котенок никуда от нас не убежит, и мы сможем отыскать его в любой другой день, - слабая, но довольная улыбка мелькнула на губах, - Идем домой.
Дорога домой всегда кажется короче, поэтому мы даже не заметили как добрались до квартиры. Избавившись от обуви, я прошел в гостиную. Пакет с покупками остался на кресле, а через минуту рядом с ним осталась и рубашка. Надо признать, в оставшемся одном слое одежды в виде майки дышать было гораздо свободнее. Я устало рухнул на диван, блаженно выдыхая.
- Все, я не хочу больше шевелиться, - пробормотал я, глядя в потолок, - Буду валяться тут, а тебе придется меня кормить ужином с ложечки, хотя после того торта я не уверен, что мне стоит есть еще что-нибудь, - я с улыбкой повернулся к стоящему неподалеку Габи, - Иди ко мне, - я протянул к любимому руки, почти как дети, когда устают ходить и капризничают, просясь на ручки. Мне хотелось просто обнять любимого и расслабиться в его руках, окончательно чувствуя, что я дома.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I wanna spend every minute of every day with you